Производства древесного угля: Производство Угля Древесного как Бизнес: оборудование, технология изготовления

Содержание

Жители посёлка в Моршанском районе против соседства с предприятием по производству древесного угля

Автор ГТРК «ТАМБОВ» На чтение 3 мин. Просмотров 2.9k. Опубликовано

Под Моршанском жители поселка Зелёный отстаивают право дышать чистым воздухом. По их словам, несмотря на запрет, предприятие по производству древесного угля продолжает работать. Углевыжигательные печи установлены на землях сельхозназначения и никакой другой деятельности здесь вести не должны. Почему предприниматель уверен, что ему мешают работать по закону?

Принято считать, что в сёлах воздух чистый. Жители Зелёного с горечью отмечают, их посёлок — исключение. То и дело в воздухе витает запах копоти и дыма. Летом эта проблема стоит особенно остро.

Просто невыносимо. Вот, летом жара стояла 40 градусов, ждешь вечера, открыть окна, проветрить. Окна открываешь, оттуда дым, дышать нечем,

— Андрей Шлычков, житель поселка Зелёный.

Ни на огородах ничего нельзя вырастить, на огурцах, на помидорах вот такой слой копоти. Это нужно кушать, этим нужно детей кормить. Тут не продаются дома, многие просто убежали из-за этой копоти,

— Вера Палюткина, жительница поселка Зелёный.

Страдают не только местные жители. В поселке расположен и психоневрологический интернат. Владелец земельного участка уверяет, что все установленные нормы соблюдены.

— Проект санитарно-защитной зоны. Вот он, сделан проект. Мы не можем утвердить ввиду того, что земля не выделена в производственную зону. Вот видите, этот объект, вот 500 метров санитарно-защитная зона. Сейчас вот здесь вот прочитать, во всех идет нормативах 250-300 метров, то, что от этих труб из которых дым выходит: оксид, азот, углерод, он улетучивается либо оседает. Вот здесь все подтверждения.

Не хватает документа о переводе земель из земель сельхозназначения в промышленное. Владелец участка обращался в муниципалитет с просьбой перевести земли в другую категорию. Однако местная администрация встала на сторону жителей.

На основании публичных слушаний было вынесено заключение, что администрация Устьинского сельсовета также заняла позицию против перевода земельного участка из одной зоны в другую. Сергей Александрович на основании этого подал иск в суд. При разбирательстве суд принял сторону Насонова Сергея Александровича,

— Сергей Попов, заместитель главы администрации Устьинского сельсовета.

У меня все нормативы, нормы, стандарты. Когда первоначально их завозили, мне сказали, не ближе 500 метров чтобы они были. Мы их расположили. Надо, мы их на километр сейчас переведем,

— Сергей Насонов, владелец земельного участка.

Перенос производства дальше от поселка, возможно, в какой-то степени решит проблему. Как отметили в сельсовете, этот вопрос также нужно обсуждать с жителями.

Однако пока рассматривать его рано. Дело о переводе земель в другую категорию по-прежнему в суде. Администрация не согласилась с решением суда первой инстанции и подала на апелляцию.

За развитием ситуации внимательно следят в прокуратуре. В августе текущего года после проверки деятельность предприятия по производству древесного угля была прекращена. Однако новая проверка показала, что запрет нарушают.

И вот вновь в декабре мы выявили этот факт, мы выехали на место в посёлок Зелёный. Мы обнаружили там 10 углевыжигательных печей, 4 из которых были в рабочем состоянии,

— Геннадий Сальников, прокурор Моршанска.

По результатам прокурорской проверки все материалы были направлены в полицию, МЧС а также в Роспотреб-, Росприрод- и Россельхознадзор.

Древесный уголь — это… Что такое Древесный уголь?

Древесный уголь (частично тлеющий). Видео горения древесного угля

Древе́сный у́голь — микропористый высокоуглеродистый продукт, образующийся при пиролизе древесины без доступа воздуха. Применяется в производстве кристаллического кремния, сероуглерода, чёрных и цветных металлов, активированного угля и т. д., а также как бытовое топливо (удельная теплота сгорания 31,5—34 МДж/кг). Древесный уголь классифицирован в системе стандартов — ГОСТ 7657-84 «Уголь древесный».

Древесный уголь зарегистрирован в качестве пищевого красителя под кодом E153.

Пиролиз древесины

Пиролиз — первый процесс, происходящий при горении древесины. Языки пламени образуются за счёт горения не самой древесины, а газов — летучих продуктов пиролиза. При пиролизе древесины (450—500 °C) образуется ряд веществ таких как:

древесный уголь, метиловый спирт, уксусная кислота, ацетон, смолы и др.

Этот процесс используется в пиролизных котлах. Процесс газификации древесины (пиролиз) происходит в верхней камере котла (загрузочном пространстве) под действием жара и при ограниченном доступе воздуха. Возникающий древесный газ протекает через слой жара, достигает сопла и смешивается там с вторичным воздухом.

История

В России древесный уголь производили издревле. Невозможно представить старую русскую деревню без кузницы. Кузнечные горны работали на древесном угле. Наиболее распространенными способами получения были кучное и ямное углежжение. Вариантами кучного были «стог» и «кабан». Эти технологии были примитивными, процесс продолжался до месяца и требовал периодического контроля и обслуживания. Все газообразные и жидкие (в парах) продукты распада (а это около двух третей от исходной массы абсолютно сухой древесины) выбрасывались в атмосферу. Массовое производство угля по таким технологиям было возможно только в XVII—XVIII веке, когда плотность населения была низкой и многие территории не освоены. Уже с XIX века в России предпочитали простейшие кирпичные печи для изготовления угля.

Родиной промышленного производства древесного угля следует считать Урал. Демидовское чугунно-литейное производство поднялось именно на древесном угле. Все знаменитые решетки и другие виды чугунного литья, украшавшие Петербург, были сделаны на Урале.

Возврат к кучному углежжению имел место в первые годы Советской власти на фоне развала промышленности. Затем были построены крупные углевыжигательные заводы (Аша, Сява, Амзя, Молома, Верхняя Синячиха), которые обеспечивали относительно экологически чистое производство угля. Одновременно, особенно на Северном Урале, продолжали работать разные модификации простейших кирпичных печей.

Новый виток с появлением многочисленных вариантов экологически грязных металлических печей пришелся на постперестроечный период. Ослабление санитарного контроля, хищнические бесконтрольные вырубки стали основой развития кустарного углежжения в железных «бочках» с пристроенными топками разной конфигурации. В условиях бесконтрольности это дело стало привлекательным, и им занялось множество предприимчивых, но безграмотных людей. Некачественный уголь производился с низким выходом, но пользовался спросом.

В первом десятилетии XXI века наступает новый этап. Строится несколько крупных предприятий по производству кристаллического кремния. Каждому из них нужно на несколько порядков больше угля, чем производят кустарные установки. Их требования к качеству угля высоки и определяются регламентами их производства. Их потребности могут быть удовлетворены только за счет грамотно организованного, достаточно крупного и экологически чистого производства. Такие углевыжигательные производства уже работают в ряде регионов России, и строятся новые.

Свойства

См. также

Литература

  • Козлов В.Н., Нимвицкий А.А. Технология пирогенетической переработки древесины — Гослесбумиздат, М.Л., 1954
  • Древесный уголь. — Лесная промышленность. М., 1979
  • Корякин В. И. Термическое разложение древесины. — Гослесбумиздат, М., 1962
  • Юдкевич Ю.Д., Васильев С.Н., Ягодин В.И. Получение химических продуктов из древесных отходов — изд. ЛТА, С.-Пб., 2002
  • Юрьев Ю.Л. Древесный уголь. Справочник. — Екатеринбург: Сократ, 2007. — 184 с. — ISBN 978-5-88664-298-8

Ссылки

Производство древесного угля и дров в СПб

Прибыль

500 000 ₽/мес

Город

Санкт-Петербург

Окупаемость

15 мес.

Прибыль

500 000 ₽/мес

Обороты

1 500 000 ₽

Метро

Ленинский пр.

Расходы

1 000 000 ₽

Основная информация о бизнесе

Производство древесного угля востребованное направление деятельности, так как в Санкт-Петербурге и Ленинградской Области потребность в угле очень высока, а производителей мало. Собственник готов подтвердить прибыль своего предприятия.

Компания работает без перерывов 5 лет в данном направлении, располагает большим количеством клиентов как частников, так и организаций. Есть постоянные крупные клиенты, которые делают заказы дров и угля для крупных магазинов и заправок СПБ и ЛО. Более 15 крупных договоров на сбыт.

Покупая данный бизнес вы получаете готовое производство с налаженным рынком сбыта. Окупаемость производства около 1 года.

Расположение

Производство находиться не далеко от города

Узнать адрес

Организационно-правовая форма

ООО (передается)

Информация о помещении

Общая площадь производства состоит из ангара и двух площадок.

Площадь
По запросу
Аренда
60000
Договор аренды
11 месяцев с пролонгацией
Коммунальные услуги
7000
Средства производства

Для введения данного бизнеса есть все необходимое:

  • 5 углевыжигательных печей( производительность 60 тонн в месяц)
  • фронтальный погрузчик
  • 2 дробилки для производства угля для активации
  • 3 бытовки
  • инструменты (бензопилы, колуны, сварочный аппарат, весы)
Нематериальные активы
  • сайт
  • база клиентов
  • договора
Персонал

Укомплектован штат сотрудников из 5 человек.

Документы

Документы в наличии и готовы к проверке.

Дополнительная информация
Хорошее предложение по разумной цене. Собственник готов оказать консультативную помощь в первых этапах после проверки.

Национальная оценка тенденций производства и потребления древесного угля

Abstract
Широко цитируемый отчет 1979 г. предположил, что существующие запасы древесины на Гаити будут достаточно, чтобы удовлетворить растущий спрос на древесный уголь, пока около 2000 году, но продолжающееся производство древесного угля может привести к в экологическом «апокалипсисе» (Вольтер 1979, 21, 23) предсказание, что запасы древесины на Гаити будут исчерпаны 2000 год был также поддержан отчетом о тенденциях, возникающих в ранний дистанционный анализ аэрофотоснимков, охватывающий с 1956 по 1978 год в трех разных местах на Гаити. (Коэн 1984, v – iv).И все же спустя 40 лет гаитяне продолжают производить большое количество древесного угля, несмотря эти страшные предсказания наоборот. оценки и последующие экстраполяции, представленные здесь, являются консервативными, используя средние оценки по ряду переменных, в том числе грузоподъемность мешков с углем для различных размеров транспортных средств в классификационной типологии, средний вес предположение для угольных мешков, и использование ежегодного методы экстраполяции (для Порт-о-Пренса и всего Гаити) на основе расширенных данных, отобранных во время репрезентативного низкого пиковых периодов производства древесного угля до соответствующих низких и пиковые сезоны в течение всего года.Это исследование дает целевые ответы на узкий набор исследований вопросы, помогающие заполнить важный информационный пробел в Гаити. В частности, общий объем древесного угля, перемещаемого в Порт-о-Пренс влияет на общую требуемую объем первичного производства биомассы для древесного угля и общая стоимость производственно-сбытовых цепочек древесного угля, демонстрирующая значение производства древесного угля для Гаити.Эти два актуальных показателя могут служить основой для принятия политических решений в отношении развитие и государственное программирование, связанное с ландшафтом управление, лесовосстановление, посадка деревьев, агролесоводство и сельскохозяйственные проекты на Гаити.

Цитата

«Тартер, Эндрю; Фриман, Кэти Кеннеди; Уорд, Кристофер; Сандер, Клас; Теус, Кенсон; Коэльо, Барбара; Фаваз, Ярине; Майлз, Мелинда; Ахмед, Тариг Тагаласфия Г.. 2018. Древесный уголь на Гаити: национальная оценка тенденций производства и потребления древесного угля.Всемирный банк, Вашингтон, округ Колумбия. © Всемирный банк. https://openknowledge.worldbank.org/handle/10986/31257 Лицензия: CC BY 3.0 IGO».

Топ-10 стран-производителей древесного угля

Огатан, угольные брикеты из опилок.

Древесный уголь является важным природным ресурсом, который на протяжении всей истории использовался для многих целей, включая искусство, медицину и химию. Тем не менее, его основное использование было в качестве источника топлива. Хотя древесный уголь можно производить из различных продуктов животного и растительного происхождения, наиболее распространенный коммерчески доступный уголь производится из древесины.

Древесный уголь в основном состоит из углерода, называемого полукоксом, с небольшим количеством остатков золы от исходной древесины. Древесный уголь производится путем нагревания древесины в среде с низким содержанием кислорода в течение нескольких дней. Этот процесс обезвоживает древесину и сжигает примерно 75% исходного объема древесины, в основном летучие соединения, такие как вода, метан, водород и смола. Полученное вещество состоит из комочков (кирпичиков) и порошка.Температура карбонизации определяет внешний вид, текстуру и температуру воспламенения древесного угля. Некоторые побочные продукты процесса производства древесного угля также имеют полезное коммерческое применение, включая опилки, древесный спирт, пиролигниевую кислоту и древесную смолу.

Крупнейшие производители древесного угля

Бразилия производит 11% древесного угля в мире, и на сегодняшний день это крупнейшая страна в мире.Большая часть древесного угля Бразилии используется для производства чугуна, одного из основных экспортных товаров страны. Индия и Китай производят по 4%, и символическую сумму вносят многие другие страны мира. Остальные 63% мирового производства древесного угля сосредоточены в Африке, особенно в таких странах, как Нигерия, Эфиопия, Демократическая Республика Конго, Мозамбик, Танзания, Гана и Египет. Семь из десяти ведущих стран-производителей древесного угля являются африканскими.

В период с 2004 по 2009 год мировое производство древесного угля увеличилось на 9%.Это в значительной степени связано с увеличением использования и производства древесного угля в развивающихся африканских странах. Около 30 % древесины, заготавливаемой в Африке в качестве топлива, используется для производства древесного угля.

Благо для развивающихся стран

Почему в развивающихся странах растет использование древесного угля? До урбанизации большинство граждан проживало в изолированных сельских районах.Древесина была самым дешевым и доступным источником топлива. Однако древесина труднее воспламеняется, ее неудобно носить и собирать, она опасна для детей (как источник осколков или колотых ран), дымна и грязна. Поскольку растущая урбанизация сделала уголь более доступным и доступным, он стал предпочтительной альтернативой топливу, в которой отсутствуют или значительно снижены многие из неприятных негативных последствий, присущих топливной древесине. Древесный уголь также намного дешевле, чем современные виды топлива, такие как сжиженный нефтяной газ (СНГ) или керосин.Поэтому в странах, которые только начинают урбанизироваться, он крайне желателен в качестве источника топлива. Кроме того, увеличение производства древесного угля привело к созданию множества новых рабочих мест и значительному финансовому росту во многих африканских странах с развивающейся экономикой. Это помогает развивающимся странам сохранять ресурсы, сокращать миграцию из сельских районов и повышать средний доход своих граждан.

Увеличение производства и потребления древесного угля может оказать значительное негативное воздействие на окружающую среду.Для стран с высоким потреблением, но слабыми источниками поставок существует опасность чрезмерного обезлесения существующих популяций деревьев в этой стране. Переход развивающейся страны от топливной древесины к древесному углю может иметь разрушительные экологические последствия, если не будут установлены ограничения на производство и использование. Однако угольные печи намного эффективнее дровяных, и при надлежащем надзоре, управлении и поддержке древесный уголь может стать устойчивым ресурсом.

Топ-10 стран-производителей древесного угля

Ранг Страна Доля Доля древесного угля Производство
1 Бразилия 11
2 Нигерия 8
3 Эфиопия 8
4 Демократическая Республика Конго 4
5 Мозамбик 4
6 Индия 4
7 Китай 4
8
8 Tanzania 3
9 Ghana 3
10 Egy44 3
3
Кэролайн Оберью по экономике
  1. Дом
  2. экономика
  3. Топ-10 стран-производителей древесного угля

Угольные печи, связанные с ними ландшафтные атрибуты и исторические лесные условия: исследования на основе ЦМР в Гессене (Германия) | Лесные экосистемы

Региональное расположение изучаемых территорий

Географическое и историческое положение

Два исследуемых района, Райнхардсвальд и Национальный парк Келлервальд-Эдерзее, находятся примерно в 60 км друг от друга.Они расположены в северной части Гессена, федеральной земли Германии, характеризующейся низкими горными ландшафтами и высокой долей (42 %) лесного покрова (рис. 1). Климат можно охарактеризовать как субатлантический со слабым субконтинентальным влиянием. В обоих исследуемых районах в естественных лесах будет преобладать бук европейский ( Fagus sylvatica ), за некоторыми исключениями на влажных, влажных или очень сухих участках и крутых каменистых склонах, для которых характерна черная ольха ( Alnus glutinosa ) и березы ( Betula spp.) или дубы ( Quercus robur и Q. petraea ) соответственно (BfN 2010).

Рис. 1

Расположение изучаемых территорий обсуждается в данной статье. Rw: Райнхардсвальд, Kw: Национальный парк Келлервальд-Эдерзее

Райнхардсвальд омывается реками Фульда, Везер и Димель и представляет собой самую северную связанную лесную зону Гессена. Площадь исследования составляет 20 600 га. Подстилающая порода состоит преимущественно из песчаника из Бунтсандштайна, литостратиграфической единицы нижнетриасовой серии (Rapp 2002).

Национальный парк Келлервальд-Эдерзее расположен к югу от реки Эдер, чья глубоко врезанная долина была затоплена 27-километровым искусственным озером (Эдерзее) с 1914 года, когда Эдер был перекрыт плотиной. Национальный парк площадью 5700 га был создан в 2004 году с целью защиты больших нерасчлененных участков полуестественных ацидофильных буковых лесов и других типов лиственных лесов. Подстилающая коренная порода в основном состоит из глинистых сланцев и граувакк каменноугольного периода. С 2011 года около 1500 га национального парка Келлервальд-Эдерзее входят в состав объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО «Девственные буковые леса Карпат и древние буковые леса Германии» (Succow et al.2012 г.; Волощук 2014; Менцлер и Савицки, 2015).

По данным обследования лесных участков, в условиях участка преобладают кислые почвы с мезотрофным питательным статусом на обеих исследуемых территориях. Для западных частей Рейнхардсвальда характерны плоские или пологие плато, где преобладают сезонно-влажные почвы. В то время как свежие (умеренно свежие, свежие или заметно свежие) почвы в основном отсутствуют на этих более равнинных участках, их гораздо больше на склонах восточной части Рейнхардсвальда (Боннеманн, 1984; Рапп, 2002).В национальном парке Келлервальд-Эдерзее преобладают умеренно сухие, умеренно свежие и свежие участки, и почти не встречаются сезонно влажные или влажные почвы (Menzler and Sawitzky 2015).

В период высокого средневековья (ок. 1100–1300 гг. н. э.) большая часть обеих изучаемых территорий не была покрыта лесом, а использовалась в качестве сельскохозяйственных угодий. Реликты древних полей и линчетов (т.2), дают веские доказательства бывшего сельскохозяйственного землепользования. С начала 14 века и далее связанные с ними поселения и их поля были заброшены из-за комплекса причин, в частности, из-за ухудшения климата и эпидемий чумы. Лес распространился довольно быстро, и уже в середине 15 века густые леса вновь покрыли ландшафт (Höhle 1929; Jäger 1951; Jäger 1958; Born 1961; Bonnemann 1984; Stephan 2010). Что касается относительно точных топографических карт масштаба не менее 1:100 000, относящихся к 18 веку (Рейнхардсвальд: Леопольд, 1719 г.; Рюстмайстер, 1724 г.) и началу 19 века (Национальный парк Келлервальд-Эдерзее: фон Ле Кок, 1805 г.), обе изучаемые области были почти сплошь покрыт лиственными лесными насаждениями, перемежающимися небольшими лугами и вересковыми пустошами.В это время доля хвойных лесов составляла менее 1 % (Mackeldey, 1971; Zarges, 1999).

Рис. 2

Фрагмент цифровой модели местности (DTM), полученной на основе данных бортового лазерного сканирования (ALS), Национальный парк Келлервальд-Эдерзее. Помимо многочисленных участков углевыжигательных печей (отмечены белыми кружками), видны средневековые линчеты (один пример отмечен буквой «L») и современные лесные дороги (один пример отмечен буквой «R»). В настоящее время территория в основном покрыта буковым лесом

.

Сегодня в лесной растительности преобладает бук, доля которого составляет около 40 % в Райнхардсвальде и 66 % в национальном парке Келлервальд-Эдерзее.Доля дубов составляет 17 % в Рейнхардсвальде и 7 % в национальном парке Келлервальд-Эдерзее. Хвойные виды деревьев, в основном ель ( Picea abies ), достигают общего покрытия 40 % в Рейнхардсвальде и 20 % в национальном парке Келлервальд-Эдерзее.

Оба лесных массива в настоящее время принадлежат федеральной земле Гессен. Вся территория Райнхардсвальда веками принадлежала ландграфству Гессен-Кассель. Право собственности перешло в 1803 г. к электорату Гессена, который в 1866 г. был присоединен к прусской провинции Гессен-Нассау (Bonnemann 1984).Напротив, территория нынешнего национального парка Келлервальд-Эдерзее долгое время была разделена между тремя разными территориями (рис. 3). Большая восточная часть находилась под властью графства Вальдек (с 1712 г. княжество Вальдек) и не входила в прусскую провинцию Гессен-Нассау до 1929 г. Меньшая западная часть (имение Иттер) принадлежала ландграфству Гессен-Марбург из 1589 г., а позже был отнесен к ландграфству Гессен-Дармштадт (с 1806 г. Великое герцогство Гессен ).Эта часть также была присоединена к прусской провинции Гессен-Нассау в 1866 г. Небольшая территория на южной окраине национального парка Келлервальд-Эдерзее принадлежала, как и Рейнхардсвальд, ландграфству Гессен-Кассель (Curtze 1850; Demandt 1972; Вальдейер 2014).

Рис. 3

Исследуемая территория Национальный парк Келлервальд-Эдерзее с нанесенными на карту участками угольных печей, историческими промышленными объектами и историческими границами государства. Различные металлургические заводы и молотковые мельницы больницы Хайна не показаны, поскольку они не получали древесный уголь или дрова из исследуемой области.a: Талитер, b: Берихер Фактореи, c: Форнхаген, d: Кляйнерн, e: Геллерсхаузен, f: Франкенау

До- и раннепромышленное сжигание древесного угля и потребители на изучаемых участках

С середины XVI в. вблизи исследуемых лесных массивов учреждались плавильные заводы и молотковые мельницы. До этого периода железо и изделия из железа производились в небольших децентрализованных плавильных печах и кузницах (Wick 1910; Sippel 2005). С середины 17 века угольщики использовали временные печи для обжига угля на месте в лесных купе.Эти печи для обжига древесного угля состояли из тщательно уложенной стопки дров, которая была покрыта газонепроницаемым слоем почвы, дерна и мха (Klein 1836; von Berg 1860). Раньше производство древесного угля происходило в угольных карьерах (Schäfer, 1977; Wick, 1910). По этим причинам мы делаем вывод, что большинство угольных печей в обоих исследуемых районах были созданы между серединой 17-го и концом 19-го веков. В следующем разделе мы суммируем основные достижения в области производства древесного угля и железа в изучаемых районах.

Reinhardswald

Первые письменные свидетельства производства древесного угля датируются 1302 годом (Bonnemann 1984). Ряд более поздних архивных документов указывает на то, что вторичные леса, образовавшиеся после заброшенности сельскохозяйственных угодий в средневековье, были расчищены для сельского хозяйства в 16 веке. Заготовленная древесина использовалась для производства стекла и древесного угля (Jäger 1951). Декреты о лесах, изданные ландграфством Гессен-Кассель в 1593, 1629 и 1683 годах, подчеркивают, что существует огромное количество лежащей древесины (например, ветром), которую следует использовать для производства древесного угля.Но и регулярно заготавливаемая древесина подвергалась карбонизации. Деревья, пригодные для производства древесины или технических целей, не должны выделяться угольщикам (Landgraf zu Hessen 1593; Landgraf zu Hessen 1629; Landgraf zu Hessen 1683).

Основными потребителями древесного угля первоначально были частные молотковые мельницы и металлургические заводы в Липпольдсберге (1555–1873 гг., с 1583 г. государственные) и Хайзебеке (1555–ок. 1564 г.), а также государственные металлургические заводы в Вааке (1581– 1583 г.), Кникхаген (1591–1666 гг.) и Векерхаген (1666–1903 гг.).Примерно с 1700 по 1730 год медеплавильный завод существовал в Ольбетале недалеко от Векерхагена (рис. 4). Согласно описанию леса 1774 г., годовой объем древесины составляет ок. 1200 м 3 могут быть устойчиво собраны прибл. 120-га участок леса «Stickelhalbe» для обеспечения древесным углем молотковой дробилки в Липпольдсберге (Henne 1997). К 1767 году металлургическому заводу Veckerhagen требовалось ок. 4800 м 3 и к 1802 г. ок. 5500 м 3 древесины в год (Cancrinus 1767; Laurop 1802). Металлургический завод закупал древесину в соседних государственных лесах и координировал работу производителей древесного угля.Железная руда в основном добывалась в горнодобывающем районе Хоэнкирхен, расположенном в 18 км к юго-западу от Векерхагена (рис. 1). С начала 19 века и далее важность древесного угля для выплавки чугуна уменьшилась, поскольку кокс, полученный из угля, становился все более доступным (Cancrinus 1767; Laurop 1802; Wick 1910; Lotze 1997).

Рис. 4

Изучаемая территория Райнхардсвальд с нанесенными на карту участками угольных печей и историческими промышленными объектами. a: Липпольдсберг, b: Хайзебек, c: Ольбеталь, d: Векерхаген, e: Вааке, f: Кникхаген

Национальный парк Келлервальд-Эдерзее

Важность производства древесного угля на территории нынешнего национального парка Келлервальд-Эдерзее подчеркивается указом о лесах, изданным принцем Вальдекским в 1741 году (Fürst von Waldeck-Pyrmont 1741).В этом постановлении подчеркивается растущий спрос шахт, плавильных и молотковых мельниц на древесный уголь, дрова и строительную древесину, а также даются подробные инструкции по охране лесных ресурсов от истощения. В частности, лесоуправлению было поручено строго контролировать вырубку древесины для производства древесного угля. Деревья, пригодные для производства древесины или технических целей, должны были быть исключены из производства древесного угля. Помимо древесного угля, в этом районе также производилась древесная зола, в лесу можно найти остатки мест производства золы (Sippel 2009).

В Вальдеке раннее промышленное производство чугуна достигло своего расцвета между 16 и 18 веками. В это время рядом с нынешним национальным парком Келлервальд-Эдерзее работало множество в основном небольших металлургических заводов и молотковых мельниц (например, Форнхаген 1540–1710 гг., Кляйнерн 1657–1870 гг., Геллерсхаузен 1658–1664 гг.) (рис. 3) ( Маннел, 1908; Шефер, 1977). Важнейший комплекс металлургических заводов и связанных с ними молотковых мельниц располагался в долинах рек Эдер и Вербе, ок.2 км к северу от национального парка Келлервальд-Эдерзее. Первое письменное упоминание об этой протоиндустриальной зоне относится к 1623 году. Центральным металлургическим заводом был Bericher Faktorei (плавильный завод и связанные с ним молотковые мельницы), пик деятельности которого пришелся на начало 18 века. Железная руда была закуплена в горнодобывающем районе Адорф, расположенном в 35 км к северо-западу от металлургического завода (рис. 1). Древесный уголь и дрова в основном добывались из близлежащих государственных лесов. Между 17 и 19 веками поставки древесного угля и топливной древесины для Bericher Faktorei строго регулировались государственной лесной администрацией.Различные меры были направлены на предотвращение как чрезмерной эксплуатации лесов, так и расточительного использования древесины. Цена на древесину регулировалась, а доставка древесины на металлургические заводы и их производители древесного угля зависела от доступного объема рубки. Были определенные ситуации, когда металлургический завод в Берихе был вынужден прекратить работу из-за нехватки топлива или был вынужден закупать древесный уголь в других регионах (Curtze 1850; Mannel 1908; Schäfer 1977). Между 1750 и 1806 годами годовое потребление древесины Bericher Faktorei составляло в среднем 7500 м 3 .К 1833 году эта фабрика утратила свое значение и впоследствии закрылась в 1875 году (Mannel 1908).

На территории бывшего ландграфства Гессен-Кассель рядом с деревней Франкенау, в 2 км к югу от национального парка Келлервальд-Эдерзее, с 1576 по 1663 год работал металлургический завод. Однако древесный уголь и дрова предположительно получали из Поместье Иттер (Boucsein 2009). Металлургический завод и молотковые мельницы больницы Хайна, ок. в 12 км к юго-востоку от национального парка Келлервальд-Эдерзее, действовали с начала 16 по 19 века и могли получать древесный уголь и топливную древесину из окружающих лесов (Wick 1910; Friedrich 1990; Zarges 1999; Bucsein 2009).В деревне Талиттер в поместье Иттер, в 8 км к северо-западу от национального парка Келлервальд-Эдерзее, с 1712 по 1868 год работал медеплавильный завод. Этот завод также потреблял большое количество древесного угля и дров (Cancrinus 1767; Tasche 1849; Paul 1939). ). В тех частях национального парка Келлервальд-Эдерзее, которые принадлежали имению Иттеров, пик производства древесного угля пришелся на 19 век (Zarges 1999).

Распределение участков углевыжигательных печей

Цифровая модель местности (ЦММ) и атрибуты ландшафта

Для систематического картографирования участков углевыжигательных печей мы использовали цифровую модель местности (ЦММ), полученную в результате бортового лазерного сканирования (ALS) по всему штату. ) данные Гессенского государственного управления землеустройства и геоинформации (HVBG).Данные ALS были записаны в период с 2009 по 2012 год, а примененная ЦМР обеспечивала пространственное разрешение 1 м 2 (Донеус и др., 2008; Гертлофф, 2011; Рисбёль и др., 2013; HVBG, 2015). Два разных изображения отмывки были получены из DTM, которые различались в зависимости от условий освещения. Это позволило нам с большой точностью визуально идентифицировать участки угольных печей (рис. 2).

Для каждой точки данных участка печи мы определили значения параметров четырех атрибутов ландшафта из цифровых карт инвентаризации леса («породный состав деревьев»), карт обследования участка леса («состояние водоснабжения», «состояние снабжения питательными веществами») и почвенные карты («классы почвенных комплексов»).Классы почвенных комплексов были нанесены на карту в масштабе 1:50 000 (HNUG 2002), масштаб карт инвентаризации лесов был 1:50 000, а карт обследований местности – 1:25 000 (HMULF 2002). Три атрибута ландшафта «высота», «экспозиция» и «наклон» были получены из DTM. Поскольку фундаменты углевыжигательных печей всегда представляют собой небольшие плато, значения параметров признаков «экспозиция» и «наклон» рассчитывались как средние значения колец шириной 15 м вокруг буферных кругов шириной 15 м в точках расположения печи. .Упомянутые выше ландшафтные признаки определялись и для суммарных площадей каждого изучаемого лесного ландшафта. Все геопространственные анализы были выполнены с использованием программного обеспечения GRASS GIS 7 (группа разработчиков GRASS, 2015 г.) и программного обеспечения QGIS 2.11 (группа разработчиков QGIS, 2015 г.).

Сравнение исследований на основе ЦММ и полевых инвентаризаций участков углевыжигательных печей

Привязанные к местности данные полевых инвентаризаций участков углевыжигательных печей в северном Рейнхардсвальде (Koch 1990; Stephan 2010) позволили нам данные, собранные традиционным способом и без использования GPS (Ludemann 2012).На площади 847 га мы выявили 414 участков углевыжигательных печей с помощью интерпретации ЦМР, в то время как только 328 из них (79 %) были обнаружены во время полевых исследований. Помимо больших усилий по полевой инвентаризации, точность позиционирования точечных данных, полученных с помощью ЦМР, была намного выше. Расхождения более чем на 50 м между точками полевого обследования и фактическим расположением печи не были чем-то необычным.

Статистический анализ

Все статистические анализы проводились с использованием программного обеспечения R версии 3.2.2 (R Development Core Team, 2015 г.) с «веганским» пакетом (Оксанен и др., 2012 г.) и «кластерным» пакетом (Махлер и др., 2015 г.). Значимость статистических тестов была отмечена следующим образом: *** =  p  ≤ 0,001; ** =  р  ≤ 0,01; * =  p  ≤ 0,05; нс = p  > 0,05.

Однофакторный анализ

Используя критерий хи-квадрат, мы проверили, было ли частотное распределение участков углевыжигательных печей по уровням различных атрибутов ландшафта пропорциональным распределению этих атрибутов ландшафта на всей изучаемой территории.c}{n}_i \log\\left({n}_i/\widehat{\mu_l}\right)\kern2em \mathrm{with}\kern0.5em i = 1(1)\mathrm{c} $$

(1)

Г 2 равно х 2 -распределенная с c -1 степенями свободы, где n — общее количество углевыжигательных участков, n я — наблюдаемые участки углевыжигательных печей на i -м факторном уровне и \( \widehat{\upmu_l}={p}_i\times n \) теоретические значения общей площади на этом уровне.

Многомерный и кластерный анализ

Для того чтобы лучше определить многомерную структуру данных по угольным печам, мы провели анализ основных компонентов (PCA; см. Venables and Ripley 2002). Для этого номинальные переменные «состояние водообеспеченности», «состояние обеспеченности элементами питания», «классы почвенных комплексов», «экспозиция», «основные древесные породы» были преобразованы в дихотомические переменные с учетом соответствующих уровней факторов. Для дальнейшего анализа использовались только дихотомические переменные.Чтобы подогнать дихотомические переменные обоих исследованных лесных участков на график PCA, мы использовали функцию «envfit», предоставляемую пакетом «vegan» в R (Оксанен и др., 2012). Была создана двойная диаграмма, которая позволила проанализировать корреляцию между различными переменными и обеими лесными площадями.

Мировое потребление древесного угля и вопрос энергетической безопасности

Современное энергетическое планирование часто указывает на то, что спрос на древесный уголь в качестве топлива для приготовления пищи связан с отсутствием доступа к современным альтернативным источникам энергии, таким как природный газ и электричество.Действительно, непоколебимая зависимость от древесного угля и других форм биомассы, таких как дрова, является основой понятия «энергетическая бедность» и одним из основных оправданий большей электрификации.

Однако потребление древесного угля характерно не только для регионов с ограниченным доступом к электроэнергии. Это топливо остается широко продаваемым товаром на мировом рынке. Наше исследование показывает, что древесный уголь по-прежнему необходим для приготовления пищи во многих электрифицированных городских центрах Африки.Более того, его импортируют страны с широким и надежным доступом к электроэнергии. Например, Германия, Франция, Япония, Южная Корея, Великобритания и США входят в десятку крупнейших импортеров древесного угля в мире, несмотря на положительные оценки в международных рейтингах энергетической безопасности .

В 2018 году во всем мире было произведено более 53 млн тонн (Мт) древесного угля, что значительно больше, чем 47 млн ​​тонн, произведенных в 2008 году. Бразилия по-прежнему является крупнейшим в мире производителем древесного угля, используя управляемые эвкалиптовые плантации и деревья из тропических лесов Амазонки.Стоимость древесного угля на мировом рынке составляет около 1,46 миллиарда долларов США. Его преимущественно поставляют тропические леса Бразилии, Нигерии, Танзании и Демократической Республики Конго (рис. 1). Однако полузасушливые страны, такие как Египет, Эфиопия, Намибия и Сомали, также постоянно вносят свой вклад в международные запасы древесного угля, который в основном используется для приготовления пищи и в тяжелой промышленности, включая выплавку железной руды.

Рисунок 1. Среднегодовое производство 10 ведущих мировых производителей древесного угля, 1993–2017 гг. (Источник данных: FAOSTAT)

Цепочка поставок древесного угля в основном неформальная, с хорошо скоординированной логистикой для поддержания внутри- и межконтинентальной торговли.Производство часто находится в зачаточном состоянии и включает одноразовые печи для обжига на земляных насыпях, подожженные в открытых лесах (рис. 2).

Рисунок 2: Производство древесного угля в типичной печи с насыпью в открытом лесу в районе Нвоя, Уганда

Отсутствие стандартизированных спецификаций в отношении количества и типов используемого сырья создает высокую неопределенность в отношении качества и истинной экономической ценности древесного угля. В зависимости от рынка (Рисунок 3) стоимость определяется происхождением и породой древесины, объемом, весом или другими субъективными переменными, такими как продолжительность горения в печах и количество выделяемого дыма.Мешок древесного угля весом 3 кг стоит от 7 до 9 долларов в США и 1,99 евро (2,34 доллара США) в Германии. Напротив, древесный уголь в странах Африки к югу от Сахары продается в основном по объему с использованием мешков и переработанных контейнеров в качестве измерительных инструментов. В Кампале 3 кг древесного угля стоят примерно 0,75 доллара США (пересчитано по официальным данным). Экспорт и импорт древесного угля часто классифицируют вместе с другими лесными товарами как «изделия из дерева», что искажает их истинную идентификацию и оценку как самостоятельных энергетических товаров.

Рисунок 3: Древесный уголь для продажи конечным потребителям (слева: США, справа: Уганда)

Заметный глобальный рост современного энергоснабжения и последующее сокращение населения, не имеющего доступа к электричеству, не устранили потребление лесного топлива. На начальном этапе закупки направляются в регионы со слабым регулированием или в такие страны, как Нигерия, где трудно ввести полный запрет. Из-за трудностей с введением полного запрета мы обнаружили, что в некоторых округах Уганды просто регулируются инструменты для рубки деревьев, запрещая использование промасленной техники для замедления потери леса.Между прочим, транспортировка, торговля и потребление древесного угля являются законными во всем мире, что поддерживает производство и препятствует усилиям по устойчивому лесному хозяйству.

Бесконечная погоня за древесным углем по всему миру создает несоразмерную нагрузку на леса Африки к югу от Сахары, Азии и Южной Америки, создавая экологические угрозы, такие как опустынивание, которые могут распространяться за пределы географических границ. Тем не менее, древесный уголь будет оставаться ключевой частью мирового потребления энергии в течение десятилетий.Поскольку доступ к электрическим и газовым духовкам ограничен, а угольные печи недороги и широко распространены в странах Африки к югу от Сахары, нереалистично утверждать, что современные альтернативы, которые подвержены отключениям электроэнергии и понижению напряжения, полностью заменят древесный уголь, несмотря на прогнозы МЭА по увеличению доступ к чистой кухне в различных частях мира к 2030 году.

Его актуальность, повсеместное распространение и неизменный спрос, даже там, где электричество широко распространено, демонстрируют, что использование древесного угля связано с его полезностью и доступностью, а не с дефицитом современных альтернатив или «энергетической бедностью».На самом деле, поскольку «энергетически безопасные» страны продолжают импортировать древесный уголь в качестве альтернативы источникам энергии и еще больше диверсифицируют свой обильный энергетический баланс, возможно, стоит изучить, способствует ли древесный уголь такой безопасности, т.е. «непрерывной доступности источников энергии в доступная цена».

Екатерина Набукалу

Координатор проекта, Предприятие устойчивой энергетики округа Колумбия

Екатерина Набукалу — выпускница программы «Магистр экологических исследований» (MES) в 2017 году.В настоящее время она работает координатором проектов в Управлении устойчивой энергетики округа Колумбия.

Рето Жьере

Профессор наук о Земле и окружающей среде

Рето Гьере — профессор кафедры наук о Земле и окружающей среде и Центра передового опыта в области экологической токсикологии Пенсильванского университета.

Воздействие производства древесного угля на окружающую среду в тропических экосистемах мира: обобщение

Часто считается, что производство древесного угля в тропических регионах мира имеет разрушительные экологические и экологические последствия, и правительства, государственные лесохозяйственные учреждения и неправительственные организации особенно обеспокоены этими воздействиями, связанными с древесным углем. Наиболее часто упоминаемым воздействием является вырубка лесов, т.е.д., расчистка леса или редколесья. В небольшом пространственном масштабе это действительно может иметь место, но в более крупном ландшафтном масштабе производство древесного угля чаще всего приводит только к деградации лесов. Большая часть древесного угля в тропических странах обычно производится в традиционных земляных и шахтных печах с коэффициентом преобразования древесины в древесный уголь около 20%, а в 2009 году оценивается вклад производства древесного угля в обезлесение в тропических странах с самыми высокими темпами обезлесения. на уровне менее 7%.Большая часть площади, используемой для производства древесного угля, имеет потенциал для быстрого восстановления лесов, особенно при хорошем послеуборочном управлении. Имеются противоречивые сообщения о влиянии обезлесения на гидрологию водосбора: большинство исследований малых водосборов указывают на увеличение стока и низкую эвапотранспирацию, в то время как исследования крупных бассейнов не показали таких изменений. Выбросы парниковых газов от производства древесного угля в тропических экосистемах в 2009 году оцениваются в 71.2 млн т углекислого газа и 1,3 млн т метана. Неспособность прошлой политики в отношении древесного угля уменьшить воздействие на окружающую среду и обеспечить устойчивость может быть объяснена ошибочными предположениями и прогнозами национальных и международных организаций в отношении древесного топлива. Возможными способами повышения легитимности политики в отношении древесного угля и, следовательно, ее эффективной реализации являются участие многих заинтересованных сторон и демонстрация согласованности с общепризнанными принципами, целями и соответствующими международными режимами, такими как Цели развития тысячелетия (ЦРТ).Таким образом, производство древесного угля может внести значительный вклад в сокращение бедности и экологическую устойчивость.

DOI:
https://doi.org/10.1016/j.esd.2012.07.004
Альтметрическая оценка:
Размеры Количество цитирований:

интерпретация режимов пожаров на основе записей древесного угля в бореальных лесах

Цитируется по

1. Дым от лесных пожаров изменяет состав, разнообразие и потенциальную атмосферную функцию микробной жизни в аэробиоме

2. Морфотипы древесного угля и потенциальные типы топлива из мексиканского озера во время MIS 5a и MIS 3

3. Палеоэкологическое исследование растительности, климата и истории пожаров в национальном парке Кутеней и его окрестностях, юго-восток Британской Колумбии, Канада

4. Риски для лесного хозяйства в условиях современного и потепления климата

5. Когда-то сжигание биомассы в западных Альпах: совокупное влияние климата и местных факторов на долгосрочные субальпийские пожары

6. Вывод о древнем лесном массиве Мирамбель на основании почвенного древесного угля: локальное исключение из региональной схемы плато Мильеваш (Лимузен, Центральный массив, Франция)

7. Оценка воздействия сжигания биомассы на региональный перенос PM2,5 различные условия выбросов

8. Динамика пожаров в бореальных лесах в течение 20 века: сравнение моделей данных

9. Значение пирогенных полициклических ароматических углеводородов в торфяном керне Борнео для реконструкции истории пожаров

10. Макроскопические ископаемые древесные угли как показатель местного пожара, связанного с богатым хвойным лесом позднего плиоцена северо-западной провинции Юньнань, юго-западный Китай

11. Широко используемый метод анализа древесного угля в палеоисследованиях с участием NaOCl приводит к потере древесного угля, образовавшегося ниже 400 °C

12. Влияние орбиты на осадки, огонь и состав травяного сообщества от 1,87 до 1,38 млн лет назад в бассейне Туркана, Кения

13. Коэволюция геоморфологической системы и ландшафта в Меркюри (Бургундия, Франция): гипотеза стратегии раннего ухода за почвой

14. История растительности и воздействие человека в Тонг Пха Пхум, западный Таиланд, за последние 700 лет Пространственная неоднородность пирогенного углерода в почве опосредует рост и физиологию деревьев после лесных пожаров

17. Метааналитический подход к пониманию проблемы площади источников древесного угля

18. История пожаров и деятельность человека, выявленная с помощью записей полициклических ароматических углеводородов (ПАУ) на археологических памятниках в среднем течении водосборного бассейна реки Хуанхэ, Китай

19. Реконструкция площади пожаров и интенсивности пожаров с использованием древесного угля из бореального озера отложения

20. Свидетельства лесных пожаров на Британских островах во время последнего ледниково-межледникового перехода: выявление пространственно-временных закономерностей и контроль

21. Взаимодействие огня и растительности за последние 11 000 лет в бореальных и умеренно-холодных лесах Фенноскандии

22. Что прошлое может сказать о настоящем и будущем пожаров экосистемы тундры

24. Озерные угольные вершины обеспечивают точную регистрацию поверхностных лесных пожаров в североевропейском бореальном лесу при сравнении TII с TI в южных Скалистых горах Колорадо

29. История пожаров и их причины, основанные на анализе углей торфяников в горах Чанбайшань, северо-восток Китая, за последние 13 000 лет Россия)

31. Пылающее сердце Пиренейского полуострова — многолетняя история пожаров в горах Толедо (Центральная Испания)

32. Использование окаменелого древесного угля для пополнения базы геоданных истории пожаров национального парка Эверглейдс

303. Макроугольная аккумуляция в пойменных водно-болотных угодьях: проблемы и перспективы реконструкции пожарных режимов и условий окружающей среды Last C. 1200 лет

35. Наследие доколумбовых пожаров в сосново-дубовых лесах нагорья Гватемалы

36. Послеледниковое изменение растительного сообщества по градиенту высот на западе полуострова Кенай, Аляска: пыльца записи с Санкен-Айленда и Чокет-Лейкс

37. Сукцессия лесов и изменчивость климата взаимодействовали, чтобы контролировать пожарную активность за последние четыре столетия в бореальных ландшафтах Аляски годовой отчет об инновациях среднего и позднего каменного века в тропическом лесу Восточной Африки

42. Использование палеоэкологии для улучшения эталонных условий для управления на основе экосистемы в западной подобласти елово-моховой подобласти Квебека

43. Оценка пространственной точности размеров фракций осадочного древесного угля в качестве косвенных показателей истории пожаров с помощью записи осадочных пород с высоким разрешением и исторических данных

44. Пироаэробиология: аэрозолизация и перенос жизнеспособных микробов в результате лесных пожаров

45. Глобальный Современный набор данных по древесному углю (GMCD): инструмент для изучения косвенных связей пожаров и пространственных закономерностей сжигания биомассы

46. Глобальная история пожаров пастбищных биомов

47. Динамика палеопожаров в Центральной Испании в позднем голоцене: роль климатического и антропогенного воздействия

48. Выявление естественных и антропогенных причин доисторических режимов пожаров с помощью смоделированных угольных записей

49. Недавняя пожарная активность в внутренние районы Северной Америки ниже, чем за последние 2000 годов

50. Гиперспектральная каротаж керна для изучения реконструкции пожаров

51. Чрезвычайный эпизод горения биомассы и столкновение зимой, вызванное космическим столкновением более молодого дриаса ∼12 800 лет назад. 2. Озерные, морские и наземные отложения

52. Отражение осадочных пород и дистанционное зондирование горения биомассы в Европе

53. Информационная реконструкция осадочного пожара на основе древесного угля с помощью кинематической модели переноса

5 53. Использование микроскопических частиц древесного угля в глобальной аэрозольно-климатической модели

55. Древесный уголь в органическом горизонте и поверхностной минеральной почве во время бореального лесного пожара. Хронопоследовательность Западного Квебека: запасы, распределение по глубине, химические свойства и обобщение связанных исследований

56. Голоценовые изменения границы леса и границы леса в Южных Карпатах (Румыния) : Климатические и антропогенные факторы на южных склонах гор Ретезат

57. Связь тефрохронологии и характеристик почвы в горах Сила и Неброди, Италия

58. Модельный подход к реконструкции диких лесных пожаров с использованием записей угольных отложений

59. Палеоэкологические изменения в тропической Африке в течение голоцена на основе данных из озера Кифурука, западная Уганда

60. Воздействие аборигенов на огонь и растительность на острове Тасмания

61. Изменение экосистемы в горном массиве Саут-Паре, Восточные дуговые горы Танзании

62. Реконструкция истории пастбищных пожаров с использованием осадочного древесного угля: учет количества, размера и формы

63 Характеристики рассеивания частиц древесного угля после пожара в горах Дасинъань на северо-востоке Китая и их значение для реконструкции прошлых пожаров

64. Первое сообщение о приуральских (раннепермских) слоях древесного угля в угольном пласте из Баодэ , Северный Китай со ссылкой на глобальное распространение лесных пожаров

65. Пожары в Ноймарк-Норд 2, Германия: анализ косвенных признаков пожаров на участке бассейна последнего межледникового среднего палеолита

66. CO2 и огонь влияют на устойчивость тропических экосистем в ответ на изменение климата

67. Свойства и функции биоуглей в лесных экосистемах

68. Производство пирогенного углерода во время плановых пожаров в лесах Восточного Гиппсленда, Виктория

69. Воздействие размера топлива на углеродные остатки и динамику горения в пережеванных древесных обломках

70. Позднекайнозойская реакция усиления пожаров на засушливость в средних широтах Азии: данные по микроуглям

71. Субальпийские пожары: роль растительности, климата и, в конечном счете, землепользования

72. Выявление прошлых пожарных режимов на протяжении всего голоцена в Ирландии с использованием новых и признанных методов анализа древесного угля

73. Позднечетвертичное развитие растительности и динамика возмущений на торфянике на горе Горонгоса, центральный Мозамбик

74. Две записи палеопожаров в голоцене из Петена, Гватемала: последствия для режима естественного пожара и доиспанского землепользования майя

75. Экологический контроль характеристик среднего количества лесных пожаров и средней площади выгоревших лесов (1987–2007 гг.) в Китае

76. Реконструкция истории пожаров в пастбищных экосистемах: количество древесного угля отражает выгоревшую площадь

77. Интерпретация межречных ландшафтных преобразований в доколумбовой Амазонии

78. Влияние связности лесного топлива на пространственно-временную динамику голоценовых пожарных режимов в центральных бореальных лесах Северной Америки

79. Коллювиальная хронология голоцена в субарктических озах в Куттанене, финская Лапландия: котлованы как геоэкологические архивы взаимодействий между огнем, растительностью, почвой, климатом и геоморфологической нестабильностью

80. анализ почвенного древесного угля: реконструкция истории горного культурного ландшафта (Мон-Лозер, Франция) со времен неолита

81. Производство пирогенных органических веществ в результате лесных пожаров: отсутствующий поглотитель в глобальном углеродном цикле

82. Реконструкция режимов пожаров на основе комплексных палеоэкологических косвенных данных и экологического моделирования

83. История растительности в позднеледниковье и голоцене в северных предгорьях Адирондакских гор

85. Пространственно-временные закономерности тундровых пожаров: позднечетвертичные угольные пожары с Аляски

86. Пространственно-временные закономерности тундровых пожаров: позднечетвертичные записи углей с Аляски

87. Классификация макроскопических морфологий углей, обнаруженных в голоценовых озерных отложениях

2 8. Самодовольство пожарным режимом и чувствительность к изменению климата в масштабах от столетия до тысячелетия в субальпийских лесах Скалистых гор, Колорадо, США

89. Рассеивание и отложение древесного угля в бореальных озерах по результатам 3-летнего мониторинга: различия между локальными и региональными пожарами

90. Распределение макроугля от лесных пожаров в неглубоких почвах Северных Альп

91. Пул углерода древесного угля в бореальных лесах Северной Америки

92. Экология липа сибирская в континентальном полубореальном лесу на юге Сибири: аналог ледникового рефугиума из широколиственных деревьев умеренного пояса?

93. Руководство по отбору пиков древесного угля в записях площадей макроугля для реконструкции эпизодов пожара реконструировано с помощью мультипрокси-исследования педо-осадочной толщи из Les Alcusses (Валенсия, Испания)

96. Использование записей годичных колец для калибровки обнаружения пиков при реконструкции пожаров на основе записей об осадочном угле деревья в континентальной обстановке Центральной Канады, верхний плейстоцен

99. Изменение климата, история растительности и сельскохозяйственная деятельность озера Ли-юй Тан, центральный Тайвань, в течение последних 2 лет.6 тыл. частота пожаров не является ахиллесовой пятой экосистемы корсиканской черной сосны

102. Прогнозирование последствий изменения климата для экосистем бореальных лесов Канады1

103. Состав, структура и процессы прошлого леса – как палеоэкология может способствовать сохранению лесов

104. 12 000-летние факторы пожарного режима в низинах Трансильвании (Центрально-Восточная Европа): подход на основе модели данных

105 Отслеживание изменений растительного покрова с помощью осадочного древесного угля в Афротропиках 108. 3400-летняя палеолимнологическая запись доиспанских взаимодействий человека и окружающей среды в регионе Холмул на юге низменностей майя

109. 800-летнее изменение растительности, пожары и заселение людей в Сьерра-Неваде в Калифорнии, США

110. Сравнение измерений древесного угля для реконструкции частоты средиземноморских палеопожаров в горах Корсики. Многотысячелетняя частота пожаров и обилие деревьев различаются в ксерических и мезотических бореальных лесах центральной Канады

113. Историческая динамика пожаров и бамбука в западной Амазонии

114. ПАЛЕОБОТАНИКА | Анализ обугленных частиц

115. Взгляд на голоценовую растительность и изменения климата на юго-востоке Анд: Нотофагус записи о пожарах в лесах и степях Патагонии

116. Динамика растительности и антропогенные изменения на торфяном болоте Эстаниль (южные Пиренеи) за последние семь тысячелетий

117. Голоценовые изменения линии деревьев на южном склоне Пиренеев: педоантракологический анализ

118. 9015 в районе низменных сосновых лесов (район Доксы, Чехия)

119. Доколумбовые пожарные режимы в низменных тропических лесах юго-востока Перу

120. Вклад древесного угля в краткосрочную динамику питательных веществ после поверхностного пожара в слое гумуса в лесу с преобладанием карликового бамбука

121. Спровоцировали ли пожары секвестрацию углерода в голоцене в бореальных омбротрофных торфяниках восточной Канады? 123 Древесный уголь хвойного леса на юго-западе Орегона

125. Включение полевых данных о ветре в моделирование FIRETEC Международного эксперимента по моделированию верховых пожаров (ICFME): предварительные выводы

126. Долгосрочное сохранение средиземноморских сосновых лесов в бассейне Дуэро (центральная Испания) в голоцене: пример из Сосна сосновая Aiton

127. Углерод в почве бореальных лесов: распределение, функция и моделирование

128. Устойчивость и изменение режима в экосистеме южной части Скалистых гор за последние 17 000 лет

129. Огонь как важный фактор генезиса бореальных Picea abies заболоченных лесов Фенноскандии

130. Оценка возможности интерпретации истории лесных пожаров по распределению инертинита в угольных столбах на примере поздней перми, Кузбасс, Россия

131. Изменения режимов пожаров на Китайское лессовое плато с момента последнего ледникового максимума и последствия для связей с палеоклиматом и прошлой деятельностью человека

132. История пожаров, растительности и землепользования в голоцене в центральных Пиренеях (Франция)

133. SPITFIRE-2: улучшенный пожарный модуль для динамических глобальных моделей растительности

134. Изменчивость тундровых пожарных режимов в арктической Аляске : закономерности в тысячелетнем масштабе и экологические последствия

135. Изменения режима пожаров в голоцене по данным анализа осадочных углей на нескольких объектах в бассейне Лурда (Пиренеи, Франция)

136. Тысячелетняя история пожаров и растительности мезолиственных лесов на юго-востоке Висконсина, США

137. Связывание записей годичных колец и отложений древесного угля для реконструкции возникновения пожаров и выгоревших территорий в субальпийских лесах Йеллоустонского национального парка, США

138. История пожаров и деятельность человека за последние 3300 кал. лет назад в Центральных Пиренеях Испании: пример Эстани-де-Бург обнаружение в отчетах о донных отложениях и угле

140. Палеопожары и динамика круговорота углерода на Китайском Лёссовом плато в течение последних двух ледниковых циклов

141. Долина Уилламетт, Орегон и Вашингтон, реконструированная с использованием макроскопического анализа древесного угля и пыльцы с высоким разрешением

143. Топографический контроль накопления черного углерода в почвах черных еловых лесов Аляски: последствия для динамики органического вещества

144. Древесный уголь Paleosol: Реконструкция истории растительности в связи с агро-скотоводческой деятельностью со времен неолита. Тематическое исследование в Пиренеях Восточной Франции

145. Распознавание древесного угля, тафономия и использование в палеоэкологическом анализе

146. Антракология и тафономия, от сбора древесины до анализа древесного угля. Обзор тафономических процессов, модифицирующих комплексы древесного угля, в археологическом контексте

147. Непрерывная запись пожаров, охватывающая последние 10 500 календарных лет на юге Швеции — роль климата и деятельности человека

148. Реконструкция истории голоценовых пожаров в южных Аппалачских лесах с использованием почвенного древесного угля

149. Погребенный слой древесного угля и эктомикориза совместно способствуют росту сеянцев лиственницы гмелиновой

150. Реконструкция голоценовой высокогорной растительности Альпы: данные почвенного древесного угля

151. Возраст и история французских средиземноморских степей, пересмотренные с помощью почвенного анализа древесного угля

152. Древесноугольные фрагменты альпийских почв как индикатор эволюции ландшафта в течение голоцена в долине Валь-ди-Соле (Трентино, Италия)

153. Изменения растительности в голоцене на северо-западе Иберии, выявленные антракологическими и палинологическими данными из коллювиальной почвы

154 Обнаружение пиков в донных отложениях – учет древесного угля: влияние альтернативных методов анализа данных на интерпретации пожарной истории

155. Сравнение интерпретаций пожарной истории на основе площади, количества и предполагаемого объема макроскопического древесного угля в озерных отложениях

156 . Записи голоценовых палеопожаров в высокогорной проксимальной долине (Wilson Bog), Mount Lofty Ranges, Южная Австралия

157. Реакция соснового леса на изменчивость климата в позднем голоцене на северо-западе Висконсина

158. Частота пожаров и управление ландшафтом в предгорьях северо-западных Пиренеев, Франция, начиная с раннего неолита (8000 кал. л.н.) Колумбия, Канада

160. Объединение данных об отложениях и угле и экологическом моделировании для понимания причин изменения режима пожаров в бореальных лесах

161. Древесный уголь и ископаемая древесина из палеопочв, отложений и искусственных сооружений, свидетельствующие об упадке лесов в позднем голоцене на юге Тибета (Китай)

162. Растительность опосредовала воздействие послеледникового изменения климата на режимы пожаров в южно-центральной части хребта Брукс, Аляска

163.локальные факторы

164. Отбор проб почвенных древесных углей с высоким пространственным разрешением: новая методология исследования происхождения луговых растительных сообществ

165. Пространственная надежность анализа почвенных углей: случай субальпийских лесных почв

166. Лесные пожары и растительность во время голоцена в центральной Якутии, Восточная Сибирь

167. Взаимодействие огня и растительности во время перехода мезолита в неолит на озере дель Акчеза, Тоскана, Италия

168. Изменения в огневом режиме объясняют голоценовый рост и падение Abies balsamea в хвойных лесах западного Квебека, Канада

169. антропогенные лесные пожары, зарегистрированные в летописи пыльцы голоцена на торфяном болоте Цзиньчуань, северо-восточный Китай

171. Частые пожары в древней кустарниковой тундре: влияние палеографических записей на изменение окружающей среды Арктики

172. Древесный уголь и хранение углерода в лесных почвах западной части Скалистых гор

173. Проверка чувствительности древесного угля как индикатора пожаров в саванне: количественные прогнозы близости, площади и интенсивности пожаров

174. Ответ растительности и пожаров к изменению климата Малого ледникового периода: региональная преемственность и ландшафтная неоднородность

175. Морфотипы древесного угля в озерных отложениях Британской Колумбии (Канада): оценка их полезности для реконструкции прошлых пожаров и осадков

176. Топографические воздействия на потребление органического углерода почвы лесными пожарами во внутренних районах Аляски: влияние на накопление черного углерода

177. Преобразование биомассы в древесный уголь и баланс массы углерода в результате подсечно-огневого эксперимента в лиственном лесу умеренного пояса

178. Использование палеозаписи для оценки взаимодействия климата и огня в Австралии

179. Количественная оценка площади источника макроскопического древесного угля с помощью модели рассеивания частиц

180. ЧАСТОТА ДОЛГОВРЕМЕННЫХ ПОЖАРОВ, НЕ СВЯЗАННАЯ С ДОИСТОРИЧЕСКИМ ЗАНЯТИЕМ, В СЕВЕРНЫХ ШВЕДСКИХ БОРЕАЛЬНЫХ ЛЕСАХ

181. Воздействие пожаров на потери углерода и азота и производство древесного угля в экосистеме кустарникового дуба

182. PALBOTANY | Анализ обугленных частиц

183. Эпизодические пожары, сток и отложение на границе палеоцена и эоцена

184. Связи пожар-топливо-климат на северо-западе США в голоцене

185. Формирование, трансформация и перенос черного углерода (древесного угля) в наземных и водных экосистемах

186. Использование почвенных профилей семян и молекулярных маркеров в качестве заменителей пилы и влажной растительности прерий в Шарк-Слау, Национальный парк Эверглейдс

187. Послеледниковая растительность и история пожаров: записи пыльцы, макроископаемых растений и древесного угля из двух озер Аляски

188. Влияние климата и растительности на пожарный режим бореального биома Аляски: перспектива голоцена

189. Отслеживание зарегистрированных пожаров с использованием морфологии древесного угля из осадочных толщ озера Проссер, Британская Колумбия (Канада)

190. Перенос макроскопического древесного угля на большие расстояния в результате интенсивного верхового пожара в Швейцарских Альпах – значение для реконструкции истории пожаров

191. Черный (пирогенный) углерод: синтез современных знаний и неопределенностей с особым учетом бореальных регионов

192. Обнаружение пожаров локального масштаба на предметных стеклах с пыльцой

193. Pinus cembra L. (сосна arolla), обычное дерево во внутренних французских Альпах с раннего голоцена и выше современной линии деревьев: синтез на основе данных по древесному углю из почв и травертинов

194. История пожаров и возраст леса Распространение неуправляемого ландшафта с преобладанием Picea abies

Профессиональное и ответственное производство древесного угля

Опубликовано 02 Октябрь 2020

Древесный уголь — предмет первой необходимости малагасийцев.В течение последних 30 лет это был самый доступный вид энергии для приготовления пищи и отопления для семейного кошелька.

Оценки показали, что спрос малагасийцев на топливную древесину в ближайшие годы увеличится с потреблением древесного угля от 90 кг до 270 кг на одного жителя в год. Продолжая удовлетворять этот спрос, от которого зависит большинство населения, возникает ряд проблем, с которыми сталкивается страна.

Среди задач, изложенных в Национальной стратегии топливной древесины, принятой в 2018 году, было рекомендовано юридически интегрировать всех участников сектора топливной древесины.Но среди них только менее 1% соблюдали правовую систему для дров против 21% для древесного угля.

Регулирование этого сектора имеет решающее значение для устойчивого производства древесного угля. Эти правила идут рука об руку с лицензированием производителей древесного угля в потенциальных районах производства. Чтобы быть по-настоящему устойчивым, сектор топливной древесины должен сделать производителей древесного угля профессиональными и легальными: 

  • Управление лесного хозяйства регулирует сектор, выдавая разрешения, контролируя и контролируя угольщиков, перевозчиков, дилеров и т. д.
  • Сообщества разграничивают участки для посадки древесины на древесный уголь с целью сохранения естественных лесов;
  • Общинам или отдельным лицам оказывается необходимая техническая поддержка для соблюдения экологических стандартов;
  • Налоговая система применяется для возложения ответственности на участников сектора и обеспечения того, чтобы сектор мог генерировать устойчивые финансовые ресурсы.
В регионе Атсимо Андрефана на юго-западе Мадагаскара Всемирный фонд дикой природы оказал поддержку Министерству окружающей среды и устойчивого развития в реализации регионального постановления, регулирующего сектор, и в реализации национальной стратегии по топливной древесине.

Что касается регионального департамента окружающей среды и устойчивого развития, то они уже запустили свою стратегию восстановления на 2020–2021 годы, включая восстановление лесов для получения топливной древесины, чтобы внести свой вклад в инициативу штата по озеленению Мадагаскара.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.