Оценка качества медицинских услуг: Оценка качества медицинских услуг

Содержание

Независимая оценка качества медицинских услуг

Уважаемые посетители, наша поликлиника участвует в независимой оценке качества медицинских услуг проводимой совместно Министерством здравоохранения Российской Федерации и Комитетом здравоохранения Волгоградской области. Ознакомиться с результатами проводимой оценки можно на сайте Комитета здравоохранения Волгоградской области

2020 год

  • Приложение № 1 к протоколу № 1(перечень медицинских организаций для проверки в 2020 году)  Скачать
  • Приложение № 2 к протоколу № 1 План работы 2020  Скачать
  • Протокол № 1 от 28.02.2020 Общественного совета при комитете здравоохранения Волгоградской области по проведению НОК  Скачать

2019 год

  • Протокол заседания Общественного совета по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями № 1
  • Протокол заседания Общественного совета по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями № 3
  • Протокол заседания Общественного совета по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями № 4
  • Протокол заседания Общественного совета по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями № 5
  • Протокол заседания Общественного совета по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями № 6
  • Протокол заседания Общественного совета по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями № 7
  • Протокол заседания Общественного совета по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями № 8

2018 год

  • Перечень медицинских организаций Волгоградской области для проведения независимой оценки качества в 2018 году
  • Диаграммы НОК
  • Планы по устранению недостатков, выявленных в ходе проведения НОК, на 2019 в медицинских организациях
    Скачать

2017 год

  • Результаты проведение независимой оценки качества оказания услуг в 2017 году
  • Перечень медицинских организаций Волгоградской области для проведения независимой оценки качества в 2017 году
  • Сводный план работы по медицинским организациям на 2017 в рамках НОК

 

2016 год

  • Результаты проведение независимой оценки качества оказания услуг в 2016 году
  • Перечень медицинских организаций Волгоградской области для проведения независимой оценки качества в 2016 году

 

2015 год

  • Результаты проведение независимой оценки качества оказания услуг в 2015 году
  • Итоговые результаты независимой оценки качества по поликлиникам за 2015 год
  • Итоговые результаты  независимой оценки качества по стационарам за 2015 год
  • Перечень медицинских организаций Волгоградской области для проведения независимой оценки качества в 2015 году»

 

2014 год

  • Итоговые результаты проведения оценки качества в 2014 году

Формы анкет для проведения анкетирования

  •  АНКЕТА для оценки качества оказания услуг медицинскими организациями в амбулаторных условиях
  •  АНКЕТА для оценки качества оказания услуг медицинскими организациями в стационарных условиях
  •  АНКЕТА для оценки качества оказания услуг медицинскими организациями в амбулаторных условиях (врачом – терапевтом участковым, врачом – педиатром участковым, врачом общей практики)
  •  АНКЕТА для оценки качества оказания услуг медицинскими организациями (санатории)
  •  АНКЕТА для оценки качества оказания услуг медицинскими организациями переливания крови (станция переливания крови, центр крови)
  •  АНКЕТА для оценки качества оказания услуг медицинскими организациями (психиатрическая больница)
  •  АНКЕТА для оценки качества оказания услуг медицинскими организациями скорой медицинской помощи
  • Указ Президента РФ от 14.11.2017 № 548 “Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации”
  • Указ Президента Российской Федерации от 14 ноября 2017 г. № 548 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации»
  • Указ Президента Российской Федерации от 09 мая 2018 г. № 212 «О внесении изменения в перечень показателей для оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 28 апреля 2008 г. № 607»

II. Акты Правительства Российской Федерации:

  • Федеральный закон от 05.12.2017 № 392-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам совершенствования проведения независимой оценки качества условий оказания услуг организациями в сфере культуры, охраны здоровья, образования, социального обслуживания и федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы”
  • Постановление Правительства РФ от 26.07.2018 № 873 “О внесении изменений в типовую форму трудового договора с руководителем государственного (муниципального) учреждения”
  • Постановление Правительства РФ от 14.11.2014 № 1203 “Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, определяющем состав информации о результатах независимой оценки качества условий осуществления образовательной деятельности организациями, осуществляющими образовательную деятельность, условий оказания услуг организациями культуры, социального обслуживания, медицинскими организациями, федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, включая единые требования к такой информации, и порядок ее размещения на официальном сайте для размещения информации о государственных и муниципальных учреждениях в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”
  • Приказ Минтруда России от 31.05.2018 № 344н “Об утверждении Единого порядка расчета показателей, характеризующих общие критерии оценки качества условий оказания услуг организациями в сфере культуры, охраны здоровья, образования, социального обслуживания и федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы”
  • Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”
  • Федеральный закон от 21.07.2014 № 256-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам проведения независимой оценки качества оказания услуг организациями в сфере культуры, социального обслуживания, охраны здоровья и образования”
  • Постановление Правительства Российской Федерации от 14 апреля 2018 г. № 452 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2014 г. № 1203»
  • Постановление Правительства Российской Федерации от 17 апреля 2018 г. № 457 «Об утверждении формы обязательного публичного отчета высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) о результатах независимой оценки качества условий оказания услуг организациями в сфере культуры, охраны здоровья, образования, социального обслуживания, представляемого в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации, и формы плана по устранению недостатков, выявленных в ходе независимой оценки качества условий оказания услуг организациями в сфере культуры, охраны здоровья, образования, социального обслуживания и федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы»
  • Постановление Правительства Российской Федерации от 19 апреля 2018 г. № 472 “Об осуществлении мер по реализации государственной политики в сфере оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации»
  • Постановление Правительства Российской Федерации от 31 мая 2018 г. № 638 «Об утверждении Правил сбора и обобщения информации о качестве условий оказания услуг организациями в сфере культуры, охраны здоровья, образования, социального обслуживания и федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы»
  • Постановление Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2017 г. № 1492 «О Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов»

III. Акты федеральных органов исполнительной власти:

  • Приказы Минздрава России:
    • Приказ  Министерства здравоохранения Российской Федерации от 13.07.2018 № 442 “Об организации работы по обеспечению технической возможности выражения мнений пациентами о качестве условий оказания услуг медицинскими организациями на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации в сети «Интернет»
    • Приказ Минздрава России от 4 мая 2018 г. № 201н «Об утверждении показателей, характеризующих общие критерии оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями, в отношении которых проводится независимая оценка» (зарегистрирован в Минюсте России, регистрационный № 51156 от 23 мая 2018 г.)
    • Приказ Минздрава России от 28 апреля 2018 г. № 197н «Об утверждении перечня видов медицинских организаций в соответствии с номенклатурой медицинских организаций, в отношении которых не проводится независимая оценка качества условий оказания ими услуг» (зарегистрирован в Минюсте России, регистрационный № 51200 от 28 мая 2018 г.)
    • Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 28 апреля 2018 г. № 196н «Об утверждении положения об Общественном совета при Министерстве здравоохранения Российской Федерации по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями»
    • Приказ Минздрава России от 14 мая 2018 г. № 221 «Об организации работ по независимой оценке качества условий оказания услуг медицинскими организациями»
    • Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 13 октября 2017 г. № 810 «Об отмене приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 мая 2015 г. № 240 «Об утверждении Методических рекомендаций по проведению независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями»
    • Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 4 октября 2017 г. № 764 «О внесении изменения в приказ Минздрава России от 17 ноября 2015 г. № 820 «О наделении правом электронной подписи и об определении ответственного лица в целях размещения информации о результатах независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями, размещаемой на официальном сайте для размещения информации о государственных и муниципальных учреждениях в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»
    • Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 31 марта 2016 г. №197 «Об утверждении Порядка рассмотрения результатов независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями»
    • Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. № 820 «О наделении правом электронной подписи и об определении ответственного лица в целях размещения информации о результатах независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями, размещаемой на официальном сайте для размещения информации о государственных и муниципальных учреждениях в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»
    • Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 30 декабря 2014 г. № 956н «Об информации, необходимой для проведения независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями, и требованиях к содержанию и форме предоставления информации о деятельности медицинских организаций, размещаемой на официальных сайтах Министерства здравоохранения Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и медицинских организаций в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»

Региональное законодательство
  • Приказ комитета здравоохранения Волгоградской области от 02.04.2018 № 941 «Об утверждении Положения об Общественном совете при комитете здравоохранения Волгоградской области по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями»
  • Приказ комитета здравоохранения Волгоградской области от 13.03.2017 № 555 «О внесении изменений в приказ комитета здравоохранения Волгоградской области от 09.06.2016 № 1898 «О проведении независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями, участвующими в реализации территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в Волгоградской области»
  • Приказ комитета здравоохранения Волгоградской области от 17.11.16 № 3753 о внесении изменений в приказ комитета здравоохранения Волгоградской области от 09.06.2016 № 1898 “О проведении независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями, участвующими в реализации территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в Волгоградской области”
  • Приказ комитета здравоохранения Волгоградской области от 04.02.2016 № 315 «О назначении ответственного лица за реализацию независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями Волгоградской области»
  • Приказ комитета здравоохранения Волгоградской области от 31.03.2016 № 1047 «Об организации работ по независимой оценке качества оказания услуг медицинскими организациями, подведомственных комитету здравоохранения Волгоградской области на 2016 – 2018 годы»
  • Приказ комитета здравоохранения Волгоградской области от 31.03.2016 № 1059 «О проведении конференции по независимой оценке качества оказания услуг медицинскими организациями»
  • Приказ комитета здравоохранения Волгоградской области от 26.05.2016 № 1735 «Об утверждении Порядка рассмотрения результатов независимой оценке качества оказания услуг медицинскими организациями»
  • Приказ комитета здравоохранения Волгоградской области № 1898 от 09.06.2016 “О проведении независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями, участвующими в реализации территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинском помощи в Волгоградской области”
  • Медиаплан по информационному освещению реализации независимой оценки качества услуг медицинских организаций

Независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями

Общественный совет по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями при Министерстве здравоохранения Российской Федерации

Нормативно-правовая база

Результаты независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями размещенных на Bus.gov.ru

Контрольные мероприятия — 2018 год

Установлена:

Федеральным законом от 21 июля 2014 г. № 256-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам проведения независимой оценки качества оказания услуг организациями в сфере культуры, социального обслуживания, охраны здоровья и образования»

Инициирована:

Президентом Российской Федерации

Цель:

  • информирование граждан о качестве условий оказания услуг медицинскими организациями;
  • повышение качества деятельности медицинских организаций.

Критерии оценки:

  • открытость и доступность информации о медицинской организации;
  • комфортность условий предоставления медицинских услуг и доступность их получения;
  • время ожидания предоставления медицинской услуги;
  • доброжелательность, вежливость, компетентность работников медицинской организации;
  • удовлетворенность оказанными услугами.

Проводится:

в медицинских организациях, участвующих в реализации программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

Не проводится:

  • в целях контроля качества и безопасности медицинской деятельности;
  • контроля качества медицинской помощи.

Как принять участие?

Оценку проводят пациенты, заполняя интерактивную анкету на официальных сайтах всех органов государственной власти в сфере охраны здоровья и всех медицинских организаций, участвующих в реализации программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в сети Интернет.

Такая же анкета на бумажном носителе может быть заполнена в медицинской организации.

Приглашаем Вас заполнить анкету!

Материалы взяты с сайта https://www.rosminzdrav.ru/

Ссылка на оригинал статьи: https://www.rosminzdrav.ru/open/supervision/format

Оценка качества работы — ЧУЗ «РЖД-Медицина» г. Брянск»

Независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями

Независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями является одной из форм общественного контроля и проводится в целях предоставления гражданам информации о качестве оказания услуг медицинскими организациями, а также в целях повышения качества их деятельности.

Организация и проведение независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями осуществляется в соответствии со статьей 79.1 Федерального закона № 323-ФЗ и проводится не чаще одного раза в год и не реже одного раза в три года.

При проведении независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями используется общедоступная информация о медицинских организациях, размещаемая, в том числе, в форме открытых данных.

Согласно статье 79.1 Федерального закона № 323-ФЗ независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями предусматривает оценку условий оказания услуг по таким общим критериям, как открытость и доступность информации о медицинской организации; комфортность условий предоставления медицинских услуг и доступность их получения; время ожидания предоставления медицинской услуги; доброжелательность, вежливость, компетентность работников медицинской организации; удовлетворенность оказанными услугами.

Показатели, характеризующие общие критерии оценки качества оказания услуг медицинскими организациями, в отношении которых проводится независимая оценка, утверждены Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 28 ноября 2014 года № 787н «Об утверждении показателей, характеризующих общие критерии оценки качества оказания услуг медицинскими организациями» (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 22 декабря 2014 года, регистрационный № 35321) (далее – Приказ Минздрава России № 787н).

Независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями проводится в обязательном порядке в отношении медицинских организаций, участвующих в реализации программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, независимо от их ведомственной принадлежности и формы собственности.

Информация, предоставление которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, размещается в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (далее – сеть «Интернет») в соответствии с требованиями к ее содержанию и форме предоставления, утвержденными Приказом Минздрава России от 30 декабря 2014 года № 956н «Об информации, необходимой для проведения независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями, и требованиях к содержанию и форме предоставления информации о деятельности медицинских организаций, размещаемой на официальных сайтах Министерства здравоохранения Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и медицинских организаций в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 20 февраля 2015 года, регистрационный № 36153) (далее соответственно – Приказ Минздрава России № 956н, официальные сайты):

  • на официальном сайте Минздрава России;
  • на официальных сайтах органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья;
  • на официальных сайтах органов местного самоуправления;
  • на официальных сайтах медицинских организаций.

Организация и проведение независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями

В целях обеспечения единых подходов и требований к проведению независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями Министерством здравоохранения Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления (далее – уполномоченные органы) создаются условия для организации и проведения независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями.

В соответствии с пунктами 2, 3, 6 части 4 статьи 79.1 Федерального закона № 323-ФЗ уполномоченные органы формируют общественные советы по проведению независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями и утверждают соответствующие положения о них или возлагают функции по проведению независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями на существующие при этих уполномоченных органах общественные советы (далее – общественные советы).

Так, в соответствии с положением об Общественном совете при Министерстве здравоохранения Российской Федерации функции по организации и проведению независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями, участвующими в реализации программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, возложены на Общественный совет при Министерстве здравоохранения Российской Федерации (Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 12 октября 2013 года № 736).

В целях создания условий для организации проведения независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями органы государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья на основании перечня медицинских организаций, утвержденного в рамках территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, ежегодно до 1 февраля текущего года направляют в Общественный совет при Министерстве здравоохранения Российской Федерации и в соответствующие общественные советы сведения о медицинских организациях, участвующих в реализации территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на текущий год по форме согласно приложению № 1 (далее – сведения о медицинских организациях).

Общественные советы с учетом обязательного проведения независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями в каждой медицинской организации не реже одного раза в три года и не чаще одного раза в год на основании перечня медицинских организаций, утвержденного в рамках территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, и сведений о медицинский организациях, утверждают перечень медицинских организаций, в отношении которых будет проводиться независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями в текущем году. Данный перечень размещается на официальных сайтах уполномоченных органов.

В целях обеспечения технической возможности выражения пациентами мнений о качестве оказания услуг медицинскими организациями, участвующими в реализации программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, уполномоченные органы размещают на своих официальных сайтах в сети «Интернет» и на сайтах медицинских организаций анкету для оценки качества оказания услуг медицинскими организациями (приложение № 2 и приложение № 3 к настоящим Методическим рекомендациям) в виде интерактивной формы.

При этом должна обеспечиваться возможность заполнения размещаемых анкет как на официальных сайтах этих органов, так и на официальных сайтах медицинских организаций, участвующих в реализации программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

Обработка результатов анкетирования производится только на официальных сайтах уполномоченных органов.

Сводные данные по результатам электронного анкетирования граждан по каждой медицинской организации ежемесячно направляются уполномоченным органом в общественный совет.

В случае обращения граждан о предоставлении возможности заполнения анкеты на бумажном носителе уполномоченные органы и медицинские организации обеспечивают возможность заполнения анкеты на бумажном носителе.

Анкеты, заполненные на бумажных носителях, ежемесячно направляются медицинскими организациями и уполномоченным органом в общественный совет. Представление сводных данных по результатам электронного анкетирования и анкет на бумажном носителе завершается 1 ноября текущего года.

Общественные советы до 1 декабря текущего года на основании анализа информации, представленной на официальных сайтах медицинских организаций, и сводных данных по результатам электронного анкетирования, а также анкет на бумажном носителе, представленных уполномоченными органами, рассчитывают для каждой медицинской организации показатели, характеризующие общие критерии оценки качества оказания услуг медицинскими организациями (в соответствии с приложением к Приказу Минздрава России № 787н):

В амбулаторных условиях:

Показатели, характеризующие открытость и доступность информации о медицинской организации:

пункт 1.1 – указывается показатель рейтинга медицинской организации, размещенный на официальном сайте www.bus.gov.ru;

пункты 1.2, 1.3 – на основании информации, опубликованной на официальном сайте медицинской организации в сети «Интернет» в соответствии с Приказом Минздрава России № 956н;

пункты 1.4, 1.5 – на основании анализа данных, полученных в результате анкетирования граждан.

Показатели, характеризующие комфортность условий предоставления медицинских услуг и доступность их получения:

пункты 2.1, 2.3, 2.4, 2.5 – на основании анализа данных, полученных в результате анкетирования граждан;

пункт 2.2 – на основании анализа данных, полученных в результате анкетирования граждан, и сравнения со сроком ожидания, установленным в территориальной программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на текущий год.

Показатели, характеризующие время ожидания предоставления медицинской услуги:

пункт 3.1 – на основании анализа данных, полученных в результате анкетирования граждан, и сравнения со сроком ожидания, установленным в территориальной программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на текущий год;

пункты 3.2, 3.3 – на основании анализа данных, полученных в результате анкетирования граждан.

Показатели, характеризующие доброжелательность, вежливость и компетентность работников медицинской организации:

пункты 4.1, 4.2 – на основании анализа данных, полученных в результате анкетирования граждан.

Показатели, характеризующие удовлетворенность оказанными услугами в медицинской организации:

пункты 5.1, 5.2 – на основании анализа данных, полученных в результате анкетирования граждан.

Результаты расчетов по каждой медицинской организации суммируются, и выводится балльная оценка (максимальная сумма – 73 балла).

Результаты расчетов по каждой медицинской организации суммируются, и выводится балльная оценка (максимальная сумма – 75 баллов).

Каждой медицинской организации в перечне медицинских организаций, в отношении которых будет проводиться независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями в текущем году, присваивается порядковый номер по мере уменьшения суммы баллов. Медицинской организации, которая получила наивысшую балльную оценку, присваивается 1-й номер.

По результатам оценки общественный совет разрабатывает предложения по улучшению качества работы каждой медицинской организации.

Балльные оценки и предложения по улучшению качества работы каждой медицинской организации утверждаются решением общественного совета, которое направляется в уполномоченные органы и размещается на их официальных сайтах в сети «Интернет» в разделе «Независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями».

Уполномоченный орган, при котором создан этот общественный совет, в месячный срок рассматривает поступившее решение общественного совета о результатах независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями и учитывает его при выработке мер по совершенствованию деятельности медицинских организаций.

Уполномоченные органы размещают информацию о результатах независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями на официальном сайте для размещения информации о государственных и муниципальных учреждениях в сети «Интернет» (пункт 8 настоящих Методических рекомендаций).

Независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями является одной из форм общественного контроля и проводится в целях предоставления гражданам информации о качестве оказания услуг медицинскими организациями, а также в целях повышения качества их деятельности. Для проведения социологического опроса применяются критерии качества работы организаций: открытость и доступность информации об организации, комфортность условий и доступность получения социальных услуг, время ожидания в очереди при получении социальной услуги, доброжелательность, вежливость и компетентность работников организации, удовлетворенность качеством обслуживания в организации.

Независимую оценку качества проводят пациенты. Для этого достаточно заполнить интерактивную анкету на сайте Министерства здравоохранения РФ. Также, ссылка на анкету доступна с сайта департамента здравоохранения Брянской области и со всех сайтов медицинских организаций, участвующих в реализации программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

Также можно скачать анкету здесь (https://www.rosminzdrav.ru/polls/9-anketa-dlya-otsenki-kachestva-okazaniya-uslug-meditsinskimi-organ…) или заполнить онлайн  (https://www.rosminzdrav.ru/polls/9-anketa-dlya-otsenki-kachestva-okazaniya-uslug-meditsinskimi-organizatsiyami-v-ambulatornyh-usloviyah?region_code=BRY) здесь.

Независимая оценка качества оказания услуг

Ваше мнение важно для совершенствования работы нашей организации.

Чтобы оценить качество оказания услуг, можете воспользоваться анкетами, размещенными на сайтах Минздрава РФ, Росминздрав г.Москва и Департамента здравоохранения г. Москвы, или оставить свой отзыв в разделе «Обратная связь».

В целях оценки качества работы ГБУЗ «ПКБ № 4 ДЗМ», просим Вас заполнить анкету, выбрав один из вариантов ответа на каждый вопрос.
Ваше мнение очень важно для нас и будет учтено в дальнейшей работе.

Анкета для стационарных пациентов
Анкета для амбулаторных пациентов

Независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями является формой общественного контроля деятельности медицинских организаций и предусматривает оценку условий оказания услуг медицинскими организациями по следующим общим критериям:

  • открытость и доступность информации об организации;
  • комфортность условий предоставления медицинских услуг и доступность их получения;
  • время ожидания предоставления медицинской услуги;
  • доброжелательность, вежливость, компетентность работников медицинской организации;
  • удовлетворенность оказанными медицинскими услугами.
Какова цель проведения независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями?
  • обеспечение граждан информацией о деятельности медицинских организаций;
  • улучшение информированности потребителей медицинских услуг о деятельности медицинских организаций;
  • оценка отдельных показателей деятельности медицинских организаций и своевременное принятие мер, направленных на повышение эффективности или оптимизацию их деятельности;
  • своевременное выявление негативных факторов, влияющих на качество организации оказания медицинской помощи, и их устранение;
  • Повышение качества организации оказания медицинской помощи;
  • Развитие диалога и сотрудничества между медицинскими организациями и различными структурами гражданского общества.
Какие задачи призвана решить независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями?
  • Повышение информированности населения по вопросам организации оказания медицинской помощи;
  • Получение сведений от граждан — получателей медицинских услуг о практике предоставления данных услуг медицинскими организациями;
  • Установление соответствия представления информации о работе медицинской организации на ее официальном сайте в сети «Интернет» показателям полноты, актуальности, удобства для посетителей (пациентов) медицинских организаций и иных заинтересованных граждан;
  • Разработка предложений по повышению качества работы медицинских организаций;
  • Повышение качества работы медицинских организаций.
Что оценивается?
  • Соответствие информационного наполнения и технологических свойств официальных сайтов медицинских организаций в сети «Интернет», оценка информационного наполнения и доступности для восприятия информационных и справочных материалов, размещенных в медицинской организации, требованиям законодательства Российской Федерации;
  • Наличие необходимой инфраструктуры и условий, характеризующих внешнее и внутреннее благоустройство и комфортность пребывания посетителей, в объеме, удовлетворяющем общественные ожидания, интересы и потребности пациентов (посетителей) медицинских организаций, в том числе лиц с ограничениями жизнедеятельности;
  • Соответствие качества организации процесса приема пациентов (посетителей), включая процедуру записи на прием к врачу;
  • Оценка общей удовлетворенности пациентов (посетителей) результатом предоставления медицинских услуг медицинской организацией.
Кто может участвовать в проведении независимой оценки качества оказания услуг медицинскими организациями?
  • Медицинские организации. Общественные (попечительские, наблюдательные) советы медицинских организаций;
  • Общественный совет Департамента здравоохранения города Москвы;
  • Департамент здравоохранения города Москвы;
  • Социально ориентированные некоммерческие организации в сфере здравоохранения города Москвы, пациентское, профессиональное медицинское сообщество;
  • Граждане — потребители медицинских услуг.

Оценка качества медицинской помощи

Данная статья является попыткой описать и оценить современные методы оценки качества медицинской помощи и предложить некоторые направления для дальнейшего изучения. Он связан с методами, а не с выводами, и с оценкой методологии в целом, а не с подробной критикой методов в конкретных исследованиях.

Это не исчерпывающий обзор соответствующей литературы. Определенные ключевые исследования, конечно же, были включены.Другие документы были выбраны только в качестве иллюстративных примеров. Те, что опущены, по этой причине не менее достойны внимания.

В этой статье почти исключительно рассматривается оценка процесса оказания медицинской помощи на уровне взаимодействия врача и пациента. Таким образом, он исключает процессы, в первую очередь связанные с эффективным оказанием медицинской помощи на уровне сообщества. Более того, в этой статье не рассматриваются административные аспекты контроля качества. Многие из рассмотренных здесь исследований возникли в связи с острой необходимостью оценки и контроля качества медицинской помощи в рамках организованных программ медицинской помощи.Тем не менее, эти исследования будут обсуждаться только с точки зрения их вклада в методы оценки, а не с точки зрения их более широких социальных целей. Автор остался, в общем и целом, на знакомой территории помощи, оказываемой врачами, и избегал вторжений в другие виды медицинской помощи. Также исключено рассмотрение сложной проблемы экономической эффективности как измеримого измерения качества.

Три общих рассуждения об оценке качества очень помогли при подготовке этого обзора.Первая — это классическая статья Шепса, которая включает в себя прекрасное обсуждение методов.1 Более поздняя статья Петерсона дает ценную оценку области.2 В статье Лернера и Риделя обсуждается одно недавнее исследование качества и поднимается несколько общих вопросов. важности.3

Определение качества

Оценка качества должна основываться на концептуальном и практическом определении того, что означает «качество медицинской помощи». На этом фундаментальном уровне присутствует множество проблем, поскольку качество медицинской помощи чрезвычайно сложно определить.Возможно, самое известное определение предложено Ли и Джонсом4 в виде восьми «символов веры», некоторые из которых сформулированы как атрибуты или свойства процесса ухода, а другие — как цели или задачи этого процесса. Эти «статьи» создают яркое впечатление, что критерии качества — не что иное, как ценностные суждения, применяемые к нескольким аспектам, свойствам, составляющим или измерениям процесса, называемого медицинской помощью. Таким образом, определение качества может быть почти любым, каким бы его ни хотел видеть каждый, хотя обычно оно является отражением ценностей и целей, существующих в системе медицинского обслуживания и в более широком обществе, частью которого оно является.

Немногие эмпирические исследования углубляются в изучение того, каковы релевантные измерения и значения в любой момент времени в данной обстановке. Кляйн и др.5 обнаружили, что среди них 24 «административных чиновника» дали 80 критериев для оценки «ухода за пациентами». Они приходят к выводу, что уход за пациентами, как и моральное состояние, нельзя рассматривать как единое понятие и «… кажется вероятным, что никогда не будет единого комплексного критерия, по которому можно было бы измерить качество ухода за пациентами».

То, какие из множества возможных параметров и критериев будут выбраны для определения качества, безусловно, окажет глубокое влияние на подходы и методы, используемые при оценке медицинской помощи.

Подходы к оценке: Что оценивать

Результат оказания медицинской помощи с точки зрения выздоровления, восстановления функции и выживания часто используется в качестве показателя качества медицинской помощи. Примерами могут служить исследования перинатальной смертности6,7 хирургической летальности8 и социальной реабилитации больных, выписанных из психиатрических стационаров9.

Много преимуществ дает использование исхода как критерия качества медицинской помощи. Обоснованность результата как измерения качества редко подвергается сомнению.Также не существует никаких сомнений относительно стабильности и обоснованности ценностей выздоровления, восстановления и выживания в большинстве ситуаций и в большинстве культур, хотя, возможно, и не во всех. Более того, результаты, как правило, достаточно конкретны и, как таковые, кажутся поддающимися более точному измерению.

Однако ряд соображений ограничивает использование результатов в качестве меры качества медицинской помощи. Первый из них заключается в том, является ли результат оказания помощи на самом деле релевантной мерой. Это связано с тем, что результаты отражают как способность медицинской науки достигать определенных результатов при любом заданном наборе условий, так и степень, в которой «научная медицина» в ее нынешнем понимании применялась в изучаемых случаях.Но цель может заключаться именно в том, чтобы разделить эти два эффекта. Иногда конкретный результат может не иметь значения, например, когда выживание выбирается в качестве критерия успеха в ситуации, которая не является фатальной, но может привести к субоптимальным состояниям здоровья или калечащим состояниям.10

исход был выбран в качестве критерия, с ограничениями необходимо считаться. Многие факторы, помимо медицинской помощи, могут влиять на исход, и необходимо принять меры предосторожности, чтобы все существенные факторы, кроме медицинской помощи, оставались постоянными, если необходимо сделать достоверные выводы.В некоторых случаях должны пройти длительные периоды времени, возможно, десятилетия, прежде чем проявятся соответствующие результаты. В таких случаях результаты недоступны, когда они необходимы для оценки, и проблемы обеспечения сопоставимости значительно усложняются. Кроме того, медицинские технологии не в полной мере эффективны, и мера успеха, которого можно ожидать в конкретной ситуации, часто точно неизвестна. По этой причине необходимо использовать сравнительные исследования результатов в контролируемых ситуациях.

Хотя некоторые исходы, как правило, безошибочны и их легко измерить (например, смерть), другие исходы, не столь четко определенные, бывает трудно измерить.К ним относятся отношения и удовлетворенность пациентов, социальное восстановление, физическая инвалидность и реабилитация.11 Даже внешняя достоверность результатов, которые обычно используются в качестве критериев успеха или неудачи, не является абсолютной. Например, можно спорить о том, является ли продление жизни при определенных обстоятельствах свидетельством хорошего медицинского обслуживания. McDermott et al. показали, что, хотя фиксация врожденного вывиха тазобедренного сустава в данном положении считается хорошим лекарством для белого человека, она может оказаться парализующей для индейца навахо, который проводит много времени сидя на полу или в седле.12 Наконец, хотя результаты могут свидетельствовать о хорошем или плохом уходе в совокупности, они не дают представления о характере и расположении недостатков или сильных сторон, которыми можно объяснить результат.

Все эти ограничения на использование исходов в качестве критериев медицинской помощи представлены не для того, чтобы продемонстрировать, что исходы не являются надлежащими показателями качества, а для того, чтобы подчеркнуть, что их следует использовать с дискриминацией. Результаты, по большому счету, остаются окончательными показателями эффективности и качества медицинской помощи.

Другой подход к оценке заключается в изучении самого процесса оказания помощи, а не его результатов. Это оправдано предположением, что человека интересует не способность медицинской технологии достигать результатов, а то, применялось ли то, что сейчас известно как «хорошее» медицинское обслуживание. Суждения основываются на таких соображениях, как уместность, полнота и избыточность информации, полученной из истории болезни, медицинского осмотра и диагностических тестов; обоснование диагноза и терапии; техническая компетентность при выполнении диагностических и лечебных процедур, в том числе хирургических; доказательства профилактического лечения в отношении здоровья и болезни; координация и преемственность помощи; приемлемость ухода для реципиента и так далее.Этот подход требует, чтобы большое внимание уделялось определению соответствующих аспектов, значений и стандартов, которые будут использоваться при оценке. Оценки качества, которые получаются, менее стабильны и менее окончательны, чем те, которые получаются при измерении результатов. Однако они могут иметь большее отношение к рассматриваемому вопросу: правильно ли практикуется медицина.

Это обсуждение процесса и результата может показаться подразумевающим простое разделение между средствами и целями. Возможно, правильнее было бы представить себе непрерывную цепь предшествующих средств, за которыми следуют промежуточные цели, которые сами являются средствами для достижения еще более дальних целей.13 Здоровье само по себе может быть средством достижения еще одной цели. Несколько авторов указали, что эта формулировка обеспечивает полезный подход к оценке. стандарты и валидация.

Третий подход к оценке заключается в изучении не самого процесса ухода, а условий, в которых он осуществляется, и инструментов, продуктом которых он является.Это можно грубо обозначить как оценку структуры, хотя она может включать административные и сопутствующие процессы, поддерживающие и направляющие оказание помощи. Это связано с такими вещами, как адекватность помещений и оборудования; квалификация медицинского персонала и его организация; административная структура и деятельность программ и учреждений по уходу; фискальная организация и т.п.16,17 Предполагается, что при наличии надлежащих условий и инструментов за этим последует хорошее медицинское обслуживание.Преимущество этого подхода состоит в том, что он работает, по крайней мере частично, с достаточно конкретной и доступной информацией. Его основное ограничение заключается в том, что отношения между структурой и процессом или структурой и результатом часто не установлены должным образом.

Источники и методы получения информации

Подход, принятый для оценки качества, в значительной степени определяет методы, используемые для сбора необходимой информации. Поскольку они охватывают всю гамму методов социальных наук, мы не будем пытаться описать их все.Четыре, однако, заслуживают особого внимания.

Клинические записи являются исходными документами для большинства исследований процесса оказания медицинской помощи. При их использовании необходимо помнить об их некоторых ограничениях. Поскольку личный кабинет большинства врачей труднодоступен для исследователя, а записи о такой практике, как правило, разочаровывающе отрывочны, использование записей было ограничено оценкой помощи в больницах, амбулаторных отделениях больниц и предоплаченной групповой практике. .И Peterson18, и Clute19 сообщили о преобладающих недостатках регистрации в общей практике. Кроме того, Клют указал, что в общей практике «…отсутствие адекватных записей не является несовместимым с практикой хорошего или даже превосходного качества. …» С другой стороны, недавнее исследование офисной практики выборки членов Нью-Йоркского общества внутренних болезней20 предполагает, что выписки из офисных записей могут использоваться для получения воспроизводимых суждений о качестве лечения.Но делать выводы из этого вывода сложно. Это касается определенной группы врачей, которые с большей вероятностью будут вести хорошие записи, чем в среднем. Более того, по той или иной причине первоначальная выборка, отобранная для этого исследования, выбыла на 61 процент.

Предполагая, что запись доступна и достаточно адекватна, необходимо решить еще два вопроса: достоверность и полнота записи. Lembcke10 задается вопросом, можно ли принимать ключевые заявления в протоколе за чистую монету.Он поставил под сомнение не только утверждения врача о пациенте и его ведении, но и достоверность отчетов диагностических служб. Первый проверяется поиском в протоколе, в том числе в записях медсестер, того, что кажется наиболее достоверным свидетельством истинного положения дел. Второе проверяется путем повторного изучения компетентными судьями доказательств (пленок, записей, слайдов), на основании которых составляются диагностические отчеты. Ошибка наблюдателя имеет тенденцию быть проблемой даже при самых благоприятных обстоятельствах.21 Но ничто не может устранить недоверие к находке Лембке в одной больнице, что истинная частота гиперплазии матки составляла от 5 до 8%, а не от 60 до 65% выскабливаний матки, как сообщил больничный патологоанатом. В любом случае последствия проверки как части оценки качества должны быть тщательно рассмотрены. Ошибки в диагностических отчетах, несомненно, отражаются, в частности, на качестве диагностических услуг и на уходе, предоставляемом больницей в целом.Но врач может считаться хорошо работающим независимо от того, достоверны данные, с которыми он работает, или нет. Это так, когда объектом интереса является логика, управляющая действиями врача, а не абсолютная достоверность этих действий.

Много дискуссий было сосредоточено на вопросе о полноте медицинской документации и о том, оценивается ли при оценке качества медицинской помощи на основе того, что указано в документации, история болезни или оказанная помощь. Что сбивает с толку, так это то, что запись сама по себе является отдельным и законным измерением качества практики, а также средством информации для оценки большинства других измерений.Эти два аспекта могут быть разделены, когда доступен альтернативный источник информации о процессе лечения, такой как непосредственное наблюдение за практикой.18,19 Однако в большинстве случаев они смешиваются. Розенфельд [22] решил проблему отделения записи от медицинской помощи, изучив причины снижения качества медицинской помощи в каждой изученной карте пациента. Он продемонстрировал, что качество медицинской помощи было оценено частично из-за того, что могло быть плохое документирование («предполагаемые» доказательства), а частично по причинам, которые не могли быть предметом регистрации («существенные» доказательства).Он также обнаружил, что больницы, как правило, имеют высокий или низкий рейтинг по обоим типам ошибок, показывая, что эти ошибки коррелируют. Поскольку рутинная регистрация, скорее всего, будет полной в отделениях, сравнение палатных и частных услуг в каждой больнице по типу причины занижения рейтинга могло бы предоставить дополнительную информацию по этому важному вопросу. Другие исследователи пытались учесть неполноту протокола, дополняя его беседами с лечащим врачом и внося соответствующие поправки.23–25 К сожалению, только одно из этих исследований (длительность пребывания в больницах Мичигана) содержит отчет о том, какое значение имел этот дополнительный шаг. В этом исследовании «дополнительная медицинская информация, полученная посредством личных бесед с лечащими врачами, имела достаточное значение в 12,6% от общего числа изученных случаев, чтобы гарантировать переклассификацию оценки необходимости госпитализации и/или уместности лечения». продолжительность пребывания»3,25. Когда информация, полученная в ходе опроса, используется для исправления или дополнения истории болезни пациента, возможно, придется сделать допущение, что эта дополнительная информация имеет равную или большую достоверность.Морхед, имевший большой опыт работы с этим методом, сказал: «Многие из обследователей, участвовавших в настоящем исследовании, использовали технику опроса врачей в более ранних исследованиях без плодотворных результатов. … Исследователь оказался… в неудобном положении, когда ему пришлось выбирать между принятием за чистую монету заявлений о том, что медицинская помощь действительно была оптимальной, или выводом о том, что представленные заявления не соответствуют действительности». использовались24, устная информация отбрасывалась, если только она не подтверждалась ходом действия или конкретными доказательствами.27

Другой вопрос метода заключается в том, следует ли использовать всю запись или ее абстрактные дайджесты в качестве основы для оценки. Этот вопрос возникает потому, что сводки и рефераты предположительно могут быть подготовлены менее квалифицированными лицами, позволяя труднодоступному эксперту сосредоточиться на реальной задаче оценки. Однако абстрагирование, по-видимому, включает в себя суждения относительно релевантности и важности. По этой причине он использовался в качестве первого шага в оценке качества только в тех исследованиях, в которых используются очень конкретные и подробные стандарты.10 Даже в этом случае имеется мало информации о том, насколько надежен процесс абстрагирования или насколько он действителен по сравнению с более экспертным прочтением диаграммы. Уже упомянутое исследование нью-йоркских терапевтов продемонстрировало высокий уровень согласия между врачами и высококвалифицированными немедиками, извлекающими одну и ту же медицинскую карту20. уменьшить зависимость от привычек врача вести записи путем выбора для оценки диагностических категорий, которые, вероятно, будут подтверждены зарегистрированными доказательствами в дополнение к собственным записям врача.28 Это частично объясняет частое использование хирургических операций в качестве материала для исследований качества.

В общей практике истории болезни слишком неадекватны, чтобы служить основой для оценки. Альтернативой является прямое наблюдение за деятельностью врача высококвалифицированным коллегой.18,19 Основным ограничением этого метода, по-видимому, являются изменения, которые могут произойти в обычной практике врача, который знает, что за ним наблюдают. Этому противопоставлялись заверения в том, что врач часто не осознает истинной цели исследования, быстро привыкает к присутствию наблюдателя и не может изменить установившиеся привычки практики.Даже если изменения и произойдут, они, скорее, приведут к завышению оценки качества, а не наоборот. Несмотря на эти заверения, измерение влияния наблюдения на практику остается нерешенной проблемой.

Те, кто использовал метод прямого наблюдения, знали, что проблема полноты не устраняется. Практикующий врач часто многое знает о больном из прежних контактов с ним — отсюда необходимость отбора для наблюдения «новых» случаев и ситуаций, требующих тщательного изучения, независимо от прежнего опыта больного.Более того, не вся деятельность лечащего врача является явной. Некоторые аспекты ухода, не подлежащие непосредственному наблюдению, должны быть исключены из схемы оценки. Избирательное восприятие наблюдателем может быть дополнительной проблемой. Наблюдатель вряд ли будет сначала нейтральным регистратором событий, а затем оценщиком этих же событий. Его знания и критерии, вероятно, повлияют на то, что он воспринимает, и тем самым внесет в восприятие определенное искажение.

Косвенный метод получения информации заключается в изучении поведения и мнений , из которых можно сделать выводы о качестве.Maloney et al. сообщили о социометрическом подходе , который предполагает, что врачи, обращаясь за медицинской помощью для себя и своей семьи, демонстрируют критические и обоснованные суждения относительно способности своих коллег оказывать помощь высокого качества.29 Такой выбор был показано, чтобы определить классы врачей, которые, как предполагается, имеют более высокую квалификацию, чем другие. Но как чувствительность, так и специфичность при использовании в качестве критерия более строгих оценок качества медицинской помощи не подтверждаются.Georgopoulos и Mann30 использовали то, что можно было бы назвать авторепутационным подходом при оценке качества обслуживания в отдельных больницах по месту жительства. Это выросло из предыдущих исследований, показывающих, что люди довольно проницательно судят об «эффективности» организаций, в которых они работают. руководящих, профессиональных и технических лиц, работающих в каждой больнице или связанных с ней, а также осведомленных лиц в сообществе.Ответы были достаточно последовательными и разборчивыми, чтобы ранжировать больницы с явно удовлетворительной степенью надежности. И это несмотря на в целом самодовольный характер ответов, в которых качество медицинской помощи в больницах оценивалось как «очень хорошее», «отличное» или «выдающееся» в 89% случаев и «плохое» в почти ничего. Авторы приводят много свидетельств того, что несколько мнений, раздельно разделяемых, в высокой степени коррелировали друг с другом.Но мало данных, подтверждающих обоснованность суждений с использованием действительно внешних критериев качества медицинской помощи.

Выборка и выборка

Первая проблема в выборке состоит в том, чтобы точно определить совокупность данных, подлежащих выборке, что, в свою очередь, зависит от характера обобщений, которые нужно сделать. Исследования качества обычно связаны с одним из трех объектов: (1) фактическая помощь, предоставляемая определенной категорией лиц, оказывающих помощь; (2) фактический уход, получаемый определенной группой людей, и (3) способность определенной группы поставщиков оказывать помощь.В первых двух случаях требуются репрезентативные выборки потенциальных поставщиков или реципиентов, а также репрезентативные выборки оказанной или полученной помощи. В третьем случае необходима репрезентативная выборка поставщиков услуг, но не обязательно репрезентативная выборка услуг. Более важным аспектом является выбор, разумеется, единообразно, существенных аспектов ухода. Возможно, эффективность следует изучать в определенных клинических ситуациях, особенно стрессовых и, следовательно, более выявляющих скрытые способности или недостатки в работе.Гипотетические тестовые ситуации могут быть даже созданы для оценки способности оказывать помощь в определенных аспектах ухода. процедуры отбора проб, используемые в крупных исследованиях качества. По этим критериям некоторые исследования относятся к той или иной категории, но некоторые, по-видимому, сочетают в себе черты нескольких так, что обобщение становится затруднительным.Например, в первом исследовании качества медицинской помощи, получаемой семьями водителей грузовиков, результаты предназначены для применения только к лечению определенных категорий госпитализированных заболеваний в определенной группе населения. 28 Во втором исследовании этой серии несколько больше обобщаемость достигается за счет получения репрезентативной выборки (за исключением сезонных колебаний) всех госпитализированных заболеваний в одной и той же группе населения.26 Ни одно из исследований не предназначено для предоставления информации обо всех видах помощи, оказываемой репрезентативной выборкой врачей.

Степень однородности во вселенной, из которой будет производиться выборка, безусловно, является вопросом огромной важности в любой схеме выборки или отбора. Вопрос, который необходимо задать, заключается в том, в какой степени помощь, оказываемая врачом, поддерживается на постоянном уровне. Существуют ли определенные диагностические категории, уровни сложности или аспекты помощи, в которых врач работает лучше, чем в других? Можно ли на самом деле найти «общую способность к добру в медицинском обслуживании»18, или же он имеет дело с набором довольно разрозненных направлений работы? Точно так же можно задаться вопросом, находятся ли услуги, предоставляемые всеми подразделениями учреждения, примерно на одном уровне в абсолютном выражении или по отношению к эффективности в сопоставимых учреждениях.Маковер, например, делает явное предположение об однородности, когда пишет: «Не было предпринято никаких попыток связать количество записей, подлежащих изучению, с количеством участников медицинских групп. Медицинская помощь, оказываемая тому или иному человеку, является достоверным свидетельством ее качества, и случайные вариации, на которые влияет корректировка размера выборки, должны быть незначительными или отсутствовать вовсе». Розенфельд начал свое исследование с гипотезы, «что существует соответствие в стандарты медицинской помощи по нескольким специальностям и для различных категорий заболеваний в учреждении.”22

Эмпирические данные об однородности невелики. Исследования общей практики Peterson и Clute18,19 показали высокую степень корреляции между работой врачей в различных компонентах или аспектах помощи (анамнез, физикальное обследование, лечение и т. д.). Розенфельд продемонстрировал, что различия в оценках качества между несколькими диагнозами, выбранными в каждой области практики (медицина, хирургия и акушерство-гинекология), невелики. Несмотря на то, что различия между больницами по сферам деятельности при осмотре оказались более значительными, они были недостаточно велики, чтобы изменить рейтинги трех исследованных больниц.

Два исследования ухода, полученного семьями водителей грузовиков26,28, пришли к почти одинаковым пропорциям оптимального и далеко не оптимального ухода для всего изучаемого населения. Это должно было быть случайным, поскольку процент оптимальной помощи во втором исследовании сильно варьировался в зависимости от диагностической категории от 31% для медицины до 100% для офтальмологии (всего девять случаев). Если такая изменчивость существует, «диагностическая смесь» выборки помощи должна иметь большое значение при оценке.В двух исследованиях Teamster считалось, что различия в «диагностическом наборе» привели к более низким оценкам медицины и более высоким оценкам акушерства-гинекологии во втором исследовании, чем в первом. Тот факт, что один и тот же фактор может производить эффекты в двух противоположных направлениях, указывает на сложные взаимодействия, которые должен учитывать исследователь. «Наиболее вероятным объяснением более низких оценок в области медицины в настоящем (втором) исследовании является характер рассматриваемых случаев». Ответственным фактором является меньшая способность справляться с болезнью, «которая не вписывается в общеизвестную модель.Что касается акушерства и гинекологии, то результаты второго исследования «… в одном существенном отношении отличались от более раннего исследования, в котором поднимались серьезные вопросы о ведении гораздо большего числа пациентов. Предыдущее исследование состояло в основном из обширных абдоминальных операций, в то время как в этой случайно выбранной группе было мало таких случаев и больше пациентов с легкими состояниями». отмеченные отчасти связаны с различиями в диагностическом содержании, а частично — с институционализированными паттернами практики, связанными с диагностическим содержанием.Например, все девять пациентов с заболеваниями глаз получали оптимальное лечение, потому что «это узкоспециализированная область, где врачи, не обученные в этой области, редко решаются проводить процедуры». соображений в дополнение к обобщению и однородности. Конкретные параметры помощи, которые интересуют человека (профилактическое лечение или хирургическая техника, если упомянуть два довольно разных примера), могут диктовать выбор ситуаций оказания медицинской помощи для оценки.Выбранные ситуации также связаны с характером используемых критериев и стандартов, а также принятой системы оценок и оценок. Попытки отобразить проблемные ситуации вместо традиционных диагнозов или операций могут быть очень трудными из-за того, как ведутся и индексируются истории болезни. Это печально, потому что обзор операций или установленных диагнозов дает представление об основаниях, на которых был поставлен диагноз или проведена операция. Он оставляет неисследованным дополнительный сегмент практики, а именно ситуации, в которых подобный диагноз или лечение могут быть показаны, но не поставлены или не проведены.

Стандарты измерения

Измерение зависит от разработки стандартов. При оценке стандартов качества исходят из двух источников.

Эмпирические стандарты основаны на реальной практике и обычно используются для сравнения медицинской помощи в одних условиях с медицинскими услугами в других или со статистическими средними значениями и диапазонами, полученными из большего числа аналогичных условий. Исследование профессиональной деятельности частично основано на этом подходе.36

Эмпирические стандарты основаны на доказуемо достижимом уровне ухода и, по этой причине, пользуются определенной степенью доверия и приемлемости.Более того, без четких нормативных стандартов для достижения этой цели необходимо проводить эмпирические наблюдения в выбранных условиях. Интересный пример приводится Furstenberg et al., которые использовали схемы выписывания рецептов в медицинских клиниках и амбулаторных больницах в качестве стандарта для оценки частной практики.37

по сравнению похоже. Исследование профессиональной деятельности делает некоторые поправки на это, сообщая о схемах ухода за больницами, сгруппированными по размеру.Главный недостаток, однако, заключается в том, что уход может казаться адекватным по сравнению с уходом в других ситуациях и все же не соответствовать тому, что достижимо при полном применении современных медицинских знаний.

Нормативные стандарты происходят, в принципе, из источников, которые легитимно устанавливают стандарты знаний и практики в доминирующей системе медицинского обслуживания. На практике они устанавливаются стандартными учебниками или публикациями10, врачебной комиссией25, высококвалифицированными практикующими врачами, выступающими в качестве судей26, или исследовательским персоналом в консультации с квалифицированными практикующими врачами.22 Нормативные стандарты могут быть очень высокими и представлять «наилучшую» медицинскую помощь, которая может быть предоставлена, или они могут быть установлены на более скромном уровне, означающем «приемлемую» или «адекватную» помощь. В любом случае их отличительной чертой является то, что они проистекают из совокупности законных знаний и ценностей, а не из конкретных примеров реальной практики. Как таковые, их достоверность зависит от степени согласия относительно фактов и ценностей внутри профессии или, по крайней мере, среди ее руководства.Там, где одинаково законные источники расходятся во мнениях, суждения о качестве становятся соответственно двусмысленными.

Актуальность некоторых нормативных стандартов, разработанных одной группой, для области практики другой группы была поставлена ​​под сомнение. Например, Peterson и Barsamian сообщают, что, хотя исследование семенной жидкости мужа должно предшествовать операции по поводу синдрома Штейна-Левенталя, ни одного случая такого исследования отмечено не было, и это требование было исключено из критериев оценки.38 Высказывалась также неудовлетворенность применением в общей практике стандартов и критериев, разработанных специалистами, практикующими в академических учреждениях. Крупные исследования общей практики сделали поправку на это. Однако мало что известно о стратегиях «хорошей» общей практики и о том, в какой степени они похожи или отличаются от стратегий специализированной практики в академических условиях.

Некоторые исследователи использовали оба типа стандартов, нормативные и эмпирические, при оценке медицинской помощи.Розенфельд использовал нормативные стандарты, но включил в свой проект сравнение между университетскими и общественными больницами. «Использование учебного госпиталя в качестве контроля обеспечивает элемент гибкости, необходимый для адаптации к постоянно меняющейся научной базе медицинской практики. Никакие письменные стандарты, как бы тщательно они ни были составлены, не будут адекватными через пять лет»22. Лембке использовал опыт работы в лучших больницах, чтобы вывести корректирующий фактор, смягчающий чрезмерную жесткость его нормативных стандартов.Этот фактор, выраженный в виде приемлемого процента соответствия стандарту, был разработан для учета непредвиденных обстоятельств, не предусмотренных самими стандартами. Однако это также дает эффект более реалистичной разрешающей способности. Это связано с тем, что поправочный коэффициент, вероятно, состоит частично из допустимых отклонений от нормы и частично из отклонений, которые могут быть неприемлемыми.

Стандарты также можно различать по степени их специфичности и направленности.С одной стороны, проводящий оценку врач может быть очень просто проинструктирован следующим образом: «Вы будете использовать в качестве критерия качества оказываемой помощи то, лечили бы вы этого конкретного пациента именно таким образом во время этой конкретной госпитализации». С другой стороны, может быть построена практически непроницаемая «логическая система», определяющая все правила принятия решений, приемлемые для обоснования диагноза и лечения.38,39 Большинство случаев находятся где-то посередине.

Высокоточные и директивные стандарты связаны с выбором конкретных диагностических категорий для оценки.Когда необходимо оценить репрезентативную выборку всей предоставленной помощи, оценщик может дать немного больше, чем общие рекомендации. Лембке, который подчеркивал необходимость специальных критериев, был вынужден разработать соответствующую подробную диагностическую классификацию, например, тазовой хирургии.10 В дополнение к диагностической специфичности очень директивные стандарты связаны с предварительным выбором конкретных аспектов помощи для оценки. Некоторые диагнозы, такие как хирургические операции, легче поддаются такому подходу.Это очевидно в попытке Лембке распространить свою систему проверок на нехирургические диагнозы.40 Ясные, почти эмпирические суждения об адекватности становятся размытыми. Данные, выделенные по каждой диагностической рубрике, больше похожи на описания схем управления с недостаточными нормативными критериями для окончательной оценки. Принятой альтернативой является сравнение с критериальным учреждением.

Очевидно, что чем более общими и недирективными являются стандарты, тем больше приходится зависеть от интерпретаций и норм лица, которому доверена фактическая оценка помощи.С большей конкретностью исследовательская группа может коллективно осуществлять гораздо больший контроль над тем, какие аспекты помощи требуют особого внимания и каковы приемлемые стандарты. Существует много общего между стандартами, используемыми в структурированных и неструктурированных ситуациях, о чем свидетельствует степень соответствия между «интуитивными» оценками и направленными оценками в исследовании Розенфельда22, а также между «качественными» и «количественными» оценками в исследовании. Peterson et al.18 Действительно, последние два были настолько похожи, что их можно было использовать взаимозаменяемо.

Когда стандарты не очень специфичны и оценщик должен использовать свое собственное суждение при получении оценки, необходимо использовать очень опытных и осторожных судей. Лембке утверждает, что гораздо более точная и директивная система, подобная его, не требует экспертов-судей. «Говорят, что с кулинарной книгой каждый, кто умеет читать, может готовить. То же самое и примерно в той же степени относится к медицинскому аудиту с использованием объективных критериев; любой, кто владеет медицинской терминологией в достаточной степени, чтобы понять определения и критерии, может подготовить выписки из истории болезни и таблицы для медицинского аудита.Однако за окончательное принятие, интерпретацию и применение результатов должен нести ответственность врач или группа врачей. собраны, по-видимому, рефератором38,39. отличаются своей избирательностью и инклюзивностью в выборе оцениваемых аспектов.Выбранные параметры и связанные с ними оценочные суждения составляют операциональное определение качества в каждом исследовании.

Предварительный выбор размеров позволяет, как уже указывалось, разработать точные процедуры, стандарты и критерии. Lembcke10 придавал большое значение необходимости выбора нескольких конкретных аспектов помощи в рамках определенных диагностических категорий, а не попыткам общей оценки неуказанных аспектов, которым, по его мнению, не хватает точности.Он использует такие параметры, как следующие: подтверждение клинического диагноза, обоснованность лечения (включая операцию) и завершенность хирургической процедуры. В каждом измерении и для каждой диагностической категории часто используется одно или несколько ранее определенных действий, чтобы охарактеризовать производительность для этого измерения в целом. Примерами являются совместимость диагноза панкреатита с уровнями амилазы в сыворотке или цирроза печени с данными биопсии, проведение тестов на чувствительность перед антибиотикотерапией при остром бронхите и контроль уровня сахара в крови при диабете.

В дополнение к степени, в которой имеет место предварительный выбор измерений, оценки качества различаются в зависимости от количества используемых измерений и полноты, с которой исследуется производительность в каждом измерении. Например, Peterson et al.,18 и Rosenfeld22 используют большое количество измерений. Peterson и Barsamian,38,39, с другой стороны, концентрируются на двух основных измерениях, обоснованности диагноза и терапии, но требуют полного доказательства обоснованности. Гораздо более упрощенный подход проиллюстрирован Huntley et al.,43 которые оценивают амбулаторное лечение, используя только два критерия: процент обследований, не включающих определенные рутинные процедуры, и процент обнаруженных аномалий, которые не были обследованы.

Суждения о качестве являются неполными, когда используется только несколько параметров и решения по каждому параметру принимаются на основе частичных данных. Некоторые параметры, такие как профилактика или психологическое и социальное управление здоровьем и болезнью, часто исключаются из определения качества, а также стандартов и критериев, которые делают его применимым.Примерами могут служить преднамеренное исключение психиатрической помощи из исследования Петерсона18 и запланированное исключение отношений между пациентом и врачом и отношений врачей в исследованиях качества медицинской помощи в Плане медицинского страхования Большого Нью-Йорка27. Розенфельд22 обратил особое внимание включения выполнения определенных скрининговых мероприятий в число критериев превосходной медицинской помощи; но уход считался хорошим в отсутствие этих мер. В отсутствие конкретных инструкций для судей исследование Morehead et al.,26 включает истории случаев, получивших оптимальную помощь, в которых неудача профилактического лечения могла привести к серьезным последствиям для пациента.

Другой характеристикой измерения является уровень, на котором устанавливается эталон. Стандарты могут быть настолько строгими, что никто не может их соблюдать, или настолько либеральными, что все получают оценку «хорошо». Например, в исследовании общей практики, о котором сообщил Clute19, обследования артериального давления, измерение температуры тела, отоскопия и выполнение прививок не служат для классификации врачей, потому что все врачи выполняли их хорошо.

Шкалы измерения

Способность различать различные уровни производительности зависит от используемой шкалы измерения. Во многих исследованиях качества используется небольшое количество разделов для классификации ухода в целом по таким категориям, как «отличный», «хороший», «удовлетворительный» или «плохой». Затем относительное положение человека в наборе может быть дополнительно определено путем вычисления процента случаев в каждой категории шкалы. Другие исследования присваивают баллы эффективности определенных компонентов ухода и суммируют их для получения числового индекса, обычно в диапазоне от 0 до 100.Эта практика вызывает вопросы относительно шкал измерения и законных операций на этих шкалах. Некоторые из них описаны ниже.

Те, кто придерживается первой практики, отмечают, что более высокая степень точности с помощью существующих методов невозможна. Некоторые даже сократили категории до двух: оптимальные и неоптимальные. Clute19 использует три, из которых средний признан сомнительным или неопределенным. Кроме того, в медицинском обслуживании есть аспект «все или ничего», который не отражают обычные числовые оценки.Уход может быть хорошим во многих своих частях и быть катастрофически неадекватным в совокупности из-за жизненно важной ошибки в одном компоненте. Это, конечно, менее частая проблема, если продемонстрировано, что эффективность различных компонентов помощи сильно взаимосвязана.

Те, кто использовал числовые оценки, указали на большую потерю информации при использовании общих суждений38 и на то, что числовые оценки, суммированные из определенных подоценок, дают картину не только целого, но и оценки отдельных частей.Розенфельд [22] решил эту проблему, используя систему присвоения качественных оценок составным частям медицинской помощи и общую качественную оценку, основанную на произвольных правилах комбинирования, которые учитывают атрибут качества медицинской помощи по принципу «все или ничего». Как уже отмечалось, между интуитивными и структурированными оценками в исследовании Розенфельда22, а также между качественными и количественными оценками в исследовании Петерсона и др.18 была обнаружена высокая степень согласия. Баллы — это способ взвешивания различных компонентов в процессе подведения итога.В настоящее время это произвольный вопрос. Peterson et al.18, например, пришли к следующей шкале: история болезни 30, физикальное обследование 34, использование лабораторных средств 26, терапия 9, профилактическая медицина 6, история болезни 2, всего 107. следует: записи 30, диагностическая работа 40, лечение и последующее наблюдение 30, всего 100. Peterson et al. говорят: «Самое большое значение придается процессу установления диагноза, поскольку без рациональный.Кроме того, терапия находится в процессе постоянных изменений, в то время как форма анамнеза и физического осмотра очень мало изменились за эти годы». Дейли и Морхед не приводят никаких обоснований для своих взвешиваний, но в их пользу, вероятно, можно было бы привести не менее убедительные аргументы. . Проблема поиска внешнего подтверждения остается.44

Проблема весов связана с более общей проблемой ценности единиц информации или процедур в процессе оказания медицинской помощи. Римольди и др.34 использовали частоту, с которой указанные элементы информации использовались при решении тестовой задачи, как меру ценности этого элемента. Уильямсон попросил экспертов классифицировать определенные процедуры в определенных условиях диагностического теста по шкале от «очень полезного» до «очень вредного». Индивидуальные результаты в тесте затем оценивались с использованием количественных показателей «эффективности», «профессионализма» и общей «компетентности» в зависимости от частоты и характера используемых процедур.35

числового интервала между точками на шкале.Численные баллы, полученные для оценки качества, вряд ли будут обладать свойством равных интервалов. Их не следует использовать так, как если бы они были.

Надежность

Надежность оценок является основным фактором в исследованиях качества, где так много зависит от суждений, даже когда используются директивные типы стандартов. Несколько исследований уделяли некоторое внимание соглашению между судьями. Создается впечатление, что это считается на приемлемом уровне.Peterson et al., 18 на основе 14 повторных посещений наблюдателей сочли согласие достаточно высоким, чтобы можно было объединить все наблюдения после поправки на систематическую ошибку наблюдателя в одном из шести основных подразделений помощи. В исследовании, проведенном Daily and Morehead, «было проведено несколько перекрестных проверок между двумя терапевтами, проводившими собеседование с одними и теми же врачами. Различия в оценках семейных врачей, основанные на этих отдельных рейтингах, не превышали 7 процентов»24. Розенфельд22 уделял большое внимание надежности тестирования и разработал математические индексы «согласия» и «дисперсии» для ее измерения.Они указывают на достаточное согласие, но точная оценка затруднена, поскольку известно, что ни один другой исследователь не использовал такие же меры. Морхед и др.,26 во втором исследовании медицинской помощи, получаемой семьями водителей грузовиков, сообщают о первоначальном соглашении между двумя судьями о распределении медицинской помощи по одному из двух классов в 78% случаев. Этот показатель был увеличен до 92 процентов после повторной оценки разногласий двумя судьями.

В отличие от надежности между экспертами, очень мало сообщений о надежности повторных суждений о качестве, сделанных одним и тем же лицом.Чтобы проверить изменчивость внутри наблюдателя, Peterson et al.,18 попросили каждого из двух наблюдателей повторно посетить четырех из его собственных ранее посещенных врачей. Уровень согласия среди наблюдателей был ниже, чем между наблюдателями, отчасти потому, что повторные посещения длились более короткий период времени и, следовательно, были связаны с меньшей выборкой практики.

Основным механизмом достижения более высокого уровня надежности является подробное описание критериев, стандартов и процедур, используемых для оценки помощи.Стремление к воспроизводимости было, по сути, основным стимулом в разработке более строгих рейтинговых систем Лембке, Петерсона и Барсармиана. К сожалению, не существует сравнительных исследований надежности с использованием строго директивных и недирективных методов оценки. Необработанные данные Розенфельда могут позволить сравнить надежность «интуитивных» суждений и надежность структурированных суждений, сделанных одними и теми же двумя оценщиками. Незарегистрированные данные Morehead et al.,26 могут быть проанализированы так же, как данные Rosenfeld22, чтобы получить полезную информацию о взаимосвязи между степенью надежности и методом оценки.Частичные данные, которые были опубликованы, позволяют предположить, что пост-обзорная надежность, достигнутая Morehead et al., используя самые недирективные подходы, вполне сравнима с той, которая была достигнута Розенфельдом, который использовал гораздо более директивную технику.

Morehead et al. подняли важный вопрос о том, не может ли надежность, полученная за счет детальной спецификации стандартов и критериев, быть получена за счет снижения достоверности. «Часто такие критерии загоняют в жесткие рамки сходные действия или факторы, которые могут быть неуместны в данной ситуации из-за бесконечных вариаций реакции человеческого организма на болезнь… Исследовательская группа отвергает предположение, что такие критерии необходимы для оценить качество медицинской помощи.По их единодушному мнению, для инспекторов так же важно иметь гибкость в суждениях по конкретному случаю, как и для компетентного врача при решении клинической проблемы у данного пациента».26

Причины разногласий между судьями пролить некоторый свет на проблемы оценки и перспективы достижения большей надежности. Розенфельд обнаружил, что «почти половина различий была связана с ситуациями, которые недостаточно охватывались стандартами или в которых стандарты были неоднозначными.В другом квартале возникли разногласия по вопросам фактов, потому что один консультант упустил в отчете важную информацию. Таким образом, представляется, что с пересмотренными стандартами и улучшенными методами ориентации консультантов можно было бы достичь значительно более высокой степени согласия»22. Менее четверти разногласий связаны с разногласиями в отношении требований руководства. Это функция неопределенности в системе медицинского обслуживания и устанавливает верхний предел воспроизводимости.Morehead et al. сообщают, что примерно в половине случаев первоначальных разногласий «было согласие по наиболее серьезному аспекту ухода за пациентом, но позже один исследователь согласился, что он не принял во внимание сопутствующие аспекты ухода за пациентом».26 Другое причинами несогласия были трудности с соблюдением рейтинговых категорий или неспособность отметить все факты. Из небольшого числа неразрешенных разногласий (8% всех госпитализаций и 36% первоначальных разногласий) более половины были вызваны искренними различиями во мнениях относительно клинического решения проблемы.Остальные возникли из-за различий в интерпретации неадекватных записей или технических проблем, связанных с тем, где оценивать неудовлетворительное лечение в серии госпитализаций. в исследовании Розенфельда.22 Вопрос о том, что делает исследователь, когда четко определенный сегмент его результатов настолько ошибочен, будет поднят здесь без какой-либо попытки дать ответ.

Предвзятость

Когда несколько наблюдателей или судей описывают и оценивают процесс оказания медицинской помощи, один из них может последовательно применять более жесткие стандарты, чем другой, или более строго интерпретировать заранее установленные стандарты. Peterson et al.,18 обнаружили, что один из их наблюдателей обычно давал более высокие оценки, чем другой, в оценке выполнения медицинского осмотра, но не в других областях медицинской помощи. Розенфельд22 показал, что из двух оценщиков один регулярно присваивал более низкие оценки одним и тем же делам, оцениваемым обоими.Изучение отдельных случаев несогласия в исследовании, проведенном Morehead et al.,26 показывает, что в медицинской категории тот же эксперт оценил помощь на более низком уровне в 11 из 12 случаев несогласия. Что касается хирургических случаев, один инспектор оценил помощь ниже, чем другой, во всех восьми случаях разногласий. При рассмотрении причин разногласий по медицинским делам складывается впечатление, что один из судей проявлял особый интерес к кардиологии и был более требователен к ясности и определенности при ведении кардиологических дел.

Эти результаты ясно указывают на то, что предвзятость следует принимать как правило, а не как исключение, и что исследования качества должны разрабатываться с учетом этого. В исследовании Розенфельда22, например, любой из двух оценщиков, использованных для каждой области практики, мог ранжировать несколько больниц в одном и том же порядке, даже если одна из них неизменно оказывалась более щедрой, чем другая. С другой стороны, исследование Clute общей практики в Канаде19 подверглось критике за сравнение качества медицинской помощи в двух географических областях, несмотря на то, что разные наблюдатели изучали медицинскую помощь в этих двух рассматриваемых областях.45 Автор знал об этой проблеме и разработал методы сравнения работы наблюдателей в двух географических областях, но основной недостаток остается.

Заданный порядок или регулярность в процессе обучения могут быть связаны с предвзятостью. Следовательно, для рандомизации, возможно, придется ввести в план исследования некоторые тщательно спланированные процедуры. Исследование Peterson et al.18, по-видимому, является одним из немногих, обращающих внимание на этот фактор. Другим важным источником систематической ошибки является знание оценщиком личности врача, предоставившего помощь, или больницы, в которой была оказана помощь.Был поднят вопрос об удалении идентифицирующих признаков из рассматриваемых карт3, но мало что известно о возможности этой процедуры и ее влиянии на присвоенные рейтинги. Еще один тип предвзятости может быть результатом узких стандартов и критериев практики, которые могут развиваться в определенных учреждениях или «школах» медицинской практики и вокруг них. В той мере, в какой это правда или предполагается, что это правда, необходимо принимать соответствующие меры предосторожности при наборе и назначении судей.

Действительность

Эффективность ухода, как было сказано, в достижении или обеспечении здоровья и удовлетворения, как это определено для его отдельных членов конкретным обществом или субкультурой, является окончательным подтверждением качества ухода. Достоверность всех других явлений как индикаторов качества зависит, в конечном счете, от связи между этими явлениями и достижением здоровья и удовлетворенности. Тем не менее, соответствие практики принятым стандартам имеет своего рода условную или промежуточную действительность, которая может быть более уместной для целей оценки в конкретных случаях.

Подтверждение деталей медицинской практики по их влиянию на здоровье является предметом особой заботы клинических наук. В клинической литературе ищут данные о том, способствуют ли пенициллин выздоровлению при определенных типах пневмонии, антикоагулянты при коронарном тромбозе или кортикостероиды при ревмокардите; что определенные тесты показывают о функции печени; и является ли простая или радикальная мастэктомия более продлевающей жизнь процедурой при данных типах рака молочной железы.Из общей совокупности знаний о таких отношениях возникают стандарты практики, более или менее полностью подтвержденные, по которым обычно судят о процессе оказания медицинской помощи.

Промежуточные или процедурные конечные точки часто представляют собой более крупные пакеты услуг. Их связь с исходом привлекла внимание как клинического исследователя, так и изучающего организацию медицинской помощи. Некоторыми примерами последнего являются исследования взаимосвязи между дородовым наблюдением и здоровьем матерей и младенцев46,47, а также взаимосвязи между многократными скрининговыми обследованиями и последующим состоянием здоровья.48 Интересным примером изучения взаимосвязи между одной процедурной конечной точкой и другой является попытка продемонстрировать положительную связь между выполнением врачом ректального и вагинального исследований и патологическим подтверждением аппендицита при первичных аппендэктомиях, как сообщает Исследование профессиональной деятельности.49

Многие рассмотренные исследования18,19,23,26,28 пытаются изучить взаимосвязь между структурными свойствами и оценкой процесса ухода.Некоторые из этих исследований показали, например, взаимосвязь между подготовкой и квалификацией врачей и качеством оказываемой ими помощи. Взаимосвязь, однако, сложна и зависит от типа обучения, его продолжительности и типа больницы, в которой оно было получено. Два исследования общей практики18,19 показали дополнительную положительную взаимосвязь между качеством и лучшими офисными помещениями для практики, наличием или доступностью лабораторного оборудования и установлением системы записи на прием.Не было показано связи между качеством и членством в профессиональных ассоциациях, доходом врача или наличием рентгеновского оборудования в кабинете. Два исследования не полностью совпадают в характере взаимосвязи между качеством практики и тем, получил ли врач свое обучение в клинической больнице или нет, количеством отработанных часов или характером принадлежности врача к больнице. Аккредитация больниц, предположительно являющаяся знаком качества, присуждаемым в основном за соответствие широкому кругу организационных стандартов, сама по себе не связана с качеством обслуживания, по крайней мере, в Нью-Йорке.26

Хотя структура и процесс, несомненно, связаны, несколько приведенных выше примеров ясно указывают на сложность и неоднозначность этих отношений. Это частично результат действия многих факторов, а частично плохо изученное взаимодействие между этими факторами. Например, можно было бы разумно предположить, основываясь на нескольких выводах26,38, что как больничные факторы, так и факторы врачей влияют на качество помощи, оказываемой в больнице, но что различия между врачами стираются в лучшей и худшей больнице и выражаются в различных степени, в больницах среднего качества.

Подход, который особенно нравится студентам, изучающим организацию медицинской помощи, заключается в изучении отношений между структурой и результатом без обращения к сложным процессам, которые их связывают. Некоторые примеры таких исследований уже приводились.6–9 Другие включают исследования влияния реорганизации поликлиники на состояние здоровья50, влияния интенсивной стационарной помощи на выздоровление51, влияния ухода на дому на выживаемость52 и влияния реабилитационная программа по физическому состоянию пациентов домов престарелых.53,54 Отсутствие связи с исходом в последних двух исследованиях свидетельствует о том, что современные мнения о том, как следует организовывать уход, иногда менее чем устоявшиеся.

В этом кратком обзоре указаны виды доказательств, относящихся к обоснованности различных подходов к оценке качества медицинской помощи. Ясно, что отношения между процессом и результатом, а также между структурой и процессом и результатом до конца не изучены. В связи с этим требования валидации лучше всего выражает уже упомянутое понятие цепочки событий, в которой каждое событие является концом предыдущего и необходимым условием последующего.Это указывает на то, что отношение средство-цель между каждой соседней парой требует проверки в любой цепочке гипотетических или реальных событий55. Это, конечно, трудоемкий процесс. Как было показано, чаще всего промежуточные ссылки игнорируются. В результате причинные выводы ослабевают пропорционально расстоянию, разделяющему два события в цепочке.

К сожалению, имеется очень мало информации о фактических оценках качества с использованием более чем одного метода оценки одновременно.Маковер специально изучал взаимосвязь между многофакторными оценками структуры и процесса в одних и тех же медицинских группах. «Было обнаружено, что медицинские группы, получившие более высокие оценки качества с помощью метода, использованного в этом исследовании, в целом более строго придерживались Минимальных медицинских стандартов HIP. Однако исключения были достаточно заметны как по количеству, так и по степени тяжести, чтобы вызвать сомнение в надежности56 того или иного метода оценки применительно к какой-либо одной медицинской группе.Казалось бы, дальнейшее сравнение этих двух методов оценки явно показано»23. , а также указать на некоторые вопросы и проблемы, которые эти подходы и методы выносят на рассмотрение.

Можно легко сказать, что используемые методы имели сомнительную ценность и чаще всего не отличались строгостью и точностью.Но насколько точными должны быть оценки качества? По крайней мере, лучшие методы были адекватны целям административной и социальной политики, которые привели их к существованию. Поиски совершенства не должны закрывать глаза на тот факт, что современные методы оценки качества, какими бы грубыми они ни были, выявили диапазон качества от выдающегося до прискорбного. В настоящее время доступны инструменты для вынесения общих суждений такого рода со значительной степенью уверенности. Эта степень уверенности подтверждается уже упомянутыми выводами, которые предполагают приемлемые уровни однородности в индивидуальной практике и воспроизводимость качественных суждений, основанных на минимально структурированном подходе к оценке.Это не означает, что многое еще предстоит сделать для повышения точности, необходимой для некоторых других целей.

Перечень необходимых усовершенствований можно начать с рассмотрения характера информации, которая является основой для суждений о качестве. Необходимо больше знать о влиянии наблюдателя на наблюдаемую практику, а также о самом процессе наблюдения — его надежности и достоверности. Необходимо проводить сравнения между непосредственным наблюдением и записанной информацией как с дополнением, так и без него путем опроса лечащего врача.Зафиксировать согласие или несогласие недостаточно. Необходимо более детальное изучение характера и причин расхождений в различных условиях. Точно так же использование рефератов записей должно быть протестировано против использования самих записей.

Сам процесс оценки требует дальнейшего изучения. Много усилий уходит на разработку критериев и стандартов, которые, как предполагается, придают стабильность и единообразие суждениям о качестве; и все же этот предполагаемый эффект не был продемонстрирован эмпирически.Неизвестно, насколько далеко должна зайти явная стандартизация, прежде чем будет достигнут ощутимый прирост надежности. Необходимо также учитывать, не происходит ли с увеличением стандартизации настолько большая потеря способности объяснять непредвиденные элементы в клинической ситуации, что надежность достигается за счет достоверности. Оценка одного и того же набора записей с использованием все более структурированных стандартов и критериев должна дать ценную информацию по этим вопросам. Утверждение, что менее подготовленные оценщики, использующие исчерпывающие критерии, могут выносить надежные и обоснованные суждения, также может быть проверено таким образом.

Внимание уже было обращено в основной части обзора на то немногое, что известно о надежности и предвзятости при сравнении двух или более судей, а также о надежности повторных суждений об одних и тех же предметах медицинской помощи одним и тем же оценщиком . Точно так же очень мало известно о влиянии на надежность и валидность определенных характеристик судей, включая опыт, сферы особого интереса и личностные факторы. Многое можно узнать об этих и связанных с ними вещах, если разъяснить процесс суждения и подвергнуть его тщательному изучению.Это должно выявить измерения и значения, используемые различными судьями, и показать, как разрешаются разногласия, когда два или более судей обсуждают свои точки зрения. В настоящее время существуют некоторые сомнения относительно обоснованности групповых примирений, в которых может доминировать одна точка зрения, не обязательно потому, что она более обоснована. Таким же образом можно изучить эффект сокрытия личности больницы или врача, оказывающего помощь. Здесь предлагается не только продемонстрировать различия или сходства в общих суждениях, но и попытаться, выявив мыслительные процессы судей, определить, как возникают различия и сходства и как разрешаются различия.

В дополнение к дефектам метода, большинство исследований качества страдают от принятия слишком узкого определения качества. Как правило, они занимаются техническим ведением болезни и уделяют мало внимания профилактике, реабилитации, координации и непрерывности лечения или отношениям между пациентом и врачом. Предположительно, причина этого в том, что технические требования менеджмента более широко признаны и лучше стандартизированы. Поэтому необходимо более полное концептуальное и эмпирическое исследование определения качества.

То, что подразумевается под «концептуальным исследованием», можно проиллюстрировать, рассмотрев измерение эффективности, которое часто игнорируется в исследованиях качества. Можно выделить два типа эффективности: логическую и экономическую. Логическая эффективность касается использования информации для принятия решений. Здесь вопрос может заключаться в том, является ли информация, полученная врачом, релевантной или нерелевантной для клинического бизнеса, которым предстоит заниматься. Если уместно, можно рассмотреть степень репликации или дублирования полученной информации и степень, в которой она превышает требования принятия решений в данной ситуации.Если экономия является ценностью в медицинском обслуживании, выявление избыточности становится элементом оценки ухода.

Экономическая эффективность связана с взаимосвязью между входами и выходами и спрашивает, производится ли данный выпуск с наименьшими затратами. На это, конечно, влияет логическая эффективность, поскольку накопление ненужной или неиспользованной информации является дорогостоящей процедурой, не приносящей никакой пользы. Как правило, это выходит за рамки индивидуального и связано с социальным продуктом усилий по оказанию медицинской помощи.Он рассматривает возможность того, что «лучшая» медицинская помощь для человека может не быть «лучшей» для общества. Peterson et al. приводят пример, иллюстрирующий проблему. «Два врача поручили наблюдение за рутинными дородовыми посещениями офисным медсестрам, и врач осматривал пациентку только в том случае, если у нее были конкретные жалобы»18. В каком-то смысле это могло быть не самым лучшим уходом за каждой будущей матерью. С другой стороны, это, возможно, была блестящая стратегия с точки зрения предоставления наибольшему количеству женщин объединенных навыков медицинской бригады.Кордеро в наводящей на размышления статье задокументировал тезис о том, что при ограниченных ресурсах для оптимального медицинского обслуживания сообщества может потребоваться меньше, чем «наилучший» уход для его отдельных членов.60

В дополнение к концептуальному исследованию смысла качества, с точки зрения аспектов помощи и связанных с ними ценностей, необходимы эмпирические исследования того, какие параметры и ценности преобладают в соответствующих группах населения.5 Мало что известно, например, о том, как врачи определяют качество, равно как и известная связь между практикой врача и его собственным определением качества.Эта область исследований важна как для медицинского образования, так и для его качества. Эмпирические исследования процесса оказания медицинской помощи также должны внести значительный вклад в определение аспектов и значений, которые должны быть включены в определение качества.

Обзор исследований качества показывает определенное обескураживающее повторение основных понятий, подходов и методов. Дальнейший существенный прогресс, выходящий за рамки усовершенствований методологии, скорее всего, будет связан с программой исследований самого процесса оказания медицинской помощи, а не с лобовыми атаками на проблему качества.Считается, что это так, потому что, прежде чем судить о качестве, необходимо понять, как взаимодействуют пациенты и врачи и как врачи действуют в процессе оказания помощи. Как только элементы процесса и их взаимосвязь понятны, к ним можно привязать оценочные суждения с точки зрения их вклада в достижение промежуточных и конечных целей. Предположим, например, что авторитаризм-вседозволенность является одним из аспектов отношений между пациентом и врачом. Эмпирическое исследование может показать, что врачи действительно различаются по этому признаку.Тогда можно было бы спросить, что должно быть критерием качества: авторитаризм или вседозволенность. Ответ может быть получен из общих ценностей общества, которые могут одобрять тот или иной атрибут как более желательный атрибут в социальных взаимодействиях. Это одна из форм суждения о качестве, и она совершенно верна, если ее обоснование и основания ясны. Однако изучение самого процесса оказания медицинской помощи может предложить альтернативный и более прагматичный подход. Предположим на данный момент, что соблюдение рекомендаций врача является целью и ценностью в системе медицинской помощи.Ценность авторитаризма или вседозволенности может быть определена отчасти их вкладом в уступчивость. Соблюдение само по себе подлежит проверке по критерию более высокого порядка результатов для здоровья. Истинное положение вещей, вероятно, будет более сложным, чем приведенный гипотетический пример. Критерием качества может оказаться конгруэнтность ожиданиям пациента или более сложная адаптация к конкретным клиническим и социальным ситуациям, а не авторитарность или вседозволенность как преобладающий модус.Кроме того, некоторые цели в процессе оказания медицинской помощи могут быть несовместимы с другими целями, и можно говорить не о качестве в глобальных терминах, а о качестве в определенных измерениях и для определенных целей. Таким образом, оценки качества приведут не к суммарному суждению, а к комплексному профилю, как предположил Шепс. клинически значимую информацию и принимать диагностические и терапевтические решения.Здесь не место представлять концептуальную основу для исследований в этой части процесса оказания медицинской помощи. Однако можно упомянуть некоторые конкретные исследования и указать некоторые направления дальнейших исследований.

Исследования по сбору информации включают изучение восприятия и интерпретации физических знаков.61,62 Эванс и Байби показали, например, что при интерпретации звуков сердца наряду с дополнительными ошибками интерпретации возникают ошибки восприятия (ритма и времени). того, что было воспринято.Ошибочный диагноз, судя по сравнению с критерием, был результатом этих двух ошибок.62 Это указывает на необходимость включения в оценки качества информации о надежности и достоверности сенсорных данных, на основании которых руководство частично отдыхает.

Работа Peterson и Barsamian38,39 представляет собой ближайший подход к строгой оценке диагностических и терапевтических решений. Таким образом, это, возможно, самый значительный недавний прогресс в методах оценки качества.Но этот метод основан на письменных обзорах и почти исключительно связан с обоснованием диагноза и терапии. В результате многие важные аспекты ухода не включены в оценку. Некоторые из них касаются эффективности, стилей и стратегий решения проблем.

Стили и стратегии в решении проблем можно изучать посредством фактического наблюдения за практикой, как это было эффективно сделано Петерсоном и др. при изучении общей практики.18 Многое из того, что остается незамеченным, можно сделать явным, попросив врача громко сказать, что он делает и почему. Этот метод réflexion parlée использовался в исследованиях решения проблем, даже несмотря на то, что сам по себе он может изменить поведение. ,35 наблюдать за процессом принятия решений. Хотя такие тестовые ситуации имеют определенные ограничения, вытекающие из их искусственности64, большая простота и контроль, которые они обеспечивают, могут быть очень полезными.

На первый взгляд, студент-медик может ожидать, что ему помогут знания и навыки, полученные в общей области исследований в области решения проблем. К сожалению, нет хорошо разработанной теоретической базы, которую можно было бы легко использовать в исследованиях медицинской помощи. Однако некоторые эмпирические исследования в области решения проблем могут предложить методы и идеи, применимые к ситуациям оказания медицинской помощи.63–67 Некоторые исследования «устранения неполадок» в электронном оборудовании, в частности, демонстрируют интригующее сходство с процессом медицинской диагностики и лечения. .Эти и подобные исследования выявили поведенческие характеристики, которые можно использовать для классификации стилей клинического ведения. Они включают в себя количество собранной информации, скорость поиска информации, ценность разыскиваемых элементов информации, измененную их местом в последовательности и взаимодействием с другими элементами информации, несколько типов избыточности, стереотипность, шаблоны поиска по отношению к части. заведомо дефектные, тенденции действовать до того, как будет собрано достаточно информации, или искать информацию, выходящую за рамки разумной уверенности в отношении решения, «расстояния до ошибки» и степени успеха в достижении решения и т. д.

Теория принятия решений может также предложить концептуальные инструменты исследования процесса оказания медицинской помощи. Ledley и Lusted [68, 69] среди прочих пытались применить модели, основанные на условных вероятностях, к процессу диагностики и терапии. Петерсон и Барсамян38,39 отказались от использования вероятностей в своих логических системах по очень веской причине отсутствия необходимых данных (независимых вероятностей болезней и симптомов, а также вероятностей определенных симптомов при определенных заболеваниях).Но Эдвардс и др.70 отмечают, что можно проверить эффективность принятия решений, заменив статистические данные субъективными вероятностями (вероятностями самого лица, принимающего решения, или выбранных экспертов).

Основной вопрос, который часто возникал в этом обзоре, заключается в том, в какой степени качество медицинской помощи является гомогенным или гетерогенным явлением. Было замечено, например, что это имеет отношение к выборке, использованию индексов вместо многомерных измерений и построению шкал, предназначенных для оценки общей эффективности.Когда этот вопрос ставится по отношению к отдельным врачам, предметом изучения становится интеграция разного рода знаний и умений в личности и поведении врача. Когда он поднимается по отношению к институтам и социальным системам, факторы совершенно другие. Здесь речь идет о формальных и неформальных механизмах организации, влияния и направления человеческих усилий в целом и медицинской практики в частности. Ожидается, что исследования во всех этих областях будут способствовать большей сложности измерения качества.

Некоторые условности, принятые в этом обзоре, сами по себе являются препятствиями для более осмысленного изучения качества. Услуги врачей в реальном мире не отделены ни от услуг других медицинских работников, ни от услуг разнообразного вспомогательного персонала. Разделение стационарной и амбулаторной помощи также во многом искусственно. Единицы помощи, которые являются надлежащими объектами изучения, включают в себя вклад многих людей во время последовательности, которая может включать помощь в различных условиях.Способ, которым эти последовательности определяются и идентифицируются, влияет на выборку, методы получения информации, а также стандарты и критерии оценки.

Последнее замечание касается настроения, с которым подходят к изучению качества. О социальных императивах, порождающих оценки качества, уже говорилось. Часто с ними связаны рвение и ценности социального реформатора. В исследованиях качества необходимы большая нейтральность и беспристрастность.Чаще нужно спрашивать: «Что здесь происходит?» а не «Что не так; и как его можно улучшить?» Это не означает, что исследователь отрекается от своих собственных ценностей или социальных целей. Однако это означает, что различие между ценностями и элементами структуры, процесса или результата признается и сохраняется; и что оба они подвергаются одинаково критическому изучению. Отчасти для достижения такой ориентации акцент должен быть смещен с озабоченности оценкой качества на концентрацию на понимании самого процесса оказания медицинской помощи.

Системы оценки качества в здравоохранении: европейская перспектива

Автор:

EWA Goyniczek ,

,

EMC

5

Брюссель, Бельгия

Email: [Email Protected]

Для исходных ссылок, пожалуйста, свяжитесь с [Email Protected ]

Европа сталкивается с невероятным разнообразием национальных системы здравоохранения. Масштабы этой проблемы усугубляются тем, что компетенция Европейского сообщества в этой области является незначительной.Статья 152 Договор об учреждении Европейского сообщества гласит, что ЕС должен полностью уважать ответственность участников за «организацию и оказание обслуживание и медицинское обслуживание». В этом случае пределы этой субсидиарности следует подчеркнуть принцип. Он применяется только после того, как государства-члены выполнят их основная обязанность, а именно обеспечение предоставления высококачественной медицинской помощи услуга. Решения Европейского суда показали, что член государства не в полной мере соблюдают это требование.Дело Уоттса (Дело C-372/04) указывает, что государство может отказать в разрешении на лечение за границей, если оно не уверены, что рассматриваемый пациент получает «высококачественное лечение».

 

Это создает серьезные проблемы для европейских больниц с точки зрения Требования к качеству и измерение прогресса. Проблемы, таких как снижение количества ошибок в здравоохранении, по-прежнему представляет собой серьезное препятствие для управления больницей.

 

Качество Менеджмент в здравоохранении можно определить как систему, определяющую качество политику, цели и обязанности и вводит в действие структуры (планирование качества, контроль качества, обеспечение качества и улучшение качества) чтобы обеспечить это.Организация таких систем отличается от страны к стране. из-за отсутствия всеобъемлющих и единых стандартов. Самый эффективный и международно признанные методы внешней гарантии качества в результате оценки и аудита.

 

Модели

Есть четыре основные модели (подходы) внешней экспертной оценки, предназначенные для измерения Управление качеством обслуживания:

1. Промышленная сертификация — Международная организация по стандартам (ISO 9000 серия) (Швейцария, Институт Королевского фонда)

2.Европейский фонд управления качеством – EFQM (Скандинавия)

3. Специализированные посещения, такие как Visitatie (голландская версия схемы, основанная на на экспертной оценке)

4. Аккредитация в сфере здравоохранения (Великобритания, страны Средиземноморья)

 

Международная организация по стандартам

Это модель берет свое начало в стандартах, разработанных для оборонной техники и обрабатывающей промышленности в Соединенном Королевстве в 1947 году. В настоящее время существует Используется 11 000 международных стандартов.В сфере здравоохранения были Выдано 230 000 сертификатов ISO 9000. Процесс состоит из сертификации организаций, которые в основном работают на коммерческой основе и признаны национальной аккредитацией органы, которые проводят проверки.

 

Эти организации сосредотачиваются на системах качества и управлении процессами. Этот подход не рецензируется, поскольку эксперты используют нормы ISO, а не отраслевую организацию, выполнить это. Конкретные нормы/стандарты могут применяться во всех типах организаций.Таким образом, этот метод подчеркивает качество системы, а не фактическое содержание работы. Когда эта модель используется в управлении качеством, она может способствовать описанию сам процесс, а не целесообразность конкретного лечения. ИСО метод в основном применяется в технических отделах (таких как лаборатории, транспорт) и описывает процесс управления и принятия решений в больницы. Эта часто обновляемая модель часто рассматривается как легко сливаться с другими.

 

Европейский Фонд управления качеством

14 крупные европейские компании при поддержке Еврокомиссии изначально представил эту модель.В настоящее время в него входят около 600 организаций-членов. Эта модель единственная, которая производится исключительно в Европе. Он служит базой для некоторых национальных наград качества. EFQM фокусируется на управлении качеством перспектива развития.

 

Это Модель может использоваться в качестве инструмента самооценки или организациями, подающими заявку на внешний обзор для получения Европейской награды за качество (или национальной награды). Основная идея этого проекта – мотивировать и поддерживать разработка и совершенствование деятельности, ведущей к повышению качества в таких областях, как удовлетворенность клиентов, а также результаты бизнеса.Эта модель поддерживает внедрение так называемого всеобщего управления качеством. есть заметный отличие от ISO, поскольку EFQM не стандартизирует системы, а способствует повышению качества управление. Это достигается с помощью схем вознаграждения и самооценки, в которых используется специальная опубликованная модель. EFQM представляется наиболее полным модели, так как она ориентирована на всеобщее управление качеством и определяет необходимое качество сферы, требующие управления.

 

Посещение

Медицинский ассоциации первоначально реализовали эту модель как экспертную оценку для перерегистрация членов в Нидерландах в 1992 году.В настоящее время этот метод обычно используется в Нидерландах, но также служит ссылкой в ​​других страны. Метод разработан профессионалами и проводится их.

 

Это фокусируется на клинической эффективности, уделяя особое внимание знаниям и навыки. В схеме посещения акцент делается на функционировании отдельных групп специалистов больше, чем в целом по организации, и это не предоставляет никаких наград или сертификатов в конце процесса.

 

Аккредитация здравоохранения

Происхождение Эта модель восходит к 1917 году, когда Американский колледж хирургов создал Программа стандартизации больниц. Позже он был представлен в Австралии в 1926 году. затем в Канаде в 1953 г. и только в 1980-х гг. в Европе (в каталонском регионе Испания). В настоящее время он используется на международном уровне (например, более 80% стран участники проекта ExPeRT использовали эту модель). Его создали профессионалы с упором на организационный процесс.Эта модель делает акцент на конкретных отделов, лишь недавно распространив его на всю организацию. Он стремится понимать всю деятельность в организации здравоохранения, а не только управление процесс, но и важные проблемы, такие как заражение инфекциями в больницы.

 

Законодательство

В некоторые страны, такие как Греция, Португалия, Ирландия и Великобритания, государство мало что предпринимает в области стандартов медицинского обслуживания. Результаты варьируются в зависимости от использования систем оценки качества или отсутствия из этого.В Португалии продолжаются дебаты о проблемах в отношении качества в здравоохранении внедрение не планируется. Напротив, В Соединенном Королевстве имеется ряд успешных программ (например, Больничная Программа аккредитации) без национального регулирования.

 

Короткий Сравнение

Согласно в проекте ExPeRT, ISO является наиболее часто используемым методом, за которым следует аккредитация, затем EFQM и визитация. Популярность ISO 9000 может быть объясняется тем, что она признана на международном уровне и может применяться только к отдельным отделам.Аккредитация, с другой стороны, предназначена для применяется ко всей организации. Все методы имеют интересные и ценные элементами, но аккредитация и посещение кажутся наиболее подходящими для медицинские работники. И EFQM, и ISO имеют дело в первую очередь с организационная сторона процесса.

 

Резюме

Хотя нет единой европейской системы внешней оценки качества в больницах, можно наблюдать некоторую конвергенцию между национальными ситуациями.Ответственный органы в разных европейских странах признают положительные элементы во всех моделей и попытаться внедрить их в свои национальные системы. В некоторых странах, таких как Швеция и Великобритания, все модели используются одновременно. Развивается и тенденция к созданию международных стандартов (для пример стандартов АЛЬФА Международного общества качества в Здравоохранение). Семинары, подобные организованному Европейской ассоциацией Руководители больниц, создайте прекрасные возможности для дискуссий в этой области.Надеюсь, в ближайшее время появится единая европейская модель по внешнему качеству оценка появится во всех больницах.

 

С материалы Ханса-Конрада Зельбманна (Institut für Medizinische Informationsverarbeitung, Германия), Marja Pokka-Vuento (SHQuality Ltd, Финляндия), P.M. Дотс и доктора. М.Л. Bosman, MSM (NIAZ, Нидерланды), Juozas Galdikas (Государственное здравоохранение Агентство по аккредитации, Литва), Барбара Кутриба (Национальный центр качества Оценка в здравоохранении, Польша).

Что такое повышение качества в здравоохранении?

Когда руководители здравоохранения ставят перед своими организациями цели, например предотвращение падений пациентов, или когда медицинская система стремится снизить потребление опиоидов после операции, они используют процесс, называемый улучшением качества. Но что на самом деле означает улучшение качества в здравоохранении?

«Улучшение качества — это систематический подход, основанный на данных, для повышения качества и безопасности оказания медицинской помощи», — сказала Дебра Соуэлл, DNP, RN , клинический факультет в программах медсестер для выпускников Университета Южного Нью-Гэмпшира (SNHU).«Улучшение качества направлено на оказание помощи, которая является безопасной, своевременной, эффективной, действенной, справедливой и ориентированной на пациента».

Повышение качества и безопасности медицинских услуг становится все более важным направлением сестринского дела и систем здравоохранения в целом, поскольку медицинские учреждения стремятся достичь эффективности, снизить затраты на здравоохранение и обеспечить высококачественные результаты лечения пациентов.

Вы увлечены безопасностью и управлением рисками в сфере здравоохранения? Затем вы можете изучить, что такое повышение качества и что нужно для начала карьеры или продвижения в этой растущей области.

Из чего состоит повышение качества?

В течение многих лет усилия по обеспечению качества и безопасности в здравоохранении были сосредоточены на личной ответственности медсестер и других медицинских работников. Сегодня повышение качества (QI) делает безопасность и качество системным приоритетом, сказал Соуэлл.

«Игра «стыд и вина», в которой когда-то обвиняли человека, теперь сосредоточила внимание на условиях труда и сложных процессах, — сказал Соуэлл. «В недавнем прошлом QI следила только за обнаружением нежелательных явлений.Сегодня понятно, что человеческая ошибка неизбежна даже среди самых добросовестных профессионалов, практикующих самые высокие стандарты ухода».

Специалисты по улучшению качества просматривают данные о пациентах и ​​другие медицинские данные и анализируют процессы, используемые для оказания помощи. По словам Соуэлла, используя эту информацию, они работают над выявлением областей, требующих улучшения, и выделяют области передового опыта. Целью этой работы является улучшение результатов лечения пациентов, достижение эффективности оказания медицинской помощи и снижение затрат на здравоохранение.

Благодаря достижениям в области технологий за последние несколько лет, включая принятие решений на основе медицинских данных, область улучшения качества в здравоохранении значительно расширилась.

«Влияние технологий нельзя недооценивать, — сказал Соуэлл. «В недавнем прошлом ручной аудит и долгие часы были потрачены на поиск данных. Теперь объем данных в наших руках может быть ошеломляющим. Специалисты по качеству медицинских услуг работают вместе с другими сотрудниками организации над осмысленным использованием данных.

То, как медицинские работники используют данные, доступные для улучшения, может различаться в разных организациях, что приводит к множеству различных инициатив по улучшению качества в здравоохранении.

Каковы примеры инициатив по улучшению качества в здравоохранении?

Когда руководители здравоохранения анализируют данные о пациентах, чтобы разработать план по снижению послеоперационных инфекций, или используют основанные на данных подходы для сокращения средней продолжительности пребывания в больнице, это примеры инициатив по улучшению качества, сказал Соуэлл.

По словам Соуэлла, другие реальные последствия повышения качества в здравоохранении включают:

  • Уменьшение нежелательных явлений, связанных с приемом лекарств
  • Оптимизация лечения сепсиса
  • Снижение числа инфекций мочевого катетера
  • Сокращение числа повторных госпитализаций
  • Уменьшение количества ошибок при приеме лекарств
  • Улучшенная документация электронной медицинской карты
  • Улучшение координации помощи между отделениями

Большинство примеров повышения качества в здравоохранении основаны на концепции, разработанной Институтом медицины (IOM), которая определяет шесть основных целей ухода за пациентами.

В соответствии с концепцией уход за пациентами должен быть:

  1. Безопасность: Предотвращение причинения вреда пациентам во время их лечения.
  2. Действует: Предоставление медицинских услуг пациентам, которым они могут быть полезны, и отказ от использования услуг, которые вряд ли приведут к улучшению результатов лечения пациентов.
  3. Своевременность: Сокращение времени ожидания и задержек при приеме на прием и лечении.
  4. Эффективность: Предотвращение потерь медицинского оборудования, расходных материалов, времени и энергии.
  5. Справедливость: Обеспечение того, чтобы качество обслуживания не менялось из-за таких характеристик пациента, как пол, этническая принадлежность, географическое положение и социально-экономическое положение.
  6. Ориентация на пациента: Уважение индивидуальных предпочтений пациентов и обеспечение того, чтобы пациенты ценились и участвовали в принятии решений, связанных с их лечением.

Руководствуясь этой структурой, специалисты по качеству здравоохранения играют важную роль в улучшении результатов лечения пациентов и оказывают значительное влияние на отрасль здравоохранения в целом.

Каково значение повышения качества в здравоохранении?

Когда системы здравоохранения сосредотачиваются на повышении качества, они могут добиться значительных изменений в медицинском учреждении, достигнув всего: от финансовой экономии до, самое главное, спасения жизней пациентов.

Сосредоточение внимания на повышении качества здравоохранения также может лучше подготовить учреждение к работе в случае крупномасштабной чрезвычайной ситуации или медицинского события, как это было показано во время пандемии COVID-19.

Когда пандемия была на пике, медицинские системы по всему миру использовали процессы повышения качества, такие как анализ данных, для корректировки своих методов лечения, снижения смертности пациентов и пребывания в отделении интенсивной терапии, сохранения большего числа больничных коек и обеспечения безопасности всех пациентов и персонала.

Например, опрос 225 специалистов по повышению качества в Соединенном Королевстве показал, что подходы к повышению качества широко использовались во время реагирования на пандемию, согласно отчету BMJ за 2021 год. В этом опросе 51% респондентов заявили, что улучшение качества было важно во время COVID-19. Еще 49% считают, что в период пандемии в их организации возросла роль методов и подходов к улучшению.

«Важность качества и безопасности здравоохранения была подчеркнута в связи с недавними текущими проблемами здравоохранения, такими как пандемия COVID-19, поскольку перед медицинскими работниками стояла задача обеспечить превосходное, качественное обслуживание, защищая себя, пациентов, семьи и общество». — сказал Соуэлл.«Профессионал в области качества и безопасности здравоохранения по-прежнему сталкивается с проблемой извлечения уроков из этого опыта, чтобы лучше подготовиться к будущим возможностям решения проблем».

Если вы хотите сыграть ценную роль в обеспечении ухода за пациентами и их безопасности в будущем, вам может подойти изучение вакансий в сфере улучшения качества здравоохранения.

Какие вакансии доступны в отделе повышения качества?

Повышение качества в здравоохранении — это не работа одного специалиста в области здравоохранения.Вместо этого, по словам Соуэлла, требуются совместные усилия всего медицинского учреждения.

«Улучшение качества здравоохранения — дело каждого, — сказала она. «Независимо от роли или положения в организации здравоохранения, каждый должен быть защитником качества и безопасности… У каждой дисциплины есть совместная роль или место за столом безопасности и качества, поскольку каждый смотрит на оказание медицинской помощи через другую призму».

Специалисты по качеству и безопасности медицинских услуг обычно работают в учреждениях неотложной помощи, учреждениях длительного ухода и отдельных медицинских клиниках.Среди профессионалов, активно участвующих в усилиях по улучшению качества, есть медсестры, врачи, медицинские техники и другой вспомогательный медицинский персонал.

По данным Бюро статистики труда США, количество таких рабочих мест в сфере здравоохранения, по прогнозам, вырастет на 16% с 2020 по 2030 год, что значительно быстрее, чем в среднем по стране. С этим ростом появятся новые возможности для карьеры, ориентированные на повышение качества.

Если вы хотите возглавить работу по улучшению качества в организации, вам может подойти специализированная роль в улучшении качества.

По словам Соуэлла, должности лидеров по улучшению качества могут включать:

  • Директор по управлению рисками
  • Директор по качеству и безопасности пациентов
  • Менеджер по управлению рисками в здравоохранении
  • Специалист по безопасности пациентов
  • Советник по повышению производительности
  • Координатор по улучшению качества

Эти должности играют решающую роль в анализе данных пациентов, а также в координации и реализации планов повышения качества.Поскольку это руководящие должности, непосредственно влияющие на уход за пациентами, для начала работы обычно требуется медицинский опыт и ученая степень.

Какая степень вам нужна для работы в области повышения качества?

Специалисты по улучшению качества обычно имеют опыт работы в сфере здравоохранения, будь то врач, дипломированная медсестра или другая аналогичная должность.

Имеющейся степени бакалавра в области здравоохранения может быть достаточно для должности начального уровня в сфере повышения качества.Но если вы хотите построить карьеру в области качества здравоохранения, ученая степень может помочь вам выделиться и занять высшую позицию, сказал Соуэлл.

Для зарегистрированных медсестер со степенью бакалавра сестринского дела (BSN), например, получение степени магистра сестринского дела (MSN) в области качества и безопасности в здравоохранении является обычным путем к повышению качества карьеры. В этой программе степени вы можете узнать, как:

  • Использование данных для оценки риска и определения областей для изменений
  • Мотивировать изменения, которые способствуют улучшению здравоохранения
  • Создание инициатив по профилактике и укреплению здоровья
  • Баланс между качеством и стоимостью в здравоохранении
  • Защита политик, отвечающих потребностям пациентов
  • Наладить эффективную коммуникацию и сотрудничество между медицинским персоналом

«MSN в области качества и безопасности здравоохранения дает человеку навыки и знания для улучшения качества здравоохранения», — сказал Соуэлл.«(Это) отличает медицинского работника от других, стремящихся продвинуться по карьерной лестнице».

В дополнение к получению степени магистра в области качества и безопасности здравоохранения получение отраслевых сертификатов также может помочь вам выделиться при приеме на работу.

Сертификат Certified Professional in Healthcare Quality® (CPHQ) Национальной ассоциации качества здравоохранения (NAHQ) является одним из самых известных сертификатов в этой области. Согласно веб-сайту NAHQ, получение этого сертификата свидетельствует о том, что вы обладаете знаниями и навыками в ключевых областях, включая управление информацией, измерение качества, а также стратегические и оперативные задачи по обеспечению безопасности пациентов.Чтобы получить этот сертификат, профессионалы должны сдать экзамен CPHQ.

Получение этого или других сертификатов повышения качества может помочь вам выделиться при приеме на работу и убедиться, что у вас есть навыки, необходимые для оказания влияния на стратегии повышения качества в вашем учреждении.

«Профессионал, сертифицированный по качеству и безопасности, демонстрирует высокий уровень квалификации, который подчеркивает компетентность в области качества здравоохранения», — сказал Соуэлл. «Как и сертификаты по другим специальностям, получение сертификата выделяет человека как специалиста по качеству здравоохранения.

Повышение безопасности пациентов и качества медицинской помощи 

От снижения показателей внутрибольничной инфекции до сокращения продолжительности пребывания в больнице очевидна важность повышения качества здравоохранения. Делая карьеру в области улучшения качества здравоохранения, вы можете оказать значительное влияние на отдельных пациентов и систему здравоохранения в целом.

«Улучшение качества имеет решающее значение для улучшения процессов или результатов оказания медицинской помощи, — сказал Соуэлл.

Подумайте, как онлайн MSN в Healthcare Quality and Safety может помочь вам в достижении ваших карьерных целей.

Даниэль Ганьон — независимый писатель, работающий в сфере высшего образования. Свяжитесь с ней на LinkedIn.

Показатели качества и результатов медицинской помощи

 

Качество медицинской помощи является основным параметром эффективности системы здравоохранения. Качество медицинской помощи означает, что предоставляемая помощь:

  • Эффективный : достижение желаемых результатов при правильном предоставлении медицинских услуг, основанных на доказательствах, всем, кому это может быть полезно, но не тем, кому это не принесет пользы
  • Безопасный : снижение вреда, причиняемого при оказании медицинских услуг
  • Ориентация на пациента : размещение пациента/пользователя в центре оказания медицинской помощи

ДАННЫЕ

В 2021 году процесс сбора данных ОЭСР HCQO включал в себя в общей сложности 64 показателя, охватывающих следующие «темы»: первичная помощь, безопасное назначение лекарств в первичной помощи, неотложная помощь, психиатрическая помощь, онкологическая помощь, безопасность пациентов и опыт пациентов.В сборнике представлены данные из 40 стран, включая страны, не входящие в ОЭСР, такие как Сингапур, Мальта и Румыния.

Health at a Glance 2021 также включает в себя первый отчет ОЭСР по показателям качества для сбора:

  • Интегрированный уход
  • Уход в конце жизни
  • Безопасность пациентов с точки зрения пациентов и медицинских работников
  • Опыт ухода за пациентом, получающим психиатрическую помощь

Все показатели доступны в базе данных статистики здравоохранения ОЭСР в наборе данных показателей качества здравоохранения в ОЭСР.Статистика:

Данные и информацию о качественных показателях инфекционных заболеваний (скрининг и иммунизация), рака (скрининг и смертность), а также различных других показателей, связанных с образом жизни и профилактикой, можно найти:

Система ОЭСР для измерения эффективности систем здравоохранения


Программа Health Care Quality and Outcomes , ранее известная как Project Health Care Quality Indicators (HCQI), была инициирована в 2001 году. Цель состояла в том, чтобы разработать и сообщить показатели для международных сравнений качества медицинской помощи.В течение последних двадцати лет осуществлялся сбор и анализ данных, постепенно расширяя охват аспектов в рамках, указанных выше, и количество вовлеченных стран. Между секретариатом ОЭСР и представительной группой экспертов из стран ОЭСР и стран, не входящих в ОЭСР, международных организаций, включая Всемирную организацию здравоохранения и Европейскую комиссию, и других соответствующих сотрудничающих учреждений, включая университеты, профильных экспертов и исследовательские организации, ведется постоянный диалог.

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ЧТЕНИЕ

  • Посетите нашу страницу со всеми рабочими документами по здравоохранению, чтобы найти последние работы по качеству и результатам здравоохранения
  • .
  • Ф. Каринчи, К. Ван Гул, Дж. Майнц, Дж. Вейяр, Э.К. Пичора, Дж.М. Жануэль, И. Ариспе, С.М. Ким и Н.С. Клазинга, от имени Экспертной группы ОЭСР по показателям качества здравоохранения (2015 г.), «На пути к практическим международным сравнениям эффективности систем здравоохранения: экспертная проверка структуры ОЭСР и показателей качества», Международный журнал качества в здравоохранении, Vol.27/2, стр. 137-146
  • Первоначальная Система качества здравоохранения ОЭСР (Рабочий документ ОЭСР по вопросам здравоохранения № 23, март 2006 г.)
  • О. Арах, Г. Вестерт, Дж. Херст и Н. Клазинга (2006 г.), «Концептуальная основа проекта ОЭСР по показателям качества здравоохранения», Международный журнал качества в здравоохранении, Vol. 18/suppl_1, стр. 5-13
  • Форум по качеству медицинской помощи (2010 г.)
  • Качество медицинской помощи и результаты
  • Статистика здравоохранения
  • Политика здравоохранения
  • Публикации по вопросам здравоохранения
     

КОНТАКТЫ

 Следите за нами в Твиттере через @OECD_Social

 

 

Качество жизни медицинских работников во время COVID-19

Введение

Пандемия тяжелого острого респираторного синдрома и коронавируса-2 (SARS-COV-2), получившая обозначение коронавирусной болезни-19 (COVID-19), по сообщениям, возникла в Ухане, Китай, в конце декабря 2019 года, а затем распространилась по всей провинции. , вызвав массовое внимание во всем мире. 1–8 этот вирус может активно передаваться от человека к человеку воздушно-капельным путем при кашле и чихании. SARS-COV-2 поражает дыхательную систему человека, особенно клетки, выстилающие альвеолы. 2,5,7,9,10 Первый случай COVID-19 был подтвержден в Ухане, провинция Хубэй, Китай. По оценкам, пять пациентов с атипичной пневмонией сначала получили лечение, прежде чем болезнь распространилась на все другие страны. 2,7,11,12 В марте 2020 года Всемирная организация здравоохранения объявила вспышку COVID-19 глобальной пандемией. 3,13–15

Факторами риска являются тесный контакт, особенно проживание в одном доме с пациентом с COVID-19, а также история поездок в зараженные места и обратно, установленная Центрами по контролю и профилактике заболеваний. 2,16 По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), по состоянию на 6 августа 2021 г. было зарегистрировано 200 840 180 подтвержденных положительных случаев COVID-19, уровень смертности 4 265 903, статус вакцинации 3 984 596 440. 4 Клинические проявления у пациентов с COVID-19 варьируются от бессимптомных, умеренных симптомов до пневмонии, тяжелой пневмонии, ОРДС, сепсиса и септического шока. 2,5,16 Медицинские работники или медицинские работники, находящиеся на переднем крае стационарного лечения, относятся к группам населения со значительной вероятностью заражения. 2,10,12,17 В сфере здравоохранения на рабочем месте и в личной жизни существует несколько проблем, большинство из которых непредвиденные во время эпидемии COVID-19. 11,17–19

Качество жизни — это отношение человека к своему месту в жизни в отношении культурного фона и систем убеждений, в которых он живет, которые связаны со стремлениями, ожиданиями, стандартами и соображениями. 2,7,19 Во время пандемии медработники играют решающую роль в оказании неотложной медицинской помощи всем пациентам, инфицированным вирусом SARS-COV-2. 2,14,20 В современной среде здравоохранения индикаторы рабочего стресса являются серьезной проблемой общественного здравоохранения. Определенные рабочие и личные аспекты могут влиять на качество жизни медработников. 1,19,26 Беспрецедентные состояния постоянного страха и беспокойства могут оказать значительное влияние на качество жизни медработников. 3,19,27 Нынешняя эпидемия COVID-19 создала беспрецедентную нагрузку на медицинских работников (HCW) во всем мире и повлияла на характер работы HP. 7,13,14 В первую очередь, обеспечение безопасной и эффективной защиты медработников от инфекции на протяжении всей пандемии было необходимо не только для поддержания положительного и здорового ухода за пациентами, но и для предотвращения вспышек. 3,10,12,19,20 Во время эпидемии SARS-COV-2 качество жизни медицинских работников может снизиться. Они находятся на передовой в борьбе с пандемией COVID-19, и они вынуждены работать посменно и постоянно подвергаются повышенному риску заражения. 2,17–19

Под огромным давлением медработники должны были принять решение, спасающее жизнь. Эти решения включали в себя использование ограниченных ресурсов должным образом и в равной степени между многими пациентами, как справляться с потребностями своего физического и психического благополучия с потребностями своих пациентов, и как сбалансировать свои обязанности перед пациентами с обязанностями перед их семьей и друзьями, и как продолжать оказывать медицинскую помощь всем пострадавшим пациентам, несмотря на ограниченные или недостаточные ресурсы. 3,20,21 ВОЗ впервые обратилась к этому вопросу, заявив, что HP должны быть защищены в проблемные периоды пандемии путем установления мер безопасности для защиты их от профессиональных заболеваний. Согласно литературным данным, НР более уязвимы к развитию психологических заболеваний в период возникновения пандемических ситуаций. 21–23 Считается, что пандемия COVID-19 у медицинских работников вызывает депрессию и тревогу. Это также может вызвать беспокойство, разочарование, депрессивное настроение, посттравматическое стрессовое расстройство.Особенно примерами этого являются люди, которые потеряли свою автономию, были разлучены с близкими или потеряли свою профессию, и это может быть вызвано страхом перед передачей и неоднозначными источниками информации, распространяемой в социальных сетях. 2,9,10,12

Согласно нескольким исследованиям, медработники, опасавшиеся заражения своих близких, сообщали о значительных уровнях стресса, беспокойства и симптомов депрессии, которые могут иметь долгосрочные психологические последствия. Всестороннее поперечное исследование более 1000 китайских медработников выявило 71.дистресс 5%, депрессия 50,4%, тревога 44,6% и бессонница 34,0% соответственно. Лучшая информация, основанная на систематическом обзоре и метаанализе 13 исследований с участием 33 062 участников, показала, что значительный процент медработников сообщает о тяжелых уровнях тревоги, депрессии и бессонницы во время пандемии COVID-19.

Тревога и депрессия преобладали у 23,2% и 22,8% соответственно. Выяснилось, что у большого процента медработников наблюдались легкие симптомы депрессии и тревоги, в то время как умеренные и тяжелые симптомы были менее распространены. 1,8,18,19,26 По оценкам, на медицинских работников может приходиться 20% всех диагнозов, что влечет за собой тревогу и возможность летального исхода от вирусной инфекции, а также невыносимый психологический стресс, который может повлиять на их качество жизни. 18,21

В некоторых существующих литературных работах сообщается, что средний показатель заболеваемости персонала больниц составил 3,8%, что может быть причиной незащищенных контактов с сильно инфицированными больными, с неосознанно инфицированными больными, минимизацией средств индивидуальной защиты (СИЗ) при оказании неотложной медицинской помощи. процедуры в медицинских учреждениях.НР подвержены неопределенным ситуациям в рабочее время, и на их личную жизнь негативно влияет попадание в ролевую неуравновешенность из-за повышенных профессиональных рабочих требований. 6,11,24–26 Согласно многочисленным исследованиям, НР больше беспокоит вспышка пандемии, и проблемы со здоровьем членов их семей вызывают у них тяжелые психологические симптомы. Медицинские работники хорошо защищены, приняты достаточные профилактические и защитные меры, при этом они оказывают помощь пациентам с пандемией в любых чрезвычайных обстоятельствах. 13,14,26

Впервые забота о пациентах была объединена с заботой медработников о здоровье своих пациентов, неуверенностью, эмоциональными расстройствами и стигматизацией. Медработники выражали противоречивые мысли и трудности в балансировании своих профессиональных ролей и домашних обязанностей. Они обсудили трудности совмещения долга и чувства вины. 1,8,14,21,22 Проблемы, связанные с работой, наряду с психологическими поисками, этико-моральными дилеммами и ожиданиями пациентов могут вызвать напряжение в эмоциональном состоянии профессионала.Многочисленные исследования показали, что медработники, опасавшиеся заражения, с большей вероятностью отказывались работать или рассматривали возможность увольнения. 3,21,22

Оценка качества жизни медицинских работников

Во время пандемии COVID-19 учеными из разных стран были опубликованы несколько исследований качества жизни HP. Исследователь собрал информацию из базы данных Google Scholar, используя поисковые запросы «Качество жизни» «И» медицинские работники «И» COVID-19 в июле 2021 года.Собранные данные обобщаются и представляются в виде обзора литературы для оценки состояния качества жизни медицинских работников во время сценариев пандемии. Каждая обзорная литература включает название исследования, несколько инструментов, используемых для измерения качества жизни среди медицинских работников, и результаты исследования, а данные, упрощенные в табличном формате, состоят из имени автора, названия исследования, дизайна исследования, популяции исследования, метода / методики выборки. , Размер выборки, Период сбора данных, Год, Страна, Метод/инструменты, используемые для оценки качества жизни среди медицинских работников, Результаты исследования (см. Таблицу 1).

Обнаружен отчет о перекрестном исследовании из Индонезии качества жизни медицинских работников (МР) во время эпидемии COVID-19. Для оценки качества жизни (КЖ) РЗ использовался инструмент Всемирной организации здравоохранения Quality Of Life-BREF (WHOQOL-BREF). Он имеет четыре категории качества жизни: физическое здоровье, психологическое здоровье, социальные отношения и окружающая среда, которые используются в качестве метода оценки качества жизни, включающего 26 пунктов анкеты. Результаты исследования были следующими: средний балл в домене физического здоровья (63.18 ± 10,62) и средний балл в области психологического здоровья (60,33 ± 15,44) были интерпретированы как хорошее качество жизни, тогда как средний балл в области социальных отношений (51,57 ± 17,61) и средний балл в области здоровья окружающей среды (57,28 ± 12,48) были интерпретированы как умеренное качество жизни среди HW. Выводы исследования заключаются в том, что все медицинские работники, участвовавшие в исследовании, указали на хорошее физическое и психологическое здоровье с умеренным качеством социальных отношений и здоровьем окружающей среды. 2

Из Египта поступило сообщение о поперечном исследовании беспокойства о здоровье, связанного с вирусной инфекцией COVID-19, и его связи с качеством среди медицинских работников.Качество жизни (КЖ) медицинских работников исследовали с использованием Краткого опросника беспокойства по поводу здоровья (SHAI), Контрольного перечня симптомов-90-пересмотренного (SCL-90-R) и качества жизни Всемирной организации здравоохранения – BREF ( WHOQOL-BREF). Согласно результатам исследования, 28% медработников испытывали опасения по поводу здоровья в связи с вирусом COVID-19. Беспокойство о здоровье в ответ на вирус COVID-19 было обратно связано со всеми областями качества жизни у медработников. Доменами качества жизни (QoL) Среднее и SD среди врачей (n = 74) были Физическое здоровье (55.2±14,5), психологическое (58,7±17,3), социальные отношения (60,8±20,2), экологическое (49,6±16,8), тогда как для других медработников (n = 144) были физическое здоровье (49,2±15,7), психологическое (56,1±14,3) , Социальные отношения (64,0±19,2), Экологические (49,2±14,1). 3

В Италии было опубликовано поперечное исследование профессионального качества жизни (QoL) и результатов психического здоровья среди медицинских работников (HCW), затронутых SARS-COV-2 (COVID-19), с участием 265 HCW. Профессиональное качество жизни-5 (ProQOL-5), опросник здоровья пациента из девяти пунктов (PHQ-9) и шкала генерализованного тревожного расстройства из семи пунктов (GAD-7) использовались для оценки удовлетворенности состраданием (CS). эмоциональное выгорание, вторичная травматизация (ВТ) и симптомы депрессии и тревоги у медработников соответственно.Вся выборка, а также основные моменты исследования, выполнение среднего ± стандартное отклонение удовлетворенности состраданием (38,2 ± 7,0), выгорание (19,8 ± 5,0), вторичный травматический стресс (18,0 ± 5,6). Исследование показало, что пребывание на передовой и работа в отделении интенсивной терапии продемонстрировали потенциальный фактор риска для беспокойства, но не для депрессивных симптомов. 1

Влияние уровня стресса, тревоги и эмоционального выгорания на качество жизни медицинского персонала, работающего с пациентами с COVID-19, изучалось в перекрестном исследовании, проведенном в Турции среди 240 медицинских работников.В исследовании использовались Шкала воспринимаемого стресса (PSS), Опросник тревожности Спилбергера, Опросник эмоционального выгорания Маслаха и Шкала качества жизни (QoL). Основные выводы исследования заключались в том, что стресс, тревога и эмоциональное выгорание, испытываемые медицинским персоналом, ухаживающим за пациентами с COVID-19, влияли на качество их жизни (КЖ). Женатые медицинские работники имели значительно более высокий уровень стресса ( t = -2,380, p = 0,015, X = 61,9), личностной тревожности ( t = 3,012, p = 0,001, X = 44).21) и выгорание ( t = 1,789, p = 0,002, X = 29,67) имеют средние значения, чем отдельные сотрудники. С точки зрения профессионального статуса у медсестер был значительно более высокий средний уровень выгорания ( t = 2,564, p = 0,004, X = 8,91), чем у врачей (X = 8,41) и другого вспомогательного персонала (X = 8,14). Медицинские работники с детьми имели значительно более высокие средний уровень стресса ( t = 1,876, p = 0,013, X = 67,78), тревоги ( t = 3,356, p = 0,001, X = 9,97) и качества жизни ( t ). = 3.325, p = 0,001, X = 49,11) оценок, чем лица без детей. 27

В Италии были обнаружены результаты текущего исследования психического здоровья медицинских работников во время эпидемии COVID-19. Качество жизни (QoL) и визуальные аналоговые шкалы, связанные со здоровьем, опросник состояния и тревожности, форма Y1, опросник Бека о депрессии и контрольный список посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) для Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5) ) являются средствами обучения. Согласно результатам исследования, средний балл медицинского работника ± стандартное отклонение для счастья в жизни и заботы о здоровье составил 6.8 ±2,2 и 6,5±2,6 соответственно. Согласно полученным данным, у медицинских работников, работающих в отделениях COVID-19, наблюдались более высокие уровни симптомов депрессии и симптомов посттравматического стресса (ПТСР), чем у тех, кто работает в других медицинских учреждениях. 25

Текущее исследование психологических симптомов было проведено среди медицинских работников в Испании после первой волны вспышки COVID-19. Для оценки тревожности, стресса и депрессии применялись Шкалы депрессии, тревоги и стресса (DASS-21), для оценки посттравматического стресса применялся контрольный список посттравматического стресса (PCL-C), а для оценки профессионального качества жизни (QoL). оценить усталость сострадания являются инструментами исследования.Согласно опросу, 973 медицинских работника в период пандемии испытывали повышенную нагрузку на рабочем месте, а также посттравматический стресс и усталость от сострадания. Наибольшая воспринимаемая степень симптомов посттравматического стресса и профессионального качества жизни, от которых страдают медицинские работники (низкая, средняя и высокая), составила 72 (7,4%). Среди медицинских работников отмечена крайне тяжелая степень депрессии [47 (4,8 %)], тревоги [115 (11,8 %)] и симптомов стресса [59 (6,1 %)]. 6

Во время пандемии COVID-19 новые результаты исследования результатов психического здоровья и профессионального качества жизни (КЖ) были задокументированы среди 893 респондентов с использованием описательной количественной перекрестной методологии на основе Интернета. Инструментами исследования были опросники, связанные с чувствами, пересмотренная шкала влияния событий, шкала устойчивости Коннора-Дэвидсона (CD-RISC) и шкала профессионального качества жизни (ProQoL). Согласно результатам исследования, женщины-медсестры и врачи, работающие в отделении неотложной помощи, имели более высокую долю психологического дискомфорта.Выявленными симптомами профессионального качества жизни у работников спецподразделений по COVID-19 были удовлетворенность (40,12 ± 4,3), выгорание (32,30 ± 7,7) и стресс (28,49 ± 8,1). 23

Во время эпидемии COVID-19 в провинции Гуандун, Китай, наблюдался перекрестный обзор результатов исследования состояния психологического здоровья медицинского персонала. Инструменты, использованные в исследовании, включают шкалу качества жизни, шкалу самооценки тревоги Цунга (SAS) и шкалу самооценки депрессии Цунга (SDS).Выявлено, что 221 (24,34%) респондента имели различный уровень тревожности, 299 (32,93%) — депрессию, а 25,88% и 41,08% респондентов-медработников опасались заражения себя или членов своей семьи COVID-19. -19. У медработников была значительно более высокая заболеваемость тревогой и депрессией по сравнению с контрольной группой. И 221 (24,34%) участника МР испытывали тревогу со средним баллом SAS 42,9, а 299 (32,93%) страдали депрессией. Среднее значение SDS составило 47.8. 12

Во время пика вспышки COVID-19 во Вьетнаме среди ведущих медицинских работников было проведено поперечное исследование исходов психического здоровья и качества жизни, связанного со здоровьем, с участием 173 респондентов. Согласно результатам исследования, у 20,2% были симптомы депрессии, у 33,5% — симптомы тревоги, у 12,7% — стресс. Большинство проблем было упомянуто в компоненте тревоги/депрессии. Для оценки качества жизни, связанного со здоровьем (HRQoL) (EQ-5D-5L), использовалась Европейская шкала качества жизни – пять измерений – пять уровней.EQ-5D-5L — известный инструмент оценки качества жизни, состоящий из пяти вопросов с ответом по пятибалльной шкале Лайкерта. В EQ-5D-5L измерялись пять аспектов HRQoL: мобильность, самообслуживание, обычная деятельность, боль или дискомфорт и состояние психического здоровья. Среднее значение индекса EQ-5D-5L составило 0,93 (диапазон: 0,27–1,00; 22,0% имели идеальные показатели HRQoL), что было значительно выше среди медработников, не назначенных в больницу (0,93 против 0,87). 20

В недавнем исследовании, проведенном в Испании, использовался перекрестный обсервационный опрос 537 медицинских работников, чтобы сообщить о первичной и стационарной помощи до COVID-19 среди медицинских работников с точки зрения профессионального качества жизни и воспринимаемого стресса.Шкала профессионального качества жизни (ProQoL) представляет собой анкету с тремя подшкалами: усталость от сострадания, удовлетворенность от сострадания и шкала воспринимаемого стресса от выгорания (PSS-14) и являются действительными исследовательскими инструментами, применяемыми в исследовании. В этом исследовании оценивали профессиональное качество жизни (QoL) и воспринимаемый стресс (PSS-14). Согласно результатам исследования «Профессиональное качество жизни и воспринимаемый стресс при оказании помощи в стационаре», наибольшая удовлетворенность состраданием составила 125 (42,5%), усталость от сострадания — 189 (64,5).3%), а выгорание составило 108 (36,7%). 28

В отчете об исследовании в Интернете было обнаружено, что медицинские работники, лечащие пациентов с коронавирусной болезнью-19, оценивают качество сна и качество жизни, связанное со здоровьем, с использованием поперечного сечения среди 201 медицинского работника. Для оценки качества жизни использовались Питтсбургский индекс качества сна, шкала самооценки депрессии Цунга, краткая форма исследования результатов медицинского обследования (SF36) из 36 пунктов и шкала генерализованного тревожного расстройства (GAD-7) из 7 пунктов. в этом исследовании (PSQI).Самооценка текущего психического состояния показала, что 18,5% медицинских работников, работавших с пациентами с COVID-19, охарактеризовали свое психическое состояние как отличное, 24,5% — как очень хорошее, 42,3% — как хорошее, 14,7% — как плохое. По сравнению с психическим состоянием до пандемии, 64,3% пациентов сообщили об ухудшении, а 61,5% заявили, что вспышка пандемии повлияла на их психическое здоровье. 22

Во время эпидемии COVID-19 среди медицинских работников Индии проводились исследования психического здоровья и качества жизни.Инструменты исследования включают опросник здоровья пациента (PHQ-9), опросник генерализованного тревожного расстройства (GAD-7), визуальную аналоговую шкалу качества жизни (QoL-1) и вопросы с несколькими вариантами ответов с 12 вариантами оценки состояния здоровья. стрессоры. По данным исследования, у значительной части выборки (92, 47%) наблюдались симптомы депрессии, тревоги (98, 50%) и низкого качества жизни (89, 45%). Согласно выводам исследования, во время эпидемии COVID-19 у индийских медицинских работников наблюдалась значительная частота симптомов депрессии и тревоги, а также отрицательное качество жизни.Низкое качество жизни, о котором сообщалось в исследовании (n = 89), составило 45 %, при этом депрессия от умеренной до тяжелой степени составила 32 (73 %), тревога от умеренной до тяжелой — 39 (%), а депрессия от умеренной до тяжелой — 32 (73 %). тревожность – 24 (73%). 29

В Австралии было проведено исследование состояния психического здоровья медицинских работников по сравнению с другими работниками служб жизнеобеспечения во время пандемии COVID-19. население в целом (n=3443).Действительными используемыми инструментами исследования являются Шкалы депрессии, тревоги и стресса (DASS-21), Таблица положительных и отрицательных воздействий (PANAS) и Европейские опросы о состоянии здоровья – качество жизни (EUROHIS-QoL). Результаты исследования включали эмоциональные переживания и качество жизни, связанные с COVID-19, по группам с оценкой предельной средней стандартной ошибки медицинского работника (HCW; n = 879–905) и качества жизни (EUROHIS-QoL, α = 0,869). ) 777,1±17,9. EUROHIS-QoL расшифровывается как European Health Interview Surveys – Quality of Life (оценка качества жизни из восьми пунктов, оцениваемая по пятибалльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 до 5, где более высокие баллы указывают на более высокий уровень удовлетворенности). 10

Опубликовано поперечное исследование, проведенное в Румынии и Болгарии среди внебольничных фармацевтов во время COVID-19 о влиянии COVID-19 на качество жизни, связанное со здоровьем, и восприятие вакцинации для предотвращения COVID-19 с участием 395 респондентов. В исследовании для оценки качества жизни использовался инструмент 15D. Результаты показали различия в качестве жизни румынских и болгарских фармацевтов. Наблюдаемые различия во сне, обычной деятельности, умственных функциях, дискомфорте и симптомах, депрессии, дистрессе и общем балле 15D с низкими значениями дистресса показали статистическую значимость.Показатели качества жизни, связанного со здоровьем (HRQoL) по суммарному баллу 15D, составили 0,956 ± 0,051 в Румынии (n = 241) и 0,936 ± 0,063 в Болгарии (n = 154). 14

Опубликованное в Румынии исследование среди гастроэнтерологов о влиянии пандемии COVID-19 на связанное со здоровьем качество жизни, беспокойство и обучение среди 96 респондентов. Проверенными инструментами являются шкала 15D (для оценки качества жизни, связанного со здоровьем) и многомерная шкала тревожности Эндлера (EMAS — для оценки тревожности).Согласно результатам исследования, выявленное КЖСЗ в группе коллег-гастроэнтерологов (n = 64) составило 0,966 (0,055), а в группе молодых специалистов (n = 32) — 0,966 (0,055). (0,036). 30

Недавнее исследование, опубликованное в восьми городах Ирана, о психическом здоровье и качестве жизни медицинских работников родовспоможения во время пандемии COVID-19: многоцентровое исследование с участием 599 человек. В этом исследовании для оценки качества жизни (QoL) использовались анкета здоровья пациента-9 (PHQ-9), многомерная шкала воспринимаемой социальной поддержки (MSPSS) и краткая форма-36 (SF-36).Этот опрос включает 36 пунктов, которые используются для оценки состояния двух основных компонентов физического и психического здоровья. Сравнение воспринимаемой депрессии социальной поддержки и качества жизни у участников по статусу контакта с контактами красной зоны с качеством жизни по компонентам физического аспекта физического функционирования составило 90 [80–100], ограничения, связанные с физическим здоровьем, составили 50 [25]. –100], боль – 80 [55–100], общее самочувствие – 75 [55–90]. 16

Исследование насилия на рабочем месте и его связи с качеством жизни, проведенное в Китае среди специалистов в области психического здоровья во время эпидемии COVID-19, включало 10 516 участников.Инструменты исследования: китайская версия шкалы насилия на рабочем месте из 9 пунктов (GAD-7) использовалась для оценки опыта участников с ДПВ, китайская версия генерализованного тревожного расстройства из 7 пунктов (GAD-7) использовалась для оценки тяжесть симптомов тревоги и КЖ оценивались с использованием первых двух пунктов общего КЖ, полученных из Опросника качества жизни Всемирной организации здравоохранения – краткая версия (WHOQOL-BREF). Согласно результатам исследования, 1658 (15,8%) лиц, подвергшихся насилию на рабочем месте (WPV) (n = 1948), сообщили о словесных оскорблениях и/или угрозах, а 878 (8.4%) указали на физическое насилие. Общее качество жизни (КЖ) специалистов в области психического здоровья составило 6,6 (1,6%), тогда как качество жизни в группе без ДПВ (N = 8568) было 6,8 (1,5%), а в группе ДПВ (N = 1948) КЖ составило 5,9. . (1,5%). 31

Во время пандемии COVID-19 было опубликовано общенациональное исследование психического здоровья и качества жизни медицинских работников, в котором приняли участие около 1685 человек. Действительными инструментами исследования являются Анкета здоровья пациента-9, Общее тревожное расстройство-7, Скрининг посттравматического стрессового расстройства первичной медико-санитарной помощи и Тест на выявление расстройств, связанных с употреблением алкоголя-C.Выводы: из 1685 участников 31% (404 из 1311) подтвердили легкую тревогу и 33% (427 из 1311) клинически значимую тревогу; 33% (393 из 1341) сообщили о легких депрессивных симптомах и 17% (233 из 1341) — о депрессивных симптомах от умеренной до тяжелой степени; 34% (64 из 1326) подтвердили суицидальные мысли; и 14% (184 из 1300) оказались положительными на посттравматическое стрессовое расстройство. 21

В провинции Ляонин, Китай, среди жителей была обнаружена литература о перекрестном исследовании влияния пандемии COVID-19 на психическое здоровье и качество жизни среди 263 участников (106 мужчин и 157 женщин).Инструментами исследования являются шкала воздействия событий (IES), индикаторы негативного воздействия на психическое здоровье, социальная и семейная поддержка, а также изменения образа жизни, связанные с психическим здоровьем. Средний возраст участников составил 37,7 ± 14,0 лет, 74,9% имели высокий уровень образования. Средний балл участников по шкале IES составил 13,6 ± 7,7, что указывает на легкое стрессовое воздействие. Только 7,6% участников получили оценку IES ≥26. Большинство участников (53,3%) не чувствовали себя беспомощными в результате эпидемии. Эпидемия, с другой стороны, вызвала 52.1% испытывают ужас и опасения. Кроме того, большинство участников (57,8–77,9%) сообщили об усилении поддержки со стороны друзей и членов семьи, усилении общих эмоций и заботе о членах семьи и других людях. 32

В Китае был опубликован национальный опрос практикующих психиатров во время пандемической депрессии COVID-19 и его связь с качеством жизни n = 10 516 участников. Депрессия и КЖ респондентов оценивались с использованием девяти пунктов Опросника здоровья пациентов (PHQ-9) и краткой версии Опросника качества жизни Всемирной организации здравоохранения (WHOQOL-BREF) соответственно.Общее (качество жизни) качество жизни участников исследования составило 6,64 (1,60%), тогда как качество жизни участников без депрессии (N = 7517) было 7,12 (1,42%), а для лиц с депрессивными симптомами (N = 2999) было 5,46 (1,39%). 33

Во время пандемии COVID-19 результаты исследований характеристик сна были особо отмечены среди медицинских работников с использованием метода поперечного сечения среди 170 участников исследования (100 медицинских работников и 70 немедицинских работников).Инструменты исследования включают шкалу сонливости Эпворта (ESS), Питтсбургский индекс качества сна (PSQI), индекс тяжести бессонницы (ISI) и рейтинговую шкалу Гамильтона (HRS) из 17 пунктов. Основные результаты исследования заключались в том, что бессонница, ночные кошмары, лунатизм и страхи во сне, о которых сообщали сами, чаще встречаются среди медицинских работников с плохим качеством сна. При p-значении 0,05 наблюдаемый общий показатель индекса тяжести бессонницы (ISI) (среднее значение ± стандартное отклонение) среди медицинских работников составил 7,83 ± 5,29. 19

Во время вспышки COVID-19 сообщалось об исследовании состояния психического здоровья медицинского персонала среди 5018 подходящих респондентов.Инструменты исследования включают шкалу контрольного списка симптомов-90 (SCL-90) и социально-демографический опросник. Экономические проблемы были наиболее серьезно затронуты 52% во время эпидемии, за ними следуют проблемы межличностного общения (46,6%), проблемы с психическим здоровьем (46,4%), учеба или работа (45,0%), проблемы со здоровьем тела (44,1%), проблемы в семейных отношениях. (19,6%), эмоциональные проблемы (15,0%) и другие проблемы (15,0%). 9

Было проведено исследование качества жизни до и во время пандемии COVID-19 с участием 1290 респондентов: общенациональное перекрестное исследование с бразильскими диетологами.В качестве инструмента исследования использовался WHO-QOL-BREF. Выводы исследования подчеркнуты тем, что данные о качестве жизни (КЖ) до SARS-COV-2 (3,83±0,59) и во время эпидемии (3,36±0,66) существенно различались. Был сделан вывод о том, что пандемия SARS-COV-2 оказала пагубное влияние на качество жизни бразильских диетологов, поскольку медицинские работники испытывают изменения в своей жизни в результате своей рабочей нагрузки. 18

Заключение

COVID-19 — это новое заболевание, которое с конца 2019 года распространяется в разных странах с различными вариантами или претерпевает различные вирусные мутации и оказывает серьезное влияние во всем мире, нарушая физическое, психическое и социальное благополучие людей, особенно отклонения. ухудшение качества жизни медицинских работников за счет увеличения нагрузки на работе и иррационального страха легкого распространения вируса при прямом контакте с инфицированными людьми во время оказания неотложной медицинской помощи пострадавшим от вируса.Поскольку преобладающая роль медицинских работников заключается в удовлетворении потребностей больных людей во время пандемических ситуаций, предоставлении эффективных медицинских услуг госпитализированным лицам путем предоставления всесторонней жизненно важной помощи нуждающимся людям и в устранении чрезвычайных ситуаций, угрожающих жизни, находясь на передовой, в то время как спасение жизни людей. В текущем анализе была предпринята попытка сосредоточиться на оценке качества жизни, проводимой медицинскими работниками во время пандемического кризиса COVID-19. Поскольку медицинские работники хорошо умеют поддерживать свое здоровье во всех областях, таких как физическое, психическое и социальное благополучие, они могут быть более преданными своему делу в любой решающий момент и могут стоять на переднем крае, сталкиваясь с любыми профессиональными проблемами при оказании помощи больным людям.Все заинтересованные стороны в государственных и частных организациях здравоохранения должны учитывать свою основную обязанность перед медицинскими работниками поддерживать высокое качество их жизни. В различных обзорах раскрываются результаты их исследования качества жизни медицинских работников на ключевых этапах эпидемии COVID-19. Большинство результатов указывают на большее влияние на качество жизни медицинских работников из-за различных категорий проблем, таких как нарушения физического и психического здоровья во время пандемий, такие как депрессия, тревога, боязнь передачи вируса при оказании помощи госпитализированным. пациентов, семейные заботы, бремя, связанное с неопределенностью состояния здоровья членов семьи, и снижение социальных взаимодействий как в личном, так и в профессиональном плане.Все эти проблемы прямо и косвенно снижают качество жизни медицинских работников во всем мире. Необходимо проанализировать личные и профессиональные требования медицинских работников.

Персонально помогайте медицинским работникам, предлагая неотложную медицинскую помощь членам их семей и предоставляя финансовую помощь членам их семей, если не исчезнет неотложная необходимость. Профессионально помогать медицинскому работнику, поддерживая или увеличивая персонал, в частности, нанимая поставщиков медицинских услуг, чтобы уменьшить или свести к минимуму нагрузку на медицинского работника, а также предоставляя соответствующие комплекты средств индивидуальной защиты (СИЗ) во время лечения или контакта с инфицированными.Предоставление им возможности удовлетворять свои потребности и требования в условиях работы, минимизация рабочего давления, контроль связанного с работой насилия и жестокого обращения на рабочем месте, понимание бремени пандемии среди медицинских работников, а также высокая мотивация медицинских работников и признание ответственности, которую взяло на себя здравоохранение. профессии при оказании помощи больным людям или при оказании комплексной помощи во всех медицинских учреждениях.

Вклад авторов

Все авторы внесли значительный вклад в отчетную работу, будь то концепция, план исследования, выполнение, сбор данных, анализ и интерпретация или во всех этих областях; принимал участие в составлении, редактировании или критическом рецензировании статьи; дал окончательное одобрение версии для публикации; согласовали журнал, в который была подана статья; и соглашаетесь нести ответственность за все аспекты работы.

Раскрытие информации

Автор сообщает об отсутствии конфликта интересов в этой работе.

Каталожные номера

1. Буселли Р., Корси М., Балданци С. и др. Профессиональное качество жизни и результаты психического здоровья среди медицинских работников, подвергшихся воздействию Sars-Cov-2 (Covid-19). Int J Environ Res Общественное здравоохранение . 2020;17(17):6180. дои: 10.3390/ijerph27176180

2. Хаднинг I, Айний NQ. Анализ качества жизни медицинских работников в Индонезии во время пандемии COVID-19.В: 4-я Международная конференция по устойчивым инновациям 2020 г. – Медицинские науки и сестринское дело (Icosihsn 2020) . Джокьякарта, Индонезия: Atlantis Press; 2021. doi:10.2991/ahsr.k.210115.085

3. Абдельгани М., Махди Р., Эль-Гохари Х. Тревога по поводу здоровья в связи с вирусной инфекцией COVID-19 и ее связь с качеством жизни в выборке медицинских работников в Египте: перекрестное исследование. Arch Psychiatry Psychother . 2021;23(1):19–28. дои: 10.12740/APP/130304

4.ВОЗ. Информационная панель ВОЗ по коронавирусу (COVID-19). Доступно по адресу: https://covid19.who.int. По состоянию на 16 декабря 2021 г.

5. Zhu N, Zhang D, Wang W, et al. Новый коронавирус от пациентов с пневмонией в Китае, 2019 г. N Engl J Med . 2020;382(8):727–733. дои: 10.1056/NEJMoa2001017

6. Dosil M, Ozamiz-Etxebarria N, Redondo I, Picaza M, Jaureguizar J. Психологические симптомы у медицинских работников в Испании после первой волны пандемии COVID-19. Передний психол .2020;11. дои: 10.3389/fpsyg.2020.606121

7. Хан А.Г., Камруззаман М., Рахман М.Н., Махмуд М., Уддин М.А. Качество жизни во время вспышки COVID-19: влияние психологического стресса, государственных стратегий, социального дистанцирования и эмоционального восстановления. Гелион . 2021;7(3):e06407. doi:10.1016/j.heliyon.2021.e06407

8. Pappa S, Ntella V, Giannakas T, Giannakoulis VG, Papoutsi E, Katsaounou P. Распространенность депрессии, тревоги и бессонницы среди медицинских работников во время пандемии COVID-19: систематический обзор и метаанализ. Мозг Поведение Иммунитет . 2020; 88: 901–907. doi:10.1016/j.bbi.2020.05.026

9. Liu Z, Wu J, Shi X, et al. Состояние психического здоровья медицинских работников в Китае в связи с эпидемией COVID-19. Энн Глоб Здоровье . 2021;86(1):128. doi:10.5334/aogh.3005

10. Toh WL, Meyer D, Phillipou A, et al. Состояние психического здоровья медицинских работников по сравнению с другими работниками служб жизнеобеспечения в Австралии в условиях пандемии COVID-19: первые результаты проекта сопоставления. Психиатрия рез. .2021;298:113822. doi:10.1016/j.psychres.2021.113822

11. Дэн Д., Наслунд Дж.А. Психологическое воздействие пандемии COVID-19 на передовых медицинских работников в странах с низким и средним уровнем дохода. Harv Public Health Rev Camb Mass . 2020;28. Доступно по адресу https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC7785092/.

12. Li Q, Chen J, Xu G, et al. Состояние психологического здоровья медицинских работников во время вспышки COVID-19: поперечное исследование в провинции Гуандун, Китай. Фронт общественного здравоохранения . 2020;8. doi: 10.3389/fpubh.2020.562885/полный

13. Трумелло С., Браманти С.М., Балларотто Г. и др. Психологическая адаптация медицинских работников в Италии во время пандемии COVID-19: различия в стрессе, тревоге, депрессии, эмоциональном выгорании, вторичной травме и удовлетворенности состраданием между специалистами, работающими на переднем крае, и специалистами, не работающими на переднем крае. Int J Environ Res Общественное здравоохранение . 2020;17(22):8358. дои: 10.3390/ijerph27228358

14. Турку-Стиолика А., Богдан М., Субтирелу М.С. и соавт.Влияние COVID-19 на качество жизни, связанное со здоровьем, и восприятие вакцинации для предотвращения COVID-19: подход для внебольничных фармацевтов из Румынии и Болгарии. Дж Клин Мед . 2021;10(4):864. дои: 10.3390/jcm10040864

15. Орсини А., Корси М., Сантанджело А. и др. Проблемы и лечение неврологических и психиатрических проявлений у пациентов с SARS-CoV-2 (COVID-19). Нейрол Сай . 2020;1–14. doi:10.1007/s10072-020-04544-w

16. Vafaei H, Roozmeh S, Hessami K, et al.Психическое здоровье и качество жизни поставщиков акушерских медицинских услуг во время пандемии COVID-19: многоцентровое исследование в восьми городах Ирана. Psychol Res Behav Manag . 2020;13:563. doi: 10.2147/PRBM.S256780

17. Waszkiewicz N. Возможные особые потребности в психологической онлайн-поддержке у медицинских работников женского и мужского пола во время COVID-19. Дж Мед Вирол . 2020; 93: 174–175. дои: 10.1002/jmv.26273

18. Аджафре да Кошта Матос Р., Коэлью де Алмейда Акуцу Р.С., Пуппин Зандонади Р., Браз Ассунсао Ботельо Р.Качество жизни до и во время пандемии COVID-19: общенациональное перекрестное исследование с участием бразильских диетологов. Int J Environ Res Общественное здравоохранение . 2021;18(5):2712. дои: 10.3390/ijerph28052712

19. Herrero San Martin A, Parra Serrano J, Diaz Cambriles T, et al. Характеристики сна у медицинских работников, подвергшихся воздействию пандемии COVID-19. Снотворное . 2020; 75: 388–394. doi:10.1016/j.sleep.2020.08.013

20. Manh Than H, Minh Nong V, Trung Nguyen C, et al.Психическое здоровье и качество жизни, связанное со здоровьем, среди передовых медицинских работников во время пика вспышки COVID-19 во Вьетнаме: перекрестное исследование. Политика управления рисками Healthc . 2020;13:2927–2936. дои: 10.2147/RMHP.S280749

21. Янг К.П., Колч Д.Л., О’Салливан Д.М., Ферранд Дж., Фрид Дж., Робинсон К. Психическое здоровье и качество жизни медицинских работников во время COVID-19: результаты общенационального опроса в разгар пандемии. Психиатрическая служба . 2021;72(2):122–128.doi:10.1176/appi.ps.202000424

22. Стоянов Дж., Малобабич М., Станоевич Г., Стевич М., Милошевич В., Стоянов А. Качество сна и связанное со здоровьем качество жизни у медицинских работников, лечащих пациентов с коронавирусной болезнью-19. Int J Soc Психиатрия . 2021;67(2):175. дои: 10.1177/0020764020942800

23. Томар Б.С., Суман С., Сингх П., Радж П., Натия Д. Психическое здоровье и профессиональное качество жизни медицинских работников во время пандемии COVID-19: передовой опрос по COVID. Хамдан Мед J . 2020;13(4):196. doi:10.4103/HMJ.HMJ_53_20

24. Раджкумар Р.П. COVID-19 и психическое здоровье: обзор существующей литературы. Азиатский J Психиатр . 2020;52:102066. doi:10.1016/j.ajp.2020.102066

25. Ди Телла М., Ромео А., Бенфанте А., Кастелли Л. Психическое здоровье медицинских работников во время пандемии COVID-19 в Италии. J Eval Clin Pract . 2020;26(6):1583–1587. doi:10.1111/jep.13444

26. Buselli R, Baldanzi S, Corsi M, et al.Психологическая помощь медицинским работникам во время вспышки COVID-19 в Италии: предварительный отчет отдела гигиены труда (AOUP), ответственного за мониторинг состояния персонала больницы. Устойчивое развитие . 2020;12(12):5039. дои: 10.3390/su12125039

27. Челмесе Н., Менекай М. Влияние уровней стресса, беспокойства и выгорания медицинских работников, ухаживающих за пациентами с COVID-19, на качество их жизни. Передний психол . 2020;11:3329. doi: 10.3389/fpsyg.2020.597624

28. Ортега-Галан А.М., Руис-Фернандес М.Д., Лирола М.Дж. и соавт. Профессиональное качество жизни и воспринимаемый стресс у медицинских работников до COVID-19 в Испании: первичная и стационарная помощь. Здравоохранение . Многопрофильный институт цифровых публикаций; 2020:484. doi:10.3390/здравоохранение8040484

29. Suryavanshi N, Kadam A, Dhumal G, et al. Психическое здоровье и качество жизни медицинских работников во время пандемии COVID-19 в Индии. Поведение мозга .2020;10(11):e01837. дои: 10.1002/brb3.1837

30. Унгуряну Б.С., Владут С., Бенде Ф. и соавт. Влияние пандемии COVID-19 на качество жизни, тревогу и обучение молодых гастроэнтерологов в Румынии, связанных со здоровьем. Передний психол . 2020;11(579177). doi:10.3389/fpsyg.2020.579177

31. Xie X-M, Zhao Y-J, An F-R, et al. Насилие на рабочем месте и его связь с качеством жизни специалистов в области психического здоровья в Китае во время пандемии COVID-19. J Психиатр Res .2021; 135: 289–293. doi:10.1016/j.jpsychires.2021.01.023

32. Чжан Ю, Ма ЗФ. Влияние пандемии COVID-19 на психическое здоровье и качество жизни местных жителей в провинции Ляонин, Китай: перекрестное исследование.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.