Стимулирование и мотивация: Стимулирование и мотивация персонала на примере мебельной фабрики «Витра»

Содержание

Стимулирование и мотивация персонала на примере мебельной фабрики «Витра»


Please use this identifier to cite or link to this item: http://earchive.tpu.ru/handle/11683/48121

Title: Стимулирование и мотивация персонала на примере мебельной фабрики «Витра»
Authors: Пуртова, Анна Евгеньевна
metadata.dc.contributor.advisor: Погукаева, Наталия Вячеславовна
Keywords: персонал; сотрудники; мотивация персонала; оплата труда; основные факторы материальной мотивации персонала; staff; employees; motivation of staff; salary; the main factors of personnel motivation
Issue Date: 2018
Citation: Пуртова А. Е. Стимулирование и мотивация персонала на примере мебельной фабрики «Витра» : бакалаврская работа / А. Е. Пуртова ; Национальный исследовательский Томский политехнический университет (ТПУ), Школа базовой инженерной подготовки (ШБИП), Отделение социально-гуманитарных наук (ОСГН) ; науч. рук. Н. В. Погукаева. — Томск, 2018.
Abstract: Объектом исследования система материальной мотивации организации. Цель исследования – охарактеризовать сущность и значение материальной мотивации в управлении персоналом и разработать рекомендации по ее решению на примере мебельной фабрики «Витра» Степень внедрения: для оценки уровня материальной мотивации сотрудников разработана анкета, посредством которой произведен опрос сотрудников. Результаты представлены руководству мебельной фабрики «Витра». Экономическая эффективность/значимость работы:Разработанные рекомендации по повышению эффективности системы управления материальной мотивации и стимулирования сотрудников, могут быть использованы специалистами в области управления человеческими ресурсами организациями и предприятиями любой отрасли, сферы деятельности и формы собственности.
The object of research is the system of material motivation of the organization. The purpose of the research is to characterize the essence and significance of material motivation in personnel management and to develop recommendations for its solution on the example of the furniture factory «Vitra» Degree of implementation: to assess the level of material motivation of employees, a questionnaire was developed, through which the employees were questioned. The results are presented to the management of the furniture factory «Vitra». Economic efficiency / importance of work: The developed recommendations on increasing the effectiveness of the system of management of material motivation and incentives for employees can be used by specialists in the field of human resources management by organi
URI: http://earchive.tpu.ru/handle/11683/48121
Appears in Collections:Выпускные квалификационные работы (ВКР)

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Стимулирование и мотивация как функции управления.

Мотивация — это процесс сознательного выбора человеком того или иного типа действия под влиянием внутренних причин, побуждающих человека действовать (мотивов), и внешних причин, побуждающих человека действовать (стимулов). Мотивация сотрудников занимает одно из центральных мест в управлении персоналом, поскольку выступает непосредственной причиной их поведения.

Для эффективной деятельности организации требуются ответственные и инициативные работники, высоко организованные и стремящиеся к трудовой самореализации личности. Обеспечить эти качества работника невозможно с помощью традиционных форм материального стимулирования и строгого внешнего контроля, зарплаты и наказаний. Только те люди, которые осознают смысл своей деятельности и стремятся к достижению целей организации, могут рассчитывать на получение высоких результатов. Формирование таких работников — задача мотивационного менеджмента.

Чтобы эффективно использовать мотивацию для усиления управленческого воздействия, необходимо хорошо представлять ее сущность, т.е. внутриличностные элементы — потребности, интересы, способности, желания, ожидания, ценностные ориентации, установки.

— В основе мотивации лежат потребности. Они выступают внутренними, глубинными источниками развития личности и ее деятельности. Более явно выраженную, внешне заметную роль в мотивации играет интерес — форма проявления потребности- глубоко осознанная и воспринятая человеком потребность, обеспечивающая направленность личности на осознание и достижение определенных целей. Интерес — это катализатор мотивации. На базе личностных ценностей работник принимает решение, что делать и как.

— Важное место в мотивации занимает цель — осознанно предсказуемый результат деятельности. Правильно выбранная цель, понятная работнику и принятая им как личностью, мобилизует его на достижение результата.

— Сильным мотивирующим элементом является ожидание -в какой мере работник предвосхищает вознаграждение (стимул), а затем чувствует себя вознагражденным в связи с достижением цели. Если ожидания высоки, сила побудительного мотива возрастает.

Можно сказать, что с точки зрения управления мотивация и стимулирование есть взаимосвязанные средства повышения эффективности труда персонала.

— Центральное место в теории мотивации занимает понятие «мотив».

Мотив — это то, что вызывает определенные действия человека. Мотив находится «внутри» человека, имеет «персональный» характер, зависит от множества внешних и внутренних по отношению к человеку факторов, а также от действия других, возникающих параллельно с ним мотивов. Мотив не только побуждает человека к действию, но и определяет, что надо сделать и как будет осуществлено это действие. Мотивы поддаются осознанию — человек может воздействовать на свои мотивы, приглушая их действие или даже устраняя их из своей мотивационной совокупности.

Поведение человека обычно определяется не одним мотивом, а их совокупностью, в которой мотивы могут находиться в определенном отношении друг к другу по степени их воздействия на поведение человека, поэтому мотивационная структура человека может рассматриваться как основа осуществления им определенных действий.

— Существуют различные способы мотивации, из которых назовем следующие:

  а) нормативная мотивация — побуждение человека к определенному поведению посредством идейно-психологического воздействия: убеждения, внушения, информирования, психологического заражения и т.п.;

  б) принудительная мотивация, основывающаяся на использовании власти и угрозе ухудшения удовлетворения потребностей работника в случае невыполнения им соответствующих требований;

  в) стимулирование — воздействие не непосредственно на личность, а на внешние обстоятельства, с помощью благ (стимулов, побуждающих работника к определенному поведению).

Первые два способа мотивации являются прямыми, ибо предполагают непосредственное воздействие на человека, третий способ — стимулирование — косвенный, поскольку в его основе лежит воздействие внешних факторов — стимулов.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Стимул непосредственно ориентирован на потребность, ее удовлетворение, мотив же является главным соединительным звеном, «искрой», которая при определенных условиях проскакивает между потребностью и стимулом. Для возникновения этой «искры» стимул должен быть более или менее осознан и принят работником.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

18 мая семинар Андрея Тысленко «Мотивация и стимулирование: как это работает?»

Для тех, кто хочет наконец-то разобраться,
кто сколько должен зарабатывать
и за что получать деньги

Подробности — https://rimedo.ru/tyslenko

Вы узнаете: как увеличить производительность сотрудников без увеличения заработной платы; как платить меньше или также, но получать от них больше.

Программа семинара:

МОДУЛЬ I.
Различия между стимулированием и мотивацией
•    Почему они нужны вместе и в какой последовательности.
•    Особенности «мотивационной пирамиды».

МОДУЛЬ II.
Стимулирование
•    Три аксиомы стимулирования.
•    Как определить размер заработка сотрудника.
•    Почему сотрудник без премиальной части неуправляем.
•    Стимулирование продажников: методы стимулирования оптовых продаж; акционные, ситуационные, номенклатурные и другие аспекты стимулирования.Управленческий эффект.
•    Стимулирование операционных подразделений. Динамическая система стимулирования по операционным показателям и SMART-задачам.
•    Стимулирование функциональных (офисных) подразделений.
•    Универсальная система экономического стимулирования для любого типа функциональных подразделений.
•    Стимулирование Топ-менеджеров и генеральных директоров в случае корпоративного управления.
•    Управленческое стимулирование. Метод «отъём с возвратом».

МОДУЛЬ III.
Мотивация. Нематериальная и социально-психологическая
•    Нематериальная мотивация. К кому и когда применяется. Зачем она нужна. Почему она эффективнее стимулирования.
•    Мотивация как система управления «болями» и «надеждами» людей.
•    Динамическая система управления «социальными якорями». Управление стимулированием через нематериальную мотивацию.
•    Как сделать так, чтобы люди работали по оплате ниже рыночной, но с большей эффективностью.

МОДУЛЬ IV.
Бонусы
•    Чем вредны и опасны бонусы по итогам года.
•    Оценка по стратегическим целям и тринадцатая зарплата.

МОДУЛЬ V.
Связь между нематериальной и социально-психологической мотивацией и стимулированием
•    Опасность и необходимость в их комплексной реализации.
•    Методы и способы внедрения систем стимулирования и мотивации. Как не наломать дров.

    
Оставить заявку на тренинг можно на сайте  https://rimedo.ru/tyslenko, уточнить все моменты можно по тел. +7910-321-12-47

Место проведения: Москва, Краснопресненская наб., 12, Центр международной торговли

МОТИВАЦИЯ И СТИМУЛИРОВАНИЕ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПЕРСОНАЛА

Ключевский А. И. МОТИВАЦИЯ И СТИМУЛИРОВАНИЕ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПЕРСОНАЛА // Проблемы науки №2 (15), 2017 — С.{см. журнал}. Тип лицензии на данную статью – CC BY 3.0. Это значит, что Вы можете свободно цитировать данную статью на любом носителе и в любом формате при указании авторства.

Ключевский Алексей Игоревич — магистрант, кафедра менеджмента, направление: управление человеческими ресурсами, Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский финансово-промышленный университет «Синергия», г. Москва

Аннотация: статья посвящена актуальности мотивации и стимулирования персонала в современных условиях рынка труда. Раскрывается сущность мотивации трудовой деятельности персонала. Рассмотрены и перечислены цели и виды мотивации. Рассмотрены различные подходы к мотивированию и стимулированию сотрудников, а также уделено внимание общему алгоритму управления мотивацией работников, разобранных поэтапно. В статье представлены наиболее актуальные методы мотивации деятельности персонала на примере компании ПАО «ВымпелКом».

Ключевые слова:

мотивация персонала, стимулирование персонала, оценка труда, управление мотивацией.

Список литературы

  1.      Данилюк А. А. Мотивация и стимулирование трудовой деятельности / учебное пособие. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2015. 304 с.
  2.      Доронина И. В., Бичеев М. А. Мотивация и стимулирование трудовой деятельности: Курс лекций / Новосибирск: СибАГС, 2015. 159 с.
  3.      Литвинюк А. А., Гончарова С. Ж., Данилочкина В. В. Мотивация и стимулирование трудовой деятельности / М.: Издательство Юрайт, 2015. Теория и практика: учебник для бакалавров. 398 с.
  4.      Родионова Е. А. Мотивация и стимулирование трудовой деятельности: учебник и практикум для академического бакалавриата / М.: Издательство Юрайт, 2016. Серия: Бакалавр. Академический курс. 279 с.
  5.      Чекмарев О. П. Мотивация и стимулирование труда: учебно-методическое пособие. СПб., 2013. 343 с.

Что такое стимулирование и мотивация в 2020 году

Что такое мотивация

Мотивация – сложный комплекс, но благодаря ему человек способен поставить цель и добиться результата. Каждый мотив формируется на основе потребности. Если потребность утрачивает свою актуальность, то мотив перестает быть настолько значимым, чтобы активно воздействовать на деятельность человека.

Мотив к труду напрямую связан с тем, какие потребности являются актуальными в тот или иной момент жизни человека. Например, ведущая трудовая мотивация может определяться потребностью:

  • получения вознаграждения для обеспечения определенного уровня жизни;
  • самореализации в профессии;
  • наработки нового опыта для дальнейшего развития карьеры;
  • признания достижений и результатов работы;
  • быть причастным к работе в команде профессионалов-единомышленников.

В процессе работы на предприятии мотивационный профиль сотрудника может меняться. Это связано не только с изменениями условий работы. На смену приоритетов может влиять:

  • жизненная ситуация;
  • общий период работы в должности;
  • появление синдрома «профессионального выгорания»;
  • желание сменить профессию;
  • потребность изменить свой профессиональный статус на более высокий;
  • стремление занять руководящую должность.

Работая с ключевыми специалистами важно обращать внимание на изменение трудовой мотивации и своевременно вносить изменения, чтобы сохранить работника для организации. Определяя, чем отличается мотивация от стимулирования, основным становится источник возникновения побуждения к любой деятельности.

Мотивация и стимулирование в управлении персоналом являются центральными процессами:

  • для выполнения стратегических задач развития компании;
  • обеспечения высокого уровня заинтересованности работников в результатах труда;
  • формирования кадрового резерва организации;
  • увеличения продолжительности периода работы специалистов на предприятии;
  • снижения показателя текучести кадров.

Можно ли стимулировать мотивацию

Стимулирование, «побуждение» к деятельности, может усилить внутреннюю мотивацию работника. При выборе мотивационных методов требуется понимание, насколько применяемый стимул соответствует ведущим потребностям и мотивам сотрудника. Если мотивация на выполнение конкретной работы отсутствует как внутренняя необходимость, применение стимула не сможет значительно изменить ситуацию или повлиять на общую эффективность специалиста.

Нематериальное стимулирование

Стимулирование в менеджменте это система, с помощью которой организация создает условия, побуждающие работника выполнять свою работу лучше и качественнее, достигать поставленного результата в определенные сроки.

Все виды стимулов по применяемым формам можно подразделить на две группы: материальные и нематериальные. По продолжительности влияния выделяют формы краткосрочного стимулирования и долгосрочного.

Для нематериальной системы поощрения основными формами стимулирования работников предприятия являются моральные, социальные и творческие виды стимулов. Моральное стимулирование это, в первую очередь, удовлетворение потребности сотрудника в признании и уважении. Виды стимулирования, которые могут быть выбраны для нематериальной мотивации, основаны на привлечении внимания коллектива к работе специалиста. К их числу относятся:

  • корпоративные награды за труд и достижения;
  • грамоты, подарки за выполнение конкретной рабочей задачи;
  • размещение фотографии специалиста на стендах компании, посвященных лучшим работникам;
  • написание статьи о деятельности сотрудника в корпоративном журнале или на внутреннем информационном портале.

Для определенной категории специалистов имеет значение возможность реализации своего творческого потенциала. Для увеличения заинтересованности и общей эффективности таких работников используется постановка интересных и нестандартных задач, их нематериальная мотивация, приглашение участвовать в инновационных проектах.

Корпоративная культура

Корпоративная культура любого предприятия – это система ценностей, принципов, которые компания использует как при работе с внешними партнерами и клиентами, так и при взаимодействии с персоналом организации.

Помимо общего корпоративного духа, настроения, царящего в компании, немаловажное значение имеет и сама формализация корпоративных принципов. Изучая кодекс организации, каждый сотрудник испытывает чувство причастности к большому и интересному делу, понимает меру личной ответственности при выполнении рабочих задач, осознает ценность каждого специалиста для достижения целей предприятия.

Ошибки стимуляции и их последствия

В случае если стимул определен неверно и не опирается на потребности конкретного специалиста, он может оказать противоположное влияние на его работу, снизив желание на выполнение конкретной задачи. Неработающие мотивационные системы связаны чаще всего именно с этой причиной. Компания может предложить сотруднику карьерный рост и развитие в управлении подразделением, в то время как работник испытывает потребность работать специалистом — экспертом в своей профессиональной области, и управление подчиненными является для него непосильной и крайне нежелательной задачей. Очевидно, что такое стимулирование спровоцирует увольнение работника, и не обеспечит его продолжительную работу в организации.

Бесплатные курсы английского, абонемент в бассейн, билеты в театр, корпоративный отдых на природе, фотография на стенде «Лучший сотрудник» — все эти формы стимулирования, будут работать в отношении конкретных работников, и не применимы для всей организации в целом. Разработка индивидуальных, а не только коллективных, мотивационных, форм и методов поможет предупредить ошибки и обеспечит долговременное и продуктивное сотрудничество работника с работодателем.

Анкета на определение типа трудовой мотивации

Скачать

Стимуляция мозга повышает мотивацию работать ради еды — ScienceDaily

Электрическая стимуляция мозга через блуждающий нерв повышает мотивацию работать ради еды, согласно недавним выводам исследовательской группы из Университета Тюбингена. Эти результаты, представленные на ежегодном собрании Общества изучения пищевого поведения на этой неделе в Утрехте, Нидерланды, демонстрируют новый метод изменения мотивации получения пищи.

«Энергичная работа требует больших затрат и должна компенсироваться потреблением энергии.Это делает жизненно важным для нас знать, когда это стоит усилий. Блуждающий нерв помогает задавать тон действиям, сигнализируя, например, о том, есть ли энергия для этого действия или нет», — говорит доктор Нильс Б. Кремер, главный исследователь исследования и младший руководитель группы нейронаук Университета. Лаборатория мотивации, действия и желания (neuroMADLAB) «Мы знали, что стимуляция блуждающего нерва изменяет уровень дофамина у животных и что хроническая стимуляция улучшает депрессивные симптомы у людей, но не было известно, может ли она резко улучшить мотивацию.Мы обнаружили, что это может обеспечить столь необходимую технику для быстрого изменения поведения, связанного с вознаграждением, такого как прием пищи».

Исследователи дважды приглашали 81 голодного участника в свою лабораторию. Всем предложили вкусный завтрак, но не обошлось без подвоха. Участникам приходилось прилагать физические усилия, чтобы заработать призовые баллы, которые можно было «обналичить» на любимые хлопья. На одном из двух сеансов участники выполняли задание, получая электрическую стимуляцию блуждающего нерва; во время другого сеанса они получали стимуляцию плацебо.Результаты показали, что стимуляция повысила, насколько энергично участники прилагали усилия для получения вознаграждения, по сравнению с контрольным состоянием.

«Этот амбициозный эксперимент является одним из первых, в котором изучались мотивационные изменения во время острой стимуляции блуждающего нерва, — говорит Монжа П. Нойзер, аспирант нейроMADLAB и ведущий автор исследования. — Мотивационные эффекты, вызванные стимуляцией очень перспективны и побуждают нас к дальнейшему разгадыванию точных нейронных механизмов. Мы думаем, что стимуляция увеличивает уровень дофамина в мозгу, который, как известно, увеличивает энергию.»

Используя параллельную функциональную нейровизуализацию, исследователи neuroMADLAB продолжат исследовать, как можно проводить неинвазивную стимуляцию блуждающего нерва, чтобы максимизировать ее преимущества. В частности, исследователи планируют применить эту технику к людям, страдающим ангедонией — отсутствием желания заниматься обычно приятными делами, такими как прием пищи, — чтобы определить, повышает ли это их мотивацию к поиску и потреблению пищи.

Источник истории:

Материалы предоставлены Обществом изучения пищевого поведения . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Мотивационно-стимулирующая терапия: характеристики и применение

24 Май Мотивационно-стимулирующая терапия: характеристики и применение

Опубликовано в 07:54 в блоге от Лестера Родрикеса

Многие методы лечения в большинстве случаев состоят в том, чтобы говорить пациенту, что делать и чего не делать, в надежде, что именно он или она решит последовать этому совету или, наоборот, продолжать выполнять действия, которые приводят к дискомфорту и стиль дисфункциональной жизни.

Это не случай мотивационно-стимулирующей терапии, которая призвана мотивировать изменение изнутри пациента, то есть сделать его тем, кто берет в свои руки контроль над своей жизнью и поощряется к улучшению ситуации в том, что есть.

Эта терапия, которая, хотя и относится к клинической психологии, требует знаний о социальной сфере и организациях, дала весьма многообещающие результаты при некоторых расстройствах. Если вы хотите узнать больше об этой терапии, мы приглашаем вас продолжить чтение этой статьи.

Мотивационно-стимулирующая терапия, что это такое?

Терапия повышения мотивации — это тип директивного лечения, сосредоточенного на человеке, который отвечает за то, чтобы сосредоточить внимание на повышении мотивации пациента к изменениям.

Обычно люди, практикующие саморазрушающее поведение, такое как зависимость, членовредительство или рискованное поведение, как правило, демонстрируют двойственную мотивацию к изменениям или вообще не проявляют ее. Несмотря на это, эти люди в большинстве случаев осознают, что поведение, которым они занимаются, наносит вред как им самим, так и их ближайшему окружению, а также вредит их здоровью.

Терапевты, специализирующиеся на этом типе терапии, могут помочь пациенту достичь более объективного представления о своем поведении, что может способствовать тому, что после анализа проблемного поведения он будет более склонен к изменениям самостоятельно.

История этой терапии

Терапия мотивационной стимуляции была одним из трех вмешательств, впервые примененных в 1993 году в рамках проекта MATCH. Этот американский проект состоял из клинических испытаний, направленных на лучшее понимание и улучшение существующих методов лечения алкоголизма.

Эта терапия основана на знаниях, полученных менее клиническими разделами психологии, такими как организации и коучинг. Таким образом, терапия мотивационными стимулами использует аспекты человеческих ресурсов, такие как мотивационное интервью, подготовленное Уильямом Р. Миллером и Стивеном Роллником, и адаптирует их к терапевтическим условиям.

Цели и принципы лечения

Основная цель терапии – мотивировать пациента участвовать в своих изменениях, тем самым инициируя терапевтический процесс.Мотивируя его так, чтобы он смог достичь своих жизненных целей и отложить или, желательно, погасить свое проблемное поведение, он не только достигнет большей степени благополучия, но и отдалится от того, что причиняло боль ему и его ближайшему окружению. .

В свою очередь, по мере того, как пациент видит, что он постепенно может делать больше вещей и что это был всего лишь вопрос принятия решения начать изменение, он будет чувствовать себя все более и более уверенным в себе и в своей способности противостоять невзгодам.Это достигается не за счет того, что терапевт говорит пациенту, что и чего не следует делать, а за счет предоставления обратной связи с комментариями, которые побуждают его делать то, что предлагается.

Терапия мотивационной стимуляции основана на пяти мотивационных принципах, которые необходимо применять и учитывать во время лечения, чтобы гарантировать наилучшие результаты:

  1. Выражение сочувствия

Очень важно, чтобы с первого сеанса терапии между пациентом и терапевтом установились хорошие профессиональные отношения.Необходимо, чтобы обе стороны доверяли друг другу в пределах того, что считается терапевтически приемлемым.

Пациент должен чувствовать себя в безопасной среде, в которой его уважают, к нему прислушиваются и принимают.

  1. Выявить несоответствие

Пациент обсуждает свои личные цели с терапевтом. Специалист отвечает за измерение расстояния между целью, которую хочет достичь пациент, и состоянием или ситуацией, в которой он или она находится в настоящее время.

  1. Избегать аргументов

Во время терапии не следует разговаривать с пациентом. Здесь мы имеем в виду обсуждение в умеренном смысле этого слова, то есть обсуждение негативного опыта, который побудил пациента обратиться за консультацией.

Таким образом, во время этой краткой терапии вместо того, чтобы конфронтировать пациента с плохим поведением его поведения, терапевт отвечает за то, чтобы предлагать положительные ответы, которые помогают пациенту расти как личность.

  1. Адаптация к сопротивлению

Так или иначе, на протяжении терапии будут проявляться аспекты, которые будут сопротивляться изменениям. Терапия этого типа признает, что есть вещи, которые невозможно преодолеть за такое короткое время; вот почему и пациент, и терапевт должны принять существование небольшого сопротивления.

Этот пункт может показаться нелогичным, но правда в том, что совсем не рекомендуется сталкиваться с сопротивлением пациента поначалу, так как это проявит целый репертуар защитного поведения, заставив терапию застопориться.

  1. Поддержка самоэффективности

Под самоэффективностью мы подразумеваем способность каждого человека противостоять невзгодам и знать, как достичь своих целей наиболее подходящим способом.

В ходе этой терапии пациенту предлагается осознать, что он или она способны практически на все, что предлагается, включая способность преодолеть свою зависимость.

Продолжительность и развитие терапии

Эта терапия обычно очень короткая, обычно длится около четырех сеансов.Первая сессия обычно представляет собой интервью с пациентом, а следующие три соответствуют самой терапии.

На протяжении первого сеанса терапевт беседует с пациентом о проблеме, которая привела его на консультацию, будь то проблема зависимости от психоактивных веществ или любое другое психологическое расстройство. Как только проблема понята, решаются цели, которых хочет достичь пациент. Таким образом, терапевт и пациент сотрудничают в планировании остальной части лечения, однако всегда при руководящей роли профессионала, поскольку он является специалистом в области психического здоровья.Остальные занятия направлены на достижение поставленных целей.

Во время установления целей, которые должны быть достигнуты, очень важно, чтобы терапевт не вступал в какую-либо конфронтацию с пациентом и не судил его по состоянию, в котором он находится, или по тому, что он делал в прошлом. Цель, как уже было сказано, состоит в том, чтобы улучшить свою жизнь, и для этого он является тем, кто мотивирован на изменения. Можно также сказать, что во время терапии предпочтительнее избегать использования диагностических ярлыков и сосредоточиться на концептуализации проблемы в терминах, более понятных пациенту.

Во время терапии терапевт не дает пациенту конкретных указаний о том, что делать для улучшения. Перспектива мотивационно-стимулирующей терапии заключается в том, что у каждого пациента есть необходимые ресурсы для прогресса, но происходит то, что они либо недостаточно мотивированы для изменений, либо просто не осознают свои возможности.

Из-за своей короткой продолжительности и способа применения эта терапия обычно сопровождается применением других. Обычно это служит для мотивации человека перед тем, как приступить к более специализированной терапии в зависимости от того, какие типы расстройств, например, связаны с настроением или тревогой.Как мы уже отмечали, мотивация является решающим аспектом, обеспечивающим соответствие терапевтического процесса поставленным целям.

При каких заболеваниях используется?

Основной группой населения, к которой применяется эта терапия, являются люди, страдающие от какой-либо зависимости от наркотиков, будь то алкоголь или запрещенные вещества, такие как кокаин, марихуана и другие. Терапевт работает так, чтобы у пациента развилась собственная воля противостоять своей наркозависимости.

В отличие от других методов лечения отказа от употребления психоактивных веществ, которые обычно разрабатываются в соответствии с пошаговой программой, мотивационно-стимулирующая терапия направлена ​​на пробуждение личных интересов пациента. То есть эта терапия направлена ​​на то, чтобы изменение исходило изнутри пациента.

Вам также может быть интересно прочитать: Примените эти секретные методы для улучшения мотивации

Существует 4 типа мотивации — вот что каждый из них делает с вашим мозгом

Мотивацию трудно найти.Всегда есть другая задача, другой проект, другая цель — и любая мотивация, которую вам удается собрать для одного дела, отсутствует для другого.

Но мотивация — это не ресурс, по крайней мере, не в том смысле, в каком это подразумевается языком, связанным с мотивацией. Мотивация — это реакция на стимулы, и эта реакция не всегда одинакова. Разные стимулы активируют разные части мозга и по-разному мотивируют нас к продуктивности. Таким образом, вместо того, чтобы желать мотивации или охотиться за большей мотивацией, было бы полезнее подумать о различных типах мотиваторов, с которыми мы сталкиваемся, и о том, что происходит в нашем мозгу, когда мы сталкиваемся с ними.

Основы науки о мотивации

За многие годы нейробиологи и психологи установили, что мы обычно испытываем мотивацию, когда высвобождается дофамин — нейротрансмиттер, передающий сигналы между клетками мозга, — который доставляется к прилежащему ядру. Прилежащее ядро ​​​​является областью мозга, которая опосредует поведение вознаграждения: поэтому, когда дофамин достигает прилежащего ядра, он запрашивает обратную связь о том, хорошо это или плохо должно произойти. Как объясняет Кимберли Шауфенбюэль, программный директор UNC Executive Development, этот прогноз побуждает нас реагировать таким образом, чтобы либо «свести к минимуму прогнозируемую угрозу (плохо), либо максимизировать прогнозируемое вознаграждение (хорошо).”

Итак, если вы получаете электронное письмо от своего начальника с новым заданием, дофамин воздействует на прилежащее ядро, формируя прогноз того, что произойдет, если вы выполните задание или нет, хорошо или плохо вы его выполните. С этим предсказанием вы либо будете действовать, чтобы увеличить вероятность вознаграждения (оплата, похвала, чувство выполненного долга), либо уменьшить вероятность наказания (понижение в должности, крик, чувство неудачи).

Давайте посмотрим на наши четыре мотиватора продуктивности и посмотрим, что на самом деле движет нами.


Связанный: Как эти 4 разных типа личности находят мотивацию 


Творческое самовыражение

При написании этого сообщения в блоге меня мотивирует творческое самовыражение. Это дает мне возможность напрячь свои творческие мускулы и выразить себя через прозу и рассказывание историй. Но что происходит в моем мозгу, пока я пишу?

Когда вы мотивированы на производительность посредством творческого самовыражения, вероятно, происходит одно из двух:

1.Вы «в зоне»

Это разговорный термин, используемый для описания свободного творческого потока, когда кажется, что вы даже не думаете о том, что делаете. Когда вы находитесь в зоне, область мозга, называемая дорсолатеральной префронтальной корой (ДЛПФК), становится менее активной. Исследования, проведенные нейробиологами доктором Чарльзом Лимбом и доктором Алленом Брауном, связывают DLPFC с планированием, сдерживанием и самоцензурой, что имеет смысл, учитывая, что эти качества почти противоположны раскрепощенному творческому потоку.При посредничестве в потоке идей нет времени на анализ или организацию. Планирование и цензура только мешают.

2. Вы «методически лепите»

Большая часть творчества — это тяжелая, утомительная работа, и во время этих творческих сессий до или после зоны активность в DLPFC может фактически возрасти, особенно если вы просматриваете или редактирования. Это потому, что творческое самовыражение обычно включает в себя баланс свободного потока и методичной лепки. Как и в известной писательской мудрости «Пиши пьяным, редактируй трезвым», хорошая книга или трогательная песня часто являются продуктом как потока вдохновения, так и кропотливого мастерства.

Вывод: Мотивация к творческому самовыражению может привести к организованной доставке новых, неожиданных и творческих идей.


Связанный: Как соблюдение графика улучшило мою креативность 


Финансовое поощрение

Было бы нечестно сказать, что меня не мотивирует оплата. Наш мозг выглядит совсем по-другому, когда его мотивирует финансовая компенсация. И точно так же, как разные типы творческого самовыражения связаны с разными нейрохимическими процессами, разные типы финансовых стимулов, а именно заработная плата в сравнении с дополнительным стимулом.

1. Мотивация от зарплаты

Деньги, безусловно, могут мотивировать нас к продуктивности — это вам скажет любой, у кого есть работа. Но внешние мотиваторы, такие как зарплата, лучше всего работают в сочетании с другими, более внутренними мотиваторами. Эдвард Деси, психолог из Рочестерского университета, говорит, что у нас есть три психологические потребности, которые помогают дополнить финансовую мотивацию: независимость, компетентность и чувство связи с другими. «Одна только зарплата нас не мотивирует», — говорит Деси.На самом деле, утверждает он, «чрезмерный акцент на финансовом вознаграждении подрывает автономию и, следовательно, внутреннюю мотивацию».

2. Вы «методически лепите»

Многие работодатели предлагают дополнительные финансовые поощрения, такие как комиссионные и бонусы: если вы достигнете уровня X, вы получите Y дополнительных денег. Даже если вы уже мотивированы здоровым балансом внутренних и внешних факторов, все меняется, когда вводятся эти финансовые стимулы, основанные на результатах.

В ходе исследования под руководством Дэна Ариэли из Университета Дьюка исследователи попросили участников поиграть в игры, которые проверяли память, креативность и двигательные навыки.Каждый из них получал финансовое вознаграждение в зависимости от их результатов, но одной группе предлагалось небольшое вознаграждение, другой — среднее вознаграждение, а третьей — очень большое вознаграждение. Исследование показало, что участники, которым предложили наибольшую сумму денег, показали худшие результаты.

Ариэли пришел к выводу, что, хотя поощрения, связанные с результатами, обычно повышают активность в областях мозга, отвечающих за мотивацию, наступает переломный момент. Когда потенциальная награда слишком велика, она может подорвать производительность, сделав людей чрезмерно сосредоточенными или умственно возбужденными.

Вывод: Мотивация чрезмерно большим финансовым стимулом может привести к созданию продукта, изобилующего ошибками, в то время как разумный размер финансового стимула (в сочетании с внутренними мотиваторами) может привести к чему-то более продуманному и отполированному.


Похожие: Мозговой штурм убивает вашу креативность


Любопытство/обучение

Любопытство и желание учиться являются чисто внутренними мотиваторами. Согласно Доменико и Райану, нас побуждает к продуктивности любопытство/обучение, когда мы сталкиваемся с новыми типами стимулов, «которые представляют собой оптимальные задачи или оптимальное несоответствие существующим знаниям.«Мы хотим исследовать то, чего не понимаем, или то, что противоречит нашему опыту. Это объясняет, почему, например, кто-то может услышать звонок телефона-автомата и ответить на него.

Так что же здесь происходит в мозгу? Дофамин, как почти во всех типах мотивации, играет ключевую роль, когда он мотивирован любопытством/обучением, а дофаминовые нейроны склонны проявлять два режима активности: тонический и фазовый.

Когда дофамин находится в тоническом режиме, нейроны возбуждаются с постоянной скоростью, отражая то, что Доменико и Райан называют «общей силой поисковых тенденций животных».«Когда мы находимся в тоническом режиме, мы можем ходить, нюхать вещи, смотреть на вещи, слушать вещи. Вы знаете, обычные человеческие вещи.

В фазовом режиме нейроны испытывают короткие всплески активности или бездействия в ответ на определенные стимулы, что приводит к увеличению или снижению уровня дофамина, обычно длящихся несколько секунд. В то время как в тоническом режиме вы можете быть вынуждены взглянуть на необычно выглядящее дерево, странный шум его ветвей может вызвать фазовый режим — и внезапно вы приближаетесь к этому дереву, стремясь обнаружить источник шума.

Вывод: Любознательность и стремление к обучению могут привести к более тщательному исследованию идей и более подробному конечному продукту.

Страх

Что, если я проснусь, думая, что этот пост должен быть отправлен моему редактору завтра, только чтобы понять, что крайний срок истекает через два часа? Возникнет страх. И этот страх побуждал меня делать все возможное, чтобы свести к минимуму вероятность того, что случится что-то плохое.

Страх обычно подталкивает вас к продуктивности, потому что вы хотите избежать угрозы или наказания.И в то время как «через два часа!» Страх может не достигать того уровня страха, который вы испытываете, когда гризли бросается на вас, он вызывает аналогичную нейрохимическую реакцию: миндалевидное тело, часть мозга, отвечающая за формирование воспоминаний, обработку эмоций и принятие решений, выходит из строя. Как только он обнаруживает опасность, он переводит ваше тело в режим «сражайся или беги», в котором выживание важнее всего остального.

Но то, что вы продуктивны в этот момент страха, не означает, что вы производите что-то качественное.Когда появляется страх, большая часть ресурсов мозга отвлекается от своих обычных задач, чтобы выполнять функцию выживания. Поэтому, когда страх захватывает ваш мозг, он может поставить под угрозу принятие вами решений.

Страх может мотивировать вас работать усерднее или больше, но когда страх является доминирующим мотиватором, внутренняя мотивация отсутствует. Здесь нет места для творческого самовыражения, любопытства и обучения. А без них нет необходимости искать новую информацию или позволять идеям течь через вас естественным образом.Таким образом, хотя работа может быть завершена, она не будет такой всесторонней. Скорее всего, это просто покажет вашу срочность, чтобы просто сделать это.

Вывод: Страх может привести к низкокачественному, хотя и быстро доставленному продукту.

Каждый из этих мотиваторов может подтолкнуть вас к продуктивности, но результат этой продуктивности не всегда будет одинаковым. Но если мы поймем, почему мы мотивированы на продуктивность, мы сможем определить, как мы работаем лучше всего и какая мотивация дает наилучшие результаты.


Версия этой статьи изначально была опубликована на Zapier и изменена с разрешения.

Сигнал мотивационной значимости в базальных отделах переднего мозга связан с более быстрой и точной скоростью принятия решений

Abstract

Выживание животных в решающей степени зависит от определения приоритетов реакций на мотивационно важные стимулы. Хотя обычно считается, что мотивационная значимость увеличивает скорость принятия решений, количественная связь между мотивационной значимостью и скоростью принятия решений, измеряемая временем реакции (ВР), остается неясной.Здесь мы показываем, что нейронный коррелят мотивационной значимости в базальном переднем мозге (BF), определяемый независимо от RT, сочетается с более быстрой, а также более точной скоростью принятия решений. У крыс, выполняющих простую задачу RT, ориентированную на вознаграждение, мотивационная значимость была закодирована реакцией взрыва BF, которая произошла до RT. Мы обнаружили, что более быстрые RT были тесно связаны с более сильными сигналами мотивационной значимости BF. Кроме того, доля изменчивости ВУ, отражающая вклад внутреннего шума в процесс принятия решений, активно подавлялась в более быстрых распределениях ВУ с более сильными сигналами мотивационной значимости БФ.Искусственное усиление сигнала мотивационной значимости BF с помощью электрической стимуляции привело к более быстрым и точным RT и поддерживает причинно-следственную связь. Вместе эти результаты не только впервые, насколько нам известно, описывают количественную взаимосвязь между мотивационной значимостью и более высокой скоростью принятия решений, они также раскрывают количественную взаимосвязь между мотивационной значимостью и более точным RT. Наши результаты дополнительно устанавливают существование раннего и ранее нераспознанного шага в процессе принятия решений, который определяет как скорость RT, так и изменчивость всего процесса принятия решений, и предполагают, что этот новый шаг решения в значительной степени диктуется сигналом мотивационной значимости BF. .Наконец, наше исследование выдвигает гипотезу о том, что дисрегуляция скорости принятия решений при таких состояниях, как депрессия, шизофрения и когнитивное старение, может быть результатом функционального нарушения сигнала мотивационной значимости, кодируемого плохо изученными нехолинергическими нейронами BF.

Резюме автора

Люди и животные сталкиваются с постоянной проблемой определения подмножества входящих сенсорных стимулов, которые наиболее релевантны для поведения, и, соответственно, определения приоритетов поведенческих реакций.Критически важным для этого решения является способность определить, является ли стимул мотивационно значимым, то есть предсказывает ли стимул важные поведенческие результаты, такие как вознаграждение или наказание. Хотя обычно считается, что мотивационная значимость связана с более высокой скоростью принятия решений и более коротким временем реакции, остается неясным, как мотивационная значимость фактически модулирует процесс принятия решений. В этом исследовании исследуется, как сигнал мотивационной значимости в базальных отделах переднего мозга контролирует фундаментальные свойства процесса принятия решений — скорость принятия решений и ее изменчивость.На крысах, выполняющих простую задачу на время реакции, основанную на вознаграждении, мы показали, что базальный сигнал мотивационной значимости переднего мозга связан с более быстрой, а также точной скоростью принятия решений. В подтверждение причинной роли этой ассоциации искусственное усиление этого базального сигнала мотивационной значимости переднего мозга с помощью электрической стимуляции также приводит к более быстрому и более точному времени реакции. Эти результаты предполагают, что скорость принятия решения и ее изменчивость совместно определяются ранним и ранее нераспознаваемым шагом в процессе принятия решения, диктуемым в значительной степени сигналом мотивационной значимости, кодируемым плохо изученными нехолинергическими нейронами в базальных отделах переднего мозга.

Образец цитирования: Авила И., Лин С.К. (2014) Сигнал мотивационной значимости в базальных отделах переднего мозга связан с более быстрой и точной скоростью принятия решений. PLoS Биол 12(3): е1001811. https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811

Академический редактор: Майкл Познер, Орегонский университет, США

Получено: 16 сентября 2013 г.; Принято: 6 февраля 2014 г .; Опубликовано: 18 марта 2014 г.

Это статья с открытым доступом, свободная от каких-либо авторских прав, и может быть свободно воспроизведена, распространена, передана, изменена, дополнена или иным образом использована кем угодно в любых законных целях.Работа доступна в качестве общественного достояния Creative Commons CC0.

Финансирование: Это исследование финансируется программой внутренних исследований Национального института проблем старения, NIH, Соединенные Штаты Америки. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Сокращения: БФ, базальный передний мозг; врач общей практики, бледный шар; HDB, горизонтальная диагональная полоса; ИК, инфракрасный; ИТИ, межпробный интервал; К-С, проба Колмогорова-Смирнова; ЛПО, латеральная преоптическая область; МКПО, крупноклеточное преоптическое ядро; НБМ или Б, базальное ядро ​​Мейнерта; ПСТГ, гистограмма перистимульного времени; РТ, время реакции; СИ, безымянная субстанция; S-большой, звук, предсказывающий крупную награду; S-Малый, звук, предсказывающий небольшое вознаграждение; вице-президент, вентральный паллидум; мк, параметр скорости обратнонормального распределения ВУ; о, параметр изменчивости рецинормального распределения ВУ

Введение

Общая скорость обработки информации и принятия решений изучалась более века путем измерения времени реакции (ВР) [1]–[3].Значительное увеличение RT, отражающее более низкую скорость принятия решений, представляет собой ключевую особенность при нескольких состояниях, таких как депрессия [4], [5], деменция [6], [7], шизофрения [8]–[10] и когнитивное старение. [11],[12]. Поэтому важно понимать, как скорость принятия решений модулируется когнитивными переменными и лежащими в их основе механизмами нейронных цепей.

Важным модулятором скорости принятия решений является мотивационная значимость [13]–[16]. Определение того, является ли стимул мотивационно важным, то есть предсказывает ли стимул важные поведенческие результаты, такие как вознаграждение или наказание, позволяет людям и животным выбирать среди поступающей сенсорной информации подмножество стимулов, которые имеют отношение к поведению.Таким образом, мотивационная значимость играет ключевую роль в целенаправленном принятии решений для определения приоритетов поведенческих реакций. В результате нейронные корреляты мотивационной значимости обычно определяются или выводятся посредством модуляции RT [13]–[15]. Однако эта логическая взаимозависимость создает фундаментальную проблему для понимания взаимосвязи между мотивационной значимостью и скоростью принятия решений.

Альтернативный подход, который мы использовали, чтобы избежать этой круговой логики, заключался в исследовании взаимосвязи между RT и нейронным коррелятом мотивационной значимости, определяемым независимо от RT.Недавние исследования выявили нейронный коррелят мотивационной значимости в базальном переднем мозге (BF) [16], где отдельная группа нейронов BF отвечает на мотивационно значимые стимулы, которые предсказывают либо вознаграждение, либо наказание, сходными и устойчивыми фазовыми вспышками ответов [16]–[ 20]. Сила сигнала мотивационной значимости BF, отражаемая амплитудой всплеска реакции, связана с общей латентностью реакции [16]. Одни и те же нейроны BF также реагируют на первичное вознаграждение и наказание аналогичной взрывной реакцией [16].Мы предполагаем, что взрывной ответ нейронов BF может переводить сигнал мотивационной значимости в широко распространенную модуляцию активности коры [21] и, следовательно, представляет собой идеальный кандидатный механизм для увеличения скорости принятия решений и снижения RT. В поддержку этой гипотезы наблюдалось замедление RT после повреждения [22]–[25] или инактивации [26],[27] BF.

Наш подход к пониманию того, как сигнал мотивационной значимости BF модулирует скорость принятия решений, заключался в том, чтобы сначала определить часть изменчивости RT, которая коррелировала с сигналом мотивационной значимости BF и, вероятно, модулировалась им, в то время как крысы реагировали на два мотивационно значимых стимула, которые предсказывали различное количество вознаграждения. .Во-вторых, мы стремились определить ту часть вариабельности ВР, которая присутствовала в условиях постоянной ответной реакции на всплеск БФ, которая не отражает флуктуации мотивационной значимости от момента к моменту и, вероятно, представляет собой то, как ВУ модулируется собственным шумом в мозге. Процесс принятия решения. Разделив изменчивость RT на два отдельных источника, которые либо коррелировали с сигналом мотивационной значимости BF, либо не зависели от него, мы дополнительно исследовали, модулирует ли сила сигнала мотивационной значимости BF величину изменчивости RT, вносимую внутренним шумом.Наконец, мы проверили, представляет ли наблюдаемая функциональная связь между реакцией на взрыв BF и RT причинно-следственную связь с использованием электрической микростимуляции BF.

Results

Чтобы исследовать взаимосвязь между мотивационной значимостью и скоростью принятия решений, мы разработали простую RT-задачу, ориентированную на вознаграждение, на крысах, в которой использовались дифференцированные ожидания вознаграждения для модуляции мотивационной значимости (рис. 1A, рис. S1). В частности, каждое испытание начиналось со светового сигнала, предписывавшего крысам войти в отверстие для фиксации носа, где они сохраняли фиксацию до тех пор, пока слуховой стимул не велел им собрать воду в соседнем порту для вознаграждения.В фиксационном порту крысы с равной вероятностью и случайным образом в разных испытаниях слышали либо звук, предсказывающий большую награду (S-большой), либо другой звук, предсказывающий маленькую награду (S-маленькая), либо отсутствие звука и отсутствие награды (Catch ). S-Large и S-Small были выбраны для четкого различения (белый шум по сравнению с кликером) и представлены на надпороговом уровне (80 дБ в течение 2 с), чтобы свести к минимуму сенсорное обнаружение и усилия по различению. После начала звука крысы быстро выходили из порта фиксации и перемещались к соседнему порту вознаграждения почти во всех случаях S-Large (99.8%) и S-Small (99,4%), и только изредка в испытаниях Catch (3,8%). Этот паттерн ответа подтвердил, что крысы рассматривали как S-большой, так и S-малый как мотивационно важные стимулы. Латентность между началом звука и выходом из фиксационного порта, определяемая как RT, отражает скорость первоначального процесса принятия решений в ответ на мотивационно значимые звуки и находится в центре внимания нашего исследования.

Рис. 1. Простая RT-задача с поощрением.

(A) Схема простой RT-задачи, ориентированной на вознаграждение.Крысы инициировали каждое испытание, тыча носом в фиксирующий порт после светового сигнала начала испытания. Внутри порта фиксации три типа испытаний — S-большое, S-маленькое и улавливание — были представлены с равной вероятностью и, соответственно, связаны с большим, малым вознаграждением или отсутствием вознаграждения в соседнем порту. ВР определяли как время между появлением звука и выходом из фиксационного порта. (B) Диаграмма рассеяния среднего RT в испытаниях S-Large и S-Small. Каждая точка представляет один сеанс от одной крысы ( n  = 339, 16 крыс).На вставке показано общее среднее значение ± стандартная ошибка среднего (парный тест t ). (C) Модуляция RT как отношение среднего RT между S-большими и S-малыми испытаниями в каждом сеансе вокруг обратного перехода к обучению. Были нанесены семнадцать отдельных последовательностей переходов (серые линии) по крайней мере с пятью сеансами как до, так и после обратного обучения, при этом общее среднее значение ± стандартное отклонение было выделено черным цветом. В первых трех сессиях после реверсивного перехода обучения RT был быстрее в направлении S-Small, что предсказывало большее вознаграждение до реверсирования.Разница ВУ увеличивалась с увеличением количества тренировок и не достигала асимптотического уровня после 10 занятий.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.g001

В то время как S-Large и S-Small предсказывали вознаграждение в одном и том же порту и, следовательно, давали один и тот же поведенческий ответ без необходимости выбора, что ж, обученные крысы автоматически реагировали быстрее в испытаниях S-Large, чем в испытаниях S-Small (рис. 1B, рис. S1), что указывает на то, что стимул в сочетании с большим вознаграждением был мотивационно более заметным.Модуляция RT между испытаниями S-Large и S-Small продолжала расти и не достигла асимптотического уровня после 10 тренировочных занятий (рис. 1C, рис. S1). После обращения вспять непредвиденных обстоятельств звукового вознаграждения крысам потребовалось в среднем три сеанса, чтобы изменить их предвзятость RT, и они начали показывать более быстрое RT по отношению к новому S-Large (рис. 1C, рис. S1). Таким образом, простая задача RT, ориентированная на вознаграждение, обеспечивала большой динамический диапазон модуляции RT между S-большими и S-малыми испытаниями.

Простое задание RT с поощрением было разработано для минимизации нескольких переменных, которые также влияют на RT: во-первых, влияние вариаций мотивационного состояния от испытания к испытанию, таких как усталость и сытость, было сведено к минимуму, требуя, чтобы крысы начинали каждое испытание с одной и той же Реакция фиксации носа.Во-вторых, влияние выбора, то есть выбора между различными вариантами ответа, на RT было сведено к минимуму, поскольку и S-Large, и S-Small сигнализировали о вознаграждении в одном и том же порту. В-третьих, влияние неопределенности стимула и сенсорного процесса принятия решений на RT было сведено к минимуму за счет использования звуков, значительно превышающих порог обнаружения. Наконец, этот дизайн задачи гарантировал, что любая другая переменная, влияющая на RT в момент появления звука, такая как временное ожидание начала стимула или состояние спонтанной активности нейронной сети, должна одинаково влиять как на S-большие, так и на S-малые испытания.Эти поведенческие и нейронные вариации, не контролируемые напрямую экспериментаторами, в совокупности обозначаются как внутренний шум процесса принятия решений в текущем исследовании и должны быть эквивалентны между S-большими и S-малыми испытаниями. В результате разница ВУ между S-большими и S-малыми испытаниями должна возникать из-за различий в свойствах стимула, таких как связанная с ним мотивационная значимость. Таким образом, простая задача RT, ориентированная на вознаграждение, служит для обеспечения необходимого простого поведенческого контекста для выявления количественной взаимосвязи между сигналом мотивационной заметности BF и RT, при этом сводя к минимуму влияние других переменных.

Сначала мы исследовали, возникает ли сигнал мотивационной значимости BF достаточно рано, чтобы модулировать RT и скорость принятия решений. У шести крыс, зарегистрированных в течение 40 сеансов, мы зарегистрировали 309 хорошо изолированных одиночных единиц в области БФ, где расположены кортикально выступающие нейроны БФ (рис. S2) [28]–[30]. Из этих нейронов BF 47% (144/309) продемонстрировали выраженную взрывную реакцию на начало звука и были классифицированы как разрывные нейроны BF (рис. 2B, рис. S3). Те же самые нейроны также продемонстрировали взрывные реакции на световой сигнал о начале испытания (рис. 2А) и доставку вознаграждения (рис. 2D), что согласуется с кодированием мотивационной значимости, как мы сообщали ранее [16].Этот взрывной ответ начался через 50 мс после начала звука и достиг пика через 120 мс (рис. 2В), значительно раньше, чем почти все РТ во всех поведенческих сеансах (рис. 1В), и в значительной степени исчез, когда крысы вышли из порта фиксации (рис. 2С). Таким образом, сигнал мотивационной значимости BF возникал достаточно рано в процессе принятия решения, чтобы модулировать выход порта фиксации RT.

Рис. 2. Фазовый импульсный ответ нейронов BF кодирует мотивационную значимость и предшествует RT.

PSTH популяции BF для пробного запуска светового сигнала (A), начала звука (B), выхода порта фиксации (C) и первой капли воды (D).Популяция PSTH (среднее значение ± стандартная ошибка среднего) для разрывных нейронов BF (красный, n  = 144) и всех других нейронов BF (синий, n  = 165) регистрировали у шести крыс за 40 сеансов. Заштрихованная желтым цветом область указывает на окно {50, 160} мс, используемое для расчета амплитуды выброса BF. Взрывные нейроны BF также продемонстрировали взрывную реакцию на сигнал начала пробы и вознаграждение. Разрывная реакция на появление звука в значительной степени исчезала до RT.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.g002

Затем мы исследовали, коррелирует ли сила мотивационной значимости, определяемая как амплитуда реакции взрыва BF, со скоростью принятия решения. Типичный пример нейрона BF, кодирующего значимость, показан на рисунке 3A, который иллюстрирует, как эти нейроны реагируют как на S-большое, так и на S-малое начало с фиксированной задержкой относительно начала стимула и надежно в каждом испытании у хорошо обученных животных. Этот пример нейрона также иллюстрирует общий вывод о том, что сила реакции взрыва BF была сильнее в направлении S-Large, чем в направлении S-Small начала (рис. 3B, C).Это согласуется с интуитивным предположением, что сочетание с большим вознаграждением должно придавать более сильную мотивационную значимость S-Large, чем S-Small.

Рис. 3. Амплитуда импульсов BF предсказывает модуляцию RT между испытаниями S-Large и S-Small.

(A) Взрывные ответы одного репрезентативного нейрона BF на S-большое и S-малое начало. Отдельные пробы на растровых графиках были выровнены по началу звука и отсортированы по ВУ (синий). (B) Популяция PSTH (среднее значение ± стандартная ошибка) для взрывающихся нейронов BF ( n  = 144) показала более сильный разрыв до S-Large, чем до S-Small.Средние RT для соответствующих испытаний указаны на вставке (среднее значение ± станд., n  = 40 сеансов). (C) Диаграмма рассеяния средней амплитуды взрыва для каждого нейрона разрыва BF в испытаниях S-Large по сравнению с S-Small из одного сеанса. Каждая точка представляет один разрывной нейрон BF ( n  = 144), а красные точки представляют нейроны, зарегистрированные в течение первых трех сеансов после реверсии ( n  = 14). (D) Корреляция между амплитудной модуляцией взрыва BF и средней модуляцией RT за один сеанс, каждая из которых рассчитывается как отношение между S-большими и S-малыми испытаниями.Результаты нанесены на график отдельно для отдельных разрывных нейронов BF (серые), а также для всей разрывной популяции за сеанс во время первых трех сеансов реверсирования (красный) или после (синий). Между испытаниями S-Large и S-Small в сеансе сила выброса BF сильно коррелировала с модуляцией среднего RT.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.g003

Критическое сравнение заключалось в том, коррелирует ли модуляция RT между испытаниями S-Large и S-Small с модуляцией амплитуды выброса BF между этими двумя типами испытаний. .Мы обнаружили, что модуляция амплитуды взрыва BF как на уровне отдельных нейронов, так и на уровне популяции сильно коррелирует с модуляцией среднего RT между S-большими и S-малыми испытаниями в сеансе (рис. 3D, рис. S4). Модуляция взрыва BF отслеживала модуляцию среднего RT даже во время первых трех сеансов обратного обучения, когда смещение RT не обновлялось, чтобы отразить ожидаемое вознаграждение (красные точки на рисунке 3D). Эти результаты обеспечивают ключевую поддержку нашей гипотезы о том, что разница в скорости принятия решений между двумя типами испытаний была в основном обусловлена ​​​​разницей в связанной с ними мотивационной значимости, закодированной в BF.Поскольку испытания S-Large, S-Small и Catch были случайным образом смешаны в сеансе, сигнал мотивационной заметности BF сочетается с RT на основе одного испытания.

Продемонстрировав сильную связь между амплитудой выброса BF и модуляцией RT, мы дополнительно исследовали, присутствовала ли эта связь аналогичным образом в исследованиях S-Large и S-Small, а не только между ними. Мы пришли к выводу, что если амплитуды всплесков BF аналогичным образом предсказывали RT в рамках одного и того же типа испытаний, наибольшая разница в амплитудах всплесков BF должна наблюдаться между самыми быстрыми и самыми медленными испытаниями.Тем не менее, мы обнаружили, что была небольшая модуляция силы выброса BF даже между этими испытаниями, которые имели наибольшую разницу RT в каждом типе испытаний (рис. 4A, B, рисунки S5 и S6), а модуляция амплитуды выброса BF не коррелировала с Модуляция RT (рис. 4C, D). Эти результаты показывают, что вариабельность RT от испытания к испытанию в каждом типе испытаний не коррелировала с ежемоментными колебаниями сигнала мотивационной значимости BF в разных испытаниях. Вместо этого вариабельность RT внутри исследования, вероятно, отражала вклад внутреннего шума процесса принятия решений при наличии очень похожей амплитуды выброса BF и поведенческих состояний в разных исследованиях.

Рис. 4. Отсутствие модуляции амплитуды всплесков BF в рамках пробного типа.

(A и B) Популяционные PSTH (среднее ± стандартное отклонение) и графики разброса амплитуды пачек для всех нейронов пачек BF в более быстрых (синий) и более медленных (голубой) RT в пределах S-Large (A) и S-Small (B) испытания. Соглашение, как на рисунке 3B-C. Модуляция амплитуды выброса BF в пределах пробного типа была незначительной. (C–D) Корреляция между амплитудной модуляцией выброса BF и средней модуляцией RT между более быстрыми и более медленными RT в исследованиях S-Large (C) и S-Small (D).Соглашение, как на рисунке 3D.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.g004

Чтобы лучше понять природу вариабельности ВУ внутри исследования, мы отметили ее сходство со значительной вариабельностью ВУ у людей при уменьшении сенсорной неопределенности. до минимума, что уже давно предлагалось для отражения вклада собственных шумов в процесс принятия решений [31]–[33]. У людей вариабельность RT к надпороговым сенсорным стимулам, подобным тем, которые использовались в текущем исследовании, но не вариабельность RT к неоднозначным сенсорным входам, хорошо структурирована и лучше всего описывается рецинормальным распределением [31], [32], [34].Рецинормальное распределение ВУ означает, что величина, обратная ВУ (1/ВУ), имеет нормальное распределение и что распределение ВУ может быть преобразовано в прямую линию путем построения графика зависимости 1/ВУ от его z -оценки (рис. S7). Таким образом, мы проверили, можно ли распространить рецинормальность на крысу, и обнаружили, что вариабельность RT внутри пробного типа хорошо описывается рецинормальным распределением (рис. 5A, рис. S7). Этот вывод подтверждает универсальность рецинормального распределения RT по видам и модальностям реакции, а также поддерживает гипотезу о том, что изменчивость RT внутри испытания, вероятно, отражала вклад собственного шума в процесс принятия решений.

Рисунок 5. RT организованы как семейство рецинормальных распределений, поворачивающихся относительно фиксированной точки времени.

(A) Репрезентативный сеанс показывает, что ВУ в испытаниях S-больших и S-малых распределены рецинормально и могут быть преобразованы в прямую линию путем построения графика зависимости 1/ВУ от его z -показателей. Каждая точка представляет RT из одного испытания. Точка пересечения двух распределений ВУ обозначена синим кружком. (B) Двухмерная гистограмма точки пересечения между сеансами показывает, что два распределения RT обычно пересекаются около 160 мс.(C) Схема анализа точек пересечения. Преобразование двух распределений ВУ в прямые линии путем построения графика зависимости −1/ВУ от его z -оценки позволяет предсказать новые инвариантные отношения между точкой пересечения (x 0 , y 0 ) и параметрами (μ 1 , σ 1 ) и (μ 2 , σ 2 ). (D) x -координата точки пересечения выражается как (μ 2 σ 1 − μ 1 σ 2 )/(σ 2 −σ 1 ).Числитель и знаменатель нанесены на оси y и х соответственно вместе с линейной аппроксимацией. Каждая точка получена из распределений ВУ за один сеанс ( n  = 339, 16 крыс). (E) y -координата точки пересечения выражается как (μ 2 − μ 1 )/( σ 2 − σ 1 ). Конвенция как в (D). (F) Эти данные поддерживают модель, согласно которой RT-распределения меняются в зависимости от фиксированного момента времени, и предсказывают, что это семейство RT-распределений может быть сгенерировано одним нейронным механизмом, уровень активации которого устанавливает параметры RT-распределений.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.g005

Эмпирическое наблюдение о том, что вариабельность ВУ внутри испытания хорошо описывается рецинормальным распределением, предполагает, что рецинормальное распределение обеспечивает идеальную количественную основу для понимания два источника изменчивости RT в нашем исследовании. В частности, мы предполагаем, что изменчивость (σ) лежащего в основе нормального распределения обеспечивает оценку влияния собственного шума на ВР, тогда как средняя скорость (μ) нормального распределения фиксирует изменчивость ВУ между типами испытаний, модулированную Сигнал мотивационной значимости BF.Следовательно, количественная взаимосвязь между параметрами μ и σ S-большого и S-малого распределений RT должна дать представление о взаимосвязи между двумя источниками изменчивости RT и, в более широком смысле, о взаимосвязи между сигналом мотивационной значимости BF и внутренним шумом решения. процесс изготовления.

Интересно, что мы наблюдали, что распределения S-Large и S-Small RT в сеансе часто пересекались вблизи их соответствующего самого быстрого RT в фиксированный момент времени около 160 мс (рис. 5B), предполагая, что все распределения RT поворачиваются против фиксированного момента времени.Чтобы дополнительно исследовать последствия поворота против фиксированной точки времени, мы решили линейные уравнения для двух распределений RT с параметрами (μ1, σ1) и (μ2, σ2) при ограничении фиксированной точки пересечения (рис. 5C). Фиксированная точка поворота предсказала два инвариантных соотношения между параметрами (μ1, σ1) и (μ2, σ2), которые выявили ранее неизвестные и чрезвычайно сильные корреляции между параметрами μ и σ распределений RT (рис. 5D, E). Эти новые корреляции указывают на то, что распределения ВУ с большей средней скоростью μ (более быстрые ВУ) связаны с уменьшающейся изменчивостью σ.Когда μ приближается к теоретическому пределу (вертикальная черная пунктирная линия на рис. 5F), среднее время ВУ приближается к своему самому быстрому пределу, эквивалентному точке поворота ~160 мс, в то время как изменчивость ВУ (σ) сокращается до нуля. Этот экстремальный сценарий подчеркивает общий вывод о том, что изменчивость ВУ (σ) не увеличивается пропорционально ВУ (1/μ), как можно было бы ожидать по закону Вебера, а на самом деле сокращается намного быстрее. В более широком контексте вариабельности RT между испытаниями и внутри исследования новые корреляции между μ и σ, выявленные здесь, предполагают, что эти два источника вариабельности RT жестко корегулируются и не являются независимыми.Величина вариабельности RT внутри исследования (σ), отражающая величину вклада собственного шума, активно подавляется в более быстрых распределениях RT с более высокой скоростью (μ) и более сильными сигналами мотивационной значимости BF.

Совместное регулирование параметров μ и σ распределений ВУ также предполагает, что каждое распределение ВУ может быть определено только с одним свободным параметром вместо двух. С этой точки зрения организацию RT в нашем исследовании можно рассматривать как семейство распределений RT, вращающихся относительно фиксированной точки времени около 160 мс, только с одной степенью свободы (рис. 5F).Таким образом, наш анализ предсказывает, что это семейство распределения RT может быть сгенерировано одним единственным нейронным механизмом с тремя предсказанными свойствами, в основном такими же, как у сигнала мотивационной значимости BF. Во-первых, этот нейронный механизм должен возникать до фиксированной точки поворота (∼160 мс), как реакция взрыва BF (рис. 2). Во-вторых, активность этого нейронного механизма должна определять параметры скорости (μ) и вариабельности (σ) распределения RT, аналогично тому, как амплитуда взрыва BF коррелирует со средним RT (рис. 3).В-третьих, он предсказывает, что одни и те же параметры скорости (μ) и вариабельности (σ) должны быть общими для всех испытаний в пределах рецинормального распределения ВР, независимо от того, является ли ВР быстрым или медленным, аналогично инвариантной амплитуде выброса BF во всех испытаниях в рамках испытания. типа (рис. 4). Следовательно, эти результаты подтверждают, что сигнал мотивационной значимости BF служит нейронным коррелятом параметров распределения RT.

Наконец, чтобы выяснить, представляет ли наблюдаемая связь между силой сигнала мотивационной значимости BF и скоростью и изменчивостью распределения RT причинно-следственную связь, мы проверили прогноз о том, что увеличение силы сигнала мотивационной значимости BF с помощью электрической стимуляции должно привести к более быстрому результату. и более точные распределения RT.Экспериментальная установка была такой же, как и простая задача RT, ориентированная на вознаграждение, за исключением того, что звуки S-Large и S-Small были заменены общим тоном 6 кГц в обоих типах испытаний и либо в паре с микростимуляцией BF, либо без нее (рис. 6A, рис. С8). Электрическая стимуляция BF была точно рассчитана по времени, чтобы совпасть с реакцией взрыва, вызванной тоном, как способ искусственного увеличения амплитуды взрыва BF. В соответствии с этим протоколом RT в стимулированных испытаниях действительно стали быстрее по сравнению с нестимулированными контрольными испытаниями (рис. 6B-D).Эта разница ВУ увеличивалась по мере увеличения тока стимуляции, что согласуется с наблюдением, что более высокие амплитуды всплесков были связаны с более быстрым распределением ВУ. Кроме того, электрическая стимуляция BF также давала более точные RT, так что связь между параметрами μ и σ распределений RT оставалась практически неизменной (рис. 6E и рис. S9). Таким образом, этот результат подтверждает причинную роль сигнала мотивационной значимости BF в определении как скорости, так и изменчивости распределений RT.

Рис. 6. Увеличение силы разрыва БФ с помощью электрической стимуляции БФ приводит к более быстрым и точным РТ.

(A) Схема задачи стимуляции BF. Идентичный тон 6 кГц предъявлялся либо в паре с электрической стимуляцией ЧМ, либо без нее во время окна разрыва ЧМ. Оба типа испытаний привели к одинаковой сумме вознаграждения. (B) Пример сеанса показывает, что электрическая стимуляция BF привела к более быстрому распределению RT по сравнению с нестимулированными испытаниями с одним тоном. Соглашение, как на рисунке 5A.(C) Увеличение тока стимуляции BF приводило к более быстрому ВУ (среднее значение ± стандартная ошибка) в стимулированных испытаниях, но не изменяло ВУ в нестимулированных испытаниях (линейная смешанная модель, n  = 7 крыс, 44 сеанса). (D) Более сильный ток стимуляции привел к более сильной модуляции ВУ между стимулированными и нестимулированными испытаниями (линейная смешанная модель). Данные по отдельным животным нанесены серыми линиями, а среднее значение популяции ± стандартное отклонение выделено черным цветом. (E) Стимуляция BF также давала более точные RT, в значительной степени сохраняя связь между параметрами μ и σ распределений RT, как показано на рисунке 5D.Синяя линия представляет собой линейную регрессию, тогда как черная пунктирная линия представляет собой линейную регрессию на рисунке 5D для сравнения. См. рис. S9 для более подробной информации.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.g006

Обсуждение

В этом исследовании изучалось, как мотивационная значимость модулирует скорость принятия решений. Наши результаты убедительно подтверждают, что сигнал мотивационной значимости в BF, закодированный фазической резкой реакцией [16], является основным фактором, определяющим скорость принятия решения.Мы обнаружили, что всплеск реакции BF имел место в начале процесса принятия решений и возник достаточно рано, чтобы модулировать RT в простой задаче RT, ориентированной на вознаграждение (рис. 2). Вариабельность RT в этой задаче можно разделить на два различных источника, при этом модуляция RT между испытаниями тесно коррелирует с силой сигнала мотивационной значимости BF (рис. 3), тогда как вариабельность RT внутри испытания не была связана с Сигнал мотивационной значимости BF и, вероятно, отражал внутренний шум процесса принятия решений (рис. 4).Анализ организации ВУ с использованием рецинормального распределения показал, что эти два источника изменчивости ВУ были сильно связаны, где распределения ВУ с быстрыми средними ВУ были связаны с уменьшением изменчивости ВУ (рис. 5). Искусственное увеличение амплитуды выброса BF с помощью электрической стимуляции увеличило скорость принятия решения в зависимости от амплитуды тока стимуляции, а также уменьшило вариабельность, что согласуется с причинно-следственной связью (рис. 6). Вместе эти результаты подтверждают гипотезу о том, что сигнал мотивационной значимости BF увеличивает скорость принятия решений, а также подавляет вклад внутреннего шума в изменчивость RT.

Хотя корреляция между сигналом мотивационной значимости BF и RT была полностью предсказана на основании литературы [13]–[16], насколько нам известно, это первое исследование, демонстрирующее количественную взаимосвязь между RT и нейронным коррелятом мотивационной значимости. определяется независимо от RT. Амплитуда взрыва BF и RT были коррелированы на основе одного испытания, потому что три типа испытаний (S-большое, S-малое и улавливание) были смешаны и случайным образом представлены в сеансе.Таким образом, амплитуда выброса BF значительно колебалась в испытаниях (различных типов испытаний) и обеспечивала хороший предиктор ВР в этом испытании. Однако в рамках одного и того же типа испытаний амплитуда всплесков BF оставалась неизменной во всех испытаниях, отражая очень похожие поведенческие и мотивационные состояния.

Простая RT-задача, ориентированная на вознаграждение, была разработана для сведения к минимуму влияния других переменных на RT, так что вариабельность RT в основном определялась мотивационной значимостью и внутренним шумом процесса принятия решений.Чтобы определить соответствующие вклады сигнала мотивационной значимости BF и собственного шума в RT, наш подход заключался в систематическом изменении вклада этих двух источников изменчивости RT. Когда амплитуда всплеска BF оставалась постоянной в рамках одного типа испытаний (рис. 4), вариабельность RT от испытания к испытанию не была связана с ежемоментными колебаниями сигнала мотивационной значимости BF и, следовательно, отражала вклад внутреннего шума решения. -изготовление. Когда амплитуда взрыва BF модулировалась между S-большими и S-малыми испытаниями (рис. 3), сигнал мотивационной значимости BF объяснял большую часть вариабельности RT между испытаниями.Вклад импульса BF в RT был дополнительно подтвержден ответами на световой сигнал начала испытания (рис. S10), в котором большие колебания амплитуды импульса BF в разных испытаниях были основным фактором, влияющим на вариабельность RT и были связаны с четко видимым испытанием. экспериментальная связь между амплитудой выброса BF и общей задержкой ответа. Таким образом, отсутствие корреляции между амплитудой выброса ЧС и ВУ в рамках типа пробы не означает, что выброс ЧС не коррелирует с ВР.Скорее, он отражает принципиальный подход к оценке вклада собственного шума в изменчивость ВУ.

Наши результаты подтверждают, что рецинормальное распределение обеспечивает количественную основу для разных видов и модальностей реакции для описания вклада собственного шума в изменчивость RT. Хотя было описано, что рецинормальные RT-распределения поворачиваются относительно фиксированных точек в других поведенческих контекстах [35]–[38], наше открытие является первым, насколько нам известно, описанием того, что RT-распределения могут поворачиваться относительно фиксированной точки времени, близкой к их соответствующему самому быстрому. РТ (рис. 5).Эта новая схема поворота выявила ранее неизвестные корреляции между параметрами скорости (μ) и изменчивости (σ) рецинормальных распределений ВУ и предполагает, что вклад собственного шума может быть активно подавлен до почти нулевой изменчивости ВУ при наличии быстрого среднего ВУ. и сильный сигнал мотивационной значимости BF. Этот анализ также предполагает, что ВУ в одном испытании совместно определяется параметрами (μ и σ) рецинормального распределения и стохастическим собственным шумом, который случайным образом берется из обратнонормального распределения ВУ.Таким образом, определение параметров рецинормального распределения представляет собой ранее непризнанный, но важный шаг в процессе принятия решений, который определяет как скорость принятия решения, так и его точность и в значительной степени диктуется сигналом мотивационной значимости BF.

Наше исследование также является первым, насколько нам известно, продемонстрировавшим, что искусственного увеличения амплитуды выброса BF с помощью электрической стимуляции BF было достаточно для получения более быстрых и точных RT (рис. 6).Поскольку стимулированные и нестимулированные пробы (а также пробы с отловом) были случайным образом перемешаны в сеансе, наши результаты показывают, что эффект электрической стимуляции BF был временным и не влиял на RT в последующих пробах. Это согласуется со связью между испытаниями между амплитудой выброса BF и RT (рис. 3). Мы полагаем, что это временное влияние на RT электрической стимуляции BF более соответствует преходящему увеличению мотивационной значимости, связанной со стимулом, и менее соответствует увеличению общего возбуждения, которое должно колебаться в гораздо более медленном временном масштабе, но не в одиночные испытания.

Текущее исследование воспроизвело и расширило наши предыдущие результаты, связывающие взрывную реакцию BF с мотивационной значимостью. Мы обнаружили, что разрывные нейроны BF не только реагировали на множественные мотивационно значимые стимулы в простой RT-задаче, ориентированной на вознаграждение (рис. 2), их ответный ответ также отражал влияние других поведенческих переменных на мотивационную значимость. Например, когда крысам не требовалось поддерживать фиксацию, амплитуда взрыва BF в ответ на световой сигнал начала испытания демонстрировала большие колебания в разных испытаниях (рис. S10), предположительно отражая влияние колебаний возбуждения, усталости или сытости на мотивационную значимость. .Это колебание амплитуды выброса BF было связано с задержкой ответа от испытания к испытанию (рисунок S10). Кроме того, на ранних сеансах обратного обучения, когда смещение RT не обновлялось, чтобы отразить ожидаемое вознаграждение, всплеск BF оставался тесно связанным с модуляцией RT (рис. 3D). Эти данные еще раз подтверждают, что амплитуда взрыва BF отражает мотивационную значимость и тесно связана со скоростью принятия решений. Роль сигнала мотивационной значимости BF в процессе обучения является важным вопросом, который требует дальнейшего изучения в будущих исследованиях.

Широко распространенное пространственное распределение взрывающихся нейронов BF согласуется с расположением кортикально проецирующихся нейронов BF, что было выявлено путем размещения ретроградных индикаторов в префронтальной коре (рис. S2) [28]. Кортикально проецирующиеся нейроны BF не ограничиваются определенной субобластью в этой области, а распространяются по нескольким субобластям, включая вентральную часть бледного шара (GP), вентральную часть бледного шара (VP), безымянную субстанцию ​​(SI), базальное ядро ​​​​Мейнерта ( NBM, или B), крупноклеточное преоптическое ядро ​​(MCPO) и горизонтальный край диагонального пучка (HDB), но не в прилегающей латеральной преоптической области (LPO) гипоталамической области [28].Кроме того, недавнее исследование [39] показывает, что отдельные нейроны BF имеют тенденцию проецироваться на несколько субрегионов лобной коры, в отличие от одиночных нейронов в других нейромодуляторных системах, которые имеют тенденцию проецироваться на одну единственную субобласть лобной коры. Это открытие предполагает, что точное расположение нейронов BF, а также расположение электрода стимуляции BF менее критично, потому что активность любого подмножества корково проецирующихся нейронов BF, вероятно, обеспечивает аналогичную модуляцию всей лобной коры.Предыдущие исследования показали, что сигнально-кодирующие нейроны BF представляют собой физиологически однородную группу нехолинергических нейронов BF, которые, в отличие от холинергических нейронов BF, не меняют свою среднюю частоту возбуждения между состояниями бодрствования и сна [16], [21]. Учитывая, что нейрохимическую идентичность разрывных нейронов BF еще предстоит определить, электрическая стимуляция является наилучшей доступной техникой для обеспечения активации нейронов разрыва BF для проверки причинно-следственной связи. Одна привлекательная возможность состоит в том, что нейроны BF, кодирующие значимость, могут соответствовать кортикально проецирующимся ГАМКергическим нейронам BF, которые представляют собой анатомически видную проекцию коры головного мозга [28]–[30] и в первую очередь иннервируют интернейроны в коре [40]. 41].Активация этих дальнодействующих ГАМКергических нейронов BF должна временно ингибировать корковые интернейроны, освобождая кортикальные пирамидные нейроны от торможения, что приводит к увеличению модуляции усиления ответа и, в конечном итоге, приводит к более высокой скорости принятия решений.

Связь с более высокой и более точной скоростью принятия решений, продемонстрированная в этом исследовании, дополняет функциональное значение этой анатомически значимой [28]–[30], но ранее игнорируемой популяции нейронов в BF [42], [43].Анализ механизмов сигнала мотивационной значимости BF на уровне нейронных цепей будет иметь важные трансляционные последствия. Нарушение регуляции мотивационной значимости в сочетании со снижением скорости принятия решений хорошо задокументировано при шизофрении [8], [9], [44] и депрессии [4], [5], [45]. Значительное снижение скорости принятия решений также является ключевой особенностью деменции [6], [7] и когнитивного старения [11], [12]. Хотя нарушение регуляции мотивационной значимости традиционно связано с дофаминовыми нейронами, а литература по деменции и когнитивному старению в основном сосредоточена на холинергических нейронах BF, наше исследование указывает на новый и ранее игнорируемый механизм-кандидат в этих состояниях.Мы предполагаем, что снижение скорости принятия решений в некоторых из этих состояний может быть результатом либо функционального нарушения системы мотивационной значимости BF, либо нарушения взаимодействия коры с BF.

Материалы и методы

Заявление об этике

Все экспериментальные процедуры проводились в соответствии с Руководством Национального института здравоохранения (NIH) по уходу и использованию лабораторных животных и одобрены Комитетом Национального института по уходу за стареющими животными и их использованию.

субъектов

В этом эксперименте использовали 22 самца крыс Long Evans (Чарльз Ривер, Северная Каролина) в возрасте 3–6 месяцев и весом 300–400 граммов в начале эксперимента. Шестнадцать из 22 крыс были обучены простой RT-задаче, ориентированной на вознаграждение, при этом 6/16 из этой группы подверглись хирургическому вмешательству для записи хронической активности нейронов. В эксперименте по электрической микростимуляции использовали семь крыс, в том числе одну из шести крыс использовали для записи активности нейронов, а остальные 6/22 крыс использовали исключительно для эксперимента по электрической стимуляции.

Крыс содержали в условиях цикла 12/12 день/ночь с свободным доступом к корму для грызунов и воде в контролируемых условиях окружающей среды. Во время процедур обучения и регистрации крысам мягко ограничивали воду до их 90% веса и обучали ежедневным сеансам продолжительностью 60–90 минут, 5 дней в неделю. Крысы получали 15-минутный доступ к воде в конце каждого тренировочного дня со свободным доступом в выходные дни.

Аппарат

Двенадцать операционных камер из плексигласа (длина 11 дюймов × ширина 8 ¼ дюйма × высота 13 дюймов), изготовленные по индивидуальному заказу Med Associates Inc.(Сент-Олбанс, штат Вирджиния) содержались в звукоизолирующих камерах (ENV-018MD), каждая из которых имела вытяжной вентилятор, помогавший маскировать внешний шум. Каждая камера была оборудована одним портом вознаграждения фотолучевого ликометра (CT-ENV-251L-P), расположенным в центре передней панели, с трубкой-поилкой на высоте 7,5 см над полом сетки. Два инфракрасных (ИК) датчика были расположены для обнаружения входа в порт вознаграждения и облизывания поилки соответственно. Водное вознаграждение доставлялось через изготовленную на заказ многоствольную поилку. Систему доставки контролировали сжатым воздухом, и каждое отверстие соленоида (10 мс) калибровали для подачи 10 мкл капли воды.Порт вознаграждения был окружен двумя носовыми портами (ЭНВ-114М), расположенными на расстоянии 6,6 см с каждой стороны и на 5,9 см выше пола сетки. Каждый носовой порт был оснащен одним ИК-датчиком для обнаружения входа в порт. Только правый носовой порт использовался в поведенческом обучении в качестве порта фиксации, в то время как левый носовой порт был неактивен.

Каждая камера была оборудована двумя потолочными громкоговорителями (ENV-224BM) для передачи слуховых стимулов и двумя стимулирующими лампами (ENV-221), расположенными над отверстием для вознаграждения на передней панели.Протоколы обучения поведению контролировались программным обеспечением Med-PC (версия IV), которое сохраняло временные метки всех событий с разрешением 2 мс, а также отправляло сигналы TTL в системы регистрации нейрофизиологии для регистрации временных меток событий.

Поведенческий тренинг

Протокол формирования.

Всех крыс ( n  = 22) первоначально обучали реагировать на тон 6 кГц (2 с, 80 дБ) в оперантной камере для получения трех капель воды в порт вознаграждения, доставляемых, начиная с третьего лизания.Только попытки с третьим лизанием, выполненным в течение 3-х секундного окна вознаграждения, были определены как успешный ответ и вознаграждены. Затем крысам придавали форму, чтобы они совали нос в фиксирующий порт и сохраняли фиксацию до проявления тона. Четыре разных периода времени (0,35, 0,5, 0,65 и 0,8 с) использовались псевдослучайно в испытаниях, чтобы свести к минимуму временное ожидание начала стимула. Звук был поставлен в 2/3 испытаний (вознаграждение), тогда как в остальных 1/3 испытаний звук не был воспроизведен (поймать испытания без вознаграждения).Ранний выход из порта фиксации до начала периода привел к тому, что вознаграждение не было доставлено. Включение испытаний с ловлей гарантировало, что начало тона было наиболее надежным предиктором вознаграждения и что крысы не использовали стратегию выбора времени для ответа.

Межпробный интервал (ITI) составлял 3–6 с, сигнализировался белым стимулирующим светом. Таким образом, смещение света служило сигналом начала пробы, указывающим на то, что вход в порт фиксации теперь может привести к представлению тона. Преждевременный вход в порт фиксации и преждевременное облизывание приводили к сбросу таймера ITI.После того, как крысы достигли асимптотической производительности после 1–2 месяцев обучения, 16 крыс впоследствии обучали выполнению простой задачи RT, ориентированной на вознаграждение, тогда как остальные шесть использовались исключительно в эксперименте с электрической микростимуляцией. Обратите внимание, что протокол формирования был по существу таким же, как тот, который использовался для электрической микростимуляции (рис. 6А), за исключением того, что электрическая стимуляция BF не проводилась.

Простая задача RT, ориентированная на вознаграждение.

Простое задание RT, ориентированное на вознаграждение, было таким же, как и протокол формирования, за исключением того, что крысам предъявляли три различных условия с равной вероятностью в порту фиксации: (1) белый шум, (2) звук кликера 100 Гц или (3) ) поймать испытания (рис. 1A).Два слуховых стимула были выбраны так, чтобы они были четко различимы, и представлены на надпороговом уровне (2 с, 80 дБ), чтобы свести к минимуму усилия по сенсорному обнаружению и различению. Два звука были связаны либо с 1 против 4, либо с 4 против 1 капли воды за сеанс. Каждую крысу обучали определенному графику вознаграждения в течение нескольких сеансов, пока не появилась четкая разница ВУ между испытаниями S-Large и S-Small. Затем животные подвергались последовательному реверсивному обучению, в котором график суммы вознаграждения был изменен на противоположный, так что звук, ранее связанный с небольшим вознаграждением, сочетался с большим вознаграждением, и наоборот (рис. S1E-H).Поведенческие и нейронные данные были собраны как во время начального обучения, так и во время последующего последовательного обратного обучения ассоциации звук-награда. Поскольку звук, связанный с большим вознаграждением, был уравновешен для разных животных и для последовательных реверсивных фаз обучения, звук, предсказывающий большее вознаграждение, будет обозначаться как S-большой, тогда как звук, предсказывающий меньшее вознаграждение, будет называться S-маленьким.

Для окончательного анализа поведения были включены только сеансы, отвечающие следующим критериям: (1) животное выполнило не менее 50 испытаний каждого типа испытаний; (2) среднее значение ВУ как в исследованиях S-Large, так и в S-Small должно быть меньше 500 мс; и (3) доля попыток отлова с быстрым RT (менее 300 мс) должна быть менее 10%, что обеспечивает низкую склонность к ответу в отсутствие звука.Всего этим критериям соответствовала 431 сессия. Из этих сеансов 79% (339/431) были хорошо описаны рецинормальным распределением (Колмогоров-Смирнов, или K-S, тест p значение ≥0,6 для обоих S-больших и S-малых испытаний на рисунке S7) и использовались для окончательного анализа. В этих сеансах крысы выполнили в среднем 111 ± 46 (среднее ± стандартное) испытаний каждого типа испытаний (в среднем 333 полных испытания за сеанс) с RT 227 ± 65 мс (среднее ± стандартное) до S-Large, 260 ± 77. мс RT (среднее значение ± станд.) до S-Small и 4,3% ± 2.7% (среднее ± стандартное значение) проб с быстрым временем отклика (менее 300 мс).

Стратегическое расположение трех ИК-датчиков разделило все время отклика (от начала звука до сбора вознаграждения) на четыре периода: (1) начало звука до выхода из порта фиксации, (2) выход порта фиксации до входа в порт вознаграждения, (3) вознаграждение вход порта в первый лиз и (4) первый лиз в третий лиз (награда за первую каплю воды). Мера RT, которая соответствует первой эпохе времени ответа, представляла собой сегмент всей траектории ответа, показывающий наибольшую поведенческую разницу между испытаниями S-Large и S-Small (рис. S1).Это указывает на то, что крысы были способны быстро проводить поведенческие различия между S-большими и S-малыми испытаниями.

Поведенческие и нейронные данные были проанализированы с использованием пользовательских сценариев в Matlab 2012a (Mathworks, MA), а статистические тесты были проанализированы с помощью SPSS (версия 20, IBM Corp).

Анализ ВУ

Рецинормальное распределение ВУ.

Предыдущие исследования установили, что RT в ответ на шумные или неоднозначные сенсорные стимулы, то есть условия, которые требуют значительного накопления сенсорных данных, хорошо описываются диффузионной моделью случайных блужданий [34].С другой стороны, простые РТ в ответ на надпороговые стимулы лучше всего характеризуются рецинормальным распределением [34]. Эта дихотомия, вероятно, представляет собой два отдельных этапа в процессе принятия решений [34].

Рецинормальное свойство распределений RT означает, что обратное RT (1/RT) имеет нормальное распределение, которое может быть полностью охарактеризовано его средним значением (μ) и стандартным отклонением (σ). Поскольку нормальное распределение может быть преобразовано в прямую линию при построении графика относительно его преобразования z , рецинормальное распределение ВУ может быть преобразовано в прямую линию путем построения графика 1/RT в зависимости от его z -оценки (рисунок S7).По соглашению, чтобы держать более быстрые RT слева от графика, вместо 1/RT в качестве координаты x использовалось −1/RT. Критерий KS использовался для сравнения эмпирического распределения ВУ с подобранным рецинормальным распределением ВУ и для определения наилучшей оценки параметров μ и σ, которые давали минимальные значения p для теста KS (рис. 5А, рис. S7).

Эмпирическое наблюдение рецинормальных распределений ВУ привело к разработке модели линейного подхода к порогу с эргодической скоростью (ПОЗЖЕ) [31], которая постулирует, что рецинормальные распределения ВУ могут генерироваться простым стохастическим нейронным процессом, который накапливает активность в с постоянной скоростью до достижения порога принятия решения.Произвольно установив базовую нейронную активность как 0 и порог решения как 1, постоянная скорость накопления нейронной активности (или скорость нарастания) соответствует нормально распределенному 1/RT∼N(μ,σ 2 ).

Стереотаксическая хирургия и электрод

После достижения асимптотических поведенческих показателей у крыс сняли ограничение воды не менее чем на 3 дня перед проведением стереотаксической операции по имплантации хронических электродов. Крыс анестезировали изофлураном (индукция 2-4% изофлураном с последующей поддерживающей дозой 1-2%) и вводили атропин (0,00000000000000000000000000, как02–0,05 мг/кг внутримышечно) для уменьшения секреции дыхательных путей. Область разреза выбривают и очищают бетадином, а затем вводят местный анестетик (1% раствор мепивакаина HCl). Для предотвращения обезвоживания роговицы применяли глазную мазь. Для поддержания температуры тела на уровне 37°C использовали грелку. Крыс помещали в стереотаксическую раму (David Kopf Instrument, CA), снабженную атравматическими ушными дужками.

Сначала были введены несколько винтов для черепа, при этом один винт над мозжечком служил общей электрической точкой отсчета, а отдельный винт над противоположным полушарием мозжечка служил заземлением.Специально изготовленный 32-жильный многоэлектродный подвижный пучок был имплантирован в билатеральный БФ. Электрод состоял из двух подвижных пучков, каждый из которых содержал 16 вольфрамовых проволок с полиимидной изоляцией (California Fine Wire, CA), заключенных в канюлю из нержавеющей стали 28 калибра и управляемых точным микроприводом. Восемь проводов в пучке имели диаметр 38 мкм, а остальные восемь — 16 мкм с импедансом 0,1–0,3 МОм, измеренным на частоте 1 кГц (niPOD, NeuroNexusTech, MI). Две канюли электрода были точно расположены так, чтобы нацеливаться на BF на обоих полушариях при AP –0.6 мм, ML ±2,25 мм относительно Bregma [46]. Во время операции канюли опускали на DV 6–6,3 мм ниже поверхности коры с помощью микропозиционера (модель 2662, инструмент David Kopf), а электроды продвигали на 7 мм ниже поверхности коры. После достижения заданной глубины электрод и винты покрывали стоматологическим цементом (Hygenic Denture Resin). Крысы получали ацетаминофен (300 мг/кг, перорально) и местные антибиотики после операции для облегчения боли и предотвращения инфекции. Ограничение воды и обучение поведению возобновлялись через 7–10 дней после операции.Расположение канюль и наконечников электродов проверяли окрашиванием гистологических срезов крезиловым фиолетовым в конце эксперимента и сравнивали с эталонными анатомическими плоскостями [46]. Все электроды были найдены в ожидаемых положениях (рис. S2 и S8).

Запись

Каждый сеанс записи длился 60–90 мин. В конце каждого сеанса записи электроды BF продвигались не менее чем на 100 мкм, и до следующего сеанса записи проходило 3–7 дней. В окончательный анализ был включен один сеанс записи на каждой глубине электрода, и поэтому были отобраны отдельные ансамбли одиночных нейронов BF.Всего за 40 сеансов у шести крыс было зарегистрировано 309 единичных единиц БФ на глубине 7,1–8,3 мм ниже поверхности коры.

Электрические сигналы относились к обычному черепному винту, расположенному над мозжечком. Электрические сигналы были отфильтрованы (0,03 Гц–7,5 кГц) и усилены с использованием цифровых головных каскадов Brighton Omnetics или Cereplex M и записаны с использованием процессора нейронных сигналов (Blackrock Microsystems, UT). Активность отдельных единиц дополнительно фильтровалась (250 Гц – 5 кГц) и записывалась на частоте 30 кГц. Формы импульсов были отсортированы в автономном режиме с помощью OfflineSorter (Plexon Inc, TX).Для дальнейшего анализа использовались только отдельные единицы с четким отделением от шумового кластера и с минимальными (<0,1%) столкновениями спайков (спайки с интервалом между спайками менее 1,5 мс). Дополнительный кросс-корреляционный анализ использовался для удаления повторяющихся единиц, записанных одновременно несколькими электродами.

Идентификация взрывающихся нейронов BF

гистограммы перистимульного времени (PSTH) были созданы для каждого отдельного нейрона BF относительно каждого события с использованием интервала 10 мс. Чтобы определить, значительно ли каждый нейрон BF реагировал на начало звука, мы вычли нейронный ответ в испытаниях с ловлей из ответа в испытаниях с присутствием звука для каждого нейрона.Это было необходимо, поскольку многие нейроны БФ меняли свою активность в предпериод, ожидая появления звука внутри фиксационного порта. Эта процедура вычитания удалила нестационарную базовую линию до начала звука (см. Рисунок S5) и позволила нам спросить, действительно ли нейроны BF реагировали на звуки. Чтобы определить, присутствовал ли значительный ответ в вычтенном PSTH, мы использовали метод, разработанный Wiest et al. [47]. Вкратце, статистическая значимость PSTH была определена путем сравнения гистограмм кумулятивной частоты (CFH) PSTH после начала звука с кумулятивным суммарным распределением исходного уровня PSTH до начала звука ({-1, 0} с), оцененного на основе 1000 бутстрапированных выборок ( с заменой).Латентность начала ответа определялась как первая ячейка, в которой CFH постсигнала превышала кумулятивное суммарное распределение исходного PSTH ( p  = 0,01, двустороннее). Минимальная амплитуда ответа 0,2 спайка (на ответ) должна была считаться значительным ответом.

Пятьдесят девять процентов (181/309) зарегистрированных нейронов BF продемонстрировали значительный ответ в течение 200 мс после начала звука (рис. S3). Основываясь на наших предыдущих исследованиях [16], [21], мы сосредоточились на нейронах BF с короткой латентностью (40–200 мс) возбуждающего ответа, на долю которых приходилось 162 из 181 нейрона.Кроме того, поскольку средняя частота возбуждения 162 нейронов была распределена бимодально (рис. S3), а нейроны BF, кодирующие мотивационную значимость, имеют частоту возбуждения ≤8 импульсов в секунду [16], [21], мы включили только 144/162 нейрона с возбуждением. скорость ≤8 импульсов в секунду, поскольку нейроны разрыва BF кодируют мотивационную значимость в нашем анализе. Эти нейроны представляли наиболее заметный тип нейронного ответа в BF.

Амплитуда взрыва рассчитывалась как средняя частота срабатывания в пределах окна {50,160} мс после начала звука.Наблюдалась значительная вариабельность амплитуды разрывов между нейронами BF (рис. 3C) даже в рамках одного и того же сеанса записи. Чтобы учесть изменчивость выборки и сравнить между сеансами, мы использовали отношение амплитуды всплеска между S-большими и S-малыми испытаниями, которое измеряет модуляцию силы всплеска BF между двумя условиями. Сравнивая эту импульсную модуляцию с модуляцией RT, мы количественно определили, как модуляции ответа нейронов коррелируют с модуляциями RT между испытаниями S-Large и S-Small.Активность всей разрывной популяции (рис. 3D, рис. 4C и D) была рассчитана путем объединения активности всех разрывных нейронов BF, зарегистрированных в сеансе, как мультиединица.

В соответствии со снижением базовой активности перед началом звука мы отметили, что более длительные промежутки времени вызывают более сильное снижение активности в предстимульный период, сопровождающееся более быстрыми временными интервалами (рис. S5). Таким образом, в нашем анализе, сравнивающем более быстрые и более медленные испытания в рамках одного и того же типа испытаний (рис. 4), было важно правильно контролировать влияние предварительного периода на активность нейронов и на ВР.Поэтому мы сначала отсортировали испытания, связанные с каждым предшествующим периодом, а затем по медиане разделили испытания на более быструю и более медленную половины (рис. S5). Эта процедура привела к правильному сопоставлению активности предварительного периода между более быстрой и более медленной половиной испытаний.

Электростимуляция

Поведенческий протокол (рис. 6А) для электрической стимуляции был таким же, как и в простой RT-задаче, ориентированной на вознаграждение (рис. 1А), за исключением того, что звуки S-Large и S-Small были заменены одним и тем же тоном 6 кГц 80 дБ в обоих испытаниях. типы, но сопровождаемые серией электростимуляции или без нее, проводимой непосредственно через электроды BF.Награда за воду в обоих типах испытаний была одинаковой (три капли воды). Этот дизайн позволил нам оценить, может ли добавление электрической стимуляции BF — как способ усиления естественной ответной реакции на тон — привести к более быстрому распределению RT по сравнению с нестимулированными контрольными испытаниями.

Стимуляция проводилась через все 32 электрода в BF, такая же конфигурация электродов, как и в эксперименте по записи. Это было сделано для того, чтобы имитировать широко распространенное присутствие взрывающихся нейронов BF по всей области записи, что представляет собой событие взрыва ансамбля всей популяции [16], [21].

Индивидуальный импульс стимуляции представлял собой двухфазный импульс со сбалансированным зарядом (0,1 мс в каждой фазе), подаваемый через стимулятор постоянного тока (изолятор стимула A365R, World Precision Instruments, FL), приводимый в действие стимулятором Master-8-VP (AMPI, Израиль). Каждая серия стимуляций состояла из 11 импульсов с частотой 100 Гц (межстимульный интервал 10 мс) и длилась в общей сложности 100 мс. Уровень тока стимуляции был установлен на 16 мкА, 24 мкА, 32 мкА или 48 мкА на электрод, что в сумме дало от 0,5 мА до 1.5 мА на всех электродах. Время стимуляции было указано либо в {60 160}, либо в {80 180} мс начала посттона, чтобы совпасть с пиком разрыва BF. Мы также реализовали два пути тока стимуляции; один представлял собой протокол монополярной стимуляции с токами, протекающими между всеми электродами BF (двусторонний BF) против эталонного черепного винта над мозжечком. Во второй конфигурации пути тока стимуляции токи протекали через все электроды BF в одном полушарии против всех электродов BF в другом полушарии.

Всего было протестировано 44 сеанса на семи крысах и в 15 конфигурациях, по 2–3 уровня тока в каждой конфигурации. Одну крысу сначала использовали для записи экспериментов в простой RT-задаче, ориентированной на вознаграждение, в то время как другие шесть крыс никогда не обучали простой RT-задаче, ориентированной на вознаграждение, до протокола стимуляции. На рисунке 6D каждая серая линия представляет данные, полученные от одной крысы, при одной конкретной комбинации текущего пути и временного окна. Линейные смешанные модели использовались для обработки неравного количества наблюдений внутри конфигурации, чтобы определить влияние микростимуляции на ВУ и модуляцию ВУ между стимулированными и нестимулированными испытаниями.Уровень тока электростимуляции моделировался как непрерывная переменная, а его влияние на RT моделировалось как фиксированный эффект с постоянным наклоном. Выбор временных окон и выбор любой из конфигураций текущего пути не модулируют RT по-разному (линейные смешанные модели, оценивающие фиксированное влияние временного окна на модуляцию RT, F(1,39) = 0,899, p  = 0,349; и фиксированное влияние токовых путей на модуляцию ОТ, F(1,39) = 0,303, p  = 0,585, член взаимодействия F(1,39) = 0.498, p  = 0,485). Поэтому эти переменные не были включены в окончательную модель, которая только проверяла, было ли фиксированное влияние уровня тока стимуляции на RT значительно отличным от нуля. Электрическая стимуляция значительно снижала ВР в стимулированных испытаниях в зависимости от уровня тока стимуляции (F(1,42) = 17,856, p <0,001; рис. 6С), но не влияла на ВУ в нестимулированных испытаниях (F(1,42) ) = 0,235, p  = 0,630; рис. 6C). Стимуляция также значительно увеличивала модуляцию RT (отношение среднего RT между нестимулированными и стимулированными испытаниями) в зависимости от уровня тока стимуляции (F(1,42) = 18.922, р <0,001; Рисунок 6D).

Дополнительная информация

Рисунок S1.

Подробная поведенческая характеристика различий RT между испытаниями S-Large и S-Small в простой задаче RT, ориентированной на вознаграждение. (A–B) Вся траектория ответа от начала звука до доставки вознаграждения была разделена на четыре периода. Модуляцию латентных периодов ответа между S-Large и S-Small испытаниями в эти четыре эпохи рассчитывали как отношение (A) или их разницу (B) (среднее значение ± стандартная ошибка среднего, n  = 16 крыс, 339 сеансов).Наибольшая модуляция была обнаружена в самой ранней эпохе, соответствующей RT, то есть в латентном периоде между началом звука и выходом из порта фиксации. Повторные измерения ANOVA и парные сравнения post hoc показали значительные различия в среднем между всеми парами ( p <0,001). (C) Средняя RT в испытаниях S-Large и S-Small для каждой крысы, усредненная по всем сеансам на крысу. У большинства крыс RT быстрее в испытаниях S-Large. (D) График среднего значения RT за сеанс в S-больших испытаниях для каждой крысы. Существует значительная межсубъектная вариабельность скорости принятия решений.Крысы ранжированы по их среднему значению RT в испытаниях S-Large как в (C), так и в (D). (E – F) Количество крыс (E) и среднее количество завершенных сеансов (F) на каждой фазе обратного обучения. Из 16 крыс, получивших задание, 11/16 получили первое обратное обучение и завершили 19,1 ± 11,6 (среднее ± стандартное) сеансов обучения (на крысу) во время первого обратного обучения. Пять из 11 крыс продолжили обучение второму обращению и завершили 17,6 ± 20,4 сеанса. Всего 16 крыс выполнили 25 реверсивных тренировочных переходов.Максимальное количество обращений непредвиденных обстоятельств было пять (у двух крыс). (G–H) Среднее значение RT для S-Small (G) и S-Large (H) испытаний относительно обратного перехода к обучению. Соглашение, как на рисунке 1C. Красные пунктирные линии обозначают общее среднее значение RT для испытаний S-Large по сеансам. Среднее значение RT для S-Large испытаний остается относительно стабильным на всех этапах обратного обучения, в то время как среднее RT для S-Small испытаний демонстрирует значительную модуляцию при обратном обучении.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.s001

(TIF)

Рисунок S2.

Гистологическая реконструкция расположения регистрирующих электродов БФ. (A) Для каждого животного окрашивание по Нисслю показывает самое вентральное расположение пучка электродов, указанное стрелкой. Восстановленное расположение пучка электродов обозначено красной рамкой. Поскольку все 16 электродов в одном пучке электродов перемещались вместе одним и тем же микроприводом, местоположение отдельного регистрирующего электрода не может быть реконструировано.По консервативным оценкам, пространственное распространение электродов на определенной глубине составляет не более 1 мм (AP) × 1 мм (ML) × 0,5 мм (DV). Таким образом, прямоугольник в каждой гистологической реконструкции представляет предполагаемое пространственное распространение электродов по всей глубине записи в дорсо-вентральном направлении. Коробка имеет ширину 1 мм (ML), и 0,25 мм было добавлено к самой дорсальной и самой вентральной глубине записи, чтобы отразить неопределенность оси DV. Здесь для наглядности показано только одно полушарие. В увеличенном представлении показана дорсо-вентральная протяженность глубины записи, причем каждая горизонтальная серая полоса представляет расчетное расположение центра для одного сеанса записи.В 35/40 сеансах регистрировали разрывные нейроны БФ. Места пяти сеансов, в которых не было зарегистрировано ни одного разрыва нейронов BF, обозначены черными горизонтальными полосами. (B) Резюме гистологической реконструкции в текущем исследовании, где каждый цветной прямоугольник представляет одну крысу. Реконструкция показывает, что большинство разрывных нейронов BF было зарегистрировано у крыс 2–6 с центром в Bregma от -0,36 до -0,72 мм во многих субрегионах, включая вентральную часть GP, VP, SI, NBM или B, MCPO и HDB. но не в соседней области гипоталамуса (LPO).

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.s002

(TIF)

Рисунок S3.

Идентификация разрывных нейронов БФ. (A) ПСТГ всех нейронов BF ( n  = 309), выровненные по началу звука (слева), и ПСТГ в пробах с отловом, выровненные по соответствующим предшествующим периодам, когда должно было произойти начало звука (справа). Нейроны BF были отсортированы по латентности начала ответа, начиная с возбуждающих ответов и заканчивая тормозными ответами. (B) PSTH всех нейронов BF с вычитанием ответов в испытаниях на ловлю.Красная полоса справа указывает на 162 нейрона с короткой латентностью (<200 мс) возбуждающей реакции на начало звука. Девятнадцать нейронов BF показали короткую латентность (<200 мс) тормозную реакцию на начало звука. (C) Средняя частота возбуждения 162 нейронов с короткой латентной возбудительной реакцией, нанесенная на логарифмическую шкалу, показала бимодальное распределение. 144 нейрона со средней частотой возбуждения <8 имп/с были идентифицированы как нейроны разрыва BF и отобраны для дальнейшего анализа.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.s003

(TIF)

Рисунок S4.

Корреляция между амплитудой выброса BF и абсолютной RT. (A–C) Корреляция между амплитудой взрыва BF в популяции и средним значением RT для S-больших испытаний (A), S-малых испытаний (B) и обоих типов испытаний вместе взятых (C) в каждом сеансе. Результаты нанесены на график отдельно для отдельных разрывных нейронов BF (серые), а также для всей разрывной популяции (красный и зеленый) за сеанс. Линейная регрессия была показана с использованием амплитуды выброса BF в популяции за сеанс.В отличие от результатов на рисунке 3D, между амплитудой выброса BF и абсолютным средним значением RT была очень слабая корреляция. Слабые корреляции здесь, вероятно, отражают два фактора: во-первых, существует значительная вариабельность амплитуды всплесков среди кодирующих значимость нейронов BF (рис. S3) и, следовательно, значительная вариабельность выборки активности BF между сеансами. Во-вторых, существует значительная межсубъектная вариабельность скорости принятия решений (рис. S1D), которая определяется факторами, отличными от мотивационной значимости звуков.Меры отношения, которые мы использовали на рисунке 3D, обеспечили внутреннюю нормализацию этих межсессионных вариаций и выделили вклад сигнала мотивационной значимости BF в модулирование скорости принятия решений.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.s004

(TIF)

Рисунок S5.

Влияние форпериода на активность БФ. (A) Популяционные PSTH разрывных нейронов BF были нанесены на график для S-больших (вверху) и S-малых испытаний (внизу), рассчитанных отдельно для каждого предшествующего периода.FP1 был самым коротким форпериодом 0,35 с, тогда как FP4 был самым длинным форпериодом 0,80 с. Средние ВУ для соответствующих испытаний указаны на вставке (среднее ± стандартное). Более длинный форпериод был связан с более быстрыми RT, но не увеличивал амплитуду всплесков BF, что позволяет предположить, что более быстрые RT, связанные с более длинными форепериодами, не были опосредованы увеличением амплитуды всплесков BF. Наоборот, более длительный форпериод был связан с более сильным снижением предстимульной активности. (B) Пример взрывающегося нейрона BF, иллюстрирующий, как более быстрые и более медленные испытания были определены для каждого предшествующего периода.Эта процедура контролировала влияние предпериода на активность БФ и на ВУ.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.s005

(TIF)

Рисунок S6.

Разница в амплитуде выброса BF между более быстрыми и более медленными попытками в рамках одного типа испытаний. (A–C) Разница (среднее значение ± стандартная ошибка среднего) в амплитуде выброса BF между более быстрыми и более медленными RT в S-больших (A) и S-малых (B) испытаниях, а также между S-большими и S-малыми испытаниями (C ) (парный тест т ).Была указана средняя разность амплитуд всплесков. (D – F) Тот же анализ разности амплитуд всплесков BF, что и в (A – C), за исключением того, что сначала была вычтена соответствующая базовая частота возбуждения в окне {-100,0} мс. Поправка на базовую частоту срабатывания привела к меньшей и менее значимой разнице в амплитуде выброса BF, что указывает на то, что небольшая разница в амплитуде выброса BF между более быстрыми и более медленными испытаниями в рамках одного типа испытаний была частично обусловлена ​​​​разницей в базовой активности.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.s006

(TIF)

Рисунок S7.

Схема рецинормального распределения ВУ и подгонки K-S. Хотя рецинормальное распределение ВУ (А) скошено вправо, обратное распределение (1/ВУ) имеет нормальное распределение со средним значением μ и стандартным отклонением σ (В). Обратите внимание, что ось x в (B) перевернута, так что более быстрые испытания были нанесены слева от распределения. График (-1/RT) в зависимости от его z -значения (C) преобразует распределение RT в прямую линию, выражаемую уравнением y = (x+μ)/σ.Модель LATER изображена в нижней половине (A), что указывает на то, что RT могут генерироваться стохастическим нейронным процессом, который накапливает активность с постоянной скоростью нарастания до достижения порога принятия решения. Скорость роста случайным образом выбирается из нормального распределения (1/RT) в каждом испытании. Критерий K-S использовался для сравнения эмпирического распределения ВУ с подобранным рецинормальным распределением ВУ и для определения наилучшей оценки параметров μ и σ, которые давали минимальные значения p для теста K-S.Диаграмма рассеяния значений теста K-S p для двух распределений ВУ в сеансе (D) показывает, что большинство распределений ВУ хорошо описываются рецинормальными распределениями. В общей сложности 339 из 431 сеансов имели оба значения p ≥0,6 (красные пунктирные линии) и были отобраны для окончательного поведенческого анализа. Каждая точка представляет данные за один сеанс от одной крысы. (E) Показано, что распределения RT в четырех примерах сеансов от одной крысы, отобранной на разных сеансах во время обратного перехода к обучению, лучше понимают взаимосвязь между рецинормальными распределениями S-Large и S-Small на протяжении всего курса обратного обучения.На последнем сеансе перед реверсированием (левая панель) большая модуляция ВУ между двумя типами испытаний отражалась большим разделением между двумя распределениями ВУ. После обратного перехода к обучению (2–4 панели) разделение между двумя распределениями ВУ уменьшилось и медленно восстанавливалось после нескольких сеансов.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.s007

(TIF)

Рисунок S8.

Гистологическая реконструкция расположения электродов стимуляции БФ.Соглашение, как на рисунке S2. Крыс S1–S6 использовали исключительно для эксперимента по электрической стимуляции BF, а крысу 6 первоначально использовали для записи BF в простой задаче RT, ориентированной на вознаграждение. Реконструированные местоположения всех крыс накладываются на одни и те же разделы на нижней сводной панели, причем каждый цвет соответствует одной крысе. Расположение электродов электрической стимуляции BF в совокупности покрывает те же области, что и регистрирующие электроды BF (рис. S2), что согласуется с расположением кортикально выступающих нейронов BF, выявленным путем размещения ретроградных индикаторов в префронтальной коре [28].

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.s008

(TIF)

Рисунок S9.

Электростимуляция BF сохраняет связь между параметрами μ и σ распределений ВУ. (A) Наша модель на рисунке 5F предсказывает, что манипулирование амплитудой выброса BF должно модулировать как скорость, так и параметры изменчивости распределения RT, в то время как точка пересечения должна оставаться неизменной. Чтобы дополнительно исследовать, сместила ли электрическая стимуляция BF связь между параметрами μ и σ распределений RT и предполагаемой точкой пересечения, показанной на рисунке 5D, мы сначала воспроизвели рисунок 5D здесь для сравнения.Каждая точка получена из распределения RT в одном сеансе простой задачи RT, ориентированной на вознаграждение ( n  = 339, 16 крыс). Инвариантная точка пересечения оценивается как −1/−6,33 = 158 мс (−1/наклон). (B) Один и тот же анализ точки пересечения применялся ко всем 44 сеансам электростимуляции BF с использованием одного и того же метода для оценки параметров μ и σ (для примера см. пунктирную зеленую линию на панели C). Синяя линия представляет значительную линейную регрессию, которая имела гораздо более низкий наклон (-2.25) по сравнению с наклоном линейной регрессии в (A), показанным здесь для сравнения черной пунктирной линией. Отметим, однако, что большинство сессий хорошо описываются исходной линейной регрессией (черная пунктирная линия). (C) Другой пример сеанса показывает влияние стимуляции BF на распределение RT. Соглашение, как на рисунке 6B. Более тщательное изучение распределения RT в сеансах стимуляции BF показало, что, хотя RT в пробах со стимуляцией было быстрее по сравнению с пробами с одним тоном (рис. 6C-D), RT в пробах со стимуляцией значительно замедлялось примерно через 250 мс после начала тона (или 70–90 мс). после окончания электрической стимуляции BF), как в примере сеанса, показанном здесь.RT более 250 мс были намного медленнее, чем ожидалось, исходя из рецинормального распределения RT, построенного по RT быстрее 250 мс. Значительное замедление длинных латентных RT в испытаниях, стимулированных BF, вероятно, было результатом непреднамеренного последствия электрической стимуляции BF, которая вызывала отсроченное начало почти полного ингибирования нейронов BF, кодирующих значимость, начиная через 60–80 мс после электрической стимуляции BF. неопубликованные данные). Чтобы устранить искажающее влияние отсроченного торможения на RT и надлежащим образом оценить, как увеличение амплитуды выброса BF с помощью электрической стимуляции BF модулирует RT, мы изменили нашу оценку параметров μ и σ распределения RT, основываясь только на RT быстрее, чем 250 мс (сплошной зеленый цвет). линия).(D) Используя этот пересмотренный метод, мы переоценили параметры μ и σ в 32/44 сеансах, которые включали не менее 10 стимулированных проб с RT быстрее, чем 250 мс. Большинство сеансов с выбросами в (B) не имели достаточного количества испытаний и были удалены из анализа, что позволяет предположить, что RT в этих сеансах, вероятно, вызваны непреднамеренным отсроченным торможением нейронов BF. Используя пересмотренную оценку параметров μ и σ, мы обнаружили гораздо более сильную линейную регрессию и оценили точку пересечения как -1/-5.31 = 188 мс, что сравнимо с тем, что мы нашли в (A).

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.s009

(TIF)

Рисунок S10.

Реакция БФ на пробный световой сигнал запуска. (A) Пример всплеска нейрона BF, показывающего вспышку реакции на световой сигнал начала испытания. Испытания были выровнены по смещению света и отсортированы на основе задержки между смещением света и входом в порт фиксации (зеленый). Задержка ответа на сигнал о начале пробы служила прокси для начального RT, но была искажена переменным начальным положением животного во время смещения света.Как обычно наблюдается в нейронах взрыва BF, более сильный ответ взрыва BF был связан с более короткой задержкой ответа в каждом испытании, что подтверждает идею о том, что более сильный взрыв BF приводит к более высокой скорости принятия решения и более короткому RT. В отличие от аналогичной амплитуды всплеска BF между более быстрыми и более медленными испытаниями в испытаниях S-Large или S-Small, амплитуда всплеска BF показала большие колебания в разных испытаниях, поскольку крысам не требовалось поддерживать фиксацию, а их поведенческие состояния во время отключения света не ограничивались. .Следовательно, флуктуация амплитуды выброса BF, вероятно, отражала влияние флуктуаций возбуждения, усталости или насыщения на мотивационную значимость. (B) Популяция PSTH на световой сигнал начала испытания (среднее значение ± стандартная ошибка, n  = 144) в испытаниях с более быстрым и медленным ответом. Амплитуда взрыва БФ была выше в исследованиях с более короткой латентностью ответа. Кроме того, более быстрые ответы на световой сигнал о начале пробы были связаны с более низкой базовой частотой срабатывания предстимула за {-300, 0} мс до светового сигнала.Этот паттерн аналогичен наблюдению, что более длительные промежутки были связаны с более быстрыми RT и более сильным снижением предстимульной активности (рис. S5), предполагая возможность того, что более низкая предстимульная активность нейронов BF, кодирующих значимость, может быть связана с более быстрыми RT и снижением предстимульной активности. активность может модулироваться сигналом временного ожидания. Достоверная разница в предстимульной активности также подтверждает идею о том, что поведенческое состояние животного в момент выключения света различалось между более быстрыми и более медленными пробами на световой сигнал начала пробы.

https://doi.org/10.1371/journal.pbio.1001811.s010

(TIF)

Благодарности

Мы благодарим J.D. Mayse, H.M.V. Манзур, А. Скальоне, П.Р.Рапп, Дж.М.Лонг, К.Власов, М.К. Wiest и D. Cohen за критические обсуждения и прочтение рукописи, а также G. Nelson, H.M.V. Манзуру и Б. Броку за техническую помощь.

Вклад авторов

Автор(ы) сделали следующие заявления о своем вкладе: Задумал и спроектировал эксперименты: IA SL.Выполняли опыты: И.А. Проанализированы данные: И.А. С.Л. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: SL. Написал статью: И.А. С.Л. Разработан анализ времени реакции: SL.

Каталожные номера

  1. 1. Дондерс Ф.К. (1868) О скорости мыслительного процесса. Перевод WG Koster, 1969 Acta Psychol 30: 412–431.
  2. 2. Люс Д. (1986) Время отклика. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  3. 3. Дженсен А.Р. (2006) Часы ума: умственная хронометрия и индивидуальные различия.Амстердам: Эльзевир.
  4. 4. Небес Р.Д., Баттерс М.А., Мулсант Б.Х., Поллок Б.Г., Змуда М.Д. и др. (2000) Снижение рабочей памяти и скорости обработки информации опосредуют когнитивные нарушения при гериатрической депрессии. Psychol Med 30: 679–691.
  5. 5. Ден Хартог Х.М., Дерикс ММА, Ван Беммел А.Л., Кремер Б., Джоллес Дж. (2003)Когнитивное функционирование у амбулаторных пациентов молодого и среднего возраста с большой депрессией, не получавших медикаментозное лечение: проверка гипотез об усилиях и скорости когнитивных функций. Psychol Med 33: 1443–1451.
  6. 6. Nebes RD, Brady CB (1992)Общее замедление когнитивных функций и тяжесть деменции при болезни Альцгеймера: значение для интерпретации данных о времени отклика. J Clin Exp Neuropsychol 14: 317–326.
  7. 7. Perry RJ, Hodges JR (1999)Дефицит внимания и исполнительных функций при болезни Альцгеймера. Критический обзор. Мозг 122 (часть 3): 383–404.
  8. 8. Nuechterlein KH (1977)Время реакции и внимание при шизофрении: критическая оценка данных и теорий.Шизофр Булл 3: 373–428.
  9. 9. Nuechterlein KH, Barch DM, Gold JM, Goldberg TE, Green MF, et al. (2004) Идентификация отдельных когнитивных факторов при шизофрении. Шизофр Рез. 72: 29–39.
  10. 10. Морренс М., Халстин В., Саббе Б. (2007)Психомоторное замедление при шизофрении. Шизофр Булл 33: 1038–1053.
  11. 11. Солтхаус Т.А. (1996) Теория скорости обработки различий в когнитивных способностях взрослого возраста. Psychol Rev 103: 403–428.
  12. 12.Башор Т.Р., Осман А., Хеффли Э.Ф. (1989) Замедление умственного развития у пожилых людей: когнитивный психофизиологический анализ. Психологическое старение 4: 235–244.
  13. 13. Реш М.Р., Олсон К.Р. (2004)Активность нейронов, связанная с ценностью вознаграждения и мотивацией в лобной коре приматов. Наука (80) 304: 307–310.
  14. 14. Ogawa M, van der Meer MAA, Esber GR, Cerri DH, Stalnaker TA, et al. (2013) Орбитофронтальные нейроны, реагирующие на риск, отслеживают приобретенную значимость. Нейрон 77: 251–258.
  15. 15. Мацумото М., Хикосака О. (2009) Два типа дофаминовых нейронов отчетливо передают положительные и отрицательные мотивационные сигналы. Природа 459: 837–841.
  16. 16. Lin SC, Nicolelis MAL (2008)Разрыв ансамбля нейронов в базальной части переднего мозга кодирует значимость независимо от валентности. Нейрон 59: 138–149.
  17. 17. Тинделл А.Дж., Смит К.С., Берридж К.С., Олдридж Дж.В. (2009) Динамическое вычисление значимости стимулов: «желание» того, что никогда не «нравилось».J Neurosci 29: 12220–12228.
  18. 18. Whalen PJ, Kapp BS, Pascoe JP (1994)Активность нейронов в базальном ядре и обусловленная неокортикальная электроэнцефалографическая активация. J Neurosci 14: 1623–1633.
  19. 19. Ричардсон Р.Т., Делонг М.Р. (1991)Электрофизиологические исследования функций базального ядра у приматов. Adv Exp Med Biol 295: 233–252.
  20. 20. Wilson FA, Rolls ET (1990) Нейрональные реакции, связанные с подкреплением в базальном переднем мозге приматов.Мозг Рез 509: 213-231.
  21. 21. Lin SC, Gervasoni D, Nicolelis MAL (2006)Быстрая модуляция активности префронтальной коры базальными ансамблями нехолинергических нейронов переднего мозга. Дж. Нейрофизиол 96: 3209–3219.
  22. 22. Мьюир Дж.Л., Даннетт С.Б., Роббинс Т.В., Эверитт Б.Дж. (1992)Функции внимания холинергических систем переднего мозга: эффекты внутрижелудочкового гемихолиния, физостигмина, базальных поражений переднего мозга и интракортикальных трансплантатов в последовательной задаче времени реакции с множественным выбором.Exp Brain Res 89: 611–622.
  23. 23. Мьюир Дж. Л., Эверитт Б. Дж., Роббинс Т. В. (1994) AMPA-индуцированные эксайтотоксические поражения базального переднего мозга: значительная роль корковой холинергической системы в функции внимания. J Neurosci 14: 2313–2326.
  24. 24. Waite JJ, Wardlow ML, Power AE (1999)Дефицит селективного и разделенного внимания, связанный с холинергическим базальным иммунотоксическим поражением переднего мозга, продуцируемым 192-сапорином; двигательный/сенсорный дефицит, связанный с иммунотоксическим поражением клеток Пуркинье, продуцируемых OX7-сапорином.Neurobiol Learn Mem 71: 325–352.
  25. 25. Инглис В.Л., Олмстед М.С., Роббинс Т.В. (2001)Избирательный дефицит внимания при последовательном задании времени реакции с 5 вариантами ответов после поражения педункулопонтинного ядра покрышки. Behav Brain Res 123: 117–131.
  26. 26. Панг К., Уильямс М.Дж., Эгет Х., Олтон Д.С. (1993) Базальное крупноклеточное ядро ​​и внимание: эффекты инфузий мусцимола. Behav Neurosci 107: 1031–1038.
  27. 27. Миранда М.И., Бермудес-Раттони Ф. (1999)Обратимая инактивация базального крупноклеточного ядра вызывает нарушение высвобождения коркового ацетилхолина и приобретение, но не извлечение аверсивных воспоминаний.Proc Natl Acad Sci U S A 96: 6478–6482.
  28. 28. Gritti I, Mainville L, Mancia M, Jones BE (1997) ГАМКергические и другие нехолинергические базальные нейроны переднего мозга вместе с холинергическими нейронами проецируются в мезокортекс и изокортекс у крыс. J Comp Neurol 383: 163–177.
  29. 29. Gritti I, Manns ID, Mainville L, Jones BE (2003)Парвальбумин, кальбиндин или кальретинин в кортикально выступающих и ГАМКергических, холинергических или глутаматергических базальных нейронах переднего мозга крысы.J Comp Neurol 458: 11–31.
  30. 30. Zaborszky L, Pang K, Somogyi J, Nadasdy Z, Kallo I (1999) Новый взгляд на кортикопетальную систему базального переднего мозга. Ann NY Acad Sci 877: 339–367.
  31. 31. Carpenter RHS (1981) Глазодвигательная прокрастинация. В: Фишер Д., Монти Р., Сендерс Дж., редакторы. Движения глаз: познание и зрительное восприятие. Хиллсдейл: Лоуренс Эрлбаум. стр. 237–246.
  32. 32. Ratcliff R, Carpenter RHS, Reddi BAJ (2001) Введение шума в нейрофизиологические модели простого принятия решений.Nat Neurosci 4: 337.
  33. 33. Карпентер RHS (1999) Нейронный механизм, который рандомизирует поведение. J Сознательный Стад 6: 13–22.
  34. 34. Carpenter RHS, Reddi BAJ, Anderson AJ (2009) Простая двухэтапная модель прогнозирует распределение времени отклика. J Physiol 587: 4051–4062.
  35. 35. Освал А., Огден М., Карпентер Р.Х.С. (2007)Временной ход ожидания стимула в саккадической задаче принятия решения. Дж. Нейрофизиол 97: 2722–2730.
  36. 36. Редди Б.А., Карпентер Р.Х.С. (2000)Влияние срочности на время принятия решения.Nat Neurosci 3: 827–830.
  37. 37. Карпентер Р.Х.С., Уильямс М.Л. (1995) Нейронное вычисление логарифмической вероятности при контроле саккадических движений глаз. Природа 377: 59.
  38. 38. Лауверейнс Дж., Вишневски Р.Г. (2006) Парадигма времени реакции для измерения предвзятости, ориентированной на вознаграждение, у крыс. J Exp Psychol Behav Process 32: 467–473.
  39. 39. Чандлер Д.Дж., Ламперски К.С., Уотерхаус Б.Д. (2013)Идентификация и распределение проекций моноаминергических и холинергических ядер в функционально дифференцированные субрегионы префронтальной коры.Мозг Рез 1522: 38-58.
  40. 40. Хенни П., Джонс Б.Е. (2008) Проекции от базального переднего мозга к префронтальной коре включают холинергические, ГАМКергические и глутаматергические входы в пирамидные клетки или интернейроны. Eur J Neurosci 27: 654–670.
  41. 41. Freund TF, Meskenaite V (1992) Базальные нейроны переднего мозга, содержащие гамма-аминомасляную кислоту, иннервируют тормозные интернейроны в неокортексе. Proc Natl Acad Sci U S A 89: 738–742.
  42. 42. Лау Б., Зальцман К.Д. (2008)Нехолинергические нейроны в базальной части переднего мозга: часто игнорируются, но мотивационно важны.Нейрон 59: 6–8.
  43. 43. Сартер М., Бруно Дж. П. (2002) Забытый компонент корково-петальной проекционной системы базального переднего мозга: ГАМКергические проекции. Eur J Neurosci 15: 1867–1873.
  44. 44. Капур С. (2003) Психоз как состояние аберрантной значимости: структура, связывающая биологию, феноменологию и фармакологию шизофрении. Am J Psychiatry 160: 13–23.
  45. 45. Остин М.П. (2001)Когнитивные нарушения при депрессии: возможные последствия для функциональной невропатологии.Бр. Дж. Психиатрия 178: 200–206.
  46. 46. Паксинос Г., Уотсон С. (2007) Мозг крысы в ​​стереотаксических координатах. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.
  47. 47. Wiest MC, Bentley N, Nicolelis MAL (2005)Гетерогенная интеграция двусторонних сигналов усов нейронами в первичной соматосенсорной коре бодрствующих крыс. Дж. Нейрофизиол 93: 2966–2973.

Мотивационно-стимулирующая терапия: характеристики и применение

Многие методы лечения в большинстве случаев состоят в указании пациенту, что делать и чего не делать, в надежде, что он или она решит следовать этим советам или, наоборот, продолжит вести себя так, что это приводит к дискомфорту и дисфункциональный стиль жизни.

Это не относится к мотивационно-стимулирующей терапии , с помощью которой он предназначен для мотивации изменений изнутри пациента, то есть для того, чтобы заставить его взять бразды правления в свои руки и побудить его улучшить ситуацию в Найденный .

Эта терапия, которая, хотя и относится к клинической психологии, требует знаний о социальной сфере и организациях, дала весьма многообещающие результаты при некоторых расстройствах. Если вы хотите узнать больше об этой терапии, мы приглашаем вас продолжить чтение этой статьи.

  • Статья по теме: »  10 наиболее эффективных видов психологической терапии »

Мотивационно-стимулирующая терапия, что это такое?

Мотивационно-стимулирующая терапия (на английском языке «мотивационная повышающая терапия») — это тип управленческого лечения, ориентированного на человека, который отвечает за то, чтобы сосредоточить внимание на повышении мотивации пациента к изменению .

Обычно люди, практикующие саморазрушающее поведение, такое как зависимость, членовредительство или рискованное поведение, обычно демонстрируют амбивалентную мотивацию к изменениям или вообще не проявляют ее.Несмотря на это, эти люди в большинстве случаев осознают, что поведение, которое они совершают, вредит как им самим, так и их ближайшему окружению, а также вредит их здоровью.

Терапевты, специализирующиеся на этом типе терапии, могут помочь пациенту достичь более объективного взгляда на свое собственное поведение, что может способствовать тому факту, что после анализа проблемного поведения он будет более склонен к изменению собственной ногой.

Историческая справка об этой терапии

Мотивационно-стимулирующая терапия была одним из трех вмешательств, впервые примененных в 1993 году в рамках проекта MATCH.Этот американский проект состоял из клинических испытаний, направленных на лучшее понимание и улучшение существующих методов лечения алкоголизма .

Эта терапия основана на знаниях, полученных менее клиническими разделами психологии, такими как организации и коучинг. Таким образом, терапия стимуляции мотивации использует аспекты человеческих ресурсов, такие как мотивационное интервью, подготовленное Уильямом Р. Миллером и Стивеном Роллником, и адаптирует их к терапевтической области.

  • Вас может заинтересовать: » Виды мотивации: 8 мотивационных источников «

Цели и принципы лечения

Основной целью терапии является  побуждение пациента к участию в его изменении  , тем самым инициируя терапевтический процесс. Мотивируя его так, чтобы он смог достичь своих жизненных целей и отложить в сторону или, желательно, погасить свое проблемное поведение, он не только добьется большей степени благополучия, но и отдалится от того, что вредило ему и его ближайшему окружению. .

В свою очередь, по мере того, как пациент видит, что он постепенно может делать больше вещей и что это был всего лишь вопрос принятия решения начать изменение, он будет чувствовать себя все более уверенным в себе и в своей способности справляться с невзгодами.  . Это достигается не за счет того, что терапевт говорит пациенту, что и чего не следует делать, а за счет предоставления обратной связи с комментариями, которые побуждают его идти к тому, что он намеревается сделать.

Мотивационно-стимулирующая терапия основана на пяти мотивационных принципах, которые следует применять и учитывать во время лечения для достижения наилучших результатов:

1.Выразить сочувствие

Очень важно, чтобы между пациентом и терапевтом установились хорошие профессиональные отношения с момента первого сеанса терапии. Необходимо, чтобы обе стороны доверяли другому  , в пределах того, что считается терапевтически приемлемым.

Пациент должен чувствовать себя в безопасной среде, в которой он чувствует себя уважаемым, услышанным и принятым.

2. Выявить несоответствие

Пациент обсуждает свои личные цели с терапевтом .Специалист отвечает за измерение расстояния между целью, которую хочет достичь пациент, и состоянием или ситуацией, в которой он находится в данный момент.

3. Избегайте обсуждений

Во время терапии нельзя разговаривать с пациентом. Здесь мы имеем в виду дискуссии в умеренном смысле этого слова, то есть обсуждение негативных переживаний, которые заставили пациента обратиться за консультацией.

Таким образом, во время этой краткой терапии, вместо того, чтобы сталкивать пациента с плохим поведением, терапевт несет ответственность за предоставление положительных ответов,  которые помогают пациенту расти как личность.

4. Адаптация к сопротивлению

Так или иначе, на протяжении терапии будут проявляться аспекты, которые будут сопротивляться изменениям. Терапия этого типа признает, что есть вещи, которые невозможно преодолеть за такое короткое время  ; Вот почему и пациент, и терапевт должны принять существование небольшого сопротивления.

Этот пункт может показаться нелогичным, но правда в том, что совсем не рекомендуется сталкиваться с сопротивлением пациента поначалу, так как это проявит целый репертуар защитного поведения, заставив терапию застопориться.

5. Поддерживайте самоэффективность

Под самоэффективностью мы подразумеваем  способность каждого человека противостоять невзгодам  и знать, как достичь своих целей наиболее подходящим способом.

В этой терапии пациент мотивирован осознавать, что он или она способен практически на все, что предлагается, включая способность преодолеть свою зависимость.

Продолжительность и развитие терапии

Эта терапия обычно очень короткая, обычно длится около четырех сеансов.Первая сессия обычно представляет собой интервью с пациентом, а следующие три соответствуют самой терапии.

В течение первого сеанса терапевт беседует с пациентом о проблеме, которая привела его на консультацию, будь то проблема зависимости от психоактивных веществ или любое другое психологическое расстройство. Как только проблема понята, решаются цели, которых хочет достичь пациент. Таким образом,  терапевт и пациент сотрудничают в планировании остальной части лечения  , однако всегда с управленческой ролью профессионала, поскольку он является специалистом в области психического здоровья.Остальные занятия направлены на достижение поставленных целей.

Во время установления целей, которые должны быть достигнуты, очень важно, чтобы терапевт не вступал в конфронтацию с пациентом и не судил его по состоянию, в котором он находится, или по тому, что он делал в прошлом. Цель, как уже было сказано, состоит в том, чтобы улучшить свою жизнь, и для этого он стремится мотивировать его на изменение. Также следует сказать, что во время терапии предпочтительнее , чтобы избежать использования диагностических меток и сосредоточиться на концептуализации проблемы в терминах, более понятных пациенту.

Во время терапии терапевт не дает пациенту конкретных рекомендаций относительно того, что ему следует делать для улучшения состояния. Перспектива терапии стимуляции мотивации заключается в том, что у каждого пациента есть необходимые ресурсы для прогресса, но происходит то, что он либо недостаточно мотивирован, чтобы измениться, либо просто не осознает свои способности.

Из-за своей короткой продолжительности и способа применения эта терапия обычно сопровождается применением других. Обычно это служит для мотивации человека перед тем, как он приступит к более специализированной терапии  в зависимости от того, какие типы расстройств, например, связанные с настроением или тревогой.Как мы уже отмечали, мотивация является решающим аспектом, обеспечивающим соответствие терапевтического процесса поставленным целям.

При каких заболеваниях используется?

Основной группой населения, к которой применяется эта терапия, являются  люди, страдающие каким-либо видом наркомании  , будь то алкоголем  или запрещенными веществами, такими как кокаин, марихуана и другие. Терапевт работает так, чтобы у пациента развилась воля, чтобы справиться со своей наркозависимостью.

В отличие от других методов лечения отказа от употребления психоактивных веществ, которые обычно разрабатываются в соответствии с пошаговой программой, терапия стимуляции мотивации фокусируется на пробуждении собственного интереса пациента. То есть эта терапия направлена ​​на то, чтобы изменение исходило изнутри пациента.

Можно сказать, что одним из факторов, влияющих на его успех, является воля самого пациента при посещении консультации . Обычно те, кто посещает терапевта на совершенно добровольной основе, уже мотивированы самими собой, надеясь, что профессионал знает, что делать, чтобы выбраться из туннеля, в который их загнали наркотики.Терапевт использует это, чтобы мотивировать их еще больше, заставляя их увидеть, как они могут контролировать свой собственный терапевтический процесс, и знать, что делать, чтобы преодолеть зависимость.

По данным Национального института злоупотребления алкоголем и алкоголизма в США, этот вид терапии оказался лучшим с точки зрения экономической эффективности для лечения алкогольных проблем.

Но его применяли не только к тем людям, которые страдают от зависимости .Это было особенно полезно для людей, которые страдают от расстройств, таких как расстройства пищевого поведения, проблемы с тревогой или даже азартные игры. Кроме того, согласно исследованию, это дало результаты людям с вирусом ВИЧ, поощряя положительные изменения в их жизни, несмотря на наличие хронического заболевания, которое сегодня все еще очень стигматизировано.

Влияние различных стимулов на мотивацию и физическую подготовленность физически активных и неактивных студентов

1. Эллиот А.Дж., Ковингтон М.В.Мотивация приближения и избегания. Educat Psychol Rev. 2001;13(2):73-92. [DOI:10.1023/A:10018235] 2. Egli T, Bland HW, Melton BF, Czech DR. Влияние возраста, пола и расы на мотивацию физической активности студентов колледжей. J Am Coll Health. 2011;59(5):399-406. [DOI:10.1080/07448481.2010.513074] [PMID] 3. Бекиари А. Вербальная агрессивность и стиль руководства спортивных инструкторов и их связь с внутренней мотивацией спортсменов. Креативное образование. 2014;5(2):114. [DOI: 10.4236/ce.2014.52018]

4. Кондрик М., Синдик Дж., Фурьян-Мандич Г., Шифлер Б. Мотивация участия и физическая активность студентов среди студентов-спортсменов в трех странах. J Sport Sci Med. 2013;12(1):10.

5. Гаудас М., Биддл С., Фокс К. Ориентация на достижение целей и внутренняя мотивация при тестировании физической подготовленности детей. Педиатрическая физкультура. 1994;6(2):159-167. [DOI:10.1123/pes.6.2.159] 6. Wiersma LD, Sherman CP. Ответственное использование фитнес-тестирования молодежи для повышения мотивации, удовольствия и успеваемости учащихся.Измерение Физического Обучения Упражнению Sci. 2008;12(3):167-183. [DOI:10.1080/10913670802216148] 7. Караба-Яковлевич Д., Попадич-Гачеса Дж., Груйич Н., Барак О., Драпсин М. Мотивация и двигательные тесты в спорте. Мед Прегл. 2007;60(5-6):231-236. [DOI:10.2298/MPNS0706231K] [PMID]

8. Бам А. Психологические аспекты физического воспитания [Интернет]. 2016. Доступно по адресу: https://www.slideshare.net/BamAmintao/psychological-aspects-of-physical-education-65717489.

9. Винник Дж., Порретта Д.Л. Адаптированная физкультура и спорт.Кинетика человека. 2016.

10. Шредер С.Л., Ломеник А.Ф., Хердман Б.К., Томпкинс Б.К., Сазерленд Е.К. Влияние внешних раздражителей на удовольствие от физических упражнений у студенток колледжа. Международная научная конференция по упражнениям J. Продолжение. 2016;11(4):46.

11. Argus CK, Gill ND, Keogh JW, Hopkins WG. Острые эффекты вербальной обратной связи на производительность верхней части тела у элитных спортсменов. J Прочность Конд Рез. 2011;25(12):3282-3287. [DOI:10.1519/JSC.0b013e3182133b8c] [PMID] 12. Никез В., Кожерино Г., Буа Дж., Амороз А.Дж. Восприятие учащимися отзывов учителей и физической компетентности на уроках физкультуры: гендерные эффекты.J Teach Physic Educat. 2006;25(1):36-57. [DOI:10.1123/jtpe.25.1.36] 13. Reinboth M, Duda JL, Ntoumanis N. Аспекты тренерского поведения, удовлетворение потребностей и психологическое и физическое благополучие молодых спортсменов. Мотивировать эмоции. 2004;28(3):297-313. [DOI:10.1023/B:MOEM.0000040156.81924.b8] 14. Бадами Р., Ваез Мусави М., Вульф Г., Намазизаде М. Обратная связь после хороших и плохих испытаний влияет на внутреннюю мотивацию. Res Q Exerc Sport. 2011;82(2):360-364. [DOI:10.1080/02701367.2011.10599765] [PMID] 15.Смитер Дж.В., Лондон М., Рейли Р.Р. Улучшается ли производительность после отзывов из нескольких источников? Теоретическая модель, метаанализ и обзор эмпирических данных. Психология человека. 2005;58(1):33-66. [DOI:10.1111/j.1744-6570.2005.514_1.x] 16. Гальперин И., Пайн Д.Б., Мартин Д.Т. Угрозы внутренней валидности в науке о физических упражнениях: обзор упущенных из виду смешанных переменных. Int J Sports Physiol Perform. 2015;10(7):823-829. [DOI:10.1123/ijspp.2014-0566] [PMID] 17. Coker CA. Моторное обучение и контроль для практиков.Рутледж2017. [DOI:10.4324/9781315185613]

18. Strube G, Strand B. Может ли обратная связь влиять на мотивацию? Дж. Оклахома Ассоциат по здравоохранению, физике, обучению рекреационным танцам. 2015;52(2).

19. Кока А., Хайн В. Восприятие обратной связи учителя и учебной среды как предикторов внутренней мотивации в физическом воспитании. Психоспортивные упражнения. 2003;4(4):333-346. [DOI: 10.1016/S1469-0292(02)00012-2] 20. Guéguen N, Martin A, Andrea CR. «Я уверен, что у тебя все получится»: когда словесное поощрение успехов учителем повышает успеваемость детей.Изучайте Мотивацию. 2015;52:54-59. [DOI:10.1016/j.lmot.2015.09.004] 21. American Thoracic S, American College of Chest P. Заявление ATS/ACCP о кардиопульмональном нагрузочном тесте. Am J Respir Crit Care Med. 2003;167(2):211-277. [DOI:10.1164/rccm.167.2.211] [PMID] 22. Лаборатории ATSCoPSfCPF. Заявление ATS: рекомендации по тесту шестиминутной ходьбы. Am J Respir Crit Care Med. 2002;166(1):111-117. [DOI:10.1164/ajrccm.166.1.at1102] [PMID]

23. Фергюсон Б. Руководство ACSM по нагрузочному тестированию и рецепту, 9-е изд.2014. J Канадская ассоциация хиропрактики. 2014;58(3):328.

24. Selmi O, Khalifa WB, Ouerghi N, Amara F, Zouaoui M. Влияние словесного поощрения тренера на интенсивность малосторонних игр и воспринимаемое удовольствие у юных футболистов. J Атл Расширение. 2017;6(3):16-17. [DOI:10.4172/2324-9080.1000262] 25. Мидгли А.В., Маршан Д.К., Леви А.Р. Призыв к действию в отношении основанного на фактических данных подхода к использованию словесной поддержки во время тестирования с максимальной физической нагрузкой. Clin Physiol Funct Imaging. 2018;38(4):547-553. [ДОИ: 10.1111/cpf.12454] [PMID] 26. Нето Дж.М., Силва Ф.Б., Де Оливейра А.Л., Коуто Н.Л., Дантас Э.Х., де Лука Насименто М.А. Влияние словесного поощрения на выполнение многоступенчатого челночного бега на 20 м. . Acta Sci Health Sci. 2015;37(1):25-30. [DOI:10.4025/actascihealthsci.v37i1.23262] 27. Малик Х., Флауэрс К. Повышение производительности: вокальная активность по сравнению с присутствием в социальной фасилитации бега. J Stud Res. 2020;9(1). doi: 10.47611/jsrhs.v9i1.1160 [DOI:10.47611/jsrhs.v9i1.1160] 28. Анзак А., Тан Х., Погосян А., Браун П.Работа лучше, чем в ваших силах: громкая слуховая стимуляция приводит к улучшению максимальной произвольной силы. Опыт Мозг Res. 2011;208(2):237-243. [DOI:10.1007/s00221-010-2474-1] [PMID] 29. Белхирия С., де Марко Г., Дрисс Т. Влияние словесного поощрения на силовые и электромиографические активации во время упражнений. 2018. [DOI:10.23736/S0022-4707.17.07282-6] [PMID]

30. Lee H, Shin J, Kim D, Park J. Влияние словесной поддержки на четырехглавую мышцу и функцию коленного сустава во время трех подходов упражнения на разгибание колена.Изокинетические упражнения Sci. 2020:1-7.

31. McNair PJ, Depledge J, Brettkelly M, Stanley SN. Вербальное поощрение: влияние на произвольное мышечное действие с максимальным усилием. Бр Дж Спорт Мед. 1996;30(3):243-245. [DOI:10.1136/bjsm.30.3.243] [PMID] [PMCID]

32. Верхейен Р. Оригинальное руководство по периодизации футбола: всегда играй с самой сильной командой, часть 1. World Football Academy2016.

33. Земкова Е., Вильман Т., Ковачикова З., Хамар Д. Время реакции в тесте на ловкость в моделируемых соревновательных и несоревновательных условиях.J Прочность Конд Рез. 2013;27(12):3445-3449. [DOI:10.1519/JSC.0b013e3182

2] [PMID] 34. Буллинджер Д. Влияние соревнований на производительность и физиологические реакции. 2013. [DOI:10.1249/01.mss.0000493340.12996.aa]

35. Kraemer WJ, Ratamess NA, Fry AC, French DN. Силовая тренировка: развитие 22 и оценка методологии. Физиологическая оценка пригодности человека. 2006; 23:24.

36. Адам С., Клиссорас В., Раваццоло М., Ренсон Р., Таксуорт В., Кемпер Х.К. и соавт. EUROFIT-Европейский тест физической подготовки.

37. Автор. 2020.

38. Лесински М., Мюльбауэр Т., Гранахер У. Параллельная достоверность инерциальной сенсорной системы Gyko для оценки высоты вертикального прыжка у юных футболисток субэлитного женского пола. BMC Sports Sci Med Rehabil. 2016;8:35. [DOI:10.1186/s13102-016-0061-x] [PMID] [PMCID]

39. Hamar D, Tschan H. Вискоковый эргометр-принцип и возможность уплаты в диагностике тренировок и тренировочной практики. Приглашение на практический семинар Diagnostika a rozvoj odrazových schopností.1991.

40. Ткач М., Хамар Д., Комадель Л., Кутанова О. Измерение анаэробной мощности нижних конечностей методом повторных вертикальных прыжков. Res Sport Med Int J. 1990;1(4):317-325. [DOI:10.1080/1543862

11890]

41. Земкова Э., Хамар Д. Прыжковый эргометр в тестировании спортивных результатов. Acta Universitatis Palackianae Olomucensis. Гимница. 2005; 35(1).

42. Obmiñski Z, Mrozkowska H. Вербальная поддержка не улучшает максимальную изометрическую силу хвата рук у дзюдоистов-мужчин. Короткий отчет.J Combat Sport Боевое искусство. 2015;6:63-66. [DOI:10.5604/20815735.1195355] 43. Сильва С.Б., де Абреу Л.С., Валенти В.Е., Ногейра Д.В., Мораес Э.Р., Нативидаде В. и соавт. Воздействие вербальной и визуальной стимуляции на прямую и двуглавую мышцы бедра при изометрических и концентрических упражнениях. Int Arch Med. 2013;6(1):38. [DOI:10.1186/1755-7682-6-38] [PMID] [PMCID] 44. Портер Дж.М., Ву В.Ф., Кроссли Р.М., Кнопп С.В., Кэмпбелл О.К. Принятие внешнего фокуса внимания улучшает результаты спринта у низкоквалифицированных спринтеров.J Прочность Конд Рез. 2015;29(4):947-953. [DOI:10.1097/JSC.0000000000000229] [PMID] 45. Эдвардс А.М., Даттон-Чаллис Л., Коттрелл Д., Гай Дж.Х., Хеттинга Ф.Дж. Влияние активной и пассивной социальной фасилитации на самостоятельную выносливость и спринтерские упражнения: поощрение повышает производительность и мотивацию к упражнениям. BMJ Open Sport Exerc Med. 2018;4(1):e000368. [DOI: 10.1136/bmjsem-2018-000368] [PMID] [PMCID] 46. Васконселос А.Б., Фаринон Р.Л., Перасол Д.М., душ Сантос Дж.М., де Фрейтас В.Х. Influência де estímulos motivacionais не desempenho эм яичек де вертикальный сальто де atletas де футзал sub-17.Revista Brasileira de Educação Física e Esporte. 2020;34(4):727-733. https://doi.org/10.11606/1807-5509202000040727 [DOI:10.11606/issn.1981-4690.v34i4p727-733] 47. Портер Дж.М., Антон П.М., Ву В.Ф. Увеличение расстояния до внешнего фокуса внимания повышает эффективность прыжков в длину с места. J Прочность Конд Рез. 2012;26(9):2389-2393. [DOI:10.1519/JSC.0b013e31823f275c] [PMID] 48. Келлер М., Лаубер Б., Готтшалк М., Таубе В. Повышение эффективности прыжка при усиленной обратной связи по сравнению с внешним или внутренним фокусом внимания.J Sports Sci. 2015;33(10):1067-1075. [DOI: 10.1080/02640414.2014.984241] [PMID] 49. Эккекакис П., Парфитт Г., Петруцелло С.Дж. Удовольствие и неудовольствие, которые люди испытывают, когда они тренируются с разной интенсивностью: десятилетнее обновление и продвижение к трехстороннему обоснованию предписаний по интенсивности упражнений. Спорт Мед. 2011;41(8):641-671. [DOI: 10.2165/115

-000000000-00000] [PMID]

Влияние интеллектуальной стимуляции и вдохновляющей мотивации на прибыльность румынских служащих Кристиана-Ливиу Веле :: SSRN

8 страниц Опубликовано: 16 мая 2018 г.

Дата написания: 4 апреля 2018 г.

Аннотация

Основная цель этой статьи состояла в том, чтобы выявить любые достоверные статистические корреляции между двумя аспектами трансформационного лидерства, а именно мотивацией вдохновения и интеллектуальным стимулированием в отношении прибыльности сотрудников.Для этого было проведено исследование румынских сотрудников компаний, расположенных в уезде Марамуреш, и было собрано 98 действительных анкет, которые были проанализированы с использованием программного обеспечения IBM SPSS. Были сформулированы две исследовательские гипотезы: h2: Интеллектуальная стимуляция положительно влияет на прибыльность сотрудников и h3: Вдохновляющая мотивация положительно влияет на прибыльность сотрудников. Результаты тогдашнего исследования показали, что участники получили оценки выше среднего с точки зрения вдохновляющей мотивации и интеллектуальной стимуляции.Кроме того, была обнаружена достоверная статистическая корреляция между интеллектуальной мотивацией и прибыльностью сотрудников, но когда речь шла о влиянии мотивации вдохновения на прибыльность, мы обнаружили, что корреляция между этими двумя переменными не была статистически достоверной. Полученные данные позволили нам сделать вывод, что прибыльность сотрудников и, следовательно, прибыльность организации можно повысить, поощряя людей мыслить новаторски, творчески и помогая им принимать активное участие в процессе принятия решений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.