Конкурентности: Конкурентоспособность предприятия: методы повышения и оценки

Содержание

Конкурентоспособность предприятия: методы повышения и оценки

Конкурентоспособность – не имманентное качество. Это означает, что она может быть оценена исключительно в рамках групп предприятий, которые относятся к одной отрасли либо выпускают аналогичные продукты (услуги). Выявить ее можно только путем сравнения между собой этих групп как в масштабах одной страны, так и в масштабах мирового рынка.

Конкурентоспособность предприятия – это преимущество предприятия по отношению к иным предприятиям той же отрасли как внутри страны, так и за ее пределами.  

Оценка конкурентоспособности предприятия необходима для:

  • разработки мероприятий, направленных на ее повышение;
  • определения контрагентов для осуществления совместной деятельности;
  • разработки программ выхода предприятия на новые для него рынки сбыта;
  • осуществления инвестиционной деятельности. 

Существует определенные методы оценки:

Матричные методы.

Этот подход основывается на маркетинговой оценке хозяйственной деятельности производителя и его продукта. Суть метода – анализ конкурентоспособности предприятия с учетом жизненного цикла продукции.

Методы, базирующиеся на оценке конкурентоспособности продукции. Данная группа методов основывается на том, что конкурентоспособность продукта и предприятия имеют прямо пропорциональную зависимость. Для определения конкурентоспособности продукта применяются квалиметрические и маркетинговые методы, большинство из которых заключается в нахождении соотношения цена-качество.

Методы, базирующиеся на теории эффективной конкуренции. Смысл данного подхода заключается в балльной оценке возможностей предприятия по обеспечению конкурентоспособности. Все сформулированные в ходе анализа его возможности, направленные на  достижение конкурентных преимуществ, оцениваются экспертами с позиции имеющихся ресурсов и факторов. 

Комплексные методы. В рамках подобных методов оценка ведется на основании определения потенциальной и текущей конкурентоспособности. Как правило, текущая конкурентоспособность определяется на основе оценки конкурентоспособности его продуктов, а потенциальная – по принципу методов, которые основаны на теории эффективной конкуренции. 

Повышение конкурентоспособности

Существует несколько путей повышения конкурентоспособности предприятия: 

  • рост объемов реализации продукта
    ;
  • улучшение качества выпускаемого продукта;
  • уменьшение расходов;
  • бенчмаркинг.

Одно из направлений повышения конкурентоспособности – рост объемов реализации продукта (услуг или работ). Следует учитывать, что повышение объемов реализации само по себе не принесет желаемых результатов, поскольку при этом не учитываются такие важные показатели, как величина расходов предприятия, его прибыль и т.д. При организации производственного процесса и планировании объемов в соответствии с данным методом необходимо решить ряд задач, одной из важнейших из которых является определение объема реализации продукта, при котором будет обеспечена безубыточная производственная деятельность. 

Еще одно направление – это улучшение качества выпускаемого продукта, что окажет влияние на: ускорение НТП, освоение новых рынков, увеличение экспорта, процветание. Решение проблемы качества продукта поднимет имидж предприятия у покупателей, станет залогом выхода на внешний рынок, а также будет являться основой для получения максимальной прибыли. 

Уменьшение расходов – это традиционный, старый и наиболее исследованный метод повышения конкурентных преимуществ. В данном случае в выигрышном положении будет находиться то предприятие, которое поведя определенный комплекс мер достигло меньших затрат, чем конкуренты. Однако в современных условиях удержать такое преимущество достаточно трудно, т.е. реализация этого метода требует четкой, скоординированной работы сотрудников по совершенствованию технологий производства, логистики и НИОКР, менеджмента персонала и организационной культуры. Предприятия, выбирающие путь усиления конкурентных затрат, постоянно анализируют затраты на всех стадиях проектирования, выпуска и реализации продукта. Важную роль здесь играют маркетологи, которые должны непрерывно заниматься мониторингом рынка, проводить функционально-стоимостной анализ, отслеживать новейшие технологии, а также расходы предприятий-конкурентов.  

Еще один эффективный инструмент повышения конкурентоспособности предприятия –

бенчмаркинг. Бенчмаркинг – это систематический, непрерывный поиск и изучение передового опыта конкурентов и игроков смежных отраслей, постоянное сравнение желаемых результатов и изменений бизнеса с разработанной эталонной моделью. На основании полученных сведений необходимо обеспечить поддержку системы постоянных улучшений результативности деятельности.

Статьи по теме:

— Логистика как способ повышения конкурентоспособности предприятия

— Проблемы конкурентоспособности машиностроительных предприятий

— Реализация проекта ЮНИДО по повышению конкурентоспособности производителей автокомпонентов

Опрос о состоянии конкурентной среды в Республике Татарстан

Опрос о состоянии конкурентной среды в Республике Татарстан

Уважаемый респондент!

Исследование проводится с целью оценки конкурентной среды на социально-значимых и приоритетных рынках Республики Татарстан. Просим Вас ответить на вопросы анкеты.

Все полученные данные будут использованы в целях совершенствования конкуренции только в обобщенном виде.

Заранее благодарим Вас за сотрудничество!

*1. Вы производитель или потребитель?

Производитель
Потребитель

*2. На каких товарных рынках из приведенного ниже перечня, по Вашему мнению, необходимо развивать конкуренцию?

 Рынок услуг дошкольного образования
 Рынок услуг детского отдыха и оздоровления

 Рынок услуг дополнительного образования детей
 Рынок платных медицинских услуг
 Рынок услуг психолого-педагогического сопровождения детей с ограниченными возможностями здоровья
 Рынок услуг в сфере культуры
 Рынок услуг жилищно-коммунального хозяйства
 Рынок розничной торговли
 Рынок услуг перевозок пассажиров наземным транспортом
 Рынок услуг связи
 Рынок социальных услуг
 Рынок производства сельскохозяйственной продукции
 Рынок производства пищевой продукции
 Рынок услуг образования
 Рынки овощеводства и производства растительных и животных масел и жиров
 Рынок производства резиновых шин, покрышек, камер и синтетического каучука
 Рынок производства пластмассовых изделий
 Рынок производства кирпича и прочих строительных изделий из обожженной глины
 Рынки производства мяса, мясопродуктов и сельскохозяйственной птицы
 Рынок услуг гостиниц и ресторанов
 Рынок производства комплектующих к грузовым автомобилям
 Рынок производства химико-фармацевтической продукции
 Рынок информационных технологий
 Рынок выставочных услуг
 Другое

Если другое (укажите, что именно):

*3. На каких рынках из данного перечня конкурентная среда благоприятная?

 Рынок услуг дошкольного образования
 Рынок услуг детского отдыха и оздоровления
 Рынок услуг дополнительного образования детей

 Рынок платных медицинских услуг
 Рынок услуг психолого-педагогического сопровождения детей с ограниченными возможностями здоровья
 Рынок услуг в сфере культуры
 Рынок услуг жилищно-коммунального хозяйства
 Рынок розничной торговли
 Рынок услуг перевозок пассажиров наземным транспортом
 Рынок услуг связи
 Рынок социальных услуг
 Рынок производства сельскохозяйственной продукции
 Рынок производства пищевой продукции
 Рынок услуг образования
 Рынки овощеводства и производства растительных и животных масел и жиров
 Рынок производства резиновых шин, покрышек, камер и синтетического каучука
 Рынок производства пластмассовых изделий
 Рынок производства кирпича и прочих строительных изделий из обожженной глины
 Рынки производства мяса, мясопродуктов и сельскохозяйственной птицы
 Рынок услуг гостиниц и ресторанов
 Рынок производства комплектующих к грузовым автомобилям
 Рынок производства химико-фармацевтической продукции
 Рынок информационных технологий
 Рынок выставочных услуг
 Другое

Если другое (укажите, что именно):


Защита от несанкционированных рассылок


Введите текст, изображенный на картинке (строчные латинские буквы, цифры)

Как определить конкурентность тематики в SEO

Собираетесь покорить топ поисковиков? Тогда для начала узнайте уровень конкурентности в тематике вашего бизнеса и проанализируйте SEO конкурентов. Это исключит вероятность того, что придется бросить продвижение на полпути, так как вход в тематику вы не тянете.

Поэтому давайте разбираться, какими способами оценивают конкурентность тематики в SEO.

Анализ региона

В первую очередь нужно отталкиваться от места, где работаете. Логично, что конкурентность в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге выше, чем в Ангарске.

Если хотите выйти, к примеру, на новый рынок, либо начать продвижение используйте данные «Яндекс.Вордстата  вкладка «По регионам»/«Региональная популярность».

Вы увидите, насколько запрос популярен в интересующем вас регионе или городе. Если популярность запроса больше 100%, значит можно действовать, если меньше 100% — интерес у людей низкий.

Региональная популярность по «Вордстату»

Статистику можно смотреть по странам, конкретным областям или городам. Только учитывайте вложенность: данные по Москве входят в данные по Центральному региону, а Центральный регион включен в Россию.

Кроме того, обращайте внимание и другие на показатели в регионе: средний доход населения, инвестиционную привлекательность и так далее.

Специфика бизнеса

Плавно накладывается на первый пункт. Если тематика вашего бизнеса – продажа форсунок для душирования колбас, то можно заходить в любой регион, конкурентность по такой тематике минимальная :). Но есть и обратная сторона медали для SEO – когда спроса по запросам нет, привлекать клиентов на сайт из поисковой выдачи сложнее. Придется задействовать дополнительные каналы.

Если у вас стоматологическая клиника или вы занимаетесь продажей и установкой пластиковых окон, предоставляете юридические и бухгалтерские услуги, то тут конкурентность высокая почти в любом регионе. Бороться за топ придется долго иnупорно.

Оптимизация и показатели сайтов конкурентов

Посмотрите, как оптимизированы сайты конкурентов. Если видите, что ресурсы соперников не просто сайты-визитки, а многостраничные ресурсы с огромной вложенностью и дополнительным функционалом, придется соответствовать. Еще конкуренты могут вести блог, развивать группы в соцсетях.

Чтобы попасть в топ, у вас как минимум должно быть то же самое, как максимум — нужно опередить их по всем фронтам. Сразу оцените степень своих возможностей как финансовых, так и человеческих, проанализируйте, выйдет ли вырваться вперед.

Также сайты конкурентов необходимо оценить по множеству параметров. О том, как провести SEO анализ конкурентов подробно описано в статье от 1PS.RU.

Анализ ключевых слов для определения спроса

При разработке семантического ядра и самой стратегии продвижения учитывайте конкурентность запроса. Это позволит рассчитать трудо-денежные затраты на раскрутку ресурса.

«Яндекс.Вордстат» показывает, сколько раз в месяц пользователи ищут конкретные фразы на основе статистики Яндекса по городам и регионам.

Частота запроса в «Вордстате»

Так можно узнать общее число запросов, содержащих введенную фразу. Чтобы получить более точные данные, используйте операторы, например, кавычки — “”.

Частота запроса с оператором «Кавычки»

По итогу получите чистый спрос, а в случае с оператором «Кавычки» — данные без учета шлейфа, но с учетом словоформ.

Инструмент «История запросов» покажет, как менялась заинтересованность к товару или услуге за несколько лет, а также поможет выявить сезонность: поможет узнать уровень интереса пользователей в определенный период.

История запросов в «Вордстате»

Как видно из скриншота, у запроса «купить кондиционер» четкая сезонность — повышенный спрос с марта по август.

Google Trends — еще один сервис, с помощью которого оценивают популярность и сезонность по ключевым словам. Можно выбрать регион и задать период, а также промониторить ситуацию в поиске по картинкам, новостям, товарам и видео на YouTube.

Данные в Google Trends

Также конкурентоспособность запроса рассчитывают через KEI — индекс эффективности ключевых слов.

Классическая формула индекса эффективности выглядит так: KEI = P2/C.

P — частотность ключевика за последние 60 дней.

С — релевантное ключевому запросу количество ресурсов в выдаче.

Логика такая: чем популярность ключевого слова выше, тем больше трафик из поисковиков, следовательно и значимость этого ключа для продвижения. А чем больше конкуренция по запросу, тем ниже показатель KEI и ниже должна быть наша заинтересованность в ключевике. Ведь продвигаться по нему будет более проблематично и сложно.

Простая закономерность: растет популярность ключевого запроса – растет и KEI, растет конкуренция — KEI снижается.

Есть формула проще: KEI = p2/u.

p — частотность ключевика в месяц.

u — релевантное ключевому запросу количество страниц, а не сайтов, как в первичной формуле.

Давайте разберем на примере. Сначала смотрим частоту показов в месяц в «Яндекс.Вордстат», это будет значение p.

Частота показов

Узнаем значение u — количество страниц в выдаче. Тем самым получаем число конкурентов в SEO.

Число конкурентов в поиске

Считаем:

p = 23 137

u = 14 000 000

KEI = (23 137*23 137)/ 14 000 000 = 38, 23719778571429

Точное значение не важно, округлим до 38.

В интернете есть диапазон значения KEI:

Шкала KEI

KEI зависит от тематики, в которой ведете бизнес, поэтому эта шкала условная.

Для кого-то и KEI больше 400 — маленький показатель. А для сайтов в узкой тематике, где не разгуляться с ключевиками, таблица неактуальна в принципе.

Стоит отметить, что показатель KEI работает только в рамках полного и глубокого семантического ядра. Чтобы понимать, какие ключевые запросы наиболее или наименее приоритеты.

Плотность конкуренции в поиске

Хотите понять, сколько организаций в городе занимаются тем же, что и вы? Загляните в справочники организаций, базу 2GIS или «Яндекс.Карт», а также данные «Росстата».

Рассмотрим на примере справочника 2GIS, кстати, его данные мало отличаются от статистики «Росстата». Вводим интересующую тематику — «салон цветов».

Организации в 2GIS

Видим 4792 компании. Но нас интересуют только те, которые представлены в интернете. Применяем фильтр «С сайтом» и получаем данные о конкурентности компаний в нашей тематике.

Дальше нужно выбрать более-менее оптимизированные сайты и проанализировать их через сервисы SerpStat, SE Ranking, XSeo.in.

Применение фильтра в 2GIS

Анализ обратных ссылок конкурентов

После всего вышеперечисленного нужно сформировать список конкурентов в сети. Важно проанализировать их ссылочный профиль и понять стратегию по наращиванию внешних ссылок, ведь ссылочная масса на сайт — важный фактор при ранжировании.

Узнать адреса сайтов-доноров, от которых соперники получают ссылки, можно с помощью онлайн-сервисов «МегаИндекс», SEMrush, SimilarWeb.

Анализ ссылочной массы в «МегаИндекс»

Благодаря такому анализу вы получите понимание, какое число качественных внешних ссылок вы сможете себе позволить.

Вывод

В результате такого анализа вы получите информация, которая станет ключевой для SEO продвижения. Она фундамент для разработки плана работ и стратегии раскрутки сайта. Если не собрать точные и наглядные данные, вы потеряете время, силы и ресурсы, но не получить никакого результата.

Доклады о состоянии и развитии конкурентной среды на товарных рынках Санкт‑Петербурга

Доклад о состоянии и развитии конкурентной среды на рынках товаров, работ и услуг в Санкт‑Петербурге, подготовленный на основании мониторинга, по итогам 2021 года

Доклад о состоянии и развитии конкуренции на рынках товаров, работ и услуг в Санкт‑Петербурге в 2021 году, утвержден протоколом от 03.03.2022 № 02-22.

Доклад о состоянии и развитии конкурентной среды на рынках товаров, работ и услуг в Санкт‑Петербурге, подготовленный на основании мониторинга, по итогам 2020 года

Доклад о состоянии и развитии конкуренции на рынках товаров, работ и услуг в Санкт‑Петербурге в 2020 году, утвержден протоколом от 18.02.2021 № 01-21. Доклад с учетом дополнительной информации утвержден протоколом от 30.04.2021 № 02-21

Доклад о состоянии и развитии конкурентной среды на рынках товаров, работ и услуг в Санкт‑Петербурге, подготовленный на основании мониторинга, по итогам 2019 года

Доклад о состоянии и развитии конкуренции на товарных рынках Санкт‑Петербурга за 2019 год, содержащий результаты мониторинга, подготовлен в соответствии со структурой, утвержденной протоколом заседания Межведомственной рабочей группы по вопросам реализации положений стандарта развития конкуренции в субъектах Российской Федерации от 30.10.2019 № 11-Д05.

Доклад о состоянии и развитии конкуренции на товарных рынках Санкт‑Петербурга за 2019 год, утвержденный коллегиальным органом (протокол от 13.02.2020 № 02-20).

Доклады о состоянии и развитии конкурентной среды на рынках товаров, работ и услуг в Санкт‑Петербурге, подготовленные на основании мониторингов, по итогам 2015-2018 годов

Доклад о состоянии и развитии конкурентной среды на рынках товаров, работ и услуг в Санкт‑Петербурге, подготовленный на основании мониторинга, по итогам 2018 года

Доклад о состоянии и развитии конкуренции на товарных рынках Санкт‑Петербурга за 2017 год.

Доклад о состоянии и развитии конкуренции на товарных рынках Санкт‑Петербурга за 2016 год.

Доклад о состоянии и развитии конкуренции на товарных рынках Санкт‑Петербурга за 2015 год.

В Волгограде эксперты дали предметный анализ конкурентности на выборах

Доклад содержит анализ выборов в России на муниципальном уровне, выборов губернаторов и в законодательные собрания регионов России с позиций конкурентности. В дискуссии по итогам презентации приняли участие члены Общественной палаты Волгоградской области, эксперты Ассоциации «Независимый общественный мониторинг», учёные и практики в области социологии, политологии, права, медиа среды.

Электоральная среда развивается, считает преподаватель Академического колледжа, эксперт НОМ Григорий Зданович. Представители гражданского общества, наблюдатели, общественные палаты, экспертное сообщество не только разоблачают недостоверную информацию о выборах, предотвращают нарушения, но и серьезно влияют в рамках закона на качество избирательной системы в целом — по сути, дисциплинируя избирательные комиссии. Практика показывает, что наблюдательское сообщество в силах обеспечить открытость и юридическую чистоту всех стадий избирательного процесса — а именно это является условием достижения легитимности, повышения доверия людей к выборам.

Анализ избирательных кампаний местного и регионального уровня, свидетельствует о росте политической конкурентности, что особенно заметно на выборах депутатов, заявил заведующий кафедрой Волгоградского института управления — филиала РАНХиГС, кандидат юридических наук, эксперт НОМ Денис Абезин. Всё большее количество партий участвуют в местных избирательных кампаниях и, по итогам выборов, делегируют своих членов в представительные органы регионального и муниципального уровней. Появляются новые партии, программы, персоны. Уже сегодня очевидно, что эти процессы сохранятся и на предстоящих выборах в Государственную Думу.

Кампания будет не простой, уверен эксперт. Институты гражданского общества, эксперты, наблюдатели, граждане, как и органы власти играют важную роль в обеспечении соблюдения законодательства и в обеспечении равных возможностей для всех участников на всех стадиях избирательного процесса. Независимое наблюдение, взаимодействие штаба Общественной палаты с НКО и партиями, пресечение нарушений и фейков, открытая работа избиркомов — вот ключевые условия легитимности предстоящих выборов.

За предыдущие 2-3 года наблюдается изменение подхода со стороны избиркомов к процессу подачи кандидатами необходимых в соответствии с законом документов и материалов, – заметила старший преподаватель Волгоградского института бизнеса, эксперт НОМ Марина Ускова. Жесткий формальный контроль замещается созданием условий, направленных на достижение итоговой законной цели — подаче документов для участия в выборах. Это тенденции — положительные, так как избирательная система работает в рамках закона на итог — создание возможностей конкурентной борьбы стратегий улучшения жизни в стране, предлагаемых политическими факторами.

В России в течение прошедшего десятилетия завершено создание многоуровневой конкурентной политической модели, отметил доцент Волгоградского государственного университета, эксперт НОМ Дмитрий Зыков. Большое количество партий, кандидатов с различными программами имеют возможность открытой политической борьбы в рамках прозрачных правовых процедур. Партии развиваются, в политической жизни происходит обновление — это приветствуется. Но возможность честных, легитимных выборов может быть обеспечена только независимым общественных контролем. С 2018 года в России сформировано наблюдательское сообщество — и это не только снизило количество нарушений и повысило доверие к выборам у избирателей, но и обеспечило во многом санацию информационного пространства от лжи.

Политическая конкуренция в России растёт, констатировал член Общественной палаты Волгоградской области, региональный координатор НОМ Антон Лукаш. Это — факт, очевидный на примере предстоящих выборов в ГосДуму, где происходит интересное и показательное в рамках политической конкуренции явление. «Справедливая Россия – За правду», ЕДРО и «Новые люди» опираются на кадровый потенциал, а Либерально-демократическая партия России и КПРФ — на ранее сформированный авторитет у целевых групп избирателей. Важным фактором развития политической конкуренции является кадровое обновление партий. Новое привносит политическая молодежь, которой предоставляются площадки для общения с избирателями, создаются социальные лифты, основанные на принципе оценки эффективности потенциала и выполнения избирательных обещаний и программ.

Конкуренция политическая без прозрачной правовой процедуры грозит превратиться в сферу злоупотреблений и простого захвата власти, предостерегла генеральный директор юридического агентства «Империум» Злата Татарчук. Удобное для людей и безопасное многодневное голосование должно быть защищено и от нарушений, и от домыслов — теперь есть правовая база для этого.

источник: https://riac34.ru/news/133159/ 

Член Общественной палаты Максим Григорьев на основании данных доклада прогнозирует рост конкурентности на выборах в Госдуму

Член Общественной палаты РФ Максим Григорьев на основании данных, собранных в докладе Фонда исследования проблем демократии «О конкурентности на выборах разных уровней», прогнозирует рост конкурентности на сентябрьских выборах в Госдуму. Об этом он заявил на круглом столе в Ленинградской области. Обсудив доклад, эксперты пришли к выводу, что на выборах в сентябре по округам Ленобласти можно ждать острой борьбы за кресла в Госдуме.

В рамках мероприятия обсуждались уровень региональных выборов, кампании в Заксобрания, выборы высших должностных лиц и муниципальные кампании –муниципальные законодательные органы власти, и выборы глав муниципальных образований. Как пояснил Максим Григорьев, вывод об увеличении конкурентности подтверждается для выборов всех уровней. «За последние годы идет существенное увеличение конкурентности, причем мы видим это на всех уровнях избирательного процесса: и на стадии выдвижения, и на стадии регистрации. В том числе мы видим, что больше фракций образовывается в законодательных собраниях регионов, то есть и по итогам конкуренция достаточно большая. Все эти выводы мы переносим на предстоящие выборы в Государственную Думу, на основе этих данных мы прогнозируем, что конкуренция на выборах в Госдуму будет очень большая», — указал он.

Эти данные подтверждаются и со стороны избиркомов, сказал Григорьев. «Руководитель избирательной комиссии Ленинградской области подтвердил нам, что конкурентность достаточно серьезная – уже сейчас многие партии и конкретные кандидаты несут документы, их много», — отметил он. Григорьев также подчеркнул конструктивную позицию избиркомов по отношению к кандидатам: «Здесь большой плюс, что избирательная комиссия оказывает им помощь, не ждет до последнего, как бывало когда-то много лет назад, когда избирательные комиссии регионов говорили об ошибках в последний момент, и люди по своему недосмотру – несмотря на то, что это было абсолютно правильно с юридической точки зрения – уже не успевали переподать документы. Сейчас избирательные комиссии помогают, подсказывают и стараются заблаговременно дать ответ, чтобы люди успели переоформить документы. Мне кажется, это очень правильный подход», — полагает член Общественной палаты.

Политологи Петербурга и Ленобласти также разделяют тезис о росте конкуренции. Петербургские политологи и эксперты Ленобласти подтверждают увеличение конкурентности, отметил член Общественной палаты РФ, руководитель Общественного штаба Ленобласти Владимир Журавлев, который заверил, что штаб Ленинградской области активно включился за наблюдением за стартовавшей избирательной кампанией, и активно взаимодействует со всеми партиями, которые стремятся к диалогу с общественниками.

Общественники и представители экспертного сообщества отметили рост уровня политической конкурентности в России

16 Июля 2021, 19:25

Накануне в региональном информационном аналитическом центре состоялось обсуждение доклада Фонда исследования проблем демократии «Политическая конкурентность на современных выборах в России». Доклад подготовлен Максимом Григорьевым, председателем Координационного совета при Общественной палате Российской Федерации по общественному контролю за голосованием, директором Фонда исследования проблем демократии, и содержит анализ выборов в России на муниципальном уровне, выборов губернаторов и в законодательные собрания регионов России с позиций конкурентности.

Организаторами круглого стола выступили Общественная палата Волгоградской области совместно с экспертами Ассоциации «Независимый общественный мониторинг». Участие в мероприятии также приняли учёные и практики в области социологии, политологии, права и медиа среды.

В докладе по результатам анализа выборов в России за последние годы на основе сравнения количества выдвинувшихся, зарегистрированных и победивших кандидатов делается однозначный вывод об увеличении конкурентности на выборах. Анализируются выборы как на муниципальном уровне, так и выборы губернаторов и выборы в законодательные собрания регионов.

«Необходимо отметить, что действительно все больше разных представителей политических партий и самовыдвиженцев регистрируются для участия в выборах разного уровня, начиная с органов местного самоуправления и заканчивая выборами в Государственную Думу. Это говорит о том, что люди становятся более активными, они хотят принимать участие в политической борьбе. У нас подписано 22 соглашения между Общественной палатой региона, НКО и тремя политическими партиями о взаимодействии, в рамках которого обучено 3 923 кандидата в общественные наблюдатели. Такие цифры являются ярким показателем того, что в нашем регионе разные политические объединения хотят взаимодействовать и работать с гражданским обществом», — рассказала председатель Общественной палаты Волгоградской области Татьяна Гензе.

Член Общественной палаты Волгоградской области, региональный координатор Независимого общественного мониторинга Антон Лукаш отметил прямую связь между возрастающим количеством выдвинутых и зарегистрированных кандидатов:

«Это реальные цифры, которые показывают нам, что при увеличении количества выдвинутых кандидатов, увеличивается и количество зарегистрированных. Это повышает и конкурентную борьбу на выборах. Что касается предстоящего в сентябре голосования, то я уверен, что эти выборы будут проводиться жестко, на основании столкновения платформ, программ, идей и смыслов. Избирательная система и институт общественного наблюдения, да еще и при условии организации видеонаблюдения на избирательных участках, позволяют сегодня комфортно конкурировать и, наоборот, делают очень дискомфортными любые возможные манипуляции и фейки».

Директор Аналитического центра Российского общества политологов, председатель Экспертного совета Фонда изучения электоральной политики и электоральных процессов (ФИЭП), координатор Клуба экспертов Нижнего Поволжья Андрей Серенко подчеркнул, что большой интерес вызывают данные об увеличении количества кандидатов, изъявивших желание участвовать в выборах, именно в 2020 году:

«Мы наблюдаем количественный рост позитивной, на мой взгляд, статистики, связанной с конкурентностью в год пандемии, что является очень любопытным совпадением. Когда казалось бы люди были озабочены исключительно проблемами самовыживания, спасения себя и своих близких, при вроде как полном падении интереса к другим сферам жизни, объективные данные показывают увеличение политической конкурентности. Этот феномен нуждается в отдельном изучении. Что же касается института общественных наблюдателей, то он как раз и задумывался для того, чтобы обеспечить легитимность проведения избирательных кампаний».

Эксперт рассказал, что особое внимание необходимо уделить вовлеченности молодежи в политические процессы страны, делая упор на то, что среди общественных наблюдателей должно быть больше молодых людей, так как это элемент воспитания гражданской и политической сознательности.

«Мало иметь большое количество партий, мало иметь большое количество кандидатов, у людей не должно быть сомнений в честности проведения процедуры выборов, – отметил в своем выступлении Андрей Серенко. – От персонального состава общественных наблюдателей и от качества их работы будет зависеть ощущение легитимности, законности и справедливости голосования. Недостаточно, чтобы результаты выборов признали партии или проигравшие кандидаты, важно, чтобы их признало общественное мнение, поэтому проект подготовки и обучения общественных наблюдателей я считаю уникальным».

На заметный рост политической зрелости в обществе обратил внимание коллег основатель и владелец экспертно-аналитической сети PolitRus, член Клуба экспертов Нижнего Поволжья Виталий Арьков:

«Речь и о количестве партий, участвующих в выборах, и том, сколько из них «доходят» до самих выборов. Все это позволяет говорить о качестве политиков в этих партиях. Кроме этого, по моему мнению, люди поняли, что для того чтобы что-то изменить, нужно группироваться и достигать своих целей и интересов законным путем, то есть путем участия в выборах. Что, кстати, наша сегодняшняя политическая система позволяет сделать».

Факторы конкурентоспособности — Институт стратегии и конкурентоспособности

  • Производительность в конечном счете зависит от улучшения микроэкономических возможностей экономики и развития местной конкуренции
  • Макроэкономическая конкурентоспособность создает потенциал для высокой производительности, но этого недостаточно
  • Дары создают основу для процветания, но истинное процветание создается продуктивностью в использовании пожертвований

Общее качество бизнес-среды влияет на производительность компании, инновации и рост.Алмазная модель полезна для размышлений о нескольких измерениях окружающей среды. и то, как они взаимодействуют.

Кластеры представляют собой концентрацию фирм в определенных областях, включая поставщиков, вспомогательные службы и соответствующие учреждения. Они обеспечивают производительность и новый бизнес формирование.

Экономические показатели зависят от потенциала фирм с точки зрения навыков, возможностей и методов управления.

  • Налогово-бюджетная политика: Эффективные государственные расходы в соответствии с доходами с течением времени
  • Денежно-кредитная политика: низкий уровень инфляции
  • Экономическая стабилизация: избежание структурных дисбалансов и циклического перегрева
  • Человеческое развитие: базовое образование, здравоохранение, равные возможности
  • Верховенство права: права собственности, личная безопасность и надлежащая правовая процедура
  • Политические институты: Стабильные и эффективные политические и правительственные организации и процессы

Дары, в том числе природные ресурсы, географическое положение, население, и размера страны, создают основу для процветания, но истинное процветание возникает из продуктивность в использовании даров.

Конкурентоспособность | Совет по международным отношениям

Изменение климата

Академический вебинар: Глобальная климатическая политика

Джоди Фриман, профессор права Арчибальда Кокса и директор Программы экологического и энергетического права Гарвардского университета, ведет беседу о глобальной климатической политике.ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады, что Джоди Фриман с нами, чтобы поговорить о глобальной климатической политике. Профессор Фриман является профессором права Арчибальда Кокса, директором-основателем Программы экологического и энергетического права и ведущим специалистом в области административного и экологического права в Гарвардском университете.С 2009 по 2010 год профессор Фримен работал советником по энергетике и изменению климата в администрации Обамы. Она является членом Американского колледжа юристов-экологов, членом Американской академии искусств и наук, а также членом CFR. Она также является независимым директором в совете директоров ConocoPhillips, производителя нефти и газа. Профессор Фриман был признан вторым наиболее цитируемым ученым в области публичного права в стране и много писал об изменении климата, регулировании окружающей среды и исполнительной власти.Итак, профессор Фримен, большое спасибо за то, что были с нами сегодня. Мы только что увидели выпуск Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата, МГЭИК, который весьма пессимистичен в отношении взглядов на будущее. Не могли бы вы немного рассказать об этом отчете и связать его с тем, что мы увидим, как это повлияет на климатическую политику, и что нам нужно сделать, чтобы действительно исправить то, что происходит в мире? ФРИМЭН: Что ж, большое спасибо, что пригласили меня.Этот разговор не может быть более важным или интересным моментом, и в основном я с нетерпением жду, когда вы, студенты, зададите несколько вопросов, а мы пообщаемся друг с другом. Итак, Ирина, я буду настолько краток, насколько смогу, пытаясь по-настоящему обобщить то, что происходит сейчас, чтобы подготовить почву для обсуждения, которое, я надеюсь, у нас будет. Во-первых, как вы отметили, МГЭИК, которая, конечно же, является организацией, созданной ООН, которая с 1988 года выпускает периодические оценки науки об изменении климата и их основанные на консенсусе оценки, написанные примерно шестью-двумя сотнями ученых из примерно шестидесяти странах, чтобы дать вам представление об авторитетности опубликованных ими документов.Эта оценка была довольно мрачной, и на самом деле — я могу зачитать вам пару основных выводов, но основная идея заключается в том, что изменение климата ускоряется. Он уже сеет хаос и наносит значительный ущерб здоровью человека, окружающей среде и экосистемам. Он уже вызывает и будет вызывать все более разрушительные лесные пожары, исторические засухи, оползни, наводнения и более сильные ураганы. Длинный список того, что вы все наблюдаете по всему миру — вспомните пожары в Австралии, пожары в Калифорнии, историческое наводнение, которое мы видели здесь, в Соединенных Штатах.В отчете в основном говорится, что ситуация ухудшится, если мы продолжим без значительного сокращения выбросов парниковых газов в ближайшее время, начнем немедленно и сократим их довольно резко. Здесь много выводов о необходимости ускорить темпы наших усилий, о необходимости для правительств мира сделать больше, чем они обязались сделать по Парижскому соглашению, о котором мы можем говорить, которое является международным соглашением по климату. которые взяло на себя обязательство подавляющее большинство стран мира.И США подтвердили свою приверженность Парижскому соглашению при администрации Байдена, заявив, что к 2030 году они добьются сокращения выбросов здесь, в Соединенных Штатах, на 50–52 процента ниже уровня 2005 года. Таким образом, недавно на состоявшейся в прошлом году в Глазго, Шотландия, Конференции сторон было очень существенное повышение приверженности США. Это соглашение является действующим международным соглашением, но в этом отчете говорится, что этого недостаточно. Даже если страны мира выполнят свои обещания — а это открытый вопрос — в отчете, по сути, говорится, что нам нужно делать больше, и поэтому существует консенсус в отношении науки.Я не думаю, что на данный момент могут быть разумные разногласия по поводу науки об изменении климата. Имеются убедительные доказательства того, что это уже происходит, уже меняет мир — модели, которые мы видели, опять же, в погодных условиях, штормах, наводнениях, засухах, волнах жары, и это уже угрожает сообществам. Теперь вопрос заключается в том, как сократить этот разрыв между тем, что говорится в отчете — о том, что происходит в отчете МГЭИК, и рисками, о которых нас предупреждает отчет, — как сократить разрыв между этим и тем, что делают правительства мира договорились делать по парижскому соглашению? И я хочу отметить только два других контекстуальных события, которые делают эту проблему еще более сложной.Во-первых, я думаю, что вы все очень хорошо осознаете сейчас, когда мы все думаем о ежедневной войне, о войне на Украине и о том, что она карабкается в геополитике энергетики. Россия, как один из трех крупнейших поставщиков нефти и газа в мире, производит около 40 процентов природного газа в Европе, и теперь есть санкции, которые США ввели, и другие страны объявили о постепенном введении против российской нефти. и поставки газа. Цена на газ, как вы все могли заметить, в Соединенных Штатах заоблачно высока.Это не только из-за войны на Украине, но это не помогло. И внимание переключилось на то, что означает эта война не только из-за разрушительных человеческих последствий, но также и из-за того, что она делает с — как выразить это — с отношениями сил между странами мира, которые привязаны к нефти и газу, и как это смещение относительной мощи нефтедобывающих стран по отношению друг к другу. Этот разговор о том, как мы будем добывать достаточно нефти и газа для удовлетворения потребностей Европы в отсутствие или при наличии санкций против России, откуда мы возьмем дополнительные поставки? В некотором смысле этот разговор о краткосрочной потребности в том, что, по общему признанию, является ископаемой энергией, отодвинулся на второй план, временно вышел из основных рамок обсуждения климатической политики.И озабоченность среди сообществ, учреждений, организаций, людей, которых глубоко заботит изменение климата в данный момент, заключается в том, что переход на сторону обсуждения климата — это неправильное направление, бесполезное событие. И особенно в Соединенных Штатах, где мы сейчас смотрим на динамику в Конгрессе, чтобы увидеть, будут ли крупные инвестиции в климат частью законодательного пакета, который продвигает администрация Байдена — пакета «Восстановить лучше, чем было», — поскольку обсуждение сосредоточено на Украине. , краткосрочная потребность в нефти и газе, кто будет производить и удовлетворять дополнительный спрос, этот разговор, беспокоит то, что он не способствует продвижению климатической политики в Соединенных Штатах.И, как вы все знаете, законопроект «Восстановить лучше, чем было», по сути, был отложен, и ведутся дискуссии о том, какие его части могут быть приняты. По прошествии времени, когда мы приближаемся к промежуточным выборам в Соединенных Штатах, которые должны состояться очень скоро осенью, возникает вопрос, поступит ли что-либо существенное с точки зрения дополнительных инвестиций в климат и климатической политики от Конгресса Соединенных Штатов? Или они в основном закончили с частями, которые они включили в большой законопроект об инфраструктуре, который, как вы знаете, был принят прошлой осенью? Двухпартийный законопроект об инфраструктуре содержал значительные инвестиции в такие вещи, как инфраструктура электромобилей, инвестиции в сети и другие вещи, которые полезны для нашей климатической политики.Но, как вы все знаете, этого далеко не достаточно, и в Закон об инфраструктуре не вошло ничего регулирующего, и, чтобы внести ясность, в законопроекте, принятом Конгрессом в ноябре, не было ничего, что действовало бы, то есть прошло через процесс, называемый бюджетом. примирение. Это действительно было принято как бюджетный механизм. Ничто там не регулирует выбросы парниковых газов в промышленности, и это потому, что регулирование не может быть включено в бюджетный законопроект. И это означает, что в Соединенных Штатах сейчас перед нами стоит задача ввести в действие политику, необходимую для выполнения наших обязательств перед Парижем, и основным средством, оставшимся прямо сейчас, если Конгресс останется довольно бездействующим, является использование существующего закона, такого как Закон о чистом воздухе, согласно которому Обама — послушайте меня, администрация Обамы.Я вспоминаю свое время при Обаме: администрация Байдена может использовать существующий закон, чтобы регулировать сектор за сектором выбросы парниковых газов, поступающие из энергетического сектора, из транспортного сектора, из нефтегазового сектора. . Именно этим сейчас занимается администрация Байдена. Они издают правила через такие агентства, как EPA, чтобы попытаться сократить выбросы парниковых газов в экономике на секторальной и поэтапной основе. И все это означает, что на Украине бушует война, которая переориентирует внимание на потребность в краткосрочных ископаемых видах топлива, в то время как в долгосрочной перспективе идет дискуссия о том, как отучить мир от ископаемой энергии, и эта динамика очень сложная, сложная динамика, в которой можно вести оба этих разговора одновременно.Единственное, что я хотел бы упомянуть, прежде чем перейти к вашим вопросам, это то, что есть немалая ирония в том факте, что этот отчет, который цитировала Ирина, новая часть научной оценки МГЭИК, была выпущена по существу за день до Верховный суд Соединенных Штатов заслушал аргументы в действительно важном деле о климате, в котором на карту поставлено EPA — полномочия Агентства по охране окружающей среды устанавливать далеко идущие стандарты для сокращения наших выбросов в энергетическом секторе.И судя по всему, Верховный суд готов ограничить способность Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты, которые действительно привели бы к довольно прогрессивным изменениям, довольно агрессивным, амбициозным изменениям — более быстрым и глубоким сокращениям в электроэнергетическом секторе. Похоже, что суд вполне может ограничить агентство, и я могу рассказать об этом больше для тех, кто является знатоком закона и хочет знать больше. Но тот факт, что этот аргумент был услышан на следующий день после этого доклада как своего рода противопоставление этих двух вещей, был весьма поразителен.Итак, позвольте мне оставить это здесь с такими общими наблюдениями о том, что происходит, и обратиться ко всем вам и посмотреть, сможем ли мы глубже погрузиться в некоторые из этих динамик. FASKIANOS: Большое спасибо за этот обзор. Вы все можете либо поднять руку, чтобы задать свой вопрос, либо написать его в поле вопросов и ответов. Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Вопрос: У меня был вопрос относительно Парижского соглашения по климату. Это не имеющее обязательной силы соглашение, в котором кажется, что Соединенные Штаты — единственная страна, которая делает все возможное, чтобы ограничить выбросы, загрязнение и тому подобное, но мы также страдаем больше всего.У вас, как в Германии, строятся угольные электростанции. Китай и Индия — крайне грязные, поганые страны, прямо скажем. Они признают, что разрушают экологические объекты не только в своей стране, но и во всем мире. Но мы платим шесть баксов за бензин. Нефть стоит как сто долларов за баррель. ФРИМЭН: Да. Q: Вещи становятся очень дорогими и очень раздражающими. Так какой смысл в этом соглашении, если мы не получаем от него никакой выгоды? ФРИМЭН: Да, я слышу вопрос и… но позвольте мне добавить здесь немного точки зрения.Во-первых, больше всего страдают не мы. Потепление имеет действительно серьезные последствия для стран по всему миру, которые уже затапливаются из-за того, что их низменные прибрежные популяции находятся под угрозой. И они гораздо более уязвимы, потому что мы можем позволить себе меры по адаптации, мы можем позволить себе реагировать на стихийные бедствия и мы можем позволить себе инвестировать в устойчивость или адаптацию, тогда как многие части развивающегося мира не могут. Они будут затоплены. Будут массовые миграции.Будут наводнения, аномальная жара и ужасные страдания, и некоторые из этих эффектов уже происходят по всему миру. Поэтому я просто добавляю эту точку зрения, потому что я не уверен, что это правильно, что мы единственные или те, кто страдает больше всего в настоящее время или что мы будем в будущем. На самом деле мы в Соединенных Штатах находимся в довольно выгодном положении, даже если некоторые из худших рисков, которые мы ожидаем, постигнут нас. Мы просто богатая страна по сравнению с остальным миром. Я бы также просто прокомментировал, что цены на бензин здесь заоблачные, и я понимаю, что это, как вы говорите, раздражает и довольно сложно для людей, которые, знаете ли, должны покупать бензин, чтобы добраться до работы, или должны покупать газ, чтобы работать. передвигаться, у них нет выбора.Но я скажу, что во многих частях мира цены на газ намного выше, и они намного выше в таких местах, как Европа, Канада и другие места, потому что правительства решили отражать в цене бензина больше вреда, причиняемого сжиганием топлива. топливо. Другими словами, они интернализуют затраты, которые в противном случае приходится нести людям, с точки зрения последствий для здоровья от сжигания газа, последствий для климата и так далее. Так что я просто говорю, что газ может показаться очень дорогим, и я это понимаю, но на самом деле многие страны предпочитают устанавливать высокие цены на газ, чтобы показать населению цену зависимости от этого топлива.Но смысл вашего вопроса, я думаю, в том, какова ценность Парижского соглашения? Это не обязывает, и почему мы так много берем на себя обязательств? И я скажу, что мы не единственная страна, взявшая на себя серьезные обязательства. Страны ЕС взяли на себя значительные обязательства, даже Китай. Для сравнения, обязательство Китая выровнять выбросы к установленному сроку важно. Есть очень важные обещания, которые были сделаны для этого соглашения, и тот факт, что они не имеют обязательной силы, я просто хочу пролить свет на это.Вы можете сказать, что это не имеет значения, потому что никто не может заставить эти страны выполнять свои обязательства, и в этом есть доля правды. Нет крупного международного органа, председательствующего над этим, который стучится в двери мировых правительств, чтобы сказать, вы знаете, вы сказали, что пообещаете сократить свои выбросы на X, и вы даже не приблизились к этому, поэтому мы собираемся наказать вас. Нет такой международной системы принуждения. Но оказывается, что формат Парижского соглашения, заключающийся в том, чтобы дать обещание, а затем периодически каждые пять лет делать то, что называется «подведение итогов», когда страны мира собираются вместе и подводят итоги того, где они находятся. прогресс — есть механизмы, чтобы привлекать друг друга к ответственности, это теория соглашения; и что существуют регулярные встречи сторон, называемые конференциями сторон, которые призваны стать средством для принудительной сверки и раскрытия того, как далеко продвинулись страны.Я соглашусь с вами, что это несовершенная система, но это большое улучшение по сравнению с предыдущими международными климатическими режимами, которые претендовали на обязательную силу. Но, например, Киотский протокол, предшествовавший Парижскому соглашению, связывал только развитые страны мира, то есть богатые страны мира, и развивающийся мир, который быстро обгонял развитой мир по объему выбросов. произведенных — так что подумайте о Китае, подумайте об Индии, Бразилии и так далее — они не были частью соглашения.У них не было никаких обязательств. Так что, пока Киото был обязывающим, он был обязывающим не для всего мира, и даже не для тех, кто вскоре должен был стать крупнейшим эмитентом, включая Китай. Таким образом, Париж является инклюзивным соглашением. Китай в нем. Индия в нем. Бразилия в нем. Каждая страна, на долю которой приходится значительная доля мировых выбросов, принимает на себя обязательства, поэтому ее инклюзивность считается важным достижением. Ваш вопрос по-прежнему важен. Доказательство в пудинге. Приблизятся ли эти страны к выполнению своих обязательств? Но я бы предположил, что нам нужен международный инструмент, чтобы продолжать двигаться вперед.И если США занимают лидирующее положение в этом международном соглашении, это лучше для наших шансов, чем если США нет. Самая сильная позиция — это США и Китай вместе. Когда Парижское соглашение было подписано, Обама и Си объединили усилия и оба поддержали его. Сейчас Китай отступил. Президент Си не явился в Глазго на встречу лично, в то время как Байден — президент Байден. Так что сейчас мы наблюдаем немного другой подход. Это очень длинный ответ, но это потому, что то, как работают эти соглашения — их ценность, почему они лучше или хуже предыдущих — на самом деле довольно сложно.ФАСКИАНОС: Теперь о войне на Украине и о том, как Китай собирается присоединиться к Путину. ФРИМЭН: Да, я имею в виду, это действительно интересно — и я не знаю, есть ли у кого-нибудь из студентов вопросы по этому поводу — но сейчас все спекулятивно. Например, я имею в виду, как это обернется для Китая и его отношений с другими державами мира. Китай находится в очень деликатном положении, и может оказаться, что его союз с Россией, в зависимости от того, как это обернется, заставит его искать возможности восстановить отношения с остальным миром, и он может Оказывается, климатическая политика — это возможность восстановить себя.И поэтому мы не можем видеть, как это будет развиваться, но ситуация, которая на данный момент выглядит так, как будто Китай объединился с плохим игроком — в данном случае с Россией, — может фактически открыть возможности в будущем для него скорректировать свое поведение и климат. может быть одной из таких возможностей. Исторически сложилось так, что Соединенные Штаты и Китай, даже когда существовали напряженные отношения из-за торговой политики и других вопросов, сотрудничали в вопросах климата. Это стало возможностью, особенно в годы Обамы, когда я был в Белом доме.У нас было много хороших соглашений с Китаем по климатической политике, как на двустороннем, так и на многостороннем уровне. Это был своего рода район — это было светлое пятно отношений. Это может развернуться и вернуться после этого конфликта. ФАСКИАНОС: Письменный вопрос от, давайте посмотрим, Джеки Васкес, которая учится в бакалавриате Университета Льюиса в Иллинойсе: есть ли возможность для всех стран объединиться, чтобы создать глобальное движение по борьбе с изменением климата? Будет ли это иметь значение? ФРИМЭН: Я думаю, что Парижское соглашение должно стать, по крайней мере, инструментом глобального движения по борьбе с изменением климата.Но я думаю, что если вы говорите о политическом движении, то есть о людях, а не о переговорщиках, представляющих правительства, а население и сообщества — я думаю, что мы наблюдаем некоторые из них. Я имею в виду, я думаю, что это поколение, ваше поколение, действительно озвучило реальную потребность в более быстрых действиях по борьбе с изменением климата. И я отдаю должное молодежи. Я говорю это — я чувствую себя на 150 лет, когда говорю это, — но я думаю, что это поколение, по крайней мере, в Соединенных Штатах, приняло форму чего-то, что называется Движением восхода солнца и другими молодежными движениями.Конечно, Грета Тунберг — самый известный молодой человек, который бросает вызов изменению климата, настаивая на том, что старшее поколение вас всех подвело, и я думаю, что в этом что-то есть. Я могу понять ваше разочарование, и я бы чувствовал то же самое, если бы был моложе, что люди, наделенные властью, не предприняли необходимых шагов, когда они должны были предпринять шаги для смягчения глобальной проблемы. И я думаю, что мы наблюдаем движения по всему миру; молодежная акция по всему миру.Проблема заключается в том, чтобы перевести этот политический энтузиазм и политическую энергию в политику, в законы, правила, требования, стимулы, субсидии, инвестиции и поощрения, чтобы изменить траекторию, чтобы со временем — и быстрее, чем — чем многие в отрасли хотят — требовать сокращения быстрее. , чтобы перевести его в инвестиции из частного сектора, потому что нам нужны триллионы долларов инвестиций в низкоуглеродные технологии, в инновации. Превратить эту энергию в реальные политические действия — непростая задача.И я думаю, единственное, что я хотел бы сказать всем вам, это то, что вы должны голосовать. Вы должны привести к власти людей, которые поддерживают эту политику, и вы знаете, что голосование молодежи имеет огромное и все более важное значение. Итак, в дополнение к активности, которая имеет решающее значение, вы хотите голосовать на выборах штата, местных и национальных выборах при каждой возможности. ФАСКИАНОС: Ранее вы говорили о том, что дело Верховного суда ограничит попытки EPA регулировать деятельность. Итак, есть вопрос от Натаниэля Лоуэлла из Скидмор-колледжа: не могли бы вы рассказать немного больше об этом решении Верховного суда, что это означает для усилий администрации Байдена по продвижению вперед в рамках акта Конгресса? Вы знаете, а что можно сделать? Поскольку это довольно важно, и, конечно же, это всего лишь издание распоряжений, следующая администрация может просто отменить эти распоряжения — отменить эти распоряжения.ФРИМЭН: Да. Итак, вот что я хотел бы сказать. Прежде всего, я немного спекулирую, когда говорю, что Суд, похоже, готов ограничить полномочия EPA. Я думаю, что большинство наблюдателей думают, что это то, что мы получили в результате устного спора. Вы знаете, мы наблюдали за устным прениями, во время которых представители обеих сторон — в данном случае это было правительство, представленное генеральным солиситором Соединенных Штатов — так правительство представлено в Верховном суде — и претенденты из штата Западная Вирджиния и около семнадцати других штатов, возглавляемых республиканцами, вместе с угольной и горнодобывающей промышленностью с другой стороны, отстаивают это дело перед судьями.И знаете, вы можете послушать эти аргументы, кстати. Вы можете зайти на сайт SupremeCourt.gov и нажать на аудио часть этих устных аргументов. Это увлекательно. Так что я настоятельно рекомендую, и вы можете прочитать стенограммы. И то, что мы услышали в ходе спора, были вопросами судей, которые то и дело перебрасывались, когда адвокаты излагали свои позиции, и, по сути, петиционеров в данном случае, то есть горнодобывающей промышленности, угольной промышленности и штатов, возглавляемых республиканцами. , в том числе в Западной Вирджинии, — в основном говорят, что Агентство по охране окружающей среды перебарщивает.Он слишком расширяет свои полномочия в соответствии с Законом о чистом воздухе, и суды должны узко понимать формулировку Закона о чистом воздухе и ограничивать свои действия. А правительство, администрация Байдена и петиционеры из энергетического сектора — извините, респонденты из энергетического сектора — это юридические термины искусства, но это описывает, кто на какой стороне в деле — сам энергетический сектор, это регулируемая отрасль. по этим стандартам; это угольные и газовые электростанции по всей стране. Владельцы коммунальных предприятий, владеющих этими заводами, будут регулироваться и должны будут сократить выбросы углекислого газа, и все же они на стороне администрации Байдена, потому что хотят сохранить право Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты. .Они не хотят, чтобы это было бесплатным для всех, в котором их обвиняют в куче различных судебных процессов. Им нужен согласованный, последовательный, реализуемый, реалистичный и экономичный набор стандартов, и они готовы к сокращениям. Они хотят, чтобы это делалось упорядоченно, и они не хотят, чтобы Верховный суд напортачил, например, настолько ограничив EPA, что агентство не будет принимать во внимание реальность энергетического сектора и то, как это работает и позволяет им усреднить выбросы — сократить средние выбросы по всему автопарку; торговли квотами на выбросы, если это экономически целесообразно.Индустрии нужны все эти гибкие возможности, и они обеспокоены тем, что у суда будет слишком много задач по ограничению полномочий агентства, что сделает правила менее экономически целесообразными для отрасли. Так что я надеюсь, что это было понятное объяснение того, что поставлено на карту и насколько необычно то, что регулируемая отрасль в данном случае находится на стороне правительства, поддерживая идею о том, что EPA имеет право делать это, и последствия дело здесь весьма показательно.Потому что, если суд ограничит EPA, суть в том, что стандарты по сокращению выбросов парниковых газов от угольных и газовых заводов не будут такими строгими, как могли бы быть. Они не будут двигаться так быстро, как могли бы, и порезы не будут такими глубокими, как могли бы быть. И это потеря — это потеря инструмента, который мы могли бы иметь в своем наборе инструментов для сокращения выбросов в секторе нашей экономики, который является вторым по величине сектором с точки зрения его выбросов. Поэтому нам нужна надежная программа для их контроля, а Конгресс ее не принял.И Конгресс, похоже, не принимает его, так что это наша вторая лучшая стратегия. И если Суд ограничивает EPA настолько, что ограничивает строгость, это похоже на потерю некоторой способности, которая, как вы думали, должна была ограничивать ваши внутренние выбросы, а это означает, что выполнить наше парижское обязательство будет труднее. Это суть. И последнее, что я скажу — опять же, немного занудный момент, но для тех из вас, кто думает о праве и интересуется правом, — Суд никогда не должен был принимать это дело. Вы знаете, когда… когда люди недовольны решением суда низшей инстанции, они могут подать апелляцию в Верховный суд.Они просят суд предоставить пересмотр. Наша Конституция требует, чтобы суд рассматривал дела только в случае причинения доказуемого вреда или телесных повреждений. Вы не можете пойти в Верховный суд и сказать, знаете, я не ранен, но меня это действительно волнует, не могли бы вы… не могли бы вы мне помочь? Вы должны быть ранены. В данном случае фактически в настоящее время нет никаких правил, регулирующих кого-либо в энергетическом секторе, никаких федеральных правил, потому что правило предыдущей администрации еще во времена Обамы так и не вступило в силу. Он был пойман в судебном порядке, и это было оспорено в суде.Он так и не вступил в силу. И пришла администрация Трампа, отменила это и выпустила собственное правило, очень минимальное правило, которое почти ничего не делало для сокращения выбросов, и которое было оспорено и отменено Окружным апелляционным судом округа Колумбия. Итак, в результате, по сути, нет действующего федерального правила, регулирующего энергетический сектор. Зачем Верховному суду рассматривать дело Западной Вирджинии и других штатов, а также уголовную промышленность, жалующуюся на что-то, когда никого не просят что-либо делать? Вреда нет.Так что очень необычно, что суд разрешает пересмотр такого дела, и именно поэтому многие из нас думают, что они стремятся сделать что-то, что ограничит полномочия EPA. Я надеюсь, что это имело смысл для людей. ФАСКЯНОС: Это было действительно полезно, чтобы прояснить и придать контекст тому, что происходит. Спасибо тебе за это. Итак, Террон Адлам написал вопрос, но также поднял руку. Так что просто спросите сами и дайте нам свой университет. Фримен: Вы знаете, я вижу своего бывшего канцлера, канцлера Карнесейла из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, где я начал свою карьеру.Я просто взволнован, увидев там его имя. Замечательно. В: Привет. ФРИМЭН: Привет. В: Привет. Итак, мой вопрос: видите ли вы возможность изменения поведения людей, особенно во время глобальной войны/пандемии? Я имею в виду, ледяные шапки тают. Выбросы парниковых газов растут так сильно, что — как вы думаете, сможем ли мы преодолеть различия? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, Террон, ты очень интересно говоришь. Я действительно думаю, что мы очень много говорим о том, как нам нужно требовать от промышленности, чтобы что-то делать, и это, конечно, ужасно важно — вы знаете, производители автомобилей, нефтегазовые компании, электростанции и сталелитейные компании, и как мы это делаем. сельского хозяйства по всему миру.Но, в конце концов, есть спрос на энергию, и мы являемся спросом. Я сижу здесь в Zoom, потребляя кучу электричества. У меня есть профессиональные фонари, которые вы не можете видеть, которые потребляют кучу электроэнергии. Мой телефон заряжается рядом со мной, потребляя кучу электроэнергии. И вы знаете, я, вероятно, собираюсь — ну, я езжу на Тесле — мне повезло, что у меня есть Тесла, поэтому я не буду потреблять бензин позже. Но я хочу сказать, что мы все тянем энергию, и вы знаете, никто из нас не может изменить ситуацию.Мы не можем осуществить энергетический переход в одиночку. Но мы можем начать думать о решениях, которые мы принимаем, и мы можем начать думать об этих последствиях. Ваше поколение — я имею в виду, что у меня есть племянница и племянник, которым за двадцать, и я много слышал о том, что, по-видимому, никто больше не хочет машину. Я в шоке от этого, но есть сдвиги поколений в том, как люди думают о потреблении. Вам нужен собственный автомобиль или вы можете воспользоваться райдшерингом? Увидим ли мы себя в мире в ближайшие пятнадцать-двадцать лет с автономными транспортными средствами, которые являются электромобилями, которые мы по существу разделяем, по крайней мере, в концентрированных городских условиях? Я думаю, что такого рода преобразования отчасти вызваны спросом со стороны вашего поколения.Точно так же я думаю, что по мере того, как вы строите богатство, вы, ребята, со временем будете строить его, верно? Вы получаете образование, верно, и это образование напрямую связано с вашей способностью зарабатывать. Вы будете накапливать богатство с течением времени в результате получения образования, и когда вы создадите богатство, у вас будет решение о том, куда вложить это богатство. И мы все чаще видим, что инвесторы социальных действий, социальные обязательства принимаются через инвестиционные решения людей, и они говорят, что мы хотим вкладывать наше богатство в такие акции, такие компании, такие предприятия, а не здесь, в эти другие. .И я думаю, что это другой тип поведения — куда вы вкладываете свой капитал, будет еще одним решением, которое может помочь вызвать перемены. Так что, начиная с самого низкого уровня, самого локального решения о том, что вы потребляете и как вы это потребляете, и заканчивая более серьезными решениями в более позднем возрасте о том, куда вы вкладываете свои деньги, я думаю, у вас есть много возможностей для принятия действительно важных решений. Но я не из тех, кто верит, что все будет хорошо, если люди просто перестанут потреблять энергию, потому что мы все зависим от энергии, а мы не можем перестать потреблять энергию.Для некоторых из нас мы можем принимать решения о том, откуда мы хотим это получить. Некоторые из нас живут в юрисдикциях, где мы можем выбрать, кавычки/без кавычек, «заплатить немного больше», чтобы быть уверенными в получении большего количества возобновляемой энергии в качестве поставщика. Не все из нас могут это сделать, поэтому вам действительно нужно, чтобы ваши правительства действовали. Это проблема такого масштаба, когда всей нашей индивидуальной активности может быть недостаточно. Я бы сказал, что мы должны сделать все это. ФАСКИАНОС: Ну, я собираюсь пойти в Аль-Карнесейл, ваш… ФРИМЭН: О! ФАСКИАНОС: …ваш бывший канцлер.ФРИМЭН: Мой бывший канцлер! ФАСКИАНОС: Ваш бывший канцлер и член СМО. Итак, Ал, слово тебе. В: Итак, мы — поскольку мы поменялись местами, я ушел из Гарварда, чтобы поступить в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, а вы ушли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелес, чтобы поступить в Гарвард. ФРИМЭН: Да! В: Поздравляю. Итак, вот мой вопрос об атомной энергетике. В течение ряда лет экологические группы выступали против ядерной энергетики в основном из-за проблемы отходов. А потом они — в свете изменения климата — они как бы изменили свою точку зрения и стали сторонниками поневоле.А потом пришла Фукусима и они снова выступили против атомной энергетики. Теперь, когда мы заглядываем в будущее с дополнительными проблемами, о которых вы говорили, которые могут свести на нет некоторые из наших планов по борьбе с изменением климата, как вы думаете, куда мы можем двигаться в отношении ядерной проблемы? ФРИМЭН: Вы знаете, это интересно — ну, спасибо, и просто приятно слышать вас и видеть вас — видеть вас снова. Вот что я скажу. Есть внутренний разговор о ядерной энергии, и есть глобальный разговор о ядерной энергии.И конечно, как известно, многие страны мира сделали большую ставку на атомную энергетику. Например, Франция всегда зависела от ядерной энергетики. Китай вкладывает большие средства в ядерную энергетику наряду с любым другим видом энергии из-за их огромной потребности по мере роста населения и, как вы знаете, превращения в средний класс. Таким образом, есть много возможностей для создания ядерных вооружений, особенно модернизированных небольших более модульных реакторов, реакторов следующего поколения по всему миру, и я думаю, что мы увидим много ядерных развертываний.Я не ожидаю увидеть это в Соединенных Штатах, и причина, по которой я не думаю, что мы увидим это, заключается в упомянутом вами наследии, а именно в этом историческом дискомфорте от ядерной энергетики и двойственности, которая ощущается. в этой стране о ядерной и своего рода нежелание терпеть риски, которые воспринимаются от ядерной. Мы не решили нашу проблему дальнего радиуса действия — нашу долгосрочную проблему радиоактивных отходов. Вы знаете, мы никогда не решали размещать радиоактивные отходы на Юкка-Маунтин или где-либо еще, поэтому они хранятся на месте для — в значительной степени.И я думаю, что все еще существует своего рода местный НИМБИизм, плохая реакция на идею ядерной энергетики. Проблема для нас в США заключается в том, что сейчас ядерная энергия обеспечивает около 20 процентов нашей электроэнергии, и, поскольку эти объекты выведены из эксплуатации, откуда мы будем получать эту долю нашей электроэнергии? Будет ли это больше возобновляемой энергии, поддерживаемой природным газом для базовой нагрузки? Вот вопросы, если мы потеряем даже ту относительно небольшую долю ядерной энергии, которая у нас есть. Единственный другой комментарий, который я хотел бы сделать — и вы, возможно, знаете об этом гораздо больше, чем я, — но, исходя из моего понимания сравнения стоимости сейчас, ядерная энергия, по крайней мере, в Соединенных Штатах, слишком дорога для строительства, а не конкурентоспособны по стоимости с альтернативами.Природный газ был дешев из-за гидроразрыва пласта и горизонтального бурения. Из сланцев высвобождаются богатые запасы природного газа. Она превосходит уголь, а возобновляемые источники энергии настолько упали в цене, что стали чрезвычайно конкурентоспособными, поэтому я не думаю, что атомная энергетика конкурирует на американском рынке, по крайней мере, так мне сказали эксперты. FASKIANOS: Эл, учитывая ваш опыт в этой области, не хотите ли вы что-нибудь добавить? В: Это не для того, чтобы что-то добавить, а для того, чтобы согласиться, в основном.Я думаю, загвоздка в том, насколько вы вовлечены в изменение климата? Потому что природный газ может быть лучше угля, но не лучше атомной энергии. Но это должно быть субсидировано государством, что в основном во Франции является соображениями национальной безопасности. Так что это должно быть субсидировано, как мы субсидируем многие другие вещи. ФРИМЭН: Верно. В: Но я не вижу, чтобы это происходило. Я думаю, что на самом деле я был в президентской комиссии с голубой лентой, которая пыталась разработать стратегию того, что делать с отходами.ФРИМЭН: Да. В: И в стратегии говорилось, что он должен быть отправлен туда, где люди согласились его взять. ФРИМЭН: Да. В: А этого нет — этого не происходит. Поэтому я думаю, что ваш вывод правильный, но это создает напряжение для тех из нас, кто обеспокоен изменением климата. ФРИМЭН: Да, это напряжение. И я думаю, вы правильно указываете на эволюцию мышления экологического сообщества по этому поводу, которое изначально выступало против, вроде, подождите минутку, это безуглеродный источник энергии, и мы должны быть за него.И знаете, я — это — для студентов, знаете, я всегда говорю своим студентам, что нельзя быть против всего. Вы должны быть для чего-то. Вы не можете сказать, ну, ископаемая энергия, катастрофа; ядерная энергетика, нас это не интересует, это слишком рискованно и так далее, и нам нужны только ветер и солнце, когда, по крайней мере сейчас, без аккумулирующих мощностей, только ветер и солнце без какой-либо поддержки — это в электроэнергетике — только ветер и солнце без какой-либо поддержки базовой нагрузки для регулярной подачи энергии, когда ветер не дует и солнце не светит, вам нужно что-то еще.Именно об этом мы с канцлером Карнесейлом говорим. Что это за базовая нагрузка? Это будет природный газ? Будет ли ядерным и так далее? Таким образом, вы должны быть для чего-то, люди, является результатом этого обмена. ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я пойду дальше — есть два письменных вопроса от Кая Корпуса и Натали Симонян, и они обе являются студентами Университета Льюиса. Я думаю, что они должны либо… должны быть сосредоточены на Университете Льюиса, либо оба должны проходить один и тот же курс.На самом деле речь идет о богатых странах, помогающих развивающимся странам. Развивающиеся страны не располагают средствами для продвижения зеленого будущего. Как они должны участвовать в этом? И вы знаете, каковы обязательства богатых стран по оказанию помощи развивающимся странам в борьбе с изменением климата? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, что это действительно хороший вопрос. И, конечно же, развитые страны обязаны помогать развивающимся странам посредством передачи технологий при финансовой поддержке.Если развитому миру нужны другие страны, у которых еще не было возможности продвинуться так далеко в развитии своей экономики, если они хотят, чтобы их сотрудничество сократило выбросы парниковых газов, им придется внести свой вклад в поддержку этих стран во всех отношениях. эти способы — финансирование, передача технологий, помощь в адаптации и устойчивости. И это обязательство является частью Парижского соглашения, но верно то, что обещания, которые правительства до сих пор давали ежегодно производить миллиарды долларов для развивающегося мира, не материализовались до уровня, который был обещан.Так что мы отстаем в этом, и это серьезная проблема. Здесь делается очень законное заявление о справедливости, а именно, что развитые страны наслаждаются экономическим ростом. ВВП вырос. Мы все достигли уровня благосостояния и среднего класса. Я имею в виду, что я говорю в среднем по развитому миру, очевидно, не по всем. У нас огромное неравенство в доходах в этой стране и во всем мире, но, условно говоря, наши общества развились и стали богаче благодаря индустриализации.Мы уже произвели все наши выбросы парниковых газов, чтобы достичь такого уровня процветания, и идея о том, что теперь страны, которые еще не достигли этого, должны просто сократить свои выбросы к собственной экономической выгоде, я думаю, все согласны с тем, что это неправомерно. занять позицию, не предлагая помощи и поддержки. Поэтому я думаю, что ведущие страны мира это понимают и с этим согласны. Вопрос в том, как вы это реализуете? Как вы лучше всего поддерживаете и помогаете развивающемуся миру? Куда лучше вкладывать деньги? Как мы можем убедиться, что правительства мира выполняют свои обязательства и производят деньги, которые они обещали произвести? И это неотъемлемая часть процесса Парижского соглашения.Итак, вы знаете, я не хочу сказать, что это простая проблема, но я согласен, что этот вопрос является абсолютно правильным способом думать об этом, то есть мы действительно должны помочь странам мира, если мы ожидаем нас для достижения наших целей по смягчению последствий изменения климата и адаптации. FASKIANOS: Спасибо, я собираюсь пойти рядом с поднятой рукой от Салли Ын Джи Сон, я думаю, в Колумбии. В: О, да. Привет. Меня зовут Салли. В настоящее время я работаю в инженерном отделе Стэнфорда и начинающим аспирантом Колумбийского университета на факультете политологии.И что-то вроде актуального — связанное, например, с тем, как разные страны находятся на разных стадиях, что я заметил, как представитель поколения Z и миллениалов — что я заметил, так это то, что я, как личность, люблю относиться к окружающей среде- осознанные решения. Тем не менее, есть некоторые — что-то вроде этого — продолжаются дебаты, как будто ваши действия ничего не сделают с Землей, ваши действия ничего не сделают с изменением климата. И когда я как бы сталкиваюсь с этими дебатами, как мне себя вести? Например, должен ли я сказать, что это может быть не прямое влияние на окружающую среду, но это может быть символический эффект, политический эффект? Что-то вроде того, как мне ориентироваться в том, что люди также могут иметь власть или, например, иметь позицию или позицию в формировании климатической политики во всем мире? ФРИМЭН: Ну, во-первых, я аплодирую вам за участие в этих дебатах, и вы знаете, иногда, когда мы сталкиваемся с точками зрения, с которыми не согласны, мы убегаем, потому что нам неинтересно участвовать.И я просто призываю вас всех принять участие, и я имею в виду самым уважительным образом. Я перейду к сути вашего вопроса, но это просто дает мне возможность сделать вам одну презентацию. Так что позвольте мне — позвольте мне сделать вам одно предложение о том, чтобы действовать так, как вы предлагаете. Знаете, я прошу своих студентов-юристов делать это в классе: если они слышат что-то, с чем они не согласны, иногда очень сильно, я прошу их выразить это в высшей степени — другими словами, сделать это лучшей версией этого аргумента. прежде чем критиковать.Так что, если кто-то не представил лучшую версию своего аргумента, и его легко опровергнуть, на самом деле возвысьте его и скажите, я думаю… я думаю, что вы говорите вот что, а затем я слышу вот что. и придать ему наилучшую, наиболее легитимную форму, которую вы можете, а затем взаимодействовать с ним по существу, а не с ним как с личностью. Вы не нападаете на них как на человека, но говорите, что вот здесь я думаю иначе. Вот мой взгляд на эти вопросы. Так что сама мысль о том, что вы готовы идти вперед и назад по этому поводу, я думаю, очень похвальна, и я призываю вас делать это очень уважительно.И вы можете не убедить людей в своей точке зрения, но вы можете дать им пищу для размышлений. Итак, я бы сказал (немного следуя моему предыдущему комментарию), что отдельные действия могут иметь кумулятивный эффект, конечно, могут. Если все сообщество принимает решение конкурировать в потреблении энергии — вы знаете, что между районами существует соревнование за более эффективное использование энергии. Вы знаете, вы получаете это маленькое уведомление по почте, в котором говорится, что ваш дом хорош по сравнению с вашими соседями, и ваш дом — в некоторых сообществах это работает.На самом деле это способствует конкуренции. В других сообществах это их раздражает. Это действительно зависит от политики сообщества. Но смысл всего этого в том, чтобы сказать, что сообщества просто — это просто кумулятивный набор индивидуальных действий, верно? Так что я действительно думаю, что есть что-то в изменении индивидуального поведения, и если многие люди делают это, это имеет значение. Поэтому я не принимаю идею о том, что все, что вы делаете, не имеет значения, так что ничего не делайте. Я имею в виду, что этот аргумент — это рецепт никогда ничего не предпринимать ни для чего.Это большая проблема, потому что ваша доля обязательно мала, так зачем вам меняться, и для меня это оправдание бездействия и апатии, так что это не может быть правильным аргументом. Но вы можете согласиться с тем, что в одиночку отдельные люди, даже совокупное поведение, не могут изменить мировые энергетические системы, что размах и масштаб этой проблемы — это столетняя проблема, которая требует от правительств всего мира лидерства. Таким образом, вы можете говорить об индивидуальных различиях, которые вы можете сделать, но этого недостаточно, верно? И все эти вещи нужно делать одновременно, и они сочетаются друг с другом.Вы знаете, местный, национально-государственный уровень, национальный, глобальный, это все должно быть сделано одновременно. Таков масштаб и масштаб этой проблемы. Это действительно… климат — это действительно трудная проблема, потому что мировая энергетическая система важна для всего, от нашего экономического процветания до нашей национальной безопасности, и вы не можете преобразовать мировую энергетическую систему за одну ночь, не повлияв — прежде всего, вы не можете преобразовать его в одночасье независимо от того, что вы делаете. Но даже когда мы переходим, мы должны думать о последствиях для национальной безопасности, что заставляет нас делать война на Украине.Существуют геополитические последствия того, как энергия перемещается по миру и кто обладает энергетической властью в мире. И по мере того, как мы переходим к другому энергетическому профилю, динамика силы будет меняться, и нам нужно подумать об этом. Вы знаете, мы должны убедиться, что энергетическая политика Соединенных Штатов соответствует нашим стратегическим интересам, и вы не можете думать о климате, не думая об этом. Точно так же вы не можете думать об изменении климата, не думая об экономическом развитии и — и процветании — способности общества процветать.Итак, и вы не можете думать об этом, не думая о равенстве, равноправии и справедливости. Так что это действительно трудная проблема, но именно поэтому ее так интересно изучать. ФАСКИАНОС: Спасибо, следующий вопрос от Чейни Ховарда, старшего специалиста по международному бизнесу в Университете Говарда. Возвращаясь к войне на Украине, как, по вашему мнению, аргумент в пользу развития инфраструктуры может быть введен в этот разговор по мере появления новых стратегий и клятв верности? ФРИМЭН: Я не уверен, что полностью это понимаю.Можно немного пояснений? ФАСИКАНОС: Хорошо, Чейни, ты можешь включить звук, чтобы уточнить, потому что я не могу угадать из написанного вопроса. В: Ты меня сейчас слышишь? ФРИМЭН: Да, отлично. В: Хорошо, отлично. Итак, мой вопрос действительно касается того, как разговор может быть немного более прямым. Итак, вы упомянули, что необходимо развивать инфраструктуру для общей экологической устойчивости, и вы говорили об электромобилях… ФРИМЭН: Верно.Вопрос: — и просто разговор с мировыми державами. И поэтому мне любопытно, как вы думаете — сейчас, когда мы находимся в этом переходном периоде, и некоторые из стран, которые поддерживают Украину, работают над разработкой новых стратегий и новых партнерских отношений, как мы можем поощрять правительство, а затем и глобальные торговые центры, чтобы как бы установить эти новые стратегии экологической устойчивости? ФРИМЭН: Так что я не уверен на 100 процентов, как Украина там вписывается.Но позвольте мне рассказать об этой идее инфраструктуры и инвестиций в более общем плане, потому что я думаю, что отчет МГЭИК, о котором мы говорили, прогнозирует риски, связанные с климатом, и говорит, что необходимо сделать, чтобы их избежать, и что представляет собой Парижское соглашение и что Я думаю, что нынешний разговор о том, что необходимо, говорит нам — сильный посыл всех этих механизмов, процессов и встреч, сильный посыл в том, что нам нужны огромные инвестиции от частного сектора и правительства, объединенные в партнерстве, в то, что новая энергетическая система земного шара должен выглядеть.То есть вам предстоит строить электростанции будущего. Вы должны поддерживать возобновляемые источники энергии в коммерческих масштабах. Вы должны построить зарядную инфраструктуру, чтобы максимально электрифицировать транспортный парк. Вы должны построить современную сеть не только в этой стране, но и во всем мире, способную поддерживать необходимый нам уровень электрификации. Потому что для перемещения таких секторов, как транспортировка нефти и газа, вам понадобится — скорее, от нефти — транспортировка в основном зависит от нефти — вам нужно будет обеспечить их энергией по-другому, и сейчас мы думаем в основном о питание автомобилей и многих грузовиков от электричества, что означает укрепление энергосистемы страны и земного шара.Все это инфраструктура. Все это требует вложений. Вы можете себе представить, что для низкоуглеродных технологий будущего необходимы огромные инвестиции в исследования и разработки. Водород — в конечном итоге производство зеленого водорода в качестве источника топлива. Существуют методы удаления углерода из прямого улавливания воздуха. Углерод из атмосферы, такие вещи, как прямой захват воздуха. Или, вы знаете, другие технологии удаления углерода, они спорны, но они могут быть необходимы. Улавливание и секвестрация углерода, размещение его под землей, двуокись углерода под землей — опять же спорный вопрос.Но если какая-либо из этих будущих низкоуглеродных технологий или методов восстановления окажется успешной, потребуются триллионы долларов инвестиций. Итак, о каком уровне инвестиций говорят люди — я просто приведу пример. На последнем заседании КС, Конференции Сторон, встрече в Глазго, Шотландия, то есть… эти встречи являются частью международного процесса обновления и проверки Парижского соглашения. Крупнейшие мировые компании и финансовые учреждения объединились, и 5200 предприятий обязались добиться нулевых выбросов углерода к 2050 году, а 450 банков, страховых компаний и инвесторов представляют активы на сумму 130 триллионов долларов.Это активы, которые они инвестируют, что составляет 40 процентов мирового частного капитала. И я даю вам все эти цифры, потому что хочу произвести на вас впечатление масштабом обязательств, которые вы видите со стороны частного сектора, банков и кредиторов, инвесторов и предприятий. К 2050 году они обязались сделать свои портфели климатически нейтральными. Я хочу сказать, что в частном секторе наблюдается большая активность, как сама приверженность нулевым целям, так и инвестирование капитала, больших денег, триллионов долларов — до 9 триллионов долларов в год — это то, что, по прогнозам, потребуется, это 105 триллионов долларов за тридцать лет.Именно столько денег нам нужно вложить в инфраструктуру, о которой вы говорите, в новую энергетическую инфраструктуру следующего поколения. Все, что я обсуждал — будущее электростанций, будущее транспорта, новые прорывные технологии, новые методы восстановления, новая устойчивость — все это требует огромных инвестиций. И правительства всего мира, и частный сектор далеки от того, что им нужно сделать вместе, чтобы осуществить то, что равнозначно лунному уровню инвестиций.Так что это длинный ответ, но это способ сказать, что инфраструктура, о которой мы говорим, в действительно конкретной форме — это энергетическая система будущего, и она потребует огромных инвестиций. ФАСКИАНОС: Спасибо. Мы пойдем дальше с Уильямом Нагером, который учится на юридическом факультете Уошбернского университета. В: Привет. Да, как она и сказала, я учусь на юридическом факультете Уошберна. Мне интересно, считаете ли вы, что такого рода вопросы будут по-прежнему регулироваться главным образом на международном уровне КС или Парижским соглашением? Или, если со временем, по мере того, как это становится все более и более экстремальным, станет ли это просто одним из факторов, например, в вопросах национальной безопасности, торговых соглашений и вопросов миграции, и как бы просто пройдет через все остальное, что мы уже делаем? ФРИМЭН: Ну, я думаю, что это очень проницательно с вашей стороны, потому что, на самом деле, я думаю, что изменение климата как глобальная проблема на самом деле стало основным направлением всех этих других областей.Я думаю, что это часть дискуссии о национальной безопасности. Я действительно думаю, что климат является частью дискуссии вокруг торговли и что со временем он станет более интегрированным и более важным в этих других областях. И я думаю, что — люди много говорят о том, как мы могли бы совместить обязательства стран по борьбе с изменением климата с торговыми мерами этих стран — торговыми отношениями, которые страны поддерживают друг с другом. И люди говорят, например, о том, что в конечном итоге страны обязуются сократить свои выбросы, и если они не сократят их, они могут столкнуться с пограничным тарифом на товары, которые производятся в странах, которые не имеют климатической политики, что налагает затраты. на выбросы парниковых газов.Так что им придется — будет тариф или пограничный налог на товары, которые в основном производятся и продаются дешевле, потому что на них не распространяются ограничения по выбросам углерода. Это слияние климатической и торговой политики, которое мы вполне можем увидеть со временем. Точно так же, я думаю, мы учимся говорить. Мы еще не совсем там, но мы учимся говорить о национальной безопасности и климате вместе. Климат действительно является вопросом национальной безопасности. И вы видели Министерство обороны и его отчеты, а также свидетельские показания перед Конгрессом военнослужащих, которых часто вызывают свидетельствовать о влиянии изменения климата на… Они признают, что изменение климата является множителем угрозы для военных, и это вопрос национальной безопасности.Точно так же, когда мы говорим об украинском конфликте, войне и говорим о необходимости снабжать мир нефтью и газом в такие времена, когда один из крупнейших поставщиков совершает очень плохие действия и подвергается санкциям за это, как Удовлетворяем ли мы эти краткосрочные потребности в энергии, но остаемся на пути к достижению наших климатических целей? Это очень трудно сделать. Вы должны быть в состоянии говорить о краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективах одновременно. Так что я думаю, что ваш вопрос очень умный в том смысле, что вы понимаете, что климат должен быть встроен во все эти другие области и разговоры, и я думаю, что это уже происходит.Я думаю, что администрация Байдена, к ее чести, объявила о том, что она называет общегосударственным подходом к климату, и я думаю, что она пытается сделать в основном то, о чем вы говорите, то есть, скажем, все федеральное правительство, которым управляет администрация Байдена. , правильно, скажите всем агентствам федерального правительства — от финансовых регуляторов, таких как Комиссия по ценным бумагам и биржам, которая следит за тем, чтобы рынки были открытыми и прозрачными, а инвесторы располагали правильной информацией — даже финансовые регуляторы говорят: «Послушайте, компании, если вы хотите торговать на этой бирже, вам лучше раскрыть свои риски, связанные с климатом, чтобы инвесторы могли принимать подходящие решения.Это привносит климат в финансовое регулирование. И поэтому администрация Байдена, по сути, сказала, что этот вопрос должен появиться и иметь отношение ко всему, что мы делаем. И поэтому я думаю, что мы видим, что то, о чем вы говорите, происходит в большей степени, все больше и больше. ФАСКИАНОС: Итак, Джоди, наше время подошло к концу. Есть много вопросов, на которые мы не смогли ответить, и я прошу прощения за это. Подводя итог, что, по вашему мнению, мы все должны делать на индивидуальном уровне, чтобы внести свой вклад в изменение климата и помочь в преодолении кризиса, связанного с изменением климата? ФРИМЭН: Что ж, как и любой человек, прошедший подготовку в области СМИ, я не буду отвечать на ваш вопрос и в любом случае скажу то, что хочу сказать, а именно… ФАСКИАНОС: Отлично.(Смеется.) ФРИМЭН: …да, потому что я на самом деле думаю, что немного рассказал о том, что мы все можем сделать и почему имеет смысл предпринимать индивидуальные действия. Но я бы скорее сказал, что просто знаю, что есть много причин для пессимизма, и я действительно понимаю это. И я, конечно, иногда чувствую это на себе. Я имею в виду, вы, ребята, пережили очень, очень тяжелое время — глобальную пандемию, которая была просто ужасным опытом, пугающим и дезориентирующим. И вы делаете это, пока пытаетесь ходить в школу и жить молодой жизнью, и это очень разрушительно.Вы сейчас видите эту войну в Украине, которая глубоко, глубоко расстраивает, ужасающее нападение на украинское население, и вы живете в то время, когда вы думаете, что изменение климата является серьезной проблемой, которую, возможно, правительства мира не принимают во внимание. не до. И вы видите разделенную страну и, по сути, разделения по всему миру, и угрозы демократии, и ограничение избирательных прав. Я вижу то, что видите вы, и я понимаю, почему вы расстроены и обеспокоены. Но я также хочу сказать вам, что вещи тоже меняются, и есть много возможностей для хороших вещей.И существует огромное количество инноваций и творчества во всех видах низкоуглеродных технологий. Постоянно появляются инновации, которые открывают возможности. Просто посмотрите, что произошло с солнечной и ветровой энергией, возобновляемой энергией с течением времени. Расходы упали. Потенциал ветра и солнца увеличился в геометрической прогрессии. Это очень обнадеживает. Так что технологические изменения очень перспективны. Есть возможность влиять на политику в положительном направлении. Я призываю вас влиять на политику — это ответ на ваш вопрос, Ирина.Так что влияйте на политику в позитивном направлении, будьте активны, участвуйте, потому что вы можете добиться перемен с помощью активности и голосования. И я также призываю вас заниматься профессиями, где вы можете оставить след. Я имею в виду, что вы можете изменить ситуацию, занимаясь этими вопросами из любой профессиональной деятельности, которую вы выберете. Вы можете заниматься тем или иным аспектом этих проблем климата, энергетики, национальной безопасности. Так что у меня есть основания для оптимизма. Я думаю, как это ни печально, но Парижского соглашения недостаточно, есть и другой способ взглянуть на него, а именно есть международное соглашение об изменении климата.У него действительно есть уровень амбиций, который является начальным шагом, и на него можно опираться, если мы сможем сохранить структуру вместе, если США продолжат лидировать и будут искать партнеров в лидерстве вместе с ЕС. Может быть, Китай в конце концов вернется в лоно. Другими словами, все меняется. Оставайтесь с нами, будьте вовлечены и сохраняйте оптимизм, потому что я, честно говоря, думаю, что у вашего поколения есть огромные возможности заняться этими проблемами действительно конструктивным и преобразующим образом. Вот и я бы его оставил.ФАСКЯНОС: Большое вам спасибо, и я рад, что вы оставили его там. Это был идеальный способ завершить этот вебинар, и спасибо всем за участие. Вы должны подписаться на Джоди Фриман в Твиттере по адресу @JodyFreemanHLS, так что зайдите туда, чтобы узнать, что она продолжает говорить. Наш следующий академический вебинар состоится в среду, 6 апреля, в 13:00. По восточному времени. Мы сосредоточимся на Китае, Индии и рассказах великих держав. А пока я призываю вас следить за нами в @CFR_academic и, конечно же, перейти на CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для исследований и анализа глобальных проблем. Так что еще раз спасибо, и спасибо вам, профессор Фримен. (КОНЕЦ)

Вебинар с Джоди Фриман 23 марта 2022 г. Вебинары по академическому и высшему образованию

Надвигающийся вызов U.С. Конкурентоспособность

Фотография: Маргарет Бурк-Уайт / Time & Life Pictures / Getty Images: Плотина Форт-Пек, 1936 г.

Американская экономика явно пытается оправиться от рецессии необычайной глубины и продолжительности, о чем нам напоминают почти каждый день. Но перед Соединенными Штатами стоит и менее заметная, но более фундаментальная проблема: ряд фундаментальных структурных изменений, которые могут навсегда подорвать способность Америки поддерживать, а тем более повышать уровень жизни своих граждан.Если правительство и бизнес-лидеры отреагируют только на спад и не смогут противостоять более серьезным вызовам Америки, они оживят экономику со слабыми долгосрочными перспективами.

В течение прошлого года мы исследовали конкурентоспособность США с помощью разнообразной группы ученых, бизнес-лидеров со всего мира и первого в истории всеобъемлющего опроса выпускников Гарвардской школы бизнеса. Наше исследование показывает, что США сталкиваются с серьезными проблемами. Слишком часто американские лидеры в правительстве и бизнесе действовали таким образом, что нейтрализовали многие сильные стороны страны.Однако снижение конкурентоспособности США далеко не неизбежно. Соединенные Штаты остаются самой производительной крупной экономикой в ​​​​мире и крупнейшим рынком сложных товаров и услуг, что стимулирует инновации и действует как магнит для инвестиций.

Чтобы восстановить свою конкурентоспособность, Америке нужна долгосрочная стратегия. Это потребует от правительства многочисленных изменений в политике, что может показаться маловероятным, учитывая, что Вашингтон зашел в тупик. Однако многие из важнейших шагов могут и должны быть предприняты государствами и регионами, где находятся многие из ключевых факторов конкурентоспособности.Что еще более важно, бизнес-лидеры могут и должны играть гораздо более активную роль в преобразовании конкуренции и инвестировании в местные сообщества, а не быть пассивными жертвами государственной политики или заложниками введенных в заблуждение акционеров.

Что такое конкурентоспособность?

Америка не может рассматривать свои экономические перспективы без четкого понимания того, что мы подразумеваем под конкурентоспособностью и как она влияет на процветание США. Эта концепция часто неправильно понимается, что чревато опасными последствиями для политического дискурса, политики и корпоративного выбора, которые сегодня слишком очевидны.

Соединенные Штаты являются конкурентоспособным регионом в той мере, в какой компании, работающие в США, могут успешно конкурировать в мировой экономике, поддерживая при этом высокий и растущий уровень жизни среднего американца. (Мы благодарим Ричарда Вьетора и Мэтью Вайнцирла за помощь в формулировании этого определения.) Конкурентоспособное местоположение приносит процветание как компаниям, так и гражданам.

Более низкая заработная плата в США не способствует повышению конкурентоспособности США. Как и более дешевый доллар.Ослабление валюты делает импорт более дорогим и снижает стоимость американского экспорта — по сути, это сокращение национальной заработной платы. Таким образом, некоторые шаги, направленные на сокращение краткосрочных издержек фирм, на самом деле работают против истинной конкурентоспособности Соединенных Штатов.

Вместо этого конкурентоспособность нации зависит от ее долгосрочной производительности, то есть от стоимости товаров и услуг, произведенных на единицу человеческих, капитальных и природных ресурсов. Только улучшая свою способность превращать ресурсы в ценные продукты и услуги, компании в стране могут процветать, поддерживая рост заработной платы граждан.Повышение производительности в долгосрочной перспективе должно быть центральной целью экономической политики. Для этого требуется бизнес-среда, которая поддерживает постоянные инновации в продуктах, процессах и управлении.

Повышение производительности в краткосрочной перспективе за счет увольнения работников, как это сделали многие американские компании в начале Великой рецессии в 2008 году, является отражением не конкурентоспособности, а слабости. Экономика, в которой многие граждане трудоспособного возраста не могут найти или даже не ищут работу, может показаться высокопроизводительной в краткосрочной перспективе, но на самом деле в ее основе лежат проблемы с конкурентоспособностью.Способность страны производить высокие объемы продукции в расчете на одного трудоспособного человека, а не в расчете на одного занятого в настоящее время человека, показывает ее истинную конкурентоспособность.

Повышение конкурентоспособности — это не то же самое, что создание рабочих мест. Политики могут стимулировать занятость в краткосрочной перспективе, искусственно повышая спрос в трудоемких местных отраслях, не подверженных международной конкуренции, таких как строительство. Однако создание рабочих мест без повышения производительности не приведет к устойчивой занятости, которая повысит уровень жизни нации.Вместо того, чтобы определять единственную цель как создание рабочих мест, США должны сосредоточиться на том, чтобы стать более производительным регионом, что обеспечит рост высокооплачиваемой занятости в Америке, привлечет иностранные инвестиции и будет стимулировать устойчивый рост спроса на местные товары и услуги.

Усилия правительства по стимулированию спроса также отличаются от повышения конкурентоспособности. Правительства обычно играют важную роль, временно увеличивая расходы, чтобы смягчить последствия рецессии. Такие шаги могут снизить уровень жизни и показатели компании в краткосрочной перспективе, но обычно они не улучшают фундаментальные факторы производительности и, следовательно, не могут улучшить уровень жизни и эффективность компании в долгосрочной перспективе.

Американская конкурентоспособность важна не только для фирм, базирующихся или основанных в США, но и для иностранных фирм, работающих в стране. Иностранные фирмы способствуют процветанию США, если они привносят в США производительную деятельность, которая обеспечивает рабочие места с привлекательной заработной платой. В 2009 г. на филиалы иностранных фирм в США приходилось почти 5% занятости в частном секторе США.

Конкурентоспособность — это не игра с нулевой суммой, в которой одна страна может продвинуться вперед, только если другие проиграют. Производительность в долгосрочной перспективе, а вместе с ней и уровень жизни, могут улучшиться во многих странах.Глобальная конкуренция — это не борьба за фиксированный пул спроса; огромные потребности в повышении уровня жизни ждут своего удовлетворения во всем мире. Повышение производительности в одной стране создает новый спрос на товары и услуги, которыми могут воспользоваться фирмы в других странах. Повышение производительности, скажем, в Индии может привести к повышению заработной платы и прибылей, что повысит спрос на фармацевтические препараты из Нью-Джерси и программное обеспечение из Силиконовой долины. Распространение инноваций и повышение производительности способствует глобальному процветанию.

Поскольку глобальная экономика не является игрой с нулевой суммой, снижение конкурентоспособности Америки является проблемой не только для США. Мировая экономика уменьшится, если ее крупнейшая национальная экономика ослабнет, перестанет быть двигателем инноваций и проиграет его влияние на формирование справедливой и открытой глобальной торговой системы.

Есть ли у США проблемы с конкурентоспособностью?

Было бы легко обвинить нынешние экономические проблемы Америки в серьезном циклическом спаде, который мы пережили.Тогда экономическая политика могла бы быть сосредоточена исключительно на мерах по стимулированию восстановления, как это было в подавляющем большинстве случаев в последние три года.

Чтобы поддержать интерпретацию того, что проблемы Америки носят циклический, а не структурный характер, можно указать на тот факт, что производительность труда в Америке сохранилась, а прибыли корпораций достигли рекордно высокого уровня в 2010 году. К сожалению, этот моментальный снимок скрывает более глубокие признаки зарождающейся проблемы с конкурентоспособностью — тот, который начался до Великой рецессии и в некотором роде способствовал ей.Проблема проявляется в ряде показателей экономической эффективности, а также в траекториях основных факторов, определяющих конкурентоспособность.

Производительность.

Долгосрочные темпы роста производительности труда в Америке были высокими по сравнению с другими странами с развитой экономикой в ​​конце 1990-х и начале 2000-х годов, но перед финансовым кризисом они начали снижаться. После кризиса производительность поддерживалась в основном за счет роста безработицы и сокращения участия в рабочей силе, что является зловещим признаком для США.С. конкурентоспособность.

Создание работы.

Еще более тревожной является картина создания рабочих мест в стране. Долгосрочный рост занятости в частном секторе упал до исторически низкого уровня, и эта тенденция началась задолго до Великой рецессии. (См. выставку «Исчезающий рост рабочих мест».) В отраслях, подверженных международной конкуренции, рост рабочих мест практически остановился.

Заработная плата.

Американская заработная плата находится под давлением уже более десяти лет.В 2007 году, до экономического спада, средний доход домохозяйства в США в реальном выражении был ниже уровня 1999 года, а с тех пор упал еще больше. За два десятилетия до 2007 года средний доход рос, но вялыми годовыми темпами всего 0,5%. Больше всего пострадали работники со средним и низким доходом, многие из которых сегодня более подвержены международной конкуренции, чем когда-либо прежде.

Международная торговля и инвестиции.

США остаются крупнейшим в мире получателем прямых иностранных инвестиций; однако темпы роста притока ПИИ в последние годы замедлились и стали ниже, чем во многих других крупных странах с развитой экономикой.И хотя экспорт США вырос за последнее десятилетие, доля Америки в мировом экспорте существенно сократилась практически во всех областях. Примечательно, что за тот же период в Германии наблюдался значительный рост доли экспорта во многих отраслевых кластерах, в том числе в некоторых из ее крупнейших.

Внешний вид менеджеров.

Хотя данные вызывают тревогу, еще большую тревогу вызывает картина, нарисованная менеджерами на переднем крае международной конкуренции. Недавно мы опросили почти 10 000 выпускников Гарвардской школы бизнеса, чтобы оценить траекторию развития американского бизнеса.S. по двум измерениям, которые определяют конкурентоспособность: способность американских фирм успешно конкурировать на мировом рынке и способность американских фирм поддерживать высокий и растущий уровень жизни в Америке. Подавляющее большинство респондентов, 71%, предвидят снижение конкурентоспособности США в ближайшие годы. Респонденты также сообщили, что, когда США конкурируют с другими странами за право проведения деловых мероприятий, они теряют две трети времени.

Трещины в фундаменте

Эта эрозия отражает тревожные тенденции во многих факторах, лежащих в основе U.С. конкурентоспособность. Этот набор факторов, определенный в работах Майкла Портера, Мерседес Дельгадо, Кристиана Кетельса и Скотта Стерна, включает макро- и микрокомпоненты. С макроэкономической точки зрения конкурентоспособная нация требует разумной денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики (например, управляемого уровня государственного долга), сильного человеческого развития (хорошее здравоохранение и система образования K-12) и эффективных политических институтов (верховенство закона и эффективные законы). изготовление тел).

Макроосновы создают потенциал для долгосрочной производительности, но фактическая производительность зависит от микроэкономических условий, влияющих на сам бизнес.Конкурентоспособная страна демонстрирует здоровую деловую среду (включая современную транспортную и коммуникационную инфраструктуру, высококачественные исследовательские институты, упорядоченное регулирование, опытных местных потребителей и эффективные рынки капитала), а также сильные кластеры фирм и вспомогательных учреждений в определенных областях, таких как информационные технологии в Силиконовой долине и энергетика в Хьюстоне. Конкурентоспособные страны создают компании, которые внедряют передовые методы работы и управления. В такой большой стране, как У.С., многие из наиболее важных факторов конкурентоспособности находятся на региональном и местном уровнях, а не на национальном уровне. Хотя федеральная политика, безусловно, имеет значение, микроэкономические факторы, привязанные к регионам, такие как дороги, университеты, резервы талантов и специализация кластеров, имеют решающее значение.

Оценивая США с этой точки зрения, мы видим значительные трещины в их экономических основах, особенно тревожное ухудшение макроэкономической конкурентоспособности. Проблемы включают уровень государственного долга, невиданный со времен Второй мировой войны; системы здравоохранения и начального образования, результаты которых не соответствуют мировым стандартам и не отражают больших сумм, потраченных на них; и поляризованная и часто парализованная политическая система (особенно на федеральном уровне), которая принимает решения только в условиях кризиса.Что касается микроконкуренции, снижение квалификации на рабочем месте, неадекватная физическая инфраструктура и растущая сложность регулирования все больше компенсируют традиционные сильные стороны, такие как инновации и предпринимательство.

Наш опрос выпускников HBS предоставил оригинальную и своевременную оценку общей конкурентоспособности, а также сильных и слабых сторон США. Результаты оказались отрезвляющими. (См. диаграмму «Оценка деловой среды США» в статье «Выбор Соединенных Штатов», HBR, март 2012 г.) Респонденты считали Соединенные Штаты уже слабыми и находящимися в упадке по ряду важных факторов: сложности национального налогового кодекса, эффективности политической системы, базового образования, макроэкономической политики и регулирования. Некоторые нынешние сильные стороны Америки, такие как логистическая и коммуникационная инфраструктура и уровень квалификации рабочей силы, рассматривались как снижающиеся. Уникальные сильные стороны Америки в области предпринимательства, высшего образования и качества управления остались нетронутыми, но эти сильные стороны должны преодолеть растущую слабость во многих других областях.

Почти две трети респондентов заявили, что деловая среда в США отстает от условий в странах с развивающейся экономикой, и только 8% заявили, что США вырываются вперед. В целом, вырисовывается картина американской экономики, которая имеет некоторые важные сильные стороны, но слабеет, а проблемы особенно заметны в макроэкономических факторах.

Как Америка сюда попала?

Чтобы решить проблему конкурентоспособности Америки, мы должны сначала понять запутанные и переплетенные корни нынешнего затруднительного положения.Они проистекают из изменений в мировой экономике, а также неудач внутри самой Америки.

Увеличение глобальных параметров.

Проблемы Америки, по иронии судьбы, восходят к триумфу западного капитализма над традиционным коммунизмом в 1980-х годах. Десятки стран, которые ранее имели закрытую экономику, слабые права собственности, безудержную коррупцию, нестабильные правительства и ветхую физическую инфраструктуру, быстро открылись для бизнеса. Многие из них преследовали амбициозные экономические стратегии по повышению конкурентоспособности на макро- и микроуровне.Растущее благосостояние превратило эти страны в желанные рынки, привлекающие иностранные инвестиции.

В то же время технологические усовершенствования в области связи, логистики и информационных технологий позволили интегрировать все больше и больше стран в глобальные цепочки поставок. Сегодня возможно и часто выгодно вести бизнес из любого места в любом месте. В 1990 г. 20 компаний со штаб-квартирой в США и крупнейшей базой активов за пределами США имели 33% своих общих активов за границей; сегодня этот показатель составляет 58%.В то время как слово «многонациональный» раньше вызывало образ крупной, устоявшейся корпорации, сегодня мы видим стартапы с глобальным охватом. По мере развития стран с формирующейся рыночной экономикой деятельность, проводимая там, сместилась с трудоемкой и низкотехнологичной на капиталоемкую и наукоемкую.

В значительной степени увеличение количества возможных мест для деятельности компании способствует глобальному процветанию, позволяя более эффективно специализировать ресурсы и более широкое распространение инноваций. Этот «подъем остальных» потенциально является хорошей новостью для американской экономики, поскольку процветающие развивающиеся экономики могут стать для США рынками роста.Товары, произведенные S., союзники в поддержке свободной и справедливой торговли и источники инноваций. Однако по мере того, как компании становились все более глобальными, их связи с сообществами, в которых они работают, в Америке или где-либо еще, ослабевали.

Сокращение временных горизонтов в бизнесе и правительстве.

Хотя географический кругозор менеджеров расширился, их временные горизонты, похоже, сократились. Активность акционеров, стимулы, основанные на акциях, и сокращение сроков пребывания в должности менеджеров, несомненно, привнесли новую, необходимую дисциплину в американский бизнес и оказали некоторое положительное влияние.Однако финансовые рынки и методы вознаграждения руководителей, которые вознаграждают быстрые решения и фокусируют внимание на «показателях этого квартала», могут побудить менеджеров переместить бизнес-деятельность в любое место, предлагающее наилучшую сделку на сегодняшний день, вместо того, чтобы делать устойчивые, привязанные к конкретному местоположению инвестиции, необходимые для увеличения продолжительности жизни. -выполнить производительность. Особую озабоченность вызывает сокращение инвестиций в США в квалифицированную рабочую силу, НИОКР и передовые производственные мощности, местные сети поставщиков и местные образовательные учреждения — все, что необходимо для повышения производительности.Путь наименьшего сопротивления — и краткосрочной выгоды — состоит в том, чтобы двигаться, а не совершенствоваться.

В правительстве также сократились временные горизонты. Лидеры сосредотачиваются на цикле новостей и следующих выборах, а не на политике, необходимой для укрепления Америки в долгосрочной перспективе.

Давление среднего класса, неравенство и невыполнимые обещания.

Расширение географических горизонтов и сокращение временных горизонтов заставляют США перераспределять рабочих и повышать их производительность по мере того, как компании меняют свое местонахождение.В принципе, Америке может быть лучше, когда производственная задача с низкой добавленной стоимостью будет перенесена со Среднего Запада в Бразилию, а рост Бразилии создаст спрос на продукцию США с высокой добавленной стоимостью. Но что становится с уволенными производственными рабочими на Среднем Западе, особенно когда основы конкурентоспособности Америки ослабевают?

В результате давление приходится особенно на работников среднего класса в тех секторах экономики США, которые сталкиваются с прямой глобальной конкуренцией. В этих «торговых секторах» практически не наблюдалось роста рабочих мест с 1990 года.Кроме того, нарушилась давняя связь между заработной платой и производительностью труда. (См. выставку «Разрыв между производительностью и заработной платой» в статье «Договор о рабочих местах для будущего Америки», HBR, март 2012 г.) С 1980-х годов заработная плата в США росла медленнее, чем производительность, — теперь на нее работники объединяются с более низкооплачиваемыми работниками в других местах. Поэтому неудивительно, что доходы домохозяйств нижнего и среднего уровня стагнируют.

На верхнем уровне распределения навыков и доходов глобализация открыла возможности для людей с уникальными талантами преуспевать в глобальном масштабе.В результате, по крайней мере отчасти, вознаграждение высококвалифицированных специалистов и высшего руководства значительно превысило вознаграждение средних рабочих, а доход стал более сконцентрирован в верхней половине 1% работающих. (См. экспонаты «Доходы стагнируют» и «Кроме самых высокооплачиваемых».)

Как может общество справиться с этим давлением на средний класс? Правильный ответ включает удвоение человеческих и технологических инвестиций, необходимых для повышения производительности труда американских рабочих.Вместо этого, начиная с 1990-х годов, Америка несколькими способами маскировала проблему стагнации доходов среднего класса. Во-первых, произошло массовое расширение кредита, особенно для покупки домов и монетизации собственного капитала. Такой подход способствовал жилищному и потребительскому буму, а также спаду, кульминацией которого стал финансовый кризис 2008–2009 годов. Во-вторых, поскольку средний и низший классы были ущемлены, федеральное правительство расширило льготы на здравоохранение, что имело серьезные финансовые последствия. В-третьих, с исчезновением рабочих мест в обрабатывающей промышленности и других сферах частного сектора увеличилась занятость в государственных органах.С 1990 по 2010 год единственными крупными секторами экономики США, в которых было создано больше рабочих мест, чем в государственном управлении, были образование и здравоохранение (которые фактически включают многих финансируемых государством служащих), а также профессиональные и деловые услуги. Между тем, эффективные федеральные налоговые ставки снизились, особенно после 2001 г.

Заковылявшее правительство.

Сокращение налоговых поступлений, стимулирующие расходы, вызванные финансовым кризисом, и быстрый рост расходов на здравоохранение в сочетании с другими факторами (две дорогостоящие войны, неэффективный налоговый кодекс, ограничивающий государственные доходы, старение населения) привели к У.С. федеральное правительство и правительства штатов с растущими дефицитами и долгами.

Следовательно, правительству США все больше не хватает ресурсов для инвестирования в строительные блоки долгосрочной производительности. Традиционно правительства играли ведущую роль в предоставлении услуг и активов, которые окупаются для общества, но приносят низкую прибыль какой-либо отдельной компании или частному лицу. Обычно они играют центральную роль в финансировании образования и обучения, инфраструктуры, такой как дороги, и НИОКР. Однако в США такие расходы как часть общих федеральных расходов за последние несколько десятилетий сократились (хотя расходы на стимулирование в 2010 году привели к их росту).Федеральный бюджет и бюджеты штатов перешли от инвестиций в будущее к оплате прошлого.

Перебалансировка портфеля государственных расходов в сторону будущего будет затруднена в наиболее благоприятной политической среде. Тем не менее, с давлением на средний класс мы наблюдаем ослабление центра в политике США. Нынешняя среда является одной из самых поляризованных в памяти. Принимая все более краткосрочные взгляды, политики еще больше усложнили бизнес-среду и теперь, похоже, готовы столкнуть богатых с бедными и добиться экономической катастрофы, чтобы продвигать свои планы.Взгляните, например, на балансирование на грани банкротства, которое летом 2011 года поставило федеральное правительство на грань дефолта и спровоцировало историческое понижение долгового рейтинга США. Возникшая в результате неопределенность заставила предприятия не решаться инвестировать в Америку.

Порочные и добродетельные циклы.

Описанные здесь динамики опасным образом усиливают друг друга. Например, неадекватные инвестиции в общественные блага делают США менее привлекательным местом для ведения бизнеса, побуждая фирмы инвестировать за границей.Миграция деловой активности из США и сопутствующая потеря налоговых поступлений затрудняют для правительства адекватные инвестиции в общественные блага. По мере того, как корпорации перемещают рабочие места и получают рекордные прибыли, в то время как заработная плата в США остается на прежнем уровне, бизнес как учреждение сталкивается с растущим скептицизмом в обществе. Тогда политикам становится все труднее проводить политику, поддерживающую бизнес в Америке, что повышает вероятность того, что компании переедут в другое место.

В отличие от этого, Китай использовал благотворные циклы.Учитывая его политику и огромные размеры, он стал серьезным вызовом для Соединенных Штатов. Китай использовал излишки для финансирования инвестиций в повышение производительности, которые увеличивают излишки; его растущий внутренний рынок привлекает многонациональные инвестиции, которые, в свою очередь, повышают внутреннюю заработную плату и покупательную способность; и так далее. Экономическая стратегия Китая обыгрывает краткосрочную направленность транснациональных корпораций. Например, чтобы получить доступ к китайскому рынку, некоторые руководители США на удивление готовы поделиться технологическими знаниями с китайскими партнерами, которые впоследствии могут стать способными соперниками.

В то же время многие считают, что Китай искусственно ослабил свою валюту, не смог защитить права интеллектуальной собственности и исказил рынки с помощью государственных компаний и другими способами. Мы не считаем экономическую политику Китая устойчивой или законной, но у страны определенно есть стратегия. Напротив, у Америки отсутствует последовательная стратегия, и по мере роста внутренних трудностей США отказались от лидерства в продвижении глобальной торговой и инвестиционной системы.

Больше, чем любой отдельный признак потери конкурентоспособности, именно эти укрепляющие спирали и наша неспособность разорвать их заставляют нас беспокоиться об экономическом будущем Америки.

Призыв к действию, а не отчаянию

Мы нарисовали зловещую картину конкурентоспособности США. Тем не менее, мы по-прежнему оптимистично смотрим на экономическое будущее Америки, потому что Соединенные Штаты сохраняют сильные стороны, которые очень трудно воспроизвести. Американская система высшего образования и ее предпринимательское сообщество продолжают оставаться самым мощным двигателем инноваций в мире, от которого в конечном счете зависит рост производительности.В США открытое демократическое общество и система поощрения за заслуги, привлекающая большую часть лучших мировых талантов. Сложные рынки и институты Америки способствуют острой конкуренции, побуждая компании открывать новые пути повышения производительности. Американские фирмы являются одними из самых умело управляемых в мире, а ее рынки капитала остаются самыми динамичными, несмотря на финансовый кризис. Американское общество более склонно без всяких эмоций позволять более производительным фирмам и институтам вытеснять менее продуктивные, что делает экономику в целом удивительно динамичной и устойчивой.Во многих отношениях ядро ​​экономики США остается сильным.

Ни одна из описанных нами динамик не является неизбежной. Они также не продиктованы непреодолимыми силами природы или демографическими тенденциями. Скорее, ситуация в Америке является результатом выбора и отсутствия выбора со стороны политиков и менеджеров. Шаги, направленные на то, чтобы обратить вспять потерю конкурентоспособности, вполне осуществимы, хотя они потребуют нового внимания к реальности и действиям в общих интересах.

Региональные и местные лидеры как в правительстве, так и в бизнесе могут предпринять многие шаги, необходимые для повышения конкурентоспособности, не полагаясь на Вашингтон.Тупик внутри Кольцевой дороги не должен стать тупиком в Америке. Местные гражданские лидеры, в том числе представители бизнеса, могут и начинают стимулировать многие инвестиции в людей, инфраструктуру, инновации и институты, необходимые для повышения производительности в долгосрочной перспективе.

Однако для решения своих проблем Америке нужна стратегия и консенсус в отношении направления, а не корыстные шаги, продвигаемые группами защиты интересов по одному вопросу. План должен в конечном итоге привлечь правительство на всех уровнях — местном, государственном и национальном, а также профсоюзы.Мы считаем, что бизнес должен идти впереди. Решая проблемы в бизнес-среде и местных сообществах, компании не только будут способствовать повышению конкурентоспособности Америки; они раскроют некоторые из своих величайших возможностей для инноваций и роста.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за март 2012 года.

Конкурентоспособность — обзор | ScienceDirect Topics

Победители и проигравшие в мобильности талантов в АСЕАН/АЭС

Корреляционный анализ, основанный на данных GTCI за 2014-2015 гг., предлагает несколько ключевых показателей, которые тесно связаны с развитием и привлечением талантов в АСЕАН.Хотя эти ключевые показатели могут показаться похожими на те, которые стимулируют развитие и привлечение талантов в других странах мира, дальнейший анализ показывает, что существует модель взаимоотношений, отражающая отличительные характеристики АСЕАН. Например, по сравнению с корреляциями в общем индексе GTIC более сильная корреляция между качеством высших учебных заведений и Навыками глобальных знаний в подвыборке АСЕАН подчеркивает традиционный акцент Азии на академических занятиях.Точно так же сильная связь между отношениями между государством и бизнесом и трудовыми и профессиональными навыками среди стран АСЕАН предполагает, что рост под руководством правительства, который характеризовал большую часть экономического прогресса Азии после Второй мировой войны, вероятно, продолжит оказывать сильное влияние. о развитии трудовых и профессиональных навыков в странах АСЕАН, особенно в Сингапуре (и в меньшей степени в Австралии), где правительство традиционно играло активную роль в формировании экономики страны и профиля рабочей силы.

Наше первоначальное обсуждение выводов GTCI за 2014–2015 годы, по-видимому, указывает на то, что Сингапур является явным победителем в войне за таланты и, вероятно, выиграет от чистого прироста мозгов из региона благодаря его постоянному акценту на инвестиции в ИКТ и НИОКР. — деловой климат и сильные высшие учебные заведения. Однако фактическая миграция талантов из других стран АСЕАН в Сингапур вряд ли будет беспрепятственной. Фактически, привлекательность Сингапура как центра талантов в последние годы столкнулась с сильной конкуренцией со стороны соседних стран, которая, вероятно, усилится, когда таланты будут полностью мобильны в AEC.

С политической точки зрения либеральная политика Сингапура в отношении талантов в последние годы подвергалась все большему давлению со стороны электората. С 2011 года правительство Сингапура ужесточило свою иммиграционную политику, установив более жесткие критерии трудоустройства для иностранцев, намеревающихся работать в Сингапуре (Yeoh and Lin, 2012). В результате рост нерезидентного населения и занятости иностранцев в Сингапуре замедлился до 2,9% и 3% в 2014 году соответственно с 4% и 5%.9% в 2013 г. (Группа Всемирного банка, 2015 г.), что является самым низким показателем за последние годы. С экономической точки зрения, из-за вялости мировой экономики и падения потребительского спроса среди его торговых партнеров, темпы роста экономики Сингапура в 2014 году составили 2,9% — самый низкий показатель с 2008 года. Таиланд (0,7%) – страна, погрязшая в политической трясине после того, как два ее последних бывших премьер-министра были отстранены от должности. В Индонезии, Малайзии и Вьетнаме дела обстоят лучше, но они по-прежнему страдают как от политических, так и от экономических проблем.

Ужесточение иммиграционной политики и низкие темпы экономического роста являются препятствием для стремления Сингапура привлечь таланты. Хотя Сингапур по-прежнему будет оставаться очень привлекательным местом для талантов, более жесткая иммиграционная политика будет означать, что таланты из региона с большей вероятностью будут также изучать возможность миграции в другие развивающиеся страны региона, которые предлагают аналогичные возможности карьерного роста. Например, хотя Филиппины и Индонезия традиционно считаются менее привлекательными для талантов в АСЕАН, в последние годы эти страны рассматривались как жизнеспособная альтернатива Сингапуру благодаря их сильному экономическому росту и карьерным возможностям.В 2014 году на Филиппинах и в Индонезии рост составил 6,9% и 5% соответственно (Группа Всемирного банка, 2015). Продолжающийся сильный экономический рост, обширные внутренние рынки, обширные внутренние районы и относительная политическая стабильность в последние годы сделали эти страны важными рынками для транснациональных корпораций и помогли привлечь инвестиции и таланты из региона. Например, с 2004 года ежегодные прямые инвестиции Сингапура в Филиппины и Индонезию выросли в геометрической прогрессии на 177% и 330% соответственно.В частности, за последнее десятилетие инвестиции Сингапура в обе страны выросли с 2,93 млрд сингапурских долларов и 11,2 млрд сингапурских долларов в 2004 году до 5,20 млрд сингапурских долларов и 39,5 млрд сингапурских долларов в 2013 году (SingStats, 2013). Вместе с увеличением инвестиций происходит соответствующее увеличение числа сингапурцев, работающих в этих странах.

Малайзия, ближайшая соседняя страна Сингапура, поднялась на пять позиций в индексе GTCI за 2015–2016 годы (с 35-го места в 2014–2015 годах до 30-го места в 2015–2016 годах), прочно закрепив за собой второе место в АСЕАН по привлекательности для талантов.Данные об иммиграции из Малайзии показывают, что по состоянию на 2013 год в Малайзии насчитывается около четырех миллионов иностранных рабочих. Хотя большинство этих иностранных рабочих являются неквалифицированными и полуквалифицированными рабочими из Бангладеш и Шри-Ланки, наблюдается тенденция к увеличению количества квалифицированных рабочих из Камбоджи, Таиланда, Вьетнама и Филиппин, иммигрирующих в Малайзию в поисках краткосрочной работы. Эту тенденцию можно объяснить несколькими факторами, но наиболее важным из них является стремительная урбанизация и индустриализация Малайзии, которые привели к повышению качества жизни и возможностей трудоустройства (Министерство людских ресурсов, Малайзия, 2013 г.).Растущая привлекательность Малайзии в качестве места работы неизбежно лишила Сингапура блеска как центра талантов АСЕАН. Долгосрочная привлекательность Малайзии как центра талантов может быть подорвана текущими политическими проблемами.

Стоит отметить, что Сингапур, несмотря на то, что он высоко оценивается как магнит для талантов, также испытал утечку мозгов в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, такие как Китай, Австралия и Новая Зеландия. Будучи хорошо образованными, говорящими на нескольких языках и мобильными на международном уровне, сингапурские таланты пользуются большим спросом в Азиатско-Тихоокеанском регионе.За последнее десятилетие в Сингапуре на 33% увеличилось число сингапурцев, работающих и живущих за границей. По состоянию на 2014 год за границей проживает 212 000 сингапурцев, что составляет около 6 процентов населения Сингапура (NPTD, 2014). Только в Китае в крупных городах работает более 20 000 сингапурцев, многие из которых занимают руководящие должности в транснациональных корпорациях или местных китайских компаниях.

Учитывая небольшую численность населения Сингапура, число сингапурцев, эмигрирующих и работающих за границей, значительно; на самом деле, премьер-министр Сингапура публично выразил обеспокоенность растущей тенденцией к тому, чтобы молодые талантливые сингапурцы покидали страну и не возвращались (Lee, 2015).Если Сингапур считается очень привлекательным для талантов из остальной части АСЕАН, почему молодые талантливые сингапурцы предпочитают жить и работать за границей? Неподтвержденные данные свидетельствуют о том, что молодые талантливые сингапурцы эмигрируют из Сингапура как по экономическим причинам, так и по причинам образа жизни. Например, несколько молодых сингапурцев, уехавших из Сингапура в Соединенные Штаты, заявили, что основным стимулом для их эмиграции был стремительный образ жизни в Сингапуре и их стремление к более медленному темпу жизни.Другие отмечают, что такие страны, как Австралия и Новая Зеландия, имеют более благоприятную и благоприятную рабочую среду (Lee, 2015).

Повышение экономической конкурентоспособности | ЮНИДО

Промышленность является рассадником предпринимательства, инвестиций в бизнес, технического прогресса, повышения квалификации и создания достойных рабочих мест. Все эти факторы способствуют устойчивому повышению производительности, что может обеспечить результаты в интересах малоимущих и способствовать повышению уровня жизни, особенно в развивающихся странах.Кроме того, более широкий доступ к внутренним и международным рынкам может внести огромный вклад в борьбу развивающихся стран с бедностью.

Позиционируя отрасли на правильном этапе глобальных производственно-сбытовых цепочек, страны могут извлечь выгоду из возможностей, предлагаемых мировой торговлей, включая увеличение числа рабочих мест, экспорт и прямые иностранные инвестиции (ПИИ). В дополнение к повышенной устойчивости доступ к рынку может принести столь необходимый капитал и технологии, необходимые для роста сильной, инклюзивной, преобразующей экономики.Участие в мировой торговле является важным аспектом стратегического подхода любой страны к инклюзивному и устойчивому промышленному развитию (ISID).

Многие люди во многих развивающихся странах, в частности в наименее развитых странах, живут в условиях аграрной экономики, зачастую натуральной. Многие молодые люди растут без возможности научиться предпринимательским и промышленным навыкам и навыкам, что приводит к бедности с постоянной безработицей или неполной занятостью. Таким образом, предпринимательство представляет собой инклюзивный процесс, позволяющий беднейшему миллиарду — женщинам и мужчинам — как в сельских, так и в городских районах, достичь социальной мобильности.Предпринимательство также трансформирует экономику и способствует всеохватному и устойчивому промышленному развитию как на индивидуальном, так и на низовом уровнях.

На этом фоне ЮНИДО поддерживает программы, направленные на поощрение инвестиций и технологий, развитие МСП, наращивание торгового потенциала и развитие предпринимательства.

ЮНИДО предоставляет консультационные услуги для улучшения деловой и политической среды для частного сектора, помогая в создании производственного потенциала.Его программы поддерживают инвестиционные и технологические возможности, чтобы помочь предприятиям, особенно МСП, повысить производительность и инновации, а также добиться системных конкурентных преимуществ. Опираясь на надежную глобальную сеть, направленную на поощрение инвестиций, технологий и других партнерских возможностей, ЮНИДО стремится предоставить МСП возможность извлекать выгоду из их уникального динамизма и гибкости путем укрепления синергизма между предприятиями и вспомогательными учреждениями

.

В контексте программ наращивания торгового потенциала ЮНИДО укрепляет нормы и стандарты международной торговли, помогая развивающимся странам и странам с переходной экономикой модернизировать системы производства и переработки для повышения качества местной продукции, в частности, путем внедрения усовершенствованных технологий, и помогая они соответствуют стандартам, требуемым международными рынками.ЮНИДО наращивает потенциал как государственных, так и частных учреждений для формулирования торговой политики и стратегий на основе экономического и статистического анализа, а также для сравнительного анализа показателей конкурентоспособности на отраслевом и товарном уровнях и поддержки создания связанных с торговлей баз данных, таких как реестры технических барьеров в торговле. (ТБТ), которые предназначены для расширения экспорта из промышленного сектора.

 В области укрепления инфраструктуры стандартов, метрологии, испытаний и оценки соответствия в странах-бенефициарах ЮНИДО поддерживает учреждения по стандартизации, а также справочные пункты по ТБТ и санитарным и фитосанитарным (СФС) мерам посредством различных региональных программ и страновых проектов.ЮНИДО также поддерживает развивающиеся страны в решении все более важной проблемы добровольных частных стандартов, уделяя особое внимание внедрению стандартов корпоративной социальной ответственности (КСО) в качестве средства повышения их конкурентоспособности.

Кроме того, ЮНИДО также поддерживает развитие предпринимательской культуры и навыков путем повышения эффективности государственных услуг для предприятий, чтобы создать среду, в которой предпринимательская деятельность вознаграждается. Используя восходящую стратегию роста для сокращения масштабов нищеты, ЮНИДО вводит практические учебные программы по предпринимательству в средних и профессионально-технических учебных заведениях, особенно направленные на развитие предпринимательских навыков у молодых людей, как девочек, так и мальчиков, до того, как они начнут работать.Это обогащается за счет элементов обучения ИКТ, сочетающего основы предпринимательства с практическим опытом использования новых технологий и, таким образом, подготавливающих молодых людей к ключевым требованиям рынка труда и все более сетевого информационного общества.

Конкурентоспособность США: где мы находимся? Что нам теперь делать?

22 июня 2021 г.


 

Гордон Мур, бывший соучредитель компаний Fairchild Semiconductor и Intel, в 1965 году предсказал, что число транзисторов в интегральной схеме может удваиваться каждые 18 месяцев или два года, тем самым увеличивая вычислительную мощность устройства в геометрической прогрессии.В то же время относительная стоимость этой вычислительной мощности может быть уменьшена вдвое. Закон Мура оказался удивительно точным. Последствия были поразительны. Те продукты и рынки, на которые повлиял этот экспоненциальный рост вычислительной мощности, связанный с развитием интегральных схем (полупроводников), привели к технологическим достижениям, о которых раньше нельзя было и мечтать. В результате продукты и рынки, на которые повлияла эта повышенная способность обрабатывать информацию, расширились в геометрической прогрессии.

Но была и обратная сторона. Инвестиции в денежный и человеческий капитал, необходимые для достижения результатов закона Мура, также растут в геометрической прогрессии. Эти расходы должны были быть покрыты экспоненциальным ростом новых продуктов, предназначенных для замены существующих продуктов и рынков. Но если страна по какой-либо причине не в состоянии поддерживать и развивать необходимую технологическую инфраструктуру и, следовательно, не может участвовать в этих новых растущих рынках, затраты на попытки наверстать упущенное позже быстро становятся непосильными для ее экономики.Таким образом, закон Мура (который стал определяющим фактором в инвестициях в полупроводниковую промышленность) связывал историю инвестиций страны с ее будущим.

Как только нация начинает терять инфраструктуру, поддерживающую ее стратегическое технологическое развитие, ее будущее и независимость ее народа оказываются под угрозой. Большинство стран не в состоянии поддерживать инвестиции в человеческий капитал и денежные ресурсы, необходимые для поддержания достаточной технологической инфраструктуры, если она финансируется исключительно за счет собственных ресурсов.Следовательно, стратегические союзы для обеспечения технологического будущего наций становятся необходимыми для поддержания экономической жизнеспособности, а также политической стабильности и безопасности.

Без надежных стратегических союзов или внутренних возможностей и ресурсов, необходимых для поддержания интегрированного технологического прогресса, соизмеримого с конкуренцией, большинство стран не смогут поддерживать и, наконец, потеряют свою будущую конкурентоспособность и независимость. Это стечение обстоятельств является сегодня серьезной проблемой для Соединенных Штатов.Основа технологической базы США, которая необходима ей для достижения своих целей и задач лидерства среди наций и ее стремления сохранить себя в качестве жизненно важного стратегического партнера для своих союзников, находится под угрозой изнутри. Соединенные Штаты, маяк демократии, в беде. Хотя Соединенные Штаты обладают огромным количеством идей и творчества, они быстро теряют технологическую инфраструктуру, необходимую для конкурентного лидерства. Если эта траектория не изменится в ближайшее время, стоимость человеческого капитала и денежных инвестиций может стать больше, чем может выдержать его население и, следовательно, его политическая система.Политическая система США, частично основанная на ее экономическом росте и стабильности, которая стала источником возвышения Соединенных Штатов, может быть необратимо повреждена.

Если предположить, что вычислительная мощность удваивается каждые 18 месяцев или два года, как предсказывает закон Мура, сегодняшняя вычислительная мощность примерно в 2 миллиарда раз больше, чем она была, когда была изобретена интегральная схема. (Более того, в ближайшие годы более совершенное вычислительное программное и аппаратное обеспечение, применимое к квантовым вычислениям, может снизить прогнозируемую скорость удвоения вычислительной мощности вдвое.) В результате технологические достижения значительно улучшили продукты и услуги во всем спектре общества. Технологические возможности сегодняшнего дня нельзя было представить себе пять лет назад, не говоря уже о 60 лет назад. Современные продукты и услуги полностью изменили политический, экономический и военный ландшафт мира. Но капиталовложения, необходимые для создания технологической инфраструктуры, необходимой для соблюдения закона Мура, также выросли в геометрической прогрессии — капиталовложения в технологическую инфраструктуру, которые стоили миллионы долларов 60 лет назад, сегодня обходятся во многие миллиарды.

Когда-то Соединенные Штаты доминировали в ключевых продуктах и ​​рынках во всем мире.  

После Второй мировой войны и в 1950-х и 1960-х годах Соединенные Штаты доминировали над большинством ключевых стратегических продуктов и рынков, включая интегрированные телефонные системы, телефоны, компьютеры, потребительскую электронику в целом, автомобили, корабли и самолеты массового производства. Лучшие лаборатории, которые способствовали технологическим достижениям, присущим этим продуктам и связанным с ними услугам, такие как Bell Laboratories в AT&T и Sarnoff Laboratories в RCA, находились в Соединенных Штатах.Лаборатории Белла внесли новаторские технологические изобретения, включая сети передачи данных, транзистор, технологию сотовой связи, лазерную технологию и цифровую обработку сигналов. Sarnoff Laboratories предоставила Соединенным Штатам совместимые с монохромным цветом электронные цветные телевизоры, жидкокристаллические дисплеи и тонкопленочные технологии, применимые к технологиям телевизионных камер, а затем к разработке полупроводников. Что еще более важно, поскольку производство продуктов, основанных на этих изобретениях, стало более сложным и автоматизированным, в производстве компонентов, а также конечных продуктов в значительной степени доминировали U.С. компании. Эти производственные предприятия включали в себя механические цеха, цеха по обработке листового металла и операции по сборке продукции, тесно связанные с производителем продукции.

По мере повышения технологической сложности этих продуктов и рынков они становились все более и более зависимыми от сбора, обработки и распространения информации. В результате способность хранить и обрабатывать информацию стала областью концентрации всей деловой активности. Информация, которая хранилась на пленках, пластинках, лентах, перфокартах и ​​других электромеханических устройствах, разрабатывалась и производилась для поддержки и совершенствования всех продуктов.Многие компании выиграли от совершенствования хранения и обработки информации, в том числе General Electric (GE), IBM, RCA, Motorola, Zenith, Sylvania, Kodak, Ampex, AT&T (Western Electric), Ford, Chrysler, General Motors и множество других. другие компании.

Начиная с конца 1940-х годов, в Bell Laboratories в AT&T, а затем в Intel и Texas Instruments в конце 1950-х годов началась разработка транзистора и интегральной схемы. Сразу же, благодаря способности полупроводников облегчить обработку информации, потенциальные характеристики и сложность всех продуктов увеличились с точки зрения формы, соответствия и функции.Более того, различными способами все они могли быть взаимосвязаны, так как теперь информация переносилась с одного продукта на другой.

Затем США начали терять свои конкурентные позиции.

По мере развития технологий Соединенные Штаты, чувствуя себя невосприимчивыми к конкуренции со стороны других стран и в сочетании с ежеквартальной отчетностью о финансовых результатах, приняли матрицу краткосрочного планирования: звезды, дойные коровы и собаки. Проще говоря, вы инвестируете в звезды, доите дойных коров и продаете собак.Квартальная прибыль и рост выручки стали названием игры. Другие страны, особенно в Азии (и первоначально в Японии), увидели способ присоединиться к технологическому росту экономической системы. Меньше концентрируясь на краткосрочной прибыли, они предложили вложить капитал и взять на себя производство узлов и других недорогих и низкорентабельных продуктов, которые были частью этой инфраструктуры, но имели низкую прибыльность для промышленности США. Одной из ключевых отраслей, на которой они сконцентрировались, была бытовая электроника.

По мере повышения производительности и снижения стоимости этих потребительских товаров и узлов из Азии (в основном из Японии) спрос на азиатскую продукцию рос. Это привело к усложнению крупносерийного производства деталей и узлов в Азии. По мере роста производственного опыта и автоматизации стоимость создания нового производственного предприятия также начала расти в геометрической прогрессии, что сделало возвращение американских компаний в эти производственные области менее желательным или просто слишком дорогостоящим.

Но была и другая цена потери азиатских товаров, ориентированных на бытовую электронику. Потребительские товары быстро стали крупнейшим потребителем полупроводниковых устройств среди всех продуктов, произведенных в то время. Таким образом, в соответствии с законом Мура, рынок полупроводников в Азии начал поддерживать значительные азиатские инвестиции в полупроводниковую промышленность, которые позволили им производить узлы и продукты, которые начали превосходить сложность и производительность U.С. производителей.

Благодаря достижениям в области обработки информации детали, узлы и конечные продукты стали тесно интегрированы. Например, телевизор, кассетная дека, кассета с лентой и блок питания видеомагнитофона (видеомагнитофона) превратились в сотовый телефон, который стал в миллионы раз мощнее, за небольшую часть стоимости, с технологической универсальностью, которая не может быть продублирован видеомагнитофоном. По мере того, как популярность этих новых высокоинтегрированных продуктов росла, они становились интегрированными и более универсальными, азиатская конкуренция стала доминировать не только в производстве ключевых узлов для U.S. продукты конечного потребления, но они также начали напрямую конкурировать на рынке конечного потребления. Когда азиатские производители начали контролировать проектирование и производство узлов, они увидели очевидную выгоду от интеграции этих узлов в конструкцию конечного продукта, что стало возможным в основном за счет использования полупроводников. Результат был почти сразу. Эти производители сборочных узлов также начали захватывать рынки США для продуктов конечного использования. Основные затронутые рынки включали автомобили, видеомагнитофоны, телефоны, фотоаппараты, телевизоры, радиоприемники, производство дисплеев и бытовую электронику в целом.Эти продукты, по мере того как они становились все более изощренными, начали становиться функционально интегрированными из-за внедрения полупроводников. Японская автомобильная промышленность широко внедрила интегральные схемы на годы раньше, чем автомобильная промышленность США, и в результате производила автомобильные развлекательные системы, автоматические дворники, электронные замки и другие элементы управления задолго до того, как они стали доступны в автомобилях США.

Результат был катастрофическим для промышленности США, поскольку она потеряла большую часть своего производственного опыта.RCA, один из крупнейших производителей бытовой электроники в мире, был куплен GE и впоследствии продан иностранным корпорациям или ликвидирован. Motorola, когда-то крупная американская компания по производству бытовой электроники и производителю полупроводников, которая первой изобрела сотовый телефон, сейчас представляет собой лишь малую толику своих прежних размеров. После того, как ее проблемный бизнес был разделен, большая часть ее операций по производству бытовой электроники была продана Lenovo в Китае, а ее полупроводниковый бизнес в конечном итоге был куплен NXP в Европе. Zenith больше нет, а его основная технология, разработанная для телевидения высокой четкости, была продана корпорации LG в Южной Корее.Сильвания ушла. Kodak, которая первой изобрела цифровую камеру, но решила остаться с пленкой Kodachrome из-за ее огромной прибыльности, обанкротилась. Компания Ampex, которая изобрела видеозапись, обанкротилась. AT&T распалась, и ее первоначальный размер и охват уменьшились в несколько раз. Western Electric, один из крупнейших в мире производителей телефонов и телефонных систем, ушел. IBM, которая доминировала в бизнесе ПК, который проложил путь для Microsoft и компьютерного бизнеса в целом, а одно время доминировала в производстве полупроводников, чуть не обанкротилась.IBM продала свой бизнес по производству ПК компании Lenovo в Китае, и на сегодняшний день практически не росла последние 25 лет. Лабораторий Белла больше нет. Sarnoff Labs больше нет. GE, когда-то самая ценная производственная корпорация США, теперь является тенью самого себя. Apple, как и многие другие производители бытовой электроники в США, закупает большую часть своих интегральных схем у Тайваньской компании по производству полупроводников (TSMC), а сборки у Foxconn на Тайване, в Китае и других странах Азии.

В результате потери этих внутренних производственных отношений и, следовательно, общего спроса на полупроводниковую продукцию в США, в сочетании с огромными капиталовложениями, необходимыми для того, чтобы оставаться производителем передовых полупроводниковых устройств, доминирование США в производстве интегральных схем (полупроводников) — устройства в основе сегодняшних технологических достижений — это часть его первоначального размера. Соединенные Штаты когда-то представляли более половины рынка — сегодня они производят менее 12 процентов.

Для всех практических целей Соединенные Штаты больше не производят дисплеи (функциональность которых зависит от использования полупроводников). Помимо развлечения, дисплеи имеют основополагающее значение для анализа и использования информации.

Япония стала лидером в автомобильной промышленности, когда ввела полностью автоматизированные заводы. В конечном итоге General Motors, потратив 90 миллиардов долларов на попытки повторить автоматизацию японских автомобильных заводов, а затем столкнувшись с финансовым кризисом 2007–2008 годов, обанкротилась.Крайслер был куплен Фиатом.

И еще один очень важный момент. Поскольку конкурентоспособная технологическая инфраструктура, в которой изначально доминировала промышленность США, переместилась в Японию, а затем в другие азиатские страны, большая ее часть так и не вернулась в Соединенные Штаты. За некоторыми исключениями, Соединенные Штаты продолжают терять часть своей технологической инфраструктуры и поэтому вынуждены передавать все больше и больше этих стратегических продуктов иностранным компаниям.

По мере того, как отдельные продукты, а затем и рынки становятся интегрированными, в основном с развитием обработки информации, то же происходит и с предприятиями, которые их контролируют.Посмотрите на Амазон. Он начал распространять книги через Интернет; затем он взялся за другие продукты, затем занялся розничной продажей и распространением почти всех других продуктов. Но для этого требовалось быстрое и надежное распространение. Это потребовало развития крупного бизнеса авиаперевозок, а также значительных инвестиций в наземный транспорт. Эти предприятия, в свою очередь, поддерживали и получали поддержку за счет внутреннего развития облачных вычислений, масштабного и устойчивого развития возможностей обработки информации, включая платежные системы, и международного распространения.

Такие же широкие возможности доступны и другим странам (например, китайской Alibaba), которые имеют аналогичную широкую технологическую инфраструктуру (а в случае Китая население в четыре раза больше, чем в Соединенных Штатах). Но компания, подобная Amazon, в такой стране, как Китай, будет иметь потенциально значительное преимущество. Он будет представлять страну, способную разрабатывать и производить значительное количество продуктов, покупаемых и продаваемых этими интегрированными дистрибьюторскими компаниями, тем самым расширяя свой контроль над цепочкой поставок.Такой контроль как над производством, так и над распространением огромного количества продуктов и услуг может привести к тому, что такая компания, как Alibaba, станет конкурентоспособным гигантом.

Есть еще один фактор, который следует учитывать. Интеграция этих продуктов и рынков по мере того, как обработка информации становится все более сложной, дает компаниям (дружественным и недружественным) возможность соединять свои системы с другими, независимо от того, нужна эта связь или нет. Другими словами, достижения в технологической инфраструктуре позволят отдельным лицам, компаниям и государствам влиять на других (как на партнеров, так и на врагов) способами, которые ранее никогда не рассматривались.

Какой ответ?

Не существует простого способа контролировать развитие технологий и их влияние на общество. Но одно можно сказать наверняка: если такая нация, как Соединенные Штаты, не понимает проблемы и поэтому предлагает решения, которые не решают фундаментальные проблемы, связанные с упадком технологической инфраструктуры, ее будущее будет в лучшем случае безрадостным. Технологическая инфраструктура Соединенных Штатов должна быть конкурентоспособной, если не превосходить все другие страны.И Соединенным Штатам, безусловно, следует избегать зависимости от цепочки поставок, которая может контролироваться потенциально недружественным конкурентом.

Прямо сейчас Тайвань является точкой конфликта между Соединенными Штатами и Китаем. Эта территория контролирует на очень высоком уровне технологическую инфраструктуру, которая имеет основополагающее значение для конкурентоспособности Соединенных Штатов и Китая. На момент написания этого документа обе страны хотят ограничить промышленную базу Тайваня от предоставления другой стране значительного конкурентного преимущества: будь то политическое, экономическое или военное.Опасность заключается в том, что если одна из наций считает, что агрессивные действия другой стороны дадут агрессору серьезное технологическое преимущество, у нее появится сильная мотивация ограничить или ликвидировать это преимущество. Это может привести к просчету любой из сторон в их стремлении сохранить равные условия игры. А это может привести к военному конфликту.

Сегодня разрыв отношений между Китаем и Тайванем оказался бы более сложным и стратегически значимым для Китая, чем разрыв отношений между Тайванем и США для Соединенных Штатов.Конечно, потеря доступа к тайваньской технологической инфраструктуре все еще может представлять серьезную проблему для Соединенных Штатов. Тайвань поставляет жизненно важные полупроводниковые продукты и сборки для производителей сотовых телефонов и множества другой бытовой электроники, которая больше не производится в Соединенных Штатах. Тайвань — очень крупный производитель ПК, телевизоров, бытовой электроники в целом и другого коммуникационного оборудования. Без Тайваня у Apple, AMD, Qualcomm, Invidia, Texas Instruments и HP были бы проблемы, как и у Intel, в некоторой степени с последствиями для их соответствующих клиентов.TSMC, оплот тайваньской экономики и крупнейший литейный завод полупроводников в мире, в настоящее время обладает самым передовым производственным процессом. Таким образом, потеря Тайваня и его ключевых производителей станет очень сильным ударом по американской промышленности. Если Тайвань по какой-то причине не сможет поставлять продукцию и в США, и в Китай, Китай пострадает больше всех. Китай отстает от США в полупроводниковых технологиях, технологиях программного обеспечения и производстве передового оборудования для производства полупроводников.С другой стороны, по мере развития технологической инфраструктуры Китая, особенно исходя из его нынешних отношений с Тайванем, Китай будет становиться все менее и менее зависимым от прямой поддержки Тайваня (одной из основных целей Китая). Со временем Китай будет меньше нуждаться в таких компаниях, как TSMC, поскольку он переносит, строит или каким-то образом контролирует аналогичную технологическую инфраструктуру на материке. Это изменение не пойдет на пользу Соединенным Штатам. При таком сценарии Тайвань станет более важным для Соединенных Штатов, чем для Китая, что даст Китаю значительные дополнительные рычаги воздействия на большую часть США.S. технологическая инфраструктура.

Сегодня Соединенные Штаты имеют значительное конкурентное преимущество в области программного обеспечения. Но программное обеспечение не существует в вакууме. Полупроводники, компьютеры, дисплеи, телефоны и другое коммуникационное оборудование необходимы для того, чтобы программное обеспечение имело ценность. Соединенные Штаты также лидируют в производстве оборудования для производства полупроводников. Это дает Соединенным Штатам преимущество в строительстве предприятий по производству полупроводников. Но трудно контролировать использование этого оборудования, когда оно используется для производства полупроводников, изготовленных другими на зарубежных производственных предприятиях, которые могут быть более совершенными, чем U.С. те. Учитывая все обстоятельства, Соединенные Штаты должны иметь возможность поставлять технологически конкурентоспособные продукты и услуги, не опасаясь серьезного сбоя в своей цепочке поставок.

Рекапитализация промышленной базы США и возвращение к утраченным предприятиям очень важны и крайне необходимы. Но время, которое потребуется, и объем капитала, который потребуется для восстановления этой технологической инфраструктуры, могут не компенсировать ущерб, который произойдет, если цепочка поставок, от которой сегодня зависят Соединенные Штаты, будет прервана или нарушена.Самостоятельная замена технологической инфраструктуры, которую Соединенные Штаты потеряли, будет стоить сотни миллиардов долларов, потребует воссоздания огромной и высококвалифицированной рабочей силы и сопряжена с огромными рисками исполнения. При этом вычислительные мощности удваиваются каждые два года, как и технологическая инфраструктура соревнований.

Соединенным Штатам необходимо немедленно укрепить и диверсифицировать свою цепочку поставок, поддерживающую утраченную стратегическую технологическую инфраструктуру.Расширение и диверсификация его нынешней цепочки поставок должны включать страны, действительно являющиеся союзниками Соединенных Штатов и в достаточной степени свободные от потенциальных препятствий, которые могут нанести значительный ущерб альянсу. Он также должен иметь возможность поставлять Соединенным Штатам стратегические конечные продукты и компоненты, производимые производителями, которые имеют исследовательский потенциал для поддержания своей технологической инфраструктуры в актуальном состоянии. Эти производители должны обладать производственными мощностями, чтобы удовлетворить потребности Соединенных Штатов.Основная цель этой стратегии диверсификации цепочки поставок — дать Соединенным Штатам возможность быстро снизить свою зависимость от Тайваня.

Соединенным Штатам необходимо использовать, где это возможно, уже существующую ресурсную базу, которая может дать немедленные результаты. Крайне важно, чтобы Соединенные Штаты помнили о принципах закона Мура. Через два года вычислительная мощность может быть в два раза выше, чем сегодня. Более того, одно современное предприятие по производству полупроводников может стоить до 30 миллиардов долларов.И это не включает инвестиции в исследования, необходимые для его создания или поддержания в актуальном состоянии. (Научные возможности такого масштаба зависят от подготовленных и доступных человеческих ресурсов, которые могут быть или не быть доступными вовремя.)

Есть две азиатские страны, которые могут очень помочь в этой ситуации: Южная Корея и Япония. Оба зависят от Соединенных Штатов как от стратегического партнера и понимают проблему конкуренции, с которой сталкивается каждая из трех стран. Соединенным Штатам необходимо искать и развивать партнерские отношения с другими странами, обладающими технологической инфраструктурой, которая дает Соединенным Штатам возможность уменьшить свою зависимость от Тайваня за относительно короткий период времени.Большая часть технологической инфраструктуры, включая производство полупроводников (в основном в Южной Корее), существует в Южной Корее и Японии и является конкурентоспособной на современном рынке. И Южная Корея, и Япония обладают технологическими ресурсами и производством, которые могут воспроизвести то, что Соединенные Штаты потеряли в своей технологической инфраструктуре. Стратегический союз с этими двумя странами может предложить альтернативную цепочку поставок, которая снизит зависимость США от Тайваня.

Развивая эти партнерства по стратегическим причинам, а не просто по экономическим соображениям, Соединенные Штаты могут уменьшить значение Тайваня как точки конфликта с Китаем, не форсируя и не открывая возможности для серьезной конфронтации.

Это должно выиграть время Соединенным Штатам для укрепления своей стратегической промышленной базы. Цель восстановления технологической инфраструктуры США имеет важное значение для поддержания ее конкурентоспособности, а также ее способности вводить новшества и коммерциализировать современные продукты и рынки. Этот уровень конкурентоспособности так же важен для союзников США, как и для них самих.

Существует множество налоговых изменений, финансовых стимулов и законов, которые могут стимулировать реинвестирование США в Соединенные Штаты.Краткосрочная концепция звезд, дойных коров и собак должна прекратиться. Но все это требует времени, требует очень больших финансовых и человеческих вложений и сопряжено со значительным риском исполнения.

Таким образом, Соединенные Штаты должны диверсифицировать, расширять и укреплять свою стратегическую цепочку поставок, поддерживая альтернативные каналы закупок за рубежом и альянсы уже сейчас.

Но будьте осторожны: и Япония, и Южная Корея уже некоторое время расширяют свою торговлю и инвестиции с Китаем.Это, очевидно, увеличило влияние Китая на эти страны. Следовательно, жизненно важно, чтобы рекомендуемые торговые переговоры были частью хорошо продуманной серии обсуждений, в которых участвуют как соответствующие правительства, так и соответствующее корпоративное руководство. Эти переговоры должны быть частью стратегического плана, направленного на достижение политических, а также экономических целей и задач Соединенных Штатов, Японии и Южной Кореи, с выраженной целью снижения зависимости от Тайваня, а также укрепления конкурентных позиций Альянс.

Ричард Элкус-младший — международный советник Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия, а также основатель и бывший директор KLA-Tencor.

Этот отчет стал возможным благодаря общей поддержке CSIS. Никакое прямое спонсорство не способствовало этому отчету.

Этот отчет подготовлен Центром стратегических и международных исследований (CSIS), частной, освобожденной от налогов организацией, занимающейся вопросами международной государственной политики.Его исследования носят беспристрастный и некоммерческий характер. CSIS не занимает конкретных политических позиций. Соответственно, все взгляды, позиции и выводы, выраженные в данной публикации, следует понимать как принадлежащие исключительно автору (авторам).

© 2021 Центр стратегических и международных исследований. Все права защищены.

Проект повышения конкурентоспособности | Исследование ветра

Проект повышения конкурентоспособности (CIP) обеспечивает финансовую и техническую поддержку производителям малых ветряных турбин.

Отправьте свое предложение на 2022 год

сейчас

NREL опубликовал запрос предложений для CIP 2022 года.
Заявки принимаются до 14:00 8 апреля 2022 года. Горное время.
(Это продление на 1 неделю по сравнению с исходной датой родов.)

Прочитать запрос предложений.

Если вы заинтересованы в подаче заявки, просмотрите материалы семинара CIP в декабре 2021 г. ниже.

Индустрия распределенной ветроэнергетики требует быстрых инноваций для снижения затрат и повысить доверие клиентов, но многие компании, строящие малые и средние ветроэнергетические турбинам не хватает ресурсов для разработки, сертификации и коммерциализации следующего поколения технология.

Управляется NREL от имени Министерства энергетики США (DOE) Wind Energy Technologies Office, CIP присуждает производителям субподряды с разделением затрат и техническую поддержку малых и средних ветряков. Предназначен для создания распределенной энергии ветра технологии более конкурентоспособными и надежными, эти награды помогают производителям ветряные турбины мощностью менее 1 МВт для:

  • Оптимизировать дизайн
  • Разработка передовых производственных процессов
  • Проведение испытаний и сертификации турбин и компонентов
  • Ускорение путей коммерциализации.

Целью CIP является сделать энергию ветра конкурентоспособной по стоимости с другими видами распределенной генерации. технологий и увеличить количество испытанных и сертифицированных конструкций ветроустановок национальным стандартам.

 

С 2012 года NREL наградил

Проект повышения конкурентоспособности поддерживает компании по всей стране.

Почему Министерство энергетики США инвестирует в проект повышения конкурентоспособности

Снижение затрат, более надежные технологии и удобные бизнес-модели делают распределенное производство энергии более доступным для предприятий и потребителей заинтересованы в собственном производстве электроэнергии. Инвестиции Министерства энергетики в CIP для поддержки U.С. лидерство в технологиях распределенной ветроэнергетики и продвигать ветровую энергетику как недорогую вариант технологии распределенной генерации за счет:

  • Снижение затрат на технологии
  • Поддержка инновационных продуктов
  • Оптимизация ветряных турбин для распределенных приложений
  • Обеспечение того, чтобы потребители распределенной энергии имели варианты технологий ветроэнергетики, которые имеют сертификаты производительности и качества.

 

Влияние проекта повышения конкурентоспособности

С момента своего основания в 2012 году CIP заключила 52 субподряда с 25 компаниями по всему миру. Соединенные Штаты, общая сумма финансирования Министерства энергетики США составляет 12,4 млн долларов США, при этом привлечено 6,4 млн долларов США. в виде дополнительных инвестиций частного сектора.

За это время CIP помогла более чем двум десяткам малых предприятий в США. Государства разрабатывают новые и инновационные технологии распределенной энергии ветра.CIP проекты привели к тому, что распределенная энергия ветра стала более конкурентоспособной по стоимости, улучшили ее функциональную совместимость с другими распределенными энергетическими ресурсами, а также увеличил количество малых и средних конструкции ветряных турбин, испытанные в соответствии с национальными стандартами.

В сотрудничестве с У.С. Министерство энергетики/Национальная лаборатория возобновляемых источников энергии, в ходе этих усилий …

Компания Bergey Windpower (BWP) удвоила годовое производство энергии с помощью Excel 15

со снижением приведенной стоимости энергии

2012

BWP производил этот 10-киловаттный ветряк в течение 30 лет.

2013

В рамках CIP компания BWP провела полную модернизацию турбины.

2014

В рамках CIP компания BWP стала партнером Intergrid и значительно расширила контроль и функциональность. силовой электроники турбины с небольшой доплатой.

2015

BWP приступил к сертификационным испытаниям новой 15-киловаттной модели U.С. стандарты.

2017

BWP разработала новую башню и фундамент для снижения затрат на установку.

2019

BWP запросил финансирование CIP для расширения областей применения 15-киловаттной турбины. ориентируясь на рынки микросетей.

Общие темы наград

NREL провела запросы предложений по следующим темам премии. Выбор тем определяется доступными средствами и вкладом ветровой энергетики в конкретные проблемные области.Каждый цикл запроса CIP может не включать каждый из эти категории.

Эти проекты сосредоточены на перемещении оригинальных концепций с этапа предварительного проектирования. к разработке производственного прототипа, который может быть оценен.Цель состоит в том, чтобы развить окончательный прототип конструкции ветряной турбины готов к производству и испытаниям прототипа.

Эти проекты поддерживают строительство и установку серийного прототипа полной системы ветряных турбин, готовой к полевым или динамометрическим испытаниям.

Эти проекты проверяют прототип ветряной турбины для определения коммерческой готовности турбинной системы. Эти результаты предназначены для подтверждения конструкций или усовершенствований турбин. которые готовы к сертификационным испытаниям.

Эти проекты поддерживают инновации в существующих конструкциях ветряных генераторов для улучшения компонентов, что приводит к снижению приведенной стоимости энергии.

Эти проекты поддерживают усовершенствование существующих конструкций ветряных генераторов для оптимизации полная система или подсистема компонентов, что приводит к снижению приведенной стоимости энергии.

 

Эти проекты оценивают турбины с пиковой мощностью до 150 кВт с акцентом на сертификацию. соответствует стандарту 101-1 Американской ассоциации чистой энергии, а также может включать список к нормам электробезопасности.

 

Эти проекты поддерживают сертификацию типа ветряной турбины через Международную электротехническую Система комиссии по сертификации по стандартам, относящимся к оборудованию для использования в Применение возобновляемых источников энергии.Контракты заключаются на завершение проектной основы оценка, оценка конструкции, оценка производства и типовые испытания, а также для обеспечения соответствия турбины и окончательного сертификата типа. Проекты также могут включать приведение в соответствие с нормами электробезопасности.

Эти проекты поддерживают проектирование, создание и проверку улучшенного производства. процессы для определенного производства ветряной турбины, что приводит к уменьшению стоимость энергии.

Сосредоточены на развитии рынков для новых продуктов или существующих продуктов в новые рынки, эта тематическая область помогает преодолеть стоимостные барьеры на пути коммерциализации и быстрого, широкомасштабное внедрение усовершенствованной технологии распределенной энергии ветра.

2021 Семинар по проекту повышения конкурентоспособности

Для производителей ветроэнергетики, заинтересованных в подаче заявок на участие в тендерах CIP, NREL разместил 4-дневный виртуальный семинар в декабре 2021 г. Спикеры представили обзор CIP процесса, критериев оценки, сертификационных требований и технической поддержки NREL. возможности.

Доступ к следующим записям семинаров для примеров прошлых проектов, руководства по выбор подходящей тематической области, а также советы по подготовке успешных предложений и отчеты.

Ежедневные обзоры мастерской

Посмотреть Первый день информационного семинара CIP 2021, который включает в себя:

  • Обзор CIP с Яном Баринг-Гулдом (NREL) и Бретом Баркером (DOE Wind Energy Technologies Офис)
  • Обзор потенциальных тематических областей с Брентом Саммервиллем (NREL)
  • Обзор разработки дизайна прототипа с Брентом Саммервиллем (NREL)
  • Обзор производства и установки прототипа со Скоттом Даной (NREL)
  • Обзор установки и тестирования прототипа со Скоттом Даной (NREL)
  • Обзор инноваций компонентов и оптимизации систем с Яном Баринг-Гулдом (NREL)
  • Обзор испытаний и сертификации при слабом ветре с Брентом Саммервиллем (NREL)
  • Обзор сертификации типа с Jeroen van Dam (NREL)
  • Инновации в производственном процессе с Дэйвом Сноубергом (NREL)
  • Электрические стандарты для оборудования, подключенного к сети, с Брентом Саммервиллем (NREL) и Роберт Уиллс (Intergrid).

Посмотреть День 2 информационного семинара CIP 2021, который включает в себя:

  • Введение и вопросы и ответы с Яном Бэринг-Гулдом и остальными членами команды NREL
  • Обзор нового стандарта малых ветряных турбин ANSI/ACP 101-1-2021 совместно с Брентом Саммервиллем (НРЕЛ)
  • Испытательный полигон и требования к сертификационным испытаниям с Брентом Саммервиллем (NREL) и Дин Дэвис (Windward Engineering)
  • Инструменты проектирования для распределенного ветра с Риком Дамиани (RRD Engineering)
  • Вопросы и ответы с Яном Бэринг-Гулдом и остальными членами команды NREL.

Посмотреть День 3 информационного семинара CIP 2021, который включает в себя:

  • Введение и вопросы и ответы с Яном Бэринг-Гулдом и остальными членами команды NREL
  • Закупки/контракты с Киндаллом Джексоном (NREL)
  • Обзор/оценка конструкции с Брентом Саммервиллем (NREL)
  • Дополнительные соображения CIP со Скоттом Даной (NREL) и Брентом Саммервиллем (NREL)
  • Достигла ли CIP целей и задач, для которых она была разработана? с Яном Бэринг-Гулд (NREL) и Брет Баркер (Управление ветроэнергетических технологий Министерства энергетики США)
  • Заключительные вопросы и ответы с Яном Баринг-Гулдом (NREL).

Записи тематической области

Просмотреть записанные презентации и обсуждения по следующей теме семинара CIP 2021 г. области.

Разработка дизайна прототипа

Изготовление и установка прототипа

Установка и тестирование прототипа

Инновационные компоненты и оптимизация системы

Инновации в производственном процессе

Сертификация типа

Испытания и сертификация при слабом ветре

Контакт

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.