Административная ответственность за незаконное предпринимательство: КоАП РФ Статья 14.1. Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии) / КонсультантПлюс

Содержание

НЕЗАКОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО: К ВОПРОСУ О КОНКУРЕНЦИИ ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 14.1 КОАП РФ И СТАТЬИ 171 УК РФ | Попов

1. Аистова Л. С. Незаконное предпринимательство и смежные составы : учеб. пособие. СПб. : С.-Петерб. юрид. ин-т Генер. прокуратуры Рос. Федерации, 2005. 124 с.

2. Бешуков А. Г. Криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия незаконному предпринимательству // Современная научная мысль. 2012. № 1. С. 77-84.

3. Иванова С. И. Особенности квалификации деяний при конкуренции преступлений и административных правонарушений // Актуальные вопросы современной науки : сб. науч. тр. по материалам междунар. конкурсов «Лучший научноисследовательский проект — 2016», «Лучшее научное эссе — 2016». Астрахань : Олимп, 2016. С. 152-155.

4. Карпович О. Г. Уголовная ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность // Юрист. 2003. № 2. С. 59-61.

5. Карташов Р. А. К вопросу о соотношении уголовной и административной ответственности за правонарушения в сфере экономики // Вестник Московского государственного областного университета. Сер.: Юриспруденция. 2010. № 3. С 58-62.

6. Кисин В. Р. Состояние границы между административной и уголовной ответственностью // Административное право и процесс. 2016. № 7. С. 12-16.

7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации : науч.-практ. (постатейный) / под ред. С. В. Дьякова, Н. Г. Кадникова. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Юриспруденция, 2013. 999 с.

8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. А. А. Чекалин ; под ред. В. Т. Томина, В. В. Сверчкова. 4-е изд., перераб. и доп. М. : Юрайт, 2007. 1264 с.

9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. Г. А. Есаков. 7-е изд., перераб. и доп. М. : Проспект, 2017. 736 с.

10. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А. В. Бриллиантова. М. : Проспект, 2010. 1392 с.

11. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А. И. Чучаева. М. : Контракт, 2013. 672 с.

12. Константинов П. Ю., Соловьева А. К., Стуканов А. П. Взаимосвязь административных правонарушений и преступлений: проблемы теории и практики // Правоведение. 2005. № 3. С. 58-74.

13. Лепская М. Ю., Пономарёв В. Г. Общественная опасность как критерий дифференциации ответственности за неисполнение обязательств // Юридическая наука. 2017. № 5. С. 70-76.

14. Лукин В. К., Петров Д. В. Содержание диспозиции незаконного предпринимательства как преступного деяния в сфере экономических преступлений // Естественно-гуманитарные исследования. 2016. № 14 (4). С. 7-12.

15. Морозова Н. А. Соучастие в совершении административного правонарушения // Журнал российского права. 2014. № 8. С. 113-125.

16. Попов А. В. К вопросу о размере административного штрафа за незаконное предпринимательство // Colloquiumjournal. 2019. № 2 (26). С. 85-87.

17. Попов А. В. К вопросу о составе административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.1 КоАП РФ (незаконное предпринимательство) // Вестник Омской юридической академии. 2018. Т. 15. № 2. С. 212-221.

18. Соловей Ю. П. О законодательном определении понятия административного правонарушения // Актуальные вопросы публичного права. 2013. № 10 (22). С. 31-39.

19. Уголовное право России. Особенная часть : учебник для вузов : в 2 т. / под ред. А. Н. Игнатова, Ю. А. Красикова. 2-е изд., перераб. М. : Норма, 2008. Т. 2. 848 с.

20. Устинова Т. Д. Ответственность за незаконную предпринимательскую и банковскую деятельность // Законность. 1999. № 7. С. 14-19.

Субъектам малого и среднего предпринимательства впервые совершившим административное правонарушение штраф будет заменен не предупреждение

В Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях Федеральным законом от 3 июля 2016 года № 316-ФЗ внесены изменения.

 

Так, с 4 июля 2016 года к субъектам малого и среднего предпринимательства при первичном выявлении в ходе проведения контрольно-надзорных мероприятий допущенных ими нарушений административное наказание будет применяться исключительно в виде предупреждения.

 

В случаях, если назначение административного наказания в виде предупреждения не предусмотрено санкцией соответствующей статьи КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, то наказание в виде штрафа может быть заменено на предупреждение.

 

Следует отметить, что предупреждение будет назначаться субъектам малого и среднего предпринимательства и их должностным лицам за впервые совершённые административные правонарушения при отсутствии причинения вреда или угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия народов Российской Федерации, безопасности государства, при отсутствии угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также при отсутствии имущественного ущерба.

 

Административное наказание в виде административного штрафа не подлежит замене на предупреждение в случае совершения административных правонарушений, предусмотренных статьями 14.31 — 14.33, 19.3, 19.5, 19.5.1, 19.6, 19.8 — 19.8.2, 19.23, частями 2 и 3 статьи 19.27, статьями 19.28, 19.29, 19.30, 19.33 КоАП РФ.

 

Изменения вступили в силу с 4 июля 2016 года.

 

Помощник межрайпрокурора Е.М. Рощупкина

Дата создания: 21.06.2017 16:43

Дата последнего изменения: 29.06.2021 08:01

На главную страницу

Администрация Краснооктябрьского муниципального района

Дорогие друзья!

Приветствуем Вас на официальном сайте Краснооктябрьского  муниципального района. На нашем интернет-ресурсе Вы сможете найти данные о работе органов местного самоуправления, сведения о Краснооктябрьском муниципальном  районе. Открытость и доступность информации сегодня – это один из важных аспектов работы органов местного самоуправления.

 

 

Председатель Земского собрания Краснооктябрьского муниципального района

Подшивалова Мария Николаевна 

 

Глава Местного самоуправления Краснооктябрьского муниципального района

Жалялов Ринат Равильевич

 

Краснооктябрьский район — административный район в юго-восточной части Нижегородской области. Граничит с Сергачским, Пильнинским, Большеболдинским, Сеченовским, Гагинским районами Нижегородской области, а также с республикой Мордовия. Районным центром является село Уразовка, в котором проживает 2143 человек. Расстояние до Нижнего Новгорода составляет 180 км по автомагистрали. На территории района находится 41 населенный пункт.

В административный состав района входят 12 сельских администраций. Площадь района — 88620 гектар или 886,2 км². В производственной сфере района особое место занимает отрасль сельскохозяйственного производства. Краснооктябрьский район является интернациональным, на территории которого более 300 лет проживают татары, русские, мордва и представители других национальностей.

 

 

5.1 Общие бизнес-преступления — бизнес-право I Основы

Люди редко думают о том, что их поведение на работе может быть потенциально незаконным, или о том, что неверные решения на рабочем месте могут привести к тюремному заключению. Однако этот факт является реальностью. Организации штрафуются, а руководителей приговаривают к тюремному заключению, когда нарушаются законы о бизнесе. Многие нарушения на рабочем месте являются ненасильственными преступлениями, такими как мошенничество, преступления против собственности или нарушения, связанные с наркотиками или алкоголем. Независимо от уровня насилия или мотивации сотрудника к совершению преступления, нарушение закона может привести к негативным последствиям для бизнеса, его сотрудников и клиентов.

Конституционный орган по регулированию бизнеса

Конгрессу дано право «регулировать торговлю с иностранными государствами, между отдельными штатами и с индейскими племенами». Наши предки хотели облегчить торговлю между штатами, позволив Конгрессу принимать правила, которые можно было бы применять единообразно. Теория заключалась в том, что если бы коммерческие предприятия знали, что они будут иметь дело с практически одинаковыми правилами по всей стране, им было бы намного проще вести свой бизнес и поддерживать более эффективную торговлю.

В то время как федеральные суды изначально узко интерпретировали полномочия в области торговли, со временем федеральные суды решили, что статья о торговле дает федеральному правительству широкие полномочия по регулированию торговли не только на межгосударственном (между штатами) уровне, но и на внутригосударственном уровне. (внутри каждого штата) уровне, если речь идет о какой-либо экономической операции. Федеральное правительство обычно не превышает своих регулирующих полномочий.

Беловоротничковая преступность

Беловоротничковые преступления характеризуются обманом, сокрытием или злоупотреблением доверием.Они совершаются профессионалами бизнеса. Как правило, они связаны с мошенничеством, и сотрудники, совершающие преступления, мотивированы стремлением к финансовой выгоде или страхом потерять деловое положение, деньги или имущество. Мошенничество – это умышленное искажение существенных фактов с целью получения денежной выгоды. Этот вид преступления не зависит от угроз или насилия.

Рисунок 5.2 Беловоротничковые преступления совершаются профессионалами в рамках бизнеса с намерением получить или сохранить статус.(Источник: Rawpixel/pexels/ Лицензия: CC0)

Беловоротничковые преступления, как правило, нарушают законы штатов, а иногда и федеральные законы. Нарушение зависит от того, что связано с преступлением. Например, преступные действия, связанные с почтовой системой США или торговлей между штатами, нарушают федеральный закон.

Хотя преступления белых воротничков не обязательно должны включать физическое насилие, эти типы преступлений могут разрушить компании, окружающую среду и финансовую стабильность клиентов, сотрудников и сообществ.В 2018 году Иеремия Хэнд и его братья Иеху Хэнд и Адам Хэнд были осуждены и приговорены к тюремному заключению на срок от 9 до 30 месяцев за участие в схеме накачки и сброса. В этой схеме они нечестно относились к контролю над акциями своей компании и даже заходили так далеко, что заполняли фальшивые формы, пытаясь поднять стоимость акций. Как только стоимость акций выросла, они выпустили свои акции на рынок.

Виды предпринимательских преступлений

Коммерческие преступления или преступления белых воротничков не ограничиваются схемами накачки и сброса; они бывают разных форм.Как указывалось ранее, эти преступления часто связаны с обманом, мошенничеством или дезинформацией. Типы громких преступлений включают схемы Понци, растрату и преступления, преднамеренно нарушающие экологические законы и правила. В этом разделе будут рассмотрены эти три типа преступлений и приведены примеры из 2000-х годов.

Схемы Понци

Схемы Понци (также известные как финансовые пирамиды) — это мошеннические схемы инвестирования, которые обещают инвесторам инвестиционные возможности с низким уровнем риска и высокой нормой прибыли.Высокие ставки выплачиваются старым инвесторам за счет денег, полученных от приобретения новых инвесторов. Работа рынка не влияет на норму прибыли инвесторов.

Берни Мэдофф управлял 20-летней схемой Понци через свою компанию. Он платил высокие доходы (выше среднего) за счет вложений новых клиентов (инвесторов). В 2008 году инвесторы попытались вывести средства, но организация Мэдоффа не смогла предоставить возмещение. Мэдофф в настоящее время отбывает более чем 100-летний срок в тюрьме.

Воровство и растрата

Воровство и растрата — это две формы кражи, которые могут иметь место в бизнесе. Воровство происходит, когда человек незаконно забирает личную собственность другого человека или бизнеса. Например, если сотрудник берет компьютер другого сотрудника с целью его кражи, он или она могут быть виновны в краже. Напротив, хищение происходит, когда человеку была доверена ценная вещь, а затем она отказывается вернуть ее или не возвращает вещь.Например, если сотруднику доверена мелкая наличность в его или ее офисе, и этот человек целенаправленно забирает часть денег для себя, это будет растратой.

Один громкий пример хищения произошел в Koss Corporation в Милуоки, штат Висконсин. Суджата «Сью» Сачдева была вице-президентом по финансам и главным бухгалтером в Koss Corporation. Сачдева был признан виновным в хищении 34 миллионов долларов в течение 5 лет и приговорен к 11 годам лишения свободы в федеральной тюрьме, а также к реституции Koss Corporation.Сачдеве были доверены средства компании, и она не использовала их по назначению.

Экологические преступления

Окружающая среда регулируется многими федеральными законами. Многие из этих законов предусматривают как гражданскую, так и уголовную ответственность за нарушения.

Следующие федеральные законы могут предусматривать уголовную ответственность:

  • Закон о чистом воздухе
  • Закон о чистой воде
  • Закон о сохранении и восстановлении ресурсов
  • Закон о комплексном реагировании на окружающую среду, компенсации и ответственности
  • Закон об исчезающих видах

Международная нефтяная корпорация Делавэра (IPC) выплачивает компенсацию за экологические преступления, в том числе за попытку нарушить Закон о чистой воде.С 1992 по 2012 год IPC занималась переработкой нефти и сточных вод. Компания признала, что изменила необходимые пробы воды, чтобы они соответствовали ограничениям, установленным их разрешением, прежде чем сбрасывать отходы в городскую канализационную систему. Компания также признала, что перевозила отходы, содержащие бензол, барий, хром, кадмий, свинец, ПХЭ и трихлорэтилен, для утилизации в Южной Каролине без обязательного предоставления информации, что также нарушало законы об охране окружающей среды.

Рисунок 5.3 Преступления белых воротничков, как правило, мотивированы желанием сохранить или получить финансовый статус.(Источник: TheDigitalWay/pixabay/Лицензия: CC0)

Другие виды коммерческих преступлений

Деловая среда сложна, и некоторые преступления менее распространены или привлекают меньше внимания средств массовой информации. К таким видам преступлений относятся нарушения антимонопольного законодательства, рэкет, взяточничество, отмывание денег и рассылка спама.

Нарушения антимонопольного законодательства

Антимонопольное законодательство не разрешает деятельность, ограничивающую торговлю или способствующую доминированию на рынке. Эти законы призваны обеспечить руководство и надзор за слияниями и поглощениями компаний в целях предотвращения злоупотреблений на рынке.Цель состоит в том, чтобы избежать монополий или контроля одной организации над конкретным рынком. Монополии снижают конкуренцию и, как следствие, могут оказывать пагубное влияние на потребительские цены. Поскольку Соединенные Штаты основаны на капиталистических принципах, антиконкурентное ведение бизнеса запрещено законом, и некоторые из этих законов, такие как Антимонопольный закон Шермана, содержат положения об уголовном наказании.

Рэкет

Рэкет включает ростовщичество, отмывание денег и шантаж.В прошлом этот термин использовался для описания организованной преступности. Теперь этот термин применяется и к другим объектам. RICO, или Закон об организациях, находящихся под влиянием рэкетиров, и о коррумпированных организациях, представляет собой федеральный закон, направленный на предотвращение и преследование как предприятий, так и синдикатов организованной преступности. «В настоящее время RICO используется против страховых компаний, биржевых брокеров, табачных компаний, банков и других крупных коммерческих предприятий». (Шодольский, 2018). Рэкет больше не ограничивается организованной преступностью. Медицинские страховые компании и другие законные предприятия обвиняются в тактике давления, аналогичной той, которая используется в организованном преступном рэкете.Эти претензии включают обвинения во лжи о фактической стоимости лечения, нанесении ущерба бизнесу врачей, запугивании пациентов и попытках контролировать отношения между врачом и пациентом с помощью лжи и тактики давления.

Взяточничество

Взяточничество происходит, когда денежные платежи, товары, услуги, информация или что-либо ценное обмениваются на благоприятные или желаемые действия. Вас могут обвинить во взяточничестве за предложение взятки или получение взятки. Взяточничество является незаконным в Соединенных Штатах и ​​за их пределами.Закон о борьбе с коррупцией за рубежом запрещает дачу взяток американскими компаниями должностным лицам иностранных правительств с намерением повлиять на результаты иностранного бизнеса. Одним из примеров взяточничества может быть ситуация, когда фармацевтическая компания предлагает особые льготы лицам, которые соглашаются прописывать свои лекарства.

Отмывание денег

Под отмыванием денег понимается получение «грязных» денег или денег, полученных в результате преступной деятельности, и передача их через законные в других отношениях предприятия, чтобы они выглядели «чистыми».«Деньги не могут быть связаны с незаконными действиями. Чистые деньги – это деньги, полученные с помощью законных деловых функций.

Спам

Отправка нежелательной коммерческой электронной почты или спама является незаконной. Хотя ответственность за использование любых программ для блокировки спама лежит на потребителях, существуют законы, препятствующие рассылке спама. Следующие пункты изложены в законодательстве штата Вашингтон о борьбе со спамом и аналогичны другим законам:

  1. Физические лица не могут инициировать отправку или планировать отправку электронного письма, которое представляет отправителя в ложном свете как человека, которым он не является, представляет отправителя как связанного с организацией, с которой он или она не связаны, или иным образом скрывает личность отправитель или источник электронной почты.Сообщения электронной почты не могут содержать ложную или вводящую в заблуждение информацию в строке темы сообщения.
  2. Коммерческие сообщения электронной почты должны содержать контактную информацию отправителя, а получатель должен знать, что сообщение получено из коммерческого источника.

Такие штаты, как Вашингтон, принимают законы, направленные на сокращение спама, и просят потребителей играть активную роль в борьбе со спамом. В целом законодатели осознают, что спам — это неприятность, и находят способы привлечь компании к ответственности за рассылку спам-сообщений.

Заключение

Важно знать, что не все люди, обвиняемые в коммерческих преступлениях или преступлениях белых воротничков, обязательно виновны. Лицо должно быть признано виновным в совершении преступления до того, как оно будет осуждено. Тем не менее, бизнес-преступления и преступления белых воротничков негативно влияют на человека, организацию, в которой он или она работал, общество и клиентов.

Характеристики команды высшего руководства и корпоративная незаконная деятельность в JSTOR

Абстрактный

Из обзора предыдущих теоретических и эмпирических исследований корпоративной незаконной деятельности и характеристик команды высшего руководства (TMT) мы разрабатываем несколько предложений, которые предполагают связь между ними.Предполагается, что характеристики ТМТ, такие как стаж работы, функциональный фон, формальное бизнес-образование, возраст и военная служба, а также однородность каждой из этих характеристик, нейтрализуют или усиливают взаимосвязь между контекстом и корпоративной незаконной деятельностью. Также обсуждаются последствия предлагаемых взаимосвязей и их ограничения.

Информация о журнале

Журнал Academy of Management Review, которому уже 26 лет, является наиболее цитируемым из справочников по менеджменту.AMR считается одним из самых влиятельных деловых журналов, публикующих академически строгие концептуальные статьи, продвигающие науку и практику управления. AMR — это журнал по развитию теории для специалистов по менеджменту и организациям со всего мира. AMR публикует новые, проницательные и тщательно продуманные концептуальные статьи, бросающие вызов общепринятому мнению относительно всех аспектов организаций и их роли в обществе. Журнал открыт для различных точек зрения, включая те, которые направлены на повышение эффективности, а также те, которые критически относятся к управлению и организациям.Каждая рукопись, опубликованная в AMR, должна содержать новые теоретические идеи, которые могут улучшить наше понимание управления и организаций. Большинство статей также включают обзор соответствующей литературы. AMR издается четыре раза в год тиражом 15 000 экземпляров.

Информация об издателе

Академия управления (Академия; АОМ) является ведущей профессиональной ассоциацией ученых, занимающихся созданием и распространением знаний об управлении и организациях.Основная миссия Академии состоит в том, чтобы улучшить профессию менеджера, продвигая стипендию в области управления и обогащая профессиональное развитие ее членов. Академия также стремится формировать будущее исследований и образования в области управления. Академия управления, основанная в 1936 году, является старейшей и крупнейшей научной ассоциацией менеджмента в мире. Сегодня Академия является профессиональным домом для более чем 18 290 членов из 103 стран. Членство в Академии открыто для всех, кто ценит принадлежность к ней.

AS 2405: Незаконные действия клиентов

Интерпретации AS 2405:   AI 13
Краткое содержание

.01        В этом разделе описывается характер и степень рассмотрения независимым аудитором возможности незаконных действий со стороны клиента при аудите финансовой отчетности. в соответствии со стандартами PCAOB. В этом разделе также содержатся рекомендации по обязанностям аудитора при обнаружении возможных незаконных действий.

Определение незаконных действий

.02        Термин незаконных действий в целях настоящего раздела относится к нарушениям законов или правительственных постановлений. Незаконные действия клиентов — это действия, приписываемые организации, финансовая отчетность которой подвергается аудиту, или действия руководства или сотрудников, действующих от имени организации. К незаконным действиям клиентов не относятся личные неправомерные действия персонала организации, не связанные с их хозяйственной деятельностью.

Зависимость от судебного решения

.03        Определение того, является ли действие незаконным, обычно выходит за рамки профессиональной компетенции аудитора. Аудитор, сообщая о финансовых отчетах, представляет себя как человека, который хорошо разбирается в бухгалтерском учете и аудите. Подготовка, опыт и понимание аудитором клиента и его отрасли могут служить основанием для признания того, что некоторые действия клиента, попадающие в поле его зрения, могут быть незаконными. Однако определение того, является ли конкретное действие незаконным, обычно основывается на совете информированного эксперта, имеющего право заниматься юридической практикой, или, возможно, придется ждать окончательного решения суда.

Связь с финансовой отчетностью

.04        Незаконные действия значительно различаются по отношению к финансовой отчетности. Как правило, чем дальше противоправное действие удалено от событий и операций, обычно отражаемых в финансовой отчетности, тем меньше вероятность того, что аудитор узнает об этом действии или признает его возможную незаконность.

.05        Аудитор рассматривает законы и нормативные акты, которые, по общему признанию аудиторов, имеют прямое и существенное влияние на определение сумм финансовой отчетности.Например, налоговое законодательство влияет на начисления и суммы, признанные расходами в отчетном периоде; применимые законы и правила могут повлиять на сумму доходов, начисленных по государственным контрактам. Однако аудитор рассматривает такие законы или нормативные акты с точки зрения их известной связи с целями аудита, вытекающими из предпосылок финансовой отчетности, а не с точки зрения законности как таковой . Ответственность аудитора за обнаружение и сообщение искажений, возникших в результате незаконных действий, имеющих прямое и существенное влияние на определение сумм финансовой отчетности, такая же, как и в случае искажений, вызванных ошибкой или мошенничеством, как описано в AS 1001, «Обязанности и функции независимого аудитора». Аудитор.

.06        На организации может распространяться действие многих других законов или нормативных актов, в том числе связанных с торговлей ценными бумагами, безопасностью и гигиеной труда, управлением пищевыми продуктами и лекарствами, охраной окружающей среды, равным трудоустройством, фиксированием цен или другими антимонопольными нарушениями. Как правило, эти законы и нормативные акты больше касаются операционных аспектов предприятия, чем его финансовых и бухгалтерских аспектов, и их влияние на финансовую отчетность носит косвенный характер. У аудитора обычно нет достаточных оснований для признания возможных нарушений таких законов и правил.Их косвенное влияние обычно является результатом необходимости раскрытия информации об условном обязательстве в связи с утверждением или определением незаконности. Например, ценные бумаги могут быть куплены или проданы на основе инсайдерской информации. В то время как прямые последствия покупки или продажи могут быть отражены надлежащим образом, их косвенные последствия, а именно возможная условная ответственность за нарушение законодательства о ценных бумагах, могут не раскрываться должным образом. Даже когда нарушения таких законов и нормативных актов могут иметь существенные последствия для финансовой отчетности, аудитор может не узнать о существовании незаконного действия, если он не будет проинформирован клиентом или если не будет доказательств расследования государственного органа или исполнительного производства. в записях, документах или другой информации, обычно проверяемой при аудите финансовой отчетности.

Рассмотрение аудитором возможности незаконных действий

.07        Как поясняется в параграфе .05, некоторые незаконные действия имеют прямое и существенное влияние на определение сумм финансовой отчетности. Другие незаконные действия, такие как описанные в пункте .06, могут, при определенных обстоятельствах, рассматриваться как имеющие существенное, но косвенное влияние на финансовую отчетность. В этом разделе описана ответственность аудитора в отношении выявления, учета последствий таких незаконных действий для финансовой отчетности и сообщения о них.Эти другие незаконные действия в дальнейшем именуются просто незаконными действиями . Аудитор должен знать о возможности совершения таких незаконных действий. Если до сведения аудитора доходит конкретная информация, свидетельствующая о наличии возможных незаконных действий, которые могут оказать существенное косвенное влияние на финансовую отчетность, аудитор должен применить аудиторские процедуры, специально направленные на установление того, имело ли место неправомерное действие. Однако из-за описанных выше характеристик незаконных действий аудит, проведенный в соответствии со стандартами аудита PCAOB, не дает никаких гарантий того, что незаконные действия будут обнаружены или что любые условные обязательства, которые могут возникнуть, будут раскрыты.

Аудиторские процедуры при отсутствии доказательств возможных незаконных действий

.08        Обычно аудит в соответствии со стандартами аудита PCAOB не включает аудиторские процедуры, специально предназначенные для выявления незаконных действий. Однако процедуры, применяемые для формирования мнения о финансовой отчетности, могут привлечь внимание аудитора к возможным незаконным действиям. Например, такие процедуры включают протокол чтения; информирование руководства и юрисконсульта клиента о судебных разбирательствах, претензиях и оценках; проведение проверки по существу деталей транзакций или балансов.Аудитор должен направить запрос руководству и комитету по аудиту 1 относительно соблюдения клиентом законов и правил и сведений о нарушениях или возможных нарушениях законов или правил. Там, где это применимо, аудитор должен также запросить у руководства информацию о—

  • политике клиента в отношении предотвращения незаконных действий.
  • Использование указаний, изданных клиентом, и периодические представления, получаемые клиентом от руководства на соответствующих уровнях власти, относительно соблюдения законов и правил.

Аудитор также получает письменные заявления от руководства относительно отсутствия нарушений или возможных нарушений законов или нормативных актов, последствия которых следует учитывать для раскрытия в финансовой отчетности или в качестве основания для отражения непредвиденных убытков. ( См. AS 2805, Представления руководства .) Аудитору не нужно выполнять дополнительные процедуры в этой области при отсутствии конкретной информации о возможных незаконных действиях.

Особая информация о возможных незаконных действиях

.09        Применяя аудиторские процедуры и оценивая результаты этих процедур, аудитор может столкнуться с конкретной информацией, которая может вызвать вопрос о возможных незаконных действиях, например:

  • полностью или своевременно для поддержания ответственности за активы
  • Расследование государственного органа, исполнительное производство или выплата необычных штрафов или пени
  • Нарушения законов или правил, указанные в отчетах о проверках регулирующих органов, которые были предоставлены аудитору
  • Крупные платежи за неуказанные услуги консультантам, аффилированным лицам или сотрудникам
  • Комиссионные с продаж или гонорары агентов, которые кажутся чрезмерными по сравнению с обычно выплачиваемыми клиентом или фактически полученными услугами
  • Необычно крупные платежи наличными , покупки кассира банка s’ чеки на крупные суммы на предъявителя, переводы на номерные банковские счета или аналогичные операции
  • Необъяснимые платежи государственным чиновникам или служащим
  • Непредставление налоговых деклараций или уплата государственных пошлин или аналогичных сборов, которые являются общими для отрасли предприятия или характер его деятельности

Аудиторские процедуры в ответ на возможные незаконные действия

.10        Когда аудитору становится известна информация о возможном незаконном действии, он должен получить представление о характере действия, обстоятельствах, при которых оно произошло, а также о другой информации, достаточной для оценки влияния на финансовую отчетность. При этом аудитор должен, если возможно, запросить у руководства более высокий уровень. Если руководство не предоставляет удовлетворительной информации об отсутствии незаконных действий, аудитор должен —

  1. Проконсультироваться с юрисконсультом клиента или другими специалистами о применении соответствующих законов и правил к обстоятельствам и возможному влиянию на финансовую отчетность. .Организация такой консультации с юрисконсультом клиента должна быть сделана самим клиентом.
  2. При необходимости примените дополнительные процедуры, чтобы получить более полное представление о характере действий.

.11        Дополнительные аудиторские процедуры, если они необходимы, могут включать следующие процедуры:

  1. Проверка подтверждающих документов, таких как счета-фактуры, аннулированные чеки и соглашения, и сравнение с бухгалтерскими записями.
  2. Подтвердите важную информацию по данному вопросу у другой стороны сделки или у посредников, таких как банки или юристы.
  3. Определите, правильно ли авторизована транзакция.
  4. Подумайте, могли ли иметь место другие подобные транзакции или события, и примените процедуры для их выявления.

Реакция аудитора на обнаруженные незаконные действия

.12        Когда аудитор на основе полученной информации и, при необходимости, консультации с юрисконсультом, приходит к выводу, что незаконное действие имело место или могло произойти, аудитор должен рассмотреть влияние на финансовую отчетность, а также последствия для других аспектов аудита.

Рассмотрение аудитором влияния на финансовую отчетность

.13        При оценке существенности незаконного действия, привлекшего его внимание, аудитор должен учитывать как количественную, так и качественную существенность действия. Например, незаконная выплата несущественной суммы может быть существенной, если существует разумная вероятность того, что она может привести к существенному условному обязательству или существенной потере дохода.

.14        Аудитор должен рассмотреть влияние незаконного действия на суммы, представленные в финансовой отчетности, включая условные денежные последствия, такие как штрафы, пени и убытки.Условные убытки в результате незаконных действий, о которых может потребоваться раскрытие информации, должны оцениваться таким же образом, как и другие непредвиденные убытки. Примерами непредвиденных убытков, которые могут возникнуть в результате незаконных действий, являются: угроза экспроприации активов, принудительное прекращение деятельности в другой стране и судебные разбирательства.

.15        Аудитор должен оценить адекватность раскрытия в финансовой отчетности потенциального воздействия незаконного действия на деятельность субъекта.Если существенный доход или доходы получены в результате операций, связанных с незаконными действиями, или если незаконные действия создают значительные необычные риски, связанные с существенными доходами или доходами, такие как потеря важных деловых отношений, такая информация должна быть раскрыта.

Последствия для аудита

.16        Аудитор должен рассмотреть последствия незаконного действия в отношении других аспектов аудита, в частности, достоверности представлений руководства.Последствия конкретных незаконных действий будут зависеть от связи совершения и сокрытия, если таковые имеются, незаконных действий с конкретными процедурами контроля и уровнем вовлеченного руководства или сотрудников.

Связь с комитетом по аудиту

.17        Аудитор должен удостовериться в том, что комитет по аудиту надлежащим образом проинформирован как можно скорее и до выпуска аудиторского заключения в отношении незаконных действий, о которых стало известно аудитору.Аудитор не обязан сообщать о вопросах, которые явно несущественны, и может заранее договориться с комитетом по аудиту о характере таких вопросов, о которых следует сообщить. Сообщение должно описывать действие, обстоятельства его совершения и влияние на финансовую отчетность. Высшее руководство может пожелать, чтобы его корректирующие действия были доведены до сведения комитета по аудиту одновременно. Возможные меры по исправлению положения включают в себя дисциплинарные меры в отношении вовлеченного персонала, возмещение ущерба, принятие превентивных или корректирующих политик компании, а также изменение конкретных контрольных мероприятий.Если высшее руководство замешано в незаконных действиях, аудитор должен связаться непосредственно с комитетом по аудиту. Общение может быть устным или письменным. Если сообщение является устным, аудитор должен задокументировать его.

Влияние на аудиторское заключение

.18        Если аудитор приходит к выводу, что незаконное действие оказало существенное влияние на финансовую отчетность, и это действие не было должным образом учтено или раскрыто, аудитор должен выразить мнение с оговоркой или отрицательное мнение о финансовой отчетности в целом, в зависимости от существенности влияния на финансовую отчетность.

.19        Если аудитор не может получить достаточные надлежащие доказательства для оценки того, имело ли место или может произойти противоправное действие, которое может иметь существенное значение для финансовой отчетности, аудитор, как правило, должен отказаться от выражения мнения о финансовые отчеты.

.20        Если клиент отказывается принять отчет аудитора с изменениями в связи с обстоятельствами, описанными в пунктах .18 и .19, аудитор должен отказаться от задания и указать причины отказа в письменной форме комитету по аудиту или совету директоров. .

.21        Аудитор может быть не в состоянии определить, является ли действие незаконным, из-за ограничений, налагаемых обстоятельствами, а не клиентом, или из-за неопределенности, связанной с интерпретацией применимых законов или правил или сопутствующих фактов. В этих обстоятельствах аудитор должен рассмотреть их влияние на свой отчет. 2

Другие аспекты аудита

.22        В дополнение к необходимости отказа от задания, как описано в пункте .20, аудитор может сделать вывод, что отзыв необходим, если клиент не предпринимает корректирующих действий, которые аудитор считает необходимыми в данных обстоятельствах, даже если противоправное действие не является существенным для финансовой отчетности. Факторы, которые должны повлиять на вывод аудитора, включают последствия непринятия мер по исправлению положения, которые могут повлиять на способность аудитора полагаться на заявления руководства, а также последствия продолжающихся отношений с клиентом. При принятии решения по таким вопросам аудитор может пожелать проконсультироваться со своим юрисконсультом.

.23        Раскрытие информации о незаконных действиях сторонам, не являющимся высшим руководством клиента и его комитетом по аудиту или советом директоров, обычно не входит в обязанности аудитора, и такое раскрытие информации исключается этическими или юридическими обязательствами аудитора по сохранению конфиденциальности, если этот вопрос не влияет на его мнение о финансовой отчетности. Однако аудитор должен признать, что при следующих обстоятельствах может существовать обязанность уведомлять стороны за пределами клиента: 3

  1. Когда организация сообщает аудитору об изменении в соответствии с соответствующим законом о ценных бумагах по Форме 8-K 4
  2. Аудитору-преемнику, когда преемник направляет запросы в соответствии с AS 2610, Первоначальные аудиты Общение между аудиторами-предшественниками и аудиторами-преемниками 5
  3. В ответ на повестку в суд
  4. в соответствии с требованиями к аудиту организаций, получающих финансовую помощь от государственного органа

Поскольку потенциальные конфликты с этическими и юридическими обязательствами аудитора в отношении конфиденциальности могут быть сложными, аудитор может пожелать проконсультироваться с юрисконсультом, прежде чем обсуждать незаконные действия со сторонами вне клиента.

Ответственность при других обстоятельствах

.24        Аудитор может согласиться на задание, которое влечет за собой большую ответственность за обнаружение незаконных действий, чем указано в этом разделе. Например, государственное подразделение может привлечь независимого аудитора для проведения аудита в соответствии с Законом о едином аудите 1984 года. В таком случае независимый аудитор несет ответственность за проверку и отчет о соблюдении государственным подразделением определенных применимых законов и правил. к федеральным программам финансовой помощи.Кроме того, независимый аудитор может выполнять ряд других специальных заданий. Например, совет директоров корпорации или ее комитет по аудиту могут нанять аудитора для применения согласованных процедур и составления отчета о соблюдении кодекса поведения корпорации в соответствии со стандартами аттестации.

Дата вступления в силу

.25        Данный раздел применяется для аудита финансовой отчетности за периоды, начинающиеся 1 января 1989 г. или после этой даты. Допускается досрочное применение положений настоящего раздела.

Уголовная ответственность руководителей предприятий

Конвенция о защите финансовых интересов Европейских сообществ 1995 г. (далее «Конвенция ФПИ») уже признала, «что предприятия играют важную роль в областях, финансируемых Европейскими сообществами, и что те, кто обладает полномочиями принимать решения в бизнесе, должны не избежать уголовной ответственности при соответствующих обстоятельствах». Таким образом, Конвенция о ПДФ, предусмотренная ст.3 положение об уголовной ответственности руководителей предприятий. Позднее Второй протокол к Конвенции о ПДФ распространил уголовную ответственность на юридических лиц. С тех пор в уголовной политике ЕС индивидуальная уголовная ответственность высокопоставленных должностных лиц корпораций за серьезное невыполнение управленческих обязанностей и ответственности за преступления, связанные с ФПИ, была дополнена корпоративной уголовной ответственностью.

Подход ЕС, требующий, в частности, привлечения руководителей бизнеса к уголовной ответственности за серьезные управленческие ошибки, был, безусловно, новаторским в то время.Это сигнализировало о том, что, по мнению законодательного органа ЕС, индивидуальная уголовная ответственность сотрудников низшего звена, корпоративная уголовная ответственность и схемы соблюдения требований не являются достаточной основой для устойчивой и эффективной правовой программы по предотвращению преступлений ФПИ.

Это раннее обязательство законодательного органа ЕС по работе над созданием равных условий для ответственности руководителей бизнеса в Зоне свободы, безопасности и правосудия, похоже, было прекращено. В 2012 году Комиссия ЕС представила Предложение о Директиве по борьбе с мошенничеством в отношении финансовых интересов Союза с помощью уголовного права (далее «Директива ФПИ»).Директива PIF нацелена на « lisbonising » на acquis PIF и, таким образом, заменит Конвенцию PIF и протоколы к ней. Однако предполагаемая новая правовая база ЕС больше не содержит каких-либо положений об уголовной ответственности руководителей бизнеса.

В отличие от развития в области PIF, в финансовом секторе призыв к индивидуальной уголовной ответственности должностных лиц компаний становится все более громким в государствах-членах. В целом после мирового финансового кризиса обвинения в финансовых преступлениях были предъявлены лишь нескольким руководителям бизнеса.У акционеров финансовых учреждений безнаказанность топ-менеджеров создавала впечатление, что именно они в конечном итоге пострадали, а не топ-менеджеры, действия которых привели к краху финансовых институтов. Поскольку деньги налогоплательщиков использовались для спасения обанкротившихся финансовых учреждений, регулирующие органы подвергались резкой критике за их неспособность наказать высокопоставленных лиц, ответственных за правонарушения этих учреждений. Обсуждение не ограничивалось уголовной ответственностью stricto sensu , но также включало ответственность в соответствии с карательным административным законодательством.В дальнейшем термин штрафная ответственность будет обозначать как уголовную ответственность, так и административную ответственность.

Эта критика побудила несколько стран пересмотреть вопрос о карательной ответственности руководителей предприятий финансовой отрасли. Реформа британского режима регулирования финансовых услуг в 2015 г. является недавним примером, который характерно отражает тенденцию к усилению индивидуальной ответственности руководителей бизнеса за «плохое управление» путем введения так называемого режима старших менеджеров (далее «СМР»). »).Такие события перекликаются с подходом новой европейской нормативно-правовой базы в области финансовых и банковских услуг, которая требует от государств-членов применять карательные административные санкции не только в отношении юридических, но и физических лиц.

В этой статье утверждается, что карательная ответственность руководителей бизнеса представляет собой опору в обеспечении соблюдения PIF acquis . Статья начинается с концептуального уточнения понятия и объема штрафной ответственности руководителей предприятий и дает краткий обзор действующего законодательства ЕС.Довольно скромное приближение, достигнутое до сих пор в PIF acquis , будет сравниваться с событиями в финансовом секторе. В заключительных замечаниях утверждается, что непоследовательное распределение ответственности и ответственности между корпорацией, ее старшими должностными лицами и другими (нижестоящими) сотрудниками приводит к пробелам в правоприменении в отношении преступлений, затрагивающих финансовые интересы ЕС, и подрывает правовую защиту личности. руководитель направления «Пространство свободы, безопасности и правосудия».

Необходимость и целесообразность введения уголовной ответственности руководителей бизнеса давно обсуждаются как в Европе, так и в США. С точки зрения уголовного права основная идея ответственности руководителей бизнеса заключается в наказании менеджеров и должностных лиц корпорации за неспособность предотвратить правонарушения, совершенные другими, особенно работниками более низкого уровня. Эта неудача может принимать разные формы. Например, руководитель предприятия может знать о преступном поведении других, но умышленно отказываться вмешиваться, или он может подозревать, что происходит, или, скорее всего, произойдет, но намеренно закрывает глаза на поведение, даже хотя этот вопрос явно требует дальнейшего изучения.Он/она также может по небрежности не осуществлять достаточный контроль над другими лицами, даже если он/она в состоянии сделать это и должен контролировать их.

Таким образом, уголовная ответственность руководителей предприятий может принимать различные правовые формы. Это может быть самостоятельная или производная ответственность, основанная на умысле, неосторожности или небрежности. Основная трудность состоит в том, чтобы определить, какие юридические обязанности руководителей предприятий могут квалифицироваться как основание для привлечения к уголовной ответственности, а также оценить, выполняются ли эти обязанности на практике или нет.Связанный с этим вопрос заключается в том, основывается ли обязанность руководителя предприятия по контролю и надзору на общей юридической обязанности проявлять осторожность или на конкретных юридических обязанностях проявлять осторожность. Кроме того, эти обязанности, скорее всего, также закреплены в правилах корпоративного управления, которые определяют распределение полномочий по принятию решений и контролю внутри корпорации.

Кроме того, еще одним важным аспектом при анализе ответственности руководителей бизнеса является административное право. Правовые системы обычно создают различные, альтернативные или дополнительные инструменты правоприменения для борьбы с корпоративными преступлениями.Например, в европейских системах уголовное правоприменение часто дополняется административным правоприменением. Фактически национальные подходы к карательной ответственности руководителей предприятий варьируются от расширения общих принципов участия в преступных деяниях до установления конкретных норм ответственности в общей или особенной частях уголовного кодекса или в административном праве. Некоторые государства-члены, такие как Нидерланды, придерживаются двойного подхода, предусматривая административную ответственность «ведущего лица» (« leidinggevenden ») в административном праве и «субсидиарную ответственность» надзорного органа за совершенные правонарушения. юридическим лицом в соответствии с уголовным кодексом, что приводит к совокупной уголовной ответственности руководителя предприятия и юридического лица.Германия по-прежнему исключает корпоративную уголовную ответственность. Однако он допускает ответственность руководителей предприятий как в общей части УК, так и в рамках режима об административных правонарушениях. Финляндия предусматривает уголовную ответственность как руководителей предприятий, так и глав корпораций, но не предусматривает административной ответственности. И наоборот, в Польше хорошо развит режим карательного административного принуждения, а также предусмотрены обширные правила участия в совершении правонарушения.Как это ни парадоксально, в его законодательстве предусмотрен режим корпоративной ответственности, но на практике он не используется. Во Франции предусмотрены различные уголовные положения, специально предназначенные для старших менеджеров компаний с ограниченной ответственностью и других организаций.

Эти примеры показывают, что национальные системы уголовного правосудия подходят к карательной ответственности руководителей бизнеса принципиально по-разному. Хотя примеры носят общий характер, т. е. не ограничиваются только карательной ответственностью за преступления, связанные с ПДФ, такие различия в национальных подходах вызывают удивление в свете десятилетних усилий Комиссии ЕС по приближению уголовной ответственности глав бизнес для преступлений PIF.

На фоне важной роли, которую бизнес и, в частности, его должностные лица играют в совершении преступлений ФПИ, а также с учетом отмеченного выше многообразия национальных подходов, ст. 3 Конвенции PIF было включено положение о гармонизации уголовной ответственности руководителей бизнеса с целью лучшей защиты финансовых интересов ЕС. Соответственно, «каждое государство-член должно принять необходимые меры, чтобы позволить руководителям бизнеса или любым лицам, имеющим полномочия принимать решения или осуществлять контроль в рамках бизнеса, быть привлеченными к уголовной ответственности в соответствии с принципами, определенными его национальным законодательством, в случаях мошенничества, затрагивающего финансовые интересы Европейского Сообщества, […], лицом, находящимся в их подчинении, действующим от имени бизнеса.

Редакция ст. 3 повторено дословно в положении ст. 6 Конвенции о борьбе с коррупцией с участием должностных лиц Европейских сообществ и должностных лиц государств-членов Европейского Союза. Положения об уголовной ответственности руководителей предприятий также были включены в протоколы к Конвенции о ПДФ. Изобразительное искусство. 7(1) Протокола 1996 г. к Конвенции говорится, что уголовная ответственность руководителей предприятий должна быть предусмотрена и в случаях коррупции.Изобразительное искусство. 12 Протокола 1997 г. к Конвенции прямо ссылается на ст. 3 Конвенции о ПДФ, которая также применима в случаях отмывания денег.

Хотя ст. 3 Конвенции о ПДФ был новаторским в подходе к введению уголовной ответственности предпринимателей, однако его гармонизирующий эффект был весьма скромным. В основном это связано со ссылкой в ​​положении на «принципы, определенные [] национальным законодательством» внедряющего государства-члена. Это было воспринято государствами-членами как возможность свободно формировать карательную ответственность руководителей бизнеса за правонарушения ФПИ.Это было подтверждено отчетами Комиссии как 2004, так и 2008 года о реализации Конвенции о ПДС, в которых отмечались значительные пробелы в реализации цитируемого положения в государствах-членах. В отчете за 2004 г. говорится, что «государства-члены продемонстрировали определенное нежелание тщательно анализировать свои национальные системы в отношении концепции уголовной ответственности руководителей предприятий. [..] Государства-члены просто полагаются на то, что уже содержится в их национальном законодательстве. Комиссия не убеждена в том, что ссылки на существующие внутренние положения достаточно, и считает, что несовместимости продолжают существовать в силу того факта, что лицо, принимающее решения, несет ответственность при различных обстоятельствах в зависимости от соответствующей страны.Эта довольно негативная оценка Комиссии была в значительной степени повторена в отчете за 2008 год, в котором указывалось, что государства-члены добились незначительного прогресса в применении уголовной ответственности руководителей бизнеса за преступления, связанные с ФПИ.

Нежелание государств-членов в отношении этого вида уголовной ответственности, однако, не может быть объяснено только традиционными соображениями суверенитета, которые еще более очевидны в отношении общей части материального уголовного права. Осуществление ст.3 Конвенции PIF, несомненно, поставил перед национальными законодательными органами ряд важных концептуальных вопросов: кого именно следует считать руководителями бизнеса? За какое поведение они должны нести ответственность (отсутствие контроля, помощь и/или подстрекательство)? Как можно объяснить действия или бездействие подчиненных? Если mens rea не требуется для принятия на себя уголовной ответственности, должна ли она основываться на схемах субститутивной или строгой ответственности? Как это соотносится с общими принципами уголовного права, такими как принцип индивидуальной вины? И если требуется mens rea , приведет ли это к проблемам с доказательствами? Какова роль карательного административного права?

Сложность этих вопросов в сочетании с робкими усилиями государств-членов по реализации ст.3 Конвенции PIF побудили авторов Corpus Juris предложить европейское типовое положение. Изобразительное искусство. 13 Свода законов предусмотрена уголовная ответственность в случаях правонарушений, предусмотренных Сводом законов , когда такое преступление было совершено в интересах предприятия лицом, действующим под руководством другого лица, являвшегося руководителем предприятия, или кто контролировал или использовал право принимать решения в нем, при условии, что руководитель бизнеса «сознательно допустил совершение преступления.» Изобразительное искусство. 13(3) распространила уголовную ответственность руководителя предприятия на ситуации, когда руководитель предприятия не осуществил необходимого надзора за подведомственным ему лицом, если такое несоблюдение способствовало совершению преступления. Модель Corpus Juris требовала наличия умысла для уголовной ответственности руководителя предприятия и, таким образом, отвергала субститутивную или строгую ответственность. Хотя модель Corpus Juris была довольно ограничительной из-за обязательного mens rea , она, похоже, не оказала никакого практического влияния на формирование соответствующих законов в государствах-членах.

Этот краткий обзор показывает, что основным недостатком правовой базы ЕС до Лиссабонского соглашения об уголовной ответственности руководителей бизнеса была ее большая опора на принципы национального права. Государства-члены предложили различные решения, некоторые из них даже не хотят принимать на себя эту форму ответственности.

Необходимость уголовной ответственности руководителей бизнеса в отношении защиты финансовых интересов ЕС вновь была поставлена ​​на обсуждение в контексте предложенной Директивы о ФПИ.Оценка воздействия, сопровождающая предложение Комиссии, подтвердила соображения, уже высказанные в докладах Комиссии за 2004 и 2008 годы об осуществлении Конвенции PIF. В более подробной оценке воздействия отмечается, что некоторые государства-члены применяют ограничительные определения, требующие, чтобы лица, входящие в ее сферу действия, обладали определенным формальным уровнем власти в организации или привлекались к уголовной ответственности только в том случае, если они знали и поддерживали конкретное преступное поведение своего подчиненные.Это неоправданно ограничивает ответственность лиц, обладающих официальной властью за пределами организации. Умышленное нарушение часто совершается на подготовительном этапе работниками, не занимающими должностей, имеющих силу вне организации, например, членами комитетов, помощниками совета директоров и т. д. Кроме того, проблемы с поиском и признанием доказательств часто мешают наказание фактического преступника внутри организации, что приводит к безнаказанности.

Такое разнообразие национальных подходов было воспринято как выражение отсутствия консенсуса по этому вопросу среди государств-членов.Столкнувшись с сопротивлением государств-членов и относительно небольшим успехом в гармонизации карательной ответственности руководителей бизнеса, Комиссия ЕС решила отказаться от положения об уголовной ответственности руководителей бизнеса в качестве политического компромисса при разработке новой Директивы PIF. . Стоит отметить, что даже в соответствующих дискуссиях в Европейском парламенте и Совете этот вопрос не упоминается.

Тот факт, что в Директиве PIF ничего не говорится о штрафной ответственности руководителей предприятий, безусловно, не связан с отсутствием у законодательного органа ЕС компетенции регулировать этот вопрос, а скорее отражает преднамеренный политический выбор.Оба ст. 325(4) ДФЕС и ст. 83(2) TFEU наделяет законодательный орган ЕС необходимой компетенцией для действий.

Первоначально Европейская комиссия обосновала свое Предложение о Директиве PIF на ст. 325(4) ДФЕС. Оно утверждало, что ст. 325(4) ДФЕС составляет lex specialis по сравнению со ст. 83(2) TFEU для принятия положений уголовного права в конкретной области защиты финансовых интересов ЕС.

В Оценке воздействия и Пояснительном меморандуме к Предложению Комиссии утверждалось, что ссылка в ст.325(1) ДФЕС на «сдерживающий фактор» наделяет ЕС компетенцией принимать положения уголовного права на основании этой статьи. По мнению Комиссии, «устрашающий» […] по своему характеру и исторически (см. Конвенцию о ПДФ) включает уголовно-правовой аспект, поскольку уголовное право необходимо в качестве основы для создания риска того, что потенциальные преступники могут быть пойманы при затруднительных обстоятельствах, и, таким образом, препятствует совершению противоправного действия в первую очередь». Комиссия также утверждала, что ст. 325 ДФЕС отличается от его версии до Лиссабона (ст.280 ТИК), более прямо не исключает принятия мер, «влияющих на национальное уголовное законодательство. Таким образом, он составляет правовую основу для принятия уголовно-правовых мер для защиты финансовых интересов ЕС и lex specialis по сравнению с положениями Договора Раздела V. Наконец, Комиссия подчеркнула, что ст. 325 ДФЕС предусматривает защиту финансовых интересов ЕС «от всех направлений незаконных посягательств, которые можно предусмотреть» и не ограничивается лишь принятием «минимальных правил».

Обоснование Комиссии, в частности ее заявление о всеобъемлющей компетенции, изложенной в ст. 325 TFEU демонстрирует, что исключение уголовной ответственности руководителей предприятий из Директивы о ФПИ не было мотивировано соображениями, связанными с законодательными полномочиями.

Интересно отметить, что выбор Комиссии в качестве правовой основы был оспорен Советом. Юридическая служба Совета (CLS) отклонила аргумент о характере lex specialis ст.325 ДФЕС и телеологическое толкование термина «сдерживающий фактор». Вместо этого он подтвердил горизонтальное применение ст. 83(2) TFEU для принятия положений уголовного права для обеспечения соблюдения всех уже согласованных политик Союза, включая защиту финансовых интересов ЕС. CLS сослался, в частности, на Заключительный отчет Рабочей группы X «Свобода, безопасность и правосудие» Европейской конвенции, в котором прямо говорится о защите финансовых интересов ЕС в рамках положений Раздела V.

Вмешательство Совета привело к изменению правовой основы Директивы PIF: ст. 325(4) ДФЕС заменена ст. 83(2) ДФЕС. Однако эта новая правовая основа ограничивается принятием «минимальных правил в отношении определения уголовных преступлений и санкций». Изобразительное искусство. 83 ДФЕС не предусматривает принятия норм по общей части материального уголовного права.

Независимо от этого ограничения, недавние акты, принятые на основании ст. 83(1) TFEU не только устанавливает составные элементы правонарушения и меры наказания, но все они требуют криминализации подстрекательства, пособничества и подстрекательства и, что более важно, предусматривают ответственность юридических лиц.Таким образом, можно утверждать, что даже новая правовая база позволит ЕС законодательно закрепить уголовную ответственность руководителя бизнеса.

Финансовый кризис спровоцировал оживленную общественную дискуссию об индивидуальной ответственности руководителей высшего звена в банковской и финансовой отрасли, которые обычно считались реальным источником корпоративных правонарушений. Это побудило законодательные органы ЕС приступить к разработке системы карательной ответственности физических лиц в сфере финансовых и банковских услуг.

В частности, недавно принятая правовая база по пруденциальному надзору за кредитными учреждениями и инвестиционными компаниями, применимая ко всем 28 государствам-членам, так называемый пакет CRD IV, содержит важные положения о штрафных административных санкциях в отношении физических лиц. Изобразительное искусство. 9 (1) Директивы о требованиях к капиталу IV (CRD IV) запрещает лицам или предприятиям, не являющимся кредитными учреждениями, осуществлять деятельность по приему депозитов или других возвратных средств от населения.Согласно ст. 66 (2) d Государства-члены CRD IV должны обеспечить, чтобы в случае нарушения этого запрета административные санкции могли быть применены к физическим лицам. Административные денежные штрафы могут достигать 5 миллионов евро. Подраздел 5 Регламента ЕС о пруденциальных требованиях устанавливает единые правила корпоративного управления, определяющие разделение обязанностей и полномочий по принятию решений в отношении кредитных учреждений и инвестиционных компаний, подпадающих под действие Регламента.В нем прописаны обязанности руководителей высшего звена, нарушение которых может повлечь за собой указанные административные санкции.

Поскольку CRD IV является Директивой, она должна быть имплементирована в национальное законодательство государств-членов. Таким образом, национальные законы государств-членов должны определять и детализировать действия, представляющие собой нарушение запрета, установленного в ст. 9 (1) CRD IV, а также круг лиц, к которым применяются правила поведения. Кроме того, в национальном имплементирующем законодательстве должны быть определены также критерии наложения штрафных санкций на физических лиц в соответствии со ст.66 (2) д CRD IV. Он должен предусматривать, в частности, требования mens rea .

Подводя итог, пакет CRD IV требует от государств-членов предусмотреть штрафную ответственность физических лиц за нарушение правил пруденциального надзора. Отныне национальное исполнительное законодательство ЕС должно предусматривать карательную ответственность физических лиц. Однако законодательные органы ЕС в очередной раз воздержались от установления единых стандартов карательной ответственности менеджеров.

На сегодняшний день карательная ответственность руководителей высшего звена в Европе по-прежнему представляется в значительной степени неудовлетворительной и в определенной степени несовместимой с той ролью, которую корпорации и их представители взяли на себя в современном обществе.

В целом, помимо положений, касающихся уголовно-правовой защиты бюджета ЕС, разнообразие национального законодательства и практики повышает риск неэффективного правоприменения и правовой неопределенности. Различная концептуальная форма карательной ответственности руководителей бизнеса препятствует отлаженной работе внутреннего рынка и затрудняет сотрудничество между органами уголовной юстиции государств-членов.Национально ориентированные подходы и нынешнее отсутствие равных условий создают возможности для злоупотреблений со стороны преступников и ухода от ответственности.

Фрагментация законов также проблематична с точки зрения правовой защиты соответствующего руководителя бизнеса. Из-за разрозненных национальных подходов руководители компаний, работающих в корпорациях, действующих в нескольких государствах-членах ЕС, сталкиваются с различными национальными правилами, например, в отношении должной осмотрительности.Это приводит к проблемам, связанным с принципом индивидуальной вины ( nulla poena sine culpa ), принципом правовой определенности ( lex certa ), принципом ne bis in idem, и презумпцией невиновности.

Необходимо уточнить и критически переосмыслить карательную ответственность руководителей предприятий с точки зрения единого правопорядка ЕС. Объем и условия ответственности руководителей предприятий должны быть последовательно рассмотрены в области свободы, безопасности и правосудия с учетом как уголовного, так и карательного административного права и в то же время с учетом правовой защиты отдельного руководителя. заинтересованного бизнеса.

Организованная преступность Модуль 4 Ключевые вопросы: Ответственность юридических лиц

 
   Этот модуль является ресурсом для лекторов  

 

 

Известно, что организованные преступные группы используют корпорации, предприятия, благотворительные организации или другие организации для совершения серьезных и изощренных преступлений. Они могут использовать эти организации для маскировки причастности отдельных лиц к этим преступлениям, поскольку компании могут быть особенно полезны для сокрытия клиентов и транзакций, а также для сохранения права собственности на доходы от преступлений.В уголовном праве предусмотрены процедуры для учета такого рода поведения под прикрытием организации. Они основаны на различии между физическими лицами (то есть физическими лицами) и юридическими лицами, такими как корпорации.

Физические и юридические лица

Закон признает два типа лиц: физические лица и юридические лица. Физические лица — это люди, ответственные за свои действия в соответствии с законом.Юридические лица — это порождения закона, обычно это бизнес или корпорации, которые не являются физическими лицами, но имеют некоторую способность предпринимать действия, затрагивающие других.

Сложные корпоративные структуры могут эффективно скрывать истинное право собственности, клиентов или транзакции. Понятие юридического лица может также использоваться для ограждения физических лиц от ответственности, а сложные структуры могут использоваться для сокрытия незаконной деятельности. Роль юридических лиц в незаконной деятельности может охватывать весь спектр организованных транснациональных преступлений, от торговли людьми, наркотиками, фальсифицированной медицинской продукцией или оружием до коррупции и отмывания денег.Поэтому обеспечение ответственности юридических лиц является важным компонентом борьбы с транснациональной организованной преступностью.

Статья 10 Конвенции против организованной преступности об ответственности юридических лиц является важным признанием той роли, которую юридические лица могут играть в совершении или содействии транснациональной организованной преступности. Он требует, чтобы государства-участники устанавливали ответственность юридических лиц, а также предусматривал, что с учетом правовых принципов государства-участника эта ответственность может быть уголовной, гражданской или административной.Национальные правовые режимы по-прежнему весьма разнообразны в том, как они определяют ответственность юридических лиц, как они возлагают ответственность или вину и определяют санкции, при этом некоторые государства прибегают к уголовным наказаниям в отношении самой организации, таким как штрафы, конфискация имущества или лишение юридические права, в то время как другие используют неуголовные или квазиуголовные меры.

Статья 10. Ответственность юридических лиц

  1. Каждое государство-участник принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми в соответствии со своими правовыми принципами, для установления ответственности юридических лиц за участие в серьезных преступлениях с участием организованной преступной группы и за преступления, признанные таковыми в соответствии со статьями 5, 6, 8 и 23 настоящей Конвенции.
  2. В соответствии с правовыми принципами государства-участника ответственность юридических лиц может быть уголовной, гражданской или административной.
  3. Такая ответственность не затрагивает уголовной ответственности физических лиц, совершивших преступления.

Каждое Государство-участник, в частности, обеспечивает, чтобы юридические лица, привлекаемые к ответственности в соответствии с настоящей статьей, подвергались эффективным, соразмерным и оказывающим сдерживающее воздействие уголовным или неуголовным санкциям, включая денежные санкции.

В частности, в соответствии со статьей 10 (3) ответственность юридических лиц должна быть установлена ​​без ущерба для уголовной ответственности физических лиц, совершивших преступления. Таким образом, ответственность физических лиц, совершивших действия, дополняет любую корпоративную ответственность и не должна на нее влиять. Другими словами, когда физическое лицо совершает преступления от имени юридического лица, должна быть возможность преследовать и наказывать как физическое, так и юридическое лицо.

В процессе установления ответственности юридических лиц можно выделить несколько ключевых вопросов. Например: что означает юридическое лицо в конкретном правовом контексте? Может ли юридическое лицо (например, бизнес) нести юридическую ответственность за преступление, совершенное некоторыми из его членов? Как эта ответственность возлагается на юридическое лицо? Если страна признает уголовную ответственность юридических лиц, то каким образом законодатель приписывает искусственному субъекту ментальный состав преступления?

Возложение ответственности на искусственное лицо является особенно сложной задачей для многих юрисдикций, поскольку большинство правовых систем основывают свои уголовные законы на сочетании физического поведения и психических состояний.В то время как элемент физического поведения является относительно простым, приписывание психических состояний, таких как «намерение» или «знание», юридическому лицу является более сложным. В этом контексте некоторые страны решили поставить ответственность юридического лица в зависимость от ответственности физических лиц. Таким образом, в юрисдикциях, принявших такой подход, компания может быть привлечена к ответственности за уголовное преступление, совершенное должностным лицом или сотрудником организации. Другие страны стремились отразить вину самой организации и, например, определили ответственность организации в том, как она структурирована, в ее политике и в ее неспособности контролировать своих сотрудников или агентов.

Как и в случае преступлений, совершенных физическими лицами, средства защиты от ответственности могут быть доступны юридическим лицам. Примером может служить защита «должной осмотрительности». Должная осмотрительность, по сути, является противоположностью небрежности. То есть ответчик может уменьшить или избежать ответственности, если он сможет доказать, что он принял все разумные меры для обеспечения соблюдения соответствующего закона.

Как указано в статье 10(4), государство также должно обеспечить привлечение юридических лиц к ответственности и, таким образом, применение эффективных, пропорциональных и сдерживающих санкций к юридическим лицам.Наиболее часто применяемой санкцией в отношении юридического лица является штраф, который можно охарактеризовать как уголовную, неуголовную или смешанную санкцию. Другие санкции включают конфискацию, реституцию или даже закрытие юридических лиц. Кроме того, государства, возможно, пожелают рассмотреть нефинансовые санкции, доступные в некоторых юрисдикциях, такие как лишение определенных преимуществ или запрет на определенные виды деятельности.

Установление ответственности юридических лиц усложняет деятельность тех, кто работает в законном бизнес-секторе в качестве пособника организованной преступной деятельности.Кроме того, это может также иметь сдерживающий эффект, учитывая, что ущерб репутации может быть очень дорогостоящим для организации и что он может выступать в качестве катализатора для более эффективных управленческих и надзорных структур для обеспечения соблюдения требований.

 

Наверх

 

Алкогольная ответственность | Услуги по управлению рисками и аудиту

Помимо возможности обычной гражданско-правовой ответственности, возникающей в результате небрежного поведения, существует повышенная юридическая ответственность, возлагаемая на отдельных лиц и организации, занимающиеся продажей алкогольных напитков.Как правило, эти обязательства делятся на две основные категории: 1) связанные с коммерческим распространением алкогольной продукции, включая производство, хранение, продажу и обслуживание; и 2) те, которые связаны с хозяином вечеринки или владельцем собственности, подающим алкогольные напитки гостям.

Несмотря на то, что это зависит от юрисдикции, субъекты, занимающиеся коммерческой дистрибуцией, обычно подразумеваемые как производители, оптовики и предприятия сферы услуг, такие как рестораны, бары или владельцы таверн и т. п., подпадают под действие законов о пивных и несут юридические обязательства перед своими покровителями. а также представителям широкой общественности проявлять разумную осторожность в ответственной практике подачи алкоголя.Уголовные и гражданские иски могут быть предприняты против тех, кто распространяет алкоголь, за ущерб, причиненный их покровителями третьим лицам и даже, в некоторых случаях, самим себе. Прецедентное право предполагает, что нападение и нанесение побоев другим посетителям и официантам составляет большинство всех исков против владельцев заведений, торгующих алкогольными напитками. Кроме того, владельцы лицензии на алкоголь и официанты/продавцы, имеющие разрешение на подачу или продажу алкоголя, могут быть привлечены к административной ответственности (штрафы, приостановление действия лицензии/разрешения или даже отзыв лицензии/разрешения) за несоблюдение государственных постановлений. связанные с выдачей лицензии/разрешения на алкоголь.

Для тех учреждений, которые подвержены такому риску, разумные меры, такие как комплексная политика обучения сотрудников, надзор, контроль запасов и безопасность мероприятий, могут частично снизить связанные с этим риски и обязательства. Страхование специальной ответственности, отдельное и в дополнение к другим видам страхования бизнеса, является распространенным (финансовым) инструментом смягчения последствий для защиты университетских учреждений/хозяев.

В большинстве штатов закон допускает уголовные наказания (штрафы, тюремное заключение или и то, и другое) за нарушение правил, регулирующих продажу алкогольных напитков (например,грамм. обслуживание несовершеннолетних). Ответственные лица, как коммерческие, так и общественные, могут столкнуться с гражданскими исками, в дополнение к уголовным обвинениям, за нарушение своих обязанностей по надлежащему надзору за обслуживанием алкогольных напитков. Большинство гражданских исков возникает, когда невинные жертвы ранены или убиты действиями человека в состоянии алкогольного опьянения; иски от самого пьяного человека к хозяину или серверам тоже не из ряда вон. Вознаграждения по гражданским искам могут быть в виде денежной компенсации ущерба для 1) компенсации потерпевшим (компенсационные убытки) и 2) для наказания правонарушителя (штрафные убытки).

Важное примечание:  в 2010 году законодатели штата Массачусетс приняли поправку к M.G.L. в. 138, §12 (в котором излагаются правила лицензирования алкогольных напитков), требующий от владельцев ресторанов и баров наличия страховки ответственности за продажу спиртных напитков. Закон определяет, что учреждения должны нести минимум 250 000 долларов США на человека / 500 000 долларов США на страхование от несчастных случаев. Другими словами, полисы должны предусматривать минимум 250 000 долларов США за телесные повреждения или смерть одного человека и в общей сложности 500 000 долларов США за инцидент, связанный с телесными повреждениями или смертью.

Большинство, если не все, полисы страхования общей коммерческой ответственности не обеспечивают покрытие ответственности за юридические убытки и травмы, возникшие в результате небрежного обслуживания алкогольных напитков в барах, поэтому Департамент финансирования рисков и страхования Гарварда создал Программу страхования ответственности за алкоголь для правомочные департаменты управлять своей ответственностью и соблюдать лицензионные законы штата Массачусетс. Характер алкогольной деятельности вашего отдела определяет сторону программы, спонсируемой университетом, на которую вы можете иметь право.

Подобно законам, регулирующим продажу алкоголя, существуют специальные законы, устанавливающие, когда организаторы социальных мероприятий могут нести ответственность за действия своих гостей (просто предоставив им алкоголь или разрешив употреблять его в своем помещении). Программа Университета Master Liability предназначена для решения таких ситуаций путем предоставления страхового покрытия ответственности за алкоголь для социальных сетей в большинстве случаев.

Если у вас есть особые обстоятельства или вы не уверены, как могут применяться программы страхования, мы рекомендуем вам написать по электронной почте или позвонить в Департамент финансирования рисков и страхования по телефону 617-495-7971 для получения подробной информации и получения разъяснений.

Ваш деловой партнер занимается сомнительными делами… Что теперь?

Тайные полуночные встречи в доках. Пропавшие деньги. Цифры и счета, которые не совсем складываются. А потом ваш деловой партнер подъезжает к офису на сверкающем новом Bugatti. Какими бы ни были красные флажки, вы начинаете подозревать, что ваш деловой партнер играет быстро и небрежно с законом — и с вашим бизнесом.Пришло время задать себе несколько сложных вопросов.

Несу ли я ответственность, если мой деловой партнер использует наш бизнес для участия в незаконной деятельности?

Можно ли привлечь вас к личной, уголовной ответственности? Да, это возможно, даже если вы не являетесь активным соучастником. Например, если вы закрываете глаза на преступление, вас могут привлечь к ответственности. Если у вас есть руководящая должность, где вы должны знать о преступлении, вы можете быть привлечены к ответственности. И, конечно же, если вы получаете прибыль от преступления, вы можете быть привлечены к ответственности.Например, представьте, что ваш партнер заключает закулисную сделку, которая увеличивает прибыль компании. Увеличение прибыли компании пойдет вам на пользу, так что вы получите прибыль от преступления.

Что произойдет, если меня признают виновным?

В зависимости от преступления вы можете попасть в тюрьму. Возможно, что более вероятно, вы могли бы в конечном итоге заплатить много денег, включая гражданские штрафы. Инвесторы или акционеры, вероятно, подадут в суд. Любая ваша защита, ограничивающая вашу личную ответственность, обычно теряет силу, если вас признают виновным в преступном поведении.

Что произойдет, если мой партнер или компания будут признаны виновными в совершении преступления?

Если ваш напарник осужден за преступление, у вас будет много проблем, которые нужно решить. Обратите внимание, что даже если ваш партнер находится за решеткой, он все равно остается вашим партнером. Вам нужно будет решить, как вы хотите действовать — например, вы можете предпринять процессуальные действия, чтобы лишить их полномочий (или полностью исключить их из бизнеса). И если вы потеряете своего партнера, вам также придется заменить все, что он привнес в бизнес — деньги, услуги, навыки, связи и т. д.Ваша деловая репутация, скорее всего, пострадает, особенно если преступление станет главной новостью. И хотя это несправедливо, ваша личная репутация также может пострадать из-за вины по ассоциации.

Уголовные обвинения не ограничиваются только людьми в вашем бизнесе. Если у вас есть юридическое лицо, такое как ООО или корпорация, вполне возможно, что сам бизнес может быть обвинен в совершении преступления. Корпорация или ООО считается «юридическим лицом». И точно так же, как человек из плоти и крови, такие виды бизнеса могут быть привлечены к уголовной ответственности.Бизнес, конечно, не может попасть в тюрьму, но может получить другие серьезные наказания, в том числе штрафы и санкции. Государства могут даже отозвать корпоративный устав или лицензию вашего бизнеса.

Если я подозреваю, что мой партнер использует наш бизнес в преступных целях, что мне делать?

Первый шаг — нанять адвоката. Юрист, имеющий опыт корпоративного права, может рассмотреть вашу конкретную ситуацию и помочь вам понять, как лучше всего защитить себя и свой бизнес. Вы также можете обратиться за помощью в свой штат или местный центр малого бизнеса.Вы также можете поговорить с бухгалтером, чтобы он помог вам проанализировать финансы.

У некоторых людей возникает соблазн начать играть в детектива. Но это не Кэбот-Коув, и вы не Джессика Флетчер. Если у вас есть неопровержимые доказательства, вы можете обратиться к своему адвокату, чтобы связаться с соответствующими органами (и подать иск против вашего партнера). Однако попытка откопать улики или «раскрыть дело» самостоятельно может быть опасной, а сближение с деловым партнером — это действительно последнее, что вам следует делать.Если ваш партнер ведет себя подозрительно, вам нужно как можно больше дистанцироваться между вами двумя.

Как я могу избавиться от моего мошеннического делового партнера?

Если все, что у вас есть, — это ваши подозрения — никаких неопровержимых доказательств и никаких обвинений — может быть трудно избавиться от партнера. Но это не значит, что вы застряли. Есть несколько способов расстаться с нежелательным деловым партнером.

Первым шагом является рассмотрение вашего соглашения (желательно с вашим адвокатом).В зависимости от того, какой у вас бизнес, у вас может быть соглашение о партнерстве, операционное соглашение или устав. Если в вашем соглашении есть какие-либо оговорки о выкупе или выходе, вам придется их соблюдать. У вас нет соглашения? Обратитесь к уставу вашего штата. Например, если у вас есть корпорация, вы можете найти корпоративные уставы, объясняющие процессы добавления и удаления людей из вашего бизнеса. (И в будущем всегда имейте соглашение! Ознакомьтесь с нашими бесплатными шаблонами операционных соглашений и уставов.)

Вооружившись информацией, содержащейся в вашем соглашении и уставе, вы можете пойти несколькими путями, чтобы расстаться со своим деловым партнером:

  • Выкупить их:  Это может быть довольно дорого, особенно если ваш партнер не заинтересован в уходе. Хотя соглашения сильно различаются, обычно трудно заставить кого-то уйти, если он этого не хочет. В некоторых соглашениях есть оговорки о выходе, такие как «оговорки о дробовике», когда один партнер называет цену за акцию, а другой партнер затем принимает решение о покупке или продаже своих акций — просто обратите внимание, что если вы активируете одну из этих оговорок, вы можете в конечном итоге продать, когда вы надеялись купить.
  • Вытеснить их / Уменьшить их власть:  В зависимости от условий вашего соглашения и того, как власть распределяется в вашем бизнесе, вы можете объединиться с другими участниками, партнерами или акционерами, чтобы большинством голосов отстранить подозрительного партнера или уменьшить их роль. В качестве альтернативы, если вы чувствуете, что можете вести переговоры со своим партнером, вы можете убедить его играть более пассивную роль в бизнесе.
  • Ликвидация бизнеса:  Отказ от бизнеса – серьезный шаг, но это может быть лучшим вариантом, особенно если ваш бизнес уже испытывает трудности.
  • Выйти:  Если ничего не помогает, иногда лучше просто сократить потери и выйти из Dodge.

Как только вы успешно отделите себя от своего партнера, знайте, что это не означает, что вы в безопасности. Вы захотите задокументировать все и безопасно хранить все свои деловые записи на случай, если позже что-то будет поставлено под сомнение. Возможно, вам придется подать документы в штат и уведомить IRS об изменениях в вашем бизнесе. И это хорошая идея, чтобы убедиться, что клиенты и поставщики также знают, что происходит.Например, если вы уходите из бизнеса, вы не хотите, чтобы ваш партнер использовал ваше доброе имя для заключения контрактов.

Нужна дополнительная помощь в поддержании вашего бизнеса?

Независимо от того, есть у вас надежный партнер или нет, ведение бизнеса требует много работы. Давайте облегчим нагрузку. Мы предлагаем услуги профессионального зарегистрированного агента, создание бизнеса, услуги по продлению бизнеса и множество бесплатных руководств и бизнес-форм.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.