Как оформить эцп юридическому лицу: Электронная подпись (ЭЦП) для юридического лица

Содержание

ФНС разъясняет: квалифицированная электронная подпись юридических лиц — Новости

C 1 января 2022 года на ФНС России возлагаются функции по выпуску квалифицированной электронной подписи юридических лиц (лиц, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), индивидуальных предпринимателей и нотариусов в соответствии с законодательством об электронной подписи.

Чтобы обеспечить «бесшовный» переход от платной к соответствующей безвозмездной государственной услуге по выпуску электронной подписи с 5 июля 2021 года получить квалифицированную электронную подпись можно в Удостоверяющем центре ФНС России.

Сделать это могут все юридические лица и индивидуальные предприниматели с учетом следующих ограничений:

• Удостоверяющий центр ФНС России выдает квалифицированные сертификаты только юридическим лицам (лицу, действующему от имени компании без доверенности) и индивидуальным предпринимателям;

• Сертификат выдается в единственном экземпляре только руководителю организации.

• Квалифицированный сертификат физического лица, а также лица, планирующего действовать от имени юридического лица по доверенности, можно получить в коммерческих аккредитованных удостоверяющих центрах;

• Квалифицированные сертификаты для заявителей выпускаются территориальными налоговыми органами. Заявитель должен лично прибыть в точку выдачи, предоставить паспорт и СНИЛС и пройти процедуру идентификации.

• Закон не предусматривает получение какого-либо из перечисленных вариантов ЭП по доверенности.

• Квалифицированный сертификат записывается на предоставляемый заявителем носитель ключевой информации, сертифицированный ФСТЭК России или ФСБ России. УЦ ФНС России поддерживает ключевые носители формата USB Тип-А, в частности: Рутокен ЭЦП 2.0, Рутокен S, Рутокен Lite, JaCarta ГОСТ, JaCarta-2 ГОСТ, JaCarta LT и другие, соответствующие установленным требованиям. Приобрести такие носители можно у дистрибьюторов производителей и в специализированных интернет-магазинах. Кроме того, можно использовать уже имеющиеся носители при условии их соответствия требованиям. Один ключевой носитель может использоваться для хранения нескольких (до 32 экз.) КЭП и сертификатов к ним, выданных как коммерческими, так и государственными УЦ.

Для подготовки заявления на выдачу квалифицированного сертификата, а также приобретения ключевых носителей можно обратиться к оператору электронного документооборота. Полученные квалифицированные сертификаты имеют срок действия 15 месяцев и могут использоваться для сдачи отчетности и ведения хозяйственной деятельности в рамках Федерального закона от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи».

Пользователи, получившие КЭП в УЦ ФНС России для получения технической поддержки могут обращаться по телефону Единого контакт-центра ФНС России: 8-800-222-2222.

С 1 июля 2021 года лица, имеющие право действовать без доверенности от имени организации, и индивидуальные предприниматели могут подать заявление на выпуск КЭП через «Личный кабинет налогоплательщика – физического лица».

С 1 января 2022 года вступают в силу дополнительные ограничения:

Квалифицированную электронную подпись кредитных организаций, операторов платежных систем, некредитных финансовых организаций можно будет получить только в Удостоверяющем центре Центрального банка Российской Федерации;

Квалифицированную электронную подпись должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления либо подведомственных государственному органу или органу местного самоуправления организации можно будет получить только в Удостоверяющем центре Федерального Казначейства;

Квалифицированную электронную подпись физических лиц, а также лиц, действующих от имени юридического лица по доверенности, можно будет получить в коммерческих удостоверяющих центрах после их переаккредитации.

Услуга по выдаче КСКПЭП предоставляется ФНС России бесплатно и может оказываться в территориальных органах ФНС России. По вопросам получения КСКПЭП можно обращаться в:

• Межрайонную ИФНС России № 32 по Свердловской области (Екатеринбург, ул. Стачек 17Б)

Напоминаем, что КСКПЭП выдается только при личной идентификации
в Инспекции генерального директора юридического лица (лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности), индивидуального предпринимателя или нотариуса.

Для получения КСКПЭП необходимо предоставить в УЦ ФНС России
USB-носитель ключевой информации (токен), сертифицированный
ФСТЭК России или ФСБ России для записи КСКПЭП и следующий пакет документов:

• основной документ, удостоверяющий личность

• СНИЛС

С 01.07.2021 для получения услуги возможна запись на сайте ФНС России (www.nalog.gov.ru) посредством сервиса «Онлайн-запись на прием в инспекцию» или «Личный кабинет для физических лиц».

14.09.2021

Подача онлайн-заявки для юридических лиц

Внимание! Для подачи онлайн-заявки на получение ключей ЭЦП вам необходимо установить программу NCALayer.

Для подачи заявки на выпуск ключей ЭЦП перейдите по следующей ссылке:

 

 

На внешнем устройстве или на файловой системе будут сгенерированы Ваши закрытые ключи ЭЦП. Соберите необходимый пакет документов и обратитесь в НАО Государственная корпорация «Правительство для граждан» (ЦОН) для подтверждения поданной заявки. После чего, установите регистрационные свидетельства по присвоенному номеру заявки.

Для юридического лица при себе необходимо иметь:

  • заявление на выдачу регистрационных свидетельств НУЦ РК, содержащее уникальный номер заявки;
  • документ удостоверяющий личность;
  • доверенность на разовое получение или отзыв регистрационных свидетельств НУЦ РК от юридического лица;
  • справку либо свидетельство (при наличии) о государственной регистрации (перерегистрации) юридического лица услугополучателя в качестве юридического лица.
  • Для получения регистрационных свидетельств на сотрудника юридического лица до обращения в НАО Государственная корпорация «Правительство для граждан» (ЦОН), первый руководитель юридического лица или лицо, исполняющего его обязанности посредством портала подтверждает поданную сотрудником юридического лица заявку на выдачу регистрационных свидетельств путем удостоверения ее своей электронной цифровой подписью.
  • Для первого руководителя юридического лица или лица, исполняющего его обязанности, взамен доверенности представляется справка с места работы либо заверенная печатью юридического лица (при ее наличии) копия приказа (решения, протокола) о назначении на должность первого руководителя или лица, исполняющего его обязанности.
  • После того, как оператор НАО Государственная корпорация «Правительство для граждан» (ЦОН) подтвердит заявку, установите выпущенные регистрационные свидетельства НУЦ РК, через «Сервис проверки статуса заявки». Регистрационные свидетельства подлежат установке в случае если заявке присвоен статус — «Выпущенные регистрационные свидетельства по заявке».

После успешной установки регистрационных свидетельств НУЦ РК, вы можете начать работу с порталом электронного правительства.

ФНС России «ФНС разъяснила, кто и как может получить бесплатную КЭП с 1 июля»

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ИНФОРМАЦИЯ

ФНС РАЗЪЯСНИЛА,

КТО И КАК МОЖЕТ ПОЛУЧИТЬ БЕСПЛАТНУЮ КЭП С 1 ИЮЛЯ

С 1 января 2022 года на ФНС России возлагаются функции по выпуску квалифицированной электронной подписи для юридических лиц (лиц, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), индивидуальных предпринимателей и нотариусов.

Срок действия КЭП, выпущенных коммерческими удостоверяющими центрами, заканчивается 1 января 2022 года. До 1 июля 2021 года им необходимо переаккредитоваться. Чтобы обеспечить «бесшовный» переход от платной к соответствующей безвозмездной государственной услуге по выпуску электронной подписи с 1 июля получить квалифицированную электронную подпись можно будет в Удостоверяющем центре ФНС России.

Сделать это смогут все юридические лица и индивидуальные предприниматели с учетом следующих ограничений:

1. Удостоверяющий центр ФНС России бесплатно выдает квалифицированные сертификаты только для юридических лиц (как правило, генеральному директору, который действует от лица компании без доверенности), индивидуальных предпринимателей и нотариусов;

2. Квалифицированный сертификат физического лица, а также лица, планирующего действовать от имени юридического лица по доверенности, можно получить в коммерческих аккредитованных удостоверяющих центрах;

3. Квалифицированные сертификаты для заявителей, указанных в п. 1, выпускаются территориальными налоговыми органами по предварительной записи. Заявитель должен лично предоставить заявление на выпуск КЭП, паспорт и СНИЛС в налоговый орган и пройти процедуру идентификации.

4. Квалифицированный сертификат записывается на предоставляемый заявителем носитель ключевой информации, сертифицированный ФСТЭК России или ФСБ России. Это необходимо для обеспечения конфиденциальности ключей электронной подписи пользователя, исключения риска их компрометации и использования без ведома владельца. УЦ ФНС России поддерживает ключевые носители формата USB Тип-A, в частности: Рутокен ЭЦП 2.0, Рутокен S, Рутокен Lite, JaCarta-2 SE (JaCarta-2 PKI/ГОСТ/SE), JaCarta LT, JaCarta-2 ГОСТ, JaCarta-2 PKI/ГОСТ, JaCarta PKI, ESMART Token, ESMART Token ГОСТ, а также иные, соответствующие установленным требованиям.

Приобрести такие носители можно у дистрибьюторов производителей и в специализированных интернет-магазинах. Кроме того, можно использовать уже имеющиеся носители при условии их соответствия требованиям. Один ключевой носитель может использоваться для хранения нескольких (до 32 экз.) КЭП и сертификатов к ним, выданных как коммерческими, так и государственными УЦ.

Для подготовки заявления на выдачу квалифицированного сертификата, а также приобретения ключевых носителей можно обратиться к оператору электронного документооборота. Полученные в рамках «пилотного» выпуска квалифицированные сертификаты являются легитимными, имеют срок действия 15 месяцев и могут использоваться для сдачи отчетности и ведения хозяйственной деятельности в рамках Федерального закона от 06.04.2011 N 63-ФЗ «Об электронной подписи».

Пользователи, получившие КЭП в УЦ ФНС России, могут обращаться в Службу технической поддержки или по телефону Единого контакт-центра ФНС России: 8-800-222-2222.

С 1 июля 2021 года лица, имеющие право действовать без доверенности от имени организации, и индивидуальные предприниматели смогут подать заявление на выпуск КЭП через «Личный кабинет налогоплательщика — физического лица».

ФНС напоминает, что с 1 января 2022 года вступают в силу следующие ограничения:

1. Квалифицированную электронную подпись кредитных организаций, операторов платежных систем, некредитных финансовых организаций и индивидуальных предпринимателей можно будет получить в Удостоверяющем центре Центрального банка Российской Федерации;

2. Квалифицированную электронную подпись должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления либо подведомственных государственному органу или органу местного самоуправления организации можно будет получить в Удостоверяющем центре Федерального Казначейства;

3. Квалифицированную электронную подпись физических лиц, а также лиц, действующих от имени юридического лица по доверенности, можно будет получить в коммерческих удостоверяющих центрах после их переаккредитации.


Открыть полный текст документа

Основные различия изготовления ЭЦП для физических и юридических лиц

Известно, что получателем электронной подписи может выступать как физическое лицо (гражданин), так и юридическое лицо (компания). Однако процессы изготовления и использования ЭЦП физлицами и юрлицами практически ничем отличаются. Это обусловлено, в том числе, тем, что и в том и в другом случае цифровая подпись оформляется на конкретного человека.

Особенности получения ЭЦП юридическим лицом

В случае, когда ЭП приобретается для использования в интересах какой-либо организации, она оформляется на ее представителя — как правило, на руководителя, или другого должностного лица. В соответствии с этим, при получении подписи в удостоверяющем центре требуется представить документы, которые подтверждают назначение руководителя на должность либо наделяют иного представителя соответствующими полномочиями.

Вместе с указанными документами для получения ЭЦП необходимо предъявить копию паспорта человека, на которого оформляется подпись. Кроме того, требуется подписать согласие на обработку личных данных. Эти же документы предоставляются физическим лицом.

Процесс изготовления ЭП для юрлица также мало чем отличается. Получив заявление клиента и комплект требуемых документов, сотрудники удостоверяющего центра приступают к изготовлению подписи, после чего инструмент выдается получателю.

Наконец, и юридические и физические лица одинаковым образом пользуются инструментом электронной подписи. С его помощью приобретают юридическую значимость всевозможные документы, сообщения, заявления и т. д. Срок действия сертификата ЭЦП во всех случаях составляет 1 год, после чего его следует продлить.

Различные сферы применения

Как видим, серьезных различий между ЭЦП для физических и юридических лиц нет. Изготовление и применение подписи происходит одинаковым способом, различаются лишь документы, которые необходимо подавать в удостоверяющий центр.

Гораздо большее значение имеет предполагаемая сфера использования ЭП. Существуют разнообразные типы подписи:

  • для участия в госзаказе;
  • для отправки отчетности в налоговую службу;
  • для электронного документооборота;
  • и т. д.

Сфера использования ЭЦП влияет на стоимость: подписи разных типов имеют различную цену. Кроме того, в ряде случаев от назначения зависит перечень подаваемых в удостоверяющий центр документов.

Например, если вы желаете получить электронную подпись кадастрового инженера, вам придется предоставить в УЦ скан имеющегося диплома об окончании курсов. Без него выдача ЭЦП невозможна, поскольку данный документ подтверждает профессиональную пригодность человека. Номер диплома специалиста прописывается в сертификате при изготовлении ЭП.

Свои нюансы есть и при формировании других типов цифровой подписи. Однако, по большому счету, для удостоверяющего центра нет никакой принципиальной разницы в том, для кого создается ЭЦП, для гражданина (физического лица) или компании (юрлица). В законодательстве подобные различия также никак не фиксируются.

Квалифицированные ЭЦП — Русская компания

Согласно федеральному закону №63-ФЗ от 06.04.2011 «Об электронной подписи» электронные подписи бывают простыми, усиленными квалифицированными и усиленными неквалифицированными. Усиленная неквалифицированная электронная подпись используется в тех случаях, когда на оформляемом документе нет необходимости ставить печать. С помощью нее подтверждается личность лица, подписывающего документ. Усиленная квалифицированная электронная подпись имеет более широкую область применения и, согласно действующему законодательству РФ приравнивается к бумажному документу, на котором имеется печать и подпись.

Область применения квалифицированной электронной подписи весьма широка. На сегодняшний день рядовые граждане, индивидуальные предприниматели и организации, обладая КЭП, могут выполнять следующие операции:

  • принимать участие в электронных аукционах, проводимых на торговых площадках в рамках государственного заказа;
  • направлять сообщения в Росфинмониторинг;
  • предоставлять в электронном виде декларации в Росалкогольрегулирование;
  • предоставлять отчетность через Интернет в государственные контролирующие органы;
  • регистрироваться и размещать данные на портале государственных закупок;
  • пользоваться системой межведомственного электронного управления и др.

Квалифицированная электронная подпись

Одним из отличий усиленной квалифицированной электронной подписи является максимально высокий уровень защищенности. Ее достоверность подтверждается квалифицированным сертификатом. Усиленную квалифицированную подпись можно получить в удостоверяющих центрах, которые аккредитованы государством. Документ с подписью КЭП в соответствии с действующим законодательством имеет такую же юридическую силу как бумажный документ, на котором имеется подпись и печать. Аккредитованный удостоверяющий центр в свою очередь выступает гарантом подлинности усиленной квалифицированной электронной подписи.

Усиленная квалифицированная электронная подпись используется при электронном документообороте между государственными органами исполнительной власти и региональными представителями, в том числе органами местного самоуправления. Согласно постановлению Министерства связи и массовых коммуникаций документооборот в электронном виде между ведомствами в обязательном порядке должен предусматривать использование усиленной квалифицированной электронной подписи.

Для получения квалифицированной электронной подписи необходимо предоставить:

Юридические лица:

  • копия паспорта уполномоченного лица (разворот с пропиской и разворот с фотографией) с предъявлением оригинала,
  • копия СНИЛС уполномоченного лица,
  • копия свидетельства ИНН – для иностранных организаций.
  • Копия документа, подтверждающего право лица, выступающего от имени юридического лица, действовать от его имени:
    • копия* решения/протокола общего собрания (для частных юридических лиц) или приказа (для государственных юридических лиц) о назначении руководителя – если ЭЦП изготавливается на имя руководителя юридического лица;
    • копия* доверенности, подтверждающей полномочия владельца сертификата ключа подписи, в том числе подавать документы для создания СКП/получать СКП, с обязательным представлением оригинала доверенности;

ИП:

  • копия паспорта уполномоченного лица (разворот с пропиской и разворот с фотографией) с предъявлением оригинала,
  • копия СНИЛС уполномоченного лица,
  • копия свидетельства ИНН,
  • доверенность или иной документ, подтверждающий право заявителя действовать от имени других лиц нотариально заверенная.

Физические лица:

  • копия паспорта уполномоченного лица (разворот с пропиской и разворот с фотографией) с предъявлением оригинала,
  • копия СНИЛС уполномоченного лица,
  • копия свидетельства ИНН с предъявлением оригинала.

Квалифицированная электронная подпись в Тюмени

ООО «Русская компания» является лицензированным и сертифицированным спецоператором связи и входит в список удостоверяющих центров, аккредитованных Минкомсвязи РФ. ООО «Русская компания» предлагает выдачу квалифицированной электронной подписи в Тюмени. Компания работает строго в рамках действующего законодательства и имеет государственную аккредитацию, а также лицензии для осуществления деятельности УЦ и выдачи квалифицированной электронной подписи в Тюмени.

Квалифицированная электронная подпись в Тюмени может быть оформлена на государственных и коммерческие организации, индивидуальных предпринимателей и физических лиц.

Прайс-лист на услуги электронной подписи


Как сделать электронную подпись

Электронная цифровая подпись (ЭЦП) – лучшая гарантия подлинности документации, оформленной онлайн. Необходимость ее применения обусловлена современными условиями удаленного ведения бизнеса. ЭЦП незаменима при заключении договоров и осуществлении любых правомерных действий. Расскажем, для чего предназначены разные виды ЭП и как сделать электронную подпись.

Закажите электронную подпись у нас!

Оставьте заявку и получите консультацию.

Электронная цифровая подпись: что это и для чего она нужна

ЭП – это реквизит онлайн-документа, формирующийся посредством шифрования данных. Она дает возможность определить авторство, выявить, были ли в документ внесены поправки после согласования и подписания.

Процесс подписания можно назвать шифрованием по конкретному алгоритму на конкретном ключе. В результате комбинация данных и ключа позволяет сгенерировать уникальную подпись, которую нельзя скопировать или подделать. Ее подлинность определяется ключом проверки, который подтверждается специальным сертификатом.

Сферы применения ЭЦП многочисленны: используется при обращении за госуслугами, подписании документации, заверке бумаг в суде, ведении отчетности. В основном электронная цифровая подпись изготавливается для юрлиц и ИП, однако она может выдаваться и физлицам для осуществления разных операций. Применение ЦП регламентируется Законом от 6.04.2011 № 63-ФЗ, который в ст. 2 содержит основные понятия о ней:

  1. ЭЦП – информация в цифровом виде, сопряженная с данными в онлайн-документе, которая обеспечивает его защиту и позволяет идентифицировать лицо, ставящее подпись. Законом она признана аналогом собственноручной, которая ставится на бумаге.
  2. Удостоверяющий центр (УЦ) – организация, разрабатывающая и осуществляющая выдачу ЦП. Важно проверить, что она включена в список аккредитованных Минкомсвязи РФ центров.
  3. Ключ подписи (закрытый) – уникальная комбинация символов для генерации ЭП, используемая с целью визирования. Она не повторяется и соответствует только конкретному ключу. Владелец (либо доверенное лицо) должен держать его в тайне. В обратном случае необходимо как можно раньше уведомить УЦ, чтобы он включил сертификат в список отозванных.
  4. Ключ проверки (открытый) – комбинация символов для проверки подлинности ЭП, которая связана с закрытым ключом, но не является секретной. Этот ключ может распространяться свободно.
  5. Сертификат ключа проверки – документ, удостоверяющий права владельца на ключ.

Подпишись на наш канал в Яндекс Дзен — Онлайн-касса!
Получай первым горячие новости и лайфхаки!

ЭП в удостоверяющем центре выдают в виде маленькой флешки – так называемого USB-токена (в РФ это Е-токен или Рутокен). Такое устройство оснащено картой памяти с паролем. На ней хранятся данные для генерации ЦП. Если токен утерян, он подлежит восстановлению в любом аккредитованном центре.

Процедура проверки ЭП представляет ее повторное вычисление и сравнение с имеющимся вариантом. То есть, если подпись неверная, это будет означать, что либо ключ, либо документ не тот. В первом случае авторство можно установить, только если ключ точно принадлежит исключительно лицу, поставившему подпись.

При распечатке на бумаге ЭП не видна, а в электронном виде она может выглядеть по-разному: как последовательность букв и цифр либо графическое изображение, похожее на стандартный штамп. Максимально защищены документы с невидимой ЦП. Она чаще всего используется для заверения документов, созданных в Microsoft Office. При этом в нижней части экрана можно увидеть специальный значок, который свидетельствует о ее присутствии.

Простая электронная подпись и другие виды ЭЦП

ЭЦП может быть 2 типов: простая и усиленная. При генерации первой используются коды и пароли, тогда как вторая формируется средствами криптографической защиты информации (СКЗИ).

Простая электронная подпись не выступает аналогом подписи, ставящейся от руки на бумаге. Одновременно стороны договора могут принять согласованное решение, что признают ее равнозначной собственноручно поставленной. Тогда подписанная документация получает юридическую силу. Допустим, если вы подключаете карту к онлайн-банку, вас идентифицируют и вы заключаете договор, а впоследствии примените простую ЭП, то она будет иметь ту же юридическую значимость, что и вариант подписи, поставленной от руки.

В остальных случаях простая ЦП отличается от других видов именно тем, что лишь идентифицирует лицо, подписавшее документ, то есть подтверждает факт его создания конкретным лицом. При этом она не дает возможности определить неизменность подписанта. В связи с этим, рассматриваемая ЭП выступает наименее защищенной, поэтому ее лучше использовать, когда между партнерами установлены доверительные отношения.

Применение простой ЦП не допускается для визирования некоторых категорий документов, включая относящиеся к государственной тайне. Но при этом ее можно ставить при подтверждении различных данных на документах, адресованных как государственным, так и местным органам власти или конкретным должностным лицам. Чаще всего она служит как способ визирования внутрикорпоративной документации.

Чтобы заказать простую ЦП, кроме заявления, в УЦ нужно представить:

  1. Паспорт.
  2. СНИЛС.

Потребуется также сообщить свой e-mail.

Читайте также: Электронная подпись для физических лиц

Простая электронная подпись для юридических лиц предполагает предоставление дополнительного списка. При получении или приостановлении действия ЭП (к примеру, вследствие утери носителя) необходимо посещать центр лично.

Более широкий спектр возможностей предоставляет усиленная подпись, имеющая дополнительную защиту и создающаяся с использованием СКЗИ, которые сертифицированы ФСБ РФ. Она, в свою очередь, бывает неквалифицированной (НЭП) и квалифицированной (КЭП).

НЭП генерируется посредством криптографического преобразования данных, дает возможность установить авторство и определить изменения, сделанные в документе после подписания. Ее можно получить в центрах без аттестации и использовать в различных инстанциях, однако она не признается в судах.

Квалифицированная ЭП сегодня считается самым надежным и безопасным видом подписи. Она обладает всеми свойствами НЭП, но дополняется сертификатом с ключом проверки. Такая разновидность может применяться во всех инстанциях, включая всевозможные государственные учреждения и суды. При этом сертификат содержит следующую основную информацию:

  • личные данные владельца или информацию об ООО;
  • страховой номер или ИНН;
  • сведения о центре, выдавшем ЦП;
  • ключ проверки;
  • номер сертификата и ограничения по его использованию (при необходимости).

Для получения такого вида следует представить:

  • общегражданский паспорт;
  • СНИЛС;
  • ИНН;
  • номер записи ЕГРИП о регистрации (если нужна электронная подпись для ИП).

Для подтверждения полномочий юрлица (если необходима соответствующая ЭП) может потребоваться дополнительная документация.

Оформим ЭЦП для вашего бизнеса. Поможем установить и настроить в день подачи заявки!

Оставьте заявку и получите консультацию в течение 5 минут.

Как получить электронную подпись для физического лица

Сегодня ЭП заказывают не только компании и организации, но и физические лица. Любой гражданин РФ может использовать ее, например, при трудоустройстве в интернете: при удаленной работе есть возможность заключать договоры без личного контакта и подкреплять их ЦП. Кроме того, она может понадобиться в следующих ситуациях:

  1. Получение патента на изобретение. ЭЦП понадобится при подаче заявки на него.
  2. Поступление в вуз. Если раньше при поступлении в иногородний вуз было необходимо лично посетить его для подачи заявления, то теперь есть возможность сделать это онлайн.
  3. Удаленный доступ к госуслугам. Можно заполнять анкеты для получения паспортов, подавать декларации, получать иные услуги в сети на порталах и официальных сайтах.
  4. Регистрация в ФНС. С помощью ЭП физлицо может зарегистрироваться как ИП или юрлицо.

Расскажем, как получить электронную подпись для физического лица. Кроме заявления, вы должны предъявить в УЦ:

  • общегражданский паспорт;
  • ИНН;
  • СНИЛС;
  • доверенность на получение (если необходимо) и удостоверение личности доверенного лица.

ЭЦП обычно выдают за один день. Иногда центр имеет право запрашивать дополнительные сведения. Узнать о них подробно можно на сайте УЦ и из письма, поступившего на e-mail заявителя.

Электронная подпись для ИП

ЭП для ИП почти не отличается от подписи для физлиц, только в ней также содержатся данные о регистрационном номере – ОГРН. Если у ИП в штате есть наемный персонал, на каждого из сотрудников выпускается подпись для физлиц. Индивидуальный предприниматель может решать много задач с применением ЦП:

  • подпись документации онлайн;
  • взаимодействие с различными госорганами;
  • подготовка документации для ЕГАИС;
  • передача отчетности через интернет;
  • участие в государственных закупках;
  • участие в аукционах и торгах.

С 1 июля 2019 года использование онлайн-касс станет обязательным условием для ведения практически всех видов бизнеса, а перед эксплуатацией ККТ необходимо пройти регистрацию, для чего потребуется заключать договоры с применением ЭЦП. Разберемся, как получить электронную подпись для ИП.

Как получить электронную подпись для ИП

Для получения такой ЦП нужно подобрать удостоверяющий центр и написать заявление. Вместе с ним обязательно потребуется представить паспорт и ИНН. Принимаются также копии указанных документов, заверенные нотариально. ИП должен сообщить номер СНИЛС и ОГРН.

Когда ЦП выдается представителю (доверенному лицу предпринимателя), следует прикрепить также нотариально заверенную доверенность и его паспорт. Если у предпринимателя имеется печать, он вправе сам сформировать такую доверенность.

Электронная подпись для юридических лиц

Юрлицам ЦП позволяет расширить географию бизнеса и существенно сэкономить время на проведение различных операций. Также она дает гарантию того, что стороны сделки несут юридическую ответственность за соблюдение условий соглашения, и обеспечивает защиту и повышает секретность информационного обмена.

Перед заказом ЭЦП нужно сначала определиться с ее типом – для осуществления конкретных действий может понадобиться определенный вариант.

Электронная цифровая подпись для юридических лиц: сферы применения
Юрлицами она может применяться:

  • для обмена сведениями с учреждениями и организациями муниципального, регионального или государственного уровня. С ее помощью можно наладить обмен информацией и получить пакет услуг удаленно. Через интернет юрлица сегодня могут получать и направлять различные данные, включая сведения в налоговые органы;
  • для корпоративного документооборота. Это касается как внутреннего персонала, так и внешних партнеров, что значительно экономит время и ресурсы компании и позволяет управлять бизнес-процессами из любого удобного места;
  • для электронных торгов. Юрлицо может как организовывать их, так и само принимать участие. ЭП выступает гарантией безопасности процесса.

Немаловажным является и то, что ЦП служит для защиты документооборота. Во-первых, она наделяет бумаги юридической силой, что исключает неисполнение обязательств сторонами. Во-вторых, пересылка документации может проходить по зашифрованному каналу, что обеспечивает полную конфиденциальность. В-третьих, ЭП нельзя подделать, в отличие от рукописного варианта, так что подлинность удостоверенной ею документации не вызывает сомнений.

Вам будет интересно: Электронная подпись для ЕГАИС: характеристики и особенности использования

Как получить электронную подпись для юридического лица

Порядок выдачи ЭЦП юрлицу почти не отличается от общей схемы, только потребуется еще ряд документов. Рассмотрим, как получить электронную подпись для юридического лица:

  1. Определиться с видом ЦП.
  2. Подобрать УЦ.
  3. Подать заполненную заявку.
  4. Представить центру требуемые документы.
  5. Оплатить услугу.
  6. Получить ЭЦП.

Список нужных документов:

  • паспорт;
  • СНИЛС;
  • свидетельство о госрегистрации;
  • выписка из ЕГРЮЛ.

Если от имени юрлица выступает представитель, потребуются его паспорт и доверенность (с указанием полномочий).

ЭЦП с момента изготовления действует на протяжении года. Для продления необходим перевыпуск. Он может понадобиться также при утере сертифицированного носителя и изменении реквизитов владельца. Процедура перевыпуска ничем не отличается от алгоритма действий при первом получении ЭП.

За 30 минут настроим ЭЦП Рутокен для работы под ключ.

Оставьте заявку и получите консультацию в течение 5 минут.

Как получить ЭЦП для Росреестра юридическому лицу?

ЭЦП для Росреестра представляет собой разновидность электронной цифровой подписи, используемой для удостоверения документации, составляющей документооборот Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестра). Подробнее о том, что такое ЭЦП и как ее получить для использования в Росреестре, пойдет речь в этой статье. 

Что такое ЭЦП для Росреестра (для юридических лиц)?

Электронная цифровая подпись (далее — ЭЦП) представляет собой часть реквизитов электронного документа. Она изготавливается через криптографическое преобразование информации с применением закрытого ключа подписи. ЭЦП позволяет:

  • проверить целостность документа;
  • определить его авторство;
  • подтвердить факт подписания документа.

ЭЦП для Росреестра позволит потребителям участвовать в электронном документообороте с Федеральной службой госрегистрации, кадастра и картографии и пользоваться всем перечнем услуг, предоставляемых Росреестром в электронном виде. В число таких услуг входят:

  • госрегистрация прав на недвижимость и сделки с ней;
  • кадастровый учет недвижимости;
  • получение информации из Госкадастра недвижимости;
  • получение сведений из ЕГРП;
  • получение сведений из Реестра кадастровых инженеров.

Для участия в электронном документообороте с Росреестром необходимо:

  1. Приобрести сертификат ЭЦП.
  2. Получить программное обеспечение для работы с документами.
  3. Установить программу на компьютер.
  4. Подписать отправляемые в Росреестр документы.

Росреестр — как получить ЭЦП?

Чтобы получить ЭЦП для органов Росреестра, необходимо обратиться в специализированный удостоверяющий центр. Адреса таких центров можно найти на сайте Росреестра rosreestr.ru, во вкладке «Сервисы» — «Офисы и приемные».

Для изготовления ЭЦП от юрлица потребуются:

  • учредительные документы;
  • приказ о назначении директора на должность;
  • иная документация, перечень которой предоставит удостоверяющий центр.

Как правило, удостоверяющие центры разбивают стоимость услуг по изготовлению ЭЦП на группы, отдельно устанавливая цену непосредственно за ЭЦП — устройство, внешне похожее на флеш-накопитель (токен), лицензию на право использования программного обеспечения и услуги по установке и отладке ПО на компьютере клиента.

Следует понимать, что сам по себе физический носитель ЭЦП без программного обеспечения, при помощи которого им можно воспользоваться, бесполезен. Поэтому при изготовлении ЭЦП необходимо учитывать стоимость не только токена, но и лицензии на использование ПО. Кроме того, целесообразно оплатить и установку ПО на компьютер, так как это требует определенных навыков, прежде всего в вопросе настройки работы ПО на конкретном рабочем месте. Помимо указанных услуг разумно оплатить краткий курс по ознакомлению с программой и процессу непосредственного подписания документов электронной цифровой подписью.

***

Таким образом, для получения ЭЦП, используемой при взаимодействии с органами Росреестра, необходимо лишь решение руководства и определенная сумма для оплаты услуг специалистов удостоверяющего центра.

Управление рисками и сложностью: идентификатор юридического лица

« После закрытия Lehman участники глобальной финансовой системы не могли оценить свои риски в отношении Lehman, его дочерних компаний и друг друга, поскольку не существовало стандартной системы для определения контрагентов в лабиринте дочерних и зависимых компаний, из которых банки, страховщики получают активы. менеджеры и другие участники рынка совершают транзакций». McKinsey & Company (2017)

До глобального кризиса даже информированный наблюдатель мог наивно полагать, что руководители крупных финансовых компаний могут просто нажать кнопку, чтобы просмотреть текущую подверженность своих фирм любым другим фирмам в мире.Или, если они менее развиты в технологическом отношении, они могут позвонить своим главным специалистам по управлению рисками или финансовым директорам, чтобы получить позиции на конец дня.

Даже близко нет. К моменту банкротства Lehman в сентябре 2008 года крупные финансовые холдинги превратились в чрезвычайно сложные структуры с сотнями или тысячами дочерних компаний, для которых материнские компании не имели консолидированных информационных технологий и систем управления рисками. Это неосведомленное состояние отражало использование унаследованных систем после долгой истории слияний в сочетании с юридическими маневрами, направленными на снижение налоговых обязательств и изоляцию убытков в одной части бизнеса от других частей.Множественность информационных систем означала, что разные подразделения одной и той же фирмы использовали разные названия и коды для идентификации одного и того же контрагента. В некоторых случаях даже одно и то же подразделение фирмы не могло консолидировать системы (McKinsey & Company, 2017). Исправление этого, объединение всех информационных структур и обеспечение согласованности было бы дорогостоящим предложением, и у менеджеров (компенсируемых за счет текущей прибыли) был стимул откладывать.

Сложность как системная угроза: банкротство Lehman

Когда в сентябре 2008 года Lehman Brothers Holdings рухнул, у него было целых восемь тысяч дочерних компаний, работающих в различных юрисдикциях по всему миру. 1  Не только это, но и другие крупные финансовые посредники имели сотни, а в некоторых случаях и тысячи дочерних компаний. На рис. 1 показано количество дочерних компаний финансовых холдингов США с наибольшим объемом активов на конец 2016 г.

Рисунок 1 Крупнейшие финансовые холдинги: количество дочерних компаний, 2006 и 2016 гг.

Примечания : Фирмы ранжированы по количеству дочерних компаний в 2006 году.Число BNY Mellon 2016 увеличилось, по крайней мере частично, в результате слияния в середине 2007 года.
Источник : Предоставлено Никола Четорелли, Федеральный резервный банк Нью-Йорка, из Национального информационного центра FR Y-10.

Что означают эти большие числа? Рассмотрим только один пример. Потенциальные двусторонние отношения до кризиса между любой из примерно 3500 дочерних компаний Morgan Stanley и 8000 дочерних компаний Lehman. Затем для определения консолидированного риска Morgan Stanley перед Lehman потребовалось агрегирование (суммирование и взаимозачет) позиций, возникающих в результате того, что в принципе могло быть миллионами двусторонних отношений, каждое из которых определялось с использованием другого протокола.Неудивительно, что контрагентам Lehman потребовалось довольно много времени, чтобы рассчитать свои риски в консолидированной компании.

Крупные фирмы были не единственными организациями, неспособными своевременно рассчитать (не говоря уже о том, чтобы управлять) свои консолидированные риски. Для властей выявление уязвимостей и оценка системного риска — создание глобальной карты рисков — было выше чьих-либо возможностей (даже если кто-то и думал о попытке). 2  

Общие идентификаторы уменьшают сложность

Исправление этих недостатков в финансовой инфраструктуре – дело непростое.Упрощение проблемы требует создания уникальной, универсальной и постоянной системы идентификации как институтов (финансовых и нефинансовых), так и инструментов. Для фирм это будет аналогично международным номерам банковских счетов (IBAN) или кодам SWIFT для всех юридических лиц, а не только для банков или их дочерних компаний. Для инструментов это будет похоже на глобальную версию номеров CUSIP для всех финансовых инструментов, а не только для ценных бумаг. Если бы у нас было и то, и другое, в принципе было бы возможно нанести на карту риски по всей глобальной финансовой сети и определить узлы концентрации риска и уязвимости.

Прежде чем перейти к идентификаторам юридических лиц, стоит сказать несколько слов об идентификации инструментов. В 2009 году Bloomberg создал глобальный идентификатор финансового инструмента (FIGI). 3 Насколько мы можем судить, в настоящее время FIGI используется для ценных бумаг. Хотя это, безусловно, прогресс, он не заходит достаточно далеко. В нашем учебнике мы определяем финансовый инструмент как «письменное юридическое обязательство одной стороны передать что-то ценное, обычно деньги, другой стороне в определенный момент в будущем на определенных условиях» (Cecchetti and Schoenholtz 2017).Примеры включают не только акции, облигации и производные инструменты, но и банковские кредиты, финансирование ценных бумаг и договоры страхования. Чтобы рассчитать двусторонние финансовые риски, составные элементы карты системных рисков, нам необходимо определить не только контрагентов по сделке, но и характер самого обязательства. Это означает наличие всеобъемлющей FIGI для инструментов и юрисдикций.

Как можно упростить задачу идентификации сущности? Возвращаясь к примеру с участием Morgan Stanley в Lehman, представьте, что каждая из их 3 500 и 8 000 дочерних компаний имеет двусторонние отношения друг с другом.То есть имеется 3 500 х 8 000 = 28 000 000 двусторонних экспозиций того или иного рода. Теперь предположим, что каждый из этих 11 000 объектов использует совершенно другое соглашение об именах для хранения контрагента своих транзакций. То есть каждая из дочерних компаний Morgan Stanley дает каждой из дочерних компаний Lehman разные названия (и аналогично для Lehman). В результате получится 28 миллионов различных комбинаций двух имен. Если вместо этого у каждой из 11 000 с лишним дочерних компаний было уникальное имя, и эти имена были связаны с материнской компанией, тогда все стало бы совсем просто — консолидация быстро привела бы к одному набору из двух имен.

Запуск глобального кода LEI

Осознавая характер возможностей и проблем, в ноябре 2011 года «Большая двадцатка» призвала к созданию глобального идентификатора юридического лица (LEI). 4  Важно, что все понимали, что, учитывая огромный размер финансовой системы, которая поддерживает как внутреннюю, так и трансграничную деятельность, решение должно быть глобальным. То есть нам нужна система, позволяющая каждому идентифицировать как эти субъекты в своей стране, так и субъекты за ее пределами.О новаторских исследованиях см. Bottega and Powell (2011) и работу Управления финансовых исследований (2011).

После нескольких лет работы мировых властей в июне 2014 года Совет по финансовой стабильности создал Глобальный фонд идентификации юридических лиц (GLEIF). 5  Каждый код LEI представляет собой 20-значный номер, прикрепленный к набору справочных данных. Информация предназначена для того, чтобы каждый мог ответить на два основных вопроса:

  • Кто есть кто?
  • Кто кем владеет?

Преимущества кода LEI

Зачем нам это знать? Начните с того, что происходит при слиянии двух банков.Например, за последние 30 лет или около того более 40 банков объединились, чтобы стать тем, что мы знаем сегодня как Bank of America. 6  У многих из этих традиционных учреждений были общие и независимые знания о бизнес-клиентах. Объединение этой информации, безусловно, было бы полезно при оценке того, как управлять текущими отношениями с банком. Должна ли быть одобрена новая заявка клиента на получение кредита? Стоит ли продавать дополнительные продукты конкретному покупателю? Налоговые идентификаторы (такие как номера социального страхования) упрощают этот процесс для физических лиц.Для сложных фирм с несколькими дочерними компаниями требуется общая система идентификации, такая как LEI.

Знание того, кто есть кто — проверка того, что информация в разрозненных базах данных относится к одному и тому же юридическому лицу, — также имеет решающее значение для выполнения требований «Знай своего клиента» (KYC), которые в большинстве стран являются обязательным условием для установления отношений с новыми клиентами. 7  Если бы коды LEI широко использовались, затраты на соблюдение правил ЗСК (а также соответствующих правил по борьбе с отмыванием денег) были бы намного ниже.

Зная, кому принадлежит , кто напрямую решает проблему, возникшую после краха Lehman. То есть с помощью кода LEI фирмы могут рассчитать свои риски по отношению к консолидированному юридическому лицу. Как отмечается в McKinsey & Co (2017), банки также могут использовать LEI для агрегирования и сверки торговой информации, снижая операционный риск. Наличие дочернего дерева более крупного объекта помогает и во множестве других вещей. Например, если материнская компания предлагает заложить активы дочерней компании в качестве залога по кредиту, кредитор может проверить подлинность отношений.[8] Наконец, совместно с соответствующей финансовой информацией консолидация на основе кодов LEI позволяет властям построить сетевую карту концентрации рисков.

Логика коллективных действий: Сетевые эффекты

Что будет определять успех инициативы LEI? Ответ — широта использования. Подобно валюте, языку или средству связи, код LEI характеризуется сетевым внешним фактором: чем больше фирм его использует, тем более ценным становится его использование. Проблема в том, что изначально выгоды очень малы.И хотя непосредственные затраты на регистрацию кода LEI невелики — 75 долларов США на начальном этапе и 50 долларов США на ежегодное продление — единовременные фиксированные затраты на обновление ИТ-систем немалы[9]. Если каждая фирма будет откладывать оплату этих фиксированных затрат, мы застрянем в мире с низким уровнем пособий, где мало пользователей кодов LEI. Однако, если каждая фирма оплачивает отдельные затраты, совокупная чистая экономия может быть высокой.

Некоторые финансовые фирмы хорошо осведомлены об экономии средств, связанной с универсальной системой идентификации.Управление финансовых исследований указало на оценку затрат на работу без общих стандартов данных в миллиардах долларов (Бернер, 2007 г.). В результате некоторые представители финансовой индустрии обратились к регулирующим органам с просьбой потребовать от них регистрации. Это не только снизит их стоимость управления отношениями с другими фирмами финансового сектора, но и облегчит им задачу требовать того же от своих нефинансовых клиентов (Kennickell, 2016).

Обеспечение универсальности

Итак, где мы находимся? Система идентификации существенно усовершенствовалась.В настоящее время широко признается потребность как в идентификаторах юридических лиц, так и в идентификаторах финансовых инструментов. А Комиссия по торговле товарными фьючерсами США и Европейское управление по ценным бумагам и рынку требуют, чтобы контрагенты по сделкам с деривативами сообщали коды LEI. На момент написания этой статьи было выдано около 800 000 кодов LEI, и их число быстро растет. 10

Задача состоит в том, чтобы в конечном итоге система LEI включала в себя практически все фирмы во всем мире, соответствующие критериям.При отсутствии коллективных действий существует риск того, что переход на систему универсальных идентификаторов застопорится. Поскольку такие идентификаторы являются обычным товаром с сетевым эффектом — все выигрывают, если все их используют, — есть стимул отложить единовременные затраты на модернизацию ИТ до тех пор, пока это не сделает так много других фирм, чтобы инвестиции быстро окупились. Решение состоит в том, чтобы власти потребовали участия к определенной дате посредством регулирования или законодательства. И, поскольку так много финансовых и нефинансовых учреждений работают в разных юрисдикциях, это скоординированное решение должно быть глобальным.

Это подводит нас к конечному результату: опираясь на успешное создание кода LEI, 25 юрисдикций, входящих в состав Совета по финансовой стабильности, должны сделать две вещи. Во-первых, они должны согласиться требовать код LEI в качестве предварительного условия для бизнеса, превышающего минимальный размер, для участия в любой финансовой операции в их юрисдикции. В США, например, другие финансовые регуляторы должны последовать примеру CFTC в этом отношении. Во-вторых, члены СФС должны внедрить дополнительную систему идентификации финансовых инструментов.Только тогда, когда обе системы будут введены в действие, частный и государственный сектор смогут отслеживать подверженность рискам недорого и своевременно, что позволит им эффективно управлять рисками.

Примечание редактора. Предыдущая версия этой колонки появилась на сайте www.moneyandbanking.com.

Каталожные номера

Бернер, Р. (2017 г.), «Преодоление барьеров, препятствующих финансовым стандартам», Управление финансовых исследований, от директора, 2 февраля.

Боттега, Дж. А. и Л. Ф. Пауэлл (2011 г.), «Создание стержня для финансовых данных: на пути к универсальному идентификатору юридического лица», Совет Федеральной резервной системы, Серия обсуждений по финансам и экономике, 2011–2007 гг.

Чеккетти, С. Г., И. Фендер и П. Макгуайр (2010 г.), «На пути к глобальной карте рисков», в Статистика центрального банка: что изменил финансовый кризис? , материалы конференции Европейского центрального банка.

Cecchetti, SG and KL Schoenholtz (2017), Money, Banking and Financial Markets , 5-е издание, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw-Hill Education.

Couillault, B, J Mizuguchi и M Reed (2017), «Коллективные действия: на пути к решению неприятной проблемы создания глобальной инфраструктуры для финансовой информации», Office of Financial Research, Brief Series 17-01, 2 февраля.

Капур, Э. (2015 г.), «Следующее банкротство Lehman», в Т. Х. Джексоне, К. Э. Скотте и Дж. Б. Тейлоре (редакторы), Создание возможности отказа, Стэнфорд, Калифорния: Hoover Institution Press.

Kennickell, AB (2016), «Идентификация, идентификация и идентификаторы: глобальная система идентификации юридических лиц», Совет Федеральной резервной системы, Серия финансовых и экономических дискуссий 2016-103, 8 ноября.

McKinsey & Company (2017), Идентификатор юридического лица: значение уникального идентификатора контрагента , октябрь.

Управление финансовых исследований Министерства финансов США (2011 г.), «Отчет о достигнутом прогрессе и следующих шагах в рамках глобальной инициативы по созданию идентификатора юридического лица (LEI)», 12 августа.

Концевые сноски

[1] См. Kapur (2015: 188) со ссылкой на Харви Миллера, ведущего поверенного в деле о банкротстве Lehman.

[2] Обсуждение того, как можно построить карту глобального риска, см. в Cecchetti et al. (2010).

[3] Описание системы FIGI см. здесь.

[4] См. итоговую декларацию Каннского саммита здесь.

[5] Описание того, как это произошло, см. в Couillault et al. (2017)

[6] См. схему здесь.

[7] Описание правил «Знай своего клиента» см. здесь.

[8] Подробное обсуждение коммерческих преимуществ кода LEI см. в McKinsey & Co (2017).

[9] См. веб-сайт Bloomberg LEI здесь.

[10] Самый последний номер см. здесь.

Когда закон проводит различие между предприятием и корпорацией: пример нового французского закона о корпоративных целях

  • Aguilera, R.В., Десендер, К., Беднар, М.К., и Ли, Дж. Х. (2015). Соединение точек: включение внешнего корпоративного управления в головоломку корпоративного управления. Анналы Академии управления, 9 (1), 483–573.

    Google ученый

  • Андре, Р. (2012). Оценка подотчетности благотворительной корпорации: повысит ли эта новая организация серого сектора корпоративную социальную ответственность? Журнал деловой этики , 110 (1), 133–150.

    Google ученый

  • Овре, Т., Даллери, Т., и Риго, С. (2016). Ликвидное предприятие . Мишалон, Париж: Финансы против инвестиций.

    Google ученый

  • Бейнбридж, С. М. (1992). Толкование устава избирательного округа, не являющегося акционером. Pepperdine Law Review, 19 , 991–1025.

    Google ученый

  • Барте, Э.(2018). Le gouvernement lance le chantier du statut de l’entreprise. Ле Монд. Париж. Получено с https://www.lemonde.fr/economie/article/2018/01/06/le-gouvernement-lance-le-chantier-du-statut-de-l-entreprise_5238266_3234.html.

  • Берси. (2017). PACTE: Restitution des travaux conduits par les parlementaires et les chefs d’entreprise. Получено с https://www.entreprises.gouv.fr/files/files/directions_services/politique-et-enjeux/entrepreneuriat/dossier-presse-plan-daction-croissance-et-transformation-des-entreprises-PACTE-dec2017.pdf

  • Берле, А., и Минс, Г. (1932). Современная корпорация и частная собственность (Reed 1991) . Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Transaction Publishers.

    Google ученый

  • Бионди Ю., Канциани А. и Кират Т. (ред.). (2007). Фирма как юридическое лицо: значение для экономики, бухгалтерского учета и права . Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Бисконти, А.(2009). Двойной итог: могут ли уставы избирательных округов защитить социально ответственные корпорации, застрявшие на земле Revlon? Loyola of Los Angeles Law Review, 42 , 765–806.

    Google ученый

  • Блэр, М.М., и Стаут, Л.А. (1999). Командная теория корпоративного права? Журнал корпоративного права, 24 (4), 751–807.

    Google ученый

  • Брэттон, В.В. (1989). Новая экономическая теория фирмы: критические взгляды из истории. Факультетская стипендия. Юридический факультет Пенсильванского университета, бумага 333 .

  • Чендлер, А. Д. (1977). Видимая рука: управленческая революция в американском бизнесе . Кембридж, Массачусетс: Belknap Press.

    Google ученый

  • Чандлер, А. Д. (1990). Масштаб и размах: динамика промышленного капитализма .Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Сипли, Д. (2018). Могут ли корпорации служить общественным интересам или даже закону? Журнал деловой этики . https://doi.org/10.1007/s10551-018-3894-2.

    Артикул Google ученый

  • Кларк, У.Х., и Бэбсон, Э.К. (2012). Как корпорации выгод переопределяют цель бизнес-корпораций. William Mitchell Law Review, 38 (2), 817–851.

    Google ученый

  • Кларк, Т., О’Брайен, Дж., и О’Келли, К. Р. Т. (ред.). (2019). Оксфордский справочник корпорации . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Клуб Юристов. (2018). Le role sociétal de l’entreprise. Элементы рефлексии для реформы.Получено с https://www.leclubdesjuristes.com/wp-content/uploads/2018/04/cdj_rapport_role-societal-entreprise_avril-2018.pdf

  • Дикин, С. (2009). Правовое происхождение, правовая форма и индустриализация в исторической перспективе: Дело о трудовом договоре и акционерном обществе. Социально-экономическое обозрение, 7 , 35–65.

    Google ученый

  • Дикин, С. (2017). Теория корпорации Тони Лоусона: к социальной онтологии права. Кембриджский журнал экономики, 41 (5), 1505–1523. https://doi.org/10.1093/cje/bex044.

    Артикул Google ученый

  • Дикин С., Гиндис Д., Ходжсон Г. М., Хуанг К. и Пистор К. (2017). Правовой институционализм: капитализм и конститутивная роль закона. Journal of Comparative Economics, 45 (1), 188–200. https://doi.org/10.1016/j.jce.2016.04.005.

    Артикул Google ученый

  • Столы, Б.М. Р. (2012). Законодательство о благотворительных корпорациях, версия 1.0: прорыв в правах заинтересованных сторон? Lewis & Clark Law Review, 15 (4), 1047–1077.

    Google ученый

  • Дайн, Дж. (2000). Управление корпоративными группами . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Джелич М.-Л. (2013). Когда ограниченная ответственность была (все еще) проблемой: мобилизация и политика значения в Англии 19-го века. Организационные исследования, 34 (5–6), 595–621. https://doi.org/10.1177/0170840613479223.

    Артикул Google ученый

  • Додд, EMJ (1932). Для кого корпоративные менеджеры являются доверенными лицами? Harvard Law Review, 45 , 1145–1162.

    Google ученый

  • Фаверо, О. (2014). Предприятия: Большая деформация .Коллеж Бернарденов, Париж: условно-досрочное освобождение и молчание.

    Google ученый

  • Фаверо, О., и Роджер, Б. (2015). Penser l’Entreprise . Коллеж Бернардинов, Париж: Новый политический горизонт. Условно-досрочное освобождение и молчание.

    Google ученый

  • Филатотчев И. и Накадзима К. (2014). Корпоративное управление, ответственное управленческое поведение и корпоративная социальная ответственность: организационная эффективность против легитимности организации? Академия управления перспективами, 28 (3), 289–306.

    Google ученый

  • Грандори, А. (2010). Обязательства по активам, конституционное управление и характер фирмы. Журнал институциональной экономики, 6 (3), 351–375.

    Google ученый

  • Грандори, А. (2019). Фирма в поисках своей природы. European Management Review, 16 (1), 81–92. https://doi.org/10.1111/emre.12178.

    Артикул Google ученый

  • Гринбаум, А., и Гровс, К. (2013). Что такое «ответственность» в ответственных инновациях? Понимание этических проблем. В: Р. Оуэн, Дж. Бессант и М. Хайнц (ред.), Ответственные инновации. Лондон: Уайли.

    Google ученый

  • Гуиннан, Т., Харрис, Р., Ламоро, Н.Р., и Розенталь, Ж.-Л. (2007).Ставим корпорацию на место. Предприятие и общество, 8 (3), 687–729.

    Google ученый

  • Гуиннан, Т.В., Харрис, Р., и Ламоро, Н.Р. (2017). Договорная свобода и корпоративное управление в Великобритании в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков. Business History Review, 91 (2), 227–277.

    Google ученый

  • Хансманн, Х.и Краакман, Р. (2000). Организационное право как раздел имущества. European Economic Review, 44 (4–6), 807–817.

    Google ученый

  • Хемфилл, Т. А., и Куллари, Ф. (2014). Корпорация выгоды: корпоративное управление и коммерческий социальный предприниматель. Business & Society Review, 119 (4), 519–536. https://doi.org/10.1111/basr.12044.

    Артикул Google ученый

  • Хиллер, Дж.С. (2013). Корпорация выгоды и корпоративная социальная ответственность. Journal of Business Ethics, 118 (2), 287–301. https://doi.org/10.1007/s10551-012-1580-3.

    Артикул Google ученый

  • Ирландия, П. (2010). Ограниченная ответственность, права акционеров и проблема корпоративной безответственности. Кембриджский журнал экономики, 34 (5), 837–856. https://doi.org/10.1093/cje/ben040.

    Артикул Google ученый

  • Дженсен, М.С., и Меклинг, У.Х. (1976). Теория фирмы: управленческое поведение, агентские издержки и структура собственности. Журнал финансовой экономики, 3 (4), 305–360. https://doi.org/10.2139/ssrn.94043.

    Артикул Google ученый

  • Кауфман, А., и Ингландер, Э. (2005). Командная производственная модель корпоративного управления. Академия управления, 19 (3), 9–24.

    Google ученый

  • Кей, А. (2007). Решение проблемы корпоративной цели: анализ «просвещенного подхода к ценности акционеров» Соединенного Королевства. Sydney Law Review, 29 , 577–612.

    Google ученый

  • Лан, Л.Л., и Гераклеус, Л. (2010).Переосмысление теории агентства: взгляд с точки зрения закона. Academy of Management Review, 35 (2), 294–314.

    Google ученый

  • Лазоник, В. (2014). Прибыль без процветания. Harvard Business Review, 92 (9), 46–55.

    Google ученый

  • Лефевр-Тейяр, А. (1985). La Société anonyme au 19ème . Париж: Presses Universitaires de France.

    Google ученый

  • Левиллен, К. (2017). Предприятия на миссии . Вуибер, Париж: Модель управления в интересах инноваций в интересах общества.

    Google ученый

  • Мак Кормак, С. Х., и Хейни, Х. (2012). Новые корпоративные формы: одно из эффективных решений для обеспечения экологической устойчивости. Journal of Applied Corporate Finance, 24 (12), 1–8.

    Google ученый

  • Марголис, Дж. Д., и Уолш, Дж. П. (2003). Страдание любит компании: переосмысление социальных инициатив бизнесом. Ежеквартальный журнал по административным наукам, 48 (2), 268–305.

    Google ученый

  • Майер, К. (2013). Твердое обязательство: Почему корпорация нас подводит и как вернуть к ней доверие? . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Макмаллен, Дж. С., и Варник, Б. Дж. (2016). Должны ли мы требовать, чтобы каждое новое предприятие было гибридной организацией? Journal of Management Studies, 53 (4), 630–662. https://doi.org/10.1111/joms.12150.

    Артикул Google ученый

  • Меткалф, Л., и Бенн, С. (2012). Корпорация страдает от социальных технологий: создание «целевого» дизайна для обеспечения устойчивости. Journal of Business Ethics, 111 (2), 195–210. https://doi.org/10.1007/s10551-012-1201-1.

    Артикул Google ученый

  • Мишель, К. (2017). Благотворительные корпорации в Соединенных Штатах и ​​общественные компании в Соединенном Королевстве: реально ли работает социальное предприятие? Northwestern Journal of International Law & Business, 37 (1), 149–172.

    Google ученый

  • Миллон, Д.(1990). Теории корпорации. Юридический журнал Герцога , 2 , 201.

    Google ученый

  • Миллон, Д. (2007). Снятие корпоративной завесы, финансовая ответственность и пределы ограниченной ответственности. Emory Law Journal, 56 (5), 1308–1382.

    Google ученый

  • Малган, Т. (2018). Корпоративное агентство и возможное будущее. Журнал деловой этики . https://doi.org/10.1007/s10551-018-3887-1.

    Артикул Google ученый

  • О’Келли, CRT (2019). От Берля до наших дней: смещение приоритетов теории корпораций. В T. Clarke, J. O’Brien, & CRT O’Kelley (Eds.), Оксфордский справочник корпорации (стр. 119–138). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Ортс Э.В. (1992). Помимо акционеров: толкование уставов корпоративных групп. George Washington Law Review, 14 (1), 14–135.

    Google ученый

  • Перроу, К. (2002). Организация Америки. Богатство, власть и истоки корпоративного капитализма . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Раджан, Р. Г., и Зингалес, Л.(2000). Управление новым предприятием. В: X. Вивес (ред.), Корпоративное управление. Теоретические и эмпирические перспективы. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Рахоузер, Х., Каммингс, М., и Крейн, А. (2015). Выгодное законодательство о корпорациях и появление категории социальных гибридов. California Management Review, 57 (3), 13–35. https://doi.org/10.1525/cmr.2015.57.3.13.

    Артикул Google ученый

  • Робе, Ж.-П. (1999). Предприятие и право . Париж: ППУ.

    Google ученый

  • Робе, Ж.-П. (2011). Юридическая структура фирмы. Бухгалтерский учет, экономика и право, 1 (1), 1–86.

    Google ученый

  • Роджер Б.(Ред.). (2012). Предприятие, формы собственности и социальная ответственность . Париж: условно-досрочное освобождение и молчание.

    Google ученый

  • Рой, В. Г. (2019). Социализация капитала: рост промышленной корпорации. В T. Clarke, J. O’Brien, & CRT O’Kelley (Eds.), Оксфордский справочник корпорации (стр. 93–117). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Сандберг, Дж.(2011). Социально ответственные инвестиции и фидуциарные обязанности: взгляд на отчет о свежих полях. Journal of Business Ethics, 101 (1), 143–162. https://doi.org/10.1007/s10551-010-0714-8.

    Артикул Google ученый

  • Шерер, А. Г., Бауманн-Поли, Д., и Шнайдер, А. (2013). Демократизация корпоративного управления: Компенсация демократического дефицита корпоративной политической деятельности и корпоративного гражданства. Бизнес и общество, 52 (3), 473–514. https://doi.org/10.1177/0007650312446931.

    Артикул Google ученый

  • Шерер, А. Г., и Палаццо, Г. (2007). К политической концепции корпоративной ответственности: бизнес и общество с точки зрения Хабермаса. Academy of Management Review, 32 (4), 1096–1120.

    Google ученый

  • Шерер А.Г. и Фёгтлин, К. (2017). Корпоративное управление для ответственных инноваций: подходы к корпоративному управлению и их последствия для устойчивого развития. Академия управления перспективы . https://doi.org/10.5465/amp.2017.0175.

    Артикул Google ученый

  • Сегрестин Б. и Хатчуэль А. (2011). Помимо агентской теории, посткризисный взгляд на корпоративное право. British Journal of Management , 22 (3), 484–499.

    Google ученый

  • Сегрестен, Б., и Хатчуэль, А. (2012). Refonder l’entreprise (La République des Idées) . Париж: Ле Сеуй.

    Google ученый

  • Сегрестен Б., Левиллейн К., Вернак С. и Хатчуэль А. (ред.). (2015). La Société à Objet Social Etendu: Un nouveau statut pour l’entreprise (Economie Gestion) . Париж: Presses des Mines.

    Google ученый

  • Сегрестин Б. и Вернак С. (2018). Правительство, участие и миссия предприятия . Париж: Герман.

    Google ученый

  • Смит, Н.К., и Рённегард, Д. (2016). Приоритет акционеров, корпоративная социальная ответственность и роль бизнес-школ. Journal of Business Ethics, 134 (3), 463–478.https://doi.org/10.1007/s10551-014-2427-x.

    Артикул Google ученый

  • Starbuck, WH (2014). Почему корпоративное управление заслуживает серьезного и творческого осмысления. Academy of Management Perspectives, 28 (1), 15–21. https://doi.org/10.5465/amp.2013.0109.

    Артикул Google ученый

  • Стаут, Л. (2019). Корпорации как вечные юридические лица.В T. Clarke, J. O’Brien, & CRT O’Kelley (Eds.), Оксфордский справочник корпорации (стр. 220–235). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Тойбнер, Г. (1988). Предпринимательский корпоративизм: новая промышленная политика и «сущность» юридического лица. Американский журнал сравнительного правоведения, 36 (1), 130–155. https://doi.org/10.2307/840187.

    Артикул Google ученый

  • Вернак, С.(2015). Pour une rehabilitation de l’objet social. В B. Segrestin, K. Levillain, S. Vernac и A. Hatchuel (Eds.), La Société à Objet Social Etendu. Unnouveau statut pour l’entreprise (стр. 61–74). Париж: Presses des Mines.

    Google ученый

  • Вельдман, Дж. (2018). Отдельное юридическое лицо и архитектура современной корпорации. В N. Boeger & C. Villiers (Eds.), Формирование корпоративного ландшафта: на пути к корпоративной реформе и разнообразию предприятий (стр.61–75). Блумсбери: Издательство Харт.

    Google ученый

  • Йосифон Д.Г. (2014). Закон корпоративной цели. Berkeley Business Law Journal, 10 , 181–230.

    Google ученый

  • Йосифон Д.Г. (2017). Отказ от примата акционеров: является ли общественно-полезная корпорация тривиальной? Delaware Journal of Corporate Law, 41 (2), 461–508.

    Google ученый

  • Правовая база ОБСЕ

    Отредактировано том (ред. Steinbrück Platise, Moser, Peters) «The Правовая база ОБСЕ», издательство Кембриджского университета, 2019  

    «Какие правовые рамки для ОБСЕ? Беседа в связи с запуском книги» , 25 октября 2019 г., Brandenburgische Akademie der Wissenschaften, Берлин.

     

    Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) является крупнейшая в мире региональная организация безопасности, в которой участвуют 57 Государства, охватывающие вопросы безопасности, экономики и окружающей среды. а также вопросы прав человека и управления конфликтами.Хотя ОБСЕ обладает многими атрибуты, традиционно приписываемые международной организации, включая постоянные структуры, такие как Секретариат, ему не хватает учредительный акт (учредительный договор) по международному праву. Более того, нет текст, устанавливающий международную правосубъектность ОБСЕ. Следовательно, ОБСЕ в настоящее время не является, несмотря на свое название, международным Организация в техническом смысле публичного международного права. Более того, решения ОБСЕ считаются просто политическими обязательствами, лишенными юридической силы.


    Несмотря на много попытки, включая разработку конвенции, которая наделит в Организация с международной правосубъектностью, правоспособностью, привилегии и иммунитеты, правовой статус ОБСЕ остается неурегулированным до сегодняшний день из-за политического тупика, ведущего в лоскутное одеяло из правовые режимы, в соответствии с которыми действует Организация в государства-участники. До сих пор ученый анализ правовой статус ОБСЕ отсутствовал, и монография или отредактированный том еще не касался ситуации ОБСЕ де-юре и де-факто .Таким образом, книга «Правовые рамки ОБСЕ» — под редакцией Матеи Штайнбрюк Платизе, Каролин Мозер и Анны Петерс — является первым всеобъемлющим анализом правовых статус ОБСЕ.

    В отредактированном томе анализируются основные вопросы, связанные с статус ОБСЕ по трем сквозным рубрикам. Первая часть влечет за собой различные точки зрения на поиски международно-правовой личность ОБСЕ. Вторая часть посвящена диапазон сквозных вопросов, связанных с проявлением ток правовой статус по международному праву.В третьей и последней части рассматриваются вопросы управления, связанные с законный положение дел Организации. Отредактированный том был опубликован в июне 2019 года вместе с CUP (дополнительную информацию см. ниже).

    Международный конференция «Между Стремления и Реалии: укрепление Правовая база ОБСЕ», 13 июля 2016, Берлин

    В начале 2016 года, Институт сравнительного публичного права им. Макса Планка и Международное право было приглашено Целевой группой ОБСЕ Германского Министерство иностранных дел осуществит проект по правовым рамкам ОБСЕ, направленный на оживить и переформулировать дискуссию о правовых рамках ОБСЕ по случаю председательства Германии в ОБСЕ в 2016 году. проект, состоящий из международной научной конференции и письменных научная работа, направленная на изучение правовых и политических последствий, которые возникают из-за неурегулированного правового статуса Организации и ее сотрудников, для государств, а также для отдельных лиц и народов в крупных лиц, затронутых действиями Организации.

    В порядок обеспечения нового импульс к дискуссии, институт организованный 13 июля 2016 г. Международная конференция под названием « Между надеждами и реальностью: Укрепление правовой базы ОБСЕ ».Конференция проходила в Harnack-Haus of the Max Planck. Общество в Берлине и была созвана Матеей Штайнбрюк Платизе, Каролин Мозер, и Энн Питерс. 46 ученых и практиков (плюс три организаторы) приняли участие в конференции и внесли свой вклад в оживленный обсуждение.

    С в прошлом дебаты в первую очередь были обусловлены политическими выдвинутые соображения государствами-участниками ОБСЕ на высокий политический уровень, конференция, направленная на то, чтобы открыть дискуссию для более широкий международный аудиторию и позволить внести вклад более широкому кругу сообщество ученых, практиков и представителей гражданского общества.Следуя открытому и дискурсивный формат конференции, эксперты из юридических, политический и смежных областях, международные ученые, практикующие а также политические представители, организации гражданского общества и СМИ всех представителей приветствовали в качестве спикеров, вовлеченных слушатели и другие участники конференции.

    первая панель исследовал более широкий правовой и политический контекст, в котором ОБСЕ работает с момента основания. Впоследствии, вторая панель рассмотрел нынешнюю правовую базу ОБСЕ.Третий панель затем перешел к обсуждению вопроса о международно-правовом статус вопрос управления. Наконец, четвертая панель проанализировала юридические а также институциональные последствия правосубъектности.


    Publikationen

    Совсем недавно Матея Штайнбрюк Платисе опубликовала блог «Влиятельный, но юридически несуществующий?», в котором она обрисовала некоторые юридические и политические споры, связанные с правовым статусом ОБСЕ.

    В 2019 году вместе с CUP был опубликован отредактированный том (Steinbrück Platise/Moser/Peters).Под заголовком «Правовая база ОБСЕ» , книга анализирует в 15 главах основные вопросы, связанные с статус ОБСЕ по трем сквозным рубрикам. Среди авторов, inter alia , Нильс Блоккер, Лоуренс Буассон де Шазурн, Таня Берзель, Петри Хаккарайнен, Каролин Мозер, Кристиан Нюнлист, Энн Петерс, Изабель Пингель, Седрик Рингерт, Матея Штайнбрюк Платизе, Гельмут Тихи, Рамзес Вессель и Ян Воутерс. Для получения дополнительной информации, пожалуйста, посетите веб-сайт CUP.

    Это исследование и его значимость были также отмечены редакторами в Отчете об исследованиях Макса Планка за 2018 год. Для получения дополнительной информации посетите веб-сайт Общества Макса Планка.

    Кроме того, несколько авторов обсудили важные аспекты правового статуса ОБСЕ на специальном симпозиуме в Völkerrechsblog (август 2016 г.) как продолжение дискурсивного взаимодействия конференция (13 июля 2016). Серия сообщений в блоге включала следующие вклады:

     

    (PDF) Юридические лица и уголовное право – принципы применения санкций

    Юридические лица и уголовное право – принципы применения санкций 2265

    III ПРИНЦИПЫ НАЛОЖЕНИЯ САНКЦИЙ22

    Что касается принципов применения санкций, ТОПОЗ

    прямо регулирует только принцип адекватности

    меры наказания и меры пресечения

    (раздел 14 ТОПОЗ).Это означает, что наказание

    может быть изменено – в отличие от общего положения

    , содержащегося в Уголовном кодексе

    – в соответствии со спецификой юридического лица.

    Однако другие принципы, установленные Уголовным кодексом

    или установленные в уголовно-правовой практике, также должны

    соблюдаться, хотя некоторые из них должны быть

    изменены с учетом специфики

    Характер юридического лица, совершившего преступление.

    Принцип законности должен применяться к юридическим лицам

    без каких-либо исключений, т. е. nulla poena sine lege.

    Это касается как вида санкций, так и

    условий их применения.

    Другим основополагающим принципом, который должен применяться

    к юридическим лицам, является субсидиарность уголовно-правовой репрессии,

    как в уголовно-правовом смысле, так и в ultima ratio

    , выраженная в части 2 статьи 12

    Уголовного кодекса.Это означает не только выход за рамки

    уголовного права и применение средств, доступных

    в других правовых дисциплинах, но и

    экономику уголовного права, т. . Доказательством абсолютной важности соблюдения этого принципа является то, что

    один из аргументов против введения настоящей уголовной ответственности состоит в том, что уголовное право должно быть

    ultima ratio – таким образом, оно бесполезно и преступно – как

    , а также политически – нежелательно его применение при наличии иных

    средств социального регулирования или там, где

    будет достаточно средств других отраслей права,

    i.е. где можно опереться на существующие и проверенные временем средства административного взыскания. Как и в случае с

    физическими лицами, цель прямо не указывается.

    Поэтому необходимо искать его в целях

    наказания, предусмотренного теорией

    уголовного права, а именно защиты общества.Этот

    отражает основную функцию уголовного права

    в целом. Тогда защитная цель должна быть

    достигнута посредством индивидуального подавления,

    индивидуальной профилактики и общей профилактики.24

    Все три частичные цели, направленные на защиту

    общества, могут применяться и к юридическим лицам,

    , хотя и не в полном объеме.25 Из

    сути дела видно, что, по сравнению с

    физическими лицами, у юридических лиц меньше места для индивидуального

    предупреждения.То, что

    практически исключено, это положительные, т.е. воспитательные

    методы. Индивидуальная профилактика может, однако, основываться

    на индивидуальном репрессии, которое основывается, главным образом, на

    цели предотвращения правонарушителя (в данном случае юридического

    юридического лица) от совершения дальнейших преступных действий

    , а также сдерживания его от совершения преступления

    в будущем. Значение имеет общая профилактика в отношении

    иных потенциальных правонарушителей из числа юридических лиц

    .Различные авторы, исследующие

    цель санкций в отношении юридических лиц

    , подчеркивают, что санкции в отношении юридических лиц

    должны иметь сильный превентивный эффект26. наказания является, прежде всего,

    для сдерживания юридического лица от нарушения закона и

    для поощрения хорошей практики27. и директивы ЕС,

    , а также в международных договорах.Таким образом, можно сделать

    вывод о том, что целью применения санкций в отношении

    юридических лиц является защита общества от

    уголовных преступлений, совершаемых юридическими лицами. Охрана

    должна быть обеспечена в основном за счет

    общей и индивидуальной профилактики и применения

    средств индивидуальной профилактической репрессии.

    Введение уголовной ответственности и

    уголовного наказания юридических лиц неизбежно

    связано с нарушением принципа

    индивидуальности наказания.Этот принцип представляет собой,

    по степени наказания, определенный эквивалент

    принципу индивидуальной уголовной ответственности

    физических лиц по степени вины28. Принцип

    основан на требовании, чтобы наказание

    – независимо от его вида, продолжительности и фактической службы

    – распространяется только на правонарушителя и ни на кого больше. следующий документ: КАЛВОДОВА, В., 2011: Principy sankcionování právnických osob

    (Европа в Чешской Республике). В: Фриштак, М. (ред.). Nové jevy v hospodářské a finanční kriminalitě. Брно: Masarykova univerzita,

    2011, http/www.law.muni.cz/content/cs(proceeding, pp. 69–78.

    23 MUSIL, J.. In: Šámal, P. a kol., 2012 : Trestní odpovědnost právnických osob. Komentář. 1. Vydání. Praha: CH Beck, с. 16.

    24 Для более подробной информации см. Kalvodová, V., 2012: Právní následky Trestného Činu Činu Jinak Trestného, ​​Trestněprávní alternativy.In:

    Kratochvíl, V. a col.: Trestní právo hmotné. Обечня часть. 2. видани. Прага: CH Beck, p. 552 и последующие страницы.

    25 Подробнее по этому вопросу см. ЕЛИНЕК, Дж., 2007: Trestní odpovědnost právnických osob. Линде Прага, А. с., стр. 151–152.

    26 См., напр. JELÍNEK, J., Trestní odpovědnost právnických osob. Линде Прага, А. SS. 152, ŠAMAL , P., 2000: K trestní odpovědnosti

    právnických osob. В: Koncepce nové kodifi kace trestního práva hmotného České republiky.Брно: Университет Масарикова,

    , стр. 214–215, Штефаник, О., 2008: Проблематика санкционированных правовых особ. Неккарж, Й., Радван, М., Сеналек, Д.,

    Валдханс, Й. (ред.): Дни права – 2008 – Дни права, Брно: Масарикова университет, стр. 4–5.

    27 УЭЛЛС, К., 2009 г.: Корпорация и уголовная ответственность, Оксфорд. 2001 г., перепечатано в 2005 г., с. 31–32, цитируется Fenyk, J.: Právní

    následky trestneho činu rávnické osoby. В: Kratochvíl, V. кол.: Kurz trestního práva.Трестни право хмотне. Обечня часть. 1.

    выдача. Прага: CH Beck, 2009, с. 727.

    28 КРАТОЧВИЛ, В., 2012: В: Кратохвиль, В. и др.: Трестни права hmotné. Обечня часть. 2. видани. Прага: CH Beck, p. 62.

    29 Ср. КРАТОЧВИЛ, В., 2012: В: Краточвиль, В. и др., Трестни права hmotné. Обечня часть. 2. видани. Прага: CH Beck, p. 62.

    Юридические права (Стэнфордская философская энциклопедия)

    1. Связаны ли юридические права концептуально с другими видами прав?

    Позиция многих видных писателей в отношении юридических прав непроста. выяснить по этому поводу, потому что это не тот, к которому они обращались напрямую.Hohfeld (1919), например, полностью ограничил свое обсуждение к юридическим правам и никогда не упоминал о моральных правах. Харт писал о неимущественные права (1955, 1979), а также юридические (1973, 1994), но не в способ, который позволяет проводить много прямых сравнений. Бентам (1970 [1782]) писал подробно об анализе юридических прав, но, как известно, считал, что идея естественных неимущественных прав была концептуальной ерунда.

    Милля (1969 [1861]), в то же время поддерживая общий утилитаристский подход Бентама. позиции, не разделял его скептицизма в отношении неимущественных прав и, кажется, считали, что моральные и юридические права аналитически тесно связаны — «Когда мы называем что-либо правом человека, мы означает, что он имеет право требовать от общества защиты его в владение им либо в силу закона, либо в силу образования и мнение.«Вещи, которые должны были быть так защищены, были, по его мнению, те, которые касались основ человеческого благополучие и, следовательно, являлись подмножеством тех вещей, которые человек должен иметь по соображениям полезности.

    Не обязательно разделяя точку зрения Милля о том, что все права связанных с основами благополучия, многие современные авторы (например, Раз 1984а, 1984б; Wellman 1985, 1995) согласны с тем, что основная концепция права является чем-то общим для права и морали, хотя некоторые утверждал, что писатели-юристы, особенно Хохфельд, лучшая и более ясная отправная точка для общего анализа, чем предыдущая писатели моральной философии.Мнение о том, что основная концепция является общей для обоих, казалось бы, согласуется с утверждением, что, тем не менее, с точки зрения обоснования в практическом рассуждении, юридическая права должны быть основаны на моральных правах.

    2. Концептуальный анализ юридических прав

    Не все философы согласны с тем, что права можно полностью проанализировать. Уайт (1984), например, утверждал, что задача невыполнима, потому что понятие права является таким же основным, как и любое другое, такое как обязанность, свобода, власть и т. д. (или любой их набор), в которые обычно проанализировано.Однако он согласился с тем, что права можно частично объяснить ссылка на такие понятия. Подход Уайта, основанный главным образом на лингвистический анализ, остался чем-то вроде анализа меньшинства.

    Остальные подходы можно классифицировать по-разному, но Основное разделение происходит между теми, кто думает, что права выделяются их большой вес как практические причины, и те, кто думает, что права не являются особыми в этом отношении, а вместо этого должны быть проанализированы в обязанности, разрешения, полномочия и т. д. или их комбинацию, возможно, с добавлением других условий.

    Дворкин (1973, 1975, 1981, 1986), в одной из формулировок своей теории прав, был сторонником первой точки зрения. В соответствии с этим права пользоваться категорическим приоритетом по весу над любым другим соображением что само по себе не является правильным. Ясно, что это относится ко многим юридическим системы, в которых конституционные права или некоторые из них должны перевешивать любое другое рассмотрение, которое само по себе не вытекает из конституционное право. Но это, по-видимому, в первую очередь из-за конституционный статус права.И в законе, и в морали многие права носят довольно тривиальный характер. В морали такие права могут, возможно, иногда оправданно перевешивают даже соображения личного удобства (ср. Raz 1978). Так же по закону кажется что многие prima facie права могут быть побеждены тем, что суд расценивает как соображения общего интереса. Дворкина (1977) ответом на последний тип критики было утверждение, что на при ближайшем рассмотрении соображение, противостоящее этому праву, можно рассматривать как само по себе является воплощением другого общего права.Но это зависит от спорное утверждение о том, что единственные соображения, которые суды могут обоснованно полагаются на ранее существовавшие права. Возражение также было поднято, что, как общая теория природы прав, это рискует оказаться обреченным на провал, поскольку любое соображение может затем утверждать, что они основаны на праве, что оставляет права без каких-либо особых роль в практических рассуждениях. (Для обсуждения теории Дворкина см. включая другие его формулировки, см. Yowell 2007.)

    Вместо этого большинство авторов придерживались точки зрения, согласно которой права должны анализируются в другие, более фундаментальные понятия, главным образом понятия долга, разрешение и власть, возможно, с добавлением других критериев.Этот означает, что не все права будут иметь большое значение. Их важность зависит от силы оснований для обязанности, разрешения или власть. Прежде чем присмотреться к этим учетным записям, еще один момент следует упомянуть. Теоретики разделились на тех, кто считает, что права являются как бы «рефлексом» долга, разрешение или власть, и те, кто думает, что право имеет приоритет Над ними. Вопрос в том, является ли обязанность и т. д. основанием права или право обязанность.Большинство старых писателей (например, Бентам, Остин, Хофельд, Кельзен), по-видимому, придерживались первой точки зрения, в то время как более поздние писатели (например, Маккормик, Раз, Веллман) занимают второе место. Второй точка зрения подразумевает, что сила права не обязательно исчерпывается любым существующим набором обязанностей и т. д., которые из него вытекают, но может быть основанием для создания новых обязанностей по мере изменения обстоятельств. Этот последняя точка зрения, по-видимому, лучше согласуется, по крайней мере, с тем, как Конституционные юридические права работают.

    Среди тех, кто думает, что права поддаются анализу, по крайней мере, в часть, в обязанности, разрешения и полномочия, есть еще одна основная разделение.Некоторые думают, что сущность права состоит в том, чтобы иметь выбор или контроль над соответствующей обязанностью и т. д. Другие считают, что основным дело в том, что интересы защищаются долгом и т. д. Харт и Среди сторонников первой точки зрения — Веллман, Бентам, Остин, Маккормик и Раз входят в число тех, кто поддерживает ту или иную версию второй.

    Краткое изложение теории Харта (1973) может быть дано как иллюстрация первого вида. По словам Харта, кто-то (назовем его ‘ X ’) может быть законным правообладателем в основном в одном двух способов.Прежде всего, X может иметь двустороннее разрешение. выполнить какое-то действие, т. е. X разрешено как для А и не- А (при наличии некоторых запрет на вмешательство других). Во-вторых, у кого-то может быть пошлины (например, заплатить X 10 фунтов стерлингов), сверх которой X контроля, в первую очередь путем отказа от него или принудительного его применения. Поскольку X имеет выбор в каждом случае, что объясняет, почему его называют правообладатель.Одна из трудностей, связанных с такого рода теорией, состоит в том, чтобы объяснить наша очевидная ссылка на права, когда нет выбора, например, когда один не только имеет право голосовать на выборах, но и обязан по закону Сделай так.

    Можно увидеть две разные версии теории процента: соответствующий вопросу о приоритете упомянутых прав над.

    Согласно более ранним версиям, таким как версии Бентама и Остина, X является правообладателем, поскольку он является бенефициаром или предполагаемым бенефициара, чужой обязанности или, возможно, отсутствия обязанности на того, что в противном случае мог бы наложить закон.Например, если X имеет право на получение £10 от Y , тогда это объяснил тем, что Y имеет долг, выполнение который (передача 10 фунтов стерлингов) предназначен в пользу X. Один Проблема этой теории состоит в том, чтобы объяснить, почему уголовное право, хотя он может частично существовать для защиты неимущественных прав, обычно не считается как прямое предоставление юридических прав отдельным гражданам, несмотря на тот факт, что они предназначены бенефициарами соответствующих обязанностей.(Конечно, во многих системах могут существовать параллельные гражданско-правовые права, но это дело условное. Подробнее об этом ниже.)

    Маккормик предложил более современную версию этой теории. (1977), которые утверждали, что правообладатель является предполагаемым бенефициаром конкретная доля выгоды, а не просто обобщенная бенефициар правил. Однако даже с этой поправкой остается трудно объяснить права третьих лиц по контрактам. Предполагать X и Y заключают договор, который возлагает обязанности на каждый из них с намерением, чтобы их выполнение принесло пользу З .По теории Z должно (концептуально) быть законный правообладатель. Но на самом деле это совершенно условный вопрос относительно того, является ли Z или нет. Некоторые правовые системы признают Z как имеющий права в такой ситуации, а другие нет. В В Великобритании, например, шотландский закон давно признавал такие права в определенные условия, но английское право не делало этого до тех пор, пока должность не была изменен законом в 1999 г.

    В более поздних версиях, таких как Raz (1984a, 1984b), совсем другой такт.По их мнению, сказать, что X является правообладателем, означает, что его интересы или их часть являются достаточным основанием для возложения обязанностей на других либо не мешать X при выполнении какого-либо действия или закрепить его чем-либо. Это, среди прочего , обходит проблема с правами третьих лиц, потому что объяснение просто в том, что весь вопрос в том, признает ли система интересы Z как часть причины для X и Y обязанности, или это только интересы X и Д .Raz (1997) подчеркнул, что это не означает, что только интересы правообладателя имеют отношение к вопросу о том, что-то должно быть признано правом. Соображения общие или общие интересы также могут иметь значение.

    В то время как обсуждение относительных достоинств выбора продолжалось и теории выгоды, а также все более изощренные версии каждой были предложены (см., например, трехсторонний спор в Крамер, Симмондс и Штайнер 1998, Крамер 2010, Врусалис 2010, Ван Duffel 2012), некоторые авторы пытались предложить разные или комбинированные, подходы.Венар (2005) приводит доводы в пользу того, что он называет Теория «нескольких функций». Согласно этому, любой «хоффельдианский инцидент» (или их комбинация), который предоставляет освобождение, усмотрение или разрешение, или дает владельцу право на защиту, обеспечение или производительность — это право. Однако Крамер и Штайнер (2007) утверждают, что что на самом деле это не более чем еще одна версия теории выгод, и не превосходит существующие. Еще одно предложение вносит Шринивасан (2005 г.), который предназначен для применения только к правам требования а не к другим разновидностям права.Суть в том, что Y имеет право требования, что X выполняет действие, если и только если мера контроля Y над обязанностью X соответствует (по замыслу) мере контроля, которая продвигает Y проценты на баланс. Это тоже критикуют Крамер и Штайнер. (2007) на том основании, что это будет включать случай, когда кто-то умышленно не было предоставлено, исходя из его собственных интересов, любая такая власть вообще. Тем не менее, они утверждают, что это приведет к весьма неправдоподобное расширение класса тех, кто должен был бы быть считаются правообладателями.

    Можно поставить ряд вспомогательных вопросов.

    Во-первых, следует ли анализировать права исключительно с точки зрения обязанностей по другие (вместе с каким-то другим условием), или нам нужно ввести также другие понятия, такие как разрешение, полномочия и иммунитет? Хофельд считал, что, строго говоря, что-то является юридическим правом, только если оно соответствовал обязанности другого, но он утверждал, что законное использование было часто сбивает с толку, потому что на самом деле ссылка была на один из других концепции.Таким образом, по его мнению, в законе иногда также говорилось, что X имел право, если (1) он имел разрешение на A , (2) он имел право на A , (3) Y не имел право на воздействовать на него.

    Хотя некоторые (например, d’Almeida 2016) утверждают, что Хофельд был правильно утверждать, что свобода-права включают только разрешения, другие (например, Waldron 1981 и Raz 1984a, 1984b) были представителями считают, что права следует рассматривать как порождающие только обязанности.Харт (1973), вслед за Бентамом, утверждал, что право на свободу должно рассматривается как двустороннее разрешение на A вместе с пошлинами на другим не мешать X A -ing. Уолдрон и Раз утверждают, что это важная особенность прав, которые они дают правообладателю делать не только то, что правильно, но и (в пределах границы) то, что неправильно. Они считают, что это лучше всего объясняется рассматривая права как налагающие только обязанности невмешательства в других, а не как предоставление правообладателю разрешения.(См. также Герштейн 2012, 2014.) Альтернативная точка зрения (Campbell 1997) состоит в том, чтобы увидеть некоторые права как действительно предоставление разрешений, но указать, что в предоставление законного разрешения закон не говорит, что не может быть быть причинами против совершения действия, только то, что (в пределах разрешения) закон будет действовать так, как если бы их не было.

    Пауэрс поднимает другой вопрос. Многие авторы (например, Hohfeld 1919, Hart 1973) рассматривали их как разновидность права. По законной власти мы имеем в виду способность вносить изменения в правовые нормы или их приложение (плюс некоторые дополнительные условия).Обычно, конечно, законодатель, предоставляя полномочия, также предоставляет право их осуществления, но иногда это не так, например, когда осуществление Право само по себе было бы преступлением или гражданским правонарушением. В английском праве для например, пока должность не была недавно изменена законом, вор имели, в определенных особых обстоятельствах, юридическую силу выдать добро право собственности на товары, которые он украл у третьего лица, даже если, сделав таким образом, он совершил гражданское, а возможно, и уголовное преступление.Этот кажется, указывает на то, что полномочия не следует рассматривать как права самих себя.

    Полномочия также иллюстрируют общую проблему анализа правовых прав и, возможно, прав в целом. А именно, является ли элемент следует рассматривать как часть самой сути понятия правильно, или это просто элемент того, что (условно) его содержание, т. е. то, что есть право делать или имеют.

    Соответственно, из четырех основных типов прав, которые Хохфельд якобы идентифицирующие, иммунитеты вызывают проблемы, хотя и несколько разные.Иммунитет возникает, когда Y не имеет силы изменить юридическое положение X . Но является ли сам иммунитет правом или это просто средство защиты права, т.е. защищены от удаления или изменения? Как и в случае с полномочиями, мнения разошлись об этом.

    3. Какие виды юридических лиц могут быть законными правообладателями?

    Среди философов было много споров о том, что к видам лица могут быть правообладателями. Почти соответствует общему спор о самой природе прав, некоторые утверждали, что любое юридическое лицо, которое получит выгоду от выполнения другими юридическими обязанности может быть правообладателем; другие, что это должна быть сущность, которая имеет интересы; другие, что это должно быть лицо, способное осуществлять некий контроль над соответствующим правовым механизмом.И здесь варианты всех этих положений.

    Должен существовать определенный смысл, в котором правовые системы могут предоставлять права такие сущности, как им заблагорассудится. Это потому, что давно признано, что правовые системы могут считать юридическими лицами такие образования как им заблагорассудится. В Англии, например, «Корона» имеет, на протяжении веков считался юридическим лицом, хотя то, что это означает с точки зрения должностных лиц, а тем более реальных людей, которые занимал эти должности, сильно изменился за это время.Так же, все современные общества признают юридическое существование в качестве лиц компаний или корпораций и часто таких организаций, как торговые союзы, правительственные ведомства, университеты, некоторые типы товарищества и клубы и др.

    Одним из самых спорных вопросов в последние годы был вопрос о том, маленькие дети, тяжело психически больные, нечеловеческие животные, районы сельская местность, находящаяся под угрозой исчезновения, и т. д., можно с полным правом считать законным правообладатели. Ясно, что любой, у кого есть locus standi перед суд должен быть обладателем некоторых прав в рамках системы.Но это так не следует автоматически за тем, что сущность, которая этого не делает, или которое физически или психически не способно возбудить судебный иск, при этом не является правообладателем. Ибо это может быть намерением система, согласно которой интересы этой организации должна представлять другой человек. Учитывая тогда, что все эти объекты могут быть защищены закона, и что кто-то может возбудить какой-либо судебный иск для обеспечения что эти обязанности выполняются, когда мы можем сказать, что сущность сам является правообладателем, а когда нет?

    Ответ часто зависит от того, придерживается ли человек интереса или теория выбора прав.Маккормик (1976), например, утверждал, что любая теория прав, которая не может учитывать права детей, должна быть недостаточным, и это послужило поводом, по его мнению, для принятия теория процентов. Wellman (1995), с другой стороны, утверждает, что утверждают, что очень маленькие дети или тяжело психически больные могут иметь юридических прав состоит в том, чтобы исказить понятие права, поскольку они лишены соответствующий контроль над судебным механизмом. Вместо этого, утверждает он, соответствующие права следует рассматривать как принадлежащие только тем, кто может соответствующие действия от их имени.Например, по его мнению, очень маленький ребенок не имел бы права не быть травмированным по неосторожности поведение другого. Скорее, это будет случай, когда ребенок родитель имеет право на то, чтобы их ребенок не был ранен по неосторожности. Один трудность в этой позиции, по-видимому, заключается в том, что она не легко в соответствии с соответствующими правами на возмещение ущерба (например, на возмещение ущерба), что закон бы признал. В этом примере закон явно компенсировал бы потеря ребенка в травме, а не потеря родителя в своем ребенке нанесение телесных повреждений (хотя последнее может быть отдельным основанием для иска в некоторых системах).

    4. Исключительные права

    Вопрос здесь в том, существуют ли какие-либо фундаментальные аспекты прав которые являются исключительными или, по крайней мере, более важными для правовых систем, в отличие от морали.

    Здесь могут быть затронуты пять конкретных подвопросов.

    4.1 Основные и исправительные права

    Права на возмещение ущерба – это права, возникающие в связи с нарушением основного один. Ясно, что они возникают и вне закона, например обязанность извиниться или загладить свою вину, даже если это не является юридическим обязательством так.Но юридические обязанности по возмещению ущерба, как правило, более точны и, характер права, институционализированный.

    Одной из основных функций правовых систем является обеспечение средств правовой защиты. за нарушение (или иногда ожидаемое нарушение) основных прав которые они дают. Так что, если кто-то пострадал из-за халатности в другом обычно возникает право на возмещение убытков. Если он убитым может возникнуть у членов его семьи самостоятельное право на компенсации и так далее. Другие виды прав на возмещение ущерба могут включать те, которые касаются судебных постановлений, требующих исполнения виновной стороной, или воздерживаться от какого-либо конкретного образа действий, очень часто того, у них была обязанность действовать или воздерживаться от выполнения основного права.Такие права часто очень сложны в деталях. Например Мера возмещения убытков может быть иной, если противоправное деяние является деликта/правонарушения, в отличие от нарушения контракта. Так же во многих системы, некоторые средства правовой защиты должны быть предоставлены в соответствии с правом, в то время как другие на усмотрение суда. В качестве иллюстрации средства правовой защиты в двух британских правовых системах, можно сослаться на Лоусон (1980) и Уокер (1974).

    Обычно права на возмещение ущерба сами по себе будут иметь дополнительные права на возмещение ущерба. прилагается, например, чтобы суд наложил более принудительный приказ, возможно, с угрозой уголовного или квазиуголовного наказания, или заморозить или конфисковать активы лица в случае, например, что кто-то не выплатил компенсацию за ущерб, ранее присужденный суд.Детали этих дополнительных прав на возмещение ущерба варьируются от система к системе.

    Связанный с этим, более спорный вопрос касается того, является ли преступным, как в отличие от гражданского, закон наделяет граждан любыми юридическими правами. защищены им. Ортодоксальная точка зрения состоит в том, что это не так, хотя вполне может быть параллельным гражданским правом. Возьмите случай с кем-то, кто неправомерно подвергся нападению. В большинстве правовых систем это будет преступлением и деликта / правонарушения. Гражданский закон четко дает исправительное право, например. к предъявить иск о возмещении ущерба.Но поскольку в большинстве юрисдикций это в основном (и иногда исключительно) государство, которое решает, следует ли преследовать уголовный аспект, более распространено мнение, что гражданин не имеет юридическое право, соответствующее уголовному аспекту.

    Вопрос часто осложняется с юридической точки зрения отсутствием четкого указание законодательного органа о том, намеревался ли он, конкретным закона, создать только преступление или также предоставить гражданские права на граждане. Еще одна сложность может заключаться в том, что уголовные суды иногда выполнять квазигражданские функции (т.г., чтобы сделать реставрацию или приказ о компенсации после осуждения за кражу) и тиска versa (например, право гражданского суда присуждать карательные или примерный ущерб).

    Этот вопрос отличается от вопроса о том, может ли уголовное право признавать и защищать неимущественные права. Представляется возможным предположить, что может, так как неимущественные права могут быть защищены не только юридическими правами, но и юридическими обязанностями по отношению к другим (без соответствующих юридических права). Например, правовая система может квалифицировать уголовное преступление как домогательства в целях защиты неимущественного права на неприкосновенность частной жизни, без тем самым обязательно признавая законное право на неприкосновенность частной жизни, т.е.е., что-то, что действовало бы как положительная причина в пользу конфиденциальности в интерпретация нечетких правил или разработка закона.

    4.2 Условные права

    В случае многих юридических прав должно быть выполнено условие для их владения или осуществления. Само по себе это не делает законным права, отличные от многих моральных. Так же, как человек имеет законное право ущерб за нападение только в том случае, если на него напали, у него есть моральный к извинениям за оскорбление только в том случае, если кто-то был оскорблен.Но юридические права могут привести к более сложным ситуациям, которые редко возникают в морали.

    В приведенных выше примерах мы можем сказать, что правый токен, в отличие от правильный тип возникает только тогда, когда условие для его инстанцирование срабатывает. Но правовые системы иногда говорят, что токен-право существует до одного из условий для осуществления право есть. По сути, это разница между высказыванием «если р , Х имеет право на А » и « X имеет право, если p , на A .» В В последнем случае подразумевается, что правый токен существует сейчас, а не просто он будет существовать. Почему мы должны это говорить? Один из предложенных ответов что правовые системы, в отличие от морали, разработали наборы правил для передача прав еще до наступления условия срабатывания наступило осуществление права.

    Предположим, например, что X по своему завещанию оставил сумму деньги на Y , при условии, что Y достиг возраста 21. Возможно, правильное понимание этого положения, по правилам правовой системы, только если Y достиг 21, когда X умер, имеет ли он право на деньги.Но возможно, правильный способ понять это как сказать, что Y , даже если он не достиг 21 года, когда X умирает, получает право на деньги, но они должны быть выплачены только тогда, когда ему исполнится 21 год. Одно практическое отличие заключается в том, что в последнем случае право может переходить к Y правопреемнику , если Y , пережив X , тем не менее умирает, не дожив до 21 года. В последнем случае юристы описывают право как «предоставленное». Может быть много сложных юридических правила, относящиеся к такого рода ситуациям, и они сильно различаются от юрисдикция к юрисдикции.Ссылку нужно делать на учебники, прежде всего по завещанию правопреемства, в юрисдикции.

    4.3 Права собственности

    Еще один особый вид юридических прав или группа прав, которые привлекает все большее внимание теоретиков. прав собственности. Обсуждение этого вопроса больше относится к обсуждению само свойство — см. запись на имущество. Здесь будут сделаны только некоторые очень краткие замечания.

    Первый касается того, являются ли права собственности и, следовательно, понятие собственности, являются ли они по существу законными по своему характеру или являются ли они более общие социальные явления, которые просто признаются и охраняются по закону во всех современных обществах.Согласно Бентаму (1843 г.) « … не существует естественной собственности … собственность – это полностью существо закона». Аргумент Бентама, по существу, состоит в том, что мы подразумеваем под собственностью надежность ожидания в возможности сохранить, продавать, использовать и т. д. объекты, и только закон может гарантировать такие безопасность.

    С другой стороны, можно, конечно, связно говорить о имущество таким образом, который не обязательно соответствует законному позиция. Родитель может, например, сказать маленькому ребенку, что определенный игрушка принадлежит им, хотя по закону принадлежит родителю.Так же может быть правдоподобно утверждать, что понятия собственности и владения, хотя они могут быть менее надежно защищены, могут существовать в обществах, которые не имеют ничего, что мы обычно признаем в качестве полноценного юридического система. Некоторые люди, возможно, расценят такого рода примеры как признаки того, что понятие собственности не является по существу законным, в то время как другие могут склоняться к мнению, что это просто метафорические расширения концепции, которая является законной а.е. фонд .

    Во-вторых, следует отметить, что по закону право собственности может быть много разных типов.Хотя право собственности, очевидно, является одним из наиболее важно, еще одним важным классом является владение, будь то временное или относительно постоянным. Например, право пользования автомобилем, который нанял на неделю или жить в определенном доме до конца жизнь. Тем не менее другие типы, лишенные права собственности или владением, может быть, например, прогулка по ферме местного фермера. поле или попросите ближайшего соседа обслуживать его сторону сустава садовая стена.

    Детали прав собственности варьируются от юрисдикции к юрисдикции. возможно, больше, чем у почти любых других видов права.Дальше, во многих юрисдикциях действуют разные правила, касающиеся прав собственности в земля (и ее приспособления) в отличие от всех других типов объектов. Для эти детали следует ссылаться на специальные книги в юрисдикция. (Ср. Юм 1740, книга III, раздел III, где он обсуждает понятия, которые, по его мнению, лежат в основе правил оккупация, давность, присоединение и правопреемство, по которому имущество может быть приобретен. Он отмечает, что нередко нельзя разумно утверждать, что правило определенного содержания лучше, чем одно из несколько иное содержание.Главное, скорее, что существует какое-то юридическое правило по этому вопросу.)

    Даже при рассмотрении вопроса о праве собственности ведутся споры между теоретики о том, как это следует анализировать. Некоторые видят в этом по существу совокупность других прав собственности на определенный контент, например к владению, доходу и т. д., в то время как другие видят в этом в основном структурная связь между правами, содержание которых сравнительно не имеющий отношения. Например, как лицо, которому владение или использование, даже если они в настоящее время принадлежат другим, в конечном итоге возвращаться, если должна была произойти определенная серия случайных событий.

    Для дальнейшего обсуждения собственности в философском контексте см. Оноре 1960, 1961; Беккер 1977; Уолдрон 1988; Мюнцер 1990; Кэмпбелл 1992; Харрис 1996; и Penner 1997. (Некоторые из них больше касается морального оправдания собственности.)

    4.4 Субъективные права

    Приведенное выше описание прав было написано в основном с точки зрения с точки зрения англо-американского права и философии. Однако следует упомянул, что есть один аспект юридических прав, который следует найти среди европейских континентальных писателей, но из которых нет след в англо-американской традиции.Это описание права как «субъективные» ( droits subjectifs ; субъективное право ).

    Во французском и немецком языке одно и то же слово ( droit , Recht ) служит существительным, которое относится как к нормам права и права, которые они создают, и, следовательно, устранение неоднозначности требуется для.

    Во французском праве различие проводится путем разграничения между le Droit objectif (существительное пишется с большой буквы в некоторые, но не все писатели) и les droits subjectifs .(Для общее обсуждение см., например, Cornu 2014.) Однако французское законодательство в то же время кажется ограничивающим термин « права». subjectifs ’ к подклассу юридических прав, а именно к правам которые в основном принадлежат частным лицам, например, для составления завещания или договор. По-видимому, этот термин не распространяется на такие права, как права государственное учреждение, владеющее собственностью, или правительственный министр, делающий правопорядок в соответствии с делегированными полномочиями.

    В немецком законодательстве, по-видимому, проводится аналогичное различие между « das Recht » и « субъективно». Rechte ’ (см., например, Dietl & Lorenz 2016/2005).

    4.5 Способы предоставления законных прав

    Многие связанные с этим вопросы не ограничиваются правами, а разделены с обязанностями и полномочиями, поэтому будет только краткий обзор дано.

    В большинстве современных правовых систем некоторые основные права предоставлено конституцией. Обычно это придает им определенную степень приоритета перед конкурирующими юридическими соображениями, но это может варьироваться от система к системе. Иногда конституционные права будут иметь абсолютную приоритет перед любым другим соображением, которое само по себе не основано на конституционное право.Иногда они просто отдают предпочтение одному законному результат, а не другой, не диктуя его.

    Конституции также различаются в зависимости от того, «закрепился» или нет. Окоп может быть абсолютным, при котором случае, когда права не могут быть удалены или изменены никаким конституционным означает (как в случае с некоторыми «основными правами» в Конституция Германии), или оно может быть относительным, требующим лишь более обременительная процедура, чем для обычного законодательства (как в случае с Конституция США.).

    Конституции также различаются в зависимости от того, в какой степени права человека признаются в соответствии с международным правом или договором, признаются в национальном закон. Например, в некоторых странах Европы Европейская конвенция по правам человека и решения Европейского суда по правам человека на них, инкорпорированы в национальное законодательство и имеют преимущественную силу над любыми национальными закон, противоречащий им. В других странах, таких как Великобритания, суды должны, насколько это возможно, толковать законодательство как соответствии с Конвенцией, но не имеют права отменить ее, даже если они считают его явно непоследовательным.

    Другие права могут быть предоставлены обычным законодательством или общим правом. (т.е. традиция судебного закона). Один интересный момент заключается в том, можно утверждать, что многие юридические права не предоставляются никаким позитивным законом, а возникают просто из-за отсутствия какого-либо закона об обратном. То есть это вероятно, практическая необходимость в том, чтобы каждая правовая система имела неписаный «правило закрытия» о том, что все, что не запрещено разрешено. Если некоторые виды прав по существу разрешения, то многие такие права возникают таким образом.В большинстве юридических системы мое право переходить улицу, например, носит именно такой характер. Вероятно, ни один позитивный закон не скажет, что я могу это сделать, и, возможно, более общее принятое право будет подразумевать это.

    Условия доступа

    Принятие условий

    Ниже приведены условия юридического соглашения между любым пользователем этого веб-сайта («Пользователь») и Rockwell Automation, Inc. и ее дочерними компаниями (совместно именуемыми «Rockwell Automation»). Получая доступ, просматривая или используя этот веб-сайт («Сайт»), Пользователь соглашается соблюдать настоящие условия доступа.Если Пользователь принимает эти условия от имени другого лица, компании или другого юридического лица, Пользователь заявляет и гарантирует, что он имеет все полномочия связывать это другое лицо, компанию или юридическое лицо с этими условиями. Если Пользователь не согласен с этими условиями, он не может получить доступ к Сайту или использовать его. Материалы, представленные на этом Сайте или доступные через него, защищены законом, включая, помимо прочего, законы США об авторском праве и международные договоры. Этот Сайт контролируется или управляется компанией Rockwell Automation из ее офисов в штате Висконсин, Соединенные Штаты Америки.Пользователь, который получает доступ к этому Сайту из мест за пределами Соединенных Штатов, делает это по собственной инициативе и несет отдельную ответственность за соблюдение любого применимого местного законодательства об использовании Интернета и доступе к веб-сайту.

    Информация на этом Сайте может содержать неточности или типографские ошибки, и Rockwell Automation не несет ответственности и оставляет за собой право исправлять такие неточности или ошибки в любое время. Rockwell Automation также может вносить изменения, обновления и улучшения на этот Сайт или в эти условия доступа в любое время без предварительного уведомления.

    Товарные знаки и авторские права

    Товарные знаки, знаки обслуживания и логотипы, используемые или отображаемые на этом Сайте («Товарные знаки»), являются зарегистрированными и незарегистрированными товарными знаками Rockwell Automation и других компаний. Ничто на этом Сайте не должно быть истолковано как предоставление, косвенно, лишение права возражения или иным образом, какой-либо лицензии или права на использование любого такого Товарного знака без письменного разрешения владельца Товарного знака. Запрещается использовать товарные знаки Rockwell Automation без предварительного письменного разрешения Rockwell Automation.За исключением «ссылочных логотипов», специально разработанных для этой цели, Rockwell Automation запрещает использование любых товарных знаков Rockwell Automation в качестве «горячих» ссылок на этот сайт или любой другой веб-сайт Rockwell Automation.

    Авторские права на изображения, найденные на этом Сайте, принадлежат компании Rockwell Automation или соответствующему владельцу авторских прав. Никакое изображение не может быть загружено с этого Сайта и использовано Пользователем по какой-либо причине без явного предварительного разрешения Rockwell Automation или соответствующего владельца авторских прав.

    Ссылки на сторонние веб-сайты

    Этот сайт может содержать ссылки на сторонние веб-сайты. Такие связанные веб-сайты не находятся под контролем Rockwell Automation, и Rockwell Automation не несет ответственности за содержание любого такого связанного веб-сайта, любую ссылку, содержащуюся на связанном веб-сайте, любые изменения или обновления таких связанных веб-сайтов или любые материалы, переданные или загруженные. с любого связанного веб-сайта. Rockwell Automation предоставляет эти ссылки на сторонние веб-сайты исключительно для удобства Пользователя, и включение таких ссылок не означает одобрения Rockwell Automation этих сторонних веб-сайтов.

    Ограничения на использование

    Авторские права на все материалы (включая неподвижные и движущиеся изображения), предоставленные, поддерживаемые или доступные на этом Сайте, принадлежат компании Rockwell Automation или первоначальному создателю материала или его правопреемнику. За исключением случаев, указанных в настоящем документе, ни один из этих материалов не может быть скопирован, воспроизведен, распространен, переиздан, загружен, отображен, размещен или передан в любой форме или любыми средствами, включая, помимо прочего, электронные, механические, фотокопии или другие записывающие средства, без предварительное письменное разрешение Rockwell Automation или соответствующего владельца авторских прав.Пользователь также не может без предварительного письменного разрешения Rockwell Automation «отражать» любые материалы, содержащиеся на этом Сайте, размещать «глубокие ссылки» или использовать какой-либо товарный знак в качестве метатега по отношению к любому другому веб-сайту. Если иное прямо не указано где-либо на этом Сайте, продажа или лицензирование продукта (если таковое имеется) компанией Rockwell Automation с этого Сайта ограничивается покупателями и пунктами доставки в пределах Соединенных Штатов.

    Доступ к загрузкам и их использование ограничены физическими или юридическими лицами, которые приобрели продукт Rockwell Automation из авторизованного источника.Все другие загрузки и их использование запрещены.

    Данные

    Пользователь предоставляет Rockwell Automation неисключительную всемирную безвозмездную лицензию на использование данных Пользователя или другой информации, которую Пользователь делает доступной при использовании Сайта, чтобы Rockwell Automation могла улучшать Сайт, а также свои продукты и услуги. Данные Пользователя могут включать данные Пользователя или других третьих лиц, включая данные клиентов Пользователя, которые Пользователь делает доступными при использовании Сайта. Пользователь заявляет и гарантирует, что он обладает всеми правами, разрешениями, лицензиями и полномочиями, необходимыми для данных пользователя, чтобы Rockwell Automation могла выполнять свои обязательства в соответствии с настоящими Условиями и Сайтом, и что доступ Rockwell Automation к данным пользователя и их использование не будут нарушать или нарушать любое соглашение, обязательства по конфиденциальности, права на неприкосновенность частной жизни или права на интеллектуальную собственность любой третьей стороны.За исключением ограниченной лицензии, указанной выше, Пользователь сохраняет за собой все права, права собственности и интересы в отношении Данных Пользователя.

    Администрация

    Использование Пользователем Сайта предполагает наличие учетной записи пользователя, которая может потребоваться Rockwell Automation. Пользователь соглашается принять на себя ответственность за все действия, которые происходят под его учетной записью. Пользователь несет ответственность за идентификацию и аутентификацию всех пользователей, утверждение доступа такими пользователями и контроль против несанкционированного доступа. Вы несете ответственность за сохранение конфиденциальности информации об учетной записи и паролях Ваших пользователей.Rockwell Automation будет иметь право полагаться на любую информацию, полученную от любого физического или юридического лица, использующего Вашу учетную запись пользователя и пароль, и Rockwell Automation не будет нести никакой ответственности, вытекающей из такого доверия. Если Пользователю становится известно о каком-либо несанкционированном использовании пароля или учетной записи Пользователя, Пользователь обязан как можно скорее уведомить об этом Rockwell Automation.

    Возмещение ответственности пользователя

    Пользователь обязуется защищать, возмещать ущерб и ограждать Rockwell Automation, ее Аффилированных лиц и их лицензиаров от любых обязательств, убытков, санкций, штрафов и затрат, возникающих в результате использования Пользователем Сайта в нарушение настоящих условий.

    Информационная безопасность

    В соответствии с законодательством, применимым к Rockwell Automation, а также действующими на тот момент практиками и процедурами, Rockwell Automation будет поддерживать и применять административные, технические и физические меры безопасности, предназначенные для разумной защиты конфиденциальности, доступности и целостности Данных Пользователя, хранящихся на Сайте. Rockwell Automation сообщит Пользователю о любом нарушении безопасности, о котором станет известно в отношении Данных Пользователя. Для получения дополнительной информации о мерах, используемых для защиты Сайта и Данных Пользователя, перейдите по ссылке: https://www.rockwellautomation.com/en-us/company/about-us/integrity-sustainability/trust-security.html.

    Приостановление или прекращение действия

    Rockwell Automation может приостановить или прекратить доступ Пользователя к Сайту в любое время, если Rockwell Automation разумно полагает: (i) Пользователь нарушил настоящие Условия доступа; (ii) учетная запись пользователя должна быть удалена из-за длительного бездействия; (iii) для предотвращения повреждения или нарушения работы Сайта; (iv) предоставление Сайта компанией Rockwell Automation больше не является коммерчески выгодным; и (v) для защиты Rockwell Automation от потенциальной ответственности, включая соблюдение применимого законодательства.Rockwell Automation приложит разумные усилия, чтобы уведомить Пользователя по адресу электронной почты, связанному с учетной записью пользователя.

    Конфиденциальность данных

    Rockwell Automation обрабатывает Данные пользователя в соответствии со своими условиями конфиденциальности, размещенными по адресу https://www.rockwellautomation.com/en-us/company/about-us/legal-notices/privacy-and-cookiespolicy.html. В случае, если какой-либо применимый закон ограничивает или запрещает сбор, использование или иную обработку Данных Пользователя без дополнительных условий, Пользователь соглашается подписать действующие на тот момент применимые дополнительные соглашения об обработке данных Rockwell Automation, относящиеся к сбору, использованию, и другая применимая обработка Данных Пользователя, в которую время от времени могут вноситься поправки (каждое из которых именуется «Дополнение об обработке данных»), каждое из которых доступно на https://www.rockwellautomation.com/en-us/company/about-us/legal-notices.html. Такие Дополнения по обработке данных, когда это применимо, являются частью Условий доступа и регулируются ими, как если бы они были изложены в них.

    Расположение данных пользователя

    В соответствии с действующим законодательством и в соответствии с положениями и условиями любого применимого Дополнения об обработке данных между Пользователем и Rockwell Automation, если таковое имеется, Rockwell Automation может обрабатывать и хранить Данные Пользователя в любом месте, где Rockwell Automation или ее агенты имеют объекты.Используя Сайт, Пользователь дает согласие на такую ​​обработку и хранение Данных Пользователя.

    Отказ от гарантии

    МАТЕРИАЛЫ, ХРАНЯЩИЕСЯ НА ДАННОМ САЙТЕ ИЛИ ДОСТУПНЫЕ ЧЕРЕЗ ЕГО, ПРЕДОСТАВЛЯЮТСЯ «КАК ЕСТЬ» БЕЗ КАКИХ-ЛИБО ГАРАНТИЙ, ЯВНЫХ ИЛИ ПОДРАЗУМЕВАЕМЫХ, ВКЛЮЧАЯ, ПОМИМО ПРОЧЕГО, ВСЕ ПОДРАЗУМЕВАЕМЫЕ ГАРАНТИИ КОММЕРЧЕСКОЙ ПРИГОДНОСТИ, ПРИГОДНОСТИ ДЛЯ КОНКРЕТНОЙ ЦЕЛИ, ИЛИ НЕНАРУШЕНИЯ ПРАВ НАРУШЕНИЕ ПРАВ. КОМПАНИЯ ROCKWELL AUTOMATION НЕ ГАРАНТИРУЕТ И НЕ ДАЕТ НИКАКИХ ЗАЯВЛЕНИЙ ОТНОСИТЕЛЬНО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ, ТОЧНОСТИ ИЛИ НАДЕЖНОСТИ ИЛИ РЕЗУЛЬТАТОВ ЛЮБОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИЛИ ИНЫМ ОБРАЗОМ ОТНОСИТЕЛЬНО МАТЕРИАЛОВ, СОХРАНЯЕМЫХ НА ДАННОМ САЙТЕ ИЛИ ДОСТУПНЫХ ЧЕРЕЗ КОТОРЫЙ ЭТОТ САЙТ.

    Ограничение ответственности

    НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ (В ТОМ ЧИСЛЕ ПО НЕБРЕЖНОСТИ И В ПОЛНОЙ МЕРЕ, РАЗРЕШЕННОЙ ПРИМЕНИМЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ) ROCKWELL AUTOMATION НЕ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ЛЮБОЙ ПРЯМОЙ, КОСВЕННЫЙ, СПЕЦИАЛЬНЫЙ, СЛУЧАЙНЫЙ, ШТРАФНЫЙ ИЛИ ПОСЛЕДУЮЩИЙ УЩЕРБ (ВКЛЮЧАЯ, ПОМИМО ПРОЧЕГО, ЗАДЕРЖКУ БИЗНЕСА, ЗАДЕРЖКУ ДЕЛА, ПРИБЫЛЬ), ВОЗНИКАЮЩАЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИЛИ НЕВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ, СОХРАНЯЕМЫХ НА ДАННОМ САЙТЕ ИЛИ ДОСТУПНЫХ ЧЕРЕЗ него, ДАЖЕ ЕСЛИ КОМПАНИЯ ROCKWELL AUTOMATION БЫЛА ПРЕДУПРЕЖДЕНА О ВОЗМОЖНОСТИ ТАКОГО УЩЕРБА.ЕСЛИ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТАКИХ МАТЕРИАЛОВ ПРИВОДИТ К НЕОБХОДИМОСТИ ОБСЛУЖИВАНИЯ, РЕМОНТА ИЛИ ИСПРАВЛЕНИЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКОГО ОБОРУДОВАНИЯ ИЛИ ДАННЫХ, ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ПРИНИМАЕТ НА СЕБЯ ЛЮБЫЕ СВЯЗАННЫЕ С ЭТИМ РАСХОДЫ.

    Применимое законодательство

    Любые претензии, связанные с этим Сайтом или использованием этого Сайта и материалов, содержащихся или доступных посредством него, регулируются исключительно законами штата Висконсин, Соединенные Штаты Америки, без учета принципов коллизионного права. Пользователь соглашается и настоящим подчиняется исключительной личной юрисдикции и месту проведения судов штата и федеральных судов, расположенных в округе Милуоки, штат Висконсин, в отношении любого такого иска.

    Загрузить Условия доступа

    Что такое корпорация и почему это важно?

    1 Мы утверждаем, что в исследованиях управления и организации существует мало проблем. (MOS) важнее, чем понимание современной корпорации. Сегодня, «корпоративное управление» и «корпоративная ответственность» — модные слова в бизнесе. и становятся все более популярными в качестве объектов исследования. Но какое «корпоративное» средства, а также современное (ре)образование и значение корпораций, редко становятся предметом научных исследований (за исключением см. Crouch, 2001, in конкретную главу 3).Наша цель здесь состоит в том, чтобы пролить свет на концепцию «современной корпорации» и при этом внести своевременный вклад к трансформации в том, как корпоративные практики понимаются, преподаются, и вступил в силу.

    2 Что такое корпорация? В МОС казалось бы, что этот вопрос ограничил релевантности, хотя MOS является контекстом, в котором большая часть «управления» завершены и где многие структуры и процессы организации расположены. Конечно, в рамках MOS цель, регулирование, управление и ответственности корпораций принимаются для проверки, где различные концепции корпорации более или менее имплицитно используются.Есть также некоторая остаточная осведомленность и понимание дебатов о «современном корпорация», связанные с вопросами «собственности и контроля», «управленческой революция» (Берл и Минс, 2007 [1932]), «видимая рука» (Чандлер, 2003) и т. д. Вскоре к таким фоновое понимание (Дэвис, 2011; Эпштейн, 2005; Флигштейн, 1993). Но, насколько нам известно, это осознание не привело к развитию исследовательская программа, поток исследований в постоянных рабочих группах или даже трек на конференциях MOS, специально посвященный допросам и исследование корпоративной формы[1].Действительно, казалось бы, изучение корпорация была незаметно передана другим специалистам, таким как бизнес истории, права, экономики и политологии.

    3 Что же такое корпорация? Наш подход к ответу на этот вопрос предполагает, что его природа и значение неизбежно оспариваются и что были сконструированы различные воображаемые образы, которые передавали корпоративная форма значимая, реальная и последовательная. Мы выделяем три образы воображения, которые сформировали и повлияли на свойства и способности присущие современной корпорации[2]: юридическая, экономическая и политическая.Как станет ясно, наша точка зрения состоит в том, что эти воображаемые переплетаются в том смысле, что они часто взаимно усиливают и противоречат друг другу. Хотя аналитически различимы, они практически запутаны[3].

    4 Мы предположим, что политическое воображаемое является условием возможности легального и экономическое воображение, которое затемнило первенство политического. Мы принять термин «воображаемый», чтобы передать понимание того, что (i) у нас нет прямой доступ к явлениям, в том числе к феномену «корпорации» саму себя, которую мы стремимся исследовать и объяснить; (ii) воображение развивается конструировать, интерпретировать и исследовать социальные явления; (iii) воображаемые оказывать перформативное воздействие в той мере, в какой они (хотя и частично и выборочно) введены в действие и институционализированы.В то время как юридическое и экономическое воображение непосредственно вызывают различные концепции и подсказывают конкретные действия корпоративная форма, политическое воображаемое, как мы его здесь понимаем, есть условие возможности двух других воображаемых и, соответственно, политического воображаемого позволяет бросить рефлексивный взгляд и на эти условия как взгляд на их последствия. Наше основное предложение было содержательно заявил Падди Айрлэнд, специалист по корпоративному праву, к работе которого мы особо обязан:

    5

    «[Появление] и развитие [корпоративной организационно-правовой формы] было не является экономически обусловленным продуктом эволюции, ориентированной на эффективность.Скорее, это было в значительной степени продуктом растущей политической власть и влияние класса, владеющего финансовой собственностью. То же самое правда о его недавнем подкреплении и укреплении, а также о попытках расширить свой глобальный охват» (Ирландия, 2010: 853).

    6 Современная экономическая организация сильно зависит от отличительных — зарегистрированная компания с ограниченной ответственностью — концепция корпоративной формы. Эта форма стало «одним из самых успешных изобретений в истории, о чем свидетельствует благодаря его широкому распространению и выживанию в качестве основного средства капитализма за прошедшее столетие» (Батлер, 1988: 99).На вершине корпоративной формы стоять огромная, многонациональная фирма и ее дочерние компании. К концу 20-го века примерно половина мировой торговли велась между такими фирмами (Кобрин, 2006, с. 220). Двадцать девять корпораций тогда фигурировали в списке крупнейшие экономики мира (Чандлер и Мазлиш, 2006; Гудвин, 2006: 135). Только этим фирмам принадлежит 90% всех патентов на технологии и продукты. по всему миру (Дайн, 2006: 152).

    7 Многие из потенциально проблемных эффектов корпоративной формы, в частности, что касается его способности концентрировать богатство и власть — были признан с начала 13 века (Post, 1934; Micklethwait, 2005).Как следствие этого, корпоративная форма находилась под суверенным контроль до конца 18 века (McLean, 2004). Давление на расширение и финансировать империалистические геополитические амбиции (Neocleous, 2003) постепенно корпоративная форма от прямого политического контроля. В 19 веке политическая ограничения были подвергнуты дальнейшему сомнению и впоследствии ослаблены. Дальше послабления и периодическое ужесточение этих опосредованных государством политических ограничения уменьшались и уменьшались в 20-м и 21-м веках (Боумен, 1996).Так, например, после финансового краха 2007 и 2008 гг. деятельность и налоговые дела крупных финансовых корпораций вновь появились как объект значительного общественного интереса, оспаривания и призывов к улучшенное регулирование.

    8 Меняющееся влияние экономических и правовых иллюзий корпоративного форма способствовала изменению его контуров и значения[4]. Исторически, экономическое воображаемое, как оно выражается в аргументах в пользу эффективности и/ или улучшенный доступ к капиталу (Chandler, 2002), призван способствовать и объяснить вытеснение товариществ современным ограниченным корпорация ответственности (Guinnane et al, 2007).Точно так же утверждалось, что современные отчеты о корпоративном управлении предвещают конец истории по корпоративному праву (Hansmann and Kraakman, 2000). В таком телеологическом счетах (см. Khurana, 2007), преобладает (например, экономическое) воображаемое способствовать «оптимальной» или неизбежной организационной форме (Ирландия, 2010: 837-838), тем самым затушевывая глубокие разногласия относительно возникновения и развитие корпораций в 19 и 20 веках (Кэрролл и др., 2012 г.; Нейс, 2003).Эти споры находят отголоски в современных дебатах. об относительных достоинствах концепции объединенной ответственности с ограниченной ответственностью корпоративная форма по сравнению с другими возможностями, такими как кооперативы или партнерства. Ключ к пониманию и допросу текущих процессов консолидация и проблематизация корпоративной формы является признанием динамика соперничества, в которой, как правило, мобилизуются хорошо обеспеченные ресурсами группы ресурсы для институционализации, деинституционализации и реинституционализации предпочтительных версии корпоративной формы.Следы этой динамики видны в различные атрибуты, часто используемые для характеристики этой корпоративной формы, такие как «сущность», «субъект», «агент», «совокупность индивидуумов», «связь контрактов». Мы теперь более внимательно рассмотрим генезис этих понятий.

    9 Роль государства в создании современных корпораций является основополагающей. и остается значимым сегодня. Устав, предоставленный государством, изначально включен отдельные юридические лица для выполнения (очень ограниченного) спектра деятельности — таких как строительство дорог или каналов — если эти действия были оценены как приносят существенную общественную пользу[5].В отличие от других некоммерческих корпораций, зарегистрированной коммерческой корпорации было разрешено получать частную прибыль за те, кто инвестировал в него, но обязательства для его инвесторов были неограниченными. предоставление хартии способствовало частному финансированию предоставления общественных благ таким образом, чтобы, в принципе, сохранялся строгий общественный контроль за таким бизнесом. предприятия, в то время как партнеры в конечном итоге несут ответственность за убытки. От них начала история корпорации была полна противоречий — с относятся, в частности, к предоставлению ограниченной ответственности корпорациям и обоснование для установления ограничений на спектр деятельности, осуществляемой чартерными корпорации, коррупции в связи с предоставлением монополий и соответствующие преимущества организационно-правовой формы товарищества по сравнению с корпорацией (Хорвиц, 1985).

    10 Товарищество как организационно-правовая форма отличается неделимостью своих активы и партнеры, которые инвестируют в него напрямую. Нет разделения между активами субъекта и теми, кто им владеет; отсюда следует, что активы товарищества могут быть конфискованы кредиторами партнеров[6]. Этот означает наличие материального стимула для партнеров независимо от того, они являются практикующими или пассивными инвесторами или нет, чтобы обратить пристальное внимание на обязательства (т.грамм. долги) других партнеров, а также товарищества, поскольку все партнеры непосредственно подвергаются обоим видам ответственности.

    11 Современная корпорация как правовая форма обычно определяется как совместная акционерное общество (АО)[7]. Отличается разделением активов предприятие и активы тех, кто инвестирует в него, акционеров. Это разделение существует, потому что АО построено в юридическом воображении как отдельное юридическое лицо, которое владеет активами корпорации.Со временем, отдельное юридическое лицо, в котором личные активы акционеров отделилась от корпоративных активов АО, стала наделена (агентская) способность[8] , которая, что важно, позволяет этому объекту владеть другими такие сущности. Это способность, которая имеет большое значение для развития капитализм, потому что он позволил сконцентрировать экономическую деятельность в небольшом числе очень крупных корпораций (см. выше, стр. 5) в качестве следствие процессов поглощения и слияния.Эти корпорации оказывают мощное монополистическое влияние во многих областях экономики. деятельность на национальном и, все чаще, на глобальном уровне[9].

    12 В юридическом воображении это юридическое лицо, а не акционеры, менеджеры или кредиторы — владеющие активами корпорации. Акционеры на законных основаниях несет официальную и потенциально существенную ответственность избрание советов директоров и влияние на их решения через это и другие механизмы; их контроль, однако, не распространяется на осуществление каких-либо право на имущество корпорации.Акционеры также не являются юридически первичные остаточные претенденты на корпоративные доходы или активы. Если банкротство забастовки, это кредиторы, которые имеют первое требование в юридическом воображаемом. Аналогичным образом, если имеет место нарушение правил охраны труда и техники безопасности и штраф взыскивается, штраф не взимается с активов инвесторов или управляющих. Вместо этого такие сборы взимаются с активов корпорации.

    13 Представление о том, что юридическое лицо, а не его акционеры, владеет активов является условием возможности установления ограниченной ответственности.С правительство в качестве его повивальной бабки и опекуна, эта концессия была установлена в середине 19 века. Концессию выиграли акционеры, которые, как следствие ограниченной ответственности, сохраняют свой доступ к вознаграждениям, но сводят к минимуму риски, связанные с возможным безрассудством или некомпетентностью менеджеров и с турбулентностью рынков. Помимо ограничения риска требования кредиторов к акционерам, формат ограниченной ответственности также служит свести к минимуму ограничивающую рост необходимость поддержания ликвидности некоторых активов, или направление активов на (непродуктивное) страхование с целью хеджирования рисков.Защита, предоставляемая ограниченной ответственностью акционерам, распространяется и на директоров. и руководители, чьи частные активы защищены от конфискации кредиторами или акционерам нанесен ущерб в результате каких-либо пагубных финансовых последствий их действия. Контраст с формой партнерства разительный. В то время как партнеры подвержены убыткам, включая долги, понесенные другими партнерами, грант ограниченной ответственности перед корпорацией «[…] позволяет человеку воспользоваться действия, если они ему выгодны, и не нести за них ответственности, если они быть невыгодным; спекулировать ради прибыли, не неся ответственности за убытки» (Эдвард Кокс, 1856 г., цитируется в Ирландии, 2010 г.: 844).

    14 Что же тогда делать с членами правления и старшими руководителями как составляющими ОАО? Они осуществляют самый непосредственный контроль над активами корпорации. Они также могут владеть акциями компании, что дает им право на получение дивиденды, свободно продавать и/или ликвидировать свои акции и предоставляет им некоторые остаточные права на корпоративные активы после выплаты кредиторам. Их юридическая обязанность, однако, не состоит в том, чтобы действовать от имени акционеров или максимизировать акционерной стоимости, а, скорее, действовать «в интересах компании» (Parkinson, 2003: 493) — обязанность, которая распространяется на всех, кто считается инвестиции в корпорацию.

    15 Хотя они не являются законными владельцами корпораций, акционеры являются основные бенефициары корпоративной формы с ограниченной ответственностью (что оправдано ссылаясь на его более продуктивное, но и более рискованное использование активов). Вопреки тому, что сторонники агентской теории и акционерной стоимости могут предположить или предположить (будет обсуждаться ниже), важно подчеркнуть тот момент, что акционеры не «владеют» корпорацией в рамках юридического воображаемый. Широко репетируемое мнение о том, что корпоративная форма «принадлежит» или используется для защиты и продвижения (исключительных) интересов своих акционеров в качестве приоритетный избирательный округ — это миф (Allen, 1992: 265; Крауч, 2011: 136).Куа юридическое лицо, корпоративная форма может иметь несколько «владельцев» или «стейкхолдеров»; эти заинтересованные стороны могут иметь различные «инвестиции» в его формирование, развитие, и продолжение (Ирландия, 2005, 2009, 2010; Robe, 2011; Stout, 2012). В правовом воображаемом, корпорация понимается как «имеющая обязанности ряду избирателей, включая акционеров, а также сотрудников [включая менеджеров], клиентов, кредиторов и широкую общественность» (Ciepley, 2013: 147) [10]. Обратимся теперь к рассмотрению экономического воображаемого.

    16 Экономическое воображаемое прямо не оспаривает и не опровергает юридическое. воображаемый. Вместо этого «сущность», которая занимает центральное место в юридическом воображаемом, помещается на заднем плане как несущественная «юридическая фикция». В этом процессе перемещение, внимание смещается с юридического лица и роли руководители в охране и расширении активов корпорации на от имени широкого круга заинтересованных лиц в отношении материальных интересов и прав контроль, который приписывается исключительно инвесторам.

    17 Экономическое воображение обычно говорит о превосходной эффективности корпорация как организационная форма (Hanssman and Kraakman, 2000). Рациональное экономическое обоснование АО, выдвинутое экономическим воображаемые подчеркивают, как, например, в отличие от товарищества, существует меньше необходимости поддерживать значительные ликвидные ресурсы, с положительным результатом что эти ресурсы доступны для инвестиций в производственные процессы, тем самым снижая стоимость капитала по отношению к предполагаемой доходности.Как вследствие того, что акции могут быть проданы, акционерное общество также считается приносят пользу большей ликвидности, как отмечалось ранее. Кроме того, и снова в отличие от формы товарищества, ликвидация и обмен активами фирмы избегают. Можно ожидать более высокой доходности, поскольку необходимо делать меньше резервов. для требований на активы[11].

    18 В экономическом воображении эти преимущества легко подсчитываются для компенсировать обратную сторону отказа от любых прямых юридических требований на активы АО.Тем не менее, у АО остаются два существенных недостатка. ограниченная ответственность. В дополнение к тому, что акции менее легко торгуются, потому что они несут остаточный риск, акционеры также обязаны защищать стоимость их доли, затрачивая время и усилия на понимание и мониторинг бизнес (как члены товарищества). Помимо ограничения воздействия долга понесенные фирмой на стоимость акций, существенно ограниченная ответственность уменьшает эти другие обременительные альтернативные издержки и, следовательно, делает инвестиции в деловую корпорацию более привлекательны, чем инвестиции в партнерстве.

    19 Однако есть и существенный недостаток, связанный с владением акциями. в АО с ограниченной ответственностью, как это понимается в рамках экономического воображения. Акционеры по-прежнему зависят от честности и компетентности менеджеров, нанятых для контроля за деятельностью корпорации на месте партнеров и/или акционеров. Как наемные работники, менеджеры не имеют материальных стимул, сравнимый с партнерами или акционерами, для максимизации прибыли инвесторы. Они могут просто «удовлетворять» производительность и/или заниматься своими делами. собственное тщеславие, поиск работы или проекты по строительству империи.оценка, которую у менеджеров нет достаточных стимулов для защиты и максимизации интересов приписываемый акционерам, вызывает призрак «агентской проблемы», поскольку предпочтительным экономическим решением является введение достаточно мощных поощрения в виде опционов на акции и (краткосрочные) бонусы, предназначенные для согласования принятия исполнительных решений с максимизацией акционерной стоимости (Khurana, 2007).

    20 В этом теоретико-агентном экономическом воображении есть три радикальных отклонения. из правового воображаемого.Во-первых, корпорация рассматривается как «связь контрактов». (Bratton, 1989), то есть как связующее звено текущих договорных отношений между эгоистичных, атомистических индивидуумов, которые составляют его факторы производства. Представьте себе корпорацию как непрерывный процесс переговоров по контракту. означает, что координация через иерархию становится сравнительно менее значительное. В связи с этим меньшее значение придается концепции управления как материально и символически привилегированный элемент, обладающий обязательствами а также права в рамках вертикального разделения труда.Так же есть вылет с точки зрения менеджеров как беспристрастных экспертов или посредников, применяющих свои опыт для принятия взвешенных и взвешенных решений в интересах более широкой наборы заинтересованных сторон.

    21 Во-вторых, согласно теоретико-агентному экономическому воображению, наиболее критический аспект корпоративного управления касается контракта между акционеры (принципалы) и директора и руководители (агенты) (Брэттон, 1989 год; Джексон, 2000). Это приводит к двоякому взгляду на корпоративное управление в какие стороны, кроме инвесторов, директоров и исполнительных директоров, в основном вне этой концепции корпорации и ее управления.Как Джонсон (2012: 1160) отмечает:

    22

    «Другие партии, каким бы важным ни был их вклад в процветание динамичного предприятия, рассматриваются как второстепенные, инструментальные участников, и переданы договорному праву или другим правовым режимам работа с правами кредиторов, правами работников, защитой прав потребителей, или заботы об окружающей среде и так далее».

    23

    В-третьих, современное теоретико-агентное экономическое воображаемое «переделывает прочные отношения на основе дискретных двусторонних контрактов.[Это] преуменьшает значение сущность […] Чтобы найти сущность фирмы, [она] смотрит исключительно на поведение отдельных субъектов экономической деятельности» (Bratton, 1988/9). 428).

    24 Различия между соответствующими юридическими и экономическими фантазиями обобщены в таблице 1.

    Юридическое воображаемое Экономическое воображаемое
    Владение Принадлежит юридическому лицу Проводится юридической фикцией, но приписывается акционеры как приоритетная группа
    Фидуциарные обязанности В «компанию» «Акционерам»
    Ограниченная ответственность Историческое дополнение зависит от создание юридического организация Необходим для реализации потенциала корпорация как средство сравнительно безрисковое расширение личное богатство

    25 С точки зрения правового воображаемого, экономическое воображаемое опирается на при замещении, равносильном интеллектуальному шаманизму (Bratton, 1989; Робе, 2011; см. также цитату ниже), так как это дает неподдерживаемый (академический) легитимность утверждения о том, что «публичные компании должны управляться преимущественно, если не исключительно, то в их интересах [акционеров]» (Ireland, 1999: 49), и потому что отличительные преимущества корпоративной формы перед товариществом формы — такие как ограниченная ответственность и снижение альтернативных издержек — являются трубят без учета правового имиджа фирмы, в которой коллектив, предполагается многосторонняя концепция его назначения.

    26 Сторонники политического воображения утверждают, что

    27

    «[…] важно, чтобы ученые в области корпоративного управления не допускали глубоко политические процессы, выдаваемые за продукты политически нейтральная, чисто экономическая логика или допустить распределительные размеры корпоративное управление будет снято с повестки дня шаманами право-и-экономика, эти неустанные классовые борцы за богатых и мощный» (Ирландия, 2005: 81, курсив добавлен).

    28 Политическое воображаемое отдает первенство властным отношениям, формулируемым прежде всего с точки зрения класса и состязаний между фракциями капитала, в которых и экономические элементы задуманы как средство, а также результат отношений господства и подчинения. В политическом воображаемом ключ к пониманию исторического возникновения и последующего развития корпоративной формы не является ни экономической эффективностью, ни юридическими изысками. теория. Скорее, эволюция корпоративной формы понимается как неотъемлемая часть к сдвигам в властных отношениях между классами и их соответствующим возможностям для мобилизации ресурсов для укрепления или трансформации отношений господства в элиты систематически получают материальное и символическое преимущество.

    29 Политическое воображение облегчает объяснение возникновения АО. основанный на приоритетах класса рантье, а не на учете, который прославляет какой-то другой, более безличный или якобы прогрессивный набор факторов. это основывается на понимании того, что с исторической точки зрения партнерство форма была подходящей и жизнеспособной для всех предприятий, кроме нескольких (Маклин, 2004). Исключение в отношении регистрации предоставлялось только в тех случаях, когда общественная польза было ясно, где риски были исключительно высоки, а где деятельность бизнес может быть легко рутинизирован.Только в таких ограниченных обстоятельствах, как утверждал Адам Смит, может ли вознаграждение АО с точки зрения перспективных общественные блага, вероятно, перевешивают риски «небрежности и расточительности» по приглашению АО. Такие риски возникают из-за нецелевого использования руководителями денег других и от безответственности рантье, вообще не склонного брать пристальный интерес к управлению корпорациями. В последние годы там были многочисленные индивидуальные и системные примеры такой «небрежности и изобилие».

    30 Почему же тогда свободная регистрация и общая ограниченная ответственность были предоставлены состояние? Политическое воображаемое побуждает к рассмотрению того, какая группа или группы обладал достаточным влиянием и/или извлекал наибольшую выгоду из извлечения этого уступка. В начале 19 века класс инвесторов расширился. по размеру и влиянию. До создания АО члены класс рантье стремился инвестировать богатство, но оказался ограниченным покупкой государственный долг, который предлагал неинтересную доходность, или инвестирование в партнерства по ставкам, установленным законами о ростовщичестве (до 1854 г.), что также приносило небольшую прибыль; или, наконец, они могли рисковать своим состоянием, создавая или присоединяясь к товариществам, которые требовали их личного участия в управлении и приносили с собой это вопросы ответственности.Даже возможности для следования последнему курсу действий, которые обещали самую высокую экономическую отдачу, были ограничены, поскольку большинство партнерства были в состоянии финансировать желаемое расширение за счет прибыли или путем заимствования по фиксированным ставкам вместо привлечения дополнительных инвесторов.

    31 Именно к растущему и все более влиятельному классу рантье перспектива АО с ограниченной ответственностью была наиболее привлекательной. При инвестировании в таком бизнесе рантье могли, по крайней мере в принципе[12], обеспечить высокая доходность и в то же время сравнительно безрисковая прибыль на свой капитал; Кроме того, купоны, которые представляли этот капитал, также стали более легко продаваться.Повышение обращаемости этих купонов облегчило распределение капитала. портфеля инвестиций, тем самым снижая риск инвестора. С создание множества АО, в которые можно инвестировать, в сочетании с защитой благодаря ограниченной ответственности рантье могли получать прирост капитала и/или высокие дивиденды без требований, затрат, рисков или ответственности наблюдения или даже выяснения того, как были получены их доходы. Однако положение рантье, спекулирующего на торговле купонами, где перспектива безграничных наград усиливается сдерживанием рисков политически условна, а также исторически динамична.Здесь нет гарантировать, что эта позиция может быть сохранена, поскольку периодические призывы к мутуализация и национализация активов свидетельствуют. По мере изменения обстоятельств, ограничения на спекулятивную инвестиционную деятельность могут быть (повторно) введены в целях компенсировать их чрезмерную расслабленность.

    32 В течение 20-го века быстрый рост АО привлек сравнительно мелких акционеров в дополнение к классу рантье. Это расширение доли собственности через институциональные инвестиции (т.грамм. пенсии, сбережения) в результате в более широком распределении собственности на акции и, как следствие, в «социализации» собственности современной корпорации. Как способность акционеров осуществлять контроль (например, над назначением директоров) был ослаблен, корпоративные менеджеры получили возможность расставлять приоритеты и добиваться цели — личные интересы, а также общественные интересы — кроме тех, относятся к акционерам[13].

    33 В США, в частности, «управленческий капитализм» (Khurana, 2007). способствовала продолжающаяся диффузия собственности на акции, увеличение возможность получать финансирование из источников, отличных от фондовых рынков, и частичное принятие кейнсианства, что отразилось в увеличении государственного субсидирования и вмешательство в частный сектор в результате «Нового курса» (напр.грамм. в расширение военно-промышленного комплекса, см. Marens, 2012). К 1960-м годам это предполагалось, что даже в США

    34

    «От классической корпорации мало что осталось. Его внутренние отношения с акционеров и его отношения должник-кредитор были существенно регулируется федеральными законами о ценных бумагах. Его трудовые отношения были регулируется новым федеральным законодательством о труде. Его отношения в целом рынок с потребителями и поставщиками становился все более регулируемым по антимонопольному законодательству […]» (Ховенкамп цитируется по Tsuk, 2003: 1897).

    35 Что, однако, осталось неизменным, так это правовое воображение корпоративного форма и ее концепция в корпоративном праве (Ирландия, 2009 г.). Сразу же после войны сформировался консенсусный взгляд, совпавший с послевоенным урегулированием, что корпоративное право приспособило необратимую управленческую революцию. Соответственно, актуальная задача заключалась не в реформировании закона, а скорее в обеспечить, чтобы преимущества этой революции были полностью реализованы путем подготовки кадров научных и беспристрастных корпоративных менеджеров для представления интересов несколько заинтересованных сторон (Drucker, 2006; Kaysen, 1957; Khurana, 2007).Это управленческая революция была неглубокой, незавершенной или мертворожденной, если не полностью иллюзорным, стало очевидным в 1970-х годах. Нарастающий финансовый кризис, бедные прибыли инвесторам и разочарование в том, что теперь считалось удушающее внимание раздутого и неустойчивого состояния няньки, создал условия для контрреволюции. Экономический спад и финансовый Кризис предоставил классу рантье долгожданную возможность реализовать неолибералистскую повестку дня с упором на рыночную дисциплину как средство слабые экономические показатели.В ответ на требования возродить пометку рост объясняется демпфирующим эффектом кейнсианской полной занятости политика, социальное обеспечение и обширная государственная собственность, Бреттон-Вудс был демонтирован[14]. Это высвободило экспансионистские силы финансов и ускорила концентрацию акционерного капитала в финансовых учреждениях. Это были эти события, подкрепленные широким и устойчивым сдвигом в направлении неолиберализм, который обратил вспять раздутую «управленческую революцию». степень автономии корпоративного управления в послевоенные годы господствовало введение показателей эффективности, особенно вариантов показателей акционерной стоимости, поскольку румпель экономического развития прошел от корпоративных менеджеров и государственных чиновников до рантье (Ирландия, 2010).Финансы, заявил Кейнс, должны быть слугой, а не хозяином. Посредством В середине 1980-х эти роли систематически менялись местами.

    36 Разворот был очевиден в растущей концентрации владения акциями. в инвестиционных фондах, включая хедж-фонды и суверенные фонды благосостояния, достаточного размера, чтобы создавать и оказывать влияние на «рынок корпоративных контроль’. Это развитие послужило основой для быстрого расширения и в результате господство на финансовых рынках. Дерегулирование и либерализация также значительно увеличились и ускорились международные потоки капитала.Расширение сторонники финансового (размеризованного) капитализма также продвигали и узаконивали агентской теории, чье мышление одновременно совпадало с мышлением и руководило им. неолиберальных политиков. Как отмечалось ранее, агентская теория учитывает только акционерам и менеджерам, за исключением всех других заинтересованных сторон, с менеджерами, идентифицируемыми как непокорные, но послушные слуги акционеры. Опционы на акции и другие формы финансового стимулирования (например, бонусы за производительность) широко использовались для обеспечения более тесного выравнивания между агентами (менеджерами корпорации) и принципами (акционерами), большинство наглядно продемонстрировано использованием обратного выкупа акций.Это расширение Финансиализированный капитализм подпитывался выкупом заемных средств и связанный с этим рост фондов прямых инвестиций. Эти события иллюстрируют неолиберализм, потому что они зависят от правовой и экономической инфраструктуры обеспечивается государством, но тем не менее ускользает даже от минимального публичного регулирование и подотчетность. Поворот к неолиберализму восстановил ценность корпоративной формы как непревзойденного средства личного богатства накопления в капиталистических общественных отношениях.

    37 Политическое воображение реприватизировало капитал во имя восстановления господство на рынке.Одним из следствий этого является то, что те, кто занимает господствующие позиции на рынках лучше всего подходят для повышения их позиции. С этой точки зрения создание АО и особенно уступка с ограниченной ответственностью, понимается как «больше продукт растущей политической власти рантье-инвесторов, чем экономической императивы, аргумент, который можно было бы легко распространить на текущий попытки универсализировать корпоративное право в его решительно ориентированном на акционеров Англо-американская форма» (Ирландия, 2010: 838).

    38 Мы представляли корпорацию как политическое воображаемое, в котором другие, юридические и экономические воображаемые вложены друг в друга и мобилизуются в состязаниях за корпоративная форма. Мы утверждали, что различные правовые и экономические образы каждый продукт корпоративной формы — источник напряжения, который помогает объяснить нестабильность корпоративной формы, оспариваемое принятие и практическое эффекты. В юридическом «воображаемом» корпоративная форма понимается как «сущность», «субъект» или «лицо».Напротив, при рассмотрении в экономической области «воображаемое» корпоративной формы является более ограниченной конструкцией. Экономический воображаемый формально подтверждает правовой статус и последствия корпорации как овеществленное, единичное юридическое «лицо», но тем не менее сводит это «сущность» к статус «юридической фикции». Эта сравнительно «плоская» версия корпоративного формирует особое представление о своей «собственности», в котором предпочтения рантье-инвесторы являются привилегированными. Успех этой версии отражен в Возрождение инвесторов-рантье после 1970-х годов и их продолжающееся доминирование в финансовые рынки.

    39 В современном воображаемом корпоративной форме доминирует неолиберализм: исключительные права контроля предоставляются акционерам, а исключительные стремление к акционерной стоимости является приоритетом. Ориентация на акционеров как единственный «принципал», которому менеджеры, действующие как «агенты», подотчетны, означает, что сфера управления и ответственности очень часто оторван от более широких социальных проблем, таких как деградация окружающей среды и глобальное потепление. Сфера корпоративного управления обычно ограничивается к вопросу о том, как советы могут лучше обслуживать своих акционеров, особенно путем раскрытия финансовых и правовых показателей, а также усиления роли и обучение неисполнительных директоров и расширение некоторых форм отчетности (Эззамель, Вельдман и Уиллмотт, 2013 г.).В рамках этого воображаемого цель корпоративное управление и развитие корпоративной социальной ответственности безразлично к представительству различных заинтересованных сторон в советах директоров компаний и к уплате налогов «корпоративными гражданами», которые служат для поддержки и улучшать общественную инфраструктуру образования, здравоохранения и т.п. от какой корпоративной деятельности зависит. Соображения социальной ответственности редко выходит за рамки расчетов того, как инвестиции в КСО (корпоративное социальное ответственности) будет или может защитить корпоративный имидж и репутацию.

    40 Вовлекая политическое воображение, можно оценить и бросить вызов как неолиберальная версия экономического воображаемого, в котором активы отождествляются с владением акциями, стала такой глубоко консолидированный и перформативный миф. Этот миф формально признает, но по существу игнорирует и скрывает статус корпоративной формы в том виде, в каком она существует. в юридическом воображении, когда юридическое лицо, а не акционеры или советы, владеет активами (Ирландия, 1999 г., Bratton, 1989 г.; Ирландия, 1996 г.; Robe, 2012 г.), и где фидуциарная обязанность менеджеров заключается в «компании» (Armour et al., 2003: 537), а не своим акционерам. Из этой модели следует корпоративная форма, в которой менеджеры действуют как «попечители» институциональных активов. Их фидуциарные обязанности соответственно интерпретируются как компании», а не (только) «акционерам». Политическое воображаемое показывает, что те которые критически относятся к экономическому воображаемому, а также возражают против овеществленного концепции корпорации, непреднамеренно способствуют сохранению миф; тем временем сторонники логики агентской теории ухватываются за настойчивое требование о том, чтобы лица — такие как акционеры, руководители, сотрудники, и т.п.— являются единственной концептуальной категорией, которая может быть признана договорной агенты, способные владеть активами и выступать в качестве субъектов.

    41 Мы начали с заявления о том, что в управлении мало вопросов более важных, чем и организационные исследования (MOS), чем понимание современной корпоративной форма. Мы также поставили перед собой цель внести свой вклад в освещение современной корпорации» таким образом, чтобы облегчить преобразование того, как корпоративные практики понимаются, преподаются и применяются.

    42 Сегодня господствующей неолиберальной концепцией корпорации является актив, принадлежащий отдельным акционерам, а не юридическому лицу, отделенному от них. Мы отметили, как это понимание соответствует основе партнерства форма, в которой акционеры-партнеры имеют прямой коллективный контроль над деятельность и активы товарищества. Особенностью партнерской модели является то, что партнеры несут неограниченную ответственность за убытки и долги, за исключением, возможно, очень исключительные случаи, выявленные Смитом (см. выше, стр. 17).По этой причине, существует сильный стимул для акционеров-партнеров проявлять пристальный интерес в управлении и деятельности корпораций, которые они коллективно собственный. Однако это понимание и договоренность также объединяют владение акциями с владением корпоративными активами, потому что это вытесняет рассмотрение участия других заинтересованных сторон в создании и воспроизведение этих активов (см. Paranque and Willmott, 2013). Ан Альтернативная позиция, которую здесь приветствуют, рассматривает корпоративную форму как « сеть социальных и производственных отношений» (Ireland, 1999: 56), а не как объект или актив, в отношении которого определенная группа (т.грамм. партнеры-акционеры, рантье) могут законно претендовать на право собственности.

    43 Следуя за Ирландией (1999), ключом к концептуализации корпорации является понимание того, как он включает в себя «сеть социальных и продуктивных отношения» (там же). Опасения по поводу концепции корпораций, основанных при их овеществлении неуместны, когда признано, что агрегированные «актеры», такие как акционеры и руководители, сами являются овеществлением. Будучи концептуально овеществленными «актерами», они являются составными частями, глубоко укоренившимися в разнообразные общественные отношения.Точно так же как актеры люди не однородны и не однородны. автономные существа, населенные или оживляемые единым «агентством». В общем, тогда нет никаких надежных оснований для возражения против предоставления агентства или имущества юридическому лицу. Действительно, существует защитная этико-политическая основа для настаивая на такой атрибуции, потому что она служит для признания того, как (ре) производство «сети» (там же) зависит от участия широкого круга разнообразие заинтересованных сторон, прошлых и настоящих. Эти разнообразные вклады (т.грамм. как поставщики, кредиторы, работники и т. д.) являются самим условием создания имущества, закрепленного за корпорацией. Приписывающее агентство корпоративному в данном случае сущность служит для напоминания о том, что ее активы неделимо социальны, а не частная, собственность. С этой точки зрения счета корпорации и его собственность, управление и ответственность, которые отрицают или объединяют различие между корпоративными активами и владением акциями. правильно интерпретировать как корыстные притязания господствующего класса, присвоил эти активы.Таким образом, такие заявления вызывают радикальный вызов а не лежачее одобрение.

    44 Изучение менеджмента и организации можно обогатить, если более подробно рассмотрение того, как они оформлены в воображаемом корпоративном форму и роль этих воображаемых образов в структурировании ожиданий собственность, контроль и иерархия. Изучение природы и значения того, насколько юридические, экономические и политические образы корпоративной формы в настоящее время выявляет несоответствия и конфликты между различными воображаемое, особенно между юридическим и экономическим воображаемым.Это также обращает внимание на то, как несоответствие маскируется религиозной приверженностью к взаимоисключающим основополагающим принципам овеществления (юридическое воображаемое) и атомизация (экономическое воображаемое). Понимание этих основных несоответствия полезно освещает и выявляет поверхностность анализов и ограничительность предписаний в отношении корпоративного управления, которые основаны на упрощенном отрицании или объединении этих воображаемых. По очереди, их разъяснение может стимулировать интерес к интервенциям и реформам, которые проблематизировать права (контроля), взятые на себя акционерами, и, более того, позитивно, могут поддерживать альтернативные формы собственности, управления и «социальная ответственность» — например, те, которые основаны на принципах взаимности и сотрудничество.Мы предположили, что эта перспектива может быть улучшена за счет подчеркивая и более полно институционализируя правовые, экономические и политические притязания различных заинтересованных сторон в неглубокой и узкой в ​​настоящее время чувство «социальной ответственности», приписываемое корпорациям. Понимание различия, несоответствия и конфликты между воображаемыми корпоративная форма обеспечивает способ выйти за рамки симптомов, связанных с с господством неолиберального экономического воображаемого, как это выражается в широко распространенной практике, направленной на максимизацию акционерной стоимости, наращивание исполнительное вознаграждение, использование налоговых лазеек и т. д.Он также обеспечивает способ обращаясь к политической экономии, в которой современная теория корпоративное управление, основанное на взаимоисключающих правовых и экономических мнимой корпоративной формы, встроен.

    45 Продвижение этой реконструкции корпоративного управления требует участия ряд академических дисциплин, но и участие политиков, НПО и практики. На момент написания мы делаем предварительный шаги к этой цели: мы собираем группу видных международных критически настроенные ученые объясняют проблематичный характер корпоративной формы из областей права, экономики, политики и организационных исследований.Этот проект направлен на объединение в настоящее время рассредоточенных вкладов, чтобы устанавливать и распространять альтернативное, социально инклюзивное понимание корпорации, которая включает оценку присутствия и эффектов юридических, экономических и политических иллюзий. Проект ориентирован на европейский контекст, но мы ожидаем, что он станет межконтинентальным проект, посвященный реформированию теории корпоративного управления и реконструкция корпоративной формы.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.