100 дней альфа банк: Кредитная карта 100 дней без % на всё в Екатеринбурге

Содержание

Сбербанк и Альфа-банк попали под блокирующие санкции США: что это значит

Власти США в среду, 6 апреля, расширили санкции против российского банковского сектора. В список SDN (specially designated nationals) попали крупнейший банк страны — Сбербанк и крупнейший частный банк — Альфа-банк. 

Какие санкции ввели

С конца февраля в список SDN уже попали ВТБ, Промсвязьбанк, «Открытие», Совкомбанк и Новикомбанк. Сбербанк и Альфа-банк находились под более щадящими санкциями. Первый внесли в список CAPTA, в соответствии с которым американским банкам было предписано заблокировать его корреспондентские счета (из-за этого, в частности, клиенты банка потеряли возможность делать переводы в долларах и ряде других валют), а Альфа-банк попал под секторальные санкции, которые лишь ограничивали банк в доступе к займам — американским структурам было запрещено предоставлять банку финансирование больше чем на 14 дней. 

Ограничения, которые предполагает попадание в SDN-список, гораздо серьезнее. С банками, а также со всеми структурами, в которых они владеют более чем 50%, будет запрещено иметь дело американским физлицам и компаниям. Все активы банков и структур, где им принадлежит контроль, будут заблокированы. 

Реклама на Forbes

Под санкции попали шесть «дочек» Альфа-банка — «Альфа-Лизинг», Amsterdam Trade Bank, кипрская Alfa Capital Markets Ltd, казахстанское подразделение банка, «Альфа-Директ» и «Альфа-Форекс». У Сбербанка в санкционном списке оказались 42 дочерних структуры, в том числе «Сбербанк Страхование», «Сбербанк Страхование жизни», НПФ Сбербанка, SberCIB и ряд других.

Кроме американских санкций, против Сбербанка уже действуют санкции Великобритании и Канады (запрет на корсчета и транзакции). Против Альфа-банка действуют санкции ЕС, запрещающие покупку его долговых бумаг, а также с 6 апреля — блокирующие санкции Великобритании (аналогичные американским санкциям SDN).

Какие уточнения сделал Минфин США

 Американские граждане и структуры должны будут завершить все транзакции и отношения со Сбербанком и его «дочками» до 13 апреля, с Альфа-банком — до 6 мая. Операции, необходимые для завершения работы компании Sberbank CIB USA, включая выплаты заработных плат и выходных пособий, необходимо закончить до 7 июня. Лицензия Минфина США предусматривает, что до 24 июня Сбербанку и Альфа-банку, а также уже попавшим под санкции структурам (ВЭБу, Совкомбанку, ВТБ, «Открытию», а также ЦБ) будут разрешены операции, связанные с обслуживанием сделок в энергетическом секторе. До 25 мая граждане США должны будут продать доли в капитале и долговые обязательства «Сбера» (причем сделка должна быть совершена с гражданином другой страны), в случае Альфа-банка такая лицензия действует до 30 июня. 

Из опубликованных лицензий следует, что резиденты США должны избавиться от акций Сбербанка, Альфа-банка, а также от акций других банков, попавших под блокирующие санкции, говорит партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. Однако российский ЦБ ограничил операции нерезидентов на российских рынках, и как будет решаться этот «дэдлок», пока неясно, говорит юрист.

Как может повлиять на бизнес

Включение Сбербанка и Альфа-банка в SDN-лист может означать прекращение любых взаимоотношений с американскими резидентами, говорит Захаров. Иными словами, американские корпорации — такие как Microsoft или Nvidia — не имеют права без получения лицензии Минфина США вступать в любые отношения со «Сбером» и Альф-банком. Любые взаимоотношения с компаниями из SDN-листа требуют получения лицензии, поясняет юрист. Юридически санкции будут действовать в границах США, однако фактически компании во всем мире будут стараться избегать расчетов в долларах с этими банками —  для них это дополнительный риск, добавляет Захаров.  

По мнению Захарова, для оценки перспектив Сбербанка и Альфа-банка можно обратить внимание на те банки, которые уже попали в список SDN. В частности, ВТБ пришлось снизить ниже контрольной доли свое участие в ряде «дочек» — в объединяющем его зерновые активы «Деметра-Холдинге», Почта Банке, избавился от долей в кипрском RCB Bank и ФК «Динамо». Кроме того, ВТБ передал свой инвестиционный бизнес, в том числе «ВТБ Капитал» и управляющую компанию, «третьим лицам». Дело в том, что под санкции попадают не только перечисленные Минфином США структуры, но и все компании, в которых у подсанкционных банков от 50%.

Сбербанк, у которого в экосистеме более 40 компаний, о таких планах пока не заявлял. Впрочем, части компаний, входящих в экосистему, ничего не грозит даже по формальным основаниям — они входят в совместное с VK предприятие «О2О Холдинг», где «Сберу» принадлежит 45%. В это СП входят, в частности, сервисы доставки еды и продуктов Delivery Club, «Кухня на районе», «Самокат», сервис каршеринга «Ситидрайв» и т. д. В то же время «Сбер» является основным акционером, например, картографического сервиса 2Gis, онлайн-кинотеатра Okko, «СберЗдоровье» и ряда других компаний. На прошлой неделе «Сбер» продал контроль в своей управляющей компании «Сбербанк Управление активами» — 49% в компании в рамках сделки получила АФК «Система». 

Как может повлиять на клиентов

 Введенные санкции никак не повлияют на обслуживание россиян, поскольку «система уже адаптировалась к ранее введенным ограничениям», подчеркивает Сбербанк. Альфа-банк также подчеркнул, что банк будет «работать как обычно». При этом банк уточнил, что платежи в долларах и с контрагентами в США будут «приостановлены». Попадание банков под санкции означает, что использовать их карты за границей и для оплаты на зарубежных сайтах не получится — с этим уже столкнулись попавшие под санкции SDN банки, в частности ВТБ. Возможности совершать долларовые переводы в долларах клиенты «Сбера» лишились еще раньше. 

Брокерам, входящим в банковские группы, которые уже попали под санкции («ВТБ Мои Инвестиции», «Открытие Инвестиции»), пришлось в конце марта из-за санкций переводить активы своих клиентов в иностранных бумагах другим брокерам — в противном случае эти активы ожидала бы заморозка на неопределенный срок иностранным депозитарием. При этом именно в брокерское подразделение Альфа-банка была недавно переведена часть клиентов с иностранными бумагами из ВТБ.

Еще одно неудобство, с которым приходится сталкиваться банкам из списка SDN — их онлайн-приложения удаляются из магазинов приложений AppStore и Google Play, а уже установленные версии приложений перестают работать. «Сбер» сообщил, что «готов к ситуации с возможными ограничениями приложений в зарубежных магазинах». Банк указывает, что заранее подготовил решения, которые позволят сохранить работоспособность приложений, уже установленных на телефоны, адаптировал веб-версию «Сбербанк Онлайн» для использования на мобильных устройствах и работает над способами дистрибуции приложения для клиентов. 

США вводят блокирующие санкции против Сбербанка и Альфа-банка

США вводят «полные блокирующие санкции» против крупнейшего госбанка России — Сбербанка — и крупнейшего частного банка — Альфа-банка. Об этом говорится в сообщении Белого дома.

Это означает полное замораживание всех активов этих банков в США и запрет на все транзакции с ними граждан и компаний США. Де-факто — полный запрет транзакций под угрозой вторичных санкций. Впрочем, контрагентом дано время на завершение отношений с санкционными банками. Генеральная лицензия для Сбербанка разрешает транзакции с ним до 13 апреля, с Альфа-банком — до 6 мая.

Помимо этого:

  • Гражданам США запрещаются все новые инвестиции в Россию. Президент США Джо Байден подпишет соответствующий исполнительный указ.
  • Вводятся полные блокирующие санкции в отношении «стратегически важных российских госкомпаний», подразумевающий заморозку их активов в юрисдикциях под контролем США. Их список Минфин США опубликует завтра.
  • Вводится запрет на оплату госдолга со счетов под контролем США — фактически уже введенный.
  • Вводятся блокирующие санкции против «взрослых детей президента Путина», жены и дочери министра иностранных дел Сергея Лаврова, а также членов Совбеза России, включая зампреда Совбеза Дмитрия Медведева и премьера Михаила Мишустина. Также в списке министр финансов Антон Силуанов, мэр Москвы Сергей Собянин, губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов, глава АП Антон Вайно, а также другие чиновники и их родственники.

Великобритания согласованно объявила о заморозке активов Сбербанка и Московского кредитного банка, запрете инвестиций в Россию, полном отказе от российских нефти и угля до конца 2022 года и намерении как можно скорее отказаться и от российского газа.

Восемь физлиц, подвергнутых британским санкциям:

  • президент «Алросы» Сергей Иванов;
  • предправления Газпромбанка Андрей Акимов;
  • руководитель «Газпром нефти» Александр Дюков;
  • совладелец «Новатэка» Леонид Михельсон;
  • директор «Камаза» Сергей Когогин;
  • владелец «Фосагро» Андрей Гурьев;
  • владелец «Акрона» Вячеслав Кантор;
  • Борис Ротенберг.

«Они [Великобритания] в течение последних лет закрывали свои угольные электростанции, и к 2021 году доля угля в электрогенерации составляла всего 2%. В 2021 году Великобритания импортировала 4,6 млн т угля, в том числе 2 млн т из России. Учитывая, что риторика Великобритании одна из самых жестких, то они найдут эти 2 млн т у других поставщиков или дополнительно сократят остатки угольной генерации», — сказал The Bell Александр Титов, старший эксперт сектора «Энергетические рынки» Института энергетики и финансов (ИЭФ).

«Россия в последние годы поставляла в Великобританию 2-3 млн т нефти и 5-6 млн т нефтепродуктов (в основном дизельное топливо и тяжелые дистилляты), — говорит директор экономического направления ИЭФ Марсель Салихов. — Великобритании это [отказаться от российской нефти] сделать легче, чем той же Германии. Великобритания добывает сейчас около 50 млн т нефти, а потребляет примерно 70 млн. То есть потребность в импорте около 20 млн т. Это относительно немного».

По данным Reuters, сегодня дипломаты стран ЕС не смогли согласовать пятый пакет санкций с запретом на импорт российского угля, но произошло это по техническим причинам. Предполагается, что компромисс будет достигнут уже в четверг, 7 апреля.

Контуры новых санкций в среду становились все определеннее. Вслед за первой публикацией The Wall Street Journal все основные бизнес-издания написали, что:

  • США могут запретить все инвестиции в Россию;
  • США введут новые санкции против крупнейшего госбанка России — Сбербанка — и крупнейшего частного банка страны — Альфа-банка. Будут запрещены все транзакции с этими банками гражданам США и американским компаниям. Также санкциям подвергнутся предполагаемые дочери Путина — Мария Путина и Катерина Тихонова;
  • ЕС в согласовании с США обсуждает варианты, но, скорее всего, добавит к пятому пакету санкции против алюминиевого магната Олега Дерипаски и ряда заметных российских бизнесменов. В их числе называли президента Сбербанка Германа Грефа, Саида Керимова (контролирует крупнейшего золотодобытчика России «Полюс»), Бориса Ротенберга, гендиректора Ozon Александра Шульгина, гендиректора «Сургутнефтегаза» Владимира Богданова и предполагаемых дочерей Путина.

До сих пор под жесткими блокирующими санкциями США (список SDN, с 24 февраля) оказались пять российских банков — ВТБ, Совкомбанк, «Открытие», Промсвязьбанк и Новикомбанк. У них заморозили активы в США и запретили работу с ними всем американским и европейским организациям.

Сбербанк тоже не избежал санкций, но более мягких — по списку CAPTA. Его обязали в течение 30 дней закрыть все корсчета банка в США, что лишило его возможности совершать транзакции в долларах.

Альфа-банк до нового пакета находился только под секторальными санкциями США с ограничениями размещения новых выпусков акций и нового долга со сроком погашения более 14 дней. Вместе с ним в этот список включили РСХБ, МКБ и Газпромбанк.

ЕС определился с тем, что войдет в пятый пакет санкций в части торговых отношений с Россией, еще во вторник.

  • Главное — запрет на импорт российского угля на 4 млрд евро в год. Запрет частичный и может затронуть не более трети российского экспорта угля в Евросоюз — конечно, если цена на уголь не снизится, объяснял The Bell в вечерней рассылке.
  • Полный запрет на транзакции четырех «ключевых российских банков», включая ВТБ (другие названия пока неизвестны).
  • Запрет на заход российских судов в порты ЕС и работы на территории союза транспортных компаний из России и Белоруссии.
  • Запрет на экспорт в Россию полупроводников и продукции машиностроения, в том числе транспортного, на 10 млрд евро.

Альфа-Банк, Иннотех, РТ Лабс, ALM Works, Simbirsoft / Хабр

В марте на Хабр Карьере завершилась неделя фронтендеров. Карьерная неделя — это что-то вроде дня открытых дверей, который длится всю неделю. В этот раз в битве за сердца фронтендеров сошлись пять компаний: Альфа Банк,  РТ ЛабсALM Works, Иннотех, и Simbirsoft

В конце недели специалисты могли задать свои вопросы представителям компаний-работодателей. Мы выбрали самые интересные из тех, что не успели обсудить на круглом столе, и отправили спикерам. 

Обсуждали трудоустройство, релокацию, систему грейдов, технологии и многое другое. А в самом конце спикеры рассказали о своем старте в IT и поделились материалами, которые будет полезно почитать фронтендерам. 


Кто отвечал на вопросы

Мика Ратилайнен

Руководитель направления JavaScript в Альфа-Банке

Олег Довбыш

Ведущий frontend-разработчик, РТ Лабс

Игорь Водясов

Frontend Architect, ALM Works

Александр Широчкин

Ведущий разработчик ГК «Иннотех»

Илья Башилов

Руководитель направления Frontend SimbirSoft


О карьере

Как проходит отбор специалистов? Сколько этапов в собеседовании?

Мика Ратилайнен: Стандартный флоу — 2 этапа:

  1. Техническое интервью, на котором смотрят базовые знания по JS и React;

  2. Интервью с командой, на котором команда и кандидат присматриваются друг к другу и понимают, будет ли им комфортно работать вместе.

Есть отдельный флоу для джунов. В нем добавляется тестовое задание до ТИ и встреча с руководителем после ТИ.

Олег Довбыш: Используем различные поисковые площадки, через которые можно оставить свою заявку. Отбор проходят те резюме, которые отображают релевантный опыт согласно профилю (стек, опыт, проекты). Подход индивидуальный. В случае положительного решения HR проводит небольшой скрин с потенциальным кандидатом по телефону, далее приглашает на собеседование с техэкспертом.

Техническое интервью проходит в один этап. Лид команды более подробно рассказывает про основные проекты, стек, ожидаемую роль ещё на этапе знакомства с кандидатом. Интересных проектов много, поэтому распределение в команду происходит по итогу технического собеседования, учитывая пожелания кандидата и его бэкграунд.

Игорь Водясов: Знакомство с новым специалистом проходит в несколько этапов:

1. Разработчику предлагают пройти тест, помогающий оценить базовые знания.

2. HR-менеджер проводит встречу по Zoom, основная цель которой — понять, насколько интересно будет двигаться дальше, насколько наши задачи соответствуют интересам кандидата.

3.Техническое собеседование, для прохождения которого мы просим специалиста прислать нам пример собственного кода или выполнить нашу задачу.

4. Знакомство с руководителями компании.

Александр Широчкин: Обычно в процесс интервьюирования вовлечены специалист по рекрутменту, технический специалист, лидер команды или несколько её представителей. В зависимости от задач и уровня позиции интервьюирование может быть разделено на несколько этапов. В любом случае мы стараемся по возможности совместить встречи для ускорения процесса подбора и максимально оперативно оценить уровень кандидата, а также рассказать ему о компании и команде.

Мы проводим мероприятия в формате One Week Offer, когда с момента первой коммуникации с компанией до выставления оффера подходящим кандидатам проходит не более трёх дней.

Могу ли я совмещать две работы?

Мика Ратилайнен: Официально нет, у нас полная занятость без совмещения.

Игорь Водясов: Нет, мы рассматриваем работу только full-time, поскольку хотим избежать конфликта интересов, когда на обеих работах будет что-то срочное, и вам нужно будет выбирать, кому отдать предпочтение.

Вы ищете фронтендеров на angular или react?

Мика Ратилайнен: Только на React.

Игорь Водясов: React.

Александр Широчкин:Большинство вакансий у нас для React, но нам нужны специалисты и для Angular.

Удаленка/релокация

При отборе специалистов есть ли у вас предпочтения, из какой страны кандидат и почему?

Мика Ратилайнен: Штатные сотрудники только из России по ТК РФ.

Возможна ли релокация?

Олег Довбыш: Мы можем оказывать содействие в переезде, если это обусловлено производственной необходимостью.

Александр Широчкин : 

Предлагаемая программа релокации включает:

— единоразовую выплату на переезд;

— предоставление медицинской страховки (ДМС) в течение первых двух недель после переезда;

— компенсацию затрат на авиа- или ж/д-билеты до нового места жительства. 

У вас можно работать 100% удаленно из другого часового пояса?

Олег Довбыш: Да, всё зависит от проекта и того, где собрана основная часть команды (Пример: у нас есть офис в Новосибирске, Владивостоке). Проще адаптироваться тем, у кого разница во времени не более 2-х часов с Москвой. У таких соискателей обычно больше вариантов при выборе проекта.

Игорь Водясов: Да, но важно сохранять пересечение по времени работы с основной частью команды хотя бы в 4 часа. Нужно обсуждать индивидуально в каждом конкретном случае.

Александр Широчкин: Мы за удалённый формат работы. Но важно согласовать рабочий график с руководителем и оставаться на связи в рабочие часы по московскому времени.

Илья Башилов: В компании действует гибридный режим. Часть времени сотрудники трудятся в офисах, а часть — работают из дома, кафе, коворкингов. Такой формат действует в городах с офисами SimbirSoft — это Ульяновск, Димитровград, Казань, Самара, Саранск и Краснодар. Остальные работают на 100% удаленно и могут делать это из любой точки России. Возможно установить время начала работы в период с 8 до 10 по Ульяновску.

Берете ли на работу русскоговорящих специалистов из других стран? Беларуси, или Украины, например?

Игорь Водясов: Да, мы открыты для кандидатов из других стран.

При удалённой работе, как в компаниях проводятся обучающие мероприятия по повышению квалификации? Если обучение присутствует, то в каком формате проводится, как это пересекается с рабочей неделей?

Мика Ратилайнен: Сейчас в компании работают практически удаленно. У нас есть Альфа Академия, в которой огромное количество курсов, с помощью которых можно повышать квалификацию. Плюс оплата конференций и обучения.

Олег Довбыш: Обучение и развитие сотрудников — важное направление работы с персоналом в РТ Лабс. В связи с удаленкой, сейчас максимально используются онлайн-форматы обучения, но возможности это не ограничивает.

Для всех сотрудников, прошедших испытательный срок, доступно внешнее обучение по развитию профессиональных скиллов. Также сотрудники могут принимать участие в профильных конференциях, как слушатели, так и как спикеры.

Кроме этого у нас действует внутренняя программа обучения, в рамках которой внутренние эксперты проводят обучение для коллег. В рамках дистанционного обучения есть доступ к порталу дистанционных электронных курсов, а также к электронным библиотекам с широким спектром литературы. Также компания компенсирует часть стоимости обучения английскому языку.

Александр Широчкин: 

Каждый сотрудник может выбрать интересующие курсы на внешних платформах.

Также проводятся внутренние митапы и техтолки, где мы делимся знаниями, разбираем проблемы. Практически каждую неделю внутри компании проходят различные мероприятия в онлайн-формате с известными экспертами на рынке. К нам уже приходили читать лекции и проводить мастер-классы Аркадий Сандлер, Илья Колмановский, Вячеслав Дубынин, Владимир Волошин, Максим Дорофеев и другие.

Если не можешь выбрать курсы, то коллеги из сообщества frontend-разработчиков подскажут, на что стоит обратить внимание.

Прокачивать soft skills помогает внутреннее обучение по публичным выступлениям, ораторскому мастерству, работе с личной эффективностью, стрессоустойчивости и так далее. Также приглашаем внешних спикеров и предлагаем электронные курсы.

Процессы

Как у вас в компании организовано общение между фронтами и бэками?

Мика Ратилайнен: В компании есть аналитики, которые ведут документацию по эндпоинтам. Если нужно что-то обсудить напрямую с бэком — всегда можно списаться или созвониться.

Олег Довбыш: Если речь о технической части, то общение идет по REST API, все данные передаются в swagger бэк разработкой во фронт. Если говорим об общении между разработчиками — проводим онлайн-встречи при необходимости, также проводим еженедельно регулярные встречи лидов команд.

Игорь Водясов: Формальных ограничений для общения нет: если надо в рамках какой-то задачи пообщаться с бэкендером, то общение ничем не отличается от общения с коллегой-фронтендером. Вообще у нас смешанные команды, в которых есть и фронты, и бэки. Мы проводим общие стендапы, общее планирование и ретроспективы. А есть еще члены команды, которые могут делать задачи и на бэке, и на фронте. При необходимости фронтендер может вносить изменения на бэкенде.

Александр Широчкин: У нас модифицированный SCRUM-процесс. В нём присутствуют базовые версии, например дейли, планирование, груминг, ретро, на которых происходит синхронизация между членами команды. Но есть и свои наработки, фишки и лайфхаки.

В плане технологий используется преимущественно REST API, описание в Swagger, плюс дополнительную информацию о требованиях храним в Confluence.

Илья Башилов: Через API.

Есть ли у вас в компании прозрачная система грейдов для сотрудников? Могу ли я, как ваш сотрудник, разобраться в том, как повысить свой грейд и зарплату, что нужно для этого сделать, на какие показатели и процессы ориентироваться?

Мика Ратилайнен: У нас очень четко описанная ролевая модель. Если есть желание развиваться, всегда можно посмотреть по ней, что нужно знать, какие роли на себя взять, чтобы повысить грейд и зарплату. По хардскиллам требуется пройти ассессмент, который выявит текущий технический уровень. Также можно брать на себя дополнительные роли, например, интервьюер, онбордящий, ментор. Эти активности тоже влияют на зарплату.

Игорь Водясов: Да, есть система грейдов, которая может подсказать направление развития для сотрудника. Эти вещи обсуждаются на регулярных встречах 1-1 с руководителем.

Александр Широчкин: В компании прозрачная система грейдов:

— младший разработчик; 

— разработчик;

— старший разработчик; 

— ведущий разработчик.

Последний разветвляется на руководителя группы разработки и архитектора. 

Каждый сотрудник проходит ежегодный performance review для перехода на следующую ступень. Также составляются индивидуальные планы развития.

Илья Башилов: У каждого специалиста есть индивидуальный план развития, в котором учитываются его цели и сопоставляются с целями компании. Знакомясь с ИПР, сотрудник понимает, что нужно сделать для того, чтобы стать более ценным и, как следствие, увеличить свою зарплату.

Обычно компании умалчивают все плохое о себе и говорят лишь хорошее. Сможете ли вы отметить что-нибудь, что сейчас у вас плохо функционирует, это может быть даже не что-то в продукте, а и в плане реализации процессов. Что-то такое что вы хотите изменить и сделать лучше в ближайшее время? Что это?

Мика Ратилайнен: Мы, как и многие на рынке, очень активно росли последние пару лет. Два года назад у нас было 70 JS разработчиков. Сейчас 270. С таким активным ростом очень сложно придерживаться одних и тех же процессов. Поэтому процессы работают неидеально, но мы все время стараемся работать над ними и улучшать их. У нас есть отдельная роль — «Лидер развития». Она как раз процессная. Ребята перманентно занимаются развитием процесса интервьюирования, онбординга, школы джунов, документации. 

Олег Довбыш: Идеальных процессов не бывает, мы стремимся их улучшить: активно вводим agile-практики, методологию Safe-разработки. Еще одной сложностью в работе можем назвать срочность некоторых задач. Это связано с самим продуктом: на «Госуслугах» важно выводить социально значимые сервисы в сжатые сроки.

Расскажите про переход между проектами внутри компании: рекомендуется, приветствуется раз в год, или же только через заявление на увольнение?

Мика Ратилайнен: У нас такие переходы происходят, хоть и не особо распространены. Мы никого не заставляем менять команду. Но если от разработчика появляется такое желание, то мы никогда не препятствуем. 

Олег Довбыш: Если разработчик выбрал другой проект, то перевод осуществляется без увольнения. 

Игорь Водясов: Когда-то давно у нас практиковалась регулярная смена проектов. Кому-то это нравилось, но спустя некоторое время оказалось, что у подавляющего большинства есть проекты-«любимчики», с которыми они не хотят расставаться. Поэтому со временем переходы между проектами сами собой прекратились, сейчас это по-прежнему возможно, но происходит не так часто.

В целом, как мне кажется, компания старается делать так, чтобы интересы сотрудника и компании были сонаправлены.

Александр Широчкин: Сотрудникам доступна программа Mobility, или внутренняя ротация, — возможность перехода из одной команды в другую. Одинаковый подход к организации команд внутри стримов позволяет переходить в другие команды практически бесшовно. Это помогает в развитии специалистов, а также позволяет поучаствовать в нескольких проектах в зависимости от меняющихся интересов сотрудника.

Илья Башилов: ​​Мы учитываем стек и пожелания специалиста. По нашему опыту, главная причина, по которой разработчику стоит сменить проект — если он его перерос. Тогда переход на более сложный проект поможет избежать стагнации. Однако инициатива должна исходить от специалиста. Можно поменять проект и в том случае, если разработчику он не нравится. Но это происходит не сразу, а через месяц-два.

О старте карьеры и найме джунов

Бывают ли стажировки? Где о них узнать? Как можно попасть к вам на стажировку?

Мика Ратилайнен: Стажировок пока нет. Мы сейчас в процессе проведения пилота. Следите за информацией, мы обязательно расскажем, когда откроем набор.

Олег Довбыш: Да, у нас бывают стажировки. Мы предоставляем работу с опытными наставниками, боевые задачи с первого дня работы. Продолжительность программ — 3 месяца с возможностью гибридного формата работы. 

Игорь Водясов: На данный момент компания не предлагает стажировки.

Готовы ли вы нанимать джунов? Какие минимальные требования к Junior Frontend разработчику для получения первого оффера? Какими навыками (и soft, и hard) должен обладать стажёр/junior разработчик?

Мика Ратилайнен: Мы набираем Junior-разработчиков с боевым опытом разработки от 9 месяцев до 2 лет. Нужно уметь работать в React, создавать компоненты на нем, чтобы быть готовыми сразу приносить пользу бизнес-команде. Также мы смотрим на знание базы JS. Но гораздо больше мы сфокусированы на софтах. Если мы видим, что человек активный, любит развиваться, будет быстро расти, общительный, то мы с удовольствием его возьмем и обучим.

Олег Довбыш: Да, у нас есть опыт приема как джунов, так и стажеров. Обязательно знание базового html, понимание что такое JavaScript. И самое главное — желание обучаться.

Илья Башилов: Мы взяли в конце прошлого года джуниоров, которых сейчас растим. Когда они достигнут определенного уровня, будем готовы брать новый поток. О скилах, необходимых для таких специалистов, я подробно рассказывал на круглом столе. В будущем планируем также ориентироваться на них.

Можно ли попасть к вам в компанию после прохождения онлайн-курсов? Можно ли начать работать не имея коммерческого опыта работы?

Мика Ратилайнен: Пока нет, на джуна можно пройти только с опытом работы от 9 месяцев. Но через некоторое время появится стажерская программа.

Почему высшее образование все еще имеет ключевую роль на позиции стажера?

Мика Ратилайнен: У нас не имеет роли. Для нас главное — твои знания, активность и дружелюбие.

Как вы представляете себе идеального сотрудника-стажера?

Мика Ратилайнен: Заряженный человек, который понимает, почему пришел в эту профессию, хочет быстро в ней развиваться и готов тратить личное время на учебу.

Есть ли у вас менторство в компании?

Мика Ратилайнен: Да, мы приставляем к каждому джуну ментора на три месяца. Он помогает и в работе, и в обучении.

Олег Довбыш: У нас есть программа наставничества, индивидуальный план целей и задач на период испытательного срока.

Игорь Водясов: ​​Да, есть. Именно поэтому сейчас мы не готовы нанимать джунов: качественное менторство на этом уровне означает дополнительную нагрузку на опытных сотрудников. Мы хотим вернуться к этому вопросу, когда поймем, что у нас достаточно ресурсов для этого.

Широчкин Александр: На проектах часто бывают опытные разработчики, готовые поддержать компетенциями и помочь менее опытным коллегам с освоением новых навыков и технологий. Но если вдруг такого не окажется, можно обратиться к помощи экспертов внутреннего сообщества frontend-разработчиков. В общем, новички одни не остаются.

Илья Башилов: Да, в каждом направлении есть система менторства. Это сотрудники с личным опытом успеха и достижений на проектах. Ментор помогает новым специалистам адаптироваться в компании, ведет обучение согласно индивидуальному плану, знакомит с правилами и культурой разработки, готовит к самостоятельной работе на проекте, помогает в решении сложных задач, предоставляет обратную связь о проделанной работе, планах и успехах прохождения испытательного срока.

Как у вас организован онбординг новичка? Как построен процесс разработки (спринты, дедлайны, защита от выгорания, код ревью, тесты и т.п.)?

Мика Ратилайнен: У нас есть документация как для онбордящего сотрудника, так и для нового человека, чтобы каждый понимал, что его ждет. Сначала с новичком созванивается руководитель, знакомит с онбордером, тот уже предоставляет все доступы, связывает с командой. С каждым человеком из команды проводится тет-а-тет, все рассказывают, как будет строиться взаимодействие. Потом пару недель идет погружение в проект через первую простую задачу, а дальше потихоньку начинается более полноценная работа. 

Каждая команда сама решает, как работать, и какие у нее спринты.

По задачам у нас нет дедлайнов, мы используем сторипоинты — условные единицы, которые скорее говорят о сложности задачи. Это снижает давление на разработчика и шанс выгорания.

Код ревью у нас обязательный — от 2 до 3 аппрувов, в зависимости от задачи.

Пишем много тестов: юнит и е2е.

Игорь Водясов: У каждого новичка есть свой ментор. Они постоянно общаются в Слаке и регулярно созваниваются. После того, как у новичка появляется настроенное окружение, он начинает работать над специально отобранными задачами. К каждой задаче ментор рассказывает о том,  как устроена система вокруг этой задачи, и как эта задача встраивается в большую картину. Помимо этого, новичок общается с Product Manager и знакомится с продуктом со стороны пользователя.

Александр Широчкин: Мы рассматриваем период адаптации как отдельное значимое мероприятие, ключевой фабулой которого стало «Путешествие по INNOCITY». 

Первые три месяца сотрудник находится на своеобразном цифровом острове: получает важную информацию о компании, направлениях её деятельности и целях, принятых системах для работы и HR-практиках в области обучения и развития. Цифровой остров — не метафора, а реальность: мы разработали собственный сайт с соответствующей визуализацией острова и города в стиле городского пространства будущего. Новый сотрудник выступает в качестве игрока, и в формате квеста он перемещается от одной точки к другой. Метафора «Путешествие по INNOCITY» протянута сквозь всю адаптацию и поддерживается всеми визуальными материалами.

Для полноценного погружения сотрудника используем широкий инструментарий. Во-первых, это сайт, как указано выше. 

Во-вторых, серия корпоративных встреч, направленных на знакомство с ключевыми лицами, получение информации о своём подразделении, практиках и системах, а также погружаем его в особенности работы того или иного профиля через встречи с профессиональными сообществами — традиционный формат онлайн-встречи. Проводим неформальные вечеринки для погружения в корпоративную культуру и знакомство с другими новыми сотрудниками.

В-третьих, реализована целая серия курсов на профессиональную и общую тематику, на которых рассказываются простые вещи интерактивным способом. 

В-четвёртых, есть пульс-опросы, где сотрудник подсвечивает, что ему ещё хотелось бы узнать. 

Ещё у нас есть цифровой помощник «Иннокентий», который реализован по принципу чат-бота. В формате microlearning он рассказывает о дополнительных интересных и важных фактах и практиках. При этом, конечно, есть и ряд традиционных писем-лонгридов для тех, кто предпочитает такой формат.

На протяжении всего периода нового сотрудника сопровождает HR-бизнес-партнёр, с которым происходит знакомство уже в первые несколько дней работы. Это представитель HR, который сможет подсказать любую информацию или подскажет, к кому дополнительно стоит обратиться.

Илья Башилов: С первых дней и в течение всего испытательного срока (3 месяца) с новичком работают специалист по адаптации из HR и ментор. Ментор назначается с учетом компетенций и опыта специалиста новичка. Он обучает нового сотрудника по программе направления, проверяет результаты выполненных задач, дает обратную связь. К нему всегда можно обратиться за советом или помощью по любым вопросам, даже после окончания ИС.

В течение испытательного срока специалист по адаптации проводит несколько бесед на основе отзывов ментора. После завершения обучения новичок должен пройти проверку по грейдам направления, чтобы выходить на коммерческий или внутренний проекты.

По нашему опыту, выгорание происходит, когда специалист перестает понимать, зачем он работает, не чувствует отдачи. Это бывает, если человек решает не свои задачи или перерабатывает. Мы отслеживаем это и снижаем нагрузку либо даем отпуск, а далее наращиваем нагрузку постепенно. Также есть возможность обратиться к психологу — мы сотрудничаем с сервисом «Ясно». А чтобы не пропустить критическую ситуацию, важно обращаться к коллегам с вопросами или пожеланиями. Наши руководители, HR и менторы охотно выходят на связь и сами периодически общаются со специалистами.

Какой уровень java в комплекте с базой (HTML+CSS+PHP) необходим для работы сразу на испытательном сроке?

Мика Ратилайнен: PHP нам не нужен. HTML+CSS не особо критичны, у нас есть библиотека компонентов. А на JS мы пристально смотрим. Проверяем, как кандидат разбирается в лексическом окружении, контексте, замыканиях, асинхронности, прототипах и тд.

Олег Довбыш: У нас для работы в команде фронт-разработки знания JAVA не нужны.

Александр Широчкин: У нас с Java работают бэкенд-разработчики. HTML и CSS — это по части фронта. PHP — это язык бэкенда, но открытых вакансий, где бы он требовался, сейчас нет.

Почему к junior предъявляют middle-требования в описаниях к вакансиям?

Мика Ратилайнен: Технологии все те же самые, которые используют в работе junior и middle. Разница обычно только в опыте, а она как раз чаще всего и указана в вакансии.

О меняющих сферу деятельности и возрасте

Насколько компании важен возраст соискателя?

Мика Ратилайнен: Не принципиален. Мы рады всем кандидатам.

Игорь Водясов: Нам не важен возраст соискателя, но мы обращаем внимание на опыт коммерческой разработки —- на данный момент минимум 2 года.

Александр Широчкин: Возможности есть у каждого, кто соответствует профессиональным навыкам.

Возможно ли попасть в крупную IT-компанию разработчику, не достигшему 18 лет?

Мика Ратилайнен: Конечно, сейчас во многих компаниях есть стажировки.

Александр Широчкин: По трудовому законодательству мы берём только совершеннолетних сотрудников.

Принимают ли на стажировку возрастных (после 40 лет) интернов или джунов?

Мика Ратилайнен: К нам пока не приходили такие кандидаты. Но мы ждем вас. 

Игорь Водясов: У нас пока нет стажировок или позиций для начинающих.

Какой актуальный стек для фронтенда в 2022, по вашему мнению?

Мика Ратилайнен: Побуду занудой. Как и во все времена — HTML, CSS, JS. Все остальное приходящее и уходящее. А это – ваша база и богатство. Из актуального – любой из современных фреймворков и стейт-менеджеров. Хорошо бы погрузиться в тестирование, например jest + rtl. И в TS.

Олег Довбыш: Независимо от года всегда будет актуален нативный JavaScript. Фреймворк или библиотеку можно освоить на паре задач достаточно быстро.

Игорь Водясов: Typescript, react, webpack.

Александр Широчкин: Однозначно must have — это TypeScript. Как основной фреймворк всё чаще выбирают React. По стейт-менеджменту разработчики всё чаще задумываются, а нужен ли Redux? Поэтому многие смотрят в сторону React Context или MobX. Набирает популярность React Query. 

По стилям не всё однозначно. Но мне видится тренд на более активное использование styled-components.

Насколько сейчас компании заинтересованы в part-time специалистах?

Мика Ратилайнен: Мы рассматриваем только фултайм специалистов. Не могу сказать, что на рынке вижу большой запрос на part-time.

Игорь Водясов: В настоящий момент мы не рассматриваем кандидатов на part-time.

Александр Широчкин: Преимущественно в нашей компании сотрудники работают на full-time. Всё зависит от задач на проекте.

Будете ли вы экспериментировать с 4-х дневной рабочей неделей?

Мика Ратилайнен: Пока таких планов нет.

Александр Широчкин: В ближайших планах компании экспериментов с 4-дневной рабочей неделей нет.

Какие soft skills ценятся в вашей компании больше всего?

Мика Ратилайнен: Активность, открытость, доброжелательность.

Игорь Водясов: В нашей компании есть 4 главные ценности: Talk and Listen as a Friend, Passion to Excel, Own Your Work, Stay Positive. И все soft skills базируются на них: ответственность, самостоятельность, дружелюбие и открытость, готовность развиваться и другие.

Александр Широчкин: Проактивность, ответственность, обучаемость. А ещё для хорошего фронтендера важно думать. Думать об основных пользовательских сценариях использования того или иного компонента, о том, как их можно облегчить, сделать всё максимально интуитивным и удобным. 

Некоторые считают, что frontend — это в первую очередь про «красоту». С этим я в корне не согласен. Дизайн — это про красоту, а frontend — в первую очередь про удобство использования. По сути, удобством UI занимаются и дизайнеры, и аналитики, и фронты. Но, по моему мнению, именно фронтендер-разработчик в итоге ответственен за удобство использования продукта.

Важно ли для вас наличие высшего образования в IT-сфере?

Мика Ратилайнен: Нет, всему можно научиться самостоятельно.

Олег Довбыш: Конечно, хотим заметить тот факт, что даже на этапе собеседования разница в наличии или отсутствии технического образования заметна, но это не является решающим фактором в приеме.

Игорь Водясов: Наличие высшего образования не обязательно, но приветствуется, так как обучение в ВУЗе помогает заложить фундамент из широкой базы теоретических знаний и навыков, и по нашей статистике с ним проще пройти техническое интервью.

Александр Широчкин: Высшее образование, особенно профильное, — это, конечно, плюс. Но утверждать, что оно играет ключевую роль, мы бы не стали. Если у кандидата хорошие технические скилы, то мы готовы рассмотреть его на проект и без профильного образования.

Какие материалы или онлайн-курсы по JS и React вы можете посоветовать для подготовки к собеседованию?

Мика Ратилайнен: Я сам проходил Яндекс.Практикум. Лично мне очень понравилось, хоть это и отнимает прямо много времени, но зато отлично прокачивает.

Александр Широчкин: Если говорить про фундаментальные знания для любого разработчика, то это книги «Совершенный код» Стива Макконнелла и «Чистый код. Создание, анализ и рефакторинг» Роберта Мартина. 

Фронтендерам нужно прочитать серию «Вы не знаете JS» Кайла Сипсона. В ней 6 книг, которые полностью раскрывают возможности JavaScript. Также придётся погрузиться в «JavaScript. Подробное руководство» Дэвида Флэнагана. 

В качестве курсов стоит присмотреться к CodeWars и LeetCode. Для актуализации знаний отличным выбором будет подкаст «Веб-стандарты».

О технологиях

Почему количество вакансий на Vue до сих пор меньше количества вакансий на React?

Мика Ратилайнен: Vue дал недостаточно оснований для перехода на него тем, кто уже использовал react. Поэтому многие, кто уже затащил себе react, не увидели причин на него переходить, и продолжили новое писать на react. Ну и дальше просто круговая порука. Больше уже написано на react, больше людей выбирают его для старта.

Александр Широчкин: Потому что Vue не стал популярнее React. Можете убедиться самостоятельно.

Webpack или gulp, что же лучше использовать?

Мика Ратилайнен: Gulp — это таск раннер, может делать любые задачи на node, в том числе и сборку, но все детали сборки проекта надо писать тебе. Webpack — это уже сборщик, и из коробки подходит именно для сборки.

Олег Довбыш: Зависит от требований, но Webpack более гибкий в настройке и позволяет чуть больше.

Александр Широчкин: Webpack выбирают сейчас намного чаще. Он активнее развивается, у него больше фич и большое сообщество. А последнее обновление gulp вышло более трёх лет назад.

Почему Svelte так непопулярен? Будущее за реактивностью?

Мика Ратилайнен: Svelte, может, и крутая вещь, но опять же история про то, что многое уже написано на React, Vue и Angular, и переход на него в более-менее сложном проекте — это огромное время и затраты ресурсов.

Поэтому мало кто рабочие проекты на него будет мигрировать: бизнесу это невыгодно. Разве что какие-то стартапы на нем начнут писать MVP, чисто ради тренда и проверки гипотезы. Ну а потом, когда по серьезке разработка начнется, встанет вопрос, а где же нам разрабов по Svelte найти.

Крупные компании не могут экспериментировать, поэтому они выбирают надежные и проверенные годами технологии. Поэтому большая часть бэкенда в банке написана на Java, а в качестве БД явно перевес в сторону Oracle.

Олег Довбыш: Безусловно, отсутствия техник для сравнения Virtual Dom и реального снимет очки со Svelte. Но для небольших проектов, где важен объем бандла — отличная библиотека.

Александр Широчкин: Популярность Svelte, конечно, растёт, но не бешеными темпами. А React, как основной современный фреймворк, успешно реализует основные бизнес-потребности: компонентный подход, быстрая разработка, масштабируемость, производительность.

Какой фреймворк JavaScript наиболее оптимально сочетает в себе легкость входа и перспективы в плане трудоустройства для новичка?

Мика Ратилайнен: Vue, потом React. Новичку лучше фокусироваться на основах JS и принципах,  а не фреймворке. Хорошо понимаешь Vue? С React тоже справишься и кривая обучения будет короткой.

Олег Довбыш: На самом деле, не так важен сам фреймворк, как знание JavaScript. Можно выбирать любой, но мое мнение, для быстрого входа Vue или React (у Vue супер-документация, крайне рекомендуем).

Александр Широчкин: Определенно — это React. 

Илья Башилов: Если мы говорим о входном пороге, то самым сложным можно назвать Angular. Vue и React освоить чуть проще. Если говорить о перспективах, то React все еще занимает львиную долю рынка. Однако мы бы рекомендовали отталкиваться от личных предпочтений, а не от тенденций популярности фреймворков, так как у нас есть проекты для всех специалистов.

Почему React стал таким популярным?

Мика Ратилайнен: Потому что он был создан коммерческой организацией (Фейсбук) и изначально имел хороший старт в плане поддержки сообществом, документации, наличии реальных примеров коммерческого использования. Ну а затем контрибут в гитхаб и поехали.

Олег Довбыш: Выход библиотеки с использованием Virtual Dom сразу собрал большое число поклонников, ну и, конечно, Facebook этому способствовал.

Александр Широчкин: Довольно низкий порог входа в плане обучаемости, доступная документация, высокая производительность, высокая декларативность кода.

Имеет ли Vue потенциал вытеснения React?

Мика Ратилайнен: А зачем «вытеснение»? Нам нужна технологическая конкуренция — это двигатель прогресса.

Олег Довбыш: В ближайшей перспективе слабо верится. Наверное, должно смениться поколение, чтобы что-то изменилось.

Александр Широчкин: Сомневаюсь, так как рост скачиваний на npm у Vue практически такой же, как у React. 

Вопросы со звездочкой

Как вы лично начали свой путь в IT?

Мика Ратилайнен: У меня есть айти-образование. Но после учебы я не работал разработчиком и успел все начисто забыть. В 31 год начал с нуля: прошел курс codecademy.com по Реакту и устроился на стажировку. Быстро втянулся и через два года был уже в Альфа-Банке.

Олег Довбыш: Еще с самой школьной скамьи, когда у нас появился компьютерный класс. Окончив в школе математический профиль, поступил в ВУЗ Информационных технологий, и вот до сих пор жизнь связана с IT.

Игорь Водясов: ​​Большинство ребят имеют высшее образование, связанное с программированием (прикладная математика), хотя есть и физики, и те, кто учёбу бросил. Думаю, всех объединяет то, что им нравится программировать, а также некоторый общий фундамент — ближе всего к этому понятие «алгоритмы и структуры данных»; это можно изучить при желании и самому, но нам кажется, что это важная часть культуры.

Александр Широчкин: В 2012 году окончил Пермский государственный университет по специальности «Математические методы в экономике». В период учёбы в 2008 году начал работать системным администратором у подрядчика крупного телеком-оператора. Занимался настройкой оборудования у частных и корпоративных клиентов.

Первая работа по разработке была в «Прогнозе» с проектами «Сбербанка». Занимался модулем, который отвечал за загрузки и проверку данных. А также был в команде разработчиков внутренней BI-системы. Больше занимался бэкенд-разработкой. 

А фронтендом стал заниматься в банке «Урал ФД». И постепенно наращивал компетенции. Сейчас в ГК «Иннотех».

Что вам больше всего нравится в своей профессии?

Мика Ратилайнен: Я иду по улице и знаю, что многие из прохожих используют наши продукты. Мне нравится возможность делать жизнь людей из своего города, страны удобнее. 

Олег Довбыш: Как бы не звучало громко, но без преувеличения каждая задача становится полезной для пользователей, это приносит внутреннее удовлетворение.

Игорь Водясов: Мне нравится, что это созидательная и во многом творческая деятельность.

Александр Широчкин: Наиболее наглядные результаты труда, получение фидбэка от пользователей. Кроме того, frontend — это такая отрасль, где всё быстро меняется и развивается.

Нравится и front-end и back-end, не могу определиться в каком направлении хочу развиваться. Как выбрали вы?

Мика Ратилайнен: На меня ориентироваться точно не стоит. Мне почему-то показалось, что погрузиться во фронт будет проще. Сейчас я в этом сильно не уверен. 

Кажется, что сейчас разница между фронтом и бэком сокращается. Во фронте все меньше верстки, все больше логики. Так что можно полагаться на свою интуицию.

Олег Довбыш: Да, тоже пробовал оба направления, но все же «видеть» свою работу вызывало больше эмоций.

Игорь Водясов: Выделю два аспекта: отложенность награды и системное/продуктовое. Примерьте особенности фротенда и бэкенда в каждом из них на себя и прислушайтесь к ощущениям.

1. Фронтенд отличается тем, что ты сразу видишь результат своей работы, то есть быстрее получаешь награду. Бэкенд — ну вот запрос работает, тесты зеленые, пощупать сложно; а именно заметный результат есть плод работы фронтендеров.

2. Можно смотреть на программирование так: ты делаешь продукт или систему? Почти всегда, на самом деле — и то, и другое. Но во фронтенде больше возможности влиять именно на продуктовую составляющую, чем в бэкенде, потому что чаще приходится принимать решения, которые напрямую влияют на то, как человек будет взаимодействовать с продуктом. В таких решениях участвуют не только программисты, но и UI/UX команда, и Product Manager. Это одновременно и возможность, и вызов — кто-то выбирает бэк просто потому, что им сложно отстаивать продуктовые решения.

Александр Широчкин: Немного позанимался и тем и другим, а потом выбрал. Если стоишь на перепутье, можно сделать простое приложение, которое будет обладать и фронтом, и бэком. Пусть даже это будет банальный To-Do List, если нет других идей. Очень высока вероятность, что уже в ходе работы над приложением сформируются предпочтения.

Как найти свою компанию, чтобы уверенно расти над собой?

Мика Ратилайнен: Все сильно зависит от того, на каком этапе карьеры ты находишься. 

Базово, конечно, важно доверие, чтобы подпускали к задачам, которые будут для тебя челленджем. От них как раз и можно расти.

Если находишься в начале карьеры, то, конечно, важно, чтобы вокруг были сильные разработчики, у которых можно набираться лучших практик, получать грамотное ревью. Иначе есть опасность научиться писать плохой код, и весь наработанный опыт будет на рынке не особо востребован, придется переучиваться.

Игорь Водясов: На мой взгляд, быстро учиться можно только у тех, кто сильнее тебя. Поэтому если ты проходил собеседование на senior-позицию, а тебя оценили как middle, и ты согласен с этой оценкой, это может быть хорошим признаком.

Александр Широчкин: Первое, что стоит выбрать, — на какой стороне интереснее работать: в продуктовой или заказной разработке. И там, и там есть свои плюсы и минусы.

Далее определиться со сферой проекта — кому-то интересен финтех, другие предпочтут делать продукт, по-другому влияющий на жизни людей, и пойдут заниматься, к примеру, телемедициной. Сфер очень много. 

И уже в конкретной сфере можно рассматривать список компаний, узнавать более подробно про каждую из них: о её культуре, ценностях, отношении к сотрудникам, продукту и многое другое.

Илья Башилов: Первое, на что стоит обратить внимание, – это уровень экспертизы компании. Сколько лет она на рынке, как активно развивается, какие проекты есть в портфолио — серьезные бренды требовательны к своим подрядчикам. Также изучите корпоративную жизнь: как компания помогает развивать сотрудников, как они проводят досуг. В шахматах есть поговорка: чтобы самому стать сильнее — нужно играть с более сильными игроками. На мой взгляд, расти проще, когда тебя окружают эксперты, готовые поделиться своим опытом.

Как вы думаете, что ждет рынок труда в IT-сфере в России в контексте сложившейся геополитической ситуации и санкций?

Мика Ратилайнен: Сейчас сложно загадывать. Но похоже государство и компании будут стараться создать хорошие условия для разработчиков.

Олег Довбыш: Конечно, сейчас хорошая возможность развивать внутренний рынок IT, но воспользуемся ли мы ею…

Александр Широчкин: Не нужно забывать, что IT— это не «вещь в себе», не какой-то продукт в вакууме. Информационные технологии в XXI веке играют такую же роль, как и промышленность в XX. Они нужны и используются во всех сферах жизни — от сельского хозяйства до банков. Поэтому IT продолжит развитие как внутри российского, так и на международном рынке. 


Что почитать

Список книг, ссылок, статей, подкастов, курсов, всего остального — что обязательно нужно прочитать фронтендеру.

Мика Ратилайнен
  1. Роберт Мартин «Чистый код» — важная книга для начинающих, учит думать над тем, что пишешь.

  2. Codewars.com —- отличная площадка, чтобы тренироваться в написании кода на JS и повышать свою уверенность.

  3. Learn.javascript.ru — буду банален, но для начинающих — это отличная база по JS.

Александр Широчкин

Если говорить про фундаментальные знания для любого разработчика, то это книги «Совершенный код» Стива Макконнелла и «Чистый код. Создание, анализ и рефакторинг» Роберта Мартина.

 Фронтендерам нужно прочитать серию «Вы не знаете JS» Кайла Сипсона. В ней 6 книг, которые полностью раскрывают возможности JavaScript. Также придётся погрузиться в «JavaScript. Подробное руководство» Дэвида Флэнагана.

 Для актуализации знаний отличным выбором будет подкаст «Веб-стандарты».

Игорь Водясов

Документация на typescript и react, а также будут полезны:

Илья Башилов

ВКонтакте

Youtube

Telegram

Санкции в отношении «Альфа-Банка» и «Сбербанка» не влияют на казахстанские банки

9 Апреля 2022 14:02

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ — Как санкции против «Альфа-Банка» и «Сбербанка» скажутся на клиентах в Казахстане, рассказали в Агентстве Республики Казахстан по регулированию и развитию финансового рынка, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«6 апреля 2022 года США расширили санкции в отношении двух российских банков – ПАО «Сбербанк» и АО «Альфа-Банк». Решением Управления по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC) эти банки и их дочерние организации, в том числе распложенные в Казахстане, включены в список SDN (Specially Designated Nationals), в результате которой вся собственность и интересы в собственности, находящиеся во владении или под контролем лиц США, включая финансовые учреждения США, или в пределах юрисдикции США, блокируются, и о них необходимо сообщать OFAC», — отмечают в пресс-службе АРРФР.

Как пояснили в ведомстве, все имущество и доли в имуществе любого лица, которое прямо или косвенно, индивидуально или в совокупности, на 50 или более процентов принадлежит одному или нескольким заблокированным лицам, также блокируются. Соответственно, лицам США, в том числе финансовым учреждениям США, запрещено совершать операции с этими организациями, если они не освобождены или не уполномочены OFAC.

OFAC установил срок завершения сделок с «Альфа-Банком» до 6 мая 2022 года, со «Сбербанком» — до 13 апреля 2022 года.

«Клиентам этих двух банков будут недоступны операции с платежами и переводами в долларах США. При этом клиенты могут осуществлять внутрибанковские операции в национальной валюте без каких-либо ограничений. В частности, в отношении «Альфа-Банка» введенные санкции вызвали ряд временных ограничений. Банком приостановлены переводы в долларах США и евро для физических и юридических лиц.

Кроме того, приостановлены работы карт Visa и MasterCard за пределами собственной сети банкоматов и POS-терминалов для физических и юридических лиц. «Альфа-Банк» временно ввел лимиты на снятие наличных и переводы для физических и юридических лиц, приостановил выдачу кредитов. Приостановлен прием платежей в POS-терминалах для юридических лиц картами других банков, кроме «Альфа-Банка». При этом клиенты могут снять наличные в банкоматах, перевести деньги в тенге в мобильном приложении по номеру телефона в банки участники СМП (системы мгновенных платежей) и реквизитам счета в другие банки в пределах суточного лимита. Оплата коммунальных услуг, мобильной связи и других платежей за услуги проходят в штатном режиме в рамках суточного лимита», — пояснили в АРРФР.

В целом, как отметили в пресс-службе, дочерние российские банки свои обязательства перед клиентами исполняют своевременно и в полном объеме, включая обслуживание вкладов, кредитов, а также прием и выдачу денежных средств. Данные банки являются участниками системы обязательного гарантирования депозитов, что гарантирует сохранность средств граждан.

«Санкции и ограничения, введенные в отношении дочерних российских банков, не связаны и не влияют на деятельность казахстанских банков. Банковский сектор Казахстана располагает существенным запасом капитала и ликвидности — 16 трлн тенге или 42,3% от активов, что позволяет банкам абсорбировать текущие внешнеэкономические шоки. С начала текущего года совокупные активы банков выросли на 148 млрд тенге или на 0,4% до показателя 37,8 трлн тенге. Собственный капитал вырос на 96 млрд тенге или 2,1% и составил 4,6 трлн тенге.

Нормативы капитала и ликвидности БВУ в несколько раз превышают минимальные значения, установленные законодательством, что позволяет банкам работать в штатном режиме и обеспечивать бесперебойное предоставление услуг для населения и корпоративных клиентов. Со своей стороны, Агентство РК по регулированию и развитию финансового рынка осуществляет ежедневный мониторинг за ситуацией в банковском секторе и, в случае необходимости, примет необходимые меры для ослабления влияния внешних экономических рисков на стабильность финансового рынка», — резюмировали в АРРФР.


Стоит ли покупать акции ALBKY?

Цена акций Alpha Bank AE (ADR) завершилась в пятницу на уровне 0,31 доллара после роста на 3,33%


(обновлено 08 апреля 2022 г.)

Держит кандидата с 07.04.2022 Выигрыш 3,33%