Как заработать в лесу: Заработок на дарах леса. Реальна история как заработать.

Содержание

Пустить корни: кто и как сможет заработать на частном лесе

В конце сентября состоялось событие, которое осталось незамеченным широкой общественностью и которое в перспективе почти наверняка изменит жизнь многих граждан, проживающих на селе в лесной зоне. В этот день вышло Постановление правительства № 1509 «Об особенностях использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения», дающее зеленый свет частному лесовладению. Те, кто с детства мечтал о собственном лесе, чтобы заботиться о нем всю жизнь и затем передать детям, с этого дня получили такую возможность.

А что, раньше было нельзя? Нет, раньше такой возможности не было ни у частных лиц, ни у лесопромышленных или сельскохозяйственных компаний. Лес в России всегда принадлежал только государству. Правда, под лесом здесь понимается именно лес на землях государственного лесного фонда. Однако лесу не прикажешь расти только на землях лесфонда. Часто можно видеть, как лес отвоевывает себе заброшенные сельскохозяйственные угодья в Центральной России или на Северо-Западе и прекрасно там себя чувствует.

По оценкам экспертов, по всей стране на такие леса приходится около 60 млн гектаров. Эти почвы зачастую малопригодны для ведения сельского хозяйства, но при этом они обладают наиболее благоприятными условиями для выращивания леса. В отличие от земель лесного фонда, земли сельхозназначения могут принадлежать не только государству, но и физическим и юридическим лицам. А с конца сентября у них появился еще один неоспоримый плюс — теперь закон позволяет вести на них не только сельское хозяйство, но и выращивать и заготавливать лес.

Реклама на Forbes

Кто и как сможет заработать на частном лесе в полях

Начнем с простой арифметики. Даже если из 60 млн гектаров около 10 млн вернуть в сельскохозяйственный оборот, как это планирует сделать Минсельхоз, то под частное лесовладение остается еще 50 млн гектаров. На них в долгосрочной перспективе можно ежегодно выращивать до 300 млн кубометров древесины. Между тем сейчас все предприятия лесного комплекса России в год заготавливают около 200 млн кубометров. Так что рост объемов обеспечен. А если учесть то, что в сельских районах страны, где процветает безработица, может появиться до 100 тыс. новых рабочих мест, то выгода для экономики очевидна.

Более того, новый источник доступного сырья сейчас как никогда нужен российским лесопромышленникам. Наш лесной комплекс со времен Советского Союза ориентировался на заготовку древесины в диких первозданных лесах, так называемых малонарушенных лесных территориях. Это сродни добыче полезных ископаемых, когда к ранее неосвоенному «месторождению бревен» строится одноразовая дорога, вывозится ликвидная древесина, после чего дорога забрасывается, а предприятие переходит к новому «месторождению». Такая модель, наверное, могла бы еще существовать долго, если бы не одно но: «месторождения» истощились и доступный лес в России кончился.

Освоение оставшихся первозданных лесов требует огромных инвестиций, а мировой рынок лесоматериалов требует выполнения стандартов добровольных систем лесной сертификации, которые предписывают эти первозданные леса сохранять. К примеру, в стандарте одной из ведущих систем — добровольной лесной сертификации Лесного попечительского совета (FSC) — прописано требование по сбережению малонарушенных лесов, так как они играют большую роль в сохранении биологического разнообразия и регулировании климата.

В самой «лесной» державе мира закончился лес. Как это исправить?

Так что для долгосрочного обеспечения сырьем своих предприятий лесному бизнесу как раз стоит присмотреться к лесам на заброшенных сельхозземлях. Они могут стать новым богатым и доступным «месторождением», а точнее — лесным огородом, способным обеспечивать предприятия постоянным «урожаем» древесины. Если посмотреть, где именно находятся зарастающие лесом поля, то мы увидим, что это в первую очередь близкие к населенным пунктам территории. В том числе к тем, где есть центры переработки древесины и относительно разветвленная сеть дорог. Вкупе с благоприятными климатическими и почвенными условиями такие леса начинают выглядеть очень привлекательными в глазах инвесторов.

Но долговременные (деревья растут медленно!) инвестиции требуют гарантий того, что лес, в который вложены деньги, останется в пользовании у компаний на долгие годы. Желательно не менее чем на 80-120 лет — так называемый оборот рубки. В то же время срок лесной аренды в России — от 5 до 49 лет. К тому же нет никакой гарантии, что на новый срок аренда будет заключена с предыдущим арендатором, даже если он заботливо ухаживал за лесом. Текущая ситуация с арендой леса сравнима с арендой квартиры, когда арендодатель берет с арендатора регулярную плату, заставляет сделать ремонт, а затем сдает квартиру другому  арендатору.

Понятно, что при отсутствии гарантий лесной бизнес не будет вкладывать деньги в правильное лесное хозяйство и выращивать лес в течение многих десятилетий. Вот почему крупные лесопромышленники в России уже давно поднимают вопрос о частной собственности на леса, которая существует во многих других странах. Однако быстрое введение частной собственности на все леса может повлечь многочисленные проблемы и социальные конфликты на селе, ведь пока лес в массовом сознании нашего человека — это общее достояние, и никто не может запретить тебе его посещать.

Вот тут на помощь лесному бизнесу как раз и приходят леса на сельхозземлях. Их можно выращивать с нуля, или выбрать уже хорошо заросший лесом участок и сразу проводить рубки ухода в молодняках или средневозрастных насаждениях. Право частной собственности позволит владельцу делать долгосрочные вложения в участок, самостоятельно планировать лесохозяйственные мероприятия (лесовосстановление, уходы, финальную рубку) и рассчитывать на прибыль. Такие частные леса на сельхозземлях могли бы стать прообразом частной собственности на леса по всей России, своеобразным экспериментом для отработки подходов к новой модели.

Проигравших нет

Новая инициатива выгодна и для экономики страны, и для экологии. Разберемся поподробнее в том, почему наиболее заметную роль в привлечении общественного внимания к проблеме лесов на сельхозземлях сыграли именно природоохранные организации, ведь WWF России и другие экологи боролись за будущее бесхозных лесов на сельхозземлях с 2013 года.

Новые сырьевые базы нужны не только бизнесу, но и экологам — чтобы отвести топор, нависший над стремительно исчезающими первозданными лесами, где живут многие редкие виды животных и растений. Лесной огород в поле как альтернативный источник сырья позволит сохранить экологически ценные участки леса, которые в противном случае будут уничтожены в результате «одноразового лесопользования».

Лесной капитал. Почему Россия продолжает терять природные богатства

Более того, новая инициатива поможет бороться с пожарами. Зарастание сельскохозяйственной земли лесом ранее расценивалось как ее нецелевое использование, наказывалось штрафом и даже изъятием земель. Эти участки предписывалось очищать от деревьев, что часто приводило к пожарам, так как собственники видели в огне самый простой и дешевый способ выполнить предписания. Теперь же владелец, наоборот, будет заинтересован в эффективной охране своего «узаконенного» леса от пожаров, который из обузы превратился в капитал.

Новый рынок — новые правила

Новое постановление создаст новый рынок и задаст новые правила игры в лесном секторе. Мне известна как минимум одна крупная лесопромышленная компания на северо-западе России, руководство которой открыто выражает свой интерес к ведению лесного хозяйства на сельхозземлях и заявляет о своих планах на эту деятельность.

Вероятно, в скором времени в стране может начаться скупка ранее невостребованных заброшенных сельхозземель. В итоге компании получат мозаику из участков леса разного возраста и породного состава. Это своеобразный пазл, каждый кусочек которого потребует принятия продуманных хозяйственных решений для того, чтобы сложить из них общую картину.

Приватизировать или сжечь? Как заставить российские леса приносить деньги

Реклама на Forbes

Если говорить об уже привычных для бизнеса лесах — на землях государственного лесного фонда — то там возможности самостоятельного принятия решений у арендаторов леса нет. Все решения регламентируются предписаниями органов управления лесами, и зачастую эти требования никак не связаны с экономикой предприятия. Принятие «Особенностей» в корне меняет подход к управлению лесом — правда, только на сельхозземлях. Фактически государство передало право принятия решений правообладателям таких земельных участков.

Это большие возможности. С ними приходит и ответственность — ответственность владельца за свой лес по его охране от пожаров, защите от болезней и вредителей, которые могут нанести ущерб и соседним лесам. Кроме того, работникам лесопромышленных предприятий и частным владельцам потребуются совершенно новые компетенции по планированию и ведению лесного хозяйства. Можно надеяться, что это создаст спрос на подготовку квалифицированных специалистов, что в свою очередь поможет возродить профессиональное лесное образование. В целом и опытным игрокам лесного рынка, и новоиспеченным лесовладельцам будет чем заняться.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

«Лес – это не только то, с помощью чего можно зарабатывать деньги». Нужно ли передавать лес из государственного владения в частные руки? | Новости | ОТР

Компания RFP Group, крупнейший лесопромышленный холдинг, предлагает частично приватизировать лес — 2–3% от общей лесной территории России.

В эфире программы «ОТРажение» президент Национальной ассоциации природопользователей и член Экспертного совета Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Борис Кокотов отметил, что Конституция РФ предусматривает возможность нахождения природных ресурсов в частной собственности. Однако, согласно Лесному кодексу, лесные участки, которые формируются в пределах земель фонда, находятся в федеральной собственности.

«Инициаторы подобной идеи говорят о необходимости, заинтересованности предпринимателей в интенсивном лесовосстановлении. Я не очень понимаю этой логики, потому что сегодня действующее законодательство предполагает обязанность тех, кто занимается вырубкой лесов, заниматься в принципе лесовосстановлением», — прокомментировал он.

Смотрите такжеВ Карелии работники некоторых профессий бесплатно получат земельные участки

По его словам, для корректной оценки этой идеи нужно участие ученых и в принципе людей, которые могут заняться оценкой данного предложения с разных точек зрения.

Кокотов напомнил, что существуют нормы, утверждающие, что люди, которые занимаются вырубкой лесов, обязаны осуществить лесовосстановление на площади, равной площади вырубленных лесов. Эксперт уверен, что этой нормы хватит для компенсирования части вырубленных лесов.

«Не хотят некоторые предприниматели дополнительно нести затраты на заключение договора аренды лесных участков, а именно в контексте заключения договоров аренды можно говорить о вырубке лесов. Видимо, за счет приобретения в собственность лесных участков они хотят таким образом минимизировать свои экономические затраты», — отметил он.

Как считает Кокотов, подобные предложения хозяйствующих субъектов должны проходить через общественное обсуждение и рассматриваться очень осторожно. Эксперт подчеркнул, что при этой инициативе речь идет о посадке, в частности, каких-то ценных пород, а также тех, которые будут быстро расти.

«Предприятие хочет получить определенный участок земель лесного фонда в свою собственность, на нем развернуть хозяйственную деятельность. Главная опасность состоит в том, что основная цель деятельности любого хозяйствующего субъекта – извлечение прибыли. Необходимо обусловить реализацию или передачу леса в частную собственность с такими условиями, чтобы предприниматель понимал, что лес – это не только то, с помощью чего можно зарабатывать деньги, но еще и серьезная ответственность», — добавил он.

Кокотов также отметил, что организациям, которые занимаются вырубкой леса, экономически целесообразнее вырубать лес в районах, которые примыкают к тем объектам инфраструктуры, где происходит дальнейшая переработка леса. Для таких организаций важна интенсивность лесозаготовок.

«Когда у тебя нет права собственности на лесные участки и ты вынужден как бы заключать договора аренды, конечно, ты находишься в ситуации зависимости. А когда у тебя есть земельный участок в собственности, ты сам определяешь то, как ты занимаешься хозяйственной деятельностью», — рассказал эксперт.

Сегодня России принадлежат самые богатые лесные ресурсы на планете. Общая площадь лесов в мире составляет 4,06 млрд гектаров, из них более 20% (815 миллионов га) находятся в нашей стране. Стоимость лесов в России составляет от 4 до 17 триллионов долларов, согласно расчетам экспертов Boston Consulting Group.

Желающим заработать на грибах россиянам придётся арендовать лес

Желающим заработать на грибах россиянам придётся арендовать лес
— 6 мая 2021

В России вступили в действие новые приказы Минприроды, ужесточающие правила сбора  грибов. Желающим заработать на продаже этих даров природы теперь придётся озаботиться арендой лесного участка и запастись линейкой, поскольку появились особые требования и к их размерам.

Арендовать участок придётся и для сбора берёзового сока, в том числе, для личного употребления. Кроме того, придётся учитывать, что сок можно собирать только с тех деревьев, которым до плановой вырубки осталось не более пяти лет.

Что касается грибов и ягод, кусок леса придётся арендовать  в случае их сбора  на продажу. При этом, вводятся особые требования к размерам грибов. А именно, запрещены к сбору лисички, опята, сыроежки, шампиньоны и маслята с диаметром шляпки менее полутора сантиметров. А грузди, рыжики, волнушки, белые грибы, подосиновики и подберезовики должны быть со шляпками не менее двух с половиной сантиметров. К слову, этот запрет распространяется и на грибы, собранные для собственного употребления, правда, арендовать участок, чтобы сделать себе  грибную жарёху, пока ещё не придётся.

А вот бабушкам, торгующим грибами, ягодами и берёзовым соком с дороги, теперь легко можно получить штраф за отсутствие документов по аренде. К слову, за сбор ядовитых грибов, обладающих токсическим и наркотическим действием, нарушителям грозит уже уголовная ответственность, поскольку он строжайше запрещён.

Фото с сайта fishki.net

Поделиться ссылкой:

« Раньше В Советском районе водитель мопеда погиб в ДТП на Балтийской

Потом » В Академгородке горел склад за магазином «Аксиома»

Как заработать на лесах

Традиционно монетизация лесного участка часто означала получение прибыли от древесины — выбор коммерческих древесных пород и эффективное управление ими. Но все чаще появляется понимание того, что на сохранении деревьев можно заработать больше денег, чем на их рубке.

Конечно, деньги — это еще не все. Мы должны признать, что реальная и непреходящая ценность исходит от природных ресурсов. Нам нужно смотреть на ценность с экологической и социальной точки зрения и смотреть на тройной результат, а не только на финансовую прибыль.

Но деньги — это факт жизни, и мало кто может обойтись без них. Таким образом, поселенцы, фермеры, лесники и другие управляющие землей должны найти способы получать доход от своей земли.

Зарабатывание денег на недревесных лесных продуктах

Растет интерес к недревесным лесным товарам и тем потенциальным источникам доходов, которые они открывают. Многие из моих проектов в качестве дизайнера пермакультуры и консультанта по устойчивому развитию связаны с подходами к агролесоводству, сохранением и восстановлением лесов, а также урожайностью, которую они могут обеспечить.Обычно в планы входит посадка новых деревьев, а не вырубка старых.

Экологически чистые поросли могут обеспечить древесину, не требуя сплошной вырубки. А посадка новых фруктовых или ореховых деревьев, например, может обеспечить урожай и позволить вам зарабатывать деньги на своей земле.

Но сегодня я хотел бы изучить некоторые способы, с помощью которых полностью естественные леса или леса можно оставить нетронутыми и по-прежнему обеспечивать поток доходов. Эта концепция отличается от агролесоводства или облесения тем, что предполагает сохранение, а не восстановление или улучшение.

Леса и леса

Хотя термины «лесной массив» и «лес» часто используются как взаимозаменяемые, Лесная служба США рассматривает лесные массивы как подмножество лесных угодий с определенными породами деревьев и, как правило, с меньшим кроновым покровом, чем традиционные леса. В Соединенных Штатах в общей сложности 57 миллионов акров лесов; почти половина из которых принадлежит частным некорпоративным землевладельцам.

Прежде всего, важно отметить, что оставить лесной массив или лес нетронутым не обязательно означает, что мы его вообще не трогаем.Во многих районах природоохранные работы могут включать восстановление биоразнообразия в нижних слоях или почвенном покрове. В некоторых случаях это может включать удаление инвазивных видов растений и замену их местными растениями.

Здоровый естественный лесной массив или лесная система могут обеспечить ряд урожаев. Конечно, он может давать съедобные урожаи — лучшие фрукты, орехи, ягоды, грибы и другие многолетние пищевые культуры. Он также может давать смолы, соки и камеди. Недревесные лесные продукты, обеспечиваемые естественными экосистемами, будут значительно различаться в зависимости от того, где они находятся в мире.Но почти всегда есть возможности для получения дохода.

Например, в недавнем проекте, над которым я работал в Сомали, деревья мирры и ладана позволяют вести устойчивый бизнес, который обеспечивает большую экономическую безопасность сообществам в регионе. А в рамках недавнего проекта в США клены в местных лесах будут использоваться для производства сиропа в рамках плана диверсификации для небольшого сообщества.

Другие способы заработать деньги на родном лесу или в лесу

Но помимо недревесных лесных продуктов, есть и другие способы заработать деньги на родном лесу или лесу, о которых часто не думают.Мой недавний проект в Великобритании выдвинул на передний план идею о том, что родной лес также привлекает посетителей, а также возможности, которые могут быть связаны с платными гостями.

В проекте участвует сообщество ремесленников, занимающихся лесным хозяйством, которое создаст участок устойчиво заросшего леса на территории, которая в настоящее время является пастбищем, то есть посреди естественного леса, который они будут сохранять и расширять.

Частью проекта является продажа изделий из дерева ручной работы и недревесных лесоматериалов.Но сообщество также будет получать доход, открывая участки естественного леса для публики — как для бесплатного отдыха, так и для платных занятий.

Они предложат зиплайн и игровую площадку для приключений, а также возможности для активного отдыха на территории. Они также предложат курсы и занятия по собирательству и изучению леса — занятия по строительству логова для детей, специальные мероприятия по дикой природе — и многое другое. Лес сам по себе, а не урожай, который он может дать, становится основным «продуктом».«И сам акт сохранения и улучшения существующих лесных массивов означает, что со временем все больше людей захотят посетить его и насладиться им.

Развлекательные мероприятия, экскурсии, занятия и семинары — это только начало. Богатые и биоразнообразные, относительно нетронутые природные леса или леса также могут быть экосистемой, привлекающей людей, ищущих красивое место для проживания. (Например, в экологически безопасном кемпинге, месте для глэмпинга или в лесной хижине.) А также может быть местом для экологичных свадеб и других специальных мероприятий.

Постоянные, родные и естественные леса или леса имеют большое экологическое и социальное значение. Но когда вы лелеете и защищаете его, это также может увеличить доход от вашей земли.

Эти 14 предприятий зарабатывают деньги на деревьях

Компании по всему миру занимаются охраной лесов, обнаружив, что восстановление обезлесенных и деградировавших земель приносит высокую прибыль инвесторам, предпринимателям и окружающей среде.

В новом отчете Института мировых ресурсов (WRI) и Организации по охране природы (TNC) говорится, что предприятия, работающие в сфере технологий, потребительских товаров, управления проектами и коммерческого лесного хозяйства, зарабатывают деньги на посадке деревьев, а продажи вырастают до 10 раз. в год.

«Экономика восстановления находится на стадии взлета», — написали президент и главный исполнительный директор WRI Эндрю Стир и президент и главный исполнительный директор TNC Марк Терчек в отчете «Бизнес посадки деревьев: растущие инвестиционные возможности (PDF)». Примечание: «Появляются новые бизнес-модели, развиваются технологии, и правительства демонстрируют политическую волю».

Такие предприятия, как BioCarbon Engineering, которая использует специализированную технологию дронов для восстановления лесов в отдаленных ландшафтах, буквально набирают обороты, объединяя инженерные достижения для восстановления вековых экосистем; в то время как поисковая система Ecosia (корпорация B) вносит свою прибыль в посадку деревьев.

В отчете рассказывается об этих и 12 других компаниях, успешно использующих возможности роста в экономике восстановления, включая технологические стартапы, мелкие финансовые и лесозаготовительные компании, чтобы вдохновлять венчурный капитал, частный капитал и влиять на инвесторов, которые мало знают о возможностях восстановления.

Бизнес по посадке деревьев станет одной из самых больших климатических историй в ближайшие 20 лет.

«Экономика восстановления» представляет собой сеть предприятий, инвесторов и потребителей, которые занимаются экономической деятельностью, связанной с восстановлением земель — в данном случае либо путем лесовосстановления (повторной посадки деградировавших участков), либо путем агролесоводства (создания систем ведения сельского хозяйства на основе деревьев).Среди конечных рынков они могут числить экологически чистую древесину, корма для скота или потребительские товары на продуктовых полках.

«Бизнес посадки деревьев станет одной из самых больших климатических историй в ближайшие 20 лет», — сказал GreenBiz Джастин Адамс, управляющий директор по глобальным землям в TNC, сравнив его с расцветающей отраслью возобновляемых источников энергии в середине 90-е. «Есть возможность приносить пользу обществу».

Помимо обслуживания рынка, лесовосстановление улучшает качество воды; производит устойчивую древесину, топливо и волокно; улучшает здоровье почвы; поставляет продукты питания и лесоматериалы; создает рабочие места в сельской местности; приносит пользу биоразнообразию; улучшает качество воздуха; помогает смягчить последствия изменения климата и создает возможности для отдыха сообществ.

Это необходимо для поддержания человеческой популяции, а не только биоразнообразия. По данным TNC, в 2010 году треть сельскохозяйственных ландшафтов подверглась деградации, и признаки деградации можно найти в каждой экосистеме по всему миру.

Между тем, рост населения и расширяющийся потребительский спрос оказывают давление на естественные экосистемы. Согласно оценкам отчета, только экономика восстановления США произвела 9,5 миллиардов долларов годового экономического производства в 2015 году и создала дополнительные 15 миллиардов долларов косвенного и индуцированного производства, в то время как в индустрии экологического восстановления в 2014 году было занято 126 000 американцев, что на 59 процентов превышает количество рабочих мест в угледобыче.

Защита полога общества

Леса приносят ценную дополнительную выгоду сообществам и компаниям. Например, жители Новой Англии могут потерять площадь леса, почти вдвое превышающую площадь Род-Айленда, в течение следующих 50 лет. Но леса компенсируют более 20 процентов выбросов двуокиси углерода в регионе и ежегодно приносят около 500 миллионов долларов пользы для здоровья, удаляя 760 000 тонн загрязнения воздуха. Они также вносят свой вклад в экономический двигатель за счет управления лесоматериалами, туризма и спорта на открытом воздухе.

Другой иллюстрацией того, как эта деятельность может принести пользу сообществам, является практика восстановления водно-болотных угодий в Северной Каролине, которая привела к увеличению цен на близлежащие дома на 3100 долларов по сравнению с недвижимостью без водно-болотных угодий поблизости, по словам Эндрю Ву, аналитика-исследователя из WRI.

Почти 5 миллиардов акров деградировавших и обезлесенных земель по всему миру ждут восстановления, и компании получают прибыль.

Почти 5 миллиардов акров деградировавших и обезлесенных земель по всему миру ждут восстановления, и компании наживаются на этом.В прошлом году Apple объявила о расширенной стратегии устойчивого лесопользования, направленной на создание достаточного количества ответственно управляемых лесов, чтобы компенсировать влияние упаковки. Совсем недавно компания по производству закусок Mondelez объявила о партнерстве для защиты лесов Ганы, выделив 5 миллионов долларов на такие методы, как внедрение методов выращивания какао, которые повышают урожайность и устойчивость — беспроигрышный вариант.

«Мы предлагаем инвесторам возможность получать доход от городских зеленых насаждений», — заявила Эйприл Мендес, соучредитель компании Fresh Coast Capital, которая финансирует возрождение городов в США.«Частные инвестиции могут ускорить создание передовой зеленой инфраструктуры, которая улучшит качество воздуха, здоровье и сплоченность общества, а также обеспечит экономически эффективное управление ливневыми стоками в городах».

Деньги с деревьев

Отчет WRI и TNC нацелен на долгосрочных инвесторов, которые осуществляют прямые инвестиции на сумму от 500 000 до 10 миллионов долларов США в частные компании, такие как венчурный капитал, частный капитал и импакт-инвесторы; национальные и многосторонние банки развития; и грантодающие организации.

Они проанализировали 140 предприятий по пяти критериям: прибыльно ли это? Это масштабируемо? Можно ли его воспроизвести в других регионах или компаниях? Это экологически выгодно? Выгодно ли это обществу?

14 представленных компаний родом из восьми стран, включая США, Бразилию и Кению, и варьируются от предприятий до получения дохода до компаний с объемом продаж более 50 миллионов долларов. Некоторые из них — это старые предприятия, которые существуют с 1970-х годов, а некоторые — начинающие стартапы.Их клиенты варьируются от потребителей до крупных финансовых учреждений.

«Бизнес по посадке деревьев — это возможность для инвесторов, это не история сохранения сама по себе», — сказал Адамс. Хорошо это или плохо, важно доказать инвесторам экономическое обоснование, потому что, по его словам, «когда лес имеет ценность, он остается лесом. Когда он не имеет ценности, приходят девелоперы».

Каждое предприятие демонстрирует, что сейчас самое подходящее время для инвестиций в деревья, которые окупятся на десятилетия вперед.Технология позволяет быстрее, дешевле и эффективнее восстановить землю; а спрос на экологически полезную продукцию дифференцирует компании на потребительском рынке.

  1. Компания BioCarbon Engineering использует дронов для посадки деревьев. Датчики на борту тонущего самолета наблюдают за топографией земли, биоразнообразием и препятствиями, чтобы создать оптимальную схему посадки. Посадочный дрон, который может покрыть 1 гектар за 18 минут, развертывает 300 биоразлагаемых семенных коробочек, а затем следит за ростом.

  2. Brinkman and Associates управляет крупными государственными проектами в Канаде и тропическими плантациями в Латинской Америке. Они предлагают услуги по управлению лесным хозяйством управляющим землей, лицензиатам земли и государственным клиентам. С 1970 года компания посадила более миллиарда деревьев по всей Канаде. Его цель состоит в том, чтобы поставлять устойчивую, сертифицированную бамбуковую древесину на мировые рынки.EcoPlanet Bamboo работает в Центральной Америке, Южной и Западной Африке.

  3. Ecosia использует доходы от рекламы, чтобы сажать деревья, пока люди ищут в Интернете. Бесплатное расширение для браузера работает так же, как и любая другая поисковая система. Имея более 7 миллионов активных пользователей, компания инвестировала более 7 миллионов долларов в посадку более 20 миллионов деревьев.

  4. F3 Life обеспечивает доступ к кредитам для мелких фермеров в Кении. Он был отмечен Глобальной инновационной лабораторией климатического финансирования и получил премию Программы развития Организации Объединенных Наций и премию Mitsubishi UFJ Morgan Stanley Securities за инновации в финансировании изменения климата.

  5. Fresh Coast Capital координирует крупномасштабное возрождение городской среды в городах США. Корпорация B, состоящая из команды общественных организаторов, инженеров, ученых-экологов и финансовых специалистов, разрабатывает такие проекты, как зеленая инфраструктура для управления ливневыми стоками.

  6. Guayaki продает напитки, приготовленные из мате, выращенного в восстановленных тропических лесах Атлантики. Компания была основана в 1996 году, чтобы предоставить альтернативу кофе, восстанавливая и защищая тропические леса Южной Америки и сообщества, которые зависят от них.

  7. Komaza , крупнейшая коммерческая компания по выращиванию деревьев в Кении, работает с мелкими фермерами над посадкой и переработкой деревьев на древесину. Спрос на деловую древесину в Африке вырастет на 500 процентов в следующие два десятилетия, что приведет к увеличению импорта. Komaza стремится раскрыть потенциал устойчивого мелкомасштабного лесоводства.

  8. Компания Land Life , основанная бывшим инженером Shell, запатентовала продукт, позволяющий деревьям расти на засушливых и деградированных землях.Его технология посадки COCOON предлагает недорогой и масштабируемый способ посадки деревьев даже в засушливых районах.

  9. Lyme Timber — это частная организация по управлению инвестициями в лесные угодья, которая занимается устойчивым управлением земельными ресурсами. Он приобретает и управляет рабочими землями в соответствии с рабочими лесными сервитутами (соглашения между землевладельцем и земельным фондом или правительством, которое охраняет землю).

  10. New Forests , основанная в 2005 году, является управляющим инвестициями в устойчивые активы в области лесного хозяйства, управления земельными ресурсами и охраны окружающей среды.В частности, он управляет устойчивыми лесными плантациями и природоохранными инвестициями. Он также предлагает рыночное представление о развивающемся лесном секторе.

  11. Symbiosis Investimentos — это бразильская частная инвестиционная компания, которая превращает деградированные территории в продуктивные леса, восстанавливая атлантические тропические леса с местными видами.

  12. Tentree — компания по производству одежды, принадлежащая B Corporation, которая занимается дизайном и продажей рубашек, брюк, головных уборов и аксессуаров.Компания сажает 10 деревьев на каждый проданный предмет одежды с целью посадить 1 миллиард деревьев к 2030 году.

  13. TerViva  сажает понгамию, древесную культуру, не содержащую ГМО, которая требует небольшого орошения и производит биотопливо на проблемных сельскохозяйственных угодьях. Forbes включил TerViva в список 25 самых инновационных стартапов в области агротехнологий в 2017 году.

    «Возможность управлять землями и почвами для улавливания углерода может обеспечить более одной трети краткосрочных решений проблемы изменения климата», — сказал Адамс.

    Парижское соглашение по климату, которое подписали большинство правительств мира и многие влиятельные корпорации США, требует действий по сохранению и улучшению природных экосистем. Боннский вызов направлен на восстановление 350 миллионов гектаров обезлесенных земель к 2030 году, а Инициатива 20×20 (поддерживает Боннский вызов в Латинской Америке и Карибском бассейне) и AFR100 (поддерживает Боннский вызов путем восстановления лесов в Африке) являются мощными призывами к государственно-частному партнерству. и источник долгосрочного спроса на инвестиции.

    Плата за лесное хозяйство

    Плата за лесное хозяйство

    Р. Лесли

    Род Лесли — менеджер по охране окружающей среды, Лесное предприятие Англии (государственное исполнительное агентство, которое управляет государственными лесами), Бристоль, Великобритания.

    В Англии Комиссия по лесному хозяйству успешно ввела плату за доходы на содержание рекреационных ресурсов.

    В 1990-х годах Комиссия по лесному хозяйству, государственное управление лесного хозяйства Великобритании, провела проверку рекреационной инфраструктуры в Англии и пришла к выводу, что она не может поддерживать рекреационные ресурсы и удовлетворять потребности посетителей, если не будет приносить новые доходы. Было решено поддержать отдых, получая дополнительный доход за счет развития услуг, которые нужны посетителям. Цель состояла не только в том, чтобы получить прибыль, но и:

    • для улучшения обслуживания посетителей леса;
    • , чтобы покрыть растущую долю расходов и реинвестировать в более качественные услуги и удобства.

    В период с 1992 по 2000 год доля затрат на отдых Комиссии по лесному хозяйству, покрываемых доходом, выросла с 34 до 50 процентов. Покрываются все потребности в доходах от текущих затрат (в отличие от капитальных), за исключением заработной платы персонала и некоторых постоянных расходов. Визит-центры покрывают все их денежные расходы.

    Лесные центры для посетителей, основанные на жизнеспособных предприятиях, включая магазины, рестораны и прокат велосипедов, покрывают свои расходы и создают рабочие места и доход для сельской экономики

    р.Лесли


    ИСТОРИЧЕСКАЯ И ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

    В Западной Европе Англия уступает только Нидерландам по плотности населения. Обширные густонаселенные сельскохозяйственные низменности центральной, южной и восточной Англии окружены возвышенностями северной Англии, Уэльса и Шотландии. Шотландия и Уэльс гораздо менее густонаселены.

    Великобритания была одной из первых индустриальных стран мира, и это нашло отражение в сегодняшней демографии: более 90 процентов населения зарабатывают на жизнь в городах и менее 1.5 процентов работают в сельском и лесном хозяйстве. В девятнадцатом веке страна была ведущей производственной экономикой мира. Однако сегодня услуги составляют более 80 процентов экономики.

    Становится все труднее зарабатывать на жизнь первичным производством продуктов питания или древесины. Соответственно, Англия сместила акцент в управлении лесным хозяйством с акцента на единственной цели производства древесины, которая преобладала в индустриальную эпоху, на управление для нескольких целей.Это изменение направления, подтвержденное Стратегией лесного хозяйства Англии в 1999 году, было подкреплено падением цен на древесину и развитием новых направлений деятельности, включая восстановление земель, поврежденных промышленностью.

    По мере увеличения располагаемого богатства расходы на отдых становятся большой областью роста. Однако избрание консервативного правительства в Соединенном Королевстве в 1979 году положило конец крупным инвестициям государственного сектора в отдых в сельской местности за предыдущие 20 лет. Это изменение совпало с широким глобальным сдвигом в сторону рыночной экономики и отразилось во многих других развитых странах.

    Эти тенденции сыграли важную роль в развитии рекреационных услуг Комиссией по лесному хозяйству за последнее десятилетие.


    КОММУНАЛЬНЫЕ УСЛУГИ ОТДЫХА

    Комиссия по лесному хозяйству, созданная в 1919 году, в настоящее время является крупнейшим в Великобритании управляющим земельными ресурсами, распоряжаясь более чем 1 миллионом гектаров, из которых 260 000 га находятся в Англии. На эту территорию приходится 19 процентов лесных массивов Англии и 2 процента ее общей площади.

    Исторически Комиссия по лесному хозяйству была лидером в области отдыха в сельской местности в Великобритании.В 1936 году она открыла первый в стране лесопарк в Аргайле. Лесопарки — это большие государственные леса в популярных зонах отдыха. Национальные парки – сочетание частных и государственных земель и полуестественных, возделываемых или лесных местообитаний – были созданы позже, после Второй мировой войны. Оба являются культурными, а не природными ландшафтами.

    Комиссия по лесному хозяйству проводит политику доступа «свободно перемещаться», которая уникальна для британской сельской местности; его система отличительных знаков стала синонимом открытого публичного доступа.

    Комиссия по лесному хозяйству начала развивать рекреационную инфраструктуру в 1960-х годах. Он был вдохновлен новаторской работой Лесной службы Министерства сельского хозяйства США и установил новые стандарты дизайна для чувствительного развития рекреации в британской сельской местности с использованием профессионального опыта ландшафтного дизайна. Центральное место в инфраструктуре занимали автостоянки, связанные с размеченными лесными тропами, а в некоторых местах туалеты и центры для посетителей. В духе времени их использование было вообще бесплатным; взимание платы было расценено как противоречащее предоставлению государственной услуги.

    Комиссия также развивала кемпинги и лесные домики – высококачественные деревянные шале в укромных лесных районах – как бизнес. Они всегда управлялись как отдельная организация и являются одними из самых успешных предприятий Комиссии по лесному хозяйству, обеспечивая рентабельность капитала до 15 процентов. Однако количество коттеджей ограничено наличием капитала. Различные государственные и частные партнерства были и находятся в стадии изучения для развития этой службы.

    Комиссия по лесному хозяйству стала более отзывчивой к своим посетителям и сообществам. Преимущество предложения услуг для продажи состоит в том, что продажи являются веским доказательством привлекательности продукта. Однако комиссия также использует множество других методов сбора мнений и привлечения людей. Он использует общенациональные опросы общественного мнения и свои собственные специализированные обследования участков и широко консультируется по своим многоцелевым планам проектирования лесов, предоставляя людям возможность участвовать в обеспечении отдыха и формировании лесной среды.Объем консультаций определяется масштабом изменений; там, где планируется крупное строительство, может быть создан форум, объединяющий основные заинтересованные стороны, после чего следует более широкое участие сообщества посредством публикаций, встреч и дней приема в общественных центрах.


    Рекреационные сборы, введенные в 1990-е годы

    Автостоянка. Плата за парковку теперь взимается на объектах, которые имеют дополнительные удобства, такие как центры для посетителей, туалеты, игровые дорожки или дорожки для скульптур, и которые привлекают большое количество посетителей, требуют наличия персонала на месте и требуют больших затрат в обслуживании.Обычно используются билетные автоматы, но сотрудники ворот нанимаются для сбора платы в часы пик на самых загруженных участках. Сборы устанавливаются на местном уровне, как правило, на основе доли сборов на автостоянках в центре города.

    Из прагматических соображений плата за парковку не взимается в небольших и удаленных местах, где стоимость билетных автоматов или обслуживающего персонала не имеет смысла. На удаленных сайтах с небольшим количеством посетителей безопасность, в основном вандализм и воровство, является проблемой.

    Вступительные взносы. Плата за вход взимается только на двух объектах: в Национальном дендрарии в Вестонбирте и Беджбери. Это более формальные достопримечательности, сравнимые с величественными домами, где плата за доступ является стандартной практикой. Опять же, цены сравниваются с сопоставимыми местными достопримечательностями.

    Розничная торговля. Национальные опросы домохозяйств показали, что посетители приветствовали общественное питание и розничную торговлю, но не были заинтересованы в дорогих музейных экспозициях в центре традиционных центров для посетителей.Первоначально комиссия беспокоилась о том, как посетители отреагируют на новый, ориентированный на потребителя подход, но реакция подавляющего большинства была положительной.

    Магазины начинались как информационные пункты, распространяющие или продающие книги и листовки, связанные с экспонатами. Опросы показали, что посетители предпочитают получать информацию от людей, а не читать письменные тексты или экраны компьютеров, и увеличение доходов за счет продажи более широкого ассортимента товаров имеет важное значение для поддержания присутствия персонала на месте.

    Тенденция к розничной торговле является частью более широкого превращения потребления в отдых. Для многих посетителей такие объекты, как магазины и кафе, стали самостоятельным поводом для посещения. В магазинах продаются подарки, в том числе местные продукты, функциональные товары, такие как одежда и сувениры, от открыток до календарей, фото и видео в рамках. Ассортимент товаров был создан благодаря сочетанию интуиции и расчета, с использованием профессиональных методов продаж для управления запасами и закупок.

    Также наблюдается тенденция к более дорогим товарам. Первоначально цена некоторых товаров превышала 20 евро. Теперь лучшие изделия из дерева ручной работы могут продаваться за 200 евро. Первоначально самый большой магазин в Westonbirt Arboretum приносил более 125 000 евро в год. Сегодня эта цифра составляет 500 000 евро, и к ней добавился садовый центр, который приносит еще 500 000 евро на том же участке.

    Доля доходов, поступающих от прямых сборов, уменьшается по мере роста продаж товаров и услуг на местах.

    Кейтеринг. Исследования показали, что для посетителей леса важны закуски. Рестораны теперь являются сердцем крупных центров. В то время как традиционные экспонаты могут быть повторяющимися для местных посетителей, хорошее кафе может стать причиной частых повторных визитов. Предприятие общественного питания требует больших затрат труда, что приводит к созданию новых рабочих мест, что имеет важное значение для нестабильной экономики сельских районов.

    Мероприятия и услуги. Программы мероприятий превзошли все ожидания.Они варьируются от прогулок под руководством рейнджеров для нескольких энтузиастов до концертной программы стоимостью 1,4 миллиона евро, которую посетили более 40 000 человек. Крупные мероприятия, такие как фестивали леса, садоводства и дикой природы, вознаграждают необходимые усилия, принося деньги, но самая большая отдача — это то, что посетители могут по-новому насладиться своими национальными лесами. Посетители могут понаблюдать за скопой в ее гнезде через телекамеру или проследить за полетом летучих мышей в ночном лесу с рейнджером. Это положение является областью роста в богатом обществе, где люди рады платить за качественный опыт.

    Образование. Программы «Земное образование» популярны среди учителей и детей и разработаны на основе национальных школьных программ. Они передают сложные концепции окружающей среды посредством игровой деятельности.

    Исследование рынка показало, что большие расходы для школ связаны с транспортом, чтобы добраться до леса, и что, когда они там находятся, небольшая плата за объект не имеет значения. Качество визита является наиболее важным вопросом.

    Хотя субсидия на образовательные услуги в зонах отдыха осталась прежней, взимание платы и более эффективное управление бизнесом позволили расширить образовательные услуги при той же общей стоимости, так что количество детей, получающих пособие, увеличилось более чем в два раза.


    Новые продукты

    Наибольший успех был достигнут благодаря инновациям: новым занятиям, которые вызывают у посетителей интерес и выходят за рамки их обычного опыта.Комиссия по лесному хозяйству стремится выявлять и фиксировать новые тенденции. Ниже приведены некоторые примеры.

    Скульптура в лесу . В Гриздейле в Озерном крае и в лесу Дина уникальные тропы со скульптурами, заказанными для конкретных мест, вызвали общественный резонанс сверх ожидаемого.

    Игровые дорожки . Детям (и взрослым) нравятся тропы с фантастическими деревянными скульптурами, предлагающие им проползти через яму со змеями, пересечь болото с крокодилами, взобраться на паутину Шарлотту, раскачиваться и карабкаться по змеям и лестницам.Тропы помогают детям развивать физические навыки и уверенность в безопасной среде. Родители ценят спокойную, непринужденную лесную обстановку.

    Велоспорт. 1990-е годы принесли большой интерес к фитнесу и сельской местности. Катание на горных велосипедах процветало, и Комиссия по лесному хозяйству стала лидером, развивая возможности, начиная от семейного велоспорта и заканчивая однопутными трассами для горных велосипедов и скоростным спуском. Опять же, Комиссия по лесному хозяйству — в партнерстве с агентствами по развитию сельских районов, которые признали экономический вклад этого специализированного сельского туризма — следовала своей философии передового опыта для создания объектов, соответствующих международным стандартам, опираясь на опыт Соединенных Штатов.

    Веревочные курсы высокого уровня . Идея веревочных трасс, построенных высоко среди взрослых деревьев, была привезена из Франции в 2002 году. Трассы состоят из веревочных мостов и ряда препятствий на высоте до 15 м над землей, соединяющих деревья. Скольжение по канату возвращает участников на землю после каждого препятствия. Участники носят сложные привязные ремни, которые гарантируют, что они всегда пристегнуты к контровочной проволоке, обеспечивая полную безопасность. Реакция публики превзошла ожидания.Участники либо напуганы, либо взволнованы, либо и то, и другое — что может стать глубоким опытом для людей, чья повседневная жизнь лишена острых ощущений. Курсы являются успешным бизнесом и стали важным местным работодателем.

    Высокоуровневая веревочная трасса Go-Ape на высоте до 15 м включает в себя веревочные мосты и канатные горки, обеспечивающие острые ощущения в полной безопасности

    Р. ЛЕСЛИ


    Взимание платы за посещение школы помогает государственной субсидии на образовательную программу идти дальше, но плата не взимается с групп, которые не могут позволить себе платить

    Р.ЛЕСЛИ


    СПРАВЕДЛИВО ЛИ ВЗЯТЬ ПЛАТУ ЗА ОБЩЕСТВЕННЫЙ РЕСУРС?

    Комиссия с самого начала признала, что при взимании платы за услуги в национальном лесном фонде существуют проблемы со справедливостью и равноправием. Налогоплательщики уже заплатили за разработку услуг, так почему они должны платить за их использование?

    Основная прямая плата взимается за парковку автомобиля. Предполагалось, что владельцы автомобилей обычно соглашаются с практикой взимания платы за парковку и что владение автомобилем само по себе предполагает возможность платить соответствующую плату.То, что взимание платы за парковку автомобиля стало почти повсеместным в Англии за последнее десятилетие, стало важным фактором в этом принятии. Плата за вход в лес или за такие удобства, как туалеты или центры для посетителей, не взимается. Ключевым принципом является сохранение свободного доступа пешком. Хотя до многих лесов легко добраться только на машине, бесплатная автостоянка обычно находится в пределах 1–2 км от платной автостоянки, поэтому у посетителей есть возможность припарковаться бесплатно.

    Сопротивление оплате услуг было очень незначительным.Посетители в отпуске рассчитывают платить за свое удовольствие, и стоимость обычно считается соотношением цены и качества. Некоторое беспокойство исходило от местных жителей; частые местные посетители могут возмущаться тем, что им приходится платить за то, что они (правильно) считают «своим». Поэтому для постоянных пользователей всегда доступен очень дешевый годовой билет. При цене, эквивалентной 10-15 посещениям, это почти повсеместно считается хорошей сделкой.

    Сотрудникам разрешено не взимать плату, например, за образовательные визиты, для определенных групп пользователей, которые, вероятно, будут обескуражены стоимостью, включая группы с экономическим или физическим недостатком.


    ВЛИЯНИЕ ПЛАТНОГО ОТДЫХА В ЛЕСУ

    Доход отражает изменение поведения посетителей: при текущем уровне оплаты нет доказательств того, что оплата сама по себе привела к снижению числа посетителей. Однако количество традиционных достопримечательностей, посещаемых во время поездок на автомобиле, например, смотровой площадки Саймондс-Ят в лесу Дин, постепенно сокращается, а также количество мест, которые не менялись и не улучшались в течение многих лет. Напротив, резко увеличилось количество посещений, связанных с более активным, совместным отдыхом, включая велосипедные прогулки и игровые тропы.После того, как этот продукт был представлен, загородный парк Moors Valley, место первой большой игровой тропы, прошел путь от скромного местного использования до 800 000 посещений в год.

    Новые продукты могут оказывать новое воздействие на окружающую среду. Однако зарабатывание большего количества денег не обязательно означает большее воздействие — распространенное ложное предположение. Задача в наиболее интенсивно используемых районах, таких как Нью-Форест, состоит в том, чтобы увеличить расходы на душу населения — например, убедив больше людей остаться на ночь — и принести пользу местной экономике без увеличения числа посетителей.Центры, где больше активности, например, Грайздейл в Озерном крае, могут уменьшить движение транспорта, удерживая посетителей занятыми весь день. Достопримечательности «медового горшка», такие как хорошие условия или естественные (например, вид или водопад) или неестественные (например, тропа искусств) особенности, используются в качестве положительного инструмента для прямого воздействия на устойчивые или менее ценные объекты, такие как устойчивые сосновых лесов и вдали от более хрупких полуестественных низинных вересковых пустошей.


    РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ОБОРУДОВАНИЯ

    Около десяти лет назад Комиссия по лесному хозяйству решила рационализировать рекреационную инфраструктуру, отбросив посредственные ресурсы и сосредоточив их там, где они принесут посетителям наибольшую пользу.Необходимость сделать это не считалась неудачей; общественное отношение и предпочтения меняются, и менеджеры должны рассчитывать на пересмотр предлагаемых услуг каждые 10–20 лет.

    Комиссия приняла решение закрыть объекты, которые никогда не привлекали значительного числа посетителей. Кроме того, туалеты на объектах местного пользования были закрыты, поскольку краткосрочные посетители из близлежащих районов фактически не нуждались в них, а туалеты также были очагом антиобщественного поведения. Кроме того, комплексы коротких, средних и длинных троп, обычно устанавливаемые в 1970-х годах, были сокращены до отдельных троп.Комплексы не соответствовали запросам большинства посетителей, маркировка смущала посетителей, обслуживание было высоким. Кроме того, комиссия пришла к выводу, что разметка троп в местных лесах была пустой тратой ресурсов, поскольку местные жители уже были знакомы с лесами.

    Негативной реакции было мало, что отражает низкую ценность, придаваемую этим объектам. В двух случаях, когда были серьезные возражения, оборудование было заменено.

    При этом внесен ряд улучшений.Вместо того, чтобы нацеливаться на гипотетического «среднего» посетителя, как в прошлом, Комиссия по лесному хозяйству теперь признает разнообразие лесопользователей и видов использования, проводя различие, например, между посетителями, совершающими краткосрочные визиты в леса рядом с их домами, и отдыхающими в более отдаленных лесах, таких как в Озерном крае.

    С 2002 года в партнерстве с агентствами по развитию, которые предоставили финансирование для восстановления городов, Комиссия по лесному хозяйству проложила более 40 км новых универсальных троп в лесах недалеко от населенных пунктов.Это высококачественные трассы с пологими уклонами и ровной поверхностью, подходящие для инвалидных колясок, детских колясок и маломобильных людей.

    Высококачественные трассы для семейного велоспорта разработаны в последние годы и пользуются большой популярностью. Эти тропы обычно представляют собой смесь лесных бревенчатых дорог с более мелким покрытием, если необходимо, и специально построенных участков троп.

    Крупные центры с большим количеством посетителей и потенциалом возмещения расходов за счет доходов были расширены.Больше посетителей и больше активности делают центры более жизнеспособными. Хотя у небольших участков местного использования было мало шансов заработать деньги, Комиссия по лесному хозяйству поручила местным менеджерам найти новаторские способы сделать их жизнеспособными, а не закрыть их все.

    Там, где были деньги, была расширена основная инфраструктура, в частности автостоянки и туалеты. Хотя они требуют значительных капиталовложений и дорого обходятся, они имеют основополагающее значение для получения наличных денег магазинами, кафе и мероприятиями.


    Качество окупается

    Всегда хочется купить больше при ограниченных средствах. Но обширные объекты низкого качества требуют большего общего обслуживания, чем целенаправленного улучшения качества. Хороший дизайн и техническое обслуживание приобретают все большее значение, поскольку юридическая ответственность за безопасность лежит на землевладельце, а претензии и судебные разбирательства в целом становятся все более частыми.

    Уличная мебель и вывески были переработаны ландшафтными архитекторами, чтобы придать им современный вид и снизить затраты на техническое обслуживание.Массивно построенные из древесины, сертифицированной Лесным попечительским советом (FSC), из лесов Комиссии по лесному хозяйству, они хорошо смотрятся в лесной среде и устойчивы к вандализму.


    Публичные и частные

    Комиссия по лесному хозяйству стала более спокойной в отношении соответствующих ролей государственного и частного бизнеса и часто работает в партнерстве с частными компаниями; возникло сочетание государственных и частных услуг без фиксированных правил. В некоторых местах общественное питание и магазины находятся в ведении комиссии, в то время как в других один или несколько могут работать по франшизе.Такие предприятия, как прокат велосипедов или веревочные курсы, обычно являются частными, а игровые площадки находятся в ведении комиссии. Главной заботой является поддержание репутации производителя высокого качества.

    Отдых в лесу и экономика в целом

    Политика Комиссии по лесному хозяйству заключается в том, что с экономической точки зрения леса и центры отдыха в сельской местности должны приносить пользу более широкой сельской экономике, и именно сельские общины (а не посетители) являются целью государственного финансирования.Местные сообщества выигрывают, если посетители используют ночлег и покупают продукты питания и местные товары. Рекреационные услуги создают устойчивый бизнес в экономически нестабильных областях, которые в противном случае являются объектом государственной поддержки.

    Закрытие сельской местности Великобритании на несколько месяцев во время эпидемии ящура в 2001 году показало важность отдыха в национальных лесах для более широкой сельской экономики. Например, закрытие Леса Дина, где туризм приносит экономике в целом 55 миллионов песо в год, в то время как доход от древесины составляет всего 1 песо.5 миллионов — привело к 70-процентному падению местного туризма на пасхальные каникулы, даже несмотря на то, что другие достопримечательности и жилье были открыты.

    В Уэльсе центр горных велосипедов Coed Y Brenin ежегодно привлекает около 7 миллионов фунтов дохода от туризма в отдаленные и экономически нестабильные сельские районы. Правительство Ассамблеи Уэльса выделило Комиссии по лесному хозяйству 1,2 миллиона песо на создание дополнительных центров. Комиссия рассчитывает привлечь дополнительно 20 миллионов песо в год в сельскую местность Уэльса.


    КАПИТАЛ ДЛЯ ИНВЕСТИЦИЙ

    Доход, полученный от взимания платы, произвел революцию в операционной деятельности, позволив увеличить штат сотрудников, улучшить инфраструктуру и расширить спектр услуг. Однако доходов редко бывает достаточно для крупных капиталовложений, что является проблемой, поскольку многие центры слишком стары или слишком малы, чтобы реализовать свой потенциал, и нуждаются в капитальном ремонте.

    Одним из ключей к текущему росту является финансирование через партнерство с другими агентствами, часто в рамках более широкого подхода к развитию сельских районов.Способность Комиссии по лесному хозяйству улучшать качество жизни в некоторых беднейших районах страны делает ее привлекательным партнером для финансирующих агентств. Основные государственные и полугосударственные источники включают поступления от Национальной лотереи Соединенного Королевства, финансирование регионального развития со стороны центрального правительства и финансирование развития из европейских структурных фондов. Таким образом, центр Уинлаттера, который в 2002 году привлек 100 000 посетителей, чтобы увидеть первых в Англии размножающихся скоп, перестраивается и модернизируется, а общий объем грантов на проект приближается к k1.5 миллионов. Экономический анализ предсказал, что эти инвестиции будут приносить местной экономике выгоду в размере 2 миллионов тысяч долларов в год. Искусство, езда на велосипеде, образование и всеобщий доступ привлекают финансирование из различных источников.

    Паркомат в сочетании с информационным пунктом, собранный из массивного дерева, чтобы хорошо выглядеть в лесу и противостоять повреждениям

    Р. ЛЕСЛИ


    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Первоначальные опасения Комиссии по лесному хозяйству о том, что коммерческий подход нанесет вред лесной среде, были необоснованными.Для посетителей леса уровень, качество и разнообразие деятельности и услуг повысились, в то время как основное государственное финансирование сократилось. Объекты находятся в лучшем состоянии, чем десять лет назад, а в бизнесе появилась новая культура инноваций, качества и клиентоориентированности. Предыдущие посетители возвращаются, и привлекаются новые клиенты.

    Были упущены некоторые возможности. В течение долгого времени Комиссия по лесному хозяйству считала, что каждый участок должен быть уникальным, и поэтому не могла извлечь выгоду из экономии за счет объема и масштаба.Некоторые успешные продукты, такие как игровые дорожки, выпускались недостаточно быстро. Некоторые крупные мероприятия и некоторые центры не имели немедленного успеха.

    Главной защитой от неудач была гибкость. Местные менеджеры имеют сильные полномочия, и комиссия тщательно продумывает, как долго сохранять идеи, которые кажутся неработающими.

    Большая часть этого опыта может быть знакома некоторым, но в Соединенном Королевстве, Европе и Северной Америке есть много общественных мест отдыха, которые могли бы извлечь пользу из этих уроков.Операционная среда будет разной: попытки взимать плату за парковку бесперспективны, если это не является установленной конвенцией в этом районе. Однако самым большим препятствием, по-видимому, является неспособность государственных учреждений, привыкших к ожиданиям государственного финансирования, реагировать на потерю государственных денег. Комиссия по лесному хозяйству была удивлена ​​тем, насколько изменения, внесенные по необходимости, повысили качество обслуживания и удовольствия посетителей, помогая финансировать обеспечение отдыха.

    Разбудите студентов танцевать, соберите деньги на исследования рака

    В возрасте 5 месяцев у второкурсницы Уэйк Форест Габриэль Пеко был диагностирован острый лимфобластный лейкоз, самый распространенный вид рака у детей. После курса химиотерапии и нескольких операций у нее наступила ремиссия в возрасте 2 лет.

    В субботу, 19 марта, Пеко присоединится к более чем 1000 студентов Wake на Wake ‘N Shake, ежегодном танцевальном марафоне, который собирает деньги для Фонда исследования рака Брайана Пикколо Комплексного онкологического центра Atrium Health Wake Forest Baptist.Мероприятие проходит с полудня до полуночи в Sutton Center. Чтобы зарегистрироваться, перейдите сюда.

    Габриэль Пеко

    Во время Wake ‘N Shake Пеко расскажет свою историю студенческого чемпиона.

    «Wake ‘N Shake — это одна из причин, по которой я вообще захотел поехать в Wake Forest», — сказал Пеко, специалист по биохимии из Махвы, штат Нью-Джерси. «Я люблю танцевать и хочу участвовать в борьбе с раком, а Wake ‘N Shake позволяет мне совместить два моих самых больших увлечения.

    Пеко сказала, что она «очень взволнована» событием этого года, первым личным марафоном Wake ‘N Shake с 2019 года. Она зарегистрировала не менее 30 сестер из своего женского общества, и она просит семью и друзей дома сделать пожертвования.

    Старшая школа Wake Forest Дженни Фостер рассчитывает, что члены сообщества Wake Forest, такие как Пеко, помогут сделать мероприятие этого года успешным. Она танцевала в Wake ‘N Shake на первом курсе, а на втором курсе присоединилась к исполнительному совету.В этом году Фостер, Лекси Колан и Сара Кейт Мэсси стали режиссерами-студентами.

    Дженни Фостер

    «Что привлекло меня в Wake ‘N Shake, так это то, как он объединяет университетский городок для достижения общей цели — победить эту ужасную болезнь», — сказал Фостер, специалист в области здравоохранения и физических упражнений из Атланты. «Моя семья заболела раком, когда моя тетя по материнской линии, Минди Митчелл, умерла от рака груди 15 лет назад».

    Фостер опасается, что количество участников может быть низким, поскольку мероприятие не проводилось лично в течение двух лет из-за пандемии COVID-19, но студенческие организаторы сидели возле The Pit с информацией и носят футболки Wake ‘N Shake в кампусе. продвигать его.

    Брэд Шугол, заместитель директора по обслуживанию и лидерству в Управлении по взаимодействию с гражданскими и общественными организациями (OCCE), которое спонсирует Wake ‘N Shake, сказал, что протоколы COVID будут соблюдаться во время мероприятия, а маски не являются обязательными.

    Президент Wake Forest Сьюзан Р. Венте выступит на церемонии открытия, семь чемпионов сообщества поделятся с Пеко своими историями, а части Wake ‘N Shake будут транслироваться в прямом эфире.

    Брэд Шугол

    «Я думаю, что Wake ‘N Shake так популярен из-за общего дела, связанного с поддержкой исследований рака», — сказал Шуголл.«Очень многие из нас прямо или косвенно пострадали от рака. Я думаю, что эти истории имеют большое значение для сообщества нашего кампуса, а также для родителей, семей и выпускников».

    Ожидается, что

    Wake ‘N Shake, начавшийся в 2006 году, в этом году превысит общую сумму по сбору средств в размере 3 миллионов долларов, в то время как общая сумма, собранная Университетом для Фонда исследований рака Брайана Пикколо Комплексного онкологического центра Atrium Health Wake Forest. Ожидается, что Baptist затмит 5 миллионов долларов.Hit the Bricks — еще один крупный сбор средств Wake Forest, который поддерживает фонд Piccolo Fund.

    Пикколо — бывший игрок всеамериканского футбола Уэйк Форест, который умер от рака в возрасте 26 лет, играя за команду НФЛ «Чикаго Беарз». Фонд, носящий его имя, предоставляет дискреционные деньги, которые позволяют Комплексному онкологическому центру проводить свои самые инновационные исследовательские программы.

    Эми Фостер благодарна своей дочери Дженни и другим ученикам Wake, которые будут танцевать всю ночь напролет во время Wake ‘N Shake.Митчелл была ее младшей сестрой.

    «Удивительно видеть, как студенты колледжа проявляют творческий подход и тратят свое время и энергию на совместную работу, помогающую исследованиям рака», — сказала она. «Я благодарен университету Уэйк Форест и студентам за это».

    Чтобы взять интервью у Пеко, Фостера или Шуголла или сделать репортаж о Wake ‘N Shake, обращайтесь по адресу [email protected] или к Лори Д. Уиллис по адресу [email protected] или по телефону 336.549.1994.

    Как Forest Knight объединяет игры NFT с мобильными играми | Хроно Игры | Forest Knight

    Мобильные игры — это не просто новинка.В прошлом они обслуживали более обычную аудиторию, но теперь они наполняются уникальным контентом и постепенно становятся все более и более конкурентоспособными. Этот резкий рост базы игроков в отрасли также привел к увеличению спроса, а с развитием технологии блокчейн и криптовалюты ничто не могло подготовить нас к росту мобильных игр NFT.

    A N on- F ungible T oken (NFT) — это единица данных, хранящаяся в цифровой книге, называемой блокчейном.Токен может представлять фотографии, видео или даже физические товары, которые можно маркировать в цифровом виде. Эта технология нашла применение во многих отраслях, но ее появление очень странным образом изменило мобильные игры. Я говорю «странно» только из-за отсутствия лучшего слова, потому что происходит то, что сама отрасль приносит больше доходов, чем многие проекты DeFi. Играть в мобильные игры — это уже не просто казуальное развлечение. Люди зарабатывают немалые деньги, играя в некоторые из этих игр.

    Сейчас существует множество мобильных игр NFT, в конце концов, это новинка, и, как и в случае с каждой новинкой, к ней будут стекаться люди, чтобы воспользоваться окружающим ажиотажем. Наша цель с Forest Knight — предоставить полноценную игру, ПОДДЕРЖИВАЕМУЮ NFT и системой Play-to-Earn. Это означает, что мы собираемся в первую очередь быть разработчиками игр, а не полагаться на « загадочность » NFT, чтобы заставить игроков пройти через плохой дизайн игрового процесса.

    Видеоигры стремительно растут, ожидается, что к 2021 году доход отрасли достигнет 180 миллиардов долларов.Мобильные игры, которые хардкорные игроки долгое время считали сторонним наблюдателем, в последние годы привлекли к себе всеобщее внимание: к 2020 году во всем мире будет более 2,2 миллиарда мобильных игроков. Общее количество мобильных игроков уже затмило более традиционные места, такие как компьютерные игры и консольные игры.

    Несмотря на ошеломляющий успех, многие разработчики мобильных игр полагаются на агрессивные методы маркетинга. Частые размещения рекламы вознаграждают игроков внутриигровыми преимуществами. Модели подписки или внутриигровые покупки, дающие несправедливые преимущества перед другими игроками.Эти стратегии монетизации приносят компании большой доход, особенно внутриигровые покупки. Но обычно происходит то, что стоимость этой покупки постепенно снижается, и, поскольку в большинстве этих игр нет стратегий монетизации, которыми реальный игрок мог бы воспользоваться с точки зрения денежной выгоды, это не вознаграждает их за потраченное время или деньги. об игре, что подтолкнуло разработчиков к идее NFT-гейминга.

    Игры NFT — это игры на основе блокчейна, которые обычно поставляются с уникальными и ценными цифровыми предметами коллекционирования.Эти предметы коллекционирования обычно являются внутриигровыми активами, которые присуждаются игрокам за выполнение заданий или рейтинг в любой из списков лидеров игр. Подумайте о крутых мечах, питомцах, кусочке земли, о чем угодно.

    В вашей типичной мобильной игре всю прибыль получают сами компании, однако с помощью NFT мы стремимся изменить эту практику. Применяя подход «Играй, чтобы заработать», наши игроки будут владеть всеми NFT, которые они приобрели в игре, и они смогут делать с этими предметами все, что захотят.

    Это, в свою очередь, означает, что у наших игроков будет денежный стимул продолжать играть в игру, а не только хороший игровой дизайн.

    Хотя уже существует успешный рынок игр NFT, мы убеждены, что многие из них существуют только благодаря фактору новизны. Плохой геймплей, отсутствие контента, отсутствие социального взаимодействия делают игру раздражающей, и они, как правило, очень быстро стареют. Что мы собираемся сделать, так это сначала разработать отличную игру, а затем добавить уникальные и классные предметы коллекционирования для всех восторженных фанатов, которые хотят их получить.

    Людям нравятся игры NFT, и это отчасти потому, что они зарабатывают доллары, пока они на них. Forest Knight хочет предложить невероятную систему «играй, чтобы заработать», которая не обязательно требует больших начальных депозитов. С помощью линейного прогресса и хороших игровых режимов мы хотим сделать гринд как можно более приятным, чтобы зарабатывание денег стало «побочным продуктом» простого удовольствия от игры и доведения ее до предела. Мы стремимся обеспечить эту ценность с помощью предметов коллекционирования NFT, таких как различные аксессуары, доспехи, оружие, домашние животные, продажа земли и т. д.

    Когда игры NFT были впервые представлены, люди были разочарованы перспективой играть в них много и зарабатывать хорошие деньги, потому что большинство популярных NFT требовало больших первоначальных инвестиций. Внося минимальную сумму, игроки получают доступ к функциям «играй, чтобы заработать», которые обычно оказываются просто талисманом плохого игрового дизайна в качестве новинки из-за того, что ты зарабатываешь деньги.

    Forest Knight хочет, чтобы его игроки начали играть в потрясающую пошаговую стратегическую игру, не платя ни копейки.Мы хотим, чтобы наши F2P-игроки чувствовали себя как дома, а разработка выигрышной стратегии означает, что вы сможете занять более высокое место в рейтинге, заработать лучшее снаряжение и сражаться с игроками, которые решили инвестировать в игру, а не вытачивать ее. У игроков будет несколько вариантов получения предметов и предметов коллекционирования, таких как:

    1. Арена:

    Что касается игр NFT, игровой процесс не является основным направлением. Forest Knight хотел создать игру, в которой игроки вознаграждаются за их навыки, а не за потраченное время.Арена — именно то место, где можно сделать именно это. Геймплей довольно прост. Вы будете сражаться лицом к лицу с игроками с таким же рейтингом и будете соревноваться за победу. Победители занимают более высокое положение в списках лидеров, а это означает лучшие награды.

    2. Режим приключений

    Для наших PvE-игроков, которым нравится проходить миссии, мы предлагаем режим приключений. После того, как вы пережили ужасную битву и оказались в Хронвилле, ваша задача как Лесного Рыцаря состоит в том, чтобы продвигаться по шести различным регионам с конечной целью — сразиться и убить Мастера Скелетов.

    3. Гильдии и войны гильдий

    Объединитесь с рыцарями-единомышленниками, чтобы сформировать свою гильдию и сражаться с другими, чтобы раз и навсегда доказать, какая гильдия является величайшей гильдией в городе Кронвиль. Гильдии и их члены получат солидную компенсацию за свои усилия по восхождению в списках лидеров с уникальными наградами и значительными улучшениями.

    4. Слияние

    Объединяйте свои предметы NFT и создавайте мощные, уникальные и редкие предметы, которые помогут вам масштабироваться, сражаться с лучшими монстрами и поднимать свой ранг на арене выше по сравнению с другими игроками.Или просто создайте мощные NFT, чтобы похвастаться перед друзьями.

    Мы хотим, чтобы наша практика стала отраслевым стандартом. Цель состоит в том, чтобы создать красивую, вечнозеленую игру, а не просто безвкусную игру, которая полагается на незнакомость и новизну, чтобы продать себя. Что касается особенностей игрового процесса, наша дорожная карта уже составлена, и мы планируем создать одну из лучших мобильных игр NFT.

    Игра все еще находится в раннем доступе, и в ней ожидается развитие многих функций, упомянутых здесь.Тем не менее, это то, что наши игроки должны ожидать от Forest Knight в ближайшие месяцы и годы. Мы хотим расти вместе с нашим сообществом и помогать им. Мы планируем дать нашим игрокам игру, в которую они могут играть с удовольствием и в которую они захотят возвращаться каждый день, а также давать им эксклюзивные NFT, мощные и крутые предметы и, возможно, зарабатывать им немалые деньги, пока они в ней участвуют.

    Если вы еще этого не сделали, присоединяйтесь к нашим сообществам Telegram и Discord, а также следите за нами в Twitter и Facebook, чтобы быть в курсе наших достижений.

    Если вы еще не пробовали нашу игру, не стесняйтесь попробовать наш ранний доступ

    До встречи на полях сражений!

    Команда Лесных Рыцарей

    Сохранение леса – Выращивание денег из деревьев | События Рейтер

    Политики, защитники природы и инвесторы размышляют о силе рынков для спасения мировых лесов. А вот местные лесные сообщества могли остаться позади

     

    Политики, защитники природы и инвесторы размышляют о силе рынков для спасения мировых лесов.А вот местные лесные сообщества могли остаться позади

    Глубоко в Амазонке ученые усердно работают. Они не заняты каталогизацией подвидов грибов или анализом целебных свойств тропической флоры, и их результаты, скорее всего, будут опубликованы в Business Week, а не в National Geographic.

    Их внимание занимает то, как превратить тропические леса в деньги. Точнее, как придать ценность деревьям, чтобы они стоили больше, чем срубленные на древесину.

    В заповеднике Джума в бразильском штате Амазонас защитники природы нашли то, что они считают решением.Идея: подсчитать, сколько деревьев находится под угрозой вырубки, определить ценность леса как древесины или сельскохозяйственных угодий и разработать финансовый инструмент, соответствующий или превышающий эту стоимость.

    В случае с Заповедником Джума цифры впечатляют. По оценкам Фонда устойчивого развития Амазонас (ASF), который управляет заповедником, две трети из 590 000 гектаров девственных тропических лесов находятся под угрозой уничтожения. Основными виновниками являются вырубка леса, как легальная, так и незаконная, а также расширение сельскохозяйственных угодий.

    Денежные средства, которые компенсируют отсутствие сокращения резерва, поступают из трех источников. Некоммерческая организация ASF внесла первоначальную сумму, которая не разглашается. Общий фонд ASF составляет 40 млн (бразильских) реалов (12 млн фунтов стерлингов) благодаря пожертвованиям правительства провинции и Bradesco Bank, крупнейшего частного банка Бразилии. Фонд разделен между 33 аналогичными единицами сохранения.

    Во-вторых, Marriott International внесла 2 миллиона реалов (625 000 фунтов стерлингов). В конце 2008 года многонациональная гостиничная сеть также начала предлагать своим гостям возможность компенсировать свои выбросы за 4 реалов (около 1 фунта стерлингов).25) ночь. Эти пожертвования идут прямо в заповедник Джума.

    Третий столп модели финансирования инициативы более амбициозен. Он заключается в сохранении углерода, хранящегося в резерве в Амазонасе, что, по оценкам, составляет 3,6 млн тонн выбросов углекислого газа в течение следующих восьми лет. Ожидается, что к 2050 году это число увеличится примерно до 190 млн тонн.

    Заимствуя существующие модели торговли выбросами углерода, ASF намеревается предлагать углеродные кредиты за выбросы CO 2 , которых удалось избежать, не вырубая леса в заповеднике.Стратегия далеко не безопасна. Пока что углеродные кредиты, полученные в результате предотвращения вырубки лесов, не могут быть куплены или проданы на официальном углеродном рынке.

    ASF и ее партнеры делают ставку на эти изменения. Организация Объединенных Наций уже утвердила методологию одного рыночного механизма предотвращения обезлесения под названием Redd, или Сокращение выбросов в результате обезлесения и деградации. Это шаг, который профессор Вирхилио Виана, генеральный директор ASF, называет «решающим» для интеграции лесного углерода в смягчение последствий изменения климата.

    Политики на декабрьских переговорах по изменению климата под эгидой ООН в Познани, Польша, выразили надежду, что эта мера будет принята на следующей конференции ООН, запланированной на декабрь этого года в Копенгагене. Если это произойдет, Редд может быть интегрирован в следующую фазу Киотского протокола после 2012 года.

    Головокружение

    Проект Джума — одна из десятков схем, разрабатываемых в настоящее время совместно с Реддом. Однако предложение, поддержанное ООН, не обладает монополией на рыночную охрану лесов.Распространяются рыночные схемы по спасению деревьев мира. Например, в рамках существующего Механизма чистого развития ООН углеродные кредиты могут предоставляться для проектов по облесению и лесовозобновлению.

    Список добровольных инициатив тоже длинный. Инициативы по сертификации устойчивых лесов, например инициативы, разработанные органами по устойчивому сельскому и лесному хозяйству, такими как Альянс тропических лесов и Лесной попечительский совет, уже давно приносят пользу хорошо управляемым лесам.Экотуризм – еще одно средство для достижения той же цели.

    Теперь сторонники рынка с энтузиазмом относятся к новому подходу: так называемым «экосистемным услугам». Опять же, логика проста. Леса обеспечивают ряд общественных экологических благ, от регулирования климата и улавливания углерода до поддержания биоразнообразия и сохранения водных ресурсов. Эти товары заслуживают полезности. Финансовые инструменты могут обеспечить такую ​​ценность, будь то торговые кредиты, облигации, обеспеченные лесом, зеленые кредиты или любые другие идеи, с которыми играют.

    «Неизбежно, что через 5-10 лет, если не раньше, у нас будут платежи за экосистемные услуги. Леса — это самое очевидное место для начала», — говорит Хилтон Мюррей-Филипсон, управляющий директор лондонского финансового бутика Canopy Capital.

    Canopy Capital уже привлекла шестизначные суммы инвестиций от 10 состоятельных лиц для поддержки схемы экосистемных услуг в Гайане. В настоящее время компания экспериментирует с различными идеями по монетизации услуг лесного заповедника Ивокрама площадью 371 000 гектаров в южноамериканской стране.

    В Мексике предсказание Мюррея-Филипсона уже становится реальностью. В рамках схемы ProArbol федеральное правительство платит землевладельцам за сохранение существующих лесов на основе их услуг по управлению водными ресурсами. Участники получают до 40 долларов за гектар леса в год. В настоящее время схема охватывает около 2 млн га.

    Тем временем на Борнео сиднейская инвестиционная компания New Forests создала «банковскую схему сохранения дикой природы» для защиты лесного заповедника Малуа площадью 34 000 га.Компания рассчитывает получить доход от 15% до 25%, продавая «кредиты биоразнообразия» на добровольном рынке.

    «Мы можем начать в понедельник утром. Все, что требуется, — это политическая воля», — говорит Мюррей-Филипсон, имея в виду развертывание рыночных схем сохранения лесов.

    В случае с Гайаной такая политическая воля уже существует. Президент страны Бхаррат Джагдео предложил поставить почти весь тропический лес Гуаяны под долгосрочную защиту. Есть только одно условие.Должны существовать правильные рыночные стимулы. «Правильно» в случае с Гайаной означает около 580 миллионов долларов в год, что эквивалентно прогнозируемой стоимости ее тропических лесов, если деревья будут вырублены, а земля использована для развития сельского хозяйства.

    Многосторонние доноры также присоединяются. Например, в июне прошлого года Всемирный банк учредил многомиллионный фонд для оказания помощи развивающимся странам в подготовке национальных стратегий сокращения масштабов обезлесения и деградации. Одним из проектов, предусмотренных в рамках программы партнерства банка по лесному углероду, является расширение эксперимента по «обмену долга на природу» в Панаме.Это позволит стране реструктурировать или сократить свои обязательства по внешнему долгу, используя часть поступлений в местной валюте для финансирования внутренних экологических проектов.

    Еще одна идея заключается в разработке продажи разрешений на вырубку лесов в Боливии. В рамках такой схемы участникам будут выдаваться разрешения на вырубку лесов, но у них будет стимул избегать вырубки лесов, поскольку они могут продавать неиспользованные разрешения на рынке — так же, как существующие схемы ограничения выбросов парниковых газов и торговли ими.

    Лаять не на то дерево?

    Инвесторы, возможно, с энтузиазмом относятся к идее сохранения лесов на рыночной основе, но воплотить теорию в реальность непросто.

    Критики быстро указывают, например, на методологические препятствия. При Редде, как вы определяете, какие деревья находятся под угрозой вырубки? Определив это, как можно получить точную цифру предотвращенных выбросов углерода? Экологи также возражают против выдачи кредитов на коммерческие плантации монокультурных деревьев (подпадающих под действие МЧР), которые, по их мнению, уничтожают местное биоразнообразие.

    Политика и принципы также играют свою роль. Многие страны с богатым биоразнообразием обеспокоены тем, что схемы кредитования лесного хозяйства приведут к тому, что они потеряют свой суверенитет на землю в пользу международных торговцев выбросами углерода в Нью-Йорке, Франкфурте или Лондоне. Другие противники возражают, что страны с высокими темпами обезлесения будут эффективно вознаграждены за сдерживание своих вредных привычек, в то время как те, которые вложили средства в сохранение своих лесов, по-прежнему не имеют права на получение кредитов в соответствии с Реддом.

    Если предположить, что все эти проблемы можно решить, остается вопрос получения прибыли.

    Саймон Коунсел, директор некоммерческой группы Rainforest Foundation UK, признает, что существуют возможности для «лучшей мобилизации» частных инвестиций в защиту лесов, но скептически относится к тому, что нынешние инициативы могут принести плоды.

    Основная проблема, по его словам, это бизнес-риск. Фонд тропических лесов недавно составил карту 21 страны с самой высокой плотностью тропических лесов по 10 стандартным показателям риска. Результат не был положительным. Большинство из них значительно опустились в глобальном рейтинге.

    «В теории эти механизмы великолепны, но когда дело доходит до дела, захочет ли кто-нибудь инвестировать в эти страны? В краткосрочной перспективе, вероятно, нет», — говорит Коунселл.

    Наряду с вопросами макроуправления, такими как институциональная стабильность, политическая свобода, кредитоспособность и верховенство закона, рыночные лесохозяйственные проекты страдают от проблем, связанных с сообществами.

    Землевладение часто повторяется общественными организациями. Например, только около 5% жителей тропических лесов Амазонки имеют право собственности на свою землю.Увидят ли они когда-нибудь прибыль от природоохранных схем на землях своих предков? Или правительства, которые утверждают, что представляют их интересы, прикарманят их себе?

    Рикардо Каррере, международный координатор уругвайской некоммерческой организации World Rainforest Network, настроен пессимистично в отношении ответов на подобные вопросы. «Если предложенные рыночные механизмы будут реализованы, коренные жители лесов почти наверняка увидят, что их права уменьшатся, а контроль над их землями исчезнет. В большинстве случаев их выселят, чтобы освободить место для компаний и крупных природоохранных НПО, которые будут владеть лесами и получать вырученные деньги», — предупреждает он.

    Эксперты опасаются, что рынок сохранения лесов может усилить конфликты из-за земли. В своем обзоре предложений Redd, опубликованном в ноябре 2008 года, организация Forests and the European Union Resource Network говорит: «Если финансирование Redd приведет к тому, что углерод, хранящийся в лесах, увеличит ценность земли, это может привести к спекуляции землей, захвату земли. и земельные конфликты, ведущие к дальнейшей маргинализации местных общин и коренных народов, а возникающие в результате давление и нестабильность подорвут успешную реализацию политики.

    Дискуссии в Познани, где была представлена ​​лишь горстка лесных народов, безусловно, не сулили ничего хорошего коренным народам. США, Новая Зеландия, Канада и Австралия настаивали на том, чтобы ссылки на Декларацию ООН о правах коренных народов были исключены из выводов Познани. Вызывает тревогу тот факт, что эти страны являются одними из самых заинтересованных в том, чтобы леса были включены в будущее соглашение по климату.

    Предвидя возможную маргинализацию лесных народов, 26 групп гражданского общества подписали соглашение в преддверии встречи в Познани.В заявлении Аккрского собрания подчеркивается, что местные общины должны быть «основными и прямыми бенефициарами» механизмов финансирования лесохозяйственной деятельности и что будущие проекты включают «минимальные стандарты для механизмов совместного использования выгод».

    В качестве дополнительной меры безопасности Каррере призывает правительства и разработчиков проектов вести прямые переговоры с лесными жителями на индивидуальной основе. Даже в этом случае он опасается, что внезапный приток денег может легко разрушить традиционные лесные общины.

    Он оставляет свои главные опасения за насильственный конфликт.Примеры богатых ресурсами, пострадавших от конфликтов стран, таких как Нигерия и Республика Конго, больше всего приходятся ему на ум. «Если на кону миллиарды долларов, то будет интерес получить эти деньги», — говорит он.

    Обращение к критикам

    Понятно, что разработчики проекта утверждают, что такие риски преувеличены. Они утверждают, что после того, как основные правила установлены, сохранение лесного хозяйства на рыночной основе должно представлять собой беспроигрышный вариант для инвесторов, местных сообществ и окружающей среды.

    «Сами сообщества будут внедрять механизмы сохранения, разработанные их странами. Таким образом, они будут теми, кто получит непосредственную выгоду от этой деятельности», — говорит Консуэло Эспиноса, старший специалист по лесам и изменению климата экологической некоммерческой сети Международного союза охраны природы.

    Признавая, что такие инициативы, как Redd, изначально «не будут идеальными», она утверждает, что улучшенное управление лесным хозяйством и широкие консультации с заинтересованными сторонами снизят риск негативного воздействия на местные сообщества.

    Центральное значение надлежащего управления — это то, что Абид Кармали, глобальный руководитель отдела выбросов углерода в Merrill Lynch, также подхватывает.

    В феврале прошлого года американский банк Кармали объявил об инновационной сделке по получению углеродных кредитов в лесу Улу Масен площадью 1,9 млн акров в индонезийской провинции Ачех. Merrill Lynch прогнозирует, что в случае успешного управления инициативой можно будет получить 100 млн тонн компенсации выбросов углерода за 30 лет.

    «С нашей точки зрения, мы будем участвовать в проекте, связанном с лесным хозяйством, только в том случае, если будут приняты соответствующие меры безопасности», — подчеркивает Кармали.

    Эти гарантии включают не только четкие руководящие принципы проекта, национальные базовые показатели и стимулы для инвестиций частного сектора, но и механизмы для полного участия заинтересованных сторон. Один из партнеров Merrill Lynch по проекту, Fauna & Flora International, работает с правительством провинции Ачех над созданием местного исполнительного совета. В правление войдут представители местных общин Улу Масена.

    Банк США предпринял и другие шаги. Например, прежде чем вложить хоть один доллар в проекты в Ачехе, компания провела «чрезвычайно тщательный и подробный» анализ рисков.Вторым предварительным условием для инвестиций была проверка проекта на соответствие стандарту Альянса по вопросам климата, сообщества и биоразнообразия.

    Межотраслевая партнерская организация CCBA внедряет набор добровольных стандартов, которые действуют как «кодекс поведения» для инвесторов в лесохозяйственные проекты. Критерии включают ряд вопросов, касающихся общества и прав человека. Утвержденные проекты, например, должны доказать, что районы, имеющие культурное, экономическое или религиозное значение, не пострадают.

    В качестве последней меры банк провел собеседование с представителями Fauna & Flora International, чтобы подтвердить пригодность группы для роли местного партнера по реализации. Имея значительный опыт работы в Ачехе, Fauna & Flora International теперь отвечает за разработку местных планов совместного использования выгод.

    Кармали признает, что даже при наличии обширных процедур по снижению рисков рыночные лесохозяйственные проекты остаются «намного более рискованными», чем другие инвестиции, связанные с выбросами углерода.Помимо очевидных политических, политических и проектных рисков, существует также угроза мошеннических спекулянтов, которых привлекают все новые возможности для бизнеса.

    «Неизбежно всегда будет элемент ковбоя. К сожалению, такова природа рынков капитала», — говорит он. Учитывая, что лесные углеродные кредиты еще не являются ликвидным классом активов, неэтичные действия недобросовестных операторов могут поставить под угрозу репутацию рынка еще до того, как он действительно начнется.

    Распределение выгод

    Лесной углерод и другие рыночные предложения будут вызывать споры в течение некоторого времени.На данный момент, однако, основные действующие лица объединяются, по крайней мере, для достижения общего консенсуса: успех любой схемы зависит от получения местными сообществами существенных выгод.

    На этапе открытия рынка большинство предлагаемых проектов обещают жителям леса часть будущей прибыли. Canopy Capital, например, выделяла 90% любой прибыли жителям Гайаны.

    «Мы должны получать доход, иначе мы не сможем выполнить основную миссию по привлечению капитала на сторону сохранения», — говорит Мюррей-Филипсон.«Но дело не в том, чтобы изображать из себя бандитов, что в любом случае было бы нежизнеспособным. Это просто взорвется у нас перед носом».

    Придумывая, как инвестировать такой беспрецедентный доход, возникает вопрос о местных возможностях. Согласно независимому обзору, проведенному по заказу правительства Великобритании в октябре прошлого года, «Изменение климата: финансирование глобальных лесов» Йохана Элиаша, в течение пяти лет потребуется потратить около 4 миллиардов долларов, чтобы подготовить власти тропических стран к эффективному управлению торговлей углеродом в лесах. при поддержке Управления по изменению климата.

    Многому можно научиться из существующих, более традиционных подходов к устойчивому лесопользованию. Например, Rainforest Alliance реализует специальную программу, направленную на повышение производительности и рыночных возможностей для местных сообществ, реализующих проверенные лесохозяйственные проекты. Программа «Деревья стоимостью 4 миллиона долларов» предоставляет техническую помощь в таких областях, как повышение эффективности обработки и производства, а также продукты с добавленной стоимостью и бизнес-планирование. На сегодняшний день более 80 сообществ воспользовались этой схемой, при этом уровень доходов увеличился в среднем на 40%.

    Поучительным также является пример работы организации «Флора и фауна» среди коренных общин лесов О’Сом на юго-западе Камбоджи. Работая вместе с национальной лесной администрацией, организация помогала местным сообществам составлять планы землепользования. С тех пор правительство утвердило срок пребывания общины в должности. Кроме того, возобновилась традиционная торговля диким кардамоном (лесными травами, используемыми в качестве специй), и в настоящее время система местных смотрителей патрулирует леса для предотвращения незаконных рубок.

    Такие примеры демонстрируют, как эффективную охрану лесов можно интегрировать в более широкую борьбу с бедностью, говорит Мартин Коллинз, исполнительный директор некоммерческого разработчика проектов ProNatura International.

    «При обычном цикле событий бедность привела к сокращению биоразнообразия по мере вырубки лесов, что ведет к неблагоприятному изменению климата. [Лесной] углерод дает возможность перевести этот негативный цикл в благотворный, позитивный цикл», — говорит Коллинз.

    Сап для инвесторов?

    Но купятся ли на это коммерческие инвесторы? Не все, точно.Даже те, у кого порог высокого риска, ждут, когда и появится ли в конечном итоге взаимозаменяемый углеродный инструмент.

    То же самое относится и к механизмам совместного использования выгод. Учитывая сложность и разнообразие текущих проектных предложений, универсальное решение нецелесообразно. Пока еще не существует руководящих принципов для гибкой системы, обеспечивающей обратную связь прибыли с устойчивым развитием сообщества.

    При наличии воображения ни одна из этих проблем не является непреодолимой. И воображение — это один из атрибутов, которыми в изобилии обладают сторонники рыночных решений.

    Пока никто не знает, какие рыночные схемы сохранения лесов могут сработать, а какие нет, признает Джон Нэш, эксперт Всемирного банка по изменению климата. Он подчеркивает, что важно то, что разработчики некоммерческих и коммерческих проектов стремятся воспользоваться рыночными возможностями.

    «Лучше пусть расцветает тысяча цветов, — говорит он, — даже если не все вырастут».

    Жители заповедника Джума, как и все, ждут внятного ответа.Лучше бы это не заставило себя долго ждать. Грузовики уже курсируют по трассе АМ-174, которая проходит вдоль их лесного массива. Чем дольше длится неопределенность, тем ближе вторгаются лесорубы.

    Сохранение страха

    Реакция на предложения по мобилизации частного капитала для сохранения лесов была разной.

    «Рыночный подход в основном принесет пользу инвесторам, брокерам и частным корпорациям, а не коренным народам и сообществам, зависящим от леса.”
    Заявление собрания Аккры, выпущенное 26 организациями гражданского общества, декабрь 2008 г.

    «Углеродные проекты в лесах обладают большим потенциалом для создания новых и улучшенных средств к существованию для многих беднейших людей в мире… Однако существуют также серьезные угрозы правам беднейших и наиболее уязвимых сообществ со стороны этих рынков».
    Чарльз Эрхарт, руководитель программы по изменению климата в Care International

    «Все участники переговоров заинтересованы в реализации этого [рыночного] варианта.Но те, на кого это повлияло, на самом деле не имеют права голоса. Это очень искажено… Компании прыгают первыми, покупая леса, которые, по их мнению, в будущем принесут им деньги за счет углеродных кредитов».
    Ронни Холл, координатор Глобальной лесной коалиции

    «Мы должны включить леса в наши стратегии по борьбе с изменением климата. Если мы этого не сделаем, мы можем столкнуться с кошмарным сценарием, циклом положительной обратной связи, в котором выбросы от обезлесения и деградации подпитывают глобальное потепление, что, в свою очередь, ускоряет потерю лесов.”
    Фрэнсис Сеймур, генеральный директор Центра международных исследований в области лесоводства

    «Если мертвые деревья ценятся больше, чем живые, экономически рациональным лицам, принимающим решения в странах с тропическими лесами, будет трудно сопротивляться заготовке древесины и преобразованию земли для другого продуктивного использования».
    Бхаррат Джагдео, президент Гайаны

    Леса и изменение климата

    • Деревья накапливают углекислый газ, забирая его из атмосферы, поскольку они преобразуют энергию света в химическую энергию.Вырубка лесов является третьим по величине источником выбросов углерода после использования ископаемого топлива и промышленных операций.
    • Общее содержание углерода в лесных экосистемах превышает сегодняшнее количество углерода в атмосфере.
    • Тропические леса содержат в среднем на 50% больше углерода на единицу площади, чем леса за пределами тропиков.
    • Глобальное обезлесение оценивалось в 13 млн га в год за 1990-2005 гг.
    • На вырубку лесов приходится 20% глобальных выбросов парниковых газов — больше, чем на транспортный сектор.
    • По данным Eliasch Review, глобальные затраты на сокращение вдвое вырубки лесов к 2020 году составят от 18 до 26 миллиардов долларов в год.

    Источник: ООН, ФАО, МГЭИК

    Фары

    В Мексике, , Conservation International работает с кофейным гигантом Starbucks над пятилетней программой по защите постоянных лесов. Инициатива, которая включает в себя инвестиции в размере 7,5 млн долларов в течение первых трех лет, будет включать обучение фермеров, занимающихся выращиванием кофе, по сохранению лесов и другого биоразнообразия вокруг их земель.CI надеется, что проект в конечном итоге принесет дополнительный доход за счет доступа к механизмам CDM или Redd.

    Еще в 1996 году Коста-Рика принял закон о лесах, признавший экосистемные услуги лесов и предоставивший правовую основу для продажи этих услуг владельцам лесных угодий. Землевладельцы получают субсидии из Национального фонда финансирования лесного хозяйства в зависимости от гидрологических услуг и защиты водоразделов, которые предлагают их леса. Проекты также имеют право на новое финансирование через МЧР для мероприятий по облесению и лесовозобновлению.

    Британский дилер по выбросам углерода Plan Vivo разработал механизм углеродного финансирования для пилотного проекта агролесоводства с участием около 300 мелких фермеров, выращивающих кофе в Мексике . В соответствии с критериями, установленными экологическим верификатором Rainforest Alliance , фермеры согласовывают план управления лесовосстановлением на своих участках. Доказанные совокупные сокращения выбросов углерода, полученные в рамках этой схемы, затем продаются покупателям с компенсационными целями, а доход возвращается фермерам через индивидуальные трастовые счета.«Существует признание того, что углерод в некоторых из этих проектов является суррогатом ряда других преимуществ, которые дает сохранение лесов в рамках проекта углеродного лесоводства», — говорит Джеффри Хейворд, старший менеджер по услугам в Rainforest Alliance.

    Бразильское агентство по устойчивому развитию сельских районов предлагает выплатить жителям региона Амазонки деньги и кредиты за помощь в сохранении тропических лесов. В рамках пилотной схемы до 4000 фермеров, владельцев ранчо и мелких лесорубов будут вознаграждены государственными средствами, специальными кредитами и гарантированным рынком для экологически устойчивых продуктов.

    Редд

    Система сокращения выбросов в результате обезлесения и деградации, вдохновленная Организацией Объединенных Наций, представляет собой рыночный механизм предотвращения обезлесения. Впервые он был включен в повестку дня одиннадцатой конференции сторон (КС) Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИКООН) в декабре 2005 г.

    Делегаты последней встречи COP в декабре 2008 года в Познани, Польша, перенесли обсуждение Redd на следующую встречу UNFCCC в конце 2009 года.В случае одобрения механизм Редда будет включен в следующую фазу Киотского протокола после 2012 года. Его продвигают в первую очередь три агентства ООН: ЮНЕП, ПРООН и ФАО. В июне 2008 года они создали мультидонорский траст, который позволяет донорам объединять ресурсы и обеспечивать финансирование проектов Redd на уровне страны.

    наличными — The Forest Wiki

    Наличные
    Наличные
    Описание

    Также известен как

    Деньги

    Добавлено в

    v0.01

    Тип изделия

    Товар

    Местоположение(я)

    Чемоданы и пещеры

    Получено через

    Сбор

    Расходные материалы

    Нет

    Хранение

    Нет
    Статистика

    Другие эффекты

    Используется для разведения огня

    Макс.Стек

    10 000

    Деньги — это материальный предмет, который можно найти в Лесу.

    Геймплей[]

    В настоящее время они используются для замены листьев при разведении и разведении костров. Их можно найти в чемоданах, внутри пещер и на земле вокруг лагерей каннибалов и других достопримечательностей.

    Их также можно получить, избивая висящие мертвые тела с помощью большинства видов оружия и инструментов.

    Мелочи[]

    • Наличные — все 100-долларовые банкноты, несмотря на их название.
    • Значок Cash отображается, когда вы используете торговый автомат, хотя он их не использует, вместо этого монеты используются при покупке газированных напитков и закусок.

    Галерея[]

    История обновлений[]

    Версия Изменения
    v0.70 Добавлен новый арт для собранных монет и денег в инвентаре.
    v0.62 Исправлено нажатие R при пожаре, когда в инвентаре не было ничего, кроме денег, из-за чего виджет постоянно вращался.
    v0.57 Добавлены деньги в качестве топлива для пожаров (ранее они возвращались к деньгам только при отсутствии листьев)
    v0.38 Удалены свободные газированные напитки и сборы денег из пещер, вместо этого они находятся на телах, под телами или в чемоданах / ящиках.
    v0.36 Исправлена ​​ошибка, из-за которой деньги иногда застревали при появлении из висящих тел.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.