Конкуренция статья: Статья 4. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе / КонсультантПлюс

Содержание

Особенности понятия недобросовестной конкуренции в РФ Текст научной статьи по специальности «Право»

ОСОБЕННОСТИ ПОНЯТИЯ НЕДОБРОСОВЕСТНОЙ КОНКУРЕНЦИИ

В РФ

Чиграй И.К. Email: [email protected]

Чиграй Иван Константинович — студент магистратуры, кафедра административного права, Российская академия народного хозяйства и государственной службы, при Президенте Российской федерации, г. Липецк

Аннотация: в статье анализируется конкурентное законодательство РФ. Основным объектом исследования является понятие свободы конкуренции и недобросовестной конкуренции. В статье рассмотрены и описаны основные виды недобросовестной конкуренции, ключевые понятия и методы противодействия. Кроме того, в статье обозначены цели и особенности закона о конкуренции и компетенции органов ФАС в вопросах защиты от недобросовестной конкуренции. В статье проанализированы перспективы будущего развития этой отрасли права в РФ.

Ключевые слова: конкуренция, недобросовестная конкуренция, законодательство о защите конкуренции, органы ФАС.

PECULIARITIES OF THE CONCEPT OF UNFAIR COMPETITION IN THE RUSSIAN FEDERATION Chigray I.K.

Chigray Ivan Konstantinovich — Graduate Student, DEPARTMENT OF ADMINISTRATIVE LAW, THE RUSSIAN PRESIDENTIAL ACADEMY OF NATIONAL ECONOMY AND PUBLIC ADMINISTRATION,

LIPETSK

Abstract: the article analyzes the competitive legislation of the Russian Federation. The main object of research is the concept of freedom of competition and unfair competition. The article considers and describes the main types of unfair competition, key concepts and methods of counteraction. In addition, the article outlines the goals and specifics of the competition law and the competence of FAS bodies in matters of protection against unfair competition. The article analyzes the prospects for the future development of this branch of law in the Russian Federation. Keywords: competition, unfair competition, competition law, FAS bodies.

УДК 342.951

Одной из основ конституционного строя Российской Федерации является единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности (статья 8 Конституции РФ). Данное положение Конституции гарантирует каждому участнику рыночных отношений возможность самостоятельной деятельности, вид и пределы которой определяет только он сам.

Для реализации указанного принципа ст. 34 Конституции РФ гарантирует право каждого свободно использовать свои способности и имущество в предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Следовательно, в России сформирована правовая основа, гарантирующая свободу экономической деятельности и невмешательство в нее государства.

Провозглашая экономическую и правовую свободу участников рыночных отношений, государство запрещает экономическую деятельность, направленную на недобросовестную конкуренцию (ч. 2 ст. 34 Конституции РФ).

Согласно ст. 4 Федерального закона от 26.07.2006 №135 -ФЗ «О защите конкуренции», недобросовестная конкуренция — это любые действия хозяйствующих субъектов, направленные на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности и противоречащие законодательству РФ, деловой этике, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Из данного понятия, приведенного в Законе можно выделить следующие признаки, которые являются обязательными для определения конкуренции как недобросовестной1.

1. Недобросовестная конкуренция — всегда действие. Даже при наличии возможных других признаков бездействие не может рассматриваться как недобросовестная конкуренция в отличие от монополистической деятельности.

2. Иным обязательным условием является ведение субъектами своей деятельности на одном товарном рынке, в одной сфере. Проще говоря, субъект, против которого направлены действия недобросовестной конкуренции, и субъект, осуществляющий данные действия, должны находиться в конкурентном положении между собой.

3. Квалифицирующим признаком недобросовестной конкуренции также является противоречие субъекта законодательству РФ, обычаю делового оборота, принципам добропорядочности, разумности, справедливости. Весьма субъективный подход к моральным качествам дает широкий простор для споров в сфере недобросовестной конкуренции.

4. И завершающим условием недобросовестной конкуренции является причинение убытков или нанесение вреда деловой репутации конкурента в результате правонарушения. Во многих случаях достаточно и возможного причинения вреда.

Противодействие недобросовестной конкуренции относится к конкурентному праву, которое регулирует общественные отношения в сфере конкурентных действий, включая государственное воздействие на субъекты этих отношений.

Предметом защиты от недобросовестной конкуренции является широкий круг отношений, складывающихся по поводу участия в конкурентной борьбе, а не только исключительные права. Недобросовестная конкуренция затрагивает субъективные гражданские права конкретных участников рыночных отношений, но не ограничивается ими. Негативные последствия недобросовестной конкуренции распространяются и на публичный порядок, и на конкретные гражданские права хозяйствующих субъектов, в том числе исключительные права2.

Правовыми основаниями для защиты антимонопольными органами интересов хозяйствующих субъектов от недобросовестной конкуренции являются пункт 2 статьи 11 ГК РФ, согласно которому допускается возможность защиты гражданских прав в административном порядке, и пункт 7 статьи 1252 ГК РФ, которым предусматривается, что «в случаях когда нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации признано в установленном порядке недобросовестной конкуренцией, защита нарушенного исключительного права может осуществляться как способами, предусмотренными настоящим кодексом, так и в соответствии с антимонопольным законодательством». Также положения Закона о конкуренции пресечение недобросовестной конкуренции относят к задачам антимонопольных органов и предоставляют антимонопольным органам соответствующие полномочия.

Компетентным и уполномоченным органом по защите прав субъектов конкурентных отношений в административном порядке в Российской Федерации является Федеральная антимонопольная служба России («ФАС России»). Решение, принятое ФАС России в административном порядке, не носит окончательного характера, и может быть обжаловано в суде. При этом, при разрешении споров стороны чаще обращаются к административно -процессуальной форме защиты (то есть, в ФАС России) в связи с минимальными издержками со стороны заявителя.

При выборе средств и методов защиты от недобросовестной конкуренции хозяйствующему субъекту следует внимательно проанализировать, с какой целью и каким образом осуществляются те или иные действия, можно ли применить меры их административного пресечения или следует обратиться в суд и т.п.

Подводя итог, отметим, что защита против недобросовестной конкуренции — важный шаг государственного обеспечения конкурентной среды.

Список литературы / References

1. Серебруев И.В. Правовая природа недобросовестной конкуренции: понятие, признаки,

формы // Бизнес, Менеджмент и Право, 2015. № 1. С. 146.

1 Серебруев И.В. Правовая природа недобросовестной конкуренции: понятие, признаки, формы // Бизнес, Менеджмент и Право, 2015. № 1. С. 146.

2 Цветкова М.В. Право на защиту от недобросовестной конкуренции // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук, 2010. N° 10. С. 246.

2. Цветкова М.В. Право на защиту от недобросовестной конкуренции // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук, 2010. № 10. С. 246.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ КОНКУРЕНТНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Чиграй И.К. Email: [email protected]

Чиграй Иван Константинович — студент магистратуры, кафедра административного права, Российская академия народного хозяйства и государственной службы, при Президенте Российской Федерации, г. Липецк

Аннотация: в статье анализируется конкурентное законодательство РФ. Основным объектом исследования является ответственность за нарушение конкурентного и антимонопольного законодательства. В статье рассмотрены и описаны основные виды ответственности за нарушение законодательства: административная, уголовная, гражданско-правовая и антимонопольная ответственность. Кроме того, в статье обозначены цели и особенности закона о конкуренции и компетенции органов ФАС. В статье проанализированы перспективы будущего развития этой отрасли права в РФ. Ключевые слова: конкуренция, антимонопольное законодательство, административная ответственность, уголовная ответственность, гражданско-правовая ответственность, антимонопольная ответственность, органы ФАС.

LIABILITY FOR VIOLATION OF COMPETITIVE LEGISLATION

Chigray I.K.

Chigray Ivan Konstantinovich — Graduate Student, DEPARTMENT OF ADMINISTRATIVE LAW, THE RUSSIAN PRESIDENTIAL ACADEMY OF NATIONAL ECONOMY AND PUBLIC ADMINISTRATION,

LIPETSK

Abstract: in the article competitive legislation of the Russian Federation is analyzed. The main subject of the study is responsibility for the violation of competition and antitrust laws. The article considers and describes the main types of liability for violation of the law: administrative, criminal, civil law and antimonopoly responsibility. In addition, the article outlines the goals and specifics of the law on competition and the competence of FAS bodies. The article analyzes the prospects for the future development of this branch of law in the Russian Federation.

Keywords: competition, antimonopoly legislation, administrative responsibility, criminal liability, civil liability, antimonopoly responsibility, FAS bodies.

УДК 34.037

Актуальность темы обусловлена недостаточной эффективностью защиты и недостаточным уровнем развития конкуренции в Российской Федерации.

Конкурентное и антимонопольное законодательство объединяет единая сфера — защита конкуренции, кроме того, они подчинены единой цели — обеспечения развития конкуренции. Таким образом, формой выражения конкурентных норм является законодательство, которое целесообразно назвать конкурентным законодательством. С правотворческих позиций нецелесообразно выделять конкурентное и антимонопольное законодательство, поскольку основным (главным) в законодательном регулировании соответствующих отношений является обеспечение конкуренции между хозяйствующими субъектами, предоставление им равной возможности в осуществлении хозяйственной деятельности. Антимонопольное регулирование не является главным, а играет подчиненную функцию, поэтому правовое регулирование этих отношений выражается в системе законодательных и иных нормативно правовых актов, которые в целом могут быть названы конкурентным законодательством.

Ответственность за нарушение антимонопольного законодательства включает в себя следующие виды:

дискредитация, введение в заблуждение, некорректное сравнение

Введение

С 5 января 2016 года вступит в силу ряд существенных изменений в Федеральный закон от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции, Закон), известных как «четвертый антимонопольный пакет»[1]. В числе поправок – замена действующей статьи 14 Закона о защите конкуренции, посвященной недобросовестной конкуренции, новой главой 2.1.

Идея расширить и конкретизировать антимонопольное законодательство в сфере недобросовестной конкуренции прорабатывалась уже давно. Еще весной 2014 года ФАС России разработала концепцию новой главы Закона о защите конкуренции, посвященной недобросовестной конкуренции[2]. Данная концепция учитывала зарубежную практику (в частности, практику Германии), а также накопившийся опыт судов и антимонопольных органов по применению статьи 14 Закона о защите конкуренции[3].

Основным направлением деятельности являлось установление в законе детальных запретов на различные по своей сущности недобросовестные действия хозяйствующих субъектов. Разделение и конкретизация составов были призваны в первую очередь упростить понимание запретов субъектами рынка.

Несмотря на то, что изначально поправки по недобросовестной конкуренции не входили в «четвертый антимонопольный пакет», они были включены туда в январе 2015 года после принятия «четвертого антимонопольного пакета» в первом чтении Государственной Думой РФ[4]. В результате длительных общественных обсуждений 5 октября 2015 года был принят Федеральный закон от 5 октября 2015 года № 275-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», включающий, в том числе поправки, посвященные недобросовестной конкуренции (далее – Поправки).

Новая глава 2.1 Закона о защите конкуренции содержит семь самостоятельных запретов на недобросовестную конкуренцию, а также указывает на открытость перечня форм недобросовестной конкуренции. Настоящий аналитический обзор посвящен рассмотрению трех отдельных составов недобросовестной конкуренции, выделенных в результате принятия Поправок: дискредитации, введению в заблуждение и некорректному сравнению, а также судебной практике, предшествовавшей внесению Поправок, и возможному эффекту принятых Поправок на правоприменительную практику.

1. Дискредитация

Дискредитация как форма недобросовестной конкуренции выделяется в отдельную статью 14.1 Закона о защите конкуренции. Данная статья, по сути, конкретизирует запрет, закрепленный в пункте 1 части 1 статьи 14 текущей редакции Закона.

В первую очередь необходимо отметить, что Поправками вводится новый для Закона о защите конкуренции термин «дискредитация» для обозначения действий по распространению ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту и (или) нанести ущерб его деловой репутации.

Кроме того, новая статья будет включать перечень конкретных действий, которыми можно нарушить данный запрет. Указанный перечень не является закрытым. Он был введен на основании обобщения существующей правоприменительной практики и указывает на наиболее типичные способы нарушения данного запрета.

Таким образом, для оценки потенциального эффекта внесенных изменений необходимо обратиться к конкретным примерам текущей судебной практики (краткое содержание приведенных примеров изложено в Таблице 1).

Пример 1: дело № А40-54340/14.

В указанном деле компания-продавец грилей-барбекю разместила на своем сайте информацию следующего содержания:

1) «На российском рынке грилей-барбекю сложилась ситуация, при которой существует огромное количество подделок под оригинальную продукцию из Финляндии»;

2) «Также существует ряд организаций, которые производят копии и реализуют их как российский товар. Однако, это тоже копии с финских оригиналов без надлежащего контроля качества, соблюдения технологического процесса и с использованием низкокачественных комплектующих»;

3) «Срок службы у этих грилей крайне низок, не более 1 года»;

4) «Остальные бренды на российском рынке, включая похожие по названию, являются либо выдумкой, либо подделкой».

При этом указанная информация сопровождалась фотографией товара конкурента с указанием на его товарный знак и словом «подделка».

Данные действия были признаны судом недобросовестной конкуренцией. Кроме того, конкуренту удалось добиться судебного решения об опровержении данной информации, а также возмещения убытков в виде упущенной выгоды[5].

Дело интересно тем, что нарушитель пытался доказать общий характер размещенной информации и отсутствие какой-либо связи данных сведений с продукцией конкурента. При этом суд апелляционной инстанции даже согласился с такой аргументацией, указав, что размещенная статья носит общий характер, а также субъективную оценку обстоятельств, которые невозможно оценить объективно.

Однако суд кассационной инстанции оценивал совокупность текстовой информации, размещенного фото, а также факта размещения товарного знака конкурента на сайте нарушителя. В результате совокупность указанных обстоятельств позволила установить нарушение и восстановить права истца.

Пример 2: дело № А51-34301/2014.

В данном деле компания, осуществляющая торговлю автотранспортными средствами южнокорейского производства, была признана нарушившей, в том числе пункт 1 части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции[6]. Поводом для этого послужила рассылка писем, содержащих информацию о незаконных действиях должностного лица конкурента по переоформлению автотехники на подконтрольную себе компанию без оплаты. Рассылка была осуществлена через третье лицо контрагентам конкурента.

Суд сослался на пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее – ППВС № 3) и указал, что под порочащими сведениями следует понимать не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждение о нарушении лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют деловую репутацию юридического лица. Таким образом, сведения, распространенные в письме, были признаны судами обеих инстанций порочащими деловую репутацию контрагента.

Суды также указали, что нарушитель получил преимущества при осуществлении предпринимательской деятельности. Это выразилось в увеличении собственной клиентской базы, укреплении собственной деловой репутации, дискредитации конкурента.

Пример 3: дело № А76-11426/2014.

В данном деле нарушитель – компания, осуществляющая деятельность по производству работ по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности, направила контрагенту конкурента уведомление о недостатках в системе противопожарной охраны. По форме уведомление было похоже на предписания, которые выдаются территориальными органами пожарного надзора.

Фактически данное уведомление дискредитировало конкурента, ответственного за установку и обслуживание противопожарных систем на объекте контрагента, которому было направлено такое уведомление.

При этом нарушитель, обжалуя решение антимонопольного органа, аргументировал это тем, что уведомление не содержит упоминания о контрагенте. Однако суды отклонили данный довод. Несмотря на отсутствие прямого указания на конкурента, информация явно ассоциируется с его деятельностью, т. к. именно он является лицом, обслуживающим противопожарные системы на объекте[7].

Таблица 1. Краткое содержание приведенных примеров по дискредитации

№ дела

Вид распространенных сведений

Форма распространения сведений

А40-54340/14

Сведения о том, что на российском рынке грилей-барбекю существует множество подделок, сопровождающиеся товарным знаком конкурента и фотографией его продукции

Статья на сайте, сопровождающаяся фотографией продукции конкурента

А51-34301/2014

Неподтвержденные сведения о незаконных действиях должностного лица конкурента по переоформлению автотехники на подконтрольную себе компанию без оплаты

Письма в адрес контрагентов конкурента

А76-11426/2014

Сведения о неработоспособности автоматических систем противопожарной защиты на объекте, обслуживаемом конкурентом

Уведомление о недостатках, выданное объекту, обслуживаемому конкурентом

На основании анализа судебной практики можно сделать вывод о предмете доказывания по подобным делам. Так, доказыванию подлежат следующие обстоятельства:

— сам факт распространения информации хозяйствующим субъектом в отношении товара конкурента, либо в отношении конкурента;

— недостоверность (ложность, неточность, искаженность) распространяемой информации. При этом под ложностью понимается полное несоответствие информации действительному положению дел. Неточность – это распространение информации о конкуренте не в полном объеме, что не позволяет получить исчерпывающе верное представление о факте или событии. Искаженность – интерпретация информации применительно к конкуренту, влекущая неверное, негативное восприятие ее потребителями[8];

— возможность причинения вреда (ущерба деловой репутации). При этом отсутствует необходимость доказывать, что такой вред в действительности был причинен, достаточно только потенциальной возможности наступления негативных последствий для конкурента в результате действий хозяйствующего субъекта.

Кроме того, судебная практика свидетельствует о том, что суды обычно проверяют, являются ли хозяйствующие субъекты конкурентами.

Также важно отметить, что бремя доказывания того, что распространенные сведения являются достоверными, лежит на распространителе (статья 152 Гражданского кодекса РФ). В связи с этим в отсутствие таких доказательств суды обычно презюмируют, что распространенные сведения порочащего характера являются ложными (см., например: дело № А51-34301/2014 (пример 2)).

Обобщая сказанное, можно отметить, что Поправки фактически отразили ситуацию, существующую в текущей правоприменительной практике. Даже сам термин «дискредитация» часто применяется судами при рассмотрении дел по пункту 1 части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции. Законодательное закрепление результатов такого обобщения потенциально может сделать практику более единообразной и предсказуемой, однако каких-либо принципиальных изменений фактически не произошло.

Из моментов, которые так и не нашли отражения в тексте новой статьи 14.1 Закона о защите конкуренции, можно отметить то, что норма приводит в качестве примера сведения именно о товаре конкурента, а не о самом конкуренте. В то же время, исходя из существующей практики, дискредитация часто осуществляется именно распространением сведений о самом конкуренте, а не о его продукции. Однако указанное упущение вряд ли может привести к каким-либо существенным последствиям для правоприменительной практики, так как перечень сведений является открытым и суды имеют возможность квалифицировать любые порочащие конкурента сведения как дискредитацию.

2. Введение в заблуждение

Второй формой недобросовестной конкуренции, выделенной Поправками в отдельную статью 14.2 Закона о защите конкуренции, является введение в заблуждение в отношении товара. В текущей редакции Закона аналогичный запрет содержится в пункте 2 части 1 статьи 14.

По сути, Поправки не изменяют существующий запрет, а только подробнее регулируют перечень характеристик, в отношении которых потребитель или контрагент может быть введен в заблуждение. В то же время данный перечень является открытым, поэтому правоприменители имеют возможность широко применять установленный запрет.

Важно отметить, что перечень характеристик, установленный в статье 14.2, идентичен такому же перечню, указанному в отношении статьи 14.1 Закона о защите конкуренции. Однако данные статьи имеют существенное различие. В отличие от статьи 14.1, которая запрещает распространять ложные сведения о конкуренте, либо о товаре конкурента, статья 14.2 устанавливает запрет на распространение недостоверной или неполной информации о собственном товаре. При этом статья 14.1 предполагает распространение негативной информации, цель которой – дискредитировать конкурента в глазах потребителя и вызвать отток потребителей. Статья 14.2 Закона, напротив, предполагает распространение информации позитивного характера о деятельности самого распространителя и/или его товара. Цель такой информации – привлечь больше потребителей.

Кроме того, по статье 14.1 Закона о защите конкуренции запрещенным действием является именно распространение информации, обладающей определенными характеристиками. В то же время статья 14.2 намного шире: введение в заблуждение может быть осуществлено не только распространением позитивной информации, но и иными способами, либо в иных формах.

При этом правоприменительная практика свидетельствует о том, что способы и формы введения в заблуждение могут носить самый разный характер (краткое содержание приведенных примеров изложено в Таблице 2).

Пример 1: дело № А64-3955/2014.

В данном деле аптека, осуществляющая реализацию лекарственных средств в розницу и не занимающаяся оптовой продажей лекарственных средств, в качестве фирменного наименования использовала ООО «Аптека оптовых цен № 1».

Территориальный антимонопольный орган и суды сошлись во мнении, что это создает у потребителей неверное впечатление о неприменении аптекой розничных надбавок к цене лекарств, тем самым привлекая наименее обеспеченных потребителей. При этом суды указали, что право лица на выбор фирменного наименования в данном случае не должно приводить к нарушению прав других лиц, введению их в заблуждение[9].

Данное дело также интересно тем, что для доказывания потенциального ущерба, который мог быть причинен конкурентам, антимонопольный орган провел лингвистическое исследование, опрос потребителей и хозяйствующих субъектов, работающих на рынке розничной реализации лекарственных средств. Кроме того, антимонопольный орган также провел сравнительный анализ розничных цен у нарушителя и ряда контрагентов для доказательства недостоверности информации, содержащейся в фирменном наименовании.

Пример 2: дело № А40-22114/13-130-217.

В указанном примере антимонопольный орган и суды нашли нарушение в действиях по вводу в оборот продукции (пресервов), этикетки которой были скопированы с аналогичной продукции конкурента (имелось аналогичное композиционное построение, в том числе его отдельные словесные и изобразительные элементы, использовалось идентичное цветовое решение отдельных словесных и изобразительных элементов, повторялись характерные оригинальные изобразительные элементы)[10].

В результате проведенного анализа суды сошлись во мнении, что похожий дизайн упаковки вводит потребителей в заблуждение в отношении производителя товара. При этом судом было принято во внимание заключение, подтверждающее, что потребители знают продукцию обеих компаний, продукция пострадавшего конкурента известна им больше, чем продукция нарушителя, а схожие этикетки действительно могут ввести в заблуждение.

Данное дело интересно тем, что, по сути, через запрет на введение потребителей в заблуждение были защищены права хозяйствующего субъекта на неохраняемые результаты интеллектуальной деятельности, а именно дизайн этикетки. Однако не все суды разделяют указанный подход. Например, в деле № А03-7569/2013 со схожими фактическими обстоятельствами выводы судов о наличии нарушения оказались отрицательными, в результате чего права конкурента на фирменный стиль не были защищены[11].

В связи с указанной проблемой важным нововведением Поправок является введение пункта 2 статьи 14.6 Закона о защите конкуренции о запрете на копирование или имитацию внешнего вида товара, способного вызвать смешение. Это означает, что после вступления в силу изменений действия, подобные рассмотренным в настоящем деле, будут квалифицироваться уже не по статье 14.2 о введении в заблуждение, а по пункту 2 статьи 14.6 Закона о защите конкуренции. При этом результат аналогичных дел станет более предсказуемым.

Пример 3: дело № А64-7012/2014.

В данном деле правоприменители усмотрели нарушение пункта 2 части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции в действиях победителя электронного аукциона на поставку медицинского оборудования[12]. Участник указал в заявке требуемые технические характеристики предлагаемого к поставке оборудования, однако фактически поставленная техника не соответствовала заявленным характеристикам.

Суды указали, что действиями по поставке товара, не соответствующего техническому заданию и заявке, хозяйствующий субъект изначально ввел в заблуждение заказчика. Кроме того, такой субъект получил конкурентное преимущество, так как был допущен к проведению торгов, признан победителем и с ним был заключен госконтракт.

Пример 4: дело № А42-6238/2013.

В указанном примере в качестве нарушения были квалифицированы действия хозяйствующего субъекта по указанию на упаковке товара недостоверных сведений о его составе, проставлению знака соответствия ГОСТ[13].

Хозяйствующий субъект-нарушитель осуществлял деятельность по продаже сливочного масла. Представителями общественных организаций были сделаны пробы продукции, по результатам которых оказалось, что сведения о составе и о соответствии продукции ГОСТу являются недостоверными.

Такие сведения были переданы в антимонопольный орган, который, в свою очередь, пришел к выводу о том, что недостоверная маркировка вводит потребителей в заблуждение относительно качества товара, тем самым потенциально ущемляя права конкурентов. С данными доводами согласились и суды, определив, что в результате указания недостоверных сведений о составе общество получило конкурентное преимущество, так как конкуренты лишаются возможности эффективно (с учетом более высоких затрат на производство нефальсифицированного товара) реализовывать свой товар.

Данное дело показывает, что запреты, посвященные недобросовестной конкуренции, могут применяться очень широко. При этом сами хозяйствующие субъекты имеют возможность проявлять инициативу и следить за поведением своих конкурентов.

Таблица 2. Краткое содержание приведенных примеров по введению в заблуждение

№ дела

Характеристика, в отношении которой есть введение в заблуждение

Форма
выражения

А64-3955/2014

Цена товара:

Указание аптекой, продающей лекарства в розницу, на применение оптовых цен их реализации

Фирменное наименование распространителя

А40-22114/13-130-217

Производитель продукции:

Введение в оборот товара, этикетка которого похожа на этикетку аналогичного товара конкурента

Дизайн этикетки товара

А64-7012/2014

Технические характеристики товара:

Поставка товара с техническими характеристиками, не совпадающими с заявленными

Заявка на участие в открытом аукционе в электронной форме

А42-6238/2013

Потребительские свойства и качество товара:

Указание на упаковке товара недостоверных сведений о его составе, наименовании, проставление знака соответствия ГОСТ

Маркировка на упаковке товара

Обобщая сказанное, можно отметить, что Поправки не меняют суть запрета на введение в заблуждение. В то же время ряд дел, которые раньше рассматривались по данному основанию, после вступления изменений в силу должны будут квалифицироваться по статье 14.6 Закона, посвященной недобросовестной конкуренции, связанной с созданием смешения. Это, в свою очередь, должно привести к единообразию судебной практики, а также обеспечению большей правовой защиты интересов хозяйствующих субъектов в отношении ряда неохраняемых результатов интеллектуальной деятельности (например, стиля упаковки, этикетки, фирменного стиля и т.д.).

Кроме того, важно отметить, что запрет на введение в заблуждение может применяться очень широко. Действия по введению в заблуждение могут быть совершены различными способами и выражаться в различных формах. Поэтому данное положение потенциально может быть использовано в качестве средства борьбы с недобросовестными конкурентами во множестве ситуаций.

3. Некорректное сравнение

Третья форма недобросовестной конкуренции, рассматриваемая в настоящем аналитическом обзоре, – некорректное сравнение. Она также не является новой для российского законодательства. В текущей редакции Закона о защите конкуренции данная форма закреплена в пункте 3 части 1 статьи 14. Поправками предусмотрено ее выделение в отдельную статью 14.3 Закона.

Поправки вносят несколько изменений. Во-первых, текст Закона дополнен указанием на возможность некорректного сравнения не только товаров конкурента, но и самого хозяйствующего субъекта – конкурента. Во-вторых, запрет дополнен примерами, когда сравнение должно считаться некорректным. Перечень примеров является открытым, однако он задает направление для правоприменения, а также правовую определенность для хозяйствующих субъектов.

Примеры, перечисленные в статье 14.3 Закона о защите конкуренции, появились в результате обобщения правоприменительной практики. В связи с этим рассмотрим несколько конкретных дел (краткое содержание приведенных примеров изложено в Таблице 3).

Пример 1: дело № А56-62995/2013.

В данном деле хозяйствующий субъект направил контрагенту конкурента письмо, содержание которого указывало на «неоптимальную» и «нестабильную» работу оборудования конкурента, а также на гарантии долгой и безотказной работы оборудования, предлагаемого распространителем.

Антимонопольный орган и суды сошлись во мнении, что данное действие надлежит квалифицировать как недобросовестную конкуренцию[14]. Антимонопольный орган при этом указал, что примененная форма сравнения предполагает принижение изделий конкурента, превозношение своих. Такое сравнение построено по формуле «мой товар лучше, чем аналогичный у конкурента», в связи с чем распространитель получает преимущества за счет использования репутации другого лица.

Необходимо также обратить внимание, что, помимо некорректного сравнения, суды также применили запрет на распространение ложных, неточных сведений об оборудовании конкурента (дискредитацию). Эти нормы часто применяются вместе, так как при некорректном сравнении, как правило, также распространяется негативная информация о конкуренте. При этом пока неясно, сохранится ли такая практика после вступления в силу Поправок, либо правоприменители будут разграничивать применение указанных статей.

Пример 2: дело № А32-41812/2013.

В этом примере хозяйствующий субъект разместил на Интернет-сайте и в региональной газете недостоверную и неподтвержденную информацию о деятельности конкурента, а также указал на то, что он является более надежным поставщиком, чем конкурент. Кроме того, размещенные статьи содержали сравнения конкурента с «рыбой-прилипалой» и «третьим-слабым звеном».

Данные действия были квалифицированы как нарушение двух запретов: на некорректное сравнение (пункт 3 части 1 статьи 14) и на распространение ложных сведений о конкуренте (пункт 1 части 1 статьи 14)[15]. В части некорректного сравнения суд указал, что, во-первых, отсутствует подтверждающая информация о том, что распространитель является более надежным контрагентом, чем его конкурент. Во-вторых, суд указал на то, что сравнительные выражения, использованные в статьях, в отношении субъектов гражданско-правовых отношений носят оскорбительный характер, поскольку имеют целью охарактеризовать общество как хозяйствующего субъекта, пользующегося результатами деятельности и материальными ресурсами иных лиц (в том числе потребителей), то есть необоснованно получающее прибыль.

Пример 3: дело № А67-4118/2014.

В данном деле компания разместила на сайте в сети Интернет статью, в которой описывались приборы конкурента, указывались их недостатки, а также было проведено сравнение с товаром распространителя такой информации.

В частности, были использованы такие формулировки: «наши специалисты отмечают низкий технический уровень разработки [прибора конкурента] и предполагают его низкую потенциальную надежность и эффективность применения, в связи с чем рекомендуем использовать проверенные временем и испытанные приборы…»; «все технические характеристики и функции обеспечиваются в выпускаемых нашим предприятием устройствах» и т.д.

Некорректность сравнения в данном случае была обусловлена, во-первых, тем, что распространитель не смог подтвердить достоверность сведений о технических недостатках товара контрагента, а также то, что его товар является лучшим по качеству.

Во-вторых, суды обратили внимание на то, что описание прибора контрагента имеет явно негативную окраску (например, при описании использовались такие фразы как «маленький уродец в кривой китайской мыльнице», «ничего, кроме смеха, вызвать не может» и т.д.). При этом в статье были развернуто описаны недостатки приборов конкурента, но ничего не было сказано про их достоинства.

В данном деле правоприменители также квалифицировали действия по двум пунктам статьи 14 Закона о защите конкуренции (пункт 1 и пункт 3)[16].

Таблица 3. Краткое содержание приведенных примеров по некорректному сравнению

№ дела

Способ некорректного сравнения

Форма
выражения

А56-62995/2013

В письме упоминается оборудование конкурента в сочетании со словом «неоптимальное», что противопоставляется оборудованию распространителя

Письмо контрагенту конкурента

А32-41812/2013

Указание на то, что компания-распространитель является более надежным поставщиком, сравнение с «рыбой-прилипалой» и «третьим, слабым звеном»

Статьи в сети Интернет и в региональной газете

А67-4118/2014

Описание приборов конкурента с указанием на их недостатки и их сравнение с аналогичными приборами распространителя

Статья на сайте в сети Интернет

Говоря о применении нормы о некорректном сравнении как по текущему, так и по новому законодательству, необходимо отметить, чем данные нормы отличаются от аналогичных положений Федерального закона от 13 марта 2006 года № 38-ФЗ «О рекламе» (далее – Закон о рекламе).

Данное разграничение актуально для всех рассмотренных форм недобросовестной конкуренции, однако на практике чаще всего сложности возникают именно с недобросовестной конкуренцией в форме некорректного сравнения, так как обычно некорректные сравнения содержатся именно в рекламе, а не в каких-либо иных источниках.

Разъяснения по поводу разграничения законодательства о рекламе и законодательства о недобросовестной конкуренции были даны Пленумом Высшего Арбитражного Суда (далее – ВАС РФ) и ФАС России.

В соответствии с пунктом 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 8 октября 2012 года № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами ФЗ «О рекламе» при выборе норм, подлежащих применению в конкретной ситуации, необходимо исходить из того, что если ложные, неточные или искаженные сведения, а также иная информация, распространение которой отвечает признакам недобросовестной конкуренции, содержатся в рекламе, то применяется административная ответственность, установленная за нарушение законодательства о рекламе (статья 14.3 КоАП РФ), а не ответственность за недобросовестную конкуренцию (статья 14.33 КоАП РФ).

Если же информация, распространение которой отвечает признакам недобросовестной конкуренции, распространяется не только посредством рекламы, но и другим способом (например, на этикетках товара, в переписке с контрагентами по договорам), лицо подлежит привлечению к административной ответственности на основании статьи 14.33 КоАП РФ.

ФАС России придерживается аналогичной позиции по данному вопросу. В Информационном письме № АК/25319/14 от 25 июня 2014 года «О соотношении норм Федерального закона «О рекламе» и статьи 14 Федерального закона «О защите конкуренции» ФАС России указала, что, если информация, которая содержит не соответствующие действительности сведения, введение потребителей в заблуждение, некорректное сравнение, распространяется исключительно в рекламе, такая информация подлежит оценке на предмет соответствия законодательству о рекламе, если указанная информация распространяется как в рекламе, так и иными способами при введении товара в оборот, такая информация подлежит оценке на предмет соответствия антимонопольному законодательству (в части недобросовестной конкуренции).

Таким образом, основным различием между применением аналогичных положений Закона о защите конкуренции и Закона о рекламе является форма выражения, используемая недобросовестным конкурентом.

Однако, несмотря на существующие разъяснения, антимонопольные органы и суды иногда квалифицируют рекламу, содержащую некорректные сравнения, по нормам о недобросовестной конкуренции. Такие ошибки, как правило, связаны с неправильным определением формы выражения распространяемых сведений.

Например, в деле № А56-6829/2013 некорректное сравнение было выполнено обществом в виде сводной таблицы производителей и марок выпускаемых квадроциклов и мотовездеходов с указанием цен реализации. Сравнение каждой конкретной модели техники торговой марки распространителя осуществлялось с конкретными моделями техники иных производителей, в том числе конкурента, который подал жалобу, по единственному параметру – цене. При этом не учитывались технические характеристики сравниваемых моделей техники, влияющие на их стоимость.

В результате сравнения продукция конкурента оказывалась на последнем месте сравнительной таблицы, с указанием превышения над стоимостью «аналогичной» модели торговой марки распространителя, составлявшего от 24 до 62% (по разным моделям).

Данные действия были признаны антимонопольным органом недобросовестной конкуренцией в форме некорректного сравнения. Это решение не было обжаловано. Однако на стадии привлечения к административной ответственности нарушитель обжаловал соответствующее постановление антимонопольного органа о назначении штрафа в суде.

Суд, в свою очередь, указал, что признанная актом недобросовестной конкуренции информация адресована неопределенному кругу лиц (потенциальным потребителям), направлена на привлечение их внимания именно к продукции торговой марки распространителя как наиболее доступной по сравнению с иными и размещена в различных средствах массовой информации, таким образом, отвечает всем признакам рекламы, установленным статьей 3 Закона о рекламе. На этом основании постановление о привлечении нарушителя к административной ответственности было признано недействительным[17]. Аналогичные доводы содержатся и в иных судебных актах[18].

Рассмотренные примеры показывают, что неправильная квалификация правонарушения может привести к отмене постановлений об административной ответственности. Таким образом, право пострадавшего хозяйствующего субъекта остается незащищенным. Поэтому на стадии привлечения к административной ответственности особенно важно четко разделять понятия недобросовестной конкуренции и несоблюдения требований Закона о рекламе.

Обобщая сказанное, можно отметить, что суть запрета на некорректные сравнения изменилась не сильно, вместо этого были конкретизированы возможные способы совершения правонарушения.

Сложившаяся на сегодняшний момент практика указывает, что недобросовестная конкуренция в форме некорректного сравнения обычно вменяется вместе с недобросовестной конкуренцией в форме распространения ложных, неточных сведений о товаре конкурента, либо о конкуренте. При этом нельзя точно сказать, сохранится ли такой подход в отношении данных составов, когда они будут выделены в отдельные статьи. Логично полагать, что ответ будет положительным, так как по своей сути данные запреты остаются аналогичными установленным в текущей редакции Закона.

Кроме того, на данный момент отсутствует четкое понимание, поможет ли введение отдельной статьи о некорректном сравнении и перечисление в ней конкретных примеров разграничению ответственности за недобросовестную конкуренцию и недобросовестную рекламу. Исходя из того, что большинство примеров, приведенных в новой статье, на практике чаще всего встречаются именно в форме рекламы, существует вероятность сохранения противоречивой судебной практики в отношении того, какую форму выражения информации надлежит квалифицировать как рекламу, а какую – как недобросовестную конкуренцию.

Общие выводы

Изменения в регулирование недобросовестной конкуренции, вводимые Поправками, в целом не несут в себе каких-либо принципиальных нововведений, так как они были разработаны на основании сложившейся административной и судебной практики. Основной целью Поправок является конкретизация общих положений статьи 14 Закона о защите конкуренции и, как следствие, упрощение их понимания и применения.

В то же время благодаря проведенной детализации запретов на недобросовестную конкуренцию практика их применения должна стать более единообразной и предсказуемой. Кроме того, Поправки снимают ряд спорных вопросов, существовавших ранее в правоприменительной практике (например, вопрос о возможности защиты прав на неохраняемые результаты интеллектуальной деятельности, такие как фирменный стиль и т.п.).


[1] Федеральный закон от 5 октября 2015 года № 275-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

[2] См. http://fas.gov.ru/fas-news/fas-news_35297.html.

[3] См. http://fas.gov.ru/fas-in-press/fas-in-press_38983.html.

[4] См. http://fas.gov.ru/fas-in-press/fas-in-press_40034.html; http://fas.gov.ru/fas-in-press/fas-in-press_40035.html.

[5] Определение Верховного Суда РФ от 21 июля 2015 года № 305-ЭС15-7351 по делу № А40-54340/2014.

[6] Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 07 мая 2015 года № 05АП-3104/2015 по делу № А51-34301/2014.

[7] Определение Верховного Суда РФ от 27 мая 2015 года № 309-КГ15-5490 по делу № А76-11426/2014.

[8] Презентация ФАС России «Актуальные вопросы законодательства в области защиты от недобросовестной конкуренции», Казань, 2015.

[9] Определение Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 года № 310-КГ15-6850 по делу № А64-3955/2014.

[10] Постановление ФАС Московского округа от 24 апреля 2014 года № Ф05-157/14 по делу № А40-22114/13-130-217.

[11] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 5 марта 2014 года по делу № А03-7569/2013.

[12] Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 8 сентября 2015 года № Ф10-2698/2015 по делу № А64-7012/2014.

[13] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 февраля 2015 года № Ф07-498/2015 по делу № А42-6238/2013.

[14] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 2 октября 2014 года по делу № А56-62995/2013.

[15] Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17 марта 2015 года № Ф08-1280/2015 по делу № А32-41812/2013.

[16] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 8 сентября 2015 года № 07АП-4518/2015 по делу № А67-4118/2014.

[17] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 сентября 2013 года по делу № А56-6829/2013.

[18] См., например, Постановление ФАС Уральского округа от 21 февраля 2013 года № Ф09-495/13 по делу № А60-50082/2011.

Борьба за внимание: нужна ли конкуренция некоммерческим организациям?

«Справедливость требует не тому отдать наибольшую научную славу, кто первый высказал известную истину, а тому, кто сумел убедить в ней других». Это цитата Дмитрия Ивановича Менделеева. Его наблюдение справедливо и сегодня, а еще оно универсально для любой общественной деятельности. Публичность не просто вынужденная необходимость и досадная побочная нагрузка. Убедительность и заметность — это главные области, в которых конкурируют некоммерческие организации.

Тут стоит задаться вопросом, а нужна ли вообще конкуренция в некоммерческой деятельности? На мой взгляд, ответ точно положительный. Но тут важно понимать функцию и форму конкурирования между НКО. Давайте ненадолго остановимся на этом.

Благотворительность не игра с «нулевой суммой»

Кажется, что самые заметные, «громкие» организации отбирают пожертвования у других, не менее полезных, но не таких заметных в информационном поле. Это не так. У доноров обычно нет жесткого бюджета, который они обязательно отдадут той или иной организации. У нас еще не так развита культура филантропии, чтобы говорить о борьбе за конкретный рубль. Если новая НКО убедит кого-то сделать пожертвование, с огромной вероятностью, оно просто добавится к списку донатов, никак не повлияв на другие. Получается, чем больше организаций, тем больше денег на благотворительность.

Конкуренция помогает развитию

Банально, но конкуренция — главный источник улучшений. Иногда возникает ощущение, что в конкуренции участвуют не сами фонды, а их благополучатели. То есть, условно, больные дети конкурируют с притесняемыми меньшинствами, а бездомные животные — с пожилыми людьми. Такая конкуренция выглядит сугубо неэтичной и отталкивает. Но на самом деле благополучатели, говоря экономическим языком, — это рынки, на которых конкурируют организации.

Фонд выбирает для себя специализацию и ищет способ собрать больше средств. Другие фонды делают это лучше или хуже. Рынок провоцирует повторять успешные шаги и выталкивает тех, кто не адаптируется. Для подопечных это не риск остаться без доноров, а возможность получить лучшего донора. Неприкосновенность приводит только к застою, в результате которого помощь со временем не становится лучше.

Борьба — стимул и источник вдохновения

Как правило, перед фондами стоят огромные, почти неподъемные задачи. Работа в благотворительности требует особого склада ума. Помочь всем невозможно. Каждое новое достижение почти незаметно на общем фоне. Такие условия неизбежно ведут к выгоранию. И тут, как ни удивительно, конкуренция становится инструментом поддержания боевого духа.

Борьба в публичном поле куда проще. Награды, упоминания, выигранные конкурсы — все это внушает надежду. Превращает бесконечный тяжелый труд почти в игру. Новые подписчики и жертвователи, публикации и упоминания важны для НКО, но не заставляют каждую секунду думать о том, что за ними стоит. Это просто цифры. Понятные задачи и понятное удовольствие от их успешного решения.

Теперь давайте попробуем разобраться, что можно сделать, чтобы выиграть в этой игре. И как сделать сам процесс игры наиболее конструктивным и приятным.

1. Определите правила

Невозможно сразу разобраться во всех аспектах коммуникации, а тем более настроить все коммуникационные процессы. К счастью, даже небольшие шаги ведут к положительным результатам. Главное, чтобы цели были точно определены, а результаты обозначены в цифрах. Постепенно расширяйте задачи. Осваивайте их постепенно, находите закономерности и связи. Привыкайте отслеживать показатели и главное, сделайте их понятными и знакомыми всем сотрудникам.

2. Определите стратегию

Не ставьте себе сразу неподъемные задачи, но и слишком скромные цели тоже не дадут заметных результатов или чувства удовлетворенности по мере их достижения. Попробуйте найти такие показатели, которые тяжело, но можно получить. Найдите несколько путей, как к ним прийти. Не вините себя за провалы, но запоминайте успехи и пробуйте их повторить, постепенно увеличивая требования. Поощряйте любую инициативу и нестандартные решения. Но, важнее всего, поощряйте регистрацию действий и результатов. Успех по непонятной причине значительно хуже, чем много проверенных опытом и обоснованных провалов. Пока вы становитесь лучше, время на вашей стороне.

3. Привлеките максимум ресурсов

Расширьте границы коммуникационных игр. Все сотрудники, партнеры, даже доноры могут стать игроками. Если игра увлекательная, в нее захотят играть. Пусть в нее играют ваши друзья и родственники. Чем больше людей, тем лучше. Нужно повышать ставки. Не экономьте на награде для лучших игроков. Найдите средства для воплощения необычных идей.

Пропорции уникальны, но правило 80/20 может стать точкой отсчета для разделения фондов. 80% бюджета тратится на проверенные, работающие коммуникационные инструменты; 20% — на награды, эксперименты и накопления опыта в провалах. Со временем распределение можно довести и до 50/50, отдача от риска может окупить любые провалы. А главное, даже интересные провалы можно превратить в успехи.

4. Подстраивайтесь

Помните, что правила игры меняются. Даже если вы нашли свою «золотую жилу», опасно забывать, что рано или поздно она себя исчерпает. Регулярно подводите итоги и следите за динамикой. Если какое-то решение все еще очень здорово работает, но с каждым месяцем оно чуть менее блистательно, — это важный сигнал.

«Забронзоветь» можно очень незаметно, также незаметно, как упустить возможность, которая совсем не казалась важной, пока все было хорошо. Всегда ищите победы в поражениях и всегда ищите слабости в успехах. Как по легенде было сказано на кольце царя Соломона, «и это пройдет». Учитесь и меняйтесь — лучшее решение для сохранения и закрепления успешной динамики.

5. Полюбите игру

Превратите коммуникацию в предмет гордости. Посвящайте ей корпоративы и собрания. Празднуйте успехи, чествуйте чемпионов. Сделайте поиск успешных решений частью вашей корпоративной культуры. Предельная открытость, отсутствие иерархии в контексте креативных стратегий, доверие опыту быстро меняют подход людей внутри структуры. Именно так создается истинное ощущение команды, так рождается любовь к своей организации и формируется желание стать ее адвокатом и амбассадором. В конечном итоге, именно так компании поднимаются по спирали развития.

Преступное ограничение конкуренции (часть 1 статьи 178 УК РФ): признаки объективной стороны : научное издание

Перевод названия: Criminal Restriction of Competition (Part 1 of Art. 178 of the Criminal Code of the Russian Federation): Objective Aspects

Тип публикации: статья из журнала

Год издания: 2017

Идентификатор DOI: 10.17150/2500-4255.2017.11(3).551-561

Ключевые слова: ограничение конкуренции, заключение ограничивающего конкуренцию соглашения, признаки картеля, хозяйствующий субъект — конкурент, запрещенность соглашения в соответствии с антимонопольным законодательством РФ, restricting competition, making an agreement that restricts competition, elements of a cartel, competing business, prohibition of an agreement by the antimonopoly legislation of the Russian Federation

Аннотация: Статья посвящена исследованию всех признаков объективной стороны ограничения конкуренции. Толкование именно этих признаков вызывает трудности, обусловленные изменением диспозиции ч. 1 ст. 178 УК РФ, ее бланкетным характером и сложностью антимонопольного законодательства, к которому необходимо обращаться и которое, в свою очередь, обновлено «четвертым антимонопольным пакетом». В целях исключения признания преступным ограничением конкуренции противоправных соглашений, не относящихся к картельным, либо слаженного взаимодействия хозяйствующих субъектов, внешне напоминающего картель, авторы исследуют все признаки самого́ картельного соглашения — соглашения, его сторон и последствий, к которым соглашение приводит или может привести. Именно эти последствия (для отграничения от последствий преступления, описанного в ч. 1 ст. 178 УК, авторы именуют их последствиями — признаками самого́ картеля) и описание сторон картеля позволяют распознать его среди других противоправных соглашений. Резюмируется, что корректировка ч. 1 ст. 178 УК и примечаний к данной статье привела к существенной декриминализации ограничения конкуренции, а новеллы в антимонопольном законодательстве — к его частичной криминализации. Учитывая признание законодателем картелей соглашениями, неизбежно влекущими ограничение конкуренции и, следовательно, безусловно запрещенными (per se), авторы анализируют обоснованность включения в объективную сторону преступления признаков запрещенности соглашения в соответствии с антимонопольным законодательством РФ и ограничения конкуренции. Эти признаки авторы в итоге признают необходимыми: они минимизируют риск признания картелем других противоправных соглашений либо признания преступным картеля, допустимого в порядке исключения. The paper researches all elements of the objective aspect of restricting competition. The interpretation of these elements presents some difficulties caused by the changes in the disposition of part 1, Art. 178 of the CC of the RF, its blanket character and the complexity of the antimonopoly legislation that was updated by the «fourth anti-monopoly package». The authors research all elements of a cartel agreement — the agreement, its sides and consequences to which it leads or might lead — to distinguish the unlawful restriction of competition from those illegal agreements that do not fall into the category of cartel agreements or from the coordinated activities of businesses that superficially resemble a cartel. These consequences (the authors call them consequences — elements of the cartel itself to differentiate them from the consequences of crime described in part 1 Art. 178 of the CC) and the description of the parties in a cartel make it possible to recognize it among other unlawful agreements. The authors conclude that amendments to part 1, Art. 178 of the CC and notes to this Article resulted in a considerable de-criminalization of restricting competition, while antimonopoly legislation novels lead to its partial criminalization. Taking into consideration the legislative recognition of cartels as agreements that unavoidably lead to restricting competition and are, thus, definitely prohibited (per se), the authors analyze the reasons why the objective aspects of crime include such elements as the prohibition of agreement in the antimonopoly legislation of the RF and the restriction of competition. In the end, the authors recognize that these elements are necessary as they minimize the risk of recognizing other unlawful agreements as cartels or criminalizing a cartel that is permissible as an exception.

Ссылки на полный текст

Управление имущественных отношений Алтайского края

  скачать в формате Word

Разъяснения ФАС России по применению статьи 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 06.12.2011 № 401-ФЗ) и Правил проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав в отношении государственного или муниципального имущества, утвержденных Приказом ФАС России от 10.02.2010 № 67 (с учетом изменений, внесенных Приказами ФАС России от 20.10.2011 № 732 и от 30.03.2012 № 203)

  1. Порядок заключения договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества
 
В соответствии со статьей 17.1 Федерального закона от  26.07.2006 № 135-ФЗ
«О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества (далее — договоры), может быть осуществлено только по результатам проведения торгов за исключением установленных в частях 1, 3.1 и 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции случаев.
Согласно части 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции в порядке, предусмотренном частью 1 указанной статьи, осуществляется заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении:
1) государственного или муниципального недвижимого имущества, которое принадлежит на праве хозяйственного ведения либо оперативного управления государственным или муниципальным унитарным предприятиям;
2) государственного или муниципального недвижимого имущества, закрепленного на праве оперативного управления за государственными или муниципальными автономными учреждениями;
3) государственного или муниципального имущества, которое принадлежит на праве оперативного управления государственным или муниципальным бюджетным и казенным учреждениям, государственным органам, органам местного самоуправления.
Таким образом, заключение любых договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, должно осуществляться в порядке, установленном статьей 17.1 Закона о защите конкуренции. При этом исключения, установленные частью 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, распространяются на заключение договоров в отношении государственного и муниципального имущества, указанного в части 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.
Случаи заключения договоров, предусматривающие в соответствии с положениями части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества без проведения торгов, не устанавливают безусловного права требовать от правообладателя заключение такого договора и не являются соответствующей обязанностью последнего.
При наличии двух и более претендентов на заключение договора в отношении одних и тех же объектов государственного или муниципального имущества без проведения торгов на основании исключений, предусмотренных частью 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, отказ таким заявителям в заключении договоров без конкурентных процедур и последующая передача указанного имущества на торгах не будет являться нарушением законных прав и интересов таких заявителей.
 
2. Дача собственником государственного или муниципального имущества согласия (задания) на заключение договоров в отношении государственного или муниципального имущества, закрепленного (принадлежащего) государственным и муниципальным предприятиям и учреждениям на праве хозяйственного ведения или оперативного управления
 
Статья 15 Закона о защите конкуренции устанавливает запрет на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов или организаций, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.
Передача государственного или муниципального имущества конкретному хозяйствующему субъекту без проведения торгов (конкурса, аукциона) создает для данного субъекта преимущественные условия в получении указанного имущества во временное владение и (или) пользование и препятствует доступу к государственному или муниципальному ресурсу неопределенного круга лиц, которые также могут иметь намерение приобрести вышеуказанные права в отношении государственного или муниципального имущества. Передача прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества государственными или муниципальными предприятиями или учреждениями на конкурсной основе, то есть путем проведения конкурса или аукциона, позволяет обеспечить равный доступ к государственному или муниципальному имуществу всех заинтересованных в приобретении прав владения и (или) пользования в отношении данного имущества лиц и препятствует ограничению, недопущению, устранению конкуренции.
Таким образом, дача собственником имущества согласия (задания) на передачу государственным или муниципальным предприятием или учреждением государственного или муниципального имущества, закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, целевым образом без проведения торгов может содержать признаки нарушения статьи 15 Закона о защите конкуренции.
Учитывая изложенное, собственник имущества, закрепленного за государственным или муниципальным предприятием или учреждением на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, должен принимать решение о даче согласия на передачу этого имущества с соблюдением требований Закона о защите конкуренции, в том числе с учетом необходимости проведения торгов при передаче прав на такое имущество.
 
3. Заключение договора с единственным участником торгов
В соответствии с пунктом 15 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции права владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества могут быть переданы без проведения торгов лицу, подавшему единственную заявку на участие в аукционе, в случае, если указанная заявка соответствует требованиям и условиям, предусмотренным документацией об аукционе, а также лицу, признанному единственным участником аукциона, на условиях и по цене, которые предусмотрены заявкой на участие в аукционе и документацией об аукционе, но по цене не менее начальной (минимальной) цены договора (лота), указанной в извещении о проведении аукциона. При этом для организатора торгов заключение предусмотренных настоящей частью договоров в этих случаях является обязательным.
Пунктами 101 (151) Правил проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав в отношении государственного или муниципального имущества, утвержденных Приказом ФАС России от 10.02.2010 № 67 (далее – Правила), предусмотрено, что в случае если торги признаны несостоявшимся по причине подачи единственной заявки на участие в торгах либо признания участником торгов только одного заявителя, с лицом, подавшим единственную заявку на участие в торгах, в случае, если указанная заявка соответствует требованиям и условиям, предусмотренным документацией о торгах, а также с лицом, признанным единственным участником торгов, организатор торгов обязан заключить договор на условиях и по цене, которые предусмотрены заявкой на участие в торгах и документацией о торгах, но по цене не менее начальной (минимальной) цены договора (лота), указанной в извещении о проведении торгов.
Также согласно пункту 28 Правил, размещение информации о проведении конкурсов или аукционов на официальном сайте торгов в соответствии с Правилами является публичной офертой, предусмотренной статьей 437 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).
В соответствии с пунктами 50 и 120 Правил заявка на участие в торгах подается в срок и по форме, которые установлены документацией о торгах. Подача заявки на участие в торгах является акцептом оферты в соответствии со статьей 438 ГК РФ.
В соответствии с частью 2 статьи 432 ГК РФ договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.
Таким образом, организатор торгов обязан заключить договор аренды государственного или муниципального имущества с единственным участником торгов, единственным заявителем (в случае соответствия заявки на участие в торгах, поданной единственным заявителем, требованиям, установленным документацией о торгах, в том числе требованиям к участникам торгов) на условиях, предусмотренных документацией о торгах.
 
4. Заключение договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом, с некоммерческими организациями
В соответствии со статьей 3 Закона о защите конкуренции действие указанного закона распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции.
В соответствии с пунктом 7 статьи 4 Закона о защите конкуренции конкуренция представляет собой соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.
Согласно с пункту 5 статьи 4 Закона о защите конкуренции под хозяйствующим субъектом понимается коммерческая организация, некоммерческая организация, осуществляющая деятельность, приносящую ей доход, индивидуальный предприниматель, иное физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющее профессиональную деятельность, приносящую доход, в соответствии с федеральными законами на основании государственной регистрации и (или) лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой организации.
Таким образом, действие статьи 17.1 Закона о защите конкуренции не распространяется на случаи, когда стороной по договору о передаче имущества, которая получает право владения и (или) пользования государственного или муниципального имущества, выступают некоммерческие организации, не осуществляющие деятельность, приносящую доход.
Следовательно, передача государственного или муниципального имущества некоммерческим организациям, не осуществляющим деятельность, приносящую доход, может осуществляться без проведения торгов и без предварительного согласования с антимонопольным органом.
Кроме того, в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции предоставление прав владения и (или) пользования государственным и муниципальным имуществом возможно без проведения торгов некоммерческим организациям, созданным в форме ассоциаций и союзов, религиозных и общественных организаций (объединений) (в том числе политическим партиям, общественным движениям, общественным фондам, общественным учреждениям, органам общественной самодеятельности, профессиональным союзам, их объединениям (ассоциациям), первичным профсоюзным организациям), объединений работодателей, товариществ собственников жилья, социально ориентированным некоммерческим организациям при условии осуществления ими деятельности, направленной на решение социальных проблем, развитие гражданского общества в Российской Федерации, а также других видов деятельности, предусмотренных статьей 31.1 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях».
Таким образом, передача государственного или муниципального имущества на основании пункта 4 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции может осуществляться вне зависимости от того, осуществляют ли указанные в данном пункте некоммерческие организации деятельность, приносящую доход, или нет.
 
5. Заключение договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом, с образовательными учреждениями
 
В соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров может быть осуществлено без проведения торгов при предоставлении прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущество образовательным учреждениям независимо от их организационно-правовых форм.
Согласно части 1 статьи 11.1 Закона Российской Федерации от 10.07.92
№ 3266-1 «Об образовании» (далее — Закон об образовании) государственные и негосударственные образовательные организации могут создаваться в организационно-правовых формах, предусмотренных гражданским законодательством Российской Федерации для некоммерческих организаций.
В соответствии со статьей 120 ГК РФ учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера.
При этом, согласно части 1 статьи 12 Закона об образовании образовательным является учреждение, осуществляющее образовательный процесс, то есть реализующее одну или несколько образовательных программ и (или) обеспечивающее содержание и воспитание обучающихся, воспитанников.
В соответствии с частями 2, 3 статьи 12 Закона об образовании образовательное учреждение является юридическим лицом и может быть государственным (федеральным или находящимся в ведении субъекта Российской Федерации), муниципальным, негосударственным (частным, учреждением общественных и религиозных организаций (объединений)). Действие законодательства Российской Федерации в области образования распространяется на все образовательные учреждения на территории Российской Федерации независимо от их организационно-правовых форм.
Исходя из статьи 1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», индивидуальный предприниматель не является юридическим лицом.
С учетом вышеизложенного, пункт 6 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции следует применять с учетом определений и норм, содержащихся в Законе об образовании.
Таким образом, передача государственного или муниципального имущества в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции может осуществляться только некоммерческим организациям, осуществляющим образовательную деятельность.
 
6. Предоставление прав владения и (или) пользования для размещения сетей связи
 
В соответствии с пунктом 7 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров для размещения сетей связи может быть осуществлено без проведения торгов.
Федеральный закон от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи» (далее – Закон о связи) определяет сеть связи как технологическую систему, включающую в себя средства и линии связи и предназначенную для электросвязи или почтовой связи.
Согласно пункту 28 статьи 2 Закона о связи под средствами связи понимаются технические и программные средства, используемые для формирования, приема, обработки, хранения, передачи, доставки сообщений электросвязи или почтовых отправлений, а также иные технические и программные средства, используемые при оказании услуг связи или обеспечении функционирования сетей связи, включая технические системы и устройства с измерительными функциями.
Следовательно, по смыслу статьи 2 Закона о связи, базовые станции сотовой связи и ретрансляторы являются средствами связи.
В соответствии с пунктом 7 статьи 2 Закона о связи, под линиями связи понимаются линии передачи, физические цепи и линейно-кабельные сооружения связи.
К линиям связи могут быть отнесены отдельные линии передачи, в том числе волоконно-оптические линии связи, используемые при оказании услуг связи.
 
7. Предоставление прав владения и (или) пользования на сети инженерно-технического обеспечения
 
Пункт 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции допускает возможность заключения договоров без проведения торгов с лицом, обладающим правами владения и (или) пользования сетью инженерно-технического обеспечения, в случае, если передаваемое имущество является частью соответствующей сети инженерно-технического обеспечения и данные часть сети и сеть являются технологически связанными в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности.
 
Согласно пункту 24 статьи 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации система коммунальной инфраструктуры — комплекс технологически связанных между собой объектов и инженерных сооружений, предназначенных для осуществления поставок товаров и оказания услуг в сферах электро-, газо-, тепло-, водоснабжения и водоотведения до точек подключения (технологического присоединения) к инженерным системам электро-, газо-, тепло-, водоснабжения и водоотведения объектов капитального строительства, а также объекты, используемые для утилизации, обезвреживания и захоронения твердых бытовых отходов.
Согласно пункту 2 Правил определения и предоставления технических условий подключения объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13.02.2006 № 83 (далее – Правила № 83), технологически связанные сети – это  принадлежащие на праве собственности или ином законном основании организациям сети инженерно-технического обеспечения, имеющие взаимные точки присоединения и участвующие в единой технологической системе тепло-, газо-, водоснабжения и водоотведения.
Вместе с тем, по мнению ФАС России, положения Градостроительного кодекса Российской Федерации (ст. 48), Федерального закона от 32.11.2009 № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ч. 1, 6, 9, 12 ст. 13), позволяют сделать вывод о том, что объекты электросетевого хозяйства (линии электропередачи, трансформаторные и иные подстанции, распределительные пункты и иное предназначенное для обеспечения электрических связей и осуществления передачи электрической энергии оборудование) относятся к сетям инженерно-технического обеспечения.
С учетом изложенного, понятие технологически связанных сетей, определенное в Правилах № 83, применимо и к электрическим сетям.
Следует отметить, что положения пункта 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции могут применяться только при обязательном соблюдении двух условий: участок сети инженерно-технического обеспечения, подлежащий передаче, должен являться частью соответствующей сети, которая находится во владении или пользовании у лица, претендующего на такой участок сети, и данные часть сети и сеть являются технологически связанными.
Примерами таких участков могут быть ранее являвшиеся бесхозными участки сетей инженерно-технического обеспечения, право собственности на которые зарегистрировано за тем или иным публично-правовым образованием, а также вновь построенные участки распределительных (внутриквартальных) сетей, принятые в государственную или муниципальную собственность в соответствии с рекомендациями Правил № 83.
Обращаем внимание, что действия органов власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных унитарных предприятий и иных обладателей имущественных прав по передаче без торгов лицу, обладающему правами владения и (или) пользования сетью инженерно-технического обеспечения, прав на участки сетей инженерно-технического обеспечения, технологически не связанных с данной сетью, будут являться нарушением статей 17.1 и 20 Закона о защите конкуренции, что влечет за собой последствия, установленные статьей 21 Закона о защите конкуренции, в том числе, возврат данного имущества.
Также признаки нарушения указанных статей Закона о защите конкуренции будут содержать действия по неоднократной последовательной передаче прав на участки сетей одному хозяйствующему субъекту без проведения торгов. Такие действия должны рассматриваться антимонопольным органом как взаимосвязанные сделки, имеющие своей целью передачу без торгов прав не на отдельные участки, а на всю сеть инженерно-технического обеспечения.
 
8. Предоставление государственного или муниципального имущества на срок не более чем тридцать календарных дней
 
В соответствии с пунктом 11 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом, в том числе договоров аренды, может быть осуществлено без проведения конкурсов или аукционов на право заключения этих договоров при предоставлении указанных прав на такое имущество на срок не более чем тридцать календарных дней в течение шести последовательных календарных месяцев (предоставление указанных прав на такое имущество одному лицу на совокупный срок более чем тридцать календарных дней в течение шести последовательных календарных месяцев без проведения конкурсов или аукционов запрещается).
Согласно статье 190 ГК РФ установленный законом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.
Статьей 17.1 Закона о защите конкуренции исчисление срока установлено в днях.
Таким образом, минимальным сроком предоставления прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом в соответствии с пунктом 11 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции является один день.
Согласно части 3 статьи 610 ГК РФ законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки договора для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества.
Договор аренды, заключенный на срок, превышающий установленный законом предельный срок, считается заключенным на срок, равный предельному.
Таким образом, договоры передачи прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, заключенные в соответствии с пунктом 11 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, не могут быть продлены на основании пункта 2 статьи 621 ГК РФ, а также части 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.
 
9. Предоставление прав владения и (или) пользования частью или частями помещения, здания, строения или сооружения
 
Согласно пункту 14 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом, может быть осуществлено без проведения торгов в случае предоставления имущества, которое является частью или частями помещения, здания, строения или сооружения, если его общая площадь составляет не более чем двадцать квадратных метров и не превышает десять процентов площади соответствующего помещения, здания, строения или сооружения, права на которые принадлежат лицу, передающему такое имущество.
При этом вышеуказанное ограничение по площади имущества, права на которое могут быть переданы без проведения конкурса или аукциона, — десять процентов от площади находящегося у правообладателя помещения, здания, строения или сооружения, но не более двадцати квадратных метров — относится ко всем договорам, заключаемым правообладателем без проведения торгов, в отношении каждого здания (строения, сооружения, помещения) в совокупности.
Если общая площадь всех частей помещения, здания, строения или сооружения, передаваемых во владение и (или) пользование третьим лицам, превышает 20 квадратных метров или десять процентов от общей площади помещения, здания, строения или сооружения, то предоставление прав в отношении части или частей помещения, здания, строения или сооружения третьим лицам осуществляется в соответствии с частями 1, 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.
При определении планируемой к передаче на основании пункта 14 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции площади государственного или муниципального имущества, площадь частей помещения, здания, строения или сооружения, права владения и (или) пользования в отношении которых переданы до вступления в силу статьи 17.1 Закона о защите конкуренции или на основании иных исключений, предусмотренных частью 1 указанной статьи, не учитываются.
 
10. Предоставление прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества в рамках исполнения государственного или муниципального контракта.
 
Согласно пункту 10 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции права владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества могут быть предоставлены без торгов лицу, с которым заключен государственный или муниципальный контракт по результатам конкурса или аукциона, проведенных в соответствии с Федеральным законом  от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о размещении заказов), если предоставление указанных прав было предусмотрено конкурсной документацией, документацией об аукционе для целей исполнения этого муниципального контракта. Срок предоставления указанных прав на такое имущество не может превышать срок исполнения муниципального контракта.
В соответствии с частью 1 статьи 9 Закона о размещении заказов под государственным или муниципальным контрактом понимается договор, заключенный заказчиком от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в целях обеспечения государственных или муниципальных нужд. Под гражданско-правовым договором бюджетного учреждения на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг понимается договор, заключаемый от имени бюджетного учреждения.
Таким образом, пунктом 10 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции не предусмотрена возможность предоставления соответствующих прав без торгов лицу, с которым в соответствии с Законом о размещении заказов заключен гражданско-правовой договор.
Также положения пункта 10 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции не распространяются на передачу прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества лицу, с которым заключен договор в соответствии с положениями Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».
Согласно части 3 статьи 610 ГК РФ законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки договора для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества.
Договор аренды, заключенный на срок, превышающий установленный законом предельный срок, считается заключенным на срок, равный предельному.
Таким образом, договоры передачи прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, заключенные в соответствии с пунктом 10 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, не могут быть продлены на основании пункта 2 статьи 621 ГК РФ, а также части 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.
 
 
11. Заключение договора субаренды
 
В соответствии с пунктом 16 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции лицом, которому права владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества предоставлены по результатам проведения торгов или в случае, если такие торги признаны несостоявшимися, либо в случае, если указанные права предоставлены на основании государственного или муниципального контракта или на основании пункта 1 указанной части, передача указанного имущества в субаренду может осуществляться без проведения торгов.
Согласно статье 615 ГК РФ к договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.
Таким образом, в случае, если не соблюдаются требования пункта 16 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, передача государственного или муниципального имущества в субаренду осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 17.1 Закона о защите конкуренции.
Законом о защите конкуренции ограничений площади государственного или муниципального имущества, передаваемого при соблюдении условий пункта 16 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, не установлено.
 
12. Срок подписания договора, заключенного по результатам торгов
 
Согласно части 7 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции не допускается заключение договоров, указанных в частях 1 и 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, ранее чем через десять дней со дня размещения информации о результатах конкурса или аукциона на официальном сайте торгов. Соответствующее требование также содержится в подпункте 14 пунктов 40 (114) Правил.
Договор, заключенный ранее указанного срока, будет являться ничтожным, как несоответствующий требованиям закона (статья 168 ГК РФ).
 
13. Предоставление государственного или муниципального имущества взамен недвижимого имущества, права в отношении которого прекращаются в связи со сносом или с реконструкцией здания, строения, сооружения.
 
В соответствии с пунктом 12 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования государственным или муниципальным имуществом, может быть осуществлено без проведения торгов в случае предоставления взамен недвижимого имущества, права в отношении которого прекращаются в связи со сносом или с реконструкцией здания, строения, сооружения, которыми или частью которых является такое недвижимое имущество, либо в связи с предоставлением прав на такое недвижимое имущество государственным или муниципальным образовательным учреждениям, медицинским учреждениям.
При этом недвижимое имущество, права на которое предоставляются, должно быть равнозначным ранее имевшемуся недвижимому имуществу по месту расположения, площади и определяемой в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность, стоимости.
Согласно Условиям, при которых недвижимое имущество признается равнозначным ранее имевшемуся недвижимому имуществу, утвержденным приказом ФАС России от 18.09.2009 № 621 (с изменениями от 24.01.2013) (далее – Условия):
  1. Предоставляемое недвижимое имущество должно н Согласно пункту 24 статьи 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации система коммунальной инфраструктуры — комплекс технологически связанных между собой объектов и инженерных сооружений, предназначенных для осуществления поставок товаров и оказания услуг в сферах электро-, газо-, тепло-, водоснабжения и водоотведения до точек подключения (технологического присоединения) к инженерным системам электро-, газо-, тепло-, водоснабжения и водоотведения объектов капитального строительства, а также объекты, используемые для утилизации, обезвреживания и захоронения твердых бытовых отходов /.аходиться в границах того же сельского населенного пункта, поселка, внутригородской территории города федерального значения, района (при делении города на районы), города без районного деления, где находится ранее имеющееся недвижимое имущество;
  2. Общая площадь предоставляемого недвижимого имущества не должна превышать общую площадь ранее имевшегося недвижимого имущества более чем на двадцать процентов, и при этом общая площадь предоставляемого недвижимого имущества не должна превышать общую площадь ранее имеющегося недвижимого имущества болеa hre /f=е чем на сто квадратных метров, и не может быть уменьшена от ранее имеющегося недвижимого имущества более чем на двадцать прdiv style= оцентов;
  3. Стоимость предоставляемого недвижимого имущества, определяемая в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность, не должна превышать стоимости ранее имеющегося недвижим width=br /ого имущества более чем на двадцать процентов.
 
14. Изменение существенных условий договора
 
В соответствии со статьей 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
В результате заключения дополнительных соглашений, изменяющих предмет договора, размер арендной платы, целевое назначение объекта и другие существенные условия договора у сторон возникают новые правоотношения, которые должны соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения (согласно пункту 1 статьи 422 ГК РФ).
С учетом вышеизложенного, заключение дополнительных соглашений, изменяющих существенные условия договора без проведения торгов, является нарушением требований, предусмотренных статьей 17.1 Закона о защите конкуренции, поскольку указанные условия согласованы в момент заключения договора на торгах (часть 5 статьи 448 ГК РФ).
Кроме того, уменьшение арендной платы является предоставлением преимущества отдельному хозяйствующему субъекту, которое обеспечивает ему более выгодные условия деятельности по сравнению с другими хозяйствующими субъектами.
В соответствии с пунктом 20 статьи 4 Закона о конкуренции предоставление таких преимуществ является государственной или муниципальной преференцией и подлежит контролю в порядке, установленном главой 5 вышеупомянутого закона.
Учитывая указанные нормы ГК РФ и требования антимонопольного законодательства, подпункт 16 пункта 40 (114) Правил не допускает изменение условий договора, заключенного на торгах, как по соглашению сторон, так и в одностороннем порядке.
В соответствии с частью 8 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, при заключении и (или) исполнении указанных в частях 1 и 3 указанной статьи договоров их цена может быть увеличена по соглашению сторон в порядке, установленном договором.
Пункт 98 Правил устанавливает, что договор заключается на условиях, указанных в поданной участником конкурса, с которым заключается договор, заявке на участие в конкурсе и в конкурсной документации. При заключении и (или) исполнении договора цена такого договора не может быть ниже начальной (минимальной) цены договора (цены лота), указанной в извещении о проведении конкурса, но может быть увеличена по соглашению сторон в порядке, установленном договором.
Учитывая указанные нормы действующего законодательства, пунктами 40 (114) Правил установлено, что документация о торгах должна содержать порядок пересмотра цены договора (цены лота) в сторону увеличения, а также указание на то, что цена заключенного договора не может быть пересмотрена сторонами в сторону уменьшения.
 
 
15. Заключение на новый срок (пролонгация) договоров
 
Согласно части 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции по истечении срока договора аренды, указанного в частях 1 и 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, заключение такого договора на новый срок с арендатором, надлежащим образом исполнившим свои обязанности, осуществляется без проведения конкурса, аукциона, если иное не установлено договором и срок действия договора не ограничен законодательством Российской Федерации, при одновременном соблюдении следующих условий:
1) размер арендной платы определяется по результатам оценки рыночной стоимости объекта, проводимой в соответствии с законодательством, регулирующим оценочную деятельность в Российской Федерации, если иное не установлено другим законодательством Российской Федерации;
2) минимальный срок, на который перезаключается договор аренды, должен составлять не менее чем три года. Срок может быть уменьшен только на основании заявления арендатора.
В соответствии с частью 10 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции арендодатель не вправе отказать арендатору в заключении на новый срок договора аренды в порядке и на условиях, которые указаны в части 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, за исключением следующих случаев:
1) принятие в установленном порядке решения, предусматривающего иной порядок распоряжения таким имуществом;
2) наличие у арендатора задолженности по арендной плате за такое имущество, начисленным неустойкам (штрафам, пеням) в размере, превышающем размер арендной платы за более чем один период платежа, установленный договором аренды.
Согласно части 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. 
Пунктом 31 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» предусмотрено, что по смыслу статьи 621 ГК РФ заключение (продление) договора аренды на новый срок является заключением нового договора.
Таким образом, договор аренды государственного или муниципального  имущества, может быть продлен в порядке, установленном частями 9-10 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, в случаях, если такой договор был заключен в соответствии с законодательством Российской Федерации, иное не установлено договором и срок действия договора не ограничено законодательством Российской Федерации.
При этом обращаем внимание, что решение арендодателя о перезаключении договора аренды государственного или муниципального имущества на новый срок на основании части 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции зависит от принятого им в установленном порядке решения о порядке распоряжения имуществом, а также от исполнительной дисциплины арендатора по выполнению своих обязательств по договору аренды.
Указанная норма может быть применена только по истечении срока действия договора аренды, заключенного ранее. При этом арендатором должны быть исполнены надлежащим образом свои обязанности по данному договору.
Договор аренды государственного или муниципального имущества, продленный на основании части 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, может быть продлен по тем же основаниям неограниченное количество раз при условии соблюдения требований, установленных частью 9 указанной статьи.
Кроме того, определение размера арендной платы по результатам оценки рыночной стоимости объекта, проводимой в соответствии с законодательством, регулирующим оценочную деятельность в Российской Федерации, в соответствии с частью 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции является обязательным.
Поскольку частью 10 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции предусмотрена возможность отказа арендатору в перезаключении договора аренды на новый срок в связи с принятием в установленном порядке решения, предусматривающего иной порядок распоряжения таким имуществом, получение согласия собственника имущества является обязательным.
Согласно части 3 статьи 610 Гражданского кодекса Российской Федерации законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки договора для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества.
Договор аренды, заключенный на срок, превышающий установленный законом предельный срок, считается заключенным на срок, равный предельному.
Таким образом, максимальный срок договора аренды, заключенного по основаниям, установленным пунктами 9 — 11 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, ограничен законодательством и не может быть изменен (продлен) по правилам, предусмотренным частями  9 — 11 указанной статьи, а также на основании пункта 2 статьи 621 ГК РФ.
Если арендодатель отказал арендатору в заключении договора аренды на новый срок, в том числе по основанию, предусмотренному пунктом 1 части 10 статьи 17.1 Закона о конкуренции, но в течение года со дня истечения срока договора с ним заключил договор аренды с другим лицом, арендатор, надлежащим образом исполнивший свои обязанности по договору аренды, вправе в соответствии с пунктом 1 статьи 621 ГК РФ потребовать перевода на себя прав и обязанностей по договору аренды, заключенному с другим лицом.
В случае, когда договор аренды с другим лицом не заключен, но арендодатель отказал арендатору в заключении договора на новый срок при отсутствии оснований, указанных в части 10 статьи 17.1 Закона о конкуренции, арендатор вправе в соответствии с пунктом 4 статьи 445 ГК РФ обратиться в суд с требованием о понуждении арендодателя заключить договор аренды на новый срок.
 
15.1 Заключение на новый срок (пролонгация) договоров, заключенных до 1 июля 2008 года с субъектами малого или среднего предпринимательства.
 
С 01.07.2013 утратила силу часть 4 статьи 53 Закона о защите конкуренции (часть 2 статьи 1 Федерального закона от 02.07.2013 № 144-ФЗ).
До 01.07.2013, согласно части 4 статьи 53 Закон о защите конкуренции разрешалось заключение на новый срок без проведения конкурсов или аукционов договоров аренды, указанных в частях 1  и 3 статьи 17.1  Закона о защите конкуренции и заключенных до 01.07.2008 с субъектами малого или среднего предпринимательства, за исключением субъектов малого и среднего предпринимательства, указанных в части 3 статьи 14 Федерального закона от 24 июля 2007 года № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», и субъектов малого и среднего предпринимательства, осуществляющих добычу и переработку полезных ископаемых (кроме общераспространенных полезных ископаемых), при условии отсутствия на момент заключения такого договора аренды на новый срок оснований для его досрочного расторжения, предусмотренных гражданским законодательством. При этом заключение указанных договоров аренды было возможно на срок не более чем до 01.07.2015.
При заключении договора на новый срок у сторон возникают новые правоотношения, которые в соответствии с частью 1 статьи 422 ГК РФ должны соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим на момент их возникновения.
Следовательно, заключение на новый срок договоров аренды государственного или муниципального имущества после 02.07.2008 должно осуществляться в соответствии с требованиями статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.
Таким образом, договор аренды государственного или муниципального имущества заключенный с субъектом малого и среднего предпринимательства, может быть продлен в порядке, установленном частями 9-10 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, в случаях, если такой договор был заключен в соответствии с законодательством Российской Федерации, иное не установлено договором и срок действия договора не ограничен законодательством Российской Федерации.
 
16. Особенности передачи прав владения и (или) пользования объектами теплоснабжения, централизованными системами горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, отдельными объектами таких систем, находящимися в государственной или муниципальной собственности.
 
С момента официального опубликования (08.05.2013) Федерального закона от 07.05.2013 № 103-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О концессионных соглашениях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 103-ФЗ) передача прав владения и (или) пользования объектами теплоснабжения, централизованными системами горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, отдельными объектами таких систем, находящимися в государственной или муниципальной собственности, осуществляется с учетом требований, установленных статьей 41.1 Федерального закона от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» (далее — Закон о водоснабжении и водоотведении) и статьей 28.1 Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении» (далее — Закон о теплоснабжении).
Согласно части 3 статьи 28.1 Закона о теплоснабжении и части 3 статьи 41.1 Закона о водоснабжении и водоотведении в случае, если срок, определяемый как разница между датой ввода в эксплуатацию хотя бы одного объекта из числа Объектов и датой опубликования извещения о проведении соответствующего конкурса превышает пять лет либо дата ввода в эксплуатацию хотя бы одного объекта из числа Объектов не может быть определена, передача прав владения и (или) пользования данными объектами осуществляется только по концессионному соглашению (за исключением предоставления в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации указанных прав на такое имущество лицу, обладающему правами владения и (или) пользования сетью инженерно-технического обеспечения, в случае, если передаваемое имущество является частью соответствующей сети инженерно-технического обеспечения и данные часть сети и сеть являются технологически связанными в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности).
Таким образом, если между вводом соответствующего объекта в эксплуатацию и публикацией извещения о проведении конкурса прошло менее пяти лет, передача прав владения или пользования Объектами может осуществляться по договору аренды.
Кроме того, в соответствии с частями 5 и 6 статьи 5 Закона № 103-ФЗ с 08.05.2013 и до 01.01.2015 допускается передача прав владения и (или) пользования Объектами без учета требований, предусмотренных частями 3 и 4 статьи 28.1 Закона о теплоснабжении и частями 3 и 4 статьи 41.1 Закона о водоснабжении и водоотведении, по договору аренды Объектов на срок до трех лет до передачи прав владения и (или) пользования данными объектами победителю конкурса на право заключения концессионного соглашения, если данные объекты входят в состав объекта концессионного соглашения или в состав иного передаваемого концедентом концессионеру по концессионному соглашению имущества.
Также, согласно пункту 8 части 1 статьи 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) заключение договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества осуществляется без проведения торгов с лицом, обладающим правами владения и (или) пользования сетью инженерно-технического обеспечения, в случае, если передаваемое имущество является частью соответствующей сети инженерно-технического обеспечения и данные часть сети и сеть являются технологически связанными в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности.
При этом положения пункта 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции могут применяться только при обязательном соблюдении двух условий: участок сети инженерно-технического обеспечения, подлежащий передаче, должен являться частью соответствующей сети, которая находится во владении или пользовании у лица, претендующего на такой участок сети, и данные часть сети и сеть являются технологически связанными.
Вместе с тем, согласно части 4 статьи 28.2 Закона о теплоснабжении и части 4 статьи 41.2 Закона о водоснабжении и водоотведении срок договора аренды Объектов не может быть более чем десять лет.
Таким образом, с 08.05.2013 и до 01.01.2015 допускается передача прав владения и (или) пользования Объектами по договору аренды на срок до трех лет.
Передача прав владения и (или) пользования Объектами по договору аренды на основании пункта 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции допускается на срок не более чем десять лет.
Дополнительно сообщаем, что статья 15 Закона о защите конкуренции содержит запрет на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов органов или организаций.
Таким образом, предоставление прав владения и (или) пользования Объектами по договору аренды должно осуществляться собственником (арендодателем) такого имущества в соответствии с требованиями Закона № 103-ФЗ – на срок не более трех (десяти) лет, а также с учетом требований статьи 15 Закона о защите конкуренции.
С 01.01.2014 концессионные соглашения, предметом которых являются указанные объекты, могут быть изменены, в том числе, по соглашению сторон на основании решений органов государственной власти или органа местного самоуправления, определенных на основании решения о заключении концессионного соглашения, конкурсной документации и конкурсного предложения концессионера по критериям конкурса. При этом обязательно необходимо получить согласие антимонопольного органа, полученное в порядке и на условиях, которые будут установлены Правительством Российской Федерации. Указанное согласие требуется также в случае изменения условий концессионного соглашения по основаниям, предусмотренным частями 1, 3 и 4 статьи 20 Федерального закона от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» (далее – Закон № 115-ФЗ).
Без получения согласия антимонопольного органа могут быть изменены условия, установленные в части 3.1 статьи 13 Закона № 115-ФЗ, а именно, когда:
— рассматриваемый договор заключен в рамках инвестиционного проекта, входящего в утвержденный Правительством Российской Федерации перечень инвестиционных проектов, имеющих общегосударственное значение;
— концедентом в нем является Российская Федерация или субъект Российской Федерации;
— этим договором установлены обязательства концессионера по подготовке проектной документации объекта концессионного соглашения.
Кроме того, согласно части 3.3 статьи 13 Закона № 115-ФЗ для изменения условий концессионного соглашения требуется получение предварительного согласия органа исполнительной власти или органа местного самоуправления, осуществляющих регулирование цен (тарифов) в соответствии с законодательством Российской Федерации в сфере регулирования цен (тарифов), в порядке, установленном нормативными правовыми актами Российской Федерации в области регулирования тарифов в сфере теплоснабжения, в сфере водоснабжения и водоотведения.
Таким образом, изменение условий концессионного соглашения (в том числе условий, которые изменяются по соглашению сторон, на основании решений органов власти или местного самоуправления) с 01.01.2014 производится только с согласия ФАС России.
 
17. Условие об оплате задатка
 
Правилами проведения торгов не регулируется порядок определения размера задатка, поэтому при проведении конкурса, аукциона размер задатка и необходимость его внесения определяются организатором торгов.
При этом в соответствии с частью 12 пункта 40 (частью 12 пункта 114) Правил проведения торгов установление требования об обязательном заключении договора задатка между организатором конкурса (аукциона) и заявителем не допускается.
 
 
 
 
18. Возврат задатка победителю конкурса (аукциона)
 
В соответствии с пунктом 100 (147) Правил, в случае если было установлено требование о внесении задатка, задаток возвращается победителю конкурса (аукциона) в течение пяти рабочих дней с даты заключения с ним договора.
Пунктом 4 статьи 448 ГК РФ установлено, что при заключении договора с лицом, выигравшим торги, сумма внесенного им задатка засчитывается в счет исполнения обязательств по заключенному договору.
Таким образом, задаток засчитывается победителю в счет исполнения обязательств по заключенному договору, предусматривающему переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного и муниципального имущества, в
случае если такие обязательства возникают в течение 5 рабочих дней с момента заключения договора в размере таких обязательств.
При этом сумма задатка, превышающая размер указанных обязательств, подлежит возврату в соответствии с пунктом 100 (147) Правил.
 
19. Срок договоров в отношении имущества, включенного в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии субъектов малого и среднего предпринимательства Российской Федерации» в перечни государственного или муниципального имущества, свободного от прав третьих лиц (за исключением имущественных прав субъектов малого и среднего предпринимательства)
 
В соответствии с пунктами 31 (105) Правил в извещении о проведении конкурса (аукциона) указывается срок действия договора, который определяется организатором торгов (конкурса, аукциона) самостоятельно в соответствии с принципом свободы договора, который декларируется статьей 421 ГК РФ, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор на определенных условиях предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством сторон.
Согласно части 4.3. статьи 18 Федерального закона от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства Российской Федерации» (далее – Закон № 209-ФЗ) срок, на который заключаются договоры в отношении имущества, включенного в перечни государственного или муниципального имущества, свободного от прав третьих лиц (за исключением имущественных прав субъектов малого и среднего предпринимательства), которое может быть использовано только в целях предоставления его во владение и (или) в пользование на долгосрочной основе (в том числе по льготным ставкам арендной платы) субъектам малого и среднего предпринимательства и организациям, образующим инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства, должен составлять не менее чем пять лет.
Пунктом 39 (113) Правил предусмотрено положение о том, что указываемый в конкурсной документации (документации об аукционе) срок, на который заключаются договоры в отношении имущества, предусмотренного Законом № 209-ФЗ, должен составлять не менее пяти лет.
На основании вышеизложенного, заключение договоров в отношении государственного или муниципального имущества, не включенного в указанные перечни, возможно на любой срок.
 
20. Предоставление бизнес-инкубаторами субъектам малого и среднего предпринимательства государственного или муниципального имущества в аренду (субаренду)
 
В соответствии с частью 4.3. статьи 18 Закона № 209-ФЗ максимальный срок предоставления бизнес-инкубаторами государственного или муниципального имущества в аренду (субаренду) субъектам малого и среднего предпринимательства не должен превышать три года.
Пунктами 39 (113) Правил также установлено, что максимальный срок предоставления бизнес – инкубаторами государственного и муниципального имущества в аренду (субаренду) субъектам малого и среднего предпринимательства не должен превышать трех лет.
Пунктом 77 Правил установлены критерии оценки заявок на участие в конкурсе при предоставлении бизнес-инкубаторами государственного и муниципального имущества в аренду (субаренду) субъектам малого и среднего предпринимательства.
 
21. Подача заявки на участие в торгах в форме электронного документа, подписанного в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации
 
В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 10.01.2002 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» (далее – Закон об электронной цифровой подписи) под электронным документом понимается документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме.
Порядок подписания электронного документа регламентируется Законом об электронной цифровой подписи.
Инструкция по заполнению заявки на участие в торгах, способы ее подачи и вскрытия должны содержаться в документации о торгах (согласно пунктам 40 и 114 Правил).
При этом разработка и утверждение документации о торгах осуществляется организатором торгов самостоятельно (пункт 5 Правил).
 
22. Сроки организации и проведения торгов на право заключения договоров в отношении государственного или муниципального имущества
 
Торги в соответствии со статьей 17.1 Закона о защите конкуренции могут проводиться, в том числе, и до момента истечения срока действующего договора, но с учетом того, что новый договор должен вступать в силу по истечении срока действующего на момент проведения торгов договора. К моменту вступления в силу договора, заключенного по результатам проведения торгов, государственное или муниципальное имущество должно быть свободным от прав третьих лиц, за исключением случаев, когда оно закреплено на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.
 
23. Установление организатором торгов порядка предоставления и размера обеспечения исполнения договора
 
В соответствии с пунктом 40 (114) Правил конкурсная (аукционная) документация, помимо информации и сведений, содержащихся в извещении о проведении конкурса (аукциона), должна содержать, в том числе, размер обеспечения исполнения договора, срок и порядок его предоставления, в случае если организатором конкурса (аукциона) установлено требование об обеспечении исполнения договора. Размер обеспечения исполнения договора устанавливается организатором конкурса (аукциона) (подпункт 13 пункта 40, подпункт 13 пункта 114).
Таким образом, порядок предоставления, размер обеспечения исполнения договора устанавливается организатором торгов самостоятельно.
 
24. Определение начальной (минимальной) цены договора (цены лота)
 
В случае проведения торгов на право заключения договора аренды, договора безвозмездного пользования, договора доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, предметом торгов является право заключения таких договоров.
В соответствии с пунктами 31 и 105 Правил извещение о проведении торгов должно содержать сведения о начальной (минимальной) цене договора (цене лота) с указанием при необходимости начальной (минимальной) цены договора (цены лота) за единицу площади имущества, права на которое передаются по договору, в размере ежемесячного или ежегодного платежа за право владения или пользования указанным имуществом, в размере платежа за право заключить договор безвозмездного пользования указанным имуществом.
Таким образом, при проведении торгов начальной (минимальной) ценой договора может являться либо минимальная цена (плата) за право заключения договора, либо начальный (минимальный) размер арендной платы.
При этом, учитывая, что Правила проведения торгов не регулируют порядок определения начальной (минимальной) цены договора (цены лота), она устанавливается организатором торгов (конкурса, аукциона) самостоятельно с учетом норм законодательства, регулирующего оценочную деятельность в Российской Федерации.
Победителем аукциона на право заключения договора аренды государственного или муниципального имущества признается участник аукциона, предложивший наибольшую цену за право заключения договора аренды или наибольшую арендную плату. При проведении конкурса определение победителя осуществляется на основании оценки и сопоставления заявок по критериям, предусмотренным конкурсной документацией, в том числе, цене за право заключения договора аренды или размера арендной платы.
 
25. Снижение «шага аукциона»
 
Согласно пункту 139 Правил «шаг аукциона» устанавливается в размере пяти процентов начальной (минимальной) цены договора (цены лота), указанной в извещении о проведении аукциона. В случае если после троекратного объявления последнего предложения о цене договора ни один из участников аукциона не заявил о своем намерении предложить более высокую цену договора, аукционист обязан снизить «шаг аукциона» на 0,5 процента начальной (минимальной) цены договора (цены лота), но не ниже 0,5 процента начальной (минимальной) цены договора (цены лота).
Увеличение начальной (минимальной) цены договора (цены лота) осуществляется на «шаг аукциона» и в случае наличия предложений договор заключается на таких условиях.
Снижение «шага аукциона» в соответствии с пунктом 139 Правил осуществляется при отсутствии предложений о заключении договора по объявленной цене.
Таким образом, аукцион продолжается путем снижения «шага аукциона» до тех пор, пока «шаг аукциона» не снизится до 0,5 процента начальной (максимальной) цены договора (цены лота) и ни от кого из участников аукциона не поступят новые предложения, и только в этом случае аукционист объявляет об окончании проведения аукциона, последнее и предпоследнее предложения о цене договора, номер карточки и наименование победителя аукциона и участника аукциона, сделавшего предпоследнее предложение о цене договора. Тем самым достигается максимальная эффективность аукционной процедуры.
 
26. Форма проведения торгов
 
Пунктом 3 Правил установлено, что заключение договоров путем проведения торгов в форме конкурса возможно исключительно в отношении видов имущества, перечень которых утвержден Приказом ФАС России от 10.02.2010 № 67 (далее – Перечень).
При этом торги на право заключения договоров в отношении видов имущества, по которым заключение договоров может осуществляться путем проведения торгов в форме конкурса, могут по решению организатора торгов проводиться также и в форме аукциона.
Проведение торгов в форме конкурса в отношении имущества, не указанного в Перечне, будет являться нарушением пункта 3 части 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции, что, согласно части 4 статьи 17 Закона о защите конкуренции, является основанием для признания судом соответствующих торгов и заключенных по их результатам сделок недействительными, в том числе по иску антимонопольного органа.
 
27. Информационное обеспечение конкурсов или аукционов
 
С 1 января 2011 года информация о проведении конкурсов или аукционов на право заключения договоров, указанных в частях 1 и 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, размещается на официальном сайте Российской Федерации в сети «Интернет» для размещения информации о проведении торгов, определенном Правительством Российской Федерации (часть 5 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции).
В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации 10.09.2012 № 909 «Об определении официаbr /льного сайта Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «интернет» для размещения информации о проведении торгов и внесении изменений в некоторые акты правительства российской федерации» таким сайтом является сайт torgi.gov.ru.
Неразмещение информации о проведении конкурсов и аукционов на право заключения договоров на официальном сайте торгов будет являться нарушением Правил, статей 17, 17.1 Закона о защите конкуренции, что в соответствии с частью 4 статьи 17 Закона о защите конкуренции являетсbr /я основанием для признания судом торгов и заключенных по их результатам сделок недействительными, в том числе по иску антимонопольного органа.
Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 10.09.2012 r № 909, уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по ведению официального сайта торгов является Министерство экономического развития Российской Федерации, уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по эксплуатации официального сайта является Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

Статья 14 Запрет на недобросовестную конкуренцию ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ЗАЩИТЕ КОНКУРЕНЦИИ N 135-ФЗ

не действует Редакция от 28.07.2012 Подробная информация
Наименование документФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 28.07.2012 с изменениями, вступившими в силу 31.07.2012) «О ЗАЩИТЕ КОНКУРЕНЦИИ»
Вид документазакон
Принявший органпрезидент рф, гд рф, сф рф
Номер документа135-ФЗ
Дата принятия26.10.2006
Дата редакции28.07.2012
Дата регистрации в Минюсте01.01.1970
Статусне действует
Публикация
  • Документ в электронном виде ФАПСИ, НТЦ «Система»
  • (в ред. от 26.07.2006 — «Российская газета», N 162, 27.07.2006
  • «Собрание законодательства РФ», 31.07.2006, N 31 (1 ч.), ст. 3434
  • «Парламентская газета», N 126-127, 03.08.2006
  • «Финансовая газета. Региональный выпуск», N 31, 2006 (начало)
  • «Финансовая газета. Региональный выпуск», N 32, 2006 (продолжение)
  • «Финансовая газета. Региональный выпуск», N 33, 2006 (продолжение)
  • «Финансовая газета. Региональный выпуск», N 34, 2006 (окончание))
НавигаторПримечания

Статья 14 Запрет на недобросовестную конкуренцию

1. Не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе:

1) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;

2) введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;

3) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами;

4) продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг;

5) незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

2. Не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

3. Решение федерального антимонопольного органа о нарушении положений части 2 настоящей статьи в отношении приобретения и использования исключительного права на товарный знак направляется заинтересованным лицом в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности для признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку.

УФАС по Самарской области удовлетворил заявление«А. Залесов и партнеры» о защите от недобросовестной конкуренции, поданное в интересах клиента

ООО «Нестле Россия» обнаружило в продаже кондитерские изделия в упаковках, очень похожих на упаковки шоколадных батончиков знаменитых брэндов «KitKat» и «Nesquik». Попытка урегулирования спора путем направления письма-претензии фирме-производителю этой продукции, ООО «Лукаморье», не увенчалась успехом. В этой связи юристы Патентно-правовой фирмы «А.Залесов и партнеры» были вынуждены обратиться в УФАС по Самарской области с заявлением о защите компании ООО «Нестле Россия» от недобросовестной конкуренции производителем имитаций как по пункту 1, так и по пункту 2 статьи 14.6 Федерального закона «О защите конкуренции». 26 декабря 2019 года УФАС по Самарской области удовлетворил заявление ООО «Нестле Россия», действия ООО «Лукаморье» по введению в оборот спорной продукции были признаны недобросовестной конкуренцией, поскольку были направлены на создание смешения с товарами конкурента как за счет незаконного использования товарных знаков (пункт 1 статьи 14.6 закона «О защите конкуренции), так и за счет имитации упаковки товара конкурента, его этикетки, наименования, цветовой гаммы и иных элементов, индивидуализирующих товар конкурента, но не зарегистрированных в качестве товарных знаков (пункт 2 указанной статьи). Поскольку на сегодняшний день практика применения пункта 2 статьи 14.6 антимонопольными органами нестабильна и только получает свое развитие, такого рода споры привлекают внимание юридического сообщества, например, данное дело освещалось в статье на портале Legal.Report. В отношении ответчика было вынесено предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства и возбуждено дело о привлечении к административной ответственности по ст. 14.33 КоАП РФ. Интересы ООО «Нестле Россия» в антимонопольном органе представляли партнеры Патентно-правовой фирмы «А. Залесов и партнеры» Ирина Озолина и Алексей Залесов, а также старший юрист Владислав Рябов.

границ | Сила конкуренции: влияние социальной мотивации на внимание, устойчивые физические усилия и обучение

Введение

Социальная мотивация определяется как стремление к определенной цели, основанное на социальном влиянии (Hogg and Abrams, 1990). Хотя в исследованиях изучалась корреляционная связь между соревнованием и обучением (Dweck and Leggett, 1988; Zimmerman, 1989; Oldfather and Dahl, 1994; Wentzel, 1999), лишь немногие исследования изучали, как присутствие конкурента напрямую влияет на мотивацию, усилия и память. .Burguillo (2010) обнаружил, что внедрение игр, основанных на соревнованиях, в классе улучшило успеваемость. Следовательно, можно предположить, что конкуренция может непосредственно улучшить некоторые аспекты процесса запоминания; тем не менее, неясно, влияет ли конкуренция непосредственно на внимание, усилие или память.

Недавние исследования показали, что присутствие спортсмена может увеличить физическую нагрузку как в краткосрочной (Le Bouc and Pessiglione, 2013), так и в долгосрочной (Kilduff, 2014) продолжительности. Также было показано, что соревновательность повышает физическую мотивацию, например мотивацию к занятиям спортом (Frederick-Recascino and Schuster-Smith, 2003).Лучшее понимание того, как конкуренция улучшает успеваемость, может помочь пролить свет на то, как улучшить когнитивные способности (например, память в классе). Например, если присутствие конкурента повлияло на внимание, мы можем ожидать увидеть эффект при кодировании, поскольку внимание является одним из многих необходимых компонентов для точного кодирования (Craik et al., 1996; Anderson et al., 2000; Fernandes and Москович, 2000). Однако, если присутствие конкурента влияет на сохранение памяти, мы можем ожидать разницы в отношении долговременной памяти, но не кратковременной памяти.Кроме того, конкуренция может воздействовать на компоненты памяти, совершенно не влияя на внимание.

Также могут быть индивидуальные различия в величине и направлении влияния конкуренции на производительность. Индивидуальные различия существуют во множестве областей, особенно в мотивации (Duckworth et al., 2007; Maddi et al., 2012). Например, предыдущее исследование показало, что индивидуальные различия в нормативных целях, т. е. желание работать лучше, чем другие (Grant and Dweck, 2003), предсказывают выполнение якобы сложных задач (Swanson and Tricomi, 2014), предполагая, что индивидуальные различия могут играть роль при изучении влияния конкуренции на усилия, внимание и память.Кроме того, конкуренция может по-разному влиять на элементы усилия и элементы памяти. Например, если конкуренция действительно влияет на внимание, конкуренция может оказывать различное влияние в зависимости от нагрузки на внимание. В соответствии с законом Йеркса и Додсона (1908 г.) можно ожидать, что конкуренция может повысить производительность в ситуациях, требующих низкой нагрузки внимания, но не в условиях обучения, требующих высокой нагрузки внимания.

Кроме того, исследователям еще предстоит изучить потенциальную социальную стигматизацию, связанную с конкуренцией, или, другими словами, рассматривать ли соперничество как отрицательную черту личности.Более того, предыдущие исследования иллюзорного превосходства показали, что люди, как правило, оценивают себя как обладающих значительно более положительными личностными чертами, чем остальная часть населения, включая такие черты, как надежность, честность, хорошее настроение и терпение (Hoorens, 1995). Кроме того, предыдущие исследования показали, что большинство людей оценивают себя как значительно менее склонных к эгоистичным поступкам, чем остальная часть населения в целом (Pronin et al., 2002), а также лучше водят машину (Horswill et al., 2004), чем остальная часть населения. Поскольку люди, как правило, имеют нереалистично позитивные представления о себе, участники могут иметь склонность оценивать себя как имеющих менее конкурентное поведение — если конкурентное поведение рассматривается как социально негативная черта — чтобы продолжать рассматривать себя в позитивно-искаженном свете.

В эксперименте 1 изучалось влияние социальной мотивации на физическую нагрузку. В эксперименте 2 изучалось влияние присутствия конкурента на рабочую память и долговременную память.Мы надеялись получить представление о влиянии конкуренции на усилия, внимание и память, а также об индивидуальных различиях в соревновательной деятельности и вероятной возможности предвзятости социальной желательности в отношении соревновательных привычек.

Эксперимент 1

Эксперимент 1 изучал, влияет ли конкуренция на физические усилия. В частности, нам было интересно, повлияет ли соревнование на устойчивое усилие при выполнении изолированной простой физической задачи или же оно повлияет на какой-то другой механизм, необходимый для успешного выполнения физических усилий, например, на контроль внимания.Ле Бук и Пессиглионе (2013) обнаружили, что, когда участники считали, что соревнуются, они увеличивали физические усилия, предполагая, что социальные факторы часто повышают мотивацию. Однако исследователям еще предстоит проанализировать механизмы социальной мотивации и физических усилий. Например, увеличивает ли соревнование усилия на уровне внимания или присутствие конкурента увеличивает постоянные усилия с течением времени? Предыдущие исследования показали, что время реакции (ВР) указывает на индивидуальный уровень избирательного внимания (Eason et al., 1969; Стусс и др., 1989; Prinzmetal et al., 2005), в то время как устойчивые темпы жима регулярно используются в качестве средства измерения устойчивых усилий с течением времени (Maatsch et al., 1954; Treadway et al., 2009). Мы также хотели изучить возможность индивидуальных различий в физических усилиях в присутствии соперника и возможность гендерных различий в выраженности социальной мотивации.

Метод

Участники

Сто двадцать девять студентов из кампуса Университета Рутгерса в Ньюарке приняли участие в исследовании, которое было одобрено IRB Рутгерса.Участники получили кредит курса за свое участие, и по прибытии им сказали, что они будут иметь право заработать 1–3 доллара в виде бонусных денег в дополнение к кредиту курса. Участники вошли в лабораторию и были представлены другому «участнику», с которым они позже будут взаимодействовать — сообщнику того же или противоположного пола. После получения письменного информированного согласия от участника экспериментатор привел сообщника в комнату для тестирования и подождал около 5 минут, ожидаемое время для сообщника для завершения практического занятия по заданию.Затем участники выполнили практическую версию задания, фактическое задание и ряд опросов, включая демографическую информацию. После завершения опросов участников спросили, считают ли они, что на самом деле соревнуются с другим человеком, и считают ли они, что сообщник был настоящим участником. Затем участников проинформировали о единой и реальной цели задания. Семь участников были удалены за то, что они не поверили манипуляции, а два участника были удалены за то, что не выполнили задание полностью.Таким образом, были проведены анализы остальных 120 участников.

Задача панели усилия

Участники выполнили задание на барной стойке в виде компьютеризированной карнавальной игры с водяным пистолетом. Участники видели фиксационный крест с дрожанием 3–7 с, после чего требовалось нажать клавишу «x», чтобы переместить полосу усилия (в данном случае в виде «водяной трубки»). Если участники нажимали клавишу «x» до появления водяной трубки, дрожание сбрасывалось. Участники должны были нажать между случайно сгенерированным требованием от 5 до 30 раз, чтобы заполнить полосу усилий, чтобы выиграть испытание.Участники должны были нажимать со средней скоростью 150 мс, чтобы вовремя наполнить трубку водой, чтобы выиграть раунд, с дополнительными 350 мс, чтобы учесть ожидаемое время первого нажатия. Это время было определено по результатам пилотного исследования, которое показало, что у участников среднее время первого нажатия составляло 350 мс, а скорость нажатия (исключая первое нажатие) — одно нажатие за 150 мс. Титрование задачи с такой скоростью приводило к ожиданиям, что участники выиграют в среднем 50% испытаний. Мы проанализировали первые RT участников прессы как меру их внимания к задаче (Eason et al., 1969; Стусс и др., 1989; Prinzmetal et al., 2005), а также их постоянный уровень прессинга в течение всего времени выполнения задания, что дало нам меру постоянных усилий (Maatsch et al., 1954; Treadway et al., 2009).

Состояние «Я»

В «самостоятельном» условии участникам сказали, что они играют на время, и что если они смогут выиграть 2/3 игр (испытаний), сыгранных в этом раунде, им будет предоставлен 1 доллар в дополнение к их курсу.Было проведено 100 испытаний на каждое условие (всего 200 испытаний). Участникам сразу же после каждого испытания давали обратную связь о том, выиграли ли они, и сразу же сообщали в конце каждого себя и каждого условия соревнования, выиграли ли они бонусные деньги. Условия были уравновешены между участниками, чтобы предотвратить эффекты порядка.

Состояние «Конкурс»

В условиях соревнования участникам сообщалось, что они играют против другого «участника», которого они встретили ранее (опять же, сообщника), и им будет предоставлен дополнительный 1 доллар, если они смогут победить своего конкурента в большем количестве игр.В конце каждой игры им сообщалось, кто выиграл игру, они или другой игрок, и сообщалось, кто выиграл бонус в конце каждой игры и каждого условия соревнования. Если участники выиграли 2/3 игр в определенных условиях, им был предоставлен бонус. Каждый участник выполнил оба условия, и условия были уравновешены между участниками, чтобы учесть возможные эффекты порядка. Изображение задачи показано на рисунке 1.

Рис. 1. Изображение задачи эксперимента 1. Участники видели экран подготовки (Слайд 1) в течение 2 с, затем фиксация дрожала на 1,5–3 с (Слайд 2). Участники несколько раз нажимали клавишу x, когда видели, как появляется полоса усилий; время варьировалось количеством необходимых нажатий (слайд 3). Участникам сообщали, заполнили ли они планку усилий вовремя (слайд 4), и давали отзывы о своей работе (слайд 5).

Опросы

Мы провели несколько опросов, чтобы изучить потенциальные индивидуальные различия и их связь с выполнением задач.

Шкала гиперконкурентного отношения (HAS)

HAS исследует индивидуальные различия в общем отношении к гиперконкуренции (Ryckman et al., 1990). HAS просит участников подумать о привычках и чертах, которые могут быть связаны с конкурентоспособной личностью (например, «Я не могу проиграть спор»).

Шкала конкурентоспособности личного развития (PDCAS)

PDCAS проверяет, рассматривают ли люди конкуренцию как средство улучшения личного развития (Ryckman et al., 1996) PDCAS отражает предпочтение ситуаций, в которых конкуренция может улучшить их результаты (например, «Мне нравится конкуренция, потому что она дает мне возможность раскрыть свои способности»).

Шкала социальной желательности Марлоу-Крауна (SDS)

Мы включили SDS (Crowne and Marlowe, 1960), чтобы измерить возможную предвзятость в ответах, будь то из-за нереалистичных представлений участников о своих собственных чертах или из-за желания угодить экспериментатору.Этот вопросник исследует, в какой степени субъект может исказить свои ответы на опрос, чтобы представить себя в положительном ключе, и требует «верного или ложного» ответа на такие пункты, как «Я всегда вежлив, даже с людьми, которые неприятны». SDS ранее использовался для выявления склонности участников к нереалистично положительным представлениям о своих собственных чертах (Zerbe and Paulhus, 1987; Paulhus, 1991; DiMenichi and Richmond, 2015). Поскольку Рикман и др.(1990) обнаружили, что ГАС также коррелирует с высокой агрессией, мы не были уверены, признают ли участники степень своей склонности к соперничеству. Кроме того, исследованию еще предстоит выяснить, считают ли люди конкуренцию отрицательной чертой личности, и корреляция с HAS и SDS предполагает это.

Анализы

Основные анализы

Внутренний испытуемый t -тест изучал различия между РТ первого нажатия в условиях самоконтроля и РТ первого нажатия в соревновательном состоянии.В тесте t внутри субъектов также изучались различия между устойчивыми уровнями давления в самостоятельных условиях и устойчивыми уровнями давления в условиях соревнования.

Анализ индивидуальных различий

Корреляции Пирсона исследовали взаимосвязь между конкурентными тенденциями черт (HAS и PDCAS), RT первого нажатия и устойчивыми показателями давления в условиях конкуренции и самостоятельных условиях. Корреляции Пирсона также изучали взаимосвязь между результатами опроса и оценками по SDS, чтобы изучить возможные предубеждения в ответах участников, а также рассматривать ли конкурентные привычки как социально негативную черту.Мы использовали скорректированный Бонферрони порог значимости p = 0,017 (шкала 0,05/3) и с осторожностью интерпретировали корреляции с p -значениями между 0,018 и 0,05.

Анализ гендерных различий

Между испытуемыми t -тесты изучали гендерные различия в производительности и по опросным показателям (HAS, PDCAS и SDS), использованным в нашем эксперименте. Двусторонний дисперсионный анализ (ANOVA) также исследовал влияние факторов пола и конфедеративного пола на RT конкурентного первого нажатия (RT первого нажатия в соревновательном состоянии минус RT первого нажатия в собственном состоянии) и скорость конкурентного прессинга. (рейт пресса в соревновательном состоянии минус темп пресса в самостоятельном состоянии).Внутрисубъектные t -тесты для каждой группы отдельно также изучали различия в производительности в зависимости от условий (30 участников в группе).

Результаты и обсуждение

Парные выборки t -тест показали, что первые нажатия участников, т. е. немедленные RT на задании, были значительно быстрее в соревновательных условиях ( M = 339,43 мс, SD = 72,96), чем в условиях самостоятельности [ М = 352,89, SD = 86,84; т (119) = –2.62, p = 0,010, Cohen’s d = 0,24], что позволяет предположить, что участники демонстрировали большую концентрацию внимания на задании, когда считали, что соревнуются с другим участником (рис. 2). Не было никаких других значимых результатов, касающихся скорости пресса, оценки и состояния, что позволяет предположить, что соревнование влияло на концентрацию внимания на задаче, но не на устойчивые физические усилия с течением времени.

Рис. 2. Результаты эксперимента 1. Время реакции участников на первое нажатие (RT) было значительно быстрее в соревновательных условиях, чем в самостоятельных условиях.Столбики погрешностей отражают стандартные ошибки средних. * Достоверно при p < 0,05.

Показатели по шкале SDS значительно отрицательно коррелировали с показателями по шкале HAS ( r = –0,367, p < 0,001), что свидетельствует о том, что открытая конкуренция может имплицитно рассматриваться большинством людей как негативное личное качество. Не было никакой существенной связи между баллами по SDS и баллами по PDCAS, что позволяет предположить, что PDCAS может быть невосприимчив к тенденциям участников изображать себя в позитивно-искаженной манере.Оценки по PDCAS значительно коррелировали с более быстрым RT первого жима в соревновательных условиях ( r = –0,239, p = 0,008), что свидетельствует о том, что люди, которые рассматривают соревнование как средство личного развития, могут иметь больший фокус внимания в условиях соревнования. наличие конкурента. Тем не менее, не было никакой существенной связи между баллами по PDCAS и RT первого нажатия в самосостоянии, что согласуется с идеей о том, что конкурентные черты личности не должны влиять на производительность в среде, где нет конкуренции.

Мужчины также набрали значительно более высокие баллы по PDCAS ( M = 51,59, SD = 9,65), чем женщины [ M = 46,62, SD = 11,68; t (118) = 2,53, p = 0,012, d Коэна = 0,46], что позволяет предположить, что мужчины могут рассматривать конкуренцию как большую мотивацию для улучшения навыков, относящихся к личному развитию. Кроме того, участники-мужчины продемонстрировали значительно более быстрое RT первого жима в соревновательных условиях, чем участницы-женщины RT первого жима в соревновательных условиях [мужчины M = 323.23, SD = 71,44; самка М = 335,09, SD = 71,53; t (118) = –2,44, p = 0,016, Коэна d = 0,17]. к показателям пресса участниц женского пола в соревновательном состоянии [ M = 138,26, SD = 11,98; t (118) = –3,84, p < 0,001, Коэн d = 0,70]. Тем не менее, не было никаких существенных гендерных различий, связанных с первым нажатием RT в самосостоянии или частотой нажатия в самосостоянии.Кроме того, при изучении устойчивой производительности пресса у участников мужского пола не было выявлено существенной разницы между темпом пресса на соревнованиях и в собственных условиях. См. Рисунок 3 для результатов гендерных различий в разных условиях. Двусторонний дисперсионный анализ с факторами пола участника и пола конфедерации не выявил значительного основного эффекта пола конфедерации [ F (3) = 0,48, p = 0,695] или взаимодействия пола с полом конфедерации [ F (42) = 0.63, p = 0,825 Cohen’s d = 0,08] на конкурентных РТ первого пресса. Кроме того, двухфакторный дисперсионный анализ с факторами пола участника и пола конфедерации не выявил значительного основного эффекта пола конфедерации [ F (3) = 0,75, p = 0,528] или взаимодействия пола с полом конфедерации [ F (42) = 1,25, p = 0,209, Cohen’s d = 0,10] по скорости конкурентного прессования. В целом, эти данные свидетельствуют о том, что мужчины были значительно более социально мотивированы в присутствии другого участника, по крайней мере, с точки зрения концентрации внимания в физической нагрузке.

Рисунок 3. Гендерные различия по сравнению с экспериментом 1. У мужчин было значительно более быстрое время реакции на первое нажатие и значительно более высокая скорость нажатия в соревновательных условиях по сравнению с временем реакции и частотой нажатия на первое нажатие у женщин в соревновательных условиях. Однако существенных гендерных различий в самочувствии выявлено не было. Столбики погрешностей отражают стандартные ошибки средних.

Наши результаты эксперимента 1 показывают, что конкуренция повлияла на внимание участников к нашей задаче.Мы не обнаружили существенной связи между соревнованием и устойчивыми физическими усилиями в нашей задаче, предполагая, что конкуренция может иметь более туманную связь с физическими усилиями, чем наша задача могла обеспечить. Более того, наши результаты показывают, что существуют предсказуемые индивидуальные различия во влиянии конкуренции на внимание, хотя размышления об этих индивидуальных различиях могут быть подвержены предубеждению людей изображать себя в чрезмерно позитивном свете, явно или неявно (т.г., из-за характеристик задачи-требования или присутствия экспериментатора). Кроме того, наши результаты показывают, что внимание мужчин к задаче с физическими усилиями может быть больше подвержено влиянию присутствия конкурента, чем внимание женщин.

Эксперимент 2

Поскольку Эксперимент 1 показал, что конкуренция увеличивает внимание, Эксперимент 2 исследовал, улучшает ли присутствие конкурента рабочую память, а также сохранение памяти, механизмы, которые в значительной степени зависят от внимания. В частности, мы изучили, будет ли конкуренция стимулировать более высокую производительность в задаче на память, и если да, то какие механизмы за это несут ответственность.

Метод

Участники

Сто двадцать четыре студента из кампуса Университета Рутгерса в Ньюарке приняли участие в исследовании, которое было одобрено IRB Рутгерса. Участники получили кредит курса за свое участие, и по прибытии им сказали, что они будут иметь право заработать 1–3 доллара в виде бонусных денег в дополнение к кредиту курса. Эксперимент 2 следовал тому же лабораторному формату, что и эксперимент 1: при входе в лабораторию участников знакомили с другим «участником», с которым они позже будут взаимодействовать — сообщником того же или противоположного пола.После получения письменного информированного согласия от участника экспериментатор привел сообщника в комнату для тестирования и подождал около 5 минут, ожидаемое время для сообщника для завершения практического занятия по заданию. Затем участники выполнили учебную версию задания, фактическое задание, задание на неожиданное припоминание и ряд опросов, включая демографическую информацию. После завершения опросов участников проверяли на предмет правдоподобности задания и допрашивали о совместной и реальной цели задания.Четверо участников были исключены из выборки за то, что они не поверили, что сообщник был участником. Анализы были выполнены для остальных 120 участников (60 женщин).

Задача рабочей памяти

Наша задача на рабочую память была адаптирована из (Redick et al., 2012). Участники решали, симметрична матрица или нет, а затем им предъявлялся линейный рисунок ненормальной формы вместе с числом (от 1 до 3). См. Рисунок 4 для описания задачи. Их попросили запомнить связь между формой и числом.Новые формы были взяты из базы данных Novel Shape Эндо и др. (2001). После демонстрации трех различных матриц и форм участникам показывали экран с фигурами из испытания и просили вспомнить числа, связанные с формами, которые им только что показывали. Каждое условие содержало 12 раундов с 18 новыми формами, случайно назначенными каждому условию, и каждый раунд показывался дважды из-за более поздней задачи на припоминание. Каждый участник выполнил оба условия, а формы в состоянии «самостоятельно» не повторялись в состоянии «соревнования» (и наоборот ).Условия были уравновешены для участников, чтобы предотвратить эффекты порядка, и формы в каждом состоянии были уравновешены между участниками, если формы в одном состоянии были каким-то образом сложнее, чем формы в другом состоянии.

Рис. 4. Изображение задачи эксперимента 2. (A) Участникам показывали матрицу в течение 2 с (Слайд 1) и просили решить, была ли форма симметричной (Слайд 2). Затем участникам показывали новую фигуру в паре с числом (1, 2 или 3) в течение 2 с и просили запомнить эту ассоциацию (слайд 3).После трех раундов (слайдов 1–3) участников попросили вспомнить числа, связанные с фигурами. (B) Субъекты получили немедленную обратную связь в течение 6 с относительно их результатов в предыдущем раунде. В самоусловии (слева) испытуемые были проинформированы о том, сколько фигур они вспомнили правильно. После 2-секундной задержки они также увидели количество ошибок симметрии, которые они сделали в этом испытании, и общий процент задач на симметрию, на которые были даны правильные ответы во всем условии (правый верхний угол — испытуемые должны были правильно ответить как минимум на 85% задач на симметрию). для получения денежного бонуса).В условиях соревнования (справа) испытуемым также давали обратную связь о количестве фигур, которые их «противник» запомнил правильно — случайно сгенерированное число от 0 до 3. После 2-секундной задержки им также давали обратную связь о их симметрии.

Состояние «Я»

В самоусловии участникам давали отзывы об их работе сразу после экрана припоминания: им сообщали, сколько фигур они вспомнили правильно из трех, а также на сколько задач на симметрию они ответили правильно.Им также был дан промежуточный общий процент правильных проблем с симметрией для всего условия. Участники просматривали отзывы в течение 6 секунд после каждого раунда, и им сказали, что если они смогут запомнить в среднем 2/3 фигур во всех раундах для этого условия, им будет предоставлен бонус в размере 1 доллара в дополнение к их кредиту курса. Им также сказали, что для получения бонуса необходимо выполнить задание с точностью матрицы симметрии не менее 85%. Включение задачи на симметрию также позволило нам проверить, различаются ли усилия при выполнении задачи в зависимости от условий, поскольку в этой части задачи не было компонента памяти.

Состояние «Конкурс»

В условиях соревнования после каждого экрана воспроизведения участникам давали обратную связь о том, сколько форм они правильно вспомнили из трех, а также отзывы о работе их «конкурентов». Результативность участника была сгенерирована случайным образом из 3 и в среднем составила 2/3 по всему условию, что сделало цель задачи эквивалентной как для себя, так и для условий соревнования. После 2-секундной задержки участникам также давали обратную связь об ошибках матриц симметрии для раунда.Эта задержка была введена для того, чтобы представить одинаковое количество информации в разных условиях, что делает когнитивную нагрузку на рабочую память более равной в разных условиях. Общее время просмотра припоминания составило 6 с после каждого раунда. Участникам сказали, что если они смогут вспомнить больше ассоциаций, чем другой участник в большинстве раундов, а также иметь точность матрицы симметрии не менее 85%, они получат бонус в размере 1 доллара в конце условия. Обратная связь по состоянию изображена на рисунке 1B.

Задача вызова

В ходе задания на припоминание, которое последовало за заданием на рабочую память, участников снова попросили вспомнить каждое число, связанное с каждой фигурой.Порядок формы был случайным, чтобы предотвратить эффекты порядка.

Анализы

Основные анализы

Внутренний испытуемый t -тест изучал различия между количеством фигур, запомненных в самоусловии, и количеством фигур, запомненных в соревновательном состоянии задания на рабочую память. Внутренний тест t также исследовал, существуют ли различия в последующей памяти между двумя состояниями, т. е. существуют ли различия между количеством форм, первоначально выученных в самоусловии, и количеством форм, первоначально выученных в соревновании. состояние, которое было правильно воспроизведено в посттесте на неожиданное воспоминание.Чтобы сравнить любые различия в непосредственном внимании в зависимости от условий, внутрисубъектный тест t исследовал RT с первой проблемой симметрии между двумя условиями. Мы также вычли общее количество фигур, запомненных каждым участником во время самосостояния задачи на рабочую память, из их общего количества фигур, запомненных во время соревновательных условий задачи на рабочую память, и считали эту оценку «конкурентной оценкой производительности» каждого участника. Положительное число указывало бы на лучшую производительность в условиях конкуренции нашей задачи.Мы также повторили процесс для оценок после теста. Линейная регрессия исследовала, предсказывали ли результаты соревновательных результатов результаты соревновательных отзывов, чтобы проверить, были ли баллы отзывов в пост-тесте результатом обучения во время задания на рабочую память. Если бы не было существенной связи между результатами соревнований и результатами соревнований, мы бы предположили, что соревнование увеличивает усилия по нашей задаче, но не непосредственную долговременную память. Самостоятельные баллы были вычтены из результатов соревнований, чтобы учесть общую способность памяти при выполнении задания.

Анализ индивидуальных различий

корреляции Пирсона (с поправкой Бонферрони на множественные сравнения, α = 0,017) изучали взаимосвязь между чертами соревновательных тенденций (HAS и PDCAS) и показателями рабочей памяти, полученными в результате соревновательного состояния и самосостояния, а также показателями припоминания. Корреляции Пирсона также изучали взаимосвязь между результатами опроса и оценками по SDS, чтобы изучить возможные предубеждения в ответах участников, а также рассматривать ли конкурентные привычки как социально негативную черту.Частичная корреляция Пирсона также изучала взаимосвязь между конкурентными тенденциями по признакам и производительностью при контроле баллов по SDS.

Анализ гендерных различий

Между испытуемыми t -тесты изучали гендерные различия в производительности, отзыве и опросных показателях (HAS, PDCAS и SDS), использованных в нашем эксперименте. Двухфакторный дисперсионный анализ также исследовал влияние факторов пола и конфедеративного пола на соревновательную производительность и результаты соревновательного отзыва.Кроме того, внутрисубъектные t -тесты для каждой группы отдельно изучали различия в производительности в зависимости от условий (30 участников в группе). Частичные корреляции Пирсона, контролирующие SDS, также исследовали взаимосвязь между конкурентными тенденциями по признакам (HAS и PDCAS) и показателями рабочей памяти в условиях соревнования, самосостоянии и условиях припоминания, чтобы выяснить, присутствует ли присутствие сообщника того же или противоположного пола. достаточно заметен, чтобы преобладать над государственными тенденциями.

Результаты и обсуждение

Парные выборки t -тест показали, что участники показали значительно лучшие результаты в самостоятельных условиях ( M = 28,78, SD = 6,87), чем в соревновательных условиях [ M = 26,72, SD = 6,24; t (119) = 3,85, p < 0,001, Коэн d = 0,31] во время задания на рабочую память. Не было существенной разницы между частотой ошибок симметрии в зависимости от условий, а также существенной разницы в RT по сравнению с первой проблемой симметрии в зависимости от условий, что позволяет предположить, что конкуренция не влияла на усилия, затрачиваемые участниками на выполнение задачи, но конкретно влияла на производительность рабочей памяти.Кроме того, парные выборки t -тест показали, что участники позже вспоминали больше форм после пост-теста, выученных в самостоятельных условиях ( M = 10,61, SD = 4,40), чем в соревновательных условиях [ M = 8,76 , SD = 3,34; t (119) = 4,06, p < 0,001, Коэн d = 0,37]. Линейная регрессия показала, что результаты соревновательных результатов значительно предсказывают результаты соревновательных отзывов [β = 0,25, t (119) = 3.34, p = 0,005], а результаты соревновательной деятельности также объясняют значительную долю дисперсии в результатах послетестового вспоминания о соревнованиях [ R 2 = 0,09, F (1,118) = 11,15, p = 0,001], что позволяет предположить, что баллы запоминания в пост-тесте были результатом обучения во время задания на рабочую память. Если бы не было существенной связи между результатами соревнований и результатами соревнований, мы бы предположили, что соревнование увеличивает усилия по нашей задаче, но не непосредственную долговременную память.

Корреляция Пирсона на данных нашего опроса выявила незначительно значимую положительную связь между баллами по PDCAS и производительностью в соревновательных условиях ( r = 0,17, p = 0,061), но не в самостоятельных условиях. Поскольку баллы по SDS в нашей выборке снова были относительно высокими — участники ответили в среднем на 55,25% вопросов «социально желательным» образом, — мы провели частичную корреляцию, которая показала, что при контроле SDS баллы PDCAS незначительно связаны между собой. с выступлением в условиях соревнований ( r = 0.18, р = 0,048). Однако после поправки на множественные сравнения этот вывод перестал быть значимым.

Как и предполагалось, баллы SDS снова значительно отрицательно коррелировали с баллами по шкале HAS ( r = –0,367, p < 0,001), что повторяет наши результаты эксперимента 1 и снова предполагает, что саморефлексия наших участников конкурентные привычки могут быть искажены. Поскольку HAS содержит вопросы, относящиеся к тенденциям прямой конкуренции, открытая конкуренция может рассматриваться большинством людей как отрицательная черта личности.Кроме того, хотя баллы HAS были в значительной степени связаны с баллами PDCAS ( r = 0,304, p < 0,001), баллы PDCAS не были значимо связаны с баллами SDS, что еще раз свидетельствует о том, что конкуренция как средство личного развития может рассматриваться более позитивно. чем открытое конкурентное поведение и убеждения.

Хотя мужчины в нашей выборке снова набрали значительно более высокие баллы по PDCAS ( M = 56,03, SD = 13,26), чем женщины [ M = 49.27, SD = 14,76; t (118) = 2,87, p = 0,005, d Коэна = 0,48], не было никаких существенных различий в отношении пола и выполнения задания или отзыва. Мы также изучили результаты в отношении пола конфедератов. Двусторонний ANOVA с факторами пола участника и пола конфедерации не выявил значительного основного эффекта пола конфедерации [ F (3) = 1,48, p = 0,229] или взаимодействия пола с полом конфедерации [ F (42) = 1.09, p = 0,735, Cohen’s d = 0,36] на результаты соревнований, а двухфакторный дисперсионный анализ с факторами пола участника и пола конфедерации не выявил значительного основного влияния пола конфедерации [ F (3) = 2,28, p = 0,088] или взаимодействие пола с конфедеративным полом [ F (42) = 1,73, p = 0,066, Cohen’s d = 0,45] на соревновательных показателях вспоминания. Более того, попарные t -тесты показали, что ни мужчины, ни женщины, соревнующиеся с сообщниками-мужчинами, не показали каких-либо существенных различий между собой и сообщниками.соревновательное выступление. Тем не менее, участники-мужчины, которые соревновались с сообщниками-женщинами, показали значительно худшие результаты [ t (29) = 3,54, p = 0,001, d Коэна = 0,65], а участницы-женщины, которые соревновались с сообщниками-женщинами, показали незначительно значительно худшие результаты [женщины: t (29) = 1,91, p = 0,066, d = 0,35 у Коэна], когда они считали, что соревнуются, чем когда они не соревновались. Кроме того, как мужчины, так и женщины, соревнующиеся с сообщниками, позже вспоминали значительно меньше форм, выученных в условиях соревнования [мужчины: t (29) = 3.38, p = 0,002, Коэна d = 0,62; самки: t (29) = 3,00, p = 0,006, Cohen’s d = 0,55]. Все группы содержали равные n по 30 участников в каждой группе. Хотя можно предположить, что значительная разница между участниками, которые считали, что они соревнуются с женщинами, могла быть результатом того, что эти участники прилагали меньше усилий по сравнению с женщинами-соперницами, не было значительных групповых различий в отношении ошибок симметрии, предполагая, что усилия при выполнении задания были одинаковыми во всех группах. группы, а память на задание была нарушена у тех участников, которые столкнулись с конкурентками.Подробная информация о групповых различиях представлена ​​на рис. 5.

Рис. 5. Результаты эксперимента 2. (A) Участники запомнили значительно больше фигур во время выполнения задания в состоянии «я», чем в состоянии «соревнования». (B) Позже участники вспомнили больше форм, выученных в состоянии «я», чем в состоянии «соревнования». (C) «Оценки соревновательной производительности» (оценка по состоянию «самостоятельность», вычтенная из оценки по условию «соревнования»), значимо предсказанная «оценка соревновательного отзыва» (формы из условия «самостоятельность», успешно воспроизведенные в пост-тесте, вычтенные из формы из условия «соревнования» были успешно воспроизведены), предполагая, что наша задача рабочей памяти привела к значительному немедленному долгосрочному обучению.На этом графике положительный результат означает более высокую конкурентоспособность. Столбики погрешностей отражают стандартные ошибки средних.

При контроле предвзятости социальной желательности баллы по PDCAS значительно положительно коррелировали с результатами в условиях конкуренции (но не с самостоятельными условиями) для женщин-участниц, которые считали, что соревнуются с женщинами-сообщниками ( r = 0,49, p = 0,009). Это говорит о том, что чем больше эти участники рассматривали соревнование как способ улучшить свои навыки, тем лучше они выступали в конкурентной среде.Однако, учитывая небольшую выборку участников-женщин, соревнующихся с сообщницами-женщинами ( n = 30), этот вывод может быть весьма спекулятивным. Кроме того, хотя можно было бы ожидать, что PDCAS будет коррелировать с количеством форм, вызванных из условий соревнования, этот вывод не был значимым. Тем не менее, баллы соревновательной производительности (оценка во время самосостязания вычитается из оценки во время условия соревнования) не предсказывали баллы соревновательного отзыва для женщин, которые считали, что соревнуются с другими женщинами, предполагая, что, хотя соревнование может повысить производительность для людей, которые предпочитают конкуренцию как средство повышения производительности, соревновательная производительность не очень часто приводит к увеличению непосредственной долговременной памяти.

В целом, наши результаты показывают, что конкуренция снижает производительность рабочей памяти и непосредственную долговременную память для большинства групп в нашей задаче. Тот факт, что конкуренция может мешать памяти, удивителен; Одним из объяснений этого вывода может быть то, что присутствие конкурента может вызвать у участников сильное беспокойство, а высокий уровень беспокойства, как было показано, снижает работоспособность (Darke, 1988; Ashcraft and Kirk, 2001; Miller and Bichsel, 2004) и продолжительное время. — временная память (Rosenfeld, 1978; Cassady, 2004; Miller, Bichsel, 2004).В частности, исследования показали, что подростки, выросшие в среде с высокими нормативными целями, сообщают о самых высоких показателях соревновательной тревожности (White, 1998), что может привести к снижению производительности.

Возможно, еще более неожиданным было то, что обнаружение того факта, что присутствие спортсменки-женщины, а не мужчины, скорее всего, помешало выполнению нашего задания на запоминание. Альтернативным объяснением этого вывода может быть то, что участники прилагали меньше усилий для выполнения задания из-за присутствия участницы-женщины.Однако, поскольку не было значительных различий, связанных с полом, условиями соревнований и ошибками симметрии, эти результаты позволяют предположить, что присутствие соревнующейся женщины, скорее всего, препятствует процессам, связанным с рабочей памятью, а затем и процессам, необходимым для кодирования. видно по результатам нашей задачи на припоминание. Кроме того, мы обнаружили значительные различия между условиями для участников, которые считали, что они соревнуются с женщинами-конфедератами, но не было значительного взаимодействия пола с полом конфедератов.Это может свидетельствовать о том, что все участники могли иметь схожие показатели в соревновательных условиях (см. рис. 6) и, следовательно, не приводили к взаимодействию пола с конфедеративным полом.

Рис. 6. Гендерные различия в эксперименте 2. Участники мужского и женского пола показали худшие результаты и вспомнили меньше фигур после теста, когда считали, что соревнуются с участницами женского пола. Не было никаких существенных различий для участников, которые считали, что они снова соревнуются с мужчинами.Столбики погрешностей отражают стандартные ошибки средних.

Кроме того, различия в субъективном вознаграждении могут повлиять на процессы памяти, необходимые для обучения, такие как внимание: успех в конкурентной среде обучения может субъективно ощущаться более полезным, чем успех в индивидуальной среде обучения, и, следовательно, отвлекает внимание участников, тем самым нарушая работу и Долгосрочная память.

Общее обсуждение

Соревнование, внимание и память

Наши результаты подтверждают мнение о том, что конкурентная среда может влиять на память и усилия.В эксперименте 1 мы исследовали влияние конкуренции на внимание и усилие; мы обнаружили, что присутствие спортсмена увеличивает внимание к физической нагрузке. Тем не менее, мы не обнаружили, что конкуренция увеличивала длительные усилия при выполнении нашей задачи — так же, как конкуренция не влияла на часть усилий в эксперименте 2 (матрицы симметрии). Такой результат мог произойти по ряду причин: во-первых, поскольку РТ обычно рассматривают как неявный маркер мотивации (Glaser and Knowles, 2008), возможно, конкуренция влияет на усилия на неявном, а не явном уровне, особенно с учетом того, что наши результаты опроса показывают, что участники склонны рассматривать открытое конкурентное поведение как отрицательную черту.Во-вторых, возможно, соперничество достаточно заметно только для того, чтобы усилить немедленное внимание в лабораторных условиях, а не для продолжительных физических усилий над задачей с течением времени. Однако более вероятно, что конкуренция может повлиять только на выполнение задачи с физическими усилиями в среде, где конкуренты соревнуются бок о бок, чего не произошло в нашей задаче. Кроме того, Килдафф (2014) обнаружил, что соревнование имеет тенденцию увеличивать физические усилия при выполнении задачи с грубыми физическими усилиями (например, при беге). Тем не менее вывод о том, что конкуренция может увеличить внимание, имеет важное практическое применение в сфере образования и на рабочем месте.

В эксперименте 2 мы исследовали влияние присутствия конкурента на память. Участники нашей выборки лучше всего справились с нашей задачей на рабочую память в неконкурентной среде, а также узнали больше в неконкурентной среде, о чем свидетельствуют их результаты в более позднем тесте на припоминание. Эти результаты могли произойти по ряду причин. Во-первых, конкуренцию можно рассматривать как угрозу, вызывающую тревогу у большинства участников: предыдущие исследования показали, что высокий уровень тревоги может оказывать негативное влияние на обе способности рабочей памяти (Darke, 1988; Ashcraft and Kirk, 2001; Miller and Bichsel, 2004; Оуэнс и др., 2012) и на обучении (Rosenfeld, 1978; Cassady, 2004; Miller and Bichsel, 2004; Einsel and Turk, 2011). Мы ожидали, что если бы участники рассматривали своего конкурента как угрозу, это действительно помешало бы работе, как это видно из наших результатов. Эти результаты были еще сильнее в наших результатах, касающихся припоминания, предполагая, что для большинства людей конкуренция на самом деле мешает памяти. Кроме того, наша выборка состояла из студентов, уже находящихся на уровне бакалавриата, которые, возможно, уже привыкли к сотрудничеству с другими студентами в академической среде (в отличие от соперничества).Поскольку наша выборка состояла из студентов бакалавриата из США — в отличие от студентов из такой страны, как Япония, где распространена конкурентная среда обучения (Heine et al., 2001), — возможно, наши участники не были приспособлены к обучению в конкурентной среде. Конкурентная среда обучения, возможно, привела к улучшениям в странах, которые обучают таким образом с раннего возраста, предполагая, что конкурентная среда обучения может быть слишком новой для тех, кто уже имеет более высокий уровень образования (Сандерс, 1987; Смит, 1992).

Несмотря на то, что соревнование улучшило начальное RT в эксперименте 1, присутствие конкурента мешало как рабочей памяти, так и непосредственной долговременной памяти в эксперименте 2. Поскольку внимание, вероятно, увеличивает как рабочую память (Awh et al., 2006; Berryhill et al. , 2011) и обучения (Nissen and Bullemer, 1987; Cohen et al., 1990; Gottlieb, 2012), почему это открытие произошло? Возможно, причиной этого парадокса была сложность задачи: в эксперименте 1 использовалась простая задача с нажатием кнопки, которая требовала минимальных усилий.Однако многогранная задача из эксперимента 2 требовала больших усилий для достижения успеха, а поскольку большее эмоциональное возбуждение может помешать производительности и мотивации при выполнении очень сложной задачи (Yerkes and Dodson, 1908; Watters et al., 1997; Diamond et al., 2007), возможно, присутствие конкурента вызывало достаточно беспокойства, чтобы помешать работе рабочей памяти и непосредственной долговременной памяти. На самом деле, предыдущие исследования показали, что RT имеет тенденцию быть быстрее после увеличения возбуждения, тогда как исполнительные задачи, такие как те, которые необходимы для успешной рабочей памяти, как правило, выигрывают от снижения возбуждения (Luft et al., 2009). Кроме того, поскольку результаты соревновательных результатов в значительной степени предсказывают результаты соревновательных отзывов, возможно, тревога влияла на память на этапе кодирования, а не на удержание или припоминание.

Альтернативное объяснение содержится в литературе о вознаграждениях, так как предыдущие исследования показали, что получение вознаграждения за задачу может иногда мешать производительности, обучению и памяти (Spence, 1970; McGraw and McCullers, 1974; Mobbs et al., 2009; Chib et al. др., 2012). Возможно, успех в конкурентной среде обучения был субъективно более полезным, чем успех в индивидуалистической среде, несмотря на то, что объективное вознаграждение оставалось одинаковым в разных условиях.Если успех в конкурентной среде обучения субъективно более вознаграждает, чем успех в индивидуалистической среде, соревнование может с большей вероятностью отвлечь участников — подобно «удушью под давлением» (Baumeister, 1984; Beilock and Carr, 2001, 2005; Ramirez et al.). ., 2013). Это объяснение может быть причиной того, почему конкуренция негативно влияет на рабочую память и непосредственную долговременную память при выполнении нашей задачи. Также могут быть индивидуальные различия в предпочтениях конкурентной среды обучения.В будущих исследованиях было бы полезно определить предпочтения участников в отношении условий соревнования, поскольку эта информация может дать представление о возможной отвлекаемости соревнования и памяти.

Индивидуальные и гендерные различия

В эксперименте 1 мы обнаружили, что PDCAS предсказывает, насколько конкурентоспособным будет человек в задаче с планкой усилий. В эксперименте 2 PDCAS предсказывал, насколько конкурентоспособным был человек в задаче на память, хотя этот вывод не оставался значимым после поправки на множественные сравнения.Конкурентоспособность в условиях обучения, вероятно, будет зависеть от большего количества факторов, чем можно понять из одного показателя обследования. Кроме того, мы обнаружили, что мужчины набрали значительно более высокие баллы по PDCAS, предполагая, что мужчины могут ценить конкуренцию как средство улучшения личного развития больше, чем женщины. Мужчины также продемонстрировали более высокие результаты в нашем задании на физические усилия в эксперименте 1, что соответствует недавним исследованиям, которые показывают, что мужчины, как правило, предпочитают и лучше работают в соревновательной физической среде в большей степени, чем женщины (Gneezy et al., 2009; Нидерле и Вестерлунд, 2011). Тем не менее, мужчины не превзошли женщин в нашем повторном задании на память в эксперименте 2. Соревнование может повлиять на выполнение заданий на память иначе, чем соревнование традиционно влияет на усилие и внимание. Кроме того, поскольку предыдущие исследования [такие как Gneezy et al. (2009)] обычно использовали задачи на усилия для сравнения предпочтений в конкурентной среде, в будущих исследованиях может потребоваться дальнейшее изучение гендерных различий в предпочтении конкуренции в задачах на память, поскольку они обычно используются в образовательных учреждениях.

Мы также обнаружили высокие показатели социальной желательности в нашей выборке, которая отрицательно коррелировала с HAS, но не с PDCAS, что позволяет предположить, что PDCAS может быть лучшим показателем опроса при выявлении истинных качеств человека, его конкурентных привычек и предпочтений. Кроме того, поскольку HAS содержит вопиющие вопросы о конкуренции, ее отрицательная корреляция с социальной желательностью может свидетельствовать о том, что конкуренция может рассматриваться большинством людей как отрицательная черта личности.

В эксперименте 2 мы обнаружили существенные различия в выполнении задания на запоминание, когда участник считал, что соревнуется с участницей женского пола.Однако этого результата не было в эксперименте 1 в задаче на физическое усилие. Хотя некоторые исследования показали, что женщины, как правило, лучше справляются с задачами, связанными с эпизодической памятью (Herlitz et al., 1997; Davis, 1999) и задачами памяти идентификации объекта (Voyer et al., 2007), которые были сильными навыками, необходимыми для достижения успеха в типа задания, используемого в Эксперименте 2, известно ли об этом гендерном преимуществе нашим участникам, остается неизвестным. Исследования показывают, что повышенное внимание к собственной работе может привести к снижению производительности или «удушью под давлением» (Baumeister, 1984; Beilock and Carr, 2001, 2005; Ramirez et al., 2013), поэтому присутствие соперницы-женщины может усилить давление в учебной среде, если у участников уже был опыт выполнения задач на запоминание объектов и соперниц-женщин, например, в условиях обучения в классе. Тем не менее, неясно, были ли различия в производительности, которые мы обнаружили среди участников, которые считали, что соревнуются с женщинами, результатом повышенного давления из-за присутствия женщины-участницы или противоположной точкой зрения: женщины не казались сильными противниками в учебная среда, поэтому они не заставляли своих конкурентов уделять больше внимания задаче.Однако, хотя мы обнаружили значительные различия между условиями для участников, которые считали, что соревнуются с женщинами-конфедератами, не было значительного взаимодействия пола с полом конфедерата, что позволяет предположить, что у всех участников может быть снижена производительность в условиях соревнования.

Ограничения

Возможно, будет сложно обобщить наш эксперимент на соревнование и память в реальном мире. В нашей задаче в эксперименте 1 изучалось, как социальная мотивация влияет на простое физическое усилие, но соревнование может влиять на грубые физические усилия (т.г., бег, командные виды спорта и др.) на более сложном уровне. Кроме того, наша задача из эксперимента 2 была конкретной задачей на кратковременную память, которая не давала никаких реальных результатов в долгосрочной перспективе. Будущие исследования должны включать более длительный период перед выполнением задания на припоминание, поскольку более длительная задержка перед припоминанием более реалистично иллюстрирует, как происходит обучение в классе. Кроме того, хотя индивидуальные предпочтения в соревновании были получены, индивидуальные различия во внутренних и внешних предпочтениях вознаграждения не учитывались, и дополнительная сумма в несколько долларов могла быть недостаточной мотивацией для некоторых людей для повышения производительности.Будущие исследования должны изучить, как конкуренция может повлиять на долговременную память в настоящей образовательной среде.

Поскольку в нашем исследовании изучалось влияние конкуренции на память в двух задачах, в которых также были отмечены выигрыши и проигрыши, наши выводы могли быть основаны на влиянии выигрышей и проигрышей на внимание и производительность, смягчаемом заметностью конкурента. Поскольку в предыдущих исследованиях предполагалось, что потери могут повышать как внимание, так и производительность (Yechiam and Hochman, 2013), будущие исследования должны попытаться определить, просто ли конкуренция смягчает это влияние, особенно с учетом того, что большинство конкурентных сред обучения включают в себя определенные виды выигрышей и потерь. , например, в образовательных учреждениях.

Заключение

Таким образом, наше исследование показывает, что социальная мотивация, в частности конкуренция, может оказывать сильное влияние на внимание и память, хотя существуют значительные индивидуальные и гендерные различия. Соревнование в условиях физических усилий может повысить внимание, в то время как присутствие конкурента может иметь пагубные последствия для памяти и производительности. Эти результаты имеют серьезные последствия для образования, рабочего места и других реальных условий, связанных с социальным взаимодействием.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Zana J Hanini, Joe Melon и Tanasia Hall за их помощь в качестве экспериментаторов. Мы также хотели бы поблагодарить Холли Салливан Тул за разработку задачи с планкой усилий, а также Джеймса Брэдли, Фрэнка Ника, Ахмета Чесели, Кристину Беджани, Саманту ДеПаск Суонсон, Джамиля Бханджи, Онаису Ризки, Киранмайи Куримеллу и Стути Праджапати за их помощь в качестве конфедераты.Эта работа была поддержана грантом Национального научного фонда (BCS 1150708), присужденным ET.

Ссылки

Андерсон Н.Д., Иидака Т., Кабеса Р., Капур С., Макинтош А.Р. и Крейк Ф.И. (2000). Влияние разделенного внимания на активность мозга, связанную с кодированием и поиском: ПЭТ-исследование молодых и пожилых людей. Дж. Когн. Неврологи. 12, 775–792. дои: 10.1162/0898922598

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Баумайстер, Р.Ф. (1984). Задыхаясь под давлением: застенчивость и парадоксальное влияние стимулов на умелую работу. Дж. Перс. соц. Психол. 46, 610. doi: 10.1037/0022-3514.46.3.610

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бейлок С.Л. и Карр Т.Х. (2001). О хрупкости квалифицированного выступления: что управляет удушьем под давлением? Дж. Экспл. Психол. Ген. 130, 701. doi: 10.1037/0096-3445.130.4.701

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бейлок, С.Л. и Карр, Т. Х. (2005). Когда у сильных людей подводит рабочая память и они «захлебываются под давлением» в математике. Психология. науч. 16, 101–105. doi: 10.1111/j.0956-7976.2005.00789.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Беррихилл, М.Е., Чейн, Дж., и Олсон, И.Р. (2011). На стыке внимания и памяти: механистическая роль задней теменной доли в рабочей памяти. Нейропсихология 49, 1306–1315. doi: 10.1016/j.нейропсихология.2011.02.033

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бургильо, Дж. К. (2010). Использование теории игр и обучения на основе соревнований для стимулирования мотивации и успеваемости учащихся. Вычисл. Образовательный 55, 566–575. doi: 10.1016/j.compedu.2010.02.018

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кэссиди, Дж. К. (2004). Влияние когнитивной тревожности при тестировании на цикл обучения и тестирования. Узнать. Инстр. 14, 569–592.doi: 10.1016/j.learninstruc.2004.09.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чиб, В. С., Де Мартино, Б., Шимоджо, С., и О’Доэрти, Дж. П. (2012). Нейронные механизмы, лежащие в основе парадоксальной эффективности денежных стимулов, управляются неприятием потерь. Нейрон 74, 582–594. doi: 10.1016/j.neuron.2012.02.038

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Коэн, А., Иври, Р.И., и Кил, С.В. (1990). Внимание и структура в последовательном обучении. Дж. Экспл. Психол. Учить. Мем. Познан. 16, 17. doi: 10.1037/0278-7393.16.1.17

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Крейк Ф.И., Говони Р., Навех-Бенджамин М. и Андерсон Н.Д. (1996). Влияние разделенного внимания на процессы кодирования и поиска в памяти человека. Дж. Экспл. Психол. Gen. 125, 159. doi: 10.1037/0096-3445.125.2.159

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дэвис, П.Дж. (1999). Гендерные различия в автобиографической памяти детских эмоциональных переживаний. Дж. Перс. соц. Психол. 76, 498. doi: 10.1037/0022-3514.76.3.498

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Даймонд Д.М., Кэмпбелл А.М., Парк С.Р., Халонен Дж. и Золадз П.Р. (2007). Темпоральная динамическая модель обработки эмоциональной памяти: синтез на нейробиологической основе стресс-индуцированной амнезии, вспышек и травматических воспоминаний и закона Йеркса-Додсона. Нейропласт. 2007:60803. дои: 10.1155/2007/60803

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

ДиМеничи, Б.C. и Ричмонд, Л.Л. (2015). Размышление о прошлых неудачах приводит к увеличению настойчивости и постоянного внимания. Дж. Когн. Психол. 27, 180–193. дои: 10.1080/20445911.2014.995104

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дакворт, А. Л., Петерсон, К., Мэтьюз, доктор медицины, и Келли, Д. Р. (2007). Выдержка: настойчивость и страсть к долгосрочным целям. Дж. Перс. соц. Психол. 92, 1087. doi: 10.1037/0022-3514.92.6.1087

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Двек, К.С. и Леггетт, Э. Л. (1988). Социально-когнитивный подход к мотивации и личности. Психология. Ред. 95, 256. doi: 10.1037/0033-295X.95.2.256

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Исон, Р. Г., Хартер, М. Р., и Уайт, К. (1969). Влияние внимания и возбуждения на зрительно вызванные корковые потенциалы и время реакции у человека. Физиол. Поведение 4, 283–289. дои: 10.1016/0031-9384(69)-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эйнзель, К.и Терк, С.Л. (2011). Социальная тревожность и размышления: влияние на упреждающую тревогу, предвзятость памяти и убеждения. Пси Чи Дж. Старший. Рез. 16, 26–31.

Академия Google

Эндо, Н., Сайки, Дж., и Сайто, Х. (2001). Детерминанты возникновения отрицательного прайминга для новых форм с соответствующей парадигмой. Jpn J. Psychol. 72, 204–212. [на японском]. doi: 10.4992/jjpsy.72.204

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фернандес, М.А. и Москович М. (2000). Разделение внимания и памяти: свидетельство существенного интерференционного эффекта при поиске и кодировании. Дж. Экспл. Психол. Gen. 129, 155. doi: 10.1037/0096-3445.129.2.155

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фредерик-Рекаскино, К.М., и Шустер-Смит, Х. (2003). Соревнование и внутренняя мотивация в физической активности: сравнение двух групп. Дж. Спортивное поведение. 26, 240–254.

Академия Google

Глейзер, Дж.и Ноулз, Э. Д. (2008). Неявная мотивация контролировать предрассудки. Дж. Экспл. соц. Психол. 44, 164–172. doi: 10.1016/j.jesp.2007.01.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гнизи, У., Леонард, К.Л., и Лист, Дж.А. (2009). Гендерные различия в конкуренции: свидетельство матрилинейного и патриархального общества. Эконометрика 77, 1637–1664. дои: 10.3982/ECTA6690

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гейне, С.Дж., Китаяма С., Леман Д.Р., Таката Т., Иде Э., Леунг С. и др. (2001). Различные последствия успеха и неудачи в Японии и Северной Америке: исследование мотивации к самосовершенствованию и гибкости личности. Дж. Перс. соц. Психол. 81, 599. doi: 10.1037/0022-3514.81.4.599

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хогг, Массачусетс, и Абрамс, Д. (1990). Социальная мотивация, самооценка и социальная идентичность. Теория социальной идентичности : Уст.крит. нареч. 28, 47.

Академия Google

Хоренс, В. (1995). Предубеждения в пользу себя, самопрезентация и асимметрия «я-другой» в социальном сравнении. Дж. Перс. 63, 793–817. doi: 10.1111/j.1467-6494.1995.tb00317.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Horswill, M.S., Waylen, A.E., and Tofield, M.I. (2004). Оценка водителями различных компонентов их собственных навыков вождения: большая иллюзия превосходства навыков, связанных с участием в ДТП. Дж. Заявл. соц. Психол. 34, 177–195. doi: 10.1111/j.1559-1816.2004.tb02543.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Килдафф, Г. Дж. (2014). Стремление к победе в соперничестве, мотивации и производительности. Соц. Психол. Перс. науч. 5, 944–952. дои: 10.1177/1948550614539770

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ле Бук, Р., и Пессиглионе, М. (2013). Визуализация социальной мотивации: разные мозговые механизмы управляют производством усилий во время сотрудничества, а не конкуренции. J. Neurosci. 33, 15894–15902. doi: 10.1523/JNEUROSCI.0143-13.2013

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Люфт, С.Д.Б., Такасе, Э., и Дарби, Д. (2009). Вариабельность сердечного ритма и когнитивная функция: влияние физических усилий. биол. Психол. 82, 186–191. doi: 10.1016/j.biopsycho.2009.07.007

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мадди, С. Р., Мэтьюз, М. Д., Келли, Д. Р., Вильярреал, Б.и Уайт, М. (2012). Роль выносливости и упорства в прогнозировании успеваемости и удержания курсантов USMA. Мил. Психол. 24, 19–28. дои: 10.1080/08995605.2012.639672

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

McGraw, K.O., и McCullers, JC (1974). Отвлекающий эффект материального вознаграждения: альтернативное объяснение превосходной эффективности групп вознаграждения в вероятностном обучении. Дж. Экспл. Детская психология. 18, 149–158. дои: 10.1016/0022-0965(74)

-4

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Миллер, Х.и Бичсел, Дж. (2004). Беспокойство, рабочая память, пол и успеваемость по математике. чел. Индивид. Диф. 37, 591–606. doi: 10.1016/j.paid.2003.09.029

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Mobbs, D., Hassabis, D., Seymour, B., Marchant, J.L., Weiskopf, N., Dolan, R.J., et al. (2009). Снижение производительности, основанное на денежном вознаграждении, связано с активностью среднего мозга. Психология. науч. 20, 955–962. doi: 10.1111/j.1467-9280.2009.02399.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нидерле, М.и Вестерлунд, Л. (2011). Пол и конкуренция. год. Преподобный Экон. 3, 601–630. doi: 10.1146/annurev-economy-111809-125122

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ниссен, М.Дж., и Буллемер, П. (1987). Требования к вниманию для обучения: данные по показателям производительности. Познан. Психол. 19, 1–32. дои: 10.1016/0010-0285(87)

-8

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Олдфатер П. и Даль К. (1994). На пути к социально-конструктивистскому переосмыслению внутренней мотивации обучения грамоте. Дж. Лит. Рез. 26, 139–158. дои: 10.1080/10862969409547843

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Оуэнс, М., Стивенсон, Дж., Хэдвин, Дж. А., и Норгейт, Р. (2012). Тревога и депрессия в успеваемости: исследование опосредующих факторов беспокойства и рабочей памяти. Ш. Психол. Междунар. 33, 433–449. дои: 10.1177/0143034311427433

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Паулюс, Д.Л. (1991). «Измерение и контроль предвзятости ответов», в Measures of Social Psychological Attitudes , eds J.П. Робинсон, П. Р. Шейвер и Л. С. Райтсман (Сан-Диего, Калифорния: Academic Press), 17–59.

Академия Google

Пронин, Э., Лин, Д.Ю., и Росс, Л. (2002). Слепое пятно предвзятости: восприятие предвзятости в отношении к себе по сравнению с другими. чел. соц. Психол. Бык. 28, 369–381. дои: 10.1177/0146167202286008

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рамирес, Г., Гундерсон, Э. А., Левин, С. К., и Бейлок, С. Л. (2013). Математическая тревожность, рабочая память и математические достижения в начальной школе. Дж. Когн. Дев. 14, 187–202. дои: 10.1080/15248372.2012.664593

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Redick, T.S., Broadway, J.M., Meier, M.E., Kuriakose, P.S., Unsworth, N., Kane, M.J., et al. (2012). Измерение объема рабочей памяти с помощью автоматизированных сложных задач. евро. Дж. Психол. Оценивать. 28, 164. doi: 10.1027/1015-5759/a000123

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рикман, Р. М., Хаммер, М., Качор, Л.М. и Голд, Дж. А. (1990). Построение шкалы гиперконкурентного отношения. Дж. Перс. Оценивать. 55, 630–639. дои: 10.1207/s15327752jpa5503&4_19

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рикман, Р. М., Хаммер, М., Качор, Л. М., и Голд, Дж. А. (1996). Построение шкалы соревновательной установки личностного развития. Дж. Перс. Оценивать. 66, 374–385. дои: 10.1207/s15327752jpa6602_15

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сандерс, Д.(1987). Культурные конфликты: важный фактор неуспеваемости учащихся из числа американских индейцев. Дж. Мультикульт. Счетчики Девел. 15, 81–90. doi: 10.1002/j.2161-1912.1987.tb00381.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Смит, К. Дж. (1992). Использование мультимедиа с детьми навахо: попытка облегчить проблемы культурного стиля обучения, опыта и мотивации. Читать. Письм. Q. 8, 287–294. дои: 10.1080/0748763920080303

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Спенс, Дж.Т. (1970). Отвлекающие эффекты материальных подкреплений в обучении различению детей из низших и средних классов. Детская разработка. 41, 103–111.

Академия Google

Стусс Д., Стетем Л., Хугенгольц Х., Пиктон Т., Пивик Дж. и Ричард М. (1989). Время реакции после травмы головы: усталость, рассеянное и сосредоточенное внимание, постоянство действий. Дж. Нейрол. Нейрохирург. Психиатрия 52, 742–748. doi: 10.1136/jnnp.52.6.742

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Суонсон, С.Д. и Трикоми Э. (2014). Ожидаемые цели и сложность задачи модулируют полосатую реакцию на обратную связь. Познан. Оказывать воздействие. Поведение Неврологи. 14, 610–620. doi: 10.3758/s13415-014-0269-8

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Treadway, M.T., Buckholtz, J.W., Schwartzman, A.N., Lambert, W.E., and Zald, D.H. (2009). Стоит ли «EEfRT»? Затраты усилий на вознаграждение как объективный показатель мотивации и ангедонии. PLoS ONE 4:e6598.doi: 10.1371/journal.pone.0006598

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Войер, Д., Постма, А., Брейк, Б., и Императо-МакГинли, Дж. (2007). Гендерные различия в памяти местоположения объекта: метаанализ. Психон. Бык. Ред. 14, 23–38. дои: 10.3758/BF03194024

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уоттерс П.А., Мартин Ф. и Шретер З. (1997). Кофеин и когнитивные функции: нелинейный закон Йеркса-Додсона. Гул. Психофармак. 12, 249–257.

Академия Google

Вентцель, К.Р. (1999). Социально-мотивационные процессы и межличностные отношения: значение для понимания мотивации в школе. J. Образование. Психол. 91, 76. doi: 10.1037/0022-0663.91.1.76

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Уайт, ЮАР (1998). Целевые профили подростков, восприятие мотивационного климата, инициируемого родителями, и тревожность, связанная с соревновательной чертой. Спортивная психология. 12, 16–28.

Академия Google

Йечиам, Э., и Хохман, Г. (2013). Потери как модуляторы внимания: обзор и анализ уникальных эффектов потерь по сравнению с приобретениями. Психология. Бык. 139, 497. doi: 10.1037/a0029383

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Йеркс, Р. М., и Додсон, Дж. Д. (1908). Отношение силы раздражителя к скорости формирования привычки. Дж. Комп. Нейрол. Психол. 18, 459–482. doi: 10.1002/cne.920180503

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Зербе, В. Дж., и Паулхус, Д. Л. (1987). Социально желательное реагирование на организационное поведение: переосмысление. акад. Управлять. Ред. 12, 250–264.

Академия Google

Циммерман, Б. Дж. (1989). Социально-когнитивный взгляд на саморегулируемое академическое обучение. J. Образование. Психол. 81, 329. doi: 10.1037/0022-0663.81.3.329

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Почему конкуренция — это хорошо

Беседуя с малыми предприятиями и предпринимателями, составляющими бизнес-планы, я обнаружил, что владельцы бизнеса часто желают, чтобы у них не было конкурентов.Компании обычно думают, что без конкуренции весь рынок их товаров или услуг будет принадлежать им. Я не думаю, что это так, особенно для новых стартапов, предлагающих действительно инновационные продукты и услуги. Вот почему:

  • Конкуренция подтверждает вашу идею
    Вы понимаете, что у вас есть хорошая идея, когда другие люди предлагают аналогичные продукты или услуги. Конкуренция подтверждает рынок и тот факт, что есть наиболее вероятные покупатели для вашего нового продукта.Это также означает, что затраты на маркетинг и обучение вашего рынка снижаются (см. следующий пункт).
  • Конкуренция помогает обучать ваш целевой рынок
    Быть первым на рынке может быть огромным преимуществом, но это также означает, что вам придется потратить гораздо больше, чем второму игроку на рынке, чтобы рассказать рынку о вашем новом виджете, вашем новое решение проблемы, ваш новый подход к услугам. Это особенно верно для предприятий, которые являются чрезвычайно инновационными. Эти компании, впервые вышедшие на рынок, столкнутся с клиентами, которые не знали, что существует решение их проблемы.Эти потенциальные клиенты могут даже не знать, что у них есть проблема, которую можно решить лучше. Этим компаниям, первым выходящим на рынок, предстоит тяжелая битва за просвещение потребителей — часто дорогостоящий и трудоемкий процесс. Второй на рынке будет пользоваться всеми преимуществами образованного рынка без больших затрат на маркетинг.
  • Конкуренция подталкивает вас
    Предприятия, в которых практически отсутствует конкуренция, стагнируют. У клиентов мало альтернатив на выбор, поэтому нет стимула к инновациям.Постоянная конкуренция гарантирует, что ваш рынок продолжает развиваться, а вместе с ним и ваше предложение продуктов.
  • Конкуренция заставляет сфокусироваться и выделиться
    Без конкуренции легко потерять фокус на своем основном бизнесе и своих основных клиентах и ​​начать расширяться в областях, которые не обслуживают ваших лучших клиентов. Конкуренция заставляет вас и ваш бизнес выяснить, как отличаться от конкурентов, как вы можете сосредоточиться на своих клиентах. В долгосрочной перспективе конкуренция поможет вам построить лучший бизнес.


Однако чрезмерное внимание к конкурентам — это плохо.

  • Это душит творчество
    Если вы будете только следить за своими конкурентами и проводить бесконечный конкурентный анализ, вы не сможете придумывать оригинальные идеи. В конечном итоге вы будете выглядеть и вести себя так же, как ваши конкуренты. Вместо этого возьмите за привычку НЕ посещать веб-сайты ваших конкурентов, НЕ заходить в их магазины, НЕ звонить в их офисы продаж. Вместо этого сосредоточьтесь на том, как вы можете обеспечить наилучший сервис, и потратьте свое время на общение со своими клиентами, а не с конкурентами.
  • Это мешает вам сосредоточиться на своих клиентах.
    Следование за вашими конкурентами означает, что вы не сосредотачиваетесь на своих клиентах и ​​их желаниях — вы сосредотачиваетесь на том, как ваши конкуренты обслуживают своих клиентов. Вместо того, чтобы тратить время на выяснение того, как вы можете лучше обслужить следующего человека, который войдет в вашу дверь, чтобы он стал постоянным клиентом, рекомендателем, источником рекомендаций, вы становитесь подражателем. Когда это произойдет, для покупателя не будет иметь значения, зайдет ли он в ваш магазин или магазин вашего конкурента, потому что вы оба будете одинаковыми.


В каждом бизнесе есть конкуренция, даже если это не прямая конкуренция. Всегда есть альтернативный метод решения проблемы, которую вы решаете, даже если ваша идея и решение революционны. Например, первоначальной конкуренцией автомобилям были лошадь и повозка (или старая добрая прогулка). Конкуренцию за первоначальный набег Mac на настольные издательские системы составляли не другие вычислительные системы, а системы ручного копирования и вставки. Это нормально, иметь конкуренцию, и на самом деле это хорошо.

По мере развития вашего бизнеса очень важно понимать, как ваши клиенты в настоящее время решают проблему, которую вы решаете. Это поможет вам сфокусировать свой маркетинг и действительно удовлетворить истинные потребности ваших клиентов.

Ной Парсонс
Главный операционный директор, Palo Alto Software

Сила конкуренции: влияние социальной мотивации на внимание, постоянные физические усилия и обучение оба сильно зависят от внимания.В частности, мы изучили, будет ли конкуренция стимулировать более высокую производительность в задаче на память, и если да, то какие механизмы за это несут ответственность.

Метод

Участники

Сто двадцать четыре студента из кампуса Университета Рутгерса в Ньюарке приняли участие в исследовании, которое было одобрено IRB Рутгерса. Участники получили кредит курса за свое участие, и по прибытии им сказали, что они будут иметь право заработать 1–3 доллара в виде бонусных денег в дополнение к кредиту курса.Эксперимент 2 следовал тому же лабораторному формату, что и эксперимент 1: при входе в лабораторию участников знакомили с другим «участником», с которым они позже будут взаимодействовать — сообщником того же или противоположного пола. После получения письменного информированного согласия от участника экспериментатор привел сообщника в комнату для тестирования и подождал около 5 минут, ожидаемое время для сообщника для завершения практического занятия по заданию. Затем участники выполнили практическую версию задания, фактическое задание, задание на неожиданное припоминание и ряд опросов, включая демографическую информацию.После завершения опросов участников проверяли на предмет правдоподобности задания и допрашивали о совместной и реальной цели задания. Четверо участников были исключены из выборки за то, что они не поверили, что сообщник был участником. Анализы были выполнены для остальных 120 участников (60 женщин).

Задача на рабочую память

Наша задача на рабочую память была адаптирована из (Redick et al., 2012). Участники решали, симметрична матрица или нет, а затем им предъявлялся линейный рисунок ненормальной формы вместе с числом (от 1 до 3).См. рисунок для описания задачи. Их попросили запомнить связь между формой и числом. Новые формы были взяты из базы данных Novel Shape Эндо и др. (2001). После демонстрации трех различных матриц и форм участникам показывали экран с фигурами из испытания и просили вспомнить числа, связанные с формами, которые им только что показывали. Каждое условие содержало 12 раундов с 18 новыми формами, случайно назначенными каждому условию, и каждый раунд показывался дважды из-за более поздней задачи на припоминание.Каждый участник выполнил оба условия, а фигуры в состоянии «самостоятельно» не повторялись в состоянии «соревнование» (и наоборот ). Условия были уравновешены для участников, чтобы предотвратить эффекты порядка, и формы в каждом состоянии были уравновешены между участниками, если формы в одном состоянии были каким-то образом сложнее, чем формы в другом состоянии.

Изображение задачи эксперимента 2. (A) Участникам показывали матрицу в течение 2 с (Слайд 1) и просили решить, была ли форма симметричной (Слайд 2).Затем участникам показывали новую фигуру в паре с числом (1, 2 или 3) в течение 2 с и просили запомнить эту ассоциацию (слайд 3). После трех раундов (слайдов 1–3) участников попросили вспомнить числа, связанные с фигурами. (B) Субъектам была предоставлена ​​немедленная 6-секундная обратная связь относительно их результатов в предыдущем раунде. В самоусловии (слева) испытуемые были проинформированы о том, сколько фигур они вспомнили правильно. После 2-секундной задержки они также увидели количество ошибок симметрии, которые они сделали в этом испытании, и общий процент задач на симметрию, на которые были даны правильные ответы во всем условии (правый верхний угол — испытуемые должны были правильно ответить как минимум на 85% задач на симметрию). для получения денежного бонуса).В условиях соревнования (справа) испытуемым также давали обратную связь о количестве фигур, которые их «противник» запомнил правильно — случайно сгенерированное число от 0 до 3. После 2-секундной задержки им также давали обратную связь о их симметрии.

Условие «Я»

В самоусловии участникам давали обратную связь о своей работе сразу после экрана припоминания: им сообщали, сколько форм они правильно вспомнили из трех, а также сколько проблем с симметрией они правильно ответили.Им также был дан промежуточный общий процент правильных проблем с симметрией для всего условия. Участники просматривали отзывы в течение 6 секунд после каждого раунда, и им сказали, что если они смогут запомнить в среднем 2/3 фигур во всех раундах для этого условия, им будет предоставлен бонус в размере 1 доллара в дополнение к их кредиту курса. Им также сказали, что для получения бонуса необходимо выполнить задание с точностью матрицы симметрии не менее 85%. Включение задачи на симметрию также позволило нам проверить, различаются ли усилия при выполнении задачи в зависимости от условий, поскольку в этой части задачи не было компонента памяти.

Условие «Соревнование»

В условиях соревнования после каждого экрана отзыва участникам давали отзывы о том, сколько фигур они правильно вспомнили из трех, а также отзывы о работе их «конкурентов». Результативность участника была сгенерирована случайным образом из 3 и в среднем составила 2/3 по всему условию, что сделало цель задачи эквивалентной как для себя, так и для условий соревнования. После 2-секундной задержки участникам также давали обратную связь об ошибках матриц симметрии для раунда.Эта задержка была введена для того, чтобы представить одинаковое количество информации в разных условиях, что делает когнитивную нагрузку на рабочую память более равной в разных условиях. Общее время просмотра припоминания составило 6 с после каждого раунда. Участникам сказали, что если они смогут вспомнить больше ассоциаций, чем другой участник в большинстве раундов, а также иметь точность матрицы симметрии не менее 85%, они получат бонус в размере 1 доллара в конце условия. Обратная связь по состоянию показана на рисунке .

Задание на припоминание

В задании на припоминание, которое последовало за заданием на рабочую память, участников снова просили вспомнить каждое число, связанное с каждой фигурой.Порядок формы был случайным, чтобы предотвратить эффекты порядка.

Анализы

Основные анализы

Внутренний испытуемый t -тест изучал различия между количеством фигур, запомненных в самоусловии, и количеством фигур, запомненных в соревновательном состоянии задания на рабочую память. Внутренний тест t также исследовал, существуют ли различия в последующей памяти между двумя состояниями, т. е. существуют ли различия между количеством форм, первоначально выученных в самоусловии, и количеством форм, первоначально выученных в соревновании. состояние, которое было правильно воспроизведено в посттесте на неожиданное воспоминание.Чтобы сравнить любые различия в непосредственном внимании в зависимости от условий, внутрисубъектный t -тест исследовал RT с первой проблемой симметрии между двумя состояниями. Мы также вычли общее количество фигур, запомненных каждым участником во время самосостояния задачи на рабочую память, из их общего количества фигур, запомненных во время соревновательных условий задачи на рабочую память, и считали эту оценку «конкурентной оценкой производительности» каждого участника. Положительное число указывало бы на лучшую производительность в условиях конкуренции нашей задачи.Мы также повторили процесс для оценок после теста. Линейная регрессия исследовала, предсказывали ли результаты соревновательных результатов результаты соревновательных отзывов, чтобы проверить, были ли баллы отзывов в пост-тесте результатом обучения во время задания на рабочую память. Если бы не было существенной связи между результатами соревнований и результатами соревнований, мы бы предположили, что соревнование увеличивает усилия по нашей задаче, но не непосредственную долговременную память. Самостоятельные баллы были вычтены из результатов соревнований, чтобы учесть общую способность памяти при выполнении задания.

Анализ индивидуальных различий

Корреляции Пирсона (Бонферрони с поправкой на множественные сравнения, α = 0,017) изучали взаимосвязь между личностными конкурентными тенденциями (HAS и PDCAS) и показателями рабочей памяти в соревновательном состоянии и самостоятельным состоянием, а также как вспомнить баллы. Корреляции Пирсона также изучали взаимосвязь между результатами опроса и оценками по SDS, чтобы изучить возможные предубеждения в ответах участников, а также рассматривать ли конкурентные привычки как социально негативную черту.Частичная корреляция Пирсона также изучала взаимосвязь между конкурентными тенденциями по признакам и производительностью при контроле баллов по SDS.

Анализ гендерных различий

Между испытуемыми t — тесты изучали гендерные различия в производительности, отзыве и в опросных показателях (HAS, PDCAS и SDS), использованных в нашем эксперименте. Двухфакторный дисперсионный анализ также исследовал влияние факторов пола и конфедеративного пола на соревновательную производительность и результаты соревновательного отзыва.Кроме того, внутрисубъектные t -тесты для каждой группы отдельно изучали различия в производительности в зависимости от условий (30 участников в группе). Частичные корреляции Пирсона, контролирующие SDS, также исследовали взаимосвязь между конкурентными тенденциями по признакам (HAS и PDCAS) и показателями рабочей памяти в условиях соревнования, самосостоянии и условиях припоминания, чтобы выяснить, присутствует ли присутствие сообщника того же или противоположного пола. достаточно заметен, чтобы преобладать над государственными тенденциями.

Результаты и обсуждение

Тест с парными выборками t показал, что участники показали значительно лучшие результаты в самостоятельных условиях ( M = 28,78, SD = 6,87), чем в соревновательных условиях [ M = 26,72, SD = 6,24; t (119) = 3,85, p < 0,001, Коэн d = 0,31] во время задания на рабочую память. Не было существенной разницы между частотой ошибок симметрии в зависимости от условий, а также существенной разницы в RT по сравнению с первой проблемой симметрии в зависимости от условий, что позволяет предположить, что конкуренция не влияла на усилия, затрачиваемые участниками на выполнение задачи, но конкретно влияла на производительность рабочей памяти.Кроме того, парные выборки 90 866 t 90 867 -теста показали, что участники позже вспоминали больше форм в пост-тесте, изученном в самостоятельных условиях (90 866 M 90 867 = 10,61, SD = 4,40), чем в соревновательных условиях [90 866 M 90 867 = 8,76 , SD = 3,34; t (119) = 4,06, p < 0,001, Коэн d = 0,37]. Линейная регрессия показала, что результаты соревновательных результатов значительно предсказывают результаты соревновательных отзывов [β = 0,25, t (119) = 3.34, p = 0,005], а результаты соревновательной деятельности также объясняют значительную долю дисперсии в результатах послетестового вспоминания о соревнованиях [ R 2 = 0,09, F (1,118) = 11,15, p = 0,001], что позволяет предположить, что баллы запоминания в пост-тесте были результатом обучения во время задания на рабочую память. Если бы не было существенной связи между результатами соревнований и результатами соревнований, мы бы предположили, что соревнование увеличивает усилия по нашей задаче, но не непосредственную долговременную память.

Корреляция Пирсона на данных нашего опроса выявила крайне значимую положительную связь между баллами по PDCAS и производительностью в соревновательных условиях ( r = 0,17, p = 0,061), но не в самостоятельных условиях. Поскольку баллы по SDS снова были относительно высокими в нашей выборке — участники ответили в среднем на 55,25% вопросов «социально желательным» образом, — мы провели частичную корреляцию, которая показала, что при контроле SDS баллы PDCAS незначительно связаны между собой. с производительностью в условиях соревнований ( r = 0.18, p = 0,048). Однако после поправки на множественные сравнения этот вывод перестал быть значимым.

Как и предполагалось, баллы SDS снова значительно отрицательно коррелировали с баллами по шкале HAS ( r = –0,367, p < 0,001), что повторяет наши результаты эксперимента 1 и снова предполагает, что саморефлексия наших участников их собственные конкурентные привычки могут быть искажены. Поскольку HAS содержит вопросы, относящиеся к тенденциям прямой конкуренции, открытая конкуренция может рассматриваться большинством людей как отрицательная черта личности.Кроме того, хотя баллы HAS были в значительной степени связаны с баллами PDCAS ( r = 0,304, p < 0,001), баллы PDCAS не были значимо связаны с баллами SDS, что еще раз свидетельствует о том, что соревнование как средство личного развития может рассматриваться более позитивно. чем открытое конкурентное поведение и убеждения.

Хотя мужчины в нашей выборке снова набрали значительно более высокие баллы по PDCAS ( M = 56,03, SD = 13,26), чем женщины [ M = 49.27, SD = 14,76; t (118) = 2,87, p = 0,005, Cohen d = 0,48], не было никаких существенных различий в отношении пола и выполнения задания или отзыва. Мы также изучили результаты в отношении пола конфедератов. Двусторонний ANOVA с факторами пола участника и пола конфедерации не выявил значительного основного эффекта пола конфедерации [ F (3) = 1,48, p = 0,229] или взаимодействия пола с полом конфедерации [ F (42) = 1.09, p = 0,735, Cohen’s d = 0,36] на результаты соревнований, а двухфакторный дисперсионный анализ с факторами пола участника и пола конфедерации не выявил значительного основного влияния пола конфедерации [ F (3) = 2,28, p = 0,088] или взаимодействие пола с конфедеративным полом [ F (42) = 1,73, p = 0,066, Коэн d = 0,45] по результатам соревновательных отзывов. Кроме того, парные t -тесты показали, что ни мужчины, ни женщины, которые соревновались с сообщниками-мужчинами, не показали каких-либо существенных различий между собой и сообщниками.соревновательное выступление. Тем не менее, участники-мужчины, которые соревновались с сообщниками-женщинами, показали значительно худшие результаты [ t (29) = 3,54, p = 0,001, d Коэна = 0,65], а участники-женщины, которые соревновались с сообщниками-женщинами, показали незначительно значительно худшие результаты [женщины: t (29) = 1,91, p = 0,066, d = 0,35 у Коэна], когда они считали, что соревнуются, чем когда они не соревновались. Кроме того, как мужчины, так и женщины, соревнующиеся с сообщниками, позже вспоминали значительно меньше форм, выученных в условиях соревнования [мужчины: 90 866 t 90 867 (29) = 3.38, p = 0,002, Коэна d = 0,62; самки: t (29) = 3,00, p = 0,006, Cohen’s d = 0,55]. Все группы содержали равные n по 30 участников в каждой группе. Хотя можно предположить, что значительная разница между участниками, которые считали, что они соревнуются с женщинами, могла быть результатом того, что эти участники прилагали меньше усилий по сравнению с женщинами-соперницами, не было значительных групповых различий в отношении ошибок симметрии, предполагая, что усилия при выполнении задания были одинаковыми во всех группах. группы, а память на задание была нарушена у тех участников, которые столкнулись с конкурентками.Подробная информация о групповых различиях представлена ​​на рисунке .

Результаты эксперимента 2. (A) Участники запомнили значительно больше форм во время выполнения задания в состоянии «я», чем в состоянии «соревнования». (B) Позже участники вспомнили больше форм, выученных в состоянии «я», чем в состоянии «соревнования». (C) «Оценки соревновательной производительности» (оценка по состоянию «самостоятельность», вычтенная из оценки по условию «соревнования»), значимо предсказанная «оценка соревновательного отзыва» (формы из условия «самостоятельность», успешно воспроизведенные в пост-тесте, вычтенные из формы из условия «соревнования» были успешно воспроизведены), предполагая, что наша задача на рабочую память привела к значительному немедленному долгосрочному обучению.На этом графике положительный результат означает более высокую конкурентоспособность. Столбики погрешностей отражают стандартные ошибки средних.

При контроле предвзятости социальной желательности баллы по PDCAS значимо положительно коррелировали с результатами в условиях соревнования (но не с самостоятельным состоянием) для женщин-участниц, которые считали, что соревнуются с женщинами-сообщницами ( r = 0,49, p = 0,009). Это говорит о том, что чем больше эти участники рассматривали соревнование как способ улучшить свои навыки, тем лучше они выступали в конкурентной среде.Однако, учитывая небольшую выборку женщин-участников, соревнующихся с женщинами-конфедератами ( n = 30), этот вывод может быть весьма спекулятивным. Кроме того, хотя можно было бы ожидать, что PDCAS будет коррелировать с количеством форм, вызванных из условий соревнования, этот вывод не был значимым. Тем не менее, баллы соревновательной производительности (оценка во время самосостязания вычитается из оценки во время условия соревнования) не предсказывали баллы соревновательного отзыва для женщин, которые считали, что соревнуются с другими женщинами, предполагая, что, хотя соревнование может повысить производительность для людей, которые предпочитают конкуренцию как средство повышения производительности, соревновательная производительность не очень часто приводит к увеличению непосредственной долговременной памяти.

В целом, наши результаты показывают, что конкуренция снижает производительность рабочей памяти и непосредственную долговременную память для большинства групп в нашей задаче. Тот факт, что конкуренция может мешать памяти, удивителен; Одним из объяснений этого вывода может быть то, что присутствие конкурента может вызвать у участников сильное беспокойство, а высокий уровень беспокойства, как было показано, снижает работоспособность (Darke, 1988; Ashcraft and Kirk, 2001; Miller and Bichsel, 2004) и продолжительное время. — временная память (Rosenfeld, 1978; Cassady, 2004; Miller, Bichsel, 2004).В частности, исследования показали, что подростки, выросшие в среде с высокими нормативными целями, сообщают о самых высоких показателях соревновательной тревожности (White, 1998), что может привести к снижению производительности.

Возможно, еще более неожиданным является то, что обнаружение того факта, что присутствие женщины-участника, а не мужчины, скорее всего, помешало выполнению нашего задания на запоминание. Альтернативным объяснением этого вывода может быть то, что участники прилагали меньше усилий для выполнения задания из-за присутствия участницы-женщины.Однако, поскольку не было значительных различий, связанных с полом, условиями соревнований и ошибками симметрии, эти результаты позволяют предположить, что присутствие соревнующейся женщины, скорее всего, препятствует процессам, связанным с рабочей памятью, а затем и процессам, необходимым для кодирования. видно по результатам нашей задачи на припоминание. Кроме того, мы обнаружили значительные различия между условиями для участников, которые считали, что они соревнуются с женщинами-конфедератами, но не было значительного взаимодействия пола с полом конфедератов.Это может свидетельствовать о том, что все участники могли иметь схожие показатели в соревновательных условиях (см. Рисунок 2) и, следовательно, не приводили к взаимодействию пола с конфедеративным полом.

Гендерные различия в Эксперименте 2. Участники мужского и женского пола показали худшие результаты и вспомнили меньше фигур после теста, когда считали, что соревнуются с участницами женского пола. Не было никаких существенных различий для участников, которые считали, что они снова соревнуются с мужчинами.Столбики погрешностей отражают стандартные ошибки средних.

Кроме того, различия в субъективном вознаграждении могут повлиять на процессы памяти, необходимые для обучения, такие как внимание: успех в конкурентной среде обучения может субъективно восприниматься как более вознаграждающий, чем успех в индивидуальной среде обучения, и, следовательно, отвлекает внимание участников, тем самым нарушая работу и долговременная память.

Дело против конкуренции — Альфи Кон

РАБОТАЮЩАЯ МАТЬ
Сентябрь 1987 г.

Алфи Кон

Когда дело доходит до конкуренции, мы, американцы, обычно признаем только две законные позиции: восторженная поддержка и квалифицированная поддержка.

Согласно первому мнению, чем больше мы погружаем наших детей (и самих себя) в соперничество, тем лучше. Соревнование формирует характер и способствует совершенствованию. Вторая позиция признает, что наше общество увлеклось необходимостью быть номером один, что мы слишком сильно и слишком быстро подталкиваем наших детей к тому, чтобы они стали победителями, но настаивает на том, что конкуренция может быть здоровой и веселой, если мы смотрим на нее в перспективе.

Раньше я был во втором лагере. Но после изучения этой темы в течение нескольких лет, изучения исследований в области психологии, социологии, биологии, образования и других областей, я теперь убежден, что ни одна из позиций неверна.Конечно, конкуренция — это плохая новость, но дело не только в том, что мы переусердствуем или неправильно применяем ее. Проблема заключается в самой конкуренции. Лучшее количество конкуренции для наших детей — это полное ее отсутствие, а само словосочетание «здоровая конкуренция» на самом деле является терминологическим противоречием.

Это может показаться экстремальным, если не откровенно неамериканским. Но некоторые вещи плохи не только потому, что их делают слишком много; некоторые вещи по своей сути разрушительны. Конкуренция, которая просто означает, что один человек может добиться успеха, только если другие потерпят неудачу, является одной из таких вещей.Это всегда ненужно и неуместно в школе, в игре и дома.

Задумайтесь на мгновение о целях, которые вы ставите перед своими детьми. Скорее всего, вы хотите, чтобы у них развилась здоровая самооценка, чтобы они приняли себя как в основном хороших людей. Вы хотите, чтобы они стали успешными, достигли совершенства, на которое они способны. Вы хотите, чтобы у них были любящие и поддерживающие отношения. И вы хотите, чтобы они наслаждались собой.

Отличные цели. Но конкуренция не только не нужна для их достижения — она фактически их подрывает.

Конкуренция для самооценки, как сахар для зубов . Большинство людей проигрывают в большинстве соревновательных столкновений, и понятно, почему это вызывает неуверенность в себе. Но даже победа не формирует характер; это просто позволяет ребенку временно злорадствовать. Исследования показали, что чувство собственного достоинства становится зависимым от внешних источников оценки в результате конкуренции: ваша ценность определяется тем, что вы сделали. Хуже того, вы хороший человек в пропорции к количеству людей, которых вы избили.

В культуре соперничества ребенку говорят, что недостаточно быть хорошим — он должен победить других. Успех определяется как победа, хотя на самом деле это две совершенно разные вещи. Даже когда ребенку удается победить, все, говоря психологическим языком, превращается в порочный круг: чем больше он соревнуется, тем больше ему нужно соревноваться, чтобы чувствовать себя хорошо.

Когда я высказал это в ток-шоу по национальному телевидению, мои возражения были отвергнуты родителями семилетнего теннисиста по имени Кайл, который появился в программе вместе со мной.Кайл привык побеждать с тех пор, как в возрасте двух лет ему в руки дали теннисную ракетку. Но в самом конце шоу кто-то из зрителей спросил его, что он чувствовал, когда проигрывал. Кайл опустил голову и тихим голосом ответил: «Стыдно».

Это не означает, что детей не следует обучать дисциплине и упорству, что их не следует поощрять к успеху или даже знакомиться с неудачами. Но ни один из них не требует побед и поражений, то есть необходимости бить других детей и беспокоиться о том, что их побьют.Когда классы и игровые площадки основаны на сотрудничестве, а не на соперничестве, дети чувствуют себя лучше. Они работают 90 866 с 90 867 другими, а не против них, и их самооценка не зависит от победы на экзамене по правописанию или в игре Малой лиги.

Дети добиваются успеха вопреки конкуренции, а не благодаря . Большинство из нас были воспитаны с верой в то, что лучше всего мы делаем свою работу, когда участвуем в гонке, что без конкуренции мы все станем толстыми, ленивыми и посредственными.Это вера, которую наше общество принимает на веру. Это также неверно.

Имеются убедительные доказательства того, что производительность на рабочем месте страдает от конкуренции. Исследование еще более убедительно в условиях классной комнаты. Дэвид Джонсон, профессор социальной психологии Миннесотского университета, и его коллеги проанализировали все исследования, которые они смогли найти по этому вопросу с 1924 по 1980 год. Шестьдесят пять исследований показали, что дети учатся лучше, когда они работают сообща, а не в конкурентной борьбе восемь обнаружили обратное, а 36 не обнаружили существенной разницы.Чем сложнее учебная задача, тем хуже справлялись дети в конкурентной среде.

Психолог из Университета Брандейса Тереза ​​Амабайл больше интересовалась творчеством. В ходе исследования она попросила детей сделать «глупые коллажи». Кто-то боролся за призы, а кто-то нет. Затем семь художников независимо друг от друга оценили работы детей. Оказалось, что те, кто пытался выиграть, делали коллажи гораздо менее креативными — менее спонтанными, сложными и разнообразными — чем остальные.

Один за другим исследователи по всей стране пришли к выводу, что дети не учатся лучше, когда образование превращается в конкурентную борьбу.Почему? Во-первых, конкуренция часто вызывает у детей беспокойство, что мешает концентрации. Во-вторых, конкуренция не позволяет им делиться своими талантами и ресурсами, как это делает сотрудничество, поэтому они не могут учиться друг у друга. Наконец, попытка быть номером один отвлекает их от того, чему они должны учиться. Это может показаться парадоксальным, но когда учащийся концентрируется на награде (пятерке, золотой звезде или кубке), его интерес к тому, что он делает, снижается. Результат: Производительность снижается.

Тот факт, что заставлять детей пытаться превзойти друг друга контрпродуктивно, не означает, что они не могут отслеживать свои успехи. Нет проблем со сравнением их достижений с объективным стандартом (насколько быстро они бежали, сколько вопросов они ответили правильно) или с тем, как они справились вчера или в прошлом году. Но если мы ценим интеллектуальное развитие наших детей, мы должны понимать, что превращение обучения в гонку просто не работает.

Конкуренция — рецепт враждебности .По определению, не каждый может выиграть конкурс. Если один ребенок выигрывает, другой не может. Это означает, что 90 866 каждый ребенок начинает рассматривать других как препятствие на пути к своему собственному успеху . Забудьте дроби или хоум-раны; это настоящий урок, который наши дети усваивают в конкурентной среде.

Соревнование заставляет детей завидовать победителям, отмахиваться от проигравших (в нашем языке нет эпитета более гадкого, чем «Неудачник!»), подозрительно относиться практически ко всем. Конкуренция мешает рассматривать других как потенциальных друзей или сотрудников; даже если ты не мой соперник сегодня, ты можешь стать им завтра.

Это не означает, что конкуренты всегда будут ненавидеть друг друга. Но попытка превзойти кого-то не способствует доверию — действительно, было бы иррационально доверять тому, кто выигрывает от вашей неудачи. В лучшем случае конкуренция заставляет смотреть на других прищуренными глазами; в худшем случае вызывает прямую агрессию. Существующие отношения натянуты до предела, а новые дружеские отношения часто пресекаются в зародыше.

Опять же, исследование, которое я рассматриваю в своей книге Отсутствие конкуренции: дело против конкуренции , помогает объяснить деструктивный эффект соглашений о выигрыше и проигрыше.Когда дети соревнуются, они в меньшей степени способны принимать точку зрения других, то есть смотреть на мир с чужой точки зрения. Одно исследование убедительно продемонстрировало, что дети, склонные к соперничеству, были менее чуткими, чем другие; другое исследование показало, что конкурентоспособные дети были менее щедрыми.

Сотрудничество, с другой стороны, удивительно успешно помогает детям эффективно общаться, доверять другим и принимать тех, кто отличается от них самих. Конкуренция мешает достижению этих целей и часто приводит к откровенно антиобщественному поведению.Выбор за нами: мы можем винить отдельных детей, которые обманывают, проявляют агрессию или замыкаются в себе, или мы можем признать тот факт, что сама конкуренция несет ответственность за такое безобразие.

Между прочим, исследования также показывают, что конкуренция между группами ничуть не лучше, чем конкуренция между отдельными людьми. Детям не нужно работать против общего врага, чтобы познать радость товарищества или добиться успеха. Настоящее сотрудничество не требует победы над другой группой.

Развлекаться не значит превращать игровые поля в поля сражений.  Если задуматься, примечательно, что мы учим наших детей хорошо проводить время, играя в строго структурированные игры, в которых один человек или команда должны победить другого.

Рассмотрим одну из первых игр, в которые учатся играть наши дети: музыкальные стулья. Убирайте один стул и одного ребенка в каждом раунде, пока не сядет один самодовольный победитель, а все остальные не будут исключены из игры. Вы знаете эту кислую сцену на вечеринке по случаю дня рождения; игла снимается с записи, и кто-то другой превращается в проигравшего, вынужденного просидеть остаток игры с другими несчастными детьми на стороне.Так дети учатся развлекаться в Америке.

Терри Орлик, канадский эксперт по играм, предлагает изменить цель музыкальных стульев, чтобы детей просили умещаться на меньшем количестве мест. В конце семь или восемь хихикающих, счастливых детей пытаются втиснуться на один стул. Всем весело, нет ни победителей, ни проигравших.

То, что верно для музыкальных стульев, верно и для любого отдыха; проявив немного изобретательности, мы можем придумать игры, в которых препятствием является нечто, присущее самой задаче, а не другой человек или команда.

На самом деле ни одно из преимуществ, приписываемых спортивным или другим соревновательным играм, на самом деле не требует конкуренции. Дети могут получить много упражнений, не борясь друг с другом. Работа в команде? Кооперативные игры позволяют всем работать вместе, не создавая врагов. Совершенствовать навыки и ставить задачи? Опять же, подойдет объективный стандарт или собственная предыдущая работа.

Когда Орлик обучал группу детей неконкурентным играм, две трети мальчиков и все девочки предпочли их играм, в которых требуется соперник.Если идея хорошо провести время в нашей культуре — соревнование, возможно, это просто потому, что мы не пробовали альтернативу.

Как родители могут воспитать неконкурентоспособного ребенка в конкурентном мире?  Соревнование губительно для детской самооценки, мешает обучению, саботирует отношения и не обязательно для хорошего времяпрепровождения. Но как воспитать ребенка в культуре, которая еще не прижилась?

Здесь нет простых ответов. Но есть один явно неудовлетворительный ответ: сделайте своего сына или дочь конкурентоспособными, чтобы вписаться в «реальный мир».«Это нежелательно для ребенка — по всем приведенным здесь причинам — и увековечивает яд конкуренции в следующем поколении.

Детей можно научить состязаниям, подготовить к разрушительным силам, с которыми они столкнутся, не готовя их к некритическому участию в них. Они могут быть привлечены к уголовной ответственности за конкуренцию точно так же, как их учат о вреде злоупотребления наркотиками или безрассудного вождения.

Вам придется решить, насколько уместно идти на компромисс, чтобы ваш ребенок не остался в стороне и не стал объектом насмешек в конкурентном обществе.Но, по крайней мере, вы можете принять решение, основываясь на знаниях о деструктивности конкуренции. Вы можете работать с другими родителями, а также с учителями и тренерами вашего ребенка, чтобы помочь изменить структуры, которые настраивают детей друг против друга. Или вы можете заглянуть в кооперативные школы и летние лагеря, которые начинают завоевывать популярность по всей стране.

Что касается снижения соперничества и соперничества в семье:

  • Не сравнивайте успеваемость ребенка с успеваемостью брата, сестры, одноклассника или с собой в детстве.
  • Не устраивайте конкурсы («Кто быстрее высушит посуду?») по дому. Следите за тем, как вы используете язык («Кто самая лучшая маленькая девочка во всем мире?»), который усиливает конкурентное отношение.
  • Никогда не ставьте свою любовь или признание в зависимость от поведения ребенка. Недостаточно сказать : «Пока ты старалась, дорогая», если ребенок узнает, что отношение мамы к ней совсем другое, когда она одержала победу над сверстниками.
  • Помните о своей силе модели.Если вам нужно побеждать других, ваш ребенок научится этому от вас независимо от того, что вы говорите. Урок будет еще сильнее, если вы будете использовать своего ребенка, чтобы обеспечить вам чужие победы.

Воспитание здоровых, счастливых и продуктивных детей идет рука об руку с созданием лучшего общества. Первый шаг к достижению обеих целей — это признание того, что наша вера в ценность конкуренции основана на мифах. Есть лучшие способы для наших детей — и для нас — работать, играть и жить.

Copyright © 1987 Альфи Кон.Эта статья может быть загружена, воспроизведена и распространена без разрешения, если каждая копия включает это уведомление вместе с информацией о цитировании (т. е. название периодического издания, в котором она первоначально появилась, дата публикации и имя автора). Разрешение должно быть получено для того, чтобы перепечатать эту статью в опубликованном произведении или предложить ее для продажи в любой форме. Пожалуйста, напишите по адресу, указанному на странице Контакты .

Полезны ли соревнования для детей?

Осенью конфликт вокруг нефтеперерабатывающего завода Грейнджмута принял новый оборот.Узнав, что нефтехимический завод в Фолкерке, Шотландия, останется открытым после сделки, заключенной с Unite, появились обвинения в кампании запугивания и запугивания, перекликающейся с воинственностью профсоюзов 70-х и 80-х годов. Старший менеджер INEOS, компании, управляющей Grangemouth, заявил, что профсоюз Unite направил к нему домой толпу протестующих, что заставило его опасаться за безопасность своей жены и двух маленьких детей. Тем временем дочь другого директора сообщила, что она получила объявление о розыске, критикующее ее отца, в свой дом в Хэмпшире, за сотни миль от завода в Грейнджмуте.Дэвид Кэмерон охарактеризовал обвинения как  «весьма шокирующие» и призвал Лейбористскую партию расследовать заявления о профсоюзе, который является его крупнейшим донором. Лен МакКласки, генеральный секретарь Unite, назвал эту тактику «законной и законной», добавив: режиссеры могут исчезнуть в своих зеленых пригородах и избежать наказания за такие действия, которые мы считаем неправильными.” Здесь Джим Рэтклифф, председатель INEOS, рассказывает о том, как он вступил в профсоюз, и о том, чему британская промышленность может научиться у процветающей Германии. Председатель INEOS Джим Рэтклифф размышляет о конфликте в Грейнджмуте и воинственности профсоюзов В конце 2005 года INEOS приобрела Innovene, нефтехимическое подразделение BP, за 9 миллиардов долларов. Он в четыре раза увеличил размер INEOS за одну ночь и привел к появлению некоторых из крупнейших в мире промышленных площадок.  Один из них был в Кельне, Германия. Три месяца спустя я посетил предприятие в Кёльне, похожее по размеру на Грейнджмут, но гораздо более прибыльное, где я встретился с руководителем профсоюза.Его звали Сигги, он был ростом 6 футов 4 дюйма и, как известно, решительно, но справедливо представлял сотрудников. После 15-минутной беседы «узнай себя» он сказал: «Джим, мне не нравится твоя система бонусов». Растерявшись, я ответил: «Но почему, Зигги? Это очень щедрая бонусная схема». Он ответил: «Я бы предпочел, чтобы вы потратили деньги на завод, на капитальные затраты, техническое обслуживание и покраску, чтобы мы могли быть уверены, что будут рабочие места для детей сотрудников и их детей». На этом сайте никогда не было забастовки или намека на нее.Профсоюз от имени сотрудников и INEOS преследует общую цель: долгосрочное и успешное будущее. Сотрудники сохраняют качественные рабочие места, а INEOS получает прибыль и реинвестирует в сайт. К сожалению, химический комплекс в Германии неизменно находится в лучшем состоянии и более эффективен, чем аналогичный в Великобритании. И, столь же прискорбно, немецкая химическая промышленность преуспела лучше, чем ее британская коллега, которая пережила ряд закрытий на северо-востоке и северо-западе.Конструктивного диалога, с которым мы сталкиваемся в Кельне, не хватает на нефтехимическом заводе Грейнджмут в Фолкерке.    Профсоюзы могут сыграть ценную роль в крупных организациях, где трудно говорить с тысячей людей. Они могут договариваться с руководством о ежегодном вознаграждении, представлять жалобы, а также объяснять и консультировать   по сложным изменениям в трудовом или пенсионном законодательстве. Однако, на мой взгляд, они должны понимать, что бизнес должен быть прибыльным, чтобы выжить, что мир постоянно меняется, поэтому фирмы должны приспосабливаться, чтобы оставаться конкурентоспособными, и, наконец, что их роль заключается в обеспечении долгосрочной занятости своих сотрудников. члены.На площадке Грейнджмута в этом году Unite угрожала забастовкой трижды — в феврале, июле и октябре. В феврале профсоюз потребовал повышения заработной платы на 3,9 процента, уровня, который бизнес просто не мог себе позволить. У нас не было другого выбора, кроме как присоединиться, так как сайт не был подготовлен к удару, и он просто был бы слишком разрушительным. В конце июля Лен МакКласки, генеральный секретарь Unite, лично позвонил на сайт и потребовал восстановить на работе Стиви Динса, которого только что отстранили от работы после обнаружения в нашей системе тысяч электронных писем Лейбористской партии, или он «доведет Грейнджмут до суда». застой».Опять же, забастовка была бы слишком разрушительной в то время. А потом, в октябре, пришла соломинка, сломавшая спину верблюда. Unite объявила забастовку в связи с расследованием дела Стиви Динса, но, что было критически и гораздо более разрушительно, они отказались участвовать в дискуссиях о будущем сайта. Без изменений Грейнджмут определенно потерпит неудачу. Бизнес не смог приспособиться к изменчивому миру и стать более эффективным и конкурентоспособным, потому что профсоюз держал завод мертвой хваткой.Каждый оператор на площадке в Фолкерке теперь стоит около 100 000 фунтов стерлингов в год, если взять зарплату в 55 000 фунтов стерлингов плюс пенсионный взнос в размере 35 000 фунтов стерлингов, плюс бонусы и национальное страхование. Такой уровень расходов просто неприемлем в нашей отрасли. Профсоюзам в Британии неуместно думать, что мы враги. Мы не. Нет необходимости и нецелесообразно сеять инакомыслие и представлять сотрудников в ложном свете или постоянно угрожать забастовкой. Неправильно в письмах «братьев и сестер» (именно так адресованы послания профсоюза членам на местах) описывать сомневающихся или тех, кто соизволит пересечь профсоюз, как струпьев.Он также имеет признаки издевательства. Это не только неправильно, но и пугающе, и предназначено для подавления альтернативных взглядов — отношения, которое абсолютно противоречит ценностям современного общества, в котором ценится свобода слова. Во время спора женщина-бухгалтер, обеспокоенная профсоюзным барабанным боем, выразила обеспокоенность по поводу своей работы и подтвердила, что бизнес испытывает финансовые трудности (она готовила цифры каждый месяц) в электронном письме, которое она разместила на сайте. .Ей поступали грубые анонимные телефонные звонки, и телефон бросали. Этот небольшой инцидент широко обсуждался в INEOS. Многих из нас огорчило, что женщина в нашей компании, мать троих детей, не могла свободно выражать свои взгляды и опасения. В конечном итоге это сыграло свою роль в нашей решимости не принимать решение для сайта, которое не принесло с собой изменений во многих аспектах, но, что наиболее важно, в подходе и методах работы. Проблемы профсоюзов на сайте Grangemouth восходят к семидесятым годам.Всего три недели назад мы с полдюжиной друзей путешествовали по скалистым тропам через высокие Альпы в Италии на горных велосипедах. Один участник, Тони Лофтус, который был операционным директором предшественника INEOS, Inspec, рассказал в ходе обсуждения проблем в Грейнджмуте, что его первая работа после получения степени по химии в Манчестерском университете была в качестве стажера-выпускника на объекте Грейнджмут в начало семидесятых. Он совершенно спонтанно сказал: «Когда я был в Грейнджмуте, там не было никаких проблем, у нас не было забастовок, и руководство делало то, что им говорили.С тех пор мало что изменилось, и сегодня сайт проигрывает своим немецким коллегам. Хотя профсоюзы не играли роли в моей семейной жизни, когда я рос, мои ранние годы определенно прошли в рабочем сообществе. Мои первые 10 лет прошли в Фейлсворте, северном пригороде Манчестера, недалеко от Олдхэма. Я помню, как смог сосчитать более 100 мельничных труб из окна своей спальни — наверное, так я научился считать. Мы жили в маленьком тупике под названием Бостон Клоуз, в том, что я помню как очень приятный муниципальный дом.Он существует и сегодня. Я помню, как мой отец рассказывал мне, что когда он был моложе, он лазил по всем деревьям в Майлз-Платтинге, соседнем пригороде, где он вырос. Лишь много лет спустя, будучи подростком, я понял, что в Майлзе Платтинге нет деревьев. Это далеко от зеленых пригородов родных графств. Эти сообщества в Ланкашире возникли в конце 1700-х годов. Рабочие мигрировали с полей в поисках новой работы и возможностей во время промышленной революции, которая началась в самом сердце Ланкашира.Великобритания изобрела концепцию производства. Я ясно вижу в своем генеалогическом древе, что многие из моих предков переехали с полей Дербишира в Манчестер. Все подписывались крестом. У меня, несомненно, есть склонность к производству, как и у многих жителей этой части страны. Я ярый сторонник того, чтобы на самом деле что-то делать в крупной экономике, такой как Британия. Это не значит, что я что-то имею против услуг. Я не. Но я считаю, что крепкая, сбалансированная экономика требует здорового производственного сектора.Мы тратим значительную часть нашего дохода на товары того или иного рода, от стиральных машин до сумок (бог знает, зачем их так много), и здравый смысл подсказывает, что нам лучше производить некоторые из этих товаров, чем импортировать их. За последние 20 лет Британия пережила коллапс своей производственной базы. Типичная экономика делится на три части: сельское хозяйство, производство и услуги. Сельское хозяйство обычно довольно мелкое, менее 10 процентов; услуги, как правило, самый большой сектор;  а обрабатывающая промышленность может находиться в диапазоне 20%, как это имеет место в Германии.Двадцать лет назад Великобритания отставала от Германии с небольшим отрывом, может быть, на 2 или 3 процента. Сегодня производственный сектор Великобритании составляет лишь половину от немецкого. Очевидные вопросы: почему этот коллапс и так ли он важен? Для меня это, безусловно, важно. Чрезмерная зависимость от услуг приводит к нестабильности экономики. Германия вышла из рецессии 2008-2009 годов намного быстрее и энергичнее, чем Великобритания. Не менее важен здесь и географический разрыв. Мидлендс и Север гораздо более склонны к производству, и местные жители страдают от высокого уровня безработицы.Лондон явно основан на услугах и очень успешен в этом. Но это не единственная игра в городе. Я вижу некоторую тенденцию в правительстве, которое находится в «среде услуг», то есть в Лондоне, полагать, что будущее полностью зависит от Сити и его любви к финансовым услугам. Мы должны извлечь некоторые уроки из Германии, где они сильно привязаны к своей процветающей производственной базе и признают ее ключевую роль в сбалансированной экономике. Я вижу быстрый спад производства в Британии из-за того, что предыдущие правительства не признавали его важности.В Британии нет сногсшибательных продаж для привлечения производителей. У INEOS есть несколько площадок в Великобритании, но они не так прибыльны, как наши заводы в Германии, Бельгии и особенно в США. В Британии дорогая энергия, навыки не на уровне других стран, пенсии дорогие, а профсоюзы могут быть трудными. Исторически сложилось так, что правительство не было вовлечено в производство в Великобритании. Напротив, в США отличные специалисты, большинство наших площадок там не объединены в профсоюзы, стоимость энергии в Британии составляет лишь часть стоимости, и у них огромный рынок сбыта.Германия просто хороша в производстве – как и мы раньше. Нет никаких причин, по которым производство в Британии не должно возродиться. Нынешнее правительство все больше осознает свою важность для поддержания здоровой экономики. Мы никогда не должны забывать, что британцы изобрели производство. Возвращаясь к моей основной теме — профсоюзы и заголовки с вопросом «Профсоюзы, хорошие или плохие?» – Я утверждаю, что поведение профсоюзов в стиле семидесятых ведет к разорению. Напротив, Зигги, организатор в Германии, о котором я упоминал, живет в 21 веке.Он бросает вызов, он тестирует, он трясет дерево и ведет переговоры, но он всегда убеждает INEOS инвестировать. Хороший профсоюз хорош как для работодателей, так и для работников.

Конкуренция — не лекарство

Как антимонопольное законодательство подвело рабочих
Эрик А. Познер
Oxford University Press, $29,96 (ткань)

 

Чуть меньше десяти лет назад, проработав несколько лет в качестве члена профсоюза, помогающего рабочим объединяться в низкооплачиваемых отраслях, мне поручили провести исследование в поддержку бастующих работников фаст-фуда за минимальную заработную плату в 15 долларов и профсоюз.Это было захватывающе; рабочие выдвигали смелые требования к некоторым из самых могущественных корпораций страны, включая повышение заработной платы, чтобы удвоить текущий уровень федеральной минимальной заработной платы. На самом деле слишком смело для многих. Демократические политики отказались от 15 долларов. И, за редким исключением, вся академическая экономическая профессия была против. Экономисты утверждали, что если мы заставим работодателей платить более высокую заработную плату, они просто наймут меньше рабочих. Известный либеральный экономист даже написал статью New York Times против 15 долларов.Однако борьба за 15 долларов в значительной степени обошла столь важные для экономистов дебаты о том, приведет ли более высокая минимальная заработная плата к нулевой или ненулевой потере рабочих мест. Вместо этого он сформулировал социальное видение прав рабочих: рабочие имели право на достойный прожиточный минимум — их жизнь в бедности была невыносима в богатом обществе.

Экономисты теперь понимают, что рынки труда, как правило, неконкурентны, что отрицательно сказывается на заработной плате.

Тут случилась забавная вещь. Игнорируя экспертов, города начали принимать постановления о минимальной почасовой оплате труда в размере 15 долларов, и экономическое небо не упало.Безработица не резко возросла или даже заметно выросла. Экономисты ошибались. Интеллектуально честные, хотя изначально и ошибавшиеся, экономисты искали теории, которые лучше отражали бы реальность, и ранее вышедшая из моды теория, известная как «монопсония», стала новой господствующей общепринятой точкой зрения. Некоторые экономисты поняли, что ошиблись, предполагая, что рынки труда являются конкурентными, а это означает, что заработная плата определяется безличными силами спроса и предложения. Согласно этим моделям «совершенной конкуренции», работодатели не имели власти над заработной платой: если бы они попытались урезать зарплату, все их работники уволились бы.В ранее предполагаемых условиях конкуренции работодатели энергично конкурировали за рабочих, повышая заработную плату до тех пор, пока ставка заработной платы не сравнялась с суммой стоимости, которую работники вносят в пользу своего работодателя (их «предельный продукт»). В этих условиях работодатели уже платили работникам столько, сколько могли себе позволить, и не имели возможности повышать заработную плату. Установленная законом минимальная заработная плата, к которой призывала Борьба за 15 долларов, просто вынудила бы их увольнять персонал.

Однако теперь экономисты понимают, что рынки труда, как правило, неконкурентны: работники не особенно мобильны между работодателями по целому ряду причин (например, поиск работы обходится дорого, а работники ценят неоплачиваемые аспекты рабочего места) и во многих случаях рынки труда отличаются высокой концентрацией.Из-за этих факторов работники довольно ограничены в выборе работодателя, и работодатели имеют некоторую свободу в одностороннем порядке устанавливать заработную плату. Роль рыночной концентрации в содействии монопсонии важна, потому что она подразумевает слабое соблюдение антимонопольного законодательства как одну из причин подавления заработной платы. Антимонопольный истеблишмент, который до недавнего времени в значительной степени игнорировал проблемы рынка труда, начал обращать на это внимание.

Именно в этой среде меняющихся общепринятых представлений Эрик А.Познер Как прибывают антимонопольные несостоятельные работники . Познер, профессор юридического факультета Чикагского университета, мастерски излагает теорию монопсонии, объясняет вред монопсонизированных рынков труда (более низкая заработная плата, более высокие цены и более медленный рост) и предлагает многочисленные способы улучшения антимонопольного законодательства для рабочих. . Рабочие и их защитники, заинтересованные в получении дополнительной информации о монопсонии и основах антимонопольного законодательства, найдут книгу информативной и полезной.


Как работники-неудачники антимонопольного законодательства проявляет себя лучше всего, когда предъявляет обвинения действующему антимонопольному истеблишменту за неспособность достичь своих целей и причинение вреда работникам в процессе.Познер критикует антимонопольные органы и суды за игнорирование работников, указывая на то, что слияния практически никогда не блокируются и даже не оспариваются из-за влияния на рынок труда. Он также предлагает несколько антимонопольных реформ, выступая за то, чтобы положения о неконкуренции были объявлены предположительно незаконными, и перечисляет несколько причин, по которым работники должны иметь в своем распоряжении, чтобы подать в суд на работодателей за антиконкурентное поведение в соответствии с Антимонопольным законом Шермана. К ним относятся слияния на концентрированных рынках, использование положений о неконкуренции и связанных с ними положений, ошибочная классификация сотрудников как независимых подрядчиков и нарушение прав профсоюзов в соответствии с Национальным законом о трудовых отношениях.Эти реформы могли бы стать ценным инструментом для рабочих, борющихся с подавлением заработной платы.

Ограничения подхода Познера становятся яснее по мере того, как он конкретизирует реформы трудового законодательства.

Несмотря на название книги, Познер выходит далеко за рамки антитрестовских патологий и углубляется в трудовое право. Он не неолиберал, и многие из его рекомендаций здесь носят прогрессивный и даже интервенционистский характер, например, его одобрение отраслевых советов по заработной плате как инструментов борьбы с монопсонией.Однако пределы его подхода становятся более ясными по мере того, как он конкретизирует реформы трудового законодательства. Хотя он преуспевает в осуждении антимонопольного истеблишмента за то, что он не соответствует своим собственным целям, поскольку они затрагивают рабочих, в конечном итоге он разделяет эти цели, а значит, разделяет и их недостатки.

В частности, Познер твердо придерживается концепции монопсонии — его предписания по трудовому законодательству, как и рекомендации по антимонопольному законодательству, основаны на теории монопсонии. Когда он неоднократно утверждает, что миллионам американцев платят на тысячи долларов меньше, чем им следует платить, его критерии ясны: политика должна быть обеспокоена, когда (и только когда) работникам платят меньше их предельного продукта или суммы, которую они должны были бы платить. если бы реальность соответствовала экономической модели совершенной конкуренции.

Например, он поддерживает минимальную заработную плату, но только в том случае, если она введена в действие на монопсонистических рынках труда и не установлена ​​«слишком высокой». Здесь антимонопольное видение Познера вступает в противоречие с историческим обоснованием законов о заработной плате и рабочем времени, целью которых никогда не было простое исправление провалов рынка. Скорее, они стремились активно формировать рынки труда, гарантируя права, защищая уязвимые классы работников и предотвращая получение компаниями несправедливого конкурентного преимущества из-за социально неприемлемых и эксплуататорских трудовых практик.

Например, в преамбуле Закона о справедливых трудовых стандартах 1938 г. (FLSA) говорилось о намерении закона регулировать условия труда в соответствии с «поддержанием минимального уровня жизни, необходимого для здоровья, эффективности и общего благополучия работников». », заявив, что работодатели, нарушившие эти стандарты, использовали «недобросовестный метод конкуренции». Более того, в то время как теория монопсонии предполагает статический потолок для повышения заработной платы на уровне предельного продукта работников, сторонники FLSA полагали, что закон динамически подтолкнет работодателей к тому, чтобы они стали более эффективными и инновационными.Например, внедряя новые трудосберегающие технологии, работодатели повысят производительность труда своих сотрудников. На макроэкономическом уровне минимальная заработная плата также переместит работников из низкопроизводительных отраслей в высокопроизводительные, что приведет к общему экономическому росту. Экономисты, поддерживающие FLSA, отметили, что рабочие также являются потребителями. Если бы они получали более высокую заработную плату, они увеличили бы спрос на товары и услуги во всей экономике.

Фрейм «монопсония как провал рынка» также формирует подход Познера к профсоюзам.По словам Познера, «теория [состоящая из профсоюзов] заключалась в том, что если рабочие объединятся, они смогут использовать предусмотренные законом коллективные переговоры и угрозу забастовок, чтобы помешать работодателям платить им монопсоническую заработную плату». Однако эта теория удивила бы поколения профсоюзных лидеров, которые уже давно формулируют свою позицию в терминах широких социальных ценностей, таких как солидарность и промышленная демократия, и прав, таких как безопасные рабочие места и свобода от произвола власти.Например, Познер преуменьшает важность «справедливой причины» или защиты от произвольного увольнения как неэффективной в отношении заработной платы на уровне монопсонии и предупреждает, что защита рабочих мест может препятствовать мобильности рабочей силы. Но смысл положений о праве причины, будь то в профсоюзных договорах или в законах штатов, вовсе не в повышении заработной платы, а в том, чтобы дать работникам защиту от произвола работодателя в рамках авторитарной иерархии на рабочем месте. Оправдание справедливого дела заключается не в исправлении рыночных сбоев, а скорее в распространении прав на надлежащую правовую процедуру против произвольного наказания на то, что Элизабет Андерсон называет «частным правительством» работодателя.

Познер поддерживает минимальную заработную плату, но только в том случае, если она введена в действие на монопсонистических рынках труда и не установлена ​​«слишком высокой».

Более того, профсоюзы никогда не стремились установить заработную плату рабочих на уровне их индивидуального предельного продукта. Напротив, профсоюзы вместо этого навязывали коллективные нормы справедливости и солидарности такими средствами, как сокращение распределения заработной платы на рабочих местах. Это даже означало, что 90 866 сдерживали 90 867 рост заработной платы для высокооплачиваемых высококвалифицированных рабочих (скажем, квалифицированных машинистов), поддерживая при этом высокую заработную плату для рабочих с более низкой производительностью (скажем, дворников).Как давно заметил штатный экономист швейного союза Соломон Баркин, производство было совместным предприятием, в котором вклад одного человека зависел от вклада другого. Определить точный вклад любого человека было невозможно. Роль профсоюза заключалась не в том, чтобы уборщику и квалифицированному машинисту платили в соответствии с их точным предельным продуктом, а в демократическом и справедливом распределении плодов этого совместного производственного процесса. Это не были маргинальные идеи, ограниченные социал-демократическими союзами в CIO.

В меморандуме Совета военного труда США от 1945 г. утверждалось, что целью федеральной политики было повышение заработной платы, «чтобы увеличить почасовую заработную плату в целом пропорционально среднему росту производительности в экономике в целом », а не внутри фирм или даже отрасли. Точно так же, в то время как Познер предполагает, что минимальная заработная плата должна варьироваться от рынка к рынку, чтобы отражать местные условия, давняя практика профсоюзов состоит в том, чтобы уравнять заработную плату за одну и ту же работу 90 866 на 90 867 рынках, среди других причин, по которым работодатели не могут угрожать работникам с высокой заработной платой. регионах с открытием «магазинов беглецов» в условиях более низкой заработной платы.(Честно говоря, Познер признает, что региональная минимальная заработная плата провоцирует такую ​​«игру работодателей»). Например, одним из величайших достижений Джеймса Р. Хоффы на посту президента профсоюза водителей грузовиков было резкое повышение заработной платы южным водителям грузовиков, достигнутое отчасти за счет смягчения требований профсоюза к заработной плате самых высокооплачиваемых местных жителей на западном и восточном побережьях.

Наконец, антимонопольное законодательство как средство исправления несостоятельности рынка является ограниченным видением даже самого антимонопольного законодательства. На протяжении всей истории США целью экономического регулирования, в том числе антимонопольного, никогда не было просто исправление отклонений от представлений экономистов об идеальном рынке с совершенной конкуренцией.Скорее, с начала девятнадцатого века американцы разрабатывали экономическую политику, чтобы структурировать и формировать рынки для обслуживания общественных целей. Вопрос был не в том, иметь ли «больше» или «меньше» конкуренции, а в том, какая конкуренция? По каким правилам? Закон Шермана 1890 года ничем не отличался, а более поздние антимонопольные законы действовали в том же духе еще более явно. Авторы антитрестовского закона Клейтона 1914 года предполагали, что перечень запрещенных недобросовестных практик станет первым шагом к установлению правил для честных и недобросовестных методов конкуренции.Цель состояла в том, чтобы направить бизнес на конкуренцию, основанную на превосходных инновациях, качестве и цене, объявив вне закона те «несправедливые» методы конкуренции, которые не оправдываются экономической эффективностью. Цель Закона о Федеральной торговой комиссии, написанного как дополнение к Закону Клейтона и принятого в то же время, состояла в том, чтобы постоянно обновлять список недобросовестных методов конкуренции в Законе Клейтона, чтобы не отставать от меняющихся деловых и технологических условий.


Теперь, впервые за поколение, работодатели борются за заполнение вакансий.Владельцы ресторанов и автотранспортных компаний требуют что-то сделать с «нехваткой рабочей силы», обвиняя чрезмерно щедрые пособия по безработице в том, что они лишают их доступа к рабочей силе, которую они до недавнего времени считали само собой разумеющимся. Забастовочная активность также достигла недавнего исторического максимума: громкие забастовки с участием десятков тысяч рабочих произошли на предприятиях Frito-Lay, Kellogg’s, Warrior Met Coal, St. Vincent Hospital (Вустер, Массачусетс) и John Deere. Между тем, прогрессисты празднуют то, что они считают редким склонением чаши весов в сторону труда, призывая правительство пойти еще дальше, чтобы расширить возможности работников, даже развенчивая надуманные утверждения о роли страхования по безработице в дестимулировании труда.

Мы должны требовать от политики большего, чем просто подталкивать реальные рынки к тому, чтобы они больше соответствовали идеалу совершенной конкуренции.

Однако, несмотря на то, что количество увольняющихся работников выросло до рекордно высокого уровня в таких отраслях, как размещение и питание, а также рост числа бастующих рабочих, неопровержимые данные показывают, что работодатели по-прежнему держат верх на рынках труда. После нескольких месяцев забастовки рабочие St. Vincent и Warrior Met Coal до сих пор не получили честных контрактов.Между тем жалобы работодателей на «нехватку» сигнализируют о том, что они все еще эксплуатируют свою монопсоническую власть. В отличие от работодателей на конкурентных рынках труда, которые просто нанимают всех необходимых им работников по рыночной заработной плате, монопсонисты, обладающие властью устанавливать заработную плату, сопротивляются повышению заработной платы для найма новых работников, потому что им также придется повысить заработную плату своим действующим работникам.

Учитывая такую ​​распространенную монопсонию, восстановление конкурентных условий является привлекательной политической целью. Но заканчивается ли на этом роль политики исправлением этих рыночных сбоев? Ответы в основном утвердительные, Как несостоятельные работники антимонопольного законодательства показывают, насколько эта структура может помочь работникам.В этот момент растущих ожиданий рабочих и даже беспорядков рабочие и друзья труда не должны соглашаться с лежащим в основе видением Познера.

Как указывал историк экономики Карл Поланьи в 1930-х годах, рынки не существуют вне закона и политики. Скорее, законы создают и структурируют рынки. Возникают вопросы: кто устанавливает правила и с какой целью? Должна ли политика способствовать большей власти рабочих? Насколько больше должен зарабатывать генеральный директор, чем производственный рабочий или работник столовой? Перевешивают ли выгоды от более высокой заработной платы затраты? По сути, это социальные и политические вопросы, которые должны решаться в законодательных органах и посредством коллективных переговоров, но рамки, подобные предложенной Познером, превращают их в технические вопросы, направленные на восстановление условий на рынке учебников.Если наша цель состоит в том, чтобы направлять и формировать рынки и деловое поведение в соответствии с демократическими общественными целями, мы должны требовать от политики большего, чем просто подталкивание реальных рынков к тому, чтобы они более точно соответствовали идеалу совершенной конкуренции.

Почему конкуренция может быть лучшей вещью для вашего бизнеса

Вложив 5 миллиардов долларов в разработку ряда гибридных и электрических автомобилей, Nissan-Renault претендует на звание ведущего производителя автомобилей с нулевым уровнем выбросов. Генеральный директор Карлос Гон обнаружил, что наверху может быть одиноко.Выступая на автосалоне во Франкфурте в начале этого года, Гон сказал, что приветствует конкуренцию со стороны других автопроизводителей, потому что более крупное поле поможет дать толчок рынку. «Чем больше компаний покупают электромобили, тем лучше», — сказал он.

Если конкуренция хороша для автопроизводителя с оборотом в миллиард долларов, то почему не для вашего стартапа? Хотя большинство предпринимателей мечтают о собственном рынке, исследования показывают, что вам, вероятно, будет лучше с какой-нибудь компанией. Профессор Майкл Портер из Гарвардской школы бизнеса много писал об отраслевых «кластерах» и продемонстрировал преимущества, которые конкуренция приносит аналогичным предприятиям в отрасли.

«Если никто не конкурирует в вашей области, есть большая вероятность, что рынок, на который вы выходите, слишком мал», — говорит Бен Йосковиц, бизнес-ангел и партнер-основатель Year One Labs, акселератора стартапов в Монреале. . «Сейчас над любой достаточно хорошей идеей работает 10 000 человек. Вы можете даже не знать об их существовании, потому что они такие же маленькие, как и вы».

Джеймс Парк, соучредитель и генеральный директор Fitbit, хорошо осведомлен о своих конкурентах. Его компания, производящая беспроводной трекер, который позволяет пользователям отслеживать свою физическую активность, конкурирует с аналогичными устройствами Nike и Jawbone.Эти крупные бренды, по словам Пака, действительно помогли его бизнесу, придав ему авторитет и создав шумиху в прессе. «Больше игроков на рынке означает, что носимые технологии стали основным направлением деятельности и что потребители должны чувствовать себя комфортно, принимая их», — говорит Пак. «Вам нужна критическая масса, чтобы узаконить то, что вы делаете».

Брэд Фелд, управляющий директор Foundry Group, венчурной компании из Боулдера, штат Колорадо, дает несколько загадочных советов стартапам, обеспокоенным конкуренцией: «Будьте одержимо сосредоточены на своих конкурентах, игнорируя их.Другими словами, узнайте о продуктах ваших конкурентов, их положении на рынке и финансовом положении, а также о том, как они привлекают пользователей, но не реагируйте постоянно на каждое их движение. «Я не думаю, что рынок когда-либо бывает слишком переполнен, — говорит Фелд. — Конечно, если ваш продукт не является еще одним предложением «я тоже». «Большинство стартапов конкурируют с статус-кво, — говорит Фелд. — Вместо этого создайте компанию, которая делает что-то уникальное.

Апурва Мехта надеется сделать это с Instacart, базирующейся в Сан-Франциско службой доставки продуктов в тот же день, которую он основал в 2012 году. Бывший инженер Amazon, теперь он конкурирует со своим предыдущим работодателем и несколькими другими компаниями, которые предлагают аналогичные услуги.

Instacart отличается тем, что использует личных покупателей, которые забирают продукты покупателя из нескольких магазинов и доставляют их примерно за час. «Конкуренция показала нам, что на наши услуги есть спрос, — говорит Мехта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.