Стив джобс хиппи: как наглый хиппи стал отцом цифровой революции — Торговля на vc.ru

Содержание

как наглый хиппи стал отцом цифровой революции — Торговля на vc.ru

Невероятная история Стива Джобса, основателя Apple началась с того, что в молодости большинство его соседей в Калифорнии в 70-ых были гениями и изобретали всякие супер хитро выдуманные приборы. А Джобс бросил учебу, сдавал бутылки, бесплатно питался в кришнаитском храме, принимал наркотики, медитировал, искал просветления и смысл жизни.

{«id»:279102,»type»:»num»,»link»:»https:\/\/vc.ru\/trade\/279102-istoriya-apple-kak-naglyy-hippi-stal-otcom-cifrovoy-revolyucii»,»gtm»:»»,»prevCount»:null,»count»:100}

{«id»:279102,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:279102,»gtm»:null}

14 988 просмотров

У Джобса был друг Стив Возняк, супер ботаник и гений электроники, который словно маг и волшебник мог собрать компьютер, используя вдвое меньше микросхем, чем обычно. В то время компьютеры продавались только как наборы микросхем, которые нужно было собирать и паять своими руками. И однажды как снег на голову Возняка осенила идея создать цельный системный блок, чтобы все было в одной коробке.

Стив Джобс и Стив Возняк

Когда изобретение было готово, Джобс был поражен увиденным — тыкая по клавишам на экране тут же появлялись буквы. Он решил, что это удивительное изобретение должно приносить им доход и сказал:

— «даже если прогорим, у нас будет своя компания, раз в жизни мы хотя бы узнаем, что это такое».

Джобс назвал их новую компанию «

Apple Computer». Слово Apple, казалось привычным как кусок пирога, оно располагало к себе и смягчало серьезное Computer.

Они рассказали о своем изобретении в домашнем компьютерном клубе. Их выступление не произвело особого впечатления, но один человек заинтересовался. Владелец компьютерного магазина. Ему нужен был товар на продажу и он сделал заказ на 50 компьютеров.

Чтобы выполнить этот заказ, надо было закупить детали аж на целых 15$ тысяч, которых у них не было. Поэтому Джобс в поисках этих денег вдоль и поперек исколесил всю кремниевую долину. Стоило ему где-нибудь только заикнуться о компьютере предназначавшимся для обычных людей — все банкиры реагировали так, будто им наблевали на ботинки. Все, что он нашел это кредит, который нужно было вернуть уже через 30 дней. Поэтому работа кипела. Компьютеры собирали прямо дома у Джобса. Привлекли всех друзей. Спальня, кухонный стол и гараж превратились в рабочие места.

Джобс умудрился получить огромную скидку на детали, поэтому они произвели компьютеров вдвое больше запланированного: 50 продали владельцу магазина, а оставшиеся 50 распродали по друзьям. Бизнес закрутился и они собрали еще сотню компьютеров и стали предлагать их в магазины электроники втрое дороже себестоимости.

Но и конкуренты не дремали, в 1976 году компьютерные магазины стали появляться как грибы после дождя. Были модели гораздо презентабельное и солиднее, тогда как их модель Apple 1 была похожа на небрежный деревянный чемодан.

Неудачники высшего сорта

Джобс понял, что для того, чтобы выйти на новый уровень, товар должен продаваться не только собранным, но и полностью укомплектованным, чтобы не нужно было отдельно докупать монитор, клавиатуру, корпус и блок питания. Чтобы покупателями были не только хакеры, которые сами собирают компьютеры, но и тысячи простых людей.

Apple II

В те времена компьютеры были похожи на громоздкие серые металлические ящики, которые гудели как трактор. Поэтому Джобс спроектировал собственный корпус из белого пластика с обтекаемыми краями, чтобы выделить его среди мрачных конкурентов. Инженеры разработали инновационный блок питания, который мог работать без дребезжащего вентилятора. Возняк придумал гениальный способ вывода на экран цветного изображения.

Но все эти навороченные нововведения требовали немалых вложений в производство. Джобс ходил по разным компаниям, но везде получал отказ:

— «Вы нам не нужны, вы даже колледж не окончили».

Вид у Джобса был шокирующий — вонючий хиппи в сандалиях, ужасной прической и наглостью, от которой уши вяли.

Но Джобс не сдавался и добрался до гуру стартап инвестирования кремниевой долины — Дона Валентайна. Но и он посчитал Джобса высшего сорта неудачником в маркетинге, потому что Джобс сам лично ходил по магазинам и предлагал свои товары. Поэтому Валентайн наотрез отказался иметь дело с таким бедолагой. Однако Джобс заставил его что-нибудь ему посоветовать, и Валентайн отправил его к маркетологу Майклу Марккуле, который в свои 33 уже греб деньги лопатой и был сказочно богат. Ни одна живая душа не разбиралась лучше его в ценообразовании, системе сбыта и маркетинге.

То, во что веришь

Когда Марккула увидел компьютер Джобса, у него глаза на лоб вылезли. Apple II настолько его поразил, что он решил не обращать внимание на помойный внешний вид обоих Стивов. В конце концов познакомиться с ножницами никогда не поздно.

Майкл Марккула

Марккула рисовал заоблачные перспективы, он был убежден что Apple превратится в многомиллиардный бизнес и предложил 250 тысяч долларов в обмен на треть акций. В Итоге все получили долю по 26%, остальное оставили для потенциальных инвесторов. 3 января 1977 года была официально зарегистрирована новая корпорация Apple Computer Co.

Марккула учил юнцов уму-разуму, он говорил, что для того, чтобы добиться успеха, не нужно стремиться разбогатеть, нужно просто делать то, во что веришь. Люди в первую очередь судят по обложке. Можно создать первоклассный продукт, но толку ноль, если подать его небрежно.

Джобс впитывал как губка. И на первой выставке в 1977 году он разместился прямо в центре зала, чтобы громко заявить о своем супер гениальном компьютере. Чтобы выделиться среди остальных и ошарашить аудиторию, Джобс обтянул стенд бархатом и сделал эффектное освещение. Он даже впервые в жизни прилично оделся.

В блестящем бежевом корпусе Apple II выглядел солидно, доступно и просто, в отличие от пугающих металлических коробок конкурентов. Впервые люди сами шли к Джобсу, а не он к ним. Прямо на этой выставке он получил заказ на 300 компьютеров.

Apple наконец-то стала настоящей компанией с дюжиной работников. Команда перебралась из гаража в офис в Купертино. Однако новые обязанности давались Джобсу с трудом. Он с каждым днем становился все грубее и деспотичнее — он мог подойти к любому своему сотруднику и сказать, что тот делает полное дерьмо.

Марккула терпеть не мог эти скандалы, и, чтобы обуздать вечно перевозбужденного Джобса, нанял президента Майкла Скотта, у которого была одна задача — укрощать Джобса. Но для Джобса отдать руководство кому-то другому было смерти подобно. Он не признавал ничьих авторитетов и это неминуемо еще больше приводило к конфликтам. Джобс метал гром и молнии, устраивая истерики по любому малейшему поводу, и нередко доводил до слез даже самого себя.

Тем не менее Apple процветала. Омерзительно вонючий как протухший бомж Джобс производил нулевое впечатление на инвесторов, но стоило им потыкать Apple II, как они тут же вкладывали деньги.

Идти ко дну в собственном жиру

12 декабря 1980 года Apple вышла на IPO. Акции выставили по 22 доллара. Все за один час их разлетелось на 4,6 млн. Apple стала самой успешной компанией за всю историю биржи. В 25 лет Джобс стал сказочно богат с состоянием в 256 миллионов долларов.

Конкурентов особо не было и благодаря модели Apple II продажи взлетели до небес — с 2500 тысяч в 1977 году до 210 000 тысяч в 1981. Но Джобсу этого было мало, он хотел оставить след во вселенной. Он надеялся, что этот след оставит модель Apple III — больше памяти, больше экран и промышленный дизайн. Но из-за того, что спрос на компьютеры сильно ускорил рост Apple, компания тонула в собственном жиру, перестала замечать свои же ошибки и превратилась в ожиревший бюрократический орган. Отдел работавший над Apple III был похож на проходной двор.

Apple III

К тому же Джобс всякий раз грубо вмешивался в проект. Его ненормальная тяга к совершенству, заставила сделать корпус чуть ли не микроскопическим, поэтому плата получилась с чрезмерной плотностью компонентов и плохими коннекторами, которые часто отказывали. Поэтому выпуск Apple III в мае 1980 года с треском провалился. А когда машину наконец доработали было уже слишком поздно, репутация упала ниже плинтуса. А продажи компьютеров IBM вышли на первое место. Косяки списали на инженеров, а Джобс умыл руки и самоустранился — он начал раздумывать над тем, как же создать нечто абсолютно ни на что не похожее.

Чудо рабочий стол

В то время вся Америка как обезумевшая была помешана на VHS видеомагнитофонах, чуть ли каждая семья жаждала их купить, а компьютеры воспринимались как что-то супер непонятное. В компьютерах использовались DOS-запросы, от которых черт ногу сломит. Поэтому должно было произойти восьмое чудо света, чтобы компьютеры стали такими же популярными как видеомагнитофоны.

Однако в исследовательском центре Xerox PARC уже работали над подобным чудом — супер простым компьютером, что даже в стельку пьяный новичок мог разобраться что к чему. Вместо DOS-запросов они придумали использовать графику — рабочий стол с документами и папками, которые как по волшебству открывались по щелчку мышки. В то время это казалось волшебством. Этот проект был строго засекречен. Но в 1979 году Xerox жаждала инвестировать в Apple. И Джобс дал согласие при условии, что они раскроют все свои тайны. В Xerox решили, что возможностей ума у этих выскочек не хватит, чтобы понять их сверх гениальное изобретение и согласились.

Когда Джобс приехал в Xerox, чтобы ознакомиться с новой чудо технологией, Xerox решила обвести его вокруг пальца и показала ему не все. Джобс требовал продолжения. Но всякий раз ему показывали совсем не то, какие-то другие несерьезные программы для отвода глаз от главного секрета. Джобс понял это, понял, что его дурачат и сказал:

Хватит с нас этой чепухи!

Он позвонил начальнику отдела венчурных инвестиций Xerox и пожаловался, и когда команда Джобса наконец увидела изобретение полностью, они пришли в изумление. Инженер Билл Аткинсон пристально вглядывался в каждый пиксель, чуть не влезая в экран вместе с головой. Джобс скакал вокруг компьютера, взволновано размахивая руками и кричал:

— «Это же золотая жила!»

У Джобса словно пелена с глаз упала, он был потрясен и наконец понял каким должно быть будущее компьютеров.

Рабочий стол Xerox

Xerox получила обещанные сто тысяч акций Apple. Цена этих акций равнялась миллиону, но со стороны это выглядело так, будто татаро-монгольская орда ограбила беззащитных крестьян. Однако одной идеи еще недостаточно, главное воплощение. И у Джобса это получилось великолепно.

Сделали мышку более изящную и удобную. Сделали корпус простой как тостер. Инженеры весьма ощутимо сократили площадь корпуса, засунув системник под экран. Усовершенствовали интерфейс, добавили командам плавности. Компьютер назвали Macintosh.

Macintosh

Пока со всем этим возились, в августе 1981 года IBM выпустила свой компьютер. Джобс считал, что если он проиграет эту битву, то компьютерная отрасль на двадцать лет погрузится в мрачное средневековье. Ему нравилось считать себя восставшим против империи зла и IBM хорошо подходила на эту роль. Джобс считал, что судьба даровала ему величайшую миссию по спасению планеты.

Но чтобы спасти планету нужен был хороший президент, имевший вес на Уолл-Стрит. В 1983 году Джобс понимал, что еще не созрел до такой должности, поскольку перевозбуждался по любому малейшему поводу. Поэтому совет директоров закинул удочку на главного рекламного мага и волшебника того времени Джона Скалли из PepsiCo, но он наотрез отказался. И тогда Джобс переманил его, сказав убийственную фразу, которая вошла в историю:

«Вы до конца своих дней будете продавать сладкую водичку или наконец решитесь заняться чем-то действительно важным?»

Стив Джобс и Джон Скалли

Новая чудо операционная система Apple работала только на родном железе. Джобс считал полную несовместимость с другими компьютерами гениальным решением.

Однако в это время для Apple писал программы тогда еще никому не известный Билл Гейтс. Он увидел в Маке этот чудо интерфейс с потрясающей графикой, быстро въехал что за этим чудом стоит будущее, и в 1983 году на пышной конференции торжественно объявил, что Microsoft разрабатывает Windows с графическим интерфейсом точно таким же как у Apple.

{ «osnovaUnitId»: null, «url»: «https://booster.osnova.io/a/relevant?site=vc&v=2», «place»: «between_entry_blocks», «site»: «vc», «settings»: {«modes»:{«externalLink»:{«buttonLabels»:[«\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c»,»\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c»,»\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c»,»\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c»,»\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c»,»\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438″]}},»deviceList»:{«desktop»:»\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f»,»smartphone»:»\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b»,»tablet»:»\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b»}} }

Узнав об этом, Джобс пришел в неистовую ярость и обвинил Гейтса в бессовестной краже! Однако Гейтс дал остроумный ответ, который вошел в историю:

— «Я забрался к нашему общему соседу Xerox, чтобы украсть телевизор, и обнаружил, что ты меня опередил».

Империя зла

Тем временем «Империя зла» опередила Apple. Компания IBM продала компьютеров в трое больше, а их доля на рынке выросла на 26%. Поэтому вся надежда была на Macintosh.

Планируя запуск Мака, Джобс хотел, чтобы люди онемели от изумления. И в 1984 году, команда Apple вместе с режиссером Ридли Скоттом сняла ролик, в котором Apple как богоизбранная мессия восстала против сил тьмы.

В ролике было показано как в сером мире пропаганды, главная героиня в яркой одежде олицетворяет макинтош и своими бунтарскими действиями символизирует революцию. Ролик в духе научной-фантастики намекал на тотальное господство IBM и пророчество Джорджа Оруэлла. IBM олицетворяла империю зла, а Apple альянс повстанцев, который освобождает людей из-под забвения.

Однако у совета директоров этот ролик за 750 тысяч долларов вызвал только позыв к рвоте. Они считали, что это худшая реклама, которую они когда-либо видели.

Но пути назад уже не было, эфирное время было уже куплено, во время матча супер кубка по футболу — это время, когда в США у экранов собирается половина населения страны. Каждая секунда эфира на вес золота: 30 секунд стоит $5,2 млн.

В итоге вся страна наблюдала как под зловещую музыку появилось мрачное изображение марширующей толпы. Дерзкий, тревожный и загадочный Ролик, не похожий ни на один другой, посмотрело 96 миллионов зрителей. В тот вечер все телеканалы бушевали, говоря только об этом.

Ролик имел эффект разорвавшейся бомбы, потому что в то время большинство молодежи считало компьютеры инструментами власти, которые превращают людей в стадо покорных роботов, а реклама ухватила дух революции. Ролик намекал что Apple противостоит зловещему плану крупных корпораций поработить мир и сознание людей.

Ролик хорошо срезонировал с настроением американцев еще и потому, что в это время, на всю катушку шла холодная война с советским тоталитарным режимом, который президент Рейган называл тогда «Империей зла».

1984 Apple’s Macintosh Commercial (HD)

Не такой уж и жирный бифштекс

Первые сто дней мак разлетался как горячие пирожки, но когда волна восторга поутихла и иллюзия рассыпалась, оказалось, что это не такой уж и жирный бифштекс. Продажи упали ниже плинтуса.

Mac оказался ужасно тормозным. И никакая реклама не помогала. За красивую картинку приходилось платить — требовалось больше мощности. В Macintosh установили слишком мало памяти. Не было встроенного жесткого диска. Отсутствие вентилятора приводило к частым сбоям. Когда покупатели поняли все это, продажи упали.

Джобс верил, что все к чему он прикасается превращается в золото, и поэтому не проводил тестовых испытаний.

Маку не хватало программ, не было гнезд расширения и был маленький экран. Компьютер выплевывал дискету по любому малейшему поводу и что-то требовал от пользователя. В то время как IBM поддерживал тысячу программ. Из-за бесконечных правок вносимых Джобсом цена на Macintosh выросла до 1995$. Джобс наблюдал ужасающую картину — продавцы в магазинах первым делом показывали клиентам IBM, а тех кто хотел Mac все равно переориентировали на IBM. Поэтому продажи стремились к нулю.

Джобса тяготила такая ситуация. Инженеры погрузились в депрессию. Несколько месяцев они не могли ничего сделать. Многие талантливые люди ушли из компании. Но главной новостью стал уход ветерана Возняка. Он считал высшей степенью тупости недооценивать модель Apple II, которая все еще приносила компании основной доход.

Склады оказались переполнены громадным запасом непроданных компьютеров. Apple была в панике и как Титаник шла ко дну. Во многом виновником был сам Джобс, он сделал компьютер для организаций, а рекламировал обычным людям.

Если бы Джобс не торопился, возможна картина была бы иной, однако ему всегда казалось, что ему отмерена короткая жизнь и поэтому надо поторапливаться, чтобы все успеть.

Macintosh на складе

Лодка без руля

Джобса должен был контролировать Скалли, но Джобс тот еще кукловод, он обворожил Скалли так, что тот потерял голову и стал считать себя особенным. И чем больше Джобс манипулировал им, тем больше презирал.

Разногласия все больше беспокоили совет директоров. Перепады настроения Джобса становились все более резкими. Он мог унизить и втоптать в грязь любого, кого встречал по коридору.

Подчиненные считали компанию лодкой без руля, которую несет в туман. И в итоге Скалли отстранил Джобса от проекта Macintosh.

Джобс решил так просто не сдаваться, и задумал переворот и начал переманивать людей на свою сторону. Однако Скалли узнал об этом и на совете директоров жестко поставил условие, либо он, либо Джобс. Все проголосовали за Скалли — Джобс бы нокаутирован, растоптан в пыль.

Однако многие сотрудники были недовольны увольнением Джобса. Компания больше не годилась для творчества и они ушли вместе с Джобсом.

Члены совета, узнав об этом, отреагировали крайне резко, многие были в бешенстве. Они решили, что Джобс одурачил их. Члены были поражены предательским поступком Джобса, который в тайне задумал увезти прямо из-под носа самых ценных сотрудников. Всех предателей бесцеремонно выдворили с территории компании, а на Джобса подали в суд. После этого акции Apple выросли на 7%, поскольку акционеры были рады что калифорнийский разгильдяй отныне больше не руководит.

Одного дизайна недостаточно

Стива повергли, но не уничтожили, он не собирался уходить в тень. Однажды околачиваясь по университетам, Джобс встретил биохимика, который унывал и негодовал о том, что без мощного компьютера только на один единственный эксперимент у них тратится аж целая неделя. Услышав это, Джобс вдохновился идеей по производству мощных компьютеров для вузов и основал новую компанию Next.

Джобс захотел сделать компьютер в форме идеального черного куба. Куб олицетворял солидность. Подражая японцам, Джобс построил дорогостоящий роботизированный завод, поэтому деньги из его собственного кармана улетали как сквозь пальцы.

Компьютер Next 

В сентябре 1986 весь график пошел коту под хвост. Джобс так ничему и не научился. На заводе стояли кресла за 20$ тысяч, а компании грозило банкротство. Чтобы найти еще деньги, Джобс выставил 10% акций за 3$ млн. — сумма, которую он взял с потолка. У компании до этого момента не было никаких достижений, ни продукции, ни доходов. Поэтому ни один инвестор не торопился вкладывать деньги.

И все же Джобс привлек внимание одного — техасца Росса Перро, который проникся идеями Джобса, позвонил и сказал:

— «Если понадобятся деньги, только свистни».

Чуть ли не больше всего в жизни Перо жалел, что в свое время не инвестировал в Microsoft, когда Билл Гейтс будучи еще совсем молодым сосунком, клянчил у него деньги. На этот раз Перо был твёрдо намерен не повторять своих ошибок и вложил 20$ млн. за долю в 16%.

 Росс Перро

Кроме денег, Перо привнес солидность Next в глазах других. Где бы он не был, он всем и каждому нахваливал Джобса. А вот Билл Гейтс был другого поля ягодой, он называл машину Джобса барахлом с идиотским корпусом, а проект обреченным на провал.

В октябре 1988 Джобс провел блестящую презентацию NeXT, чем вызвал бурю восторга. Но интерес быстро приутих и о его компьютере быстро позабыли. А когда наконец компьютер поступил на рынок в 1989 году, продажи не превышали каких-то мизерных 400 единиц в месяц. Для Next оказалось мало совместимых программ, и на рынке были более дешевые аналоги. Дорогой завод простаивал. А компания теряла деньги. Джобса злорадно называли одноразовым чудом, потому что кроме модели Apple II у него не было ничего кроме провалов.

Одного дизайна недостаточно, чтобы компьютер хорошо продавался. Святая империя Джобса разваливалась, в то время как Microsoft росла как на дрожжах, превращалась в пуп земли.

Бородатый шаман одурачил Apple

В 1994 году продажи Apple тоже упали ниже плинтуса. С тех пор как они вышвырнули Джобса их инновационный запал вовсе затух. А Microsoft в это время пожинала плоды успешного копирования идеи — в 1995 году Windows стала самой успешной ОС всех времен, в то время как прибыль Macintosh была на грани катастрофы.

Наблюдая как Microsoft стремительно поглощает долю рынка, а компьютеры с Windows сметают с полок, руководители Apple отступили от принципа Джобса и разрешили продавать лицензию на ОС Macintosh другим производителям, однако это еще больше усугубило ситуацию, продажи компьютеров упали в недосягаемые низы. Руководство считало, что единственный путь спасения – продать кому-нибудь компанию. Но никто не хотел покупать хромую лошадь, которая одной ногой уже в могиле.

Джобс мог бы поглотить Apple и снова стать главой своего детища. Но он не хотел насильственного поглощения, он хотел, чтобы они сами его позвали. Они проявляли интерес к его операционной системе. В этом и заключался план порабощения Джобса: Apple покупает его, а это дает ему право войти в совет директоров, а оттуда рукой подать до должности генерального директора.

И Apple попалась на удочку, в 1996 году они купили Next за 426 млн. Билл Гейтс узнав об этом, был вне себя от гнева. Он считал, что бородатый шаман одурачил Apple и продал им никому не нужный мусор.

Поначалу в 1997 году Джобс особо не вмешивался в дела компании и был в Apple как неофициальный консультант. Его использовали только для показухи. Но постепенно начал выдвигать своих людей на ключевые позиции.

Между тем под старым управлением Apple еле-еле шевелилась, а продажи на всех парах летели в пропасть. В какой-то момент Джобса наконец пригласили занять пост генерального директора. Но Джобс отказался, не смотря на это, власть у него была реальная.

Главой Apple тогда был Эд Вулард. Даже он подумывал об уходе на фоне катастрофической ситуации с компанией.

В 1997 году текучка кадров шла обильной рекой, чтобы ее остановить, Джобс решил наконец вмешаться в дела руководства и пересмотреть цены опционов сотрудников, но директора встали на дыбы как взбесившиеся кони.

Тогда Джобс заявил, что иначе он уйдет из компании и больше никогда не вернется, поскольку у него нет времени сюсюкаться с советом, и потребовал, чтобы все подали в отставку — только тогда он вернется. Остаться мог лишь Вулард. Сила была на стороне Джобса. В сложившейся ситуации, многие и сами хотели уйти. Даже «отец» Марккула смотал удочки. Джобс наконец занял пост генерального директора.

Стив Джобс

Рок-звезда снова на сцене

К этому времени Джобс набрался мудрости и стал зрелым. Как только власть оказалась в его руках, он сразу же запретил продавать лицензию на ОС Macintosh и принялся уничтожать расплодившиеся клоны. Джобс считал, что это самый идиотский поступок на свете — позволить, чтобы производители паршивых компьютеров использовали его супер ОС и урвали кусок прибыли своими грязными щупальцами.

Компания пекла как блины множество вариантов моделей каждого продукта. Это было чистое безумие — тонны совершенно ненужной продукции. Даже сотрудники уже сами не понимали, что делают. Джобс на 70% урезал ассортимент.

Способность Джобса к концентрации спасла Apple. В первый же год он уволил более 3000 сотрудников. После двух лет ошеломительных потерь, когда до банкротства оставалось рукой подать, Apple наконец-то выдавила прибыль.

Весть о возвращении Джобса к рулю подняла акции Apple с 13 до 20 долларов. На конференции Macworld в Бостоне в августе 1997 года, преданные фанаты Apple, встречали Джобса словно рок-звезду. На выступлении Джобс неожиданно объявил о партнерстве с Microsoft, которая инвестирует в Apple 150 млн. Злейшие враги вдруг объединились. К тому моменту Microsoft уже была на рынке царем горы, поэтому Джобсу нужна была дружба с Гейтсом, чтобы выиграть время и выкарабкаться со дна.

Macworld 1997

На этих новостях акции взлетели до небес, всего за день прибавив к стоимости компании 830 млн. Apple была одной ногой в могиле, и вдруг вернулась к жизни.

Гигантская капля

В индустрии компьютеров, все производители создавали одинаковые серые коробки, отдавая производство на сторону, а сами соревновались только в цене. Джобс решил, что революционное устройство должно соответствующе выглядеть. В большинстве компаний дизайнеры пляшут под дудку производителей, но Джобс сделал все наоборот: сначала дизайн, а инженеры подстраиваются под корпус.

Так в 98-ом появился безумный и футуристичный iMac с прозрачным корпусом из бирюзового пластика, похожего на гигантскую каплю. В то время этот компьютер выглядел так, будто его телепортировали из будущего. Вместо бледных блоков, отдельных мониторов и вороха из проводов было представлено на редкость изящное устройство. В те времена люди побаивались и сторонились техники. Но обладатели iMac ставили его дома на самом видном месте, чтобы гости завидовали.

Люди как одичалые сметали компьютеры с прилавков. К концу года продали 800 000 штук. Билл Гейтс всех вокруг уверял что этот успех временный.

Торговый гигант

Джобса возмущало то, что на полках в магазинах его супер инновационные компьютеры стояли в одном ряду с отвратительным ширпотребом вроде Dell, а продавцы даже не удосуживались объяснять отличия. И располагались эти магазины в черт знает в каких дебрях. Поэтому Джобс решил строить собственные магазины. Он сам проектировал каждую мельчайшую деталь в интерьере в стиле минимализма.

Аналитики дружно предсказывали провал. Совет директоров тоже был не в восторге от новой сумасшедшей идеи Джобса. Многие фирмы разорялись, когда открывали собственную сеть. Это казалось безумием. Однако к 2004 магазины Apple посещало уже больше пяти тысяч человек в неделю, а прибыль достигла 1,2 млрд — абсолютный рекорд для розницы. При открытии новой точки, посетители ночевали у дверей, чтобы первыми попасть внутрь.

Apple Store

Цифровое сердце

Но проблема с магазинами просто меркла по сравнению со зловещей тьмой, которая нависла над цифровым миром в 2001 году. В 90-ых слово интернет звучало как магическое заклинание, у инвесторов поехала крыша и все ломанулись вкладывать деньги в доткомы. Но распухший до предела пузырь доткомов лопнул и индекс NASDAQ сразу рухнул почти на 50%. Поэтому все говорили, что песенка эпохи компьютеров спета.

Но Джобс посчитал, что им это только на пользу. И пока конкуренты туго затянули пояса, Apple продолжала изобретать и превратила компьютер в цифровой узел — сердце для всех других гаджетов, которое управляло и синхронизировало. Теперь втыкнуть камеру и закачать видео на диск было проще пареной репы, а благодаря программе iMovie даже в дупель окоченевший пенсионер мог запросто смонтировать крутой блокбастер со спецэффектами и музыкой.

Все сделаны в аду

Однако при синхронизации с музыкой Apple ждала головная боль. В 2000 году все как обезумевшие стали копировать музыку на компьютеры и записывали собственные сборники на диски. В тот год в США было продано около (трехсот) 320 млн. пустых болванок.

Но тогда все программы были крайне неудобными и сложными. В 2001 Джобс создал iTunes — программа для записи дисков, как часть того самого сердца. Но этого было мало, нужно было чтобы iTunes хорошо коннектилась с музыкальными плеерами. Но в то время все плееры были полным дерьмом, как будто их сделали в аду. Ими было невозможно пользоваться, а вмещали они всего каких-то жалких 16 песен. И поскольку Джобс обожал слушать музыку, он решил сделать собственный плеер.

Тюремный надзиратель промывает мозги

Плеер состряпали всего за один год. Такой нереально быстрый срок был достигнут потому что Джобс размахивал хлыстом перед сотрудниками как тюремный надзиратель перед рабами. Он верил, если хочешь супер команду, надо быть беспощадным. Слабые притягивают слабых. Жесткость Джобса приносила пользу. Десятки обиженных сотрудников заканчивали свои жалостливые истории признанием, что Джобс добился от них того, о чем они даже и мечтать не могли. Джобс умел промыть мозги и заразить команду стремлением и уверенностью в том, что они могут невозможное. И люди делали невозможное, потому что не знали, что невозможное невозможно.

Так появился iPod со встроенным жестким диском размером с монету, который вмещал тысячу песен и работал без подзарядки 10 часов. До любого трека можно было добраться всего в три касания. Рядом с iPod все остальные плееры выглядели так, будто их сделали где-то в Узбекистане.

Ipod

Но публика скептически отнеслась к iPod с его заоблачной ценой в 399 долларов в 2001 году. В интернете шутили что название iPod расшифровывается как «Идиоты потребовали много денег». Тем не менее, вскоре, продажи взлетели до небес. В каждом квартале можно было увидеть человека с белыми наушниками.

Вслед за собой, хорошие продажи iPod подстегнули продажи компьютеров iMac. Поэтому Джобс пустил на рекламу iPod еще больше — астрономические 75 миллионов. Это в сто раз больше чем тратили конкуренты. И этим подмял под себя весь рынок.

Дикий запад

Но в 2002 году в музыкальной индустрии Apple столкнулась с новой проблемой. Чтобы закачать музыку в iPod нужно было скачивать ее в интернете, а интернет в те года заполонили пиратские сервисы.

Пиратство в те дни довело всех до белого колена. Вокруг царил дикий запад. Звукозаписывающие компании судорожно искали способ защиты. И страдали не только они, люди скачивая бесплатную музыку сталкивались с вирусами и ужасным качеством.

Джобс понял, что лучший способ бороться с воровством — создать альтернативу. Потому что у 80% людей ворующих музыку просто не было выбора. И Джобс создал онлайн магазин музыки iTunes Store, и убедил ведущие звукозаписывающие компании разрешить продавать в нем музыку. И не целыми альбомами, а поштучно — отдельно песнями, каждая по 99 центов. Потому что обычно в альбомах только 2-3 трека нормальных, остальное унылое дерьмо.

iTunes

Контракты многих музыкантов запрещали продавать музыку по отдельности. Поэтому Джобсу пришлось лично уговаривать некоторых артистов. Когда Джобс показал Dr. Dre взаимодействие iPod и iTunes Store, тот воскликнул:

— «Чувак, ну наконец-то хоть кто-то это сделал!»

На момент открытия в 2003 году в магазине было 200 000 песен. За первые шесть дней продали аж целый миллион произведений.

Но многие люди не могли пользоваться iTunes Store, потому что магазин не работал на Windows. Никто и подумать не мог, что когда-то этот день настанет, но в 2003 Apple сделала версию iTunes для своего заклятого врага — Windows. Журналисты спросили Джобса, каково быть разработчиком программы для Windows? Джобс ответил:

«Это как передать стакан ледяной воды кому-нибудь в аду».

К 2004 году Apple заняла господствующее положение на рынке плееров. Если раньше, чтобы привлечь знаменитость к рекламе, нужно было отстегнуть ей астрономическую сумму, то теперь, музыканты сами мечтали появиться в рекламе iPod. Поскольку это гарантировало им ошеломительный успех. Например, напрочь всеми забытый Боб Дилан в своем клипе прорекламировал iPod и в первую же неделю занял первое место в чарте Billboard. iTunes мог кого угодно буквально катапультировать на пьедестал славы.

Устройство элитных

Продажи iPod поражали. В 2004 году продали 5 миллионов. В 2005 уже 20 миллионов. Но неожиданно по всему миру стали появляться телефоны с уже встроенным плеером. Это означало только одно — iPod скоро станет покойником. Видеокамеры уже начали продаваться хуже из-за этого. Джобс понял, что если не сделать телефон, то они останутся у пустого корыта.

Он заметил одну странность, в то время все телефоны на рынке были страшными как ободранные кирпичи. И пока в них разберешься мозг взорвется. Вся эта всепроникающая тупость вдохновила его создать по-настоящему удобный телефон. К тому же, как раз в то время, рынок телефонов рос не по дням, а по часам. Джобс понял, что если среди серого дерьма появится супер продукт, то у него будет такой же ошеломительный успех, как был с iPod.

В 2004 сотрудники Apple стали замечать, как их коллеги загадочным образом пропадают из офиса и больше никогда не появляются. Никто не мог объяснить куда они деваются. Таким образом Джобс вербовал людей для секретной лаборатории по созданию эпичного устройства. Инженеры считали себя элитными и почти не выходили из лаборатории: они ели, принимали душ, ночевали, отмечали праздники и работали в одном месте.

В то время сенсорные экраны уже появились, но все они работали со стилусом. Джобс считал, что если ты предлагаешь стилус, то ты покойник, поэтому его элитные инженеры создали сенсор без стилуса. В результате на экране можно было взмахом пальца двигать картинку. В то время это казалось волшебством.

Кнопки клавиатуры забирали много пространства экрана, поэтому элитные инженеры сделали кнопки виртуальными, которые появляются только тогда, когда они нужны. В итоге экран занял все место до самых краев, корпус имел лишь тонкий ободок по краям. В результате получился iPhone, который объединял в себе три устройства: плеер, компьютер и телефон.

Первый iPhone

Когда в 2007 году iPhone поступил в продажу, конкуренты считали, что он слишком дорогой, за свои 500 долларов. Деловые люди не будут пользоваться телефоном без клавиатуры, думали они. Но к концу 2010 года Apple продала 90 миллионов iPhone, компания урвала больше половины прибыли мирового рынка сотовых телефонов. Фанаты называли iPhone «Телефоном Иисуса». Теперь, благодаря этому универсальному устройству, бюджет Apple больше даже чем у министерства финансов США

Игла в заезженной пластинке

5 октября 2011 года, на следующий день после презентации iPhone 4S Стив Джобс умер. Ему было 56. Неслыханный траур окутал всю планету. Все магазины превратились в храмы.

Когда Джобс обнаружил опухоль поджелудочной железы, он долгое время лечил ее черт знает чем — всякими травами и корешками. Поэтому раковая опухоль успела распространился на другие органы, и врачи оказались бессильны.

Нечасто встретишь сорокалетнего инноватора, но у Джобса дела пошли в гору как раз тогда, когда ему исполнилось сорок лет. Джобс доказал, что и после сорока человек может оставаться вдохновленным. Он всегда недоумевал над тем, почему те, кому за 30, начинают мыслить узкими шаблонами и перестают следить за прогрессом. Люди словно игла в заезженной пластинке, застревают в этих шаблонах, а потом и вовсе не могут от них освободиться и прокисают. Крайне редко, когда человек не теряет интереса к жизни и до самой смерти сохраняет детскую любознательность.

Джобс прославлял безумцев и бунтарей, всех тех, кто думают иначе, нестандартно. Маркетинг Джобса каким-то образом заставлял людей поверить в то, что они свободные, творческие, прогрессивные бунтари, только потому что используют Apple. В таком позиционировании бренда Джобс вдохновлялся подходом компании Nike, которая первая придумала расхваливать не сам продукт, а тех, кто им пользуется. История Nike.

Текст может показаться необычным, потому что изначально это была речь для видео на YouTube. История подготовлена на основе книги: Уолтера Айзексона «Стив Джобс» и Джеффри Янга «iКона. Стив Джобс»

Хиппи изобретатели — Афиша Daily

Основатель самой успешной IT-компании в мире, Нобелевский лауреат и создатель ветрогенератора — все эти люди когда-то носили длинные волосы, слушали рок-н-ролл и жили в трейлерах. «Афиша Daily» совместно с TBRG Open собрала команду самых известных хиппи-изобретателей.

партнерский материал

партнерский материал

Стив Джобс

Основатель компании Apple

© Tom Munnecke / GettyImages.ru

Стиву Джобсу было скучно учиться в школе. Наконец-то распрощавшись с ней, он несмотря на протесты родителей ушел из дома и поселился со своей подружкой Крисэнн Бреннан в хижине в горах над Лос-Альтесом. Уже в колледже Джобс увлекся духовными практиками, дзен-буддизмом, стал убежденным вегетарианцем и стал жить жизнью настоящего хиппи. После отчисления из колледжа ему приходилось ютиться на полу в общежитии у друзей, собирать банки от колы и посещать храм кришнаитов, чтобы бесплатно там поесть. В 1974 году Джобс начинает работать в компании Atari, специализировавшейся на производстве видеоигр. В середине того же года он в поисках просветления отправляется в семимесячное путешествие по Индии. По возвращении оттуда Джобс станет выращивать яблоки в общине All One Farm в Орегоне, что и предопределило название его будущей компании. В то же время он начал увлекаться психоделиками и назвал их «одной из двух или трех самых важных вещей, совершенных в жизни». В 1975 году вместе со Стивом Возняком он решает создать собственную компанию, для чего ему пришлось пожертвовать самым главным атрибутом хиппи — микроавтобусом Volkswagen T1. Жертва оказалась оправданной — вскоре миру явился компьютер Apple 2. Именно ему компания обязана своим первым масштабным успехом.

Кэри Муллис

Нобелевский лауреат по химии

The Washington Post назвал Кэри Муллиса самым странным обладателем Нобелевской премии по химии. И так оно и есть. На обложке своей автобиографии ученый изображен с голым торсом и с доской для серфинга под мышкой. К слову, Муллис узнал о том, что получил престижную награду, как раз в момент, когда ловил очередную океанскую волну. Идея же полимеразной цепной реакции — метода молекулярной биологии, позволяющего более точно установить связи между конкретными элементами ДНК, — пришла к нему, когда он был за рулем машины. Метод, открытый Муллисом, сегодня используется во всем мире для определения «генетических отпечатков пальцев», установления отцовства и диагностики генетических заболеваний.

Как и многие шестидесятники, Муллис экспериментировал с психоактивными веществами и даже признавался, что вряд ли смог бы совершить такое открытие без них. Некоторые свои книги он также пишет под действием психоделиков. Научные доклады Муллиса значительно отличаются от того, как выступают его коллеги: в качестве иллюстраций к своим презентациям Муллис использует фото обнаженных женщин, а однажды он просто сфальсифицировал данные, чтобы результаты исследований были более убедительными.

Ричард Столлман

Основатель движения свободного ПО

© Pacific Press / Gettyimages.ru

Операционную систему GNU, разработанную проектом Столлмана, часто называют The Hippie OS, а самого Столлмана — компьютерным хиппи. Свою UNIX-подобную операционную систему он разработал в 1983 году. На сегодня выросшей из нее свободной и открытой системой GNU/Linux оснащены 97% современных суперкомпьютеров и более 60% серверов на планете. Помимо борьбы за свободное ПО и предложения полностью отказаться от мобильных телефонов он пишет музыку в стиле филк — что-то вроде фантастического фолка из сайфая. Его внешний вид — длинные волосы, густая борода и рубашки с геометрическими узорами — также свидетельствует о субкультурном прошлом. В последнее время Столлман проживает в Кембридже, но своего дома у него нет. Как и положено настоящему философу и евангелисту, он колесит по свету с лекциями, посещает всевозможные конференции, форумы.

Ричард Фейнман

Нобелевский лауреат по физике, один из создателей атомной бомбы

Гениальный физик, стоявший у истоков создания атомной бомбы, в 50-е много времени проводит в кругах битников, весьма осторожно экспериментируя с психоактивными веществами. Он пытался искать вдохновение в галлюцинациях, но он «не собирался разрушать такую приятную машину, как голова». Кроме того, он пытался улучшить свою способность к мышлению с помощью медитации в камере сенсорной депривации. Позднее Фейнман полностью отказался от наркотиков и алкоголя, заметив первые признаки зависимости. Легендарный физик, как настоящий хиппи, любил путешествовать на своем вэне Dodge Tradesman. На кузове автомобиля красовались знаменитые диаграммы Фейнмана, с помощью которых ученый наглядно описывал взаимодействия в квантовой теории поля, объясняя превращение элементарных частиц.

Уитфилд Диффи

Основатель системы шифрования с открытым ключом

Криптограф Уитфилд Диффи ассоциируется с хиппи благодаря своему внешнему виду — длинным волосам и бороде, — хотя математика и компьютеры интересовали его больше, чем наркотики, трейлеры и музыкальные фестивали. Тем не менее Уитфилда можно считать одним из первых шифропанков, убежденных в том, что персональная информация — неприкосновенна и должна быть защищена. Он является ярым противником попыток правительства вмешаться в частную жизнь и ограничить использование криптографии для защиты персональных данных, не раз выступал в Сенате США, защищая свою позицию. Система шифрования с открытым ключом, разработанная Уитфилдом, легла в основу криптографических протоколов, обеспечивающих надежную и безопасную передачу информации по сети интернет. Например, популярный протокол HTTPS — как раз и есть современный вариант системы шифрования от Диффи. На сегодняшний день более 10% сайтов (включая «Афишу Daily») использует протокол HTTPS по умолчанию. Такой тип шифрования значительно затрудняет злоумышленнику поиск паролей и другой личной информации.

Дейл Винс

Основатель Ecotricity

Сейчас Дейл Винс владеет крупнейшей энергетической компанией в Великобритании, специализирующейся на ветряной энергетике. В молодости же Дейл вряд ли мог представить себя в роли бизнесмена: в 15 лет он ушел из школы и практически до 30 вел кочевой образ жизни, перемещаясь между музыкальными фестивалями и общинами хиппи. В 1991 году он впервые увидел ветряные электростанции, а через пять лет построил свой первый ветрогенератор. На сегодняшний день производственная мощность компании Дейла составляет 70 мегаватт, что делает ее лидером в сфере предоставления возобновляемой энергии в Великобритании. За вклад в энергетику страны в 2004 году Дейл Винс удостоен ордена Британской империи. В 2010 году Винс приобрел футбольный клуб Forest Green Rovers и за пять лет превратил его в полностью вегетарианский — заставил игроков и весь персонал отказаться от мяса, а также продавать мясные продукты на арене. Домашний стадион клуба, кстати, полностью питается возобновляемой энергией.

Кип Торн

Один из главных современных экспертов по общей теории относительности

Главный хиппи современной физики в прошлом носил длинные волосы. Когда он приезжал в 80-х в Советский Союз на научные конференции, то его с его внешним видом даже отказывались пускать в московские рестораны. В то же время Торн жил в Лос-Анджелесе и вел достаточно разгульный образ жизни — заводил короткие романы и редко ночевал дома — на протяжении девяти лет. Впрочем, разгульный образ жизни не помешал ученому стать одним из главных физиков в области общей теории относительности современности. В 1973 году совместно с Джоном Уиллером и Чарлзом Мизнером он написал книгу «Гравитация», ставшую настольной для всех физиков в мире. На сегодняшний день Торн считается одним из главных специалистов по гравитации.

Приёмный сын, хиппи и миллионер в 23 года. Откуда взялся Стив Джобс? | Журнал не о платьях

Слово «провидец» много лет сопровождало Стива Джобса – основателя компании Apple. Харизматичный революционер Стив Джобс жил под лозунгом «Думай иначе!» и стал одним из тех избранных, кто меняет мир, в котором мы живем.

Приемный сын

Стив Джобс появился на свет 24 февраля 1954 года в Сан‑Франциско. Через несколько недель родители отдали его на усыновление – они не состояли в браке, а в середине пятидесятых незаконнорожденный ребенок считался позором и мог сильно осложнить карьеру. Биологическая мать Стива – Джоан Симпсон – тогда училась в аспирантуре. Отцом был Абдулфаттах Джандали, эмигрант из Сирии, аспирант, а позднее – профессор политологии в университете Сан-Франциско.

Джоан очень хотела, чтобы ее ребенок получил высшее образование. Приемным родителям Стива — Полу и Кларе Джобс – пришлось дать ей необходимые заверения в том, что они обязательно отдадут мальчика в колледж. Клара работала в бухгалтерской конторе, а Пол был механиком. Несмотря на отсутствие биологического родства, Стив всегда протестовал, когда Пола и Клару называли его приемными родителями – для него они были родными людьми.

Стив был гиперактивным, любознательным ребенком и частенько попадал в неприятности. Один раз он угодил в больницу, после того как решил попробовать на вкус ядовитую жидкость. Не избежал он и классического для тех времен инцидента — засунул шпильку для волос в розетку. К счастью, последствием был только ожог.

Подростком Стив обожал гонять на мотоцикле и часами сидел у телевизора. В школе учеба шла неровно – он не считал нужным делать домашние задания, которые были ему неинтересны. За плохое поведение и неуспеваемость его несколько раз исключали из школы. Одна из учительниц смогла добиться выполнения домашних заданий только подкупом – за каждый блок заданий она платила Стиву пять долларов.

Но если уж ему что-то нравилось, он просто преображался. В десять лет воображение Стива захватила электроника. В то время его семья переехала в калифорнийский город Лос-Альтос. Стив не пользовался популярностью у сверстников и почти все свободное время проводил в гаражных мастерских с соседями, среди которых было много инженеров-электротехников. По воспоминаниям соседей, Стив уже тогда проявлял недюжинную изобретательность и смекалку в том, что касалось электронных устройств.

ЛСД, восток и синий ящик

В новой школе Стив подружился с Биллом Фернандесом, который познакомил его с местным знатоком электроники – студентом Стивом Возняком. К тому времени Возняк уже создал свое первое устройство, отдаленно напоминающее компьютер, чем сразу же завоевал расположение Стива. Несмотря на пятилетнюю разницу в возрасте, парни быстро подружились, поскольку оба были помешаны на электронике.

Возняк продолжал совершенствовать свой компьютер, а Джобс уже тогда проявлял недюжинную хватку – когда ему понадобились детали для какого-то устройства, он недолго думая позвонил Билу Хьюлетту, руководителю компании Hewlett-Packard. «Билл оказался приятным человеком, — вспоминал Стив. – Несмотря на то, что он меня совсем не знал, он дал мне некоторые комплектующие и пригласил летом поработать на конвейере по сборке частотометров».

В 16 лет Стив отрастил волосы до плеч и устроился на работу в магазин электротехнических деталей. На пару с Возняком они сконструировали «синий ящик» – хитроумное устройство, позволявшее обманывать системы телефонных компаний и бесплатно звонить в любую точку мира. Предприимчивый Стив тут же наладил продажу – несмотря на назначенную цену в 150 долларов, студенты расхватывали «синие ящики» как горячие пирожки.

В старших классах Стив начал задумываться о своем предназначении и смысле жизни. Ему понравилось зарабатывать деньги на электронике, и он искал пути расширения этих возможностей. В духовном плане на него произвели большое впечатление движение хиппи и восточная философия.

Стив в 60-е. Источник фото: trendy-u.com

Стив в 60-е. Источник фото: trendy-u.com

Он курил марихуану, употреблял ЛСД. Но хиппи отличались умиротворенностью и пассивностью, Стив же был деятелен и беспокоен. Он поступил в престижный колледж Рид, но вскоре забросил учебу, вернулся к родителям и устроился на работу в компанию Atari. По словам тогдашнего главного инженера компании Эла Ортона, в этом патлатом хиппи, бросившем колледж, чувствовалась какая-то искра, внутренняя сила и умение добиваться поставленных целей.

Стив убедил руководство в том, что ему просто необходимо съездить в Индию – в те годы он серьезно увлекся восточным мистицизмом. Ортону пришлось придумать ему задание, и Стив отправился в путь. В Индии он впервые увидел, что такое настоящая нищета. Он раздал все, что у него было, нацепил набедренную повязку и посетил Гималаи. Это паломничество сильно изменило представления Джобса о жизни, однако встречи с индийскими гуру не дали ему исчерпывающего ответа на занимавшие его вопросы. Его по-прежнему снедали амбиции, и он решил вернуться к электронике.

Рождение яблока

И Джобса, и Возняка помимо интереса к компьютерам объединяла готовность сделать что-то неведомое ранее, невероятное, невыполнимое. В середине 1970-х Возняк занялся разработкой печатных плат для вывода изображений на цветной экран. Джобс, продолжавший работать в Atari, увидел в этом возможность развернуть собственный бизнес. Компании придумали название — Apple Computer. Стиву всегда нравился этот фрукт. Чтобы собрать начальный капитал в тысячу долларов, Возняк продал свой электронный калькулятор, а Стив – «фольксваген».

Со Стивом Возняком, 80-е годы. Источник фото: naked-science.ru

Со Стивом Возняком, 80-е годы. Источник фото: naked-science.ru

Первый компьютер был назван Apple I – молодые бизнесмены давали понять, что это только начало. Стив разъезжал по Силиконовой долине в поисках заказов, и в первый год компании удалось выпустить и продать 150 компьютеров и получить доход в 100 тысяч долларов. Одна из самых успешных компаний мира отправилась в свое долгое и бурное плавание.

За свою карьеру Стив Джобс получил немало нареканий за агрессивный стиль руководства. Однако же его отличал сверхъестественный энтузиазм, страстность проповедника, несущего слово Божье, стремление к совершенству, фанатичная приверженность делу и потрясающая способность находить нужных людей в нужный момент. Им с Возняком не хватало навыков маркетинга – и Джобс сумел убедить специалиста раскрученной компании Intel Майка Маркуллу в том, что ему просто необходимо сотрудничать с ними.

Маркулла, уже тогда предвидевший, насколько изменится мир с появлением настоящего компьютера, работающего на микропроцессоре, был впечатлен. Он составил бизнес-план для Apple и стал ее совладельцем. На выставке электронных устройств 1977 года Джобс представил миру Apple II – изящный персональный компьютер в пластмассовом корпусе, который вызвал восторг и компьютерных фанатов, и прессы.

Успехи Стива в бизнесе омрачали проблемы на личном фронте. Его тогдашняя подруга Крис-Энн Бреннан не могла смириться с тем, что работа для него всегда стоит на первом месте. Отношения раскалились до предела, когда Крис-Энн забеременела. Стив отказался признать свое отцовство, Крис-Энн закатывала безобразные скандалы, била посуду, крушила мебель. В конце концов Стив разорвал отношения. Крис-Энн родила дочь Лизу. Несмотря на отказ признать девочку своей дочерью, Стив назвал ее именем свой следующий компьютер.

С Крис-Энн, источник фото: yablyk.com

С Крис-Энн, источник фото: yablyk.com

В 23 года Стив Джобс стал миллионером. Он купил себе дом в Лос-Альтосе, у подножия гор Санта-Круз, и обставил его весьма аскетично – в доме практически не было мебели, и единственным предметом роскоши была картина известного художника-иллюстратора Максфилда Пэрриша. Через два года, когда Apple выставила свои акции на продажу на фондовой бирже, его состояние увеличилось до 200 миллионов долларов. Когда Стиву задали вопрос, как богатство повлияло на его жизнь, он ответил, что теперь он «вынужден всегда быть на виду».

Продолжение ЗДЕСЬ, подпишись на наш канал!

АЛЕКСАНДРА МИРОНЕНКО (с) «Лилит» * Фото вверху: losko.ru

«Apple платит мне 100 долларов в неделю» / Аналитика

С Джобсом нас свел мой друг и коллега Билл — мы с ним тогда вместе работали в гараже. «Ты должен познакомится со Стивом Джобсом. Он учится в нашей школе, и он многое знает об электронике. И тоже любит розыгрыши», — настаивал Билл. Потом пришел Стив. Мы говорили о самых забавных розыгрышах и шутках. Затем мы начали болтать о музыке. И тут я включил записи Дилана.

Мы со Стивом дружили не только на почве любви к инновациям и технике. Мы рыскали по магазинам Беркли в поисках пиратских записей Дилана. Мы были уверены, что песни Дилана важнее, чем песни The Beatles, потому что в них содержательные слова. Боб был серьезным исполнителем — он не пел легкие песни. Мы вместе стали ходить на концерты Дилана, бродили по магазинам в поисках пиратских записей и однажды нашли несколько брошюр с его интервью — потом мы встретились с парнем, который их написал, и он дал нам послушать несколько редких записей Боба. Блаженство.

Молодой Джобс был очень неприхотливым. Стив вел образ жизни типичного молодого хиппи, который не имеет ничего: у него практически не было денег. У меня всегда была работа, всегда были деньги. Но я восхищался всем, что я читал о хиппи, — ведь это были дни войны во Вьетнаме. Я перестал доверять власти, зато все внимательнее относился к философии хиппи Стива — мы с ним аплодировали протестующим студентам.

Я обожаю вспоминать эти славные времена контркультуры. Я был против войны, а Стив причислял себя к хиппи. У нас было гораздо больше общего, чем принято считать.

Всё получилось очень стремительно. Мы начинали с «синих коробок» — они позволяли бесплатно звонить куда угодно. Потом я сделал игру Pong, которую я увидел в боулинг-клубе. Да, я создал свой собственный Pong на 28 чипах. Стив увидел мою игру, побежал в Atari и показал ее там — тогда они наняли его. Меня не волновало, что они подумали, будто он принимал участие в разработке. Факт в другом — Джобса взяли работать, но в ночную смену, потому что он очень плохо ладил с людьми.

Поймите, я делал коробки совсем не для заработка и не для того, чтобы экономить деньги на телефонных звонках. Я просто хотел изучить работу «синей коробки». Я был настолько честным, что мы не пользовались коробочкой для международных звонков — только иногда разыгрывали по телефону.

Помню, как мы демонстрировали работу «синей коробки» в комнате общежития. Я позвонил в Италию, а потом попросил соединить с Римом, а затем с Ватиканом. Я сказал им, что я Генри Киссинджер (на тот момент — госсекретарь США) и звоню с саммита в Москве. В Италии было 5:30 утра. Они попросили меня перезвонить через час, и я действительно перезвонил. Трубку взял епископ, который сказал, что только что говорил с Генри Киссинджером.

У меня любят спрашивать про ту историю, когда Стив меня обманул (речь об игре BreakOut: Джобс назвал Возняку одну сумму, а сам получил в два раза больше.прим. ред.). Да, это правда, но для меня эта правда не имеет никакого значения. Самое главное — у меня была работа, а вот Стиву были нужны деньги; мы сделали BreakOut за четыре дня и четыре ночи, а кому-то пришлось бы потратить на нее несколько месяцев. Игра получилась очень продуманной и красивой — при минимальном количестве чипов она и вправду затягивала.

Джобс не влезал в мою работу. Я был таким классным передовым разработчиком, что никто даже не пытался вмешиваться.

Поначалу Стив поражал меня своей расчетливостью. Я был потрясен, когда он рассказал мне, как он купил что-то за 6 центов, а продал за 60 баксов. Он считал, что это нормально и правильно, а я так не думал и удивлялся: «Как ты мог так поступить?»

Я никогда не сдирал с людей деньги ни за что. И все же, когда мы открыли Apple, я усвоил хороший урок: для того чтобы развиваться, нужно получать хорошую прибыль, иначе ты просто потонешь.

Я никогда не хотел заниматься бизнесом. Для жизни у меня была идеальная работа в Hewlett-Packard. Каждую неделю я посещал клуб, а свои схемы Apple I я просто раздавал, а не продавал. Никаких авторских прав, ничего, только фраза: «Эй, ребята, вот дешевый способ сделать компьютер». Я демонстрировал его работу на телевизоре.

Стив был способен оскорблять людей и всегда наскакивал на них. А вот я был тихим. Я никогда не страдал синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ), в отличие от многих моих друзей из сферы технологии. Моя жизнь была спокойной, без больших взлетов и падений.

Майк Марккула — абсолютно идеальный наставник. Он избегал журналистов, не мечтал о славе и не мыслил только денежными категориями. Именно Майк разглядел гения в Джобсе, а затем объяснил ему его роль в Apple. Азарт, страсть, особое мышление — все это привлекало Марккулу, проводившего со Стивом часы напролет.

У нас со Стивом не было ровным счетом никакого опыта в бизнесе. Мы не обучались бизнесу. У нас даже не было сберегательных счетов, а я и вовсе платил за квартиру наличными.

Да, я был суперблестящим инженером. В Hewlett-Packard отклоняли мою идею создания персонального компьютера пять раз. Позже, когда они не могли налюбоваться на Apple II, они сказали, что это лучший продукт, который они когда-либо видели. Меня высоко ценили за мои инженерные умения, но я никогда не ставил деньги на первое место.

Стив разбирался в технологии достаточно хорошо, чтобы понять, что я был лучшим разработчиком в мире на тот момент. Джобс вникал в работу других компаний и понимал, что предпринимателю необходимо хорошо ориентироваться в том, что выпускает его фирма. Стив был очень технологичным бизнесменом, но никогда не был инженером. Он ни разу в жизни не разрабатывал аппаратные средства или программное обеспечение.

Я совсем не гожусь для управления компанией. Я всегда хотел быть хорошим парнем и со всеми дружить. Я придумал идею персонального компьютера, но я не хотел быть известным как человек, который изменил мир, — это случилось само собой. Я мечтал быть просто известным инженером, который соединял микросхемы очень эффективным способом и писал невероятный код.

Серьезно, вы переоцениваете меня. Думаете, я разрабатывал Apple II для компании? Нет, я делал его для себя, чтобы хвастаться.

Когда смотришь на все последние продукты Apple — iPhone, iPod, iPad или на компанию Pixar, то понимаешь — все, над чем работал Стив, было совершенным. В этом состояла его сущность — он был перфекционистом на все 100% и хотел того же от других. Поэтому Стив и был таким строгим и сурово контролировал качество.

Мы никогда не ссорились со Стивом Джобсом. Что-то похожее на разногласие произошло тогда, когда я ушел из компании в 1985 году и стал разрабатывать универсальный пульт ДУ: я обратился в компанию Frog Design, чтобы они создали дизайн. Как-то туда зашел Джобс и увидел, что они собирают устройство для меня. Тогда он схватил пульт и швырнул его о стену. Стив был в ярости. Люди из Frog рассказали мне об этом — получается, мы поссорились заочно. Никто и никогда не видел нас ссорившимися.

Самое верное замечание Стива — «Когда Apple делает дерьмо, Apple теряет деньги». Он хотел видеть все вещи выдающимися и эстетичными — именно поэтому у Apple моментально появились миллионы поклонников.

Джобс — самый деятельный человек в мире. Я чувствовал себя некомфортно рядом с ним даже во время ланча — его всегда переполняла энергия и энтузиазм.

Джобс никогда не признал бы этого, но он был страшно доволен тем, что имел. Он добился в сто раз больше того, о чем он мечтал. Он умер счастливым состоявшимся человеком.

Сразу после смерти Стива я не хотел говорить о нем в интервью. Я боялся, что Стив был бы против.

Я невероятно благодарен Стиву Джобсу за это приключение.

Сейчас я получаю от Apple 200 долларов каждые две недели. Крошечная зарплата, не правда ли?

Подходят ли ко мне люди на улице? Нет, они вежливые. Вот официанты всегда хотят поговорить. Обычно они подходят ко мне, когда я выхожу из ресторана. Каждый хочет выразить свои эмоции, глубокие чувства. А я не хочу находиться в центре внимания. Правда, мой телефон постоянно звонит, да и на все электронные письма я привык отвечать.

Я всегда хотел быть и оставаться молодым человеком. Развлекаться всю жизнь, а когда наступит время умирать — умереть счастливым.

Давно мечтаю научиться танцевать. Однажды купил своей жене обувь для танцев, но мы не танцевали ни разу — всему виной мое расписание, в которое я не могу вклинить танцы. Увы, это невозможно из-за моих разъездов. Но я по-прежнему люблю наблюдать за танцами — даже участвовал в «Танцах со звездами», но не показал всего, на что способен, — помешала травма лодыжки.

Стив был более серьезным и дисциплинированным человеком. Я до сих пор молодой и недисциплинированный. Я люблю хорошо повеселиться.

Мне правда нравится плиточный интерфейс Windows Phone. Я был в шоке — никогда не видел ничего более прекрасного на других платформах. Nokia Lumia? О боже, это не телефон, а настоящий друг.

Мне не нужен iPad — на нем нельзя писать программы.

Когда вышел iPad Air, я сказал жене, чтобы она не покупала его для меня. Почему не сделать 256 Гбайт дискового пространства, чтобы можно было записать все сезоны «Теории большого взрыва»? Нет, мне определенно мало имеющегося объема памяти. Кстати, MacBook Air я пользуюсь с удовольствием.

Первый же Apple iPhone стал шедевром. Я никогда не представлял, что компьютер может быть таким маленьким и таким мощным.

Через десять лет компьютеры будут визуальными, реалистичными и более интерактивными — что-то вроде Siri для iPhone. Думаю, это произойдет даже раньше — возможно, в ближайшие пять лет.

Когда мы пошли в школу, нам было любопытно заглянуть в разные кабинеты. А нас туда не пускали. И говорили: «Ты давай, как все, не высовывайся. Раз нельзя всем, то и тебе, значит, тоже». Как и остальным учащимся, нам задавали определенное количество абзацев и параграфов. Мы должны были их выучить и, как попугаи, отвечать. На массу вопросов всегда имелся только один правильный ответ. Но простите, это ведь не ваш личный ответ!

У меня вообще душевная склонность к России. И я действительно верю в дружбу между народами. К сожалению, ущерб этой дружбе в свое время был нанесен политиками и пропагандой. Но я верю в то, что россияне в будущем станут серьезной творческой силой.

Сингапур — все чистенько, каждый житель высокообразован и богат. Но никакого творческого духа. Где же великие писатели, художники, музыканты, изобретатели? А в других странах я вижу массу таких людей. Хочу заметить, что нигде еще не видел столько творческих характеров, как в Москве.

Моя нынешняя профессия? Вдохновлять молодежь.

Есть только один способ изменить мир. Нужно мыслить, не ограничивая себя стереотипами, которые засели в голове у большинства.

Никогда не стоит колебаться. Вам попадутся люди, которые мыслят только категориями черного и белого. Большинство людей видит мир таким, каким его видят СМИ или их друзья, и они считают, что существует два мнения: их собственное и неправильное. Нельзя отталкиваться от мнения таких людей: живите в мире полутонов, забудьте о толпе — и у вас получится все изменить.

Никогда не доверяйте компьютеру, который вы не можете выбросить в окно.

Безумцы, которые хотят изменить мир, в итоге его меняют.

Источники: выступление в Ратгерском университете, интервью Wired, «Российской Газете», Wirtschafts Woche, выступления Стива Возняка на телевидении.

Если Вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.

Стив Джобс | Идеономика – Умные о главном

Стив Джобс — американский предприниматель, соучредитель и руководитель компании Apple, учредитель NeXT и Pixar. Скончался в 2011 году от рака поджелудочной железы.

Джобс вырос в приемной семье, его отец Пол Джобс был автомехаником, а мать Клара — бухгалтером. После нескольких переездов Джобсы поселились в Лос-Альтос — городке, который расположен в нынешней Кремниевой долине. По сосесдству с Джобсами жил инженер Hewlett-Packard Ларри Лэнг, который привел Стива в научно-исследовательский клуб компании. Там будущий новатор впервые увидел компьютер, а спустя некоторое время его взяли в компанию на работу на лето. В школьные годы Джобс познакомился с будущим партнером Стивом Возняком, который также увлекался компьютерами.

По окончанию школы Стив, который рос бунтарем, поступил в Рид-колледж — один из самых дорогих университетов США, но бросил обучение через полгода, так как ему было не интересно, и он не видел смысла тратить деньги родителей, которые они копили всю жизнь. По договоренности с администрацией колледжа некоторое время после отчисления он бесплатно посещал те занятия, которые ему нравились. В том числе курсы каллиграфии.

«Я узнал о рубленых шрифтах и шрифтах с засечками, об изменении расстояния между разными сочетаниями букв, о том, благодаря чему прекрасная типографика становится такой прекрасной. Это знание было красивым, историчным, тонким — наука не способна уловить эту тонкость, — и меня оно пленило, — рассказывал Джобс в 2005 году, выступая перед выпускниками Стэнфорда. — Если бы я не записался на тот курс, на «Маке» не было бы разнообразия шрифтов или пропорциональных шрифтов. А поскольку Windows просто копировала Mac, вероятно, их не было бы ни на одном персональном компьютере».

В 1974 году Джобс устроился на работу в компанию Atari, которая занималась производством видеоигр. С этим периодом связана одна показательная история. Компания объявила конкурс для сотрудников, пообещав солидную премию тому, кто сможет создать схему игры с минимальным количеством чипов. Джобс, который не слишком хорошо разбирался в электронных схемах, попросил Возняка решить эту задачу. Тот успешно справился, придумав схему с 46 чипами — минимум на 50 меньше, чем в предыдущих схемах. За эту работу Джобс получил премию в $5 тысяч, однако своему товарищу сказал, что Atari заплатила ему лишь $700, и отдал ему ровно половину этой суммы. Впрочем, когда спустя годы правда открылась, Возняк отнесся к этому философски. Он заявил, что с радостью отдал бы свою часть Джобсу, если бы тот признался, что у него проблемы с деньгами.

В 1975 году Возняк привел Джобса в компьютерный клуб, где энтузиасты занимались созданием компьютеров своими руками. У Возняка было много различных идей, которыми он делился с членами клуба абсолютно безвозмездно. Джобс же увидел в изобретениях Возняка комерческий потенциал, и убедил товарища открыть собственное предприятие. Так появилось партнерство Apple. Необычное название предложил Джобс, незадолго до этого побывавший на яблочной ферме. Кроме того, по его словам, оно позволяло компании в алфавитном справочнике быть выше Atari.

Первый компьютер Apple Возняк и Джобс собирали в гараже родительского дома Джобса в Лос-Альтос. На производство Apple II, существенно доработанного и с новым, привлекательным дизайном у Джобса и Возняка не хватало средств, и им пришлось долго искать того, кто согласится профинансировать все предприятие в обмен на акции компании.

Джобс, который в то время вел образ жизни хиппи, ходил босиком и редко мылся, своим видом отпугивал потенциальных инвесторов. Только основатель одной из первых венчурных компаний Sequoia Capital Дон Валентайн сумел разглядеть за неформальным внешним видом Джобса гениальную идею.

В 1977 году партнерство Apple было преобразовано в корпорацию, в совет директоров вошел представитель Валентайна Майк Марккула, а возглавил ее Майк Скотт.

Между Скоттом и Джобсом возникла взаимная неприязнь. Джобс не мог смириться с тем, что его отстранили от власти в созданной им же компании, и устраивал множественные скандалы по пустяковым поводам.

Он со скандалом был отлучен от проекта разработки компьютера Apple Lisa, который сам же придумал, но с не меньшим рвением взялся за работу над Macintosh — стараясь во всем превзойти Lisa. По сути он создал раскол внутри компании, объявив свою команду «шайкой пиратов» и даже водрузив на здании компании черный пиратский флаг. В 1983 году Скотт был уволен с поста президента, но доверить руководство компанией Джобсу совет директоров все-таки не решался. Тогда Джобс переманил из PepsiCo Джона Скалли, считая, что сможет найти с ним общий язык. Это было ошибкой: именно с приходом Скалли Джобс был окончательно изгнан из Apple.

«Тогда я этого не понимал, но оказалось, что увольнение из Apple – лучшее, что могло случиться со мной. Бремя успешного человека сменилось легкостью, присущей тем, кто начинает с нуля; я был куда меньше уверен во всем. Это событие освободило меня и позволило начать один из самых творческих периодов в моей жизни, — рассказывал Джобс. — В следующие пять лет я создал компанию NeXT, еще одну компанию — Pixar, и влюбился в замечательную женщину, которая стала моей женой. Pixar сняла первый в истории компьютерный анимационный фильм, «История игрушек», и теперь это самая успешная анимационная студия в мире. Затем произошло необычайное: Apple купила NeXT, я вернулся в Apple, и технология, которую мы разработали в NeXT, легла в основу нынешнего возрождения Apple. А у нас с Лорен чудесная семья».

Джобс вернулся в Apple в 1997 году, заняв пост генерального директора и возродив свою бывшую компанию, находившуюся на грани банкротства. Работая в тесном контакте с дизайнером Джони Айвом он придумал и выпустил культовые продукты, изменившие мир: iMac, iTunes, iTunes Store, Apple Store, iPod, App Store, iPad и, конечно, iPhone.

О Стиве Джобсе ходят легенды. Кто-то называет его величайшим бизнесменом и лучшим СЕО его поколения, другие считают это большим преувеличением и подсчитывают количество его провальных решений. Кто-то рассказывает, что Джобс был отменным хамом и «мог орать на людей по полчаса не переставая, пролезал без очереди к кассе перед своими сотрудниками в обеденный перерыв, поносил работников гостиниц и ресторанов, парковался на местах для инвалидов, а своим сотрудникам любил объяснять, насколько они облажались». Люди, знавшие Джобса близко, уверяют: он сильно изменился с течением времени. 

«Я работал со Стивом больше четверти века — думаю, больше, чем кто-либо еще, — рассказывает президент Pixar Эд Кэтмелл. — И я видел изгибы его жизни, которые не согласуются с однобокими портретами безжалостного перфекциониста, которые я вижу в журналах, газетах и даже в его собственной биографии. Неумолимый Стив — хамский, блестящий, но эмоционально безучастный парень, каким он был, когда мы познакомились, — стал другим человеком за последние два десятилетия своей жизни».

В 2003 году у Джобса был обнаружен рак поджелудочной железы. Он перенес операцию, проходил поддерживающее лечение. Летом 2011 года Джобс подал в отставку с поста генерального директора, рекомендовав вместо себя многолетнего соратника Тима Кука.

«Конечно, мы уже говорили до этого о том, что я могу быть преемником, я не первый раз об этом слышал. Но этот разговор случился в тот период, когда мне казалось, что Стив чувствует себя лучше, и я думаю, он тоже так считал. Так что в этом смысле я был слегка удивлен. Я переспросил: «Ты уверен?» Он сказал: «Да». А я опять: «Ты уверен?» И он сказал: «Да. Больше не спрашивай», — вспоминает Кук о непростом разговоре с основателем Apple.

Джобс умер через 2 месяца — 5 октября 2011 года.

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Стив Джобс: хиппи-миллиардер, человек века — 24 Февраля 2012

Стив Джобс: хиппи-миллиардер, человек века 


Мы ни за что не выживем, если слегка не сойдем  с ума. 
(Стивен Пол Джобс)
Совсем немного времени прошло с той минуты, как в октябре прошлого года мы потеряли великого человека, действительно изменившего мир. Немало уже было сказано, но недавно вышедший фильм  BBC «Steve Jobs: Billion Dollar Hippy» («Стив Джобс: хиппи-миллиардер») содержит новый взгляд на жизненный путь человека, подарившего пользователям iPode и iPhone.

Несомненно талантливый инженер, маркетолог и предприниматель, Стив Джобс всегда оставался дерзким бунтарем, хиппи в душе. Как иначе объяснить фантастическую популярность в среде молодежи его изобретений? Этот человек не искал легких путей, всегда шел собственной дорогой, в итоге приведшей его к всемирной славе.

В чем же секрет притягательность личности Джобса? Пожалуй, единственно верного ответа не существует. Но с уверенностью можно сказать, что рецепт поразительного успеха Стива – несомненная гениальность, упорство, везение, свободомыслие, свобода от стереотипов, немного наглости и чуть-чуть сумасшествия хиппи. Да-да, ведь, как известно, основатель Apple без стыда признавал, что употребляет легкие наркотики с целью расширении сознания; искал духовного просветления, был вегетарианцем, исповедовал дзен-буддизм и в возрасте 24 лет совершил паломничество в Индию, подобно хиппи. Позже, в одном из интервью он скажет: «Несомненно, принятие ЛСД было одним из самых важных событий в моей жизни».

Джобс связал Macintosh с известной рекламой 1984-го года, сравнивающей IBM с «Большим Братом», а Apple представляющей как часть мятежа. Родившийся в Сан-Франциско столица хиппи, «колыбели» движения хиппи, Стивен вырос в бурные шестидесятые. Это не могло не наложить отпечаток на склад характера: молодой человек бросает колледж, отучившись всего семестр. Однако, не имея жилья, еще около года он ночует по общежитским комнатам друзей.


«Визитной карточкой» Стива Джобса был его чрезвычайно простой, даже скромный внешний вид. Джинсы, кроссовки, неизменная черная водолазка – ну чем не хиппи среди серьезных бизнесменов? Подобное направление приняли и его научные изыскания: Джобс был первым, взявшим курс на доступность и дешевизну персонального компьютера. Ему же принадлежит идея апгрейда вместо покупки новой модели. Трудно поверить, но вначале мало кто поддерживал эту идею, принявшую позже массовый характер. Стиву мы обязаны и компьютерной мышью, без которой сложно сегодня представить работу за ПК.

Кто сейчас может представить жизнь без таких милых штук как ноутбуки нетбуки и другые игрушки облегчающих нашу жизнь, да это фантастика и эту фантастику подарил нам Стив Джобс простой хиппи который мечтал,  мы тоже можем мечтать, когда о хиппи говорят плохое нужно вспомнить Стива Джобса, зачем брать плохое, вечная помять тебе Стив.  

Вместо того, чтобы идти на поводу у спроса, Стив Джобс всегда предлагал нечто революционное, шокирующее современников, идеи хиппи, он также является автором множества активно цитируемых высказываний. Очень емко и кратко характеризует жизнь этого человека фраза:

«Ложиться спать вечером, думая: мы сделали нечто хорошее, – вот что важно для меня».

Кое-что о надкушенном яблоке. Стив Джобс

Кое-что о надкушенном яблоке

Возникновение персональных компьютеров не где-нибудь, а в Кремниевой долине обязано, во?первых, научной культуре: именно здесь множество ученых трудились на военные фирмы, возникшие как грибы после дождя по окончании Второй мировой войны, и занимались разработкой радиоэлектронного оборудования, а позднее и ЭВМ. Во-вторых, развивалась культура хиппи, выросших из поколения битников Сан-Франциско. Многие молодые американцы были не согласны с существующим положением вещей в стране, ширилось молодежное движение конца 1960-х против войны во Вьетнаме и американского образа жизни. Духовные практики – в первую очередь дзен-буддизм, йога, индуизм и кришнаизм – нашли многочисленных приверженцев среди вчерашних школьников.

«XXI век придумали хиппи с Западного побережья, которые, как Стив Джобс, ходили в сандалиях и курили траву. Они сумели взглянуть на мир иначе, – вспоминал Боно, лидер музыкальной группы U2. – Строгая иерархия, которая царит на Восточном побережье, в Англии, Германии и Японии, не поощряет инакомыслия. 1960-е гг. породили анархический склад ума, позволявший вообразить мир, которого нет» [1].

Сплав этих культур и привел в итоге к возникновению персонального компьютера в том виде, в котором мы теперь его используем. Стив Джобс оказался связующим звеном между контркультурой и технологиями, благодаря которому и произошел решающий прорыв в создании ПК. А на создание собственного компьютера Возняка и Джобса подвигло представление компьютера Altair, продававшегося в виде набора запчастей. Возняк и Джобс познакомились с ним в кружке «Домашний компьютерный клуб». И после этого Воз решил создать собственный ПК, состоящий из экрана, процессора и клавиатуры.

Каждый день после работы Воз занимался сборкой своего детища. Наконец все было готово. Она нажал несколько клавиш на клавиатуре, и на экране возникли буквы. Началась эра персональных компьютеров.

Джобс доставал Возу необходимые детали, а тот уже собирал их в нужную цепочку. Стив тут же решил, что они будут продавать компьютеры и на этом зарабатывать, хотя у его напарника имелись большие сомнения. Они решили основать собственную компанию, и, чтобы собрать нужные средства, Джобсу пришлось продать свой микроавтобус, а Возу – калькулятор HP 65.

Новой компании нужно было дать название. Однажды Возняк встречал Джобса в аэропорту, когда тот возвращался с фермы, где обрезал яблони. На обратном пути в Лос-Альтос друзья придумывали имя для своей фирмы. К утру нужно было принять окончательное решение: Джобс планировал оформлять документы. Наконец он предложил Apple Computer. «Я как раз сидел на яблочной диете, – объяснял он. – И только что вернулся с фермы. Название звучало энергично, забавно и не страшно» [1]. Apple – остроумно, оригинально и при этом привычно, по-домашнему. Одновременно как бы обращение к контркультуре, возвращение к природе – и прекрасно подходит американской компании. Джобс пригласил Рона Уэйна в качестве помощника, необходимого, в частности, и для того, чтобы уговорить Воза бросить HP, к чему Воз был совсем не готов. Он считал, что все чертежи, сделанные им в рабочее время, должны быть представлены HP, в то время как Джобс и Уэйн убеждали его, что разработки должны принадлежать новой компании Apple. В конце концов, Воз отнес чертежи в НР и показал их руководству компании. В НР решили, что они не будут работать над этим компьютером.

В 1976 г. Джобс, Возняк и Уэйн заключили соглашение о партнерстве и основали новую компанию. Надо сказать, что Уэйн вышел из состава трио почти сразу. Через некоторое время после основания Apple Джобс и Возняк выступили на заседании компьютерного клуба и представили образец нового компьютера, в котором все элементы должны быть встроены (раньше было не так, что и приводило к громадным размерам прежних ЭВМ), а управление осуществлялось с помощью клавиатуры. Их сообщение произвело впечатление только на одного человека – Пола Террелла, владельца нескольких компьютерных магазинов «Байт». Террелл и Джобс договорились, что Джобс с Возняком поставят Терреллу 50 компьютеров с полностью укомплектованными платами по 500 долл. за штуку. Детали они покупали в кредит, но игра стоила свеч.

Первые 50 компьютеров Apple I, которые через месяц, по истечении срока оплаты за купленные в кредит детали, нужно было доставить в «Байт», собирали в доме Джобсов в Лос-Альтосе. К работе привлекли всех, кого нашли: Джобса, Возняка, Дэниела Коттке, его бывшую девушку Элизабет Холмс и Патти, беременную сестру Джобса. Первую партию компьютеров купил магазин «Байт», остальные были распроданы друзьям и знакомым из «Домашнего компьютерного клуба». Apple I был представлен на Фестивале персональных компьютеров в Атлантик-Сити. Именно на этой выставке Джобс понял, что компьютер должен иметь привлекательный внешний вид и продаваться полностью укомплектованным, с монитором и клавиатурой. Настал черед Apple II.

В 1977 г. была зарегистрирована новая корпорация Apple Computer Co., выкупившая контрольный пакет акций товарищества, организованного Возом и Джобсом. В компанию вошел Майк Марккула, прежде работавший в Intel и прекрасно разбиравшийся в ценообразовании, системе сбыта, маркетинге и финансах. Марккула вложил в компанию 250?000 долл. в обмен на треть акций Apple. Также к сотрудничеству с Apple привлекли главного рекламщика Кремниевой долины Реджиса Маккенну. Команда Маккенны, а именно Роб Яноф предложил Джобсу логотип компании – надкусанное яблоко, ныне известное всему миру. Презентация Apple II состоялась на первой Компьютерной выставке Западного побережья, проходившей в 1977 г. в Сан-Франциско. За 5000 долл. Джобс арендовал место для презентации в самом центре зала.

Стенд компании отличался строгостью и непривычным в те времена дизайном – черный бархат и задник из плексигласа с новым логотипом. Рекламный ход оправдал себя. Уже на выставке компания получила заказ на 300 компьютеров. Теперь Apple стала настоящей компанией, и Джобс оказался во главе ее. В 22 года руководство стало для него непосильной ношей. Он был вспыльчив, груб и деспотичен. Личная гигиена по-прежнему не интересовала его, так как он был глубоко убежден, что употребление в пищу в течение нескольких лет только фруктов и овощей делает его организм чистым. Кроме того, Джобс любил все контролировать и не признавал авторитетов. Компании как воздух был необходим человек, способный ему противостоять. Так появился 32-летний Майк Скотт, которого Марккула пригласил на должность директора компании в 1977 г.

Apple II просуществовал на рынке 16 лет. Всего было продано около 6 млн компьютеров. С этой модели началось распространение ПК по всему миру. Возняк разработал монтажные платы и системное программное обеспечение совершенно нового типа, а Джобс придумал, как грамотно организовать продажу и выпуск. По словам Реджиса Маккенны, «Воз создал величайший компьютер, но, если бы не Стив Джобс, его изобретение по сей день пылилось бы на полках магазинов для любителей техники» [1].

Если с бизнесом у Джобса все обстояло удачно, то с личной жизнью, увы, совсем нет. Его бывшая подружка Крисэнн Бреннан то уходила от него, то возвращалась, затем у нее завязался роман с другом Стива Грегом Кэлхуном. Что ж, таковы реалии Америки 1970-х гг., эпохи сексуальной революции. Летом 1977 г. Джобс с Коттке за 600 долл. сняли дом в пригороде Купертино. Вместе с ними поселилась и Бреннан. Через некоторое время она забеременела. Джобсу не захотелось разбираться с этой проблемой, и он сделал вид, что это его не касается. К женитьбе он не стремился, ибо прекрасно понимал, что они с Крисэнн очень быстро расстанутся.

В мае 1978 г. на ферме Роберта Фридланда Бреннан родила девочку. Стив приехал туда, чтобы дать имя дочери, и это странно, если учитывать, что впоследствии он всех старался убедить, будто не он отец ребенка. Однако в тот период у Крисэнн были отношения только с ним. Девочку назвали Лиза Николь Бреннан. Некоторое время Крисэнн с Лизой жили на социальное пособие, потом власти округа Сан-Матео подали против Джобса иск, чтобы заставить его содержать ребенка. Анализ ДНК установил отцовство Джобса. После этого суд обязал его признать девочку и оплачивать ее содержание.

После выхода Apple II продажи компании выросли с 2500 долл. в 1977 г. до 210 тыс. долл. в 1981 г. Но Джобсу этого было мало. Он хотел войти в историю не только как талантливый менеджер и бизнесмен, но и как изобретатель. Сперва он предпринял попытку разработать Apple III, но его появление в 1980 г. обернулось провалом. Поэтому Джобс решил создать совершенно новый компьютер и назвать его Lisa. Все прекрасно поняли, о чем идет речь: Стив назвал компьютер именем дочери. К этой разработке Джобс привлек программиста Билла Аткинсона, написавшего для Apple II версию паскаля, высококачественного языка программирования.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Стив Джобс и другие грязные хиппи: Дорога к успеху не всегда прямая.

Возможно, вы недавно читали о Джо Териене, участнике протеста «Захвати Уолл-Стрит», который бросил прекрасную преподавательскую работу, получил степень магистра в области кукольного , накопил 35 000 долларов в виде студенческих ссуд, а затем выступил против несправедливости своего затруднительного положения в парке Зуккотти. . Как и многие люди, когда я читал его историю, я насмехался над скудными суждениями Терриена (почему он не пошел в инженерную школу?) и гигантским чувством собственного достоинства.

А потом я подумал о Стиве Джобсе. Как описывает его Уолтер Айзексон в своей бесконечно увлекательной новой биографии, Джобс, приемный сын трудолюбивого машиниста, также страдал тяжелым случаем энтитментита. На самом деле, в юности Джобс был буквально «грязным хиппи». То вегетарианец, то «фрукторианец», убежденный, что его диета делает купание ненужным, Джобс нападал на всех, кого встречал, своим запахом. Он ходил босиком и ставил свои измученные ноги на столы и стулья, чтобы все могли полюбоваться.Его идентичность хиппи не ограничивалась вопросами гигиены. На протяжении всей своей юности и раннего взросления он принимал внушительные количества ЛСД. Он провел семь месяцев в Индии, где обрил голову и искал просветления.

После окончания средней школы Джобс поступил в Рид-колледж в Портленде, но даже представить себе не мог, что он надел карманный протектор и записался на курсы информатики. Фактически, после семестра он бросил учебу. К его чести, он не видел причин, чтобы его родители тратили деньги на обучение, когда он понятия не имел, зачем он здесь.Но он продолжал слоняться по кампусу и время от времени посещал занятия, субсидируемые реальными плательщиками за обучение. Еще когда он жил с родителями, он посещал курсы физики и электроники в Стэнфорде. Но теперь, в Reed, он нашел предмет, который действительно увлек его: каллиграфия.

Смейтесь, если хотите, но встреча Стива Джобса и монаха-трапписта, который вел его курс каллиграфии, изменила мир. Джобс никогда не был фанатом электроники, как его друг и партнер Стив Возняк или его заклятый враг Билл Гейтс.Его гениальность заключалась в том, чтобы привнести дизайн, одновременно элегантный и игривый, в мир холодных технологий, очеловечив машину. Когда он и его команда разрабатывали компьютер Macintosh, как он позже сказал в речи на выпускном в Стэнфорде, к нему вернулись уроки каллиграфии — «красивые, исторические и художественно тонкие в том смысле, который наука не может уловить». Джобс часто называл себя художником и считал, что MP3-плееры, планшетные компьютеры и даже Windows, операционная система Microsoft, которая имитировала его операционную систему для Mac, не были бы столь широко распространены в нашей жизни сегодня, если бы не для его обхода каллиграфии.

История

Джобса содержит несколько уроков, особенно для членов «Поколения безработных» и тех из нас, кто беспокоится о национальном упадке. Во-первых, изучение так называемых областей STEM (наука, технологии, инженерия и математика) подходит не всем — даже Стиву Джобсу. И это не единственный путь к инновациям. Во-вторых, в такой сложной, диверсифицированной, но узкоспециализированной потребительской экономике, как наша, некоторые молодые люди выберут предсказуемый карьерный путь и станут юристами, врачами, ветеринарами или исследователями в области биотехнологий, а другие будут блуждать в глуши, пытаясь найти способ согласовать свои интересы с рынком труда.

Этот процесс часто (и, к сожалению) называют «следованием своей страсти», и это может показаться довольно глупым занятием в то время, когда даже недавние выпускники колледжей сталкиваются с 8-процентным уровнем безработицы. Но экономический рост предыдущих десятилетий дал нам поток новых творческих рабочих мест: веб-дизайнеры, консультанты по социальным сетям, контент-стратеги, актеры в одном из многочисленных новых региональных театров. Я едва сдерживал хохот, когда подруга несколько лет назад сказала мне, что ее дочь поступает в «цирковой колледж».Шутка надо мной: дочь теперь артистка на воздушном шаре Cirque du Soleil во Флориде. (В компании, основанной только в середине 1980-х годов, работает 5000 человек.) Сын другого друга хотел стать блюзовым певцом. Кто нет? Но после того, как он прожил в дельте Миссисипи девять месяцев и еще много играл в безымянных барах, теперь он подписывает контракты на звукозапись и гастролирует по Европе.

Конечно, это счастливчики. Следовать своей страсти может быть рискованным делом, и вам всегда нужен план Б.Проблема с Джо Терриеном, разочарованным кукловодом, не в том, что он рискнул заняться любимым делом. Дело в том, что он обвинял других — Уолл-стрит, 1 процент, жадность, — когда его увлечения мало интересовали мир. Стив Джобс был грубым, вспыльчивым и высокомерным, но это ошибка, которую дизайнерские и маркетинговые гении Apple и Pixar никогда бы не допустили.

Кей С. Химовиц — пишущий редактор журнала City Journal , научный сотрудник Уильяма Э. Саймона в Манхэттенском институте и автор книги Manning Up: How the Rise of Women Turned Men to Boys.

City Journal — это публикация Манхэттенского института политических исследований (МИ), ведущего аналитического центра свободного рынка. Вы заинтересованы в поддержке журнала? Как некоммерческая организация 501(c)(3), пожертвования в поддержку MI и City Journal полностью не облагаются налогом в соответствии с законом (EIN № 13-2912529). ПОЖЕРТВОВАТЬ

Стив Джобс, которого никто не знал

Когда я впервые встретил Стива Джобса, я подумал, что он неудачник.Это был 1980 год, и я был просто ребенком из Силиконовой долины, который ничего не знал о компьютерах. Я устроился на работу в небольшую компьютерную компанию Apple рядом с моим домом, потому что там работала моя мама. Он располагался в помещении, похожем на заброшенный кабинет дантиста на Бандли-драйв в Купертино, всего в паре кварталов от нынешней штаб-квартиры Apple. В то время Джобсу было 25, и я помню о нем то, как он носился по офису, крича, и как он носил рваные джинсы, и как все, казалось, боялись его.Я знал его тип: необразованный, буйный, парень, который много о себе думает. В то время я понятия не имел, во что превратятся компьютеры, и понятия не имел, что этот парень окажется одним из величайших провидцев нашего времени. Для меня он просто казался заблудшим ребенком-хиппи, и меня это не очень интересовало. Проработав меньше года в Apple, я ушел, чтобы заняться более интересными делами, например, играть в блэкджек на озере Тахо.

Прошло всего несколько лет, прежде чем я точно понял, от чего ушел.Джобс не только превратил Apple в самую ценную компанию в мире, стоимость которой оценивается в 342 миллиарда долларов, но и переписал правила ведения бизнеса, соединив идеализм шестидесятых с капитализмом «жадность — это хорошо». В то время, когда моделью было программное обеспечение, он создавал аппаратное обеспечение. В то время, когда все сосредоточились на макро, он сосредоточился на микро. Он никогда ничего не делал первым, но делал это лучше всех. Больше, чем кто-либо другой на планете, он ответственен за слияние человеческого царства с цифровым, за то, что дал нам возможность кодировать наши самые сокровенные желания и самые сокровенные мысли прикосновением пальца.«Он Боб Дилан среди машин», — говорит Боно, знавший Джобса много лет. «Он Элвис аппаратно-программной диалектики».

Эксклюзивные вопросы и ответы: Боно о духе рок-н-ролла Стива Джобса

Но, Боже, он мог быть придурком. Те, кто знал Джобса лучше всех и работал с ним наиболее тесно — а я разговаривал с сотнями из них за эти годы, — всегда поражались его резким характером, его непримиримой жестокостью. Он кричал, плакал, топал ногами. У него была жестоко небрежная манера доводить сотрудников до предела и отбрасывать их в сторону; мало кто когда-либо хотел работать на него дважды.Когда в возрасте 23 лет у него родилась дочь от его давней подруги Крисанн Бреннан, он не только отрицал свое отцовство, но и публично разгромил Бреннан, сказав Time в 1983 году, что «28 процентов мужского населения Соединенных Штатов могут быть отец.» Его более добрая сторона проявится только годы спустя, после того, как его пинали, избивали, унижали в жизни. Он рос бедным, приемным ребенком, который чувствовал себя брошенным своими биологическими родителями, чувствовал себя тощим, дразнящим и неуместным, и большую часть своей жизни он оставался в глубокой незащищенности, уверенный, что это не продлится долго.

«У Стива всегда был этот Джеймс Дин, быстро живущий и умирающий молодым», — говорит Стив Кэппс, один из ключевых программистов первого Apple Macintosh. Пока они работали до поздней ночи над проектированием и созданием устройства, которое совершит революцию в персональных компьютерах, Джобс много говорил о смерти. «Это было немного болезненно, — вспоминает Кэппс. «Он говорил: «Я не хочу, чтобы мне было 50». Бреннан вспоминает, как Джобс делал подобные комментарии, когда ему было всего 17 лет. «Стив всегда верил, что умрет молодым, — говорит Бреннан.«Я думаю, что это часть того, что сделало его жизнь такой безотлагательной. Он никогда не ожидал, что доживет до 45 лет».

В 2005 году, вскоре после того, как у него диагностировали рак, который в конечном итоге убьет его, Джобс выступил с ныне известной речью на церемонии вручения дипломов в Стэнфордском университете, в которой он приветствовал смерть как «вероятно, единственное лучшее изобретение жизни», то, что « очищает старое, чтобы освободить место для нового». Возможно, не было неожиданностью, что Джобс, архетип современного изобретателя, воспринимал смерть в таких терминах, как если бы сама жизнь была идеей, которая была слеплена воедино более крупной и могущественной версией его самого в каком-то большом гараже в небо.Но если смерть — величайшее изобретение жизни, то величайшим изобретением Стива Джобса был не iPod, iPhone или iPad. Это был Стив Джобс. Прежде чем он смог изменить ландшафт мира, каким он его нашел, ему сначала нужно было спроектировать и собрать Джобса, которого мир станет боготворить. «Стив был поверхностным, самовлюбленным человеком, который с течением времени становился все более эмоционально развитым», — говорит Джон Перри Барлоу, пионер цифровых технологий и бывший автор текстов Grateful Dead, знавший Джобса несколько десятилетий.«Он создал много отличного оборудования, но за эти годы он также изобрел себя».

Джобс родился в незащищенности. Его мать, Джоан Шибл, была аспиранткой Висконсинского университета, где она познакомилась с сирийским студентом по имени Аб-дулфаттах Джандали. Когда Шибл узнала, что она беременна, ее отец возражал против того, чтобы она вышла замуж за сирийца. «Не сказав мне, Джоанна встала и уехала в Сан-Франциско, чтобы родить ребенка, и никто не знал, включая меня», — позже сказал Джандали репортеру.«Она не хотела позорить семью и думала, что так будет лучше для всех».

Стивен Пол Джобс родился 24 февраля 1955 года. Шибл отдала своего ребенка Полу и Кларе Джобс, паре рабочего класса из Сан-Франциско. Пол, бросивший школу, выросший на ферме в Висконсине, зарабатывал на жизнь сборщиком долгов, агентом по репо и машинистом. Клара работала клерком по расчету заработной платы в Varian Associates, одной из первых высокотехнологичных компаний Кремниевой долины. Это было не то, чего Шибл хотел для своего ребенка, но перед отъездом она сделала для него одно условие.Шибл, первая в своей семье, поступившая в колледж, верила в ценность образования: прежде чем она подписала документы об усыновлении, она взяла с Пола и Клары обещание отправить ее сына в колледж.

С самого начала Джобс был темпераментным ребенком. Он воткнул невидимки в электрическую розетку и обжег руку. Ему пришлось промыть желудок после того, как он выпил муравьиный яд. Он рано вставал, поэтому родители купили ему лошадку-качалку, граммофон и несколько пластинок Литтл Ричарда, чтобы развлечься. «Он был таким трудным ребенком, — позже признавалась его мать Бреннану, — что к тому времени, когда ему исполнилось два года, я почувствовала, что мы совершили ошибку, и хотела вернуть его.Как и многие другие родители того времени, Пол и Клара вскоре швырнули своего сына перед относительно новой технологией под названием телевидение, где он жадно поглощал все, от Доби Гиллис и «Я люблю Люси» до Джонни Квеста.

Когда Джобсу было три года, Пол перевез семью из Сан-Франциско в Маунтин-Вью, простой городок с рядовыми домами и абрикосовыми садами к югу от Пало-Альто. Это оказалось удачным ходом: молодой Стив оказался в самом центре инженерной культуры, которая только начинала расцветать в Силиконовой долине.Не то чтобы семья Джобса имела к этому какое-то отношение. Пол пытался чинить старые автомобили и заниматься недвижимостью, но деньги всегда ускользали от него. В четвертом классе учительница Стива, Имоджен Хилл, спросила класс: «Что такого в этой вселенной, чего вы не понимаете?» Когда подошла очередь Стива отвечать, его ответ был душераздирающим: «Я не понимаю, с чего вдруг мы так разорились».

Джобс был слишком болтливым и невнимательным, чтобы быть хорошим учеником. Но от прогулов и правонарушений его спас Хилл.«Она была одной из святых в моей жизни, — вспоминал он позже. «Она вела продвинутый класс в четвертом классе, и ей потребовалось около месяца, чтобы понять мою ситуацию. Она подкупила меня, чтобы я научился». Хилл платила Стиву 5 долларов из собственного кармана, чтобы он делал домашнее задание и читал. Вдохновленный ее доверием к нему, он пропустил пятый класс и сразу пошел в среднюю школу Криттендена. Это оказалось непростым местом для худощавого, тонкого парня, который никогда не был спортсменом. Другие дети дразнили Джобса по поводу его усыновления.»Что случилось?» они будут насмехаться. — Разве твоя мать не любила тебя? Когда годы спустя он вспоминал об этих насмешках, вспоминает его подруга Крисанн, «боль от этого все еще отражалась на его лице».

В 11 лет Джобс объявил родителям, что не собирается возвращаться в Криттенден. Но вместо того, чтобы сказать ему, чтобы он терпел, Пол и Клара перевезли семью в Лос-Альтос, более богатый город в нескольких милях от них, с лучшей школьной системой. Именно в те годы возникло то, что мы сейчас знаем как Силиконовую долину.Сады, покрывавшие Долину, недавно были снесены бульдозерами, и возникло ощущение, что поднимается новый мир, появилась вера в то, что вы сами можете создать свое будущее. Не было ни душных традиций, ни культурного багажа. Вы могли бы быть кем угодно или кем угодно.

Джобс вспоминал его как место, где все мастерили в своих гаражах, собирая собственные телевизоры и стереосистемы из наборов Heathkits, которые можно было заказать по почте. «Эти наборы Heathkit поставлялись с подробными инструкциями о том, как собрать эту штуку, и все части были бы расположены определенным образом и имели цветовую маркировку», — сказал он.«На самом деле вы сами построили бы эту штуку. Это давало понимание того, что находится внутри готового продукта и как он работает. Но, возможно, что еще более важно, это давало человеку ощущение, что он может создавать вещи, которые видел вокруг себя во Вселенной. Вы смотрели на телевизор и думали: «Я не построил ни одного из них, но я мог бы». Это дало невероятную уверенность в себе».

Когда Джобсу было 14 лет, сосед познакомил его со старшим ребенком по имени Стив Возняк, который собирал небольшую компьютерную плату, которую он назвал Cream Soda Computer.«Обычно мне было очень трудно объяснить людям, над каким дизайном я работал», — вспоминал позже Возняк. «Но Стив понял это сразу. И он мне понравился. Он был тощим, жилистым и полным энергии».

Возняк был на пять лет старше Джобса и был настоящим компьютерщиком: крупным, социально неуклюжим, одержимым электроникой, своего рода гением в том, как соединяются провода и как заставить машины танцевать. Джобс никогда не был настолько технически изощренным, но он знал достаточно, чтобы быть очарованным.Они с Возом тусовались, как мальчишки, дурачились и шалили; однажды они повесили огромный средний палец, сделанный из окрашенных в галстук простыней, на школьном здании. Но вскоре они перешли к развлечению, которое в те дни едва ли имело название: телефонный фрикинг, одна из самых ранних форм хакерства. Прочитав статью Esquire , Возняк и Джобс придумали, как создавать маленькие синие ящики, имитирующие тоны, используемые телефонными операторами, что позволяет пользователям совершать бесплатные междугородние звонки по желанию.Согласно легенде, Возняк звонил в Ватикан из синего ящика; приняв немецкий акцент, он представился Генри Киссинджером и попросил поговорить с папой.

Другие детишки-гики могли бы на этом и остановиться – забавная игрушка, чтобы произвести впечатление на друзей дурацкими розыгрышами. Но даже тогда Джобс увидел в крутых технологиях коммерческий потенциал. Он и Воз продавали коробки в общежитиях кампуса Калифорнийского университета в Беркли, зарабатывая неплохие карманные деньги, прежде чем отказаться от них, опасаясь быть арестованными.Это был ранний тест на предпринимательство. Позже Джобс сказал, что без синих ящиков не было бы Apple.

В 1972 году, когда ему было 17 лет, Джобс познакомился с зеленоглазой девушкой из богемы по имени Крисанн Бреннан, которая была на год старше его в старшей школе Хоумстед. Вскоре у них закрутился большой, запутанный подростковый роман, они принимали ЛСД в школе и говорили о «Первобытном крике», книге Артура Янова. Для Джобса отказ от кислоты был не только способом жить более полной жизнью, но и способом преодолеть боль от того, что его бросили биологические родители.«Стив объяснил мне, как ЛСД и первобытный крик открыли сохраненную травму в мозговом веществе», — пишет Крисанн в неопубликованных мемуарах, которыми она поделилась с Rolling Stone . «Он неоднократно говорил об идеях Янова о том, как матери и отцы не могут любить своих детей и бросают их во многих отношениях, создавая и закрепляя травму». Джобс был тихим и забавным, настолько застенчивым, что Крисанн пришлось инициировать поцелуй. Он играл для нее на гитаре в своей спальне, напевая, как его герой Боб Дилан.С самого начала Бреннану было ясно, что Джобс идет своим чередом. «Он сказал мне на первом или втором свидании, что когда-нибудь станет миллионером, и я ему поверил, — говорит Бреннан. «Стив мог видеть будущее».

В отличие от Возняка, который довольствовался тем, что оставался в рамках своей компьютерной жизни, Джобс был искателем. Он смотрел художественные фильмы и писал стихи. Он гонялся за девушками и много занимался сексом. Он экспериментировал с лишением сна, голоданием и наркотиками. — Что это я нашел в твоей машине? – спросил однажды Пол Джобс своего сына.Стив даже не пытался скрыть правду. — Это марихуана, отец, — сказал он. Летом после школы Стив и Крисанн ушли из дома и переехали в хижину в горах над Купертино, где Джобс до поздней ночи печатал, переписывая тексты песен Дилана своими словами.

Джобс знал, что его родители пообещали его биологической матери отправить его в колледж, и он серьезно отнесся к этому обязательству. В 1972 году он оставил Крисанн, чтобы поступить в Reed College, частную школу в Орегоне, известную своим свободным духом и атмосферой хиппи.Но к концу первого семестра он бросил учебу. «По прошествии шести месяцев я не увидел в этом ценности, — вспоминал он. «Я понятия не имел, что я хочу делать со своей жизнью, и понятия не имел, как колледж поможет мне понять это. И здесь я тратил все деньги, которые мои родители копили всю свою жизнь. Поэтому я решил бросить учебу и верить, что все будет хорошо».

Джобс околачивался рядом с Ридом еще полгода или около того, посещая занятия по каллиграфии. Вряд ли это было тем, что должен был изучать начинающий предприниматель, но Джобс стремился к просветлению, а не к карьерному росту.«У меня не было комнаты в общежитии, поэтому я спал на полу в комнатах друзей», — вспоминал он позже. «Я возвращал бутылки из-под кока-колы за пятицентовый депозит, чтобы купить еду, и каждое воскресенье вечером я проходил семь миль через город, чтобы раз в неделю хорошо поесть в храме кришнаитов. Я люблю это.»

Джобс стал считать себя частью хвоста идеализма шестидесятых. «Мы хотели полнее понять, почему мы живы, а не просто сделать жизнь лучше», — сказал он о своем поколении. «Итак, люди отправились на поиски вещей.Великим событием того времени стало осознание того, что в жизни определенно есть нечто большее, чем материализм конца пятидесятых и начала шестидесятых. Мы искали что-то более глубокое».

В то время казалось, что все молодые искатели оказались в одном месте: в Индии. В Reed Джобс познакомился с учением Нима Кароли Бабы, индийского гуру, чьи идеи были популяризированы писателем Рамом Дассом в бестселлере под названием Be Here Now . Вскоре Джобс отправился в паломничество в Индию, чтобы встретиться с Бабой, но гуру умер незадолго до его прибытия.Джобс побрил голову, путешествовал через Гималаи и провел месяц, живя в однокомнатной цементной хижине на картофельной ферме. Во время своих скитаний, преодолевая повсеместную бедность и страдания, с которыми он столкнулся, он был поражен прозрением, которое оказалось центральным для его собственного переосмысления, тонкого, но значительного перехода от духовного к практическому: «Это был один из первых раз, когда я начал думать, что, возможно, Томас Эдисон сделал для улучшения мира гораздо больше, чем Карл Маркс и Ним Кароли Баба вместе взятые.

История рождения Apple настолько известна, что ее могут пересказывать даже школьники: Клуб самодельных компьютеров, Джобс и Возняк собирают первый компьютер в гараже своих родителей, назвав компанию в честь яблочной фермы в Орегоне, которая Джобс ненадолго посетил его, когда вернулся из Индии. Это легенда Силиконовой долины.

В Apple разделение труда было четким: Возняк был техническим специалистом, Джобс — дельцом. Джобс подтолкнул Воза к завершению своих проектов и закупил необходимые детали по минимальным ценам; Позже он сказал, что научился вести переговоры, наблюдая, как его отец торгуется за автозапчасти на свалках.С самого начала именно у Джобса хватило воображения увидеть, что на персональных компьютерах можно построить бизнес. В некотором смысле это было мерой отчаяния: он был на мели, и ему нужны были деньги. Другими словами, это было продолжением импульса Хиткита, который царил в Долине в те дни: вы могли построить что угодно, включая свою собственную компанию.

Для Джобса образцом успешного стартапа была Atari, компания по производству видеоигр, в которой он работал, когда копил деньги на поездку в Индию.Но Джобс соединил стремление Atari к быстрому обогащению с стремлением шестидесятых к просветлению. Ларри Бриллиант, познакомившийся с Джобсом в Индии, а затем руководивший различными благотворительными предприятиями в Долине, вспоминает, как спрашивал Джобса, почему такой идеалист, как он, создает коммерческую компанию. «Помните шестидесятые, когда люди поднимали кулаки и говорили: «Власть народу»?» Джобс сказал ему. «Ну, это то, что я делаю с Apple. Создавая доступные персональные компьютеры и ставя их на каждый стол и в каждую руку, я даю людям силу.Им не нужно обращаться к первосвященникам мэйнфреймов — они сами могут получить доступ к информации. Они могут украсть огонь с горы. И это вдохновит на гораздо большие изменения, чем любая некоммерческая организация».

Остается открытым вопрос, насколько Джобс верил своей высокопарной риторике, а насколько это было просто хитрым маркетинговым ходом. В любом случае, его сплав идеализма и технологии был правильным для того времени: Apple взлетела. К 24 годам Джобс стоил 10 миллионов долларов; год спустя его состояние превысило 100 миллионов долларов.

Но с восхождением Apple Джобс изменился. Друзья говорят, что его гнев стал менее агрессивным, и он стал плохо обращаться с окружающими. Он возобновил свои отношения с Бреннаном, и они вдвоем жили в доме, который Джобс арендовал недалеко от Apple. Затем, в 1977 году, когда Apple набирала обороты, Бреннан забеременела, и Джобс в ответ вытолкнул ее из своей жизни. «Он не хотел со мной разговаривать, — вспоминает она. «Он говорил только со своим адвокатом». Джобс отказался предоставить ей какую-либо финансовую помощь, но он был яростно против того, чтобы она отдала ребенка на усыновление, и заставил своих друзей заставить ее не делать аборт.После рождения дочери Лизы Джобс стал отстраненным отцом и редко заглядывал к ней. Бреннан снял квартиру за 225 долларов в месяц и жил на пособие. Джобс продолжал отрицать отцовство, пока оно не было подтверждено тестом ДНК.

В Apple Джобс проявлял непокорность, граничащую с саморазрушением. К началу 1980-х компания разрослась настолько, что Джобс уже не мог контролировать каждый ее аспект, а популярный Apple II уже исчерпал себя.Увидев прототип мыши и значки на рабочем столе во время визита в исследовательский центр Xerox PARC в соседнем Пало-Альто, Джобс ушел с убеждением, что однажды все компьютеры будут работать на такой модели. Но ему не удалось добиться согласия высшего руководства Apple, поэтому он просто захватил команду, работавшую над другим проектом, взял лучшие идеи из Xerox и других источников и добавил несколько своих собственных. Результатом стала команда ренегатов в Apple, спрятанная в здании за пределами главного кампуса, которой было поручено создать первый Macintosh.

Изречение, данное Джобсом команде Macintosh, было простым: создавайте самую крутую машину, какую только сможете. Каждый день, казалось, приносил новый кризис: дисковод не работал, программное обеспечение глючило. Через все это Джобс усердно руководил командой из восьми программистов, работая с ними день и ночь в течение нескольких месяцев подряд. «Вы работали над чем-то всю ночь, а утром он смотрел на это и говорил: «Это отстой», — вспоминает Кэппс, программист Mac. — Он хотел бы, чтобы ты защищал его. Если бы ты мог, ты делал свою работу, и Стив уважал тебя.Если нет, он вышибет тебя из воды». Ведомый собственными демонами, Джобс стал легендарным благодаря своей способности унижать других. «Стив одновременно обладает лучшими и худшими качествами человека, — говорит Энди Херцфельд, еще один ключевой программист в команде Mac. «Они оба в нем одновременно, живут бок о бок друг с другом».

Помешанный на контроле, Джобс требовал совершенства и оригинальности в каждой детали: когда он не смог найти точный цвет, который хотел для Mac, он заказал создание специального бежевого оттенка.«Его благоговение перед формой, звуком, контуром и творчеством исходило не из зала заседаний», — говорит Боно. «Это произошло из-за того анархического, отстойного отношения Западного побережья, которое правит 21-м веком. Он не собирался делать уродливые вещи, которые приносили прибыль. Главный урок капитализма заключается в том, что Стив в глубине души не верил, что потребитель прав. В глубине души он считал, что был прав. И что потребитель будет уважать сильную эстетическую точку зрения, даже если это не то, о чем они просили.

Запуск нового компьютера и культовая реклама 1984 года, в которой Mac блестяще позиционировался как инструмент освобождения, позволили миру впервые увидеть Джобса-шоумена. Сама машина имела огромный успех, было продано более миллиона единиц и трансформировалась компьютерная индустрия, но Джобс все больше не мог контролировать созданную им компанию. У него все еще были инстинкты подростка, но, как он быстро понял, вы не можете управлять компанией из списка Fortune 500, как гаражной группой.Джобс нанял Джона Скалли, генерального директора Pepsi, чтобы тот протянул ему твердую руку, но он оказался неспособен разделить власть с более опытным руководителем. Двое мужчин постоянно конфликтовали. Вынужденное выбирать между горячим бунтарем и беспристрастным взрослым, совет директоров Apple выбросил Джобса за борт. «В 30 лет меня не было, — вспоминал он позже. «И очень публично. То, что было целью всей моей взрослой жизни, исчезло, и это было разрушительно».

Джобс был глубоко ранен увольнением из Apple. В конце концов, главной травмой его жизни было то, что его родители отдали его на усыновление, а теперь его выгнали из его второй семьи, компании, которую он основал.Близкий друг Джобса однажды предположил мне, что стремление Стива исходило из глубокого желания доказать, что его родители были неправы, отказавшись от него. Короче говоря, желание быть любимым или, точнее, желание доказать, что он достоин любви. Каким бы ни было психологическое воздействие, было ясно, что Джобс был опустошен и не знал, что с собой делать. Он был молод, красив, знаменит, богат – и потерян. Он взял отпуск, чтобы поездить по Италии и поговорить о персональных компьютерах в Советском Союзе.Он также связался со своей биологической матерью и узнал, что у него есть сестра — писательница Мона Симпсон. Открытие того, что у него есть талантливый, артистичный брат или сестра, доставило ему огромное удовольствие, и они стали верными друзьями. К его чести, он также использовал это время, чтобы связаться с Лизой, его дочерью от Крисанн Бреннан.

В течение года или около того у Джобса был план возвращения. Он решил, что построит то, что он назвал «идеальной компанией», и она будет идеальной в каждой детали, от стильного логотипа, разработанного профессором искусств Йельского университета Полом Рэндом, до современной фабрики, которая будет производить настольные суперкомпьютеры с невиданной скоростью и изяществом, чудо современного производства.Даже название компании отдавало высокомерием: NeXT. Его успех станет его местью тупицам из Apple, которые его вышвырнули. Он покажет им.

Примерно в это же время мои пути снова пересеклись с Джобсом. Как оказалось, моя жена познакомилась с Моной Симпсон, когда работала в литературном журнале, и очень тихо рассказала нам, как узнала, что Джобс — ее брат. Она рассказала о проблемах, с которыми столкнулся Джобс, переделывая свою квартиру в Сан-Ремо, и о том, как он побуждал Мону покупать более дорогую одежду.Она гордилась им и защищала его, но наедине называла его «Королем-Солнце», потому что он был таким властным.

В 1986 году, когда был опубликован роман Симпсон «, где угодно, только не здесь, », писатель и редактор Джордж Плимптон устроил ей вечеринку в своей квартире в Верхнем Ист-Сайде. На вечеринке было полно нью-йоркских литераторов, а также Джоан, матери Стива и Моны. Я не знал, что Джобс будет там — на самом деле, когда он тихо подошел и присоединился к беседе, которую я вел с несколькими другими писателями, я даже не узнал его.Ушел тот ботаник в джинсах, которого я знал на заре Apple: в своем двубортном костюме, с идеально ухоженными темными волосами Джобс казался скорее метросексуальным плейбоем, чем компьютерным фанатом. Ближе к вечеру я заметил, что вокруг него столпились женщины, хотя он, казалось, этого не замечал. Вдали от Силиконовой долины, где он провел всю свою жизнь, он на самом деле казался немного неуравновешенным — человеком, у которого не было проблем с тем, чтобы идти лицом к лицу с крупными руководителями, но который терял дар речи, когда сталкивался с кем-то столь же пугающим. как поэт.

На NeXT Джобсу удалось создать поразительно своеобразный объект, но он оказался слишком дорогим для рынка. Потребители, купившие компьютеры NeXT, до сих пор падают от них в обморок, называя их самыми красивыми машинами из когда-либо созданных, но в реальном мире никто не хотел платить 10 тысяч за красивую машину. Джобсу удалось убедить Росса Перо инвестировать 20 миллионов долларов в NeXT, но через несколько лет стало ясно, что машины компании направляются в компьютерные музеи как артефакты, созданные одержимым перфекционистом, который путал искусство с коммерцией.

Весной 1994 года я отправился в NeXT, чтобы взять интервью у Джобса для Rolling Stone . Офисы, как и все остальное в компании, представляли собой образец совершенства со стеклянной лестницей, спроектированной знаменитым архитектором И. М. Пейем. День был солнечный, и соленый воздух с залива дул в здание – но было чертовски жутко, потому что место было безлюдным. Возможно, в какой-то задней комнате и работали несколько последних программистов, но я их не видел. Джобс встретил меня в конференц-зале, где с доски буквально висела паутина.Ему было 39 лет, коренастый, с подбородком, в джинсах. Я впервые увидел его с бородой. Во всем этом было качество Гражданина Кейна — некогда великого человека в большом пустом замке. «Стив немного похож на мальчика, который кричал «волки», — сказал мне в то время Роберт Кринджели, влиятельный писатель из Кремниевой долины. «Он кричал о революции слишком много раз. Люди все еще слушают его, но теперь они настроены более скептически».

Частично скептицизм возник из-за того, что в тот момент Силиконовая долина быстро менялась.Годом ранее талантливый программист из Университета Иллинойса по имени Марк Андриссен создал первый веб-браузер, и революция доткомов вот-вот должна была начаться. Было ощущение, что на горизонте появилось что-то большое — нечто, в чем Джобс, казалось, не участвовал. Не то чтобы он не обращал внимания: он немного рассказал о том, что тогда называлось «информационной супермагистралью», и проницательно заметил, что компьютер превращается из «инструмента вычислений в инструмент коммуникации.Но ничто из того, что он делал в NeXT, не было связано с онлайн-революцией.

Он явно все еще был огорчен тем, что произошло в Apple, и еще больше ожесточился на своего старого заклятого врага Билла Гейтса, который, по жестокой иронии, был на пути к тому, чтобы стать самым богатым человеком в мире благодаря Windows. , операционная система, созданная Microsoft на базе Macintosh. Джобс назвал Microsoft «полностью потерянной» и назвал ее доминирующее положение на рынке — и его подавляющее влияние на инновации — угрозой для США.С. эконом. «К сожалению, люди не восстают против Microsoft, — сказал он мне. Когда я спросил, как он относится к тому, что Гейтс добился господства в отрасли, по сути украв подход, который впервые применил Джобс, он отрезал: «Цель не в том, чтобы быть самым богатым человеком на кладбище. В любом случае, это не моя цель». Позже, когда я спросил его, какова его цель в жизни, он сказал: «В самом широком смысле цель — это поиск просветления — как бы вы его ни определяли».

Слушая его, я снова подумал об Орсоне Уэллсе — великом гении, который сделал свою лучшую работу в 25 лет и закончил тем, что снимался в телешоу и рекламе паршивого вина.Когда я спросил Джобса, как он относится к этому сравнению, у него хватило ума не придать этому значения. «На самом деле, я очень польщен этим», — сказал он. «Интересно, в каком игровом шоу я буду участвовать».

Но вот в чем особенность Джобса: никогда нельзя было предугадать, когда он скажет что-то прекрасное и глубокомысленное. Ближе к концу интервью я спросил его, каково это — гулять по миру и повсюду видеть компьютеры Mac. «Макинтош был чем-то вроде чудесного романа в вашей жизни, который у вас когда-то был, и который произвел на свет около 10 миллионов детей», — с тоской сказал он.«В каком-то смысле это никогда не закончится в вашей жизни. Вы по-прежнему будете чувствовать запах романтики каждое утро, когда будете вставать. Вы будете видеть своих детей вокруг, и вам будет от этого хорошо. И ничто никогда не заставит вас чувствовать себя плохо из-за этого».

Две вещи помогли Джобсу изменить свою жизнь. Одной из них была встреча с Лорен Пауэлл, высокой блондинкой из Джерси, которая учится на степень магистра делового администрирования, которая слышала, как он выступал в Стэнфорде после того, как его выгнали из Apple. Они поженились в 1991 году на небольшой буддийской церемонии в национальном парке Йосемити, и в итоге у них родилось трое детей.Друзья сразу заметили, как повзрослел Джобс, став семейным человеком. «Я видел, как он выходил из ресторана в Пало-Альто с ребенком на руках, — говорит Джон Перри Барлоу. «Он стал другим человеком. В нем была сладость, созерцательность».

Другим была небольшая компания под названием Pixar. В 1986 году кинокомпания, основанная Джорджем Лукасом, стремилась выпустить высокотехнологичную технологию обработки изображений, которая позволила бы пользователям создавать собственную трехмерную графику. Джобс, очарованный этой технологией, приобрел подразделение всего за 5 миллионов долларов.Заняв пост генерального директора, он превратил графическое подразделение в анимационную студию, заключил сделку с Disney о распространении и дал подающему надежды гению анимации по имени Джон Лассетер и его команде такие деньги и творческие лицензии, которые он никогда не предоставлял своим сотрудникам в Apple. . Результатом после многих лет потерь стала «История игрушек». В 1995 году, через неделю после выхода фильма, Pixar вышла на биржу, и Джобс получил акции на сумму 1,1 миллиарда долларов. Внезапно Джобс снова стал похож на гения.

Apple тем временем изо всех сил пыталась выжить.Правление назначило череду невежественных генеральных директоров, которые проделали блестящую работу, превратив некогда великую компанию в неуместную компанию. Я провел много времени в Apple в 1996 году, рассказывая историю об упадке и падении компании для журнала Rolling Stone , а Джобс часами разговаривал со мной по телефону, рассказывая мне, что пошло не так и почему. Было ясно, что лично он был оскорблен тем, что такой прямолинейный и нестандартно мыслящий человек, как генеральный директор Джил Амелио, — ветеран полупроводниковой индустрии, которая совсем не похожа на индустрию ПК, — руководил Apple.Для Джобса это было похоже на отца, увидевшего своего любимого сына в руках растлителя малолетних.

Итак, Джобс устроил возвращение. Как и многие из его величайших достижений, он был быстрым и жестоким. Он настолько очаровал Амелио и правление, что убедил их купить программное обеспечение NeXT за 400 миллионов долларов и использовать его в качестве основы для будущей операционной системы Apple, которой оказалась OS X. Затем он получил прозвище «неофициальный советник» Компания. Вскоре Амелио был побежден, и Джобс вернулся к власти.Он привел новое правление, сочувствующее его идеям по изменению ситуации.

Для Джобса это была огромная авантюра. К тому моменту Apple так далеко ушла, что возродить ее ни в коем случае нельзя было с уверенностью. Его стратегия была проста. Во-первых, он остановил катастрофическое решение Apple разрешить другим компьютерам клонировать операционную систему Macintosh. Затем он смиренно пошел к Биллу Гейтсу и заключил сделку, чтобы программное обеспечение Microsoft продолжало работать на Mac. Наконец, он высвободил талантливого дизайнера по имени Джонатан Айв, предоставив ему полную свободу действий для создания отличных компьютеров.Его первый совершенно новый компьютер, iMac, был простым, самобытным и удобным в использовании, в котором был задорный дух старого Macintosh. Это был немедленный хит.

Джобс ясно видел, что будущее Apple не только в ПК, но и в создании крутого аппаратного и программного обеспечения для доставки любого контента, включая музыку и фильмы. iPod, выпущенный в 2001 году, стал первым шагом в этом направлении. Я посетил Джобса в ноябре 2003 года, примерно в то время, когда он представил версию iTunes для Windows, что сделало его самым влиятельным человеком в звукозаписывающей индустрии.Я столкнулся с ним в вестибюле — он был в шортах и ​​биркенстоках, выглядел очень расслабленным — и мы поднялись на лифте в его офис на четвертом этаже. Это был наименее гламурный офис, какой только можно себе представить: ни деревянных панелей, ни потрясающего вида, ни графина с виски, ни дурацких игрушек, ни лавовых ламп. Устроившись в конференц-зале, он начал говорить, в основном о своем увлечении музыкой.

iTunes, по мнению Джобса, был способом помешать таким организациям, как Napster, позволить пользователям красть музыку, создав крупнейший в мире музыкальный магазин, в котором каждая песня будет доступна пользователю мгновенно.Джобс только что запугал звукозаписывающие компании, но все еще было неясно, будет ли iTunes продавать отдельные песни или предлагать подписчикам неограниченный доступ. «Я думаю, вы могли бы сделать Второе пришествие доступным по модели подписки, — размышлял Джобс, — и это может не иметь успеха».

Но деловые аспекты Apple были не так интересны, как его личные размышления. Я спросил его о Бобе Дилане, о том, что для него значит его музыка. «Он был очень ясным мыслителем и поэтом, — сказал Джобс.«Он писал о том, что видел и думал. Ранние вещи очень точны. По мере взросления приходилось немного распутывать. Но как только вы это сделали, это было ясно как звоночек». Он говорил о бутлегерстве Дилана в первые дни с Возом. Я почувствовал, что он кое-что открывает, поэтому подтолкнул его, спросив, были ли у него когда-нибудь сомнения по поводу технологий, не считал ли он, что мы заходим слишком далеко: генетические исследования, клонирование и все такое.

Он посмотрел на меня и закатил глаза. «Знаете, я бы предпочел просто поговорить о музыке.Эти общие вопросы просто — zzzzzzzz , — сказал он, громко храпя. «Я думаю, что мы все счастливее, когда в нашей жизни есть немного музыки».

Он помахал моему магнитофону. — Выключи это, — приказал он. — Мы можем просто поговорить?

— Конечно, — сказал я, выключая машину.

«Мне просто очень неудобно об этом говорить. Это не мое».

«Тебе не нравится думать о прошлом, не так ли?» Я попросил.

— Я ничего не имею против прошлого, — сказал он.«Я просто хочу сосредоточиться на будущем».

С этого момента мы перешли к свободному разговору о новостях дня, начиная с избрания Арнольда Шварценеггера губернатором. («Хотелось бы, чтобы у него было побольше опыта в бизнесе», — сказал Джобс.) Я спросил его, думал ли он когда-нибудь баллотироваться на государственную должность. Он расплылся в широкой улыбке и передразнил голос репортера: «Да, мистер Джобс, не могли бы вы сказать нам, сколько раз вы принимали кислоту?» Пока мы говорили, я почувствовал другого Стива Джобса, кого-то менее уверенного, менее уверенного в себе.Я спросил его, часто ли он навещал Дилана, когда был моложе. — Никогда, — сказал он с явным сожалением. «Я был слишком занят Apple». Я вдруг понял, какой узкой была его жизнь, как дорого ему стоил его успех – он был так сосредоточен на одном, так отчаянно пытался заставить это работать.

Каким-то образом мы перешли к теме Билла Гейтса, и я спросил его, считает ли он Гейтса жадным. «Мне нравится Билл, но иногда я задаюсь вопросом: Билл, почему ты должен брать доллар с каждого доллара, который проходит через твои руки? Почему у вас должно быть все это? Разве вы не можете просто взять, скажем, 99 центов и оставить пенни кому-то еще?»

Он казался необычайно расслабленным, не торопясь заканчивать интервью.Я подумал о вопросе, который всегда хотел задать ему.

«Откуда у вас обычное отношение к технологиям?»

«Обычный человек?»

‘Да вы знаете – простота конструкции. Вы понимаете, как люди используют технологии по-человечески. Откуда это?»

«Вы так говорите, будто у меня на лужайке перед домом стоят статуи председателя Мао», — сказал он, смеясь.

«Нет, я серьезно».

«Я не думаю, что это так глубоко. Я думаю, что большинство людей в мире технологий не обращают внимания на дизайн.Они ничего не знают о дизайне, им все равно».

Внезапно я увидел, что он начинает терять терпение, что мое время истекает.

«Ты сожалеешь о своей жизни?»

— Конечно, — сказал он.

«Как что?»

«Личные вещи. Вещи, связанные с семьей». Я предположил, что он имел в виду Лизу, но не настаивал.

В этот момент мои записи прерываются. Я точно не помню, как мы к этому пришли, что именно я спросил у него, что вызвало ответ.Может быть, я спросил его, есть ли что-то, что он сделал бы по-другому. Может быть, я спросил его, чувствует ли он себя счастливым. Может быть, я даже спросил его, боится ли он умереть. Но что я помню, так это то, что Джобс наклонился вперед в конце стола и смотрел прямо на меня, его глаза были напряженными. «Я думаю, что жизнь — это то, что происходит в мгновение ока», — сказал он. Он щелкнул пальцами. — У нас здесь всего лишь короткий момент, а потом мы уходим.

Когда я прощался, он долго смотрел мне в глаза. Не знаю, что это значило, но в нем была человечность, которую я раньше не замечал.Я видел, что он был растерян и уязвим. Он шел на жертвы, поступал неправильно, сожалел. То, чем он поделился со мной, было не головокружительными мыслями провидца, а мыслями обычного человека.

Всего месяц назад у него диагностировали рак поджелудочной железы.

Джобс никогда не думал, что доживет до сорока. У него был более чем мимолетный интерес к буддизму, который учит, что смерть не обязательно окончательна — что души могут перевоплощаться. Тем не менее, для отца четверых детей диагноз стал жестоким ударом.

Большинство людей, заболевших раком поджелудочной железы, умирают в течение нескольких месяцев. Но Джобсу повезло, как это часто случалось. Его рак, редкая нейроэндокринная опухоль, рос медленнее, чем у большинства, что давало ему больше времени для лечения. Вместо того чтобы бояться смерти, Джобс воспринял ее как инструмент для прояснения своего мышления. «Помнить, что я скоро умру, — это самый важный инструмент, с которым я когда-либо сталкивался, чтобы помочь мне сделать важный выбор в жизни», — сказал он в своей речи перед выпускниками Стэнфордского университета. «Потому что почти все — все внешние ожидания, вся гордыня, весь страх смущения или неудачи — эти вещи просто отпадают перед лицом смерти, оставляя только то, что действительно важно.

Как всегда, Джобс искал утешение в работе. Два самых инновационных и успешных продукта Apple — iPhone и iPad — были выпущены после того, как у него диагностировали рак. Оба были рискованными предприятиями, которые легко могли провалиться, но Джобс сохранил свою перфекционистскую дисциплину. Вик Гондотра, глава отдела мобильных приложений Google, однажды воскресным утром посещал религиозную службу, когда ему позвонил Джобс. «Я смотрю на логотип Google на iPhone, и мне не нравится значок, — сказал ему Джобс.«Вторая буква «о» в Google не имеет правильного желтого градиента. Это просто неправильно, и завтра я попрошу Грега это исправить. Это нормально для тебя?» Гондотра называет это уроком, который он никогда не забудет. «Генеральные директора должны заботиться о деталях, — говорит он. «Даже оттенки желтого. В воскресенье.»

По мере того, как его болезнь ухудшалась, жизнь Джобса еще более сужалась. Он не выходил по ночам, никогда не принимал наград, не произносил речей, не посещал вечеринок. Вместо этого он отсиживался в своем доме в Пало-Альто, где тусовался со своей семьей и узнавал все, что мог, о раке и о том, как его победить.«Он знал об этом больше, чем любой онколог», — говорит его старый друг Ларри Бриллиант, доктор медицинских наук. Его тело становилось все тоньше и тоньше, и он взял шестимесячный отпуск в Apple, чтобы сделать пересадку печени.

В конце прошлого года Джобс позвонил мне ни с того ни с сего, чтобы спросить, не могли бы мы вместе написать еще одну статью для журнала. Меня поразило, как по-другому звучал его голос по телефону. Он был не просто мягче и слабее. Это было также более любопытно. Впервые он спросил меня о моих детях. Я понятия не имею, как он вообще узнал, что у меня есть дети — мы никогда не обсуждали это.Другие заметили то же изменение в его поведении. Он больше не казался таким высокомерным, у него было много времени и сострадания к страданиям других. Когда у 24-летнего сына Бриллианта развился рак, который оказался смертельным, Джобс стал его «приятелем-раком», говорит Бриллиант. Джобс составил таблицы с подробным описанием плюсов и минусов различных врачей, чтобы решить, к кому обратиться. Он звонил каждую неделю, рассказывая сыну Бриллианта о химиотерапии, говоря: «Если я смог пройти через это, то и ты сможешь». «Всякий раз, когда он был подавлен, Стив звонил ему и говорил с ним ободряюще, чтобы поднять ему настроение», — вспоминает Бриллиант.

На презентации iPad в январе 2010 года Джобса сопровождала его семья, включая жену Лорен и сестру Мону. На сцене он работал над своей презентацией, выглядя худым и хрупким, но мужественным. Его тело было худощавым, щеки впалыми. После выступления Джобс надел черную толстовку с капюшоном и пошел в демонстрационную зону, чтобы поговорить со СМИ. Когда я остановился, чтобы поздороваться, он посмотрел на меня остекленевшими глазами — далекими, расфокусированными глазами старика — и сказал: «Что вы думаете об iPad?» Я не был уверен, узнал ли он меня, и было ясно, что ему трудно поддерживать разговор.Пиарщики Apple быстро увезли его прочь, и я больше никогда с ним не разговаривал.

Для Джобса слайд продолжился. Бриллиант часто останавливался у него дома. В хорошие дни они шли пешком в центр города, чтобы выпить смузи — единственной еды, которую мог есть Джобс. «Мы много смеялись, — говорит Бриллиант. «Иногда мы говорили о Боге или о загробной жизни, что очень интересовало Стива. Он был очень откровенен в том, что происходит. Он не был в каком-либо отрицании». Джобсу часто привязывали капельницы к рукам.«Я шутил с ним, что выше шеи он выглядел великолепно», — говорит Бриллиант. — Но ноги у него были как у Бэм-би. Иногда, когда разговор становился тяжелым, Бриллиант — человек не маленький — заползал на кровать рядом с Джобсом и держал его. «Его не беспокоило будущее Apple — он знал, что все будет хорошо, — говорит Бриллиант. «Он думал о своих детях. Он сказал мне: «Я просто хочу прожить достаточно долго, чтобы увидеть, как мои дети закончат среднюю школу».

Согласно Brilliant, за лето Джобс дважды был очень близок к смерти: «Он собрал свою семью вокруг себя, чтобы попрощаться.Каким-то образом он оба раза собирался, но траектория была ясна. Лишь нескольким людям разрешили увидеть его в последние дни его жизни — помимо его ближайших родственников, в список входили доктор Дин Орниш, близкий друг, и Джон Доэрр, венчурный капиталист. В последний раз Бриллиант видел его за две недели до смерти. В своей комнате у Джобса были две фотографии гуру, которого он никогда не видел, Ним Кароли Баба, а также книга учений Бабы «Чудо любви». Бриллиант говорит, что хотя он был ужасно худым, Джобс был «сдержанно оптимистичен» в том, что у него все получится, что новое лечение рака, которое он принимал, может выиграть ему больше времени.«Когда я ушел, — говорит Бриллиант, — я не чувствовал, что прощаюсь».

Джобс умер дома в среду, 5 октября, в окружении своей семьи. Ему было 56 лет. Он всегда знал, что никогда не доживет до старости, но подошел ближе, чем когда-либо мог себе представить. Он использовал дополнительные годы — «время, взятое взаймы», как он это называл, — чтобы завершить духовное путешествие, которое он начал еще ребенком в абрикосовых садах Силиконовой долины. «В нем были две стороны», — говорит Боно, который разговаривал с Джобсом незадолго до его смерти.«Был воин, а потом была очень нежная и тихая сторона. Я уже скучаю по нему». Джобса можно помнить как человека, который привнес человеческое прикосновение в наши цифровые устройства. Но, возможно, его самым большим — и самым трудным — достижением было привнесение человеческого прикосновения к Стиву Джобсу.

Этот материал взят из номера журнала Rolling Stone от 27 октября 2011 года.

Голова хиппи, буддийская душа, сердце художника — Милена Нгуен

Свободолюбивый хиппи Стив Джобс в свои 20 лет часто одевался и пах как бомж.Он ходил босиком, чтобы встретиться с потенциальными клиентами или инвесторами. Однажды Джобс поставил ногу на стол, делая коммерческое предложение; его выгнали. Даже годы спустя, когда 26-летний председатель Apple посещал занятия в Стэнфорде, Джобс снимал пиджак и туфли, садился на стол и скрестил ноги в позе лотоса.

В нем есть еще кое-что, что никто не может отрицать: в глубине души Стив Джобс был художником. Джобс играл на гитаре, писал стихи. 28 лет, а Джобс все же признал, что если бы он не работал с компьютером, то мог бы представить себя поэтом в Париже.На протяжении всей своей жизни Джобс любил музыку, особенно Боба Дилана, и был одержим красотой, особенно красивым дизайном.

Хиппи, дзен-буддист и художник. Это не были преходящие этапы бунтарского 20-летнего Стива Джобса. Они были кровью, которая пульсировала в его жилах на протяжении всей его жизни: человек с головой хиппи, душой дзен-буддиста и сердцем художника. Они были движущей силой его успеха.

голова хиппи

«Люди, которые изобрели двадцать первый век, были хиппи с Западного побережья, которые курили марихуану и носили сандалии, такие как Стив, потому что они видели иначе», — сказал Боно о наследии контркультуры. .Джобс был хиппи, неудачником, бунтарем в подростковом возрасте и в начале 20-х годов. Самое замечательное в Джобсе то, что эти полосы не были подавлены, когда он стал бизнесменом; они были усилены. Несмотря на то, что он одевался и пах лучше, Стив Джобс был больше, чем бизнесмен. В его голове крутился бизнес-хиппи.

Взгляд Джобса на мир в стиле хиппи привел к важному убеждению: правила к нему неприменимы . Он считал себя невосприимчивым ко всем ограничениям. Джобс бунтовал в повседневных поступках, таких как вождение: он сидел в машине без номерных знаков, парковался на местах для инвалидов, нарушал скоростной режим.Джобс бунтовал и в более серьезных вещах. Например, отцовство: он бросил свою дочь, когда ему было 23 года. «Обязанности», казалось, были записаны в его книге как «правила», против которых он сознательно или подсознательно вращался. Невидимые правила, такие как обычная вежливость или вежливость, также не распространялись на него. Джобс был известен как «колючий» и предельно честный человек.

Стив Джобс: художник или хиппи-капиталист?

Позвольте мне убрать обязательное «Да здравствует Стив». Стив Джобс был великим бизнесменом: легендарным новатором и разработчиком продуктов; вдохновенный маркетолог; безжалостный эксплуататор монопольной власти; а внутри компаний, с которыми он был связан, он был огромным (а иногда и устрашающим) источником энергии и движения вперед.

Но великий художник, как предположили некоторые, в том числе авторы заголовков Huffington Post? Если это так, то он был великим художником в том же смысле, в каком Боб Дилан и Энди Уорхол — великие художники: чрезвычайно талантливые галки, которые брали полусырые инновации других людей и превращали их в прекрасные продукты, пользующиеся массовым спросом. Apple не создала первую настольный компьютер на базе микропроцессора: Micral N и MITS Altair предшествовали эпохальному Apple II. Стив Джобс тоже не создавал мышь: он взял ее из версии, которую видел в исследовательском центре Xerox Parc в Пало-Альто.Джордж Лукас, а не Джобс, создал Pixar. Nomad Jukebox, цифровой музыкальный проигрыватель, сделанный сингапурской компанией, предшествовал iPod.

Настоящая гениальность Джобса заключалась в том, что он раньше всех увидел, что компьютерная индустрия сливается с индустрией потребительских товаров, и что успех будет доставаться продуктам, которые будут полезными и хорошо спроектированными, а также приятными на вид и умело брендированными. Он взял подлинные инновации и усовершенствовал их. Apple Macintosh, выпущенный в 1984 году, был первым ПК, который не выглядел так, будто ему место в подвале научного центра кампуса, окруженном учебниками по математике и использованными коробками из-под пиццы.В iBook использовались яркие цвета, чтобы ноутбуки выглядели круто. iPod, в отличие от Nomad, был достаточно гладким и легким, чтобы носить его с собой в кармане. В документальном фильме PBS 1996 года под названием «Триумф ботаников» сам Джобс сказал: «Мы всегда бесстыдно воровали великие идеи».

В отличие от Томаса Эдисона, с которым его сравнивали, Джобс на самом деле не был изобретателем. На самом деле, по меркам Силиконовой долины, он вообще не был технарем. Как отметил Джон Маркофф из Times в своем осторожном некрологе:Возняк будет технической частью, а мистер Джобс — маркетинговой частью оригинальной Apple». Во время создания iPod его главная роль, согласно статье Wired s Леандера Кани, опубликованной в 2006 году, заключалась в поощрении Джона Рубинштейна, бывшего главы подразделения аппаратного обеспечения Apple, и Тони Фаделла, инженера Apple, к построить что-то лучше, чем Кочевник.

В целом, успех Джобса во многом был обязан удаче, которую ему довелось вырастить в Маунтин-Вью и Лос-Альтосе в 1970-е годы.С изобретением микропроцессора и развитием Интернета — оба продукта финансируемых государством исследовательских программ — Силиконовая долина была полна технических идей и эффектных компонентов, ожидающих превращения в приложения для массового рынка. Джобс увидел возможность и блестяще ею воспользовался.

Если отнести Джобса к определенной категории, то он был капиталистом-хиппи — ведущим представителем расы, появившейся в 1960-х и включающей Бена Коэна и Джерри Гринфилда, создателей Ben & Jerry’s; Ричард Брэнсон, человек, стоящий за Virgin Airlines; Анита Роддик, основательница Body Shop; Феликс Деннис, импресарио журнала; и Янн Веннер, основатель Rolling Stone .Имея опыт работы в движении, которое высмеивало работу на «мужчину», эти классные предприниматели поняли, что одно из величайших преимуществ, которое может иметь бизнес, — это считаться модным и чувствительным к более важным вопросам.

По мере роста их бизнеса они пытались, с разной степенью успеха, сохранить свою репутацию аутсайдеров и ренегатов. Конечно, это не всегда срабатывало. По иронии судьбы, сегодня газета Times процитировала Веннера, который жаловался на объем контроля, который Джобс и Apple стремились установить над журнальной индустрией.«Нет смысла ни мне, ни какому-либо другому издателю давать им имя моего клиента в обмен на две или три тысячи сменных читателей, так что в конечном счете, как и в музыкальном бизнесе, я останусь полностью вне связи и не буду контролировать доставку. «, — сказал Веннер.

Очевидно, Веннер сочувствует чувствам, стоящим за старым панк-роковым лозунгом «Никогда не доверяй хиппи». Многие другие руководители технологий и средств массовой информации, имевшие дело с Джобсом на пике его успеха и власти, пришли к такому же выводу.Но мало кто из них мог скрыть свое восхищение своим мучителем. Даже когда он вел себя как железнодорожный магнат девятнадцатого века и превращал ваш бизнес в цифровой эфир, Джобс был крут.

*Обновлено: 9 октября. Прежде чем общества признательности Боба Дилана и Энди Уорхола попытаются депортировать меня, позвольте мне пояснить, что я являюсь поклонником обоих, и у меня есть (или были) копии многих их известных работ. Суть, которую я пытался подчеркнуть и которую мне следовало выразить более четко, заключалась в том, что ни один из них не создавал жанры, в которых они работали: Дилан не изобретал фолк-рок, а Уорхол не изобретал поп-арт.Несомненно, однако, что они развивали свои жанры по-новому, создавая вещи непреходящей красоты. Чтобы исправить мою расплывчатую формулировку, я отредактировал оскорбительное предложение, опустив «только», добавив «чрезвычайно» и заменив «красиво сделано» на «красиво».

Фотография Джона Мабангло/AFP/Getty.

Хиппи, ставший пророком

Увлекательная биография Стива Джобса, написанная Уолтером Айзексоном, обязательна к прочтению всем, кто хочет больше узнать о жизни, лидерстве и технологиях.И это не становится агиографией. Когда Стив Джобс приехал в Индию 19-летним хиппи из Калифорнии в поисках Нима Кароли Бабы, он приземлился в ашраме в предгорьях Гималаев, где святой человек насильно обрил ему голову.

За семь месяцев скитаний по Северной Индии молодой технарь впитал в себя краски Кумбха Мелы в Харидваре, несколько раз перечитал «Автобиографию йога», потому что больше читать было нечего, подрался с деревенская женщина, которая смешивала воду с молоком, которое она продавала, и вообще жила жизнью на мели.

Он вернулся без «просветления», которого искал, хотя поездка оказала на него неизгладимое влияние. Именно дзен-буддизм стал духовным фоном для его технологического пути, и ему не нужно было далеко уезжать из Силиконовой долины, чтобы найти учителя дзен.

Находясь в Индии, он понял, что люди в индийских деревнях живут так же, как и на Западе, но «вместо этого они используют свою интуицию, и их интуиция гораздо более развита» и что «интуиция сильнее интеллекта».Это был главный вывод из его визита в Индию, и это оказало длительное влияние на его дальнейшую работу.

Впервые более полный отчет о хиппи-днях Джобса и времени, которое он провел в Индии, был обнаружен в биографии Уолтера Айзексона, бывшего управляющего редактора журнала Time. История с Индией важна, потому что она произошла в самом начале жизни Джобса и стала ключевой составляющей его сложной личности.

Джобс был творческим предпринимателем со страстью к совершенству, а не к опционам на акции и рыночной капитализации.Он мог представить продукты и устройства, в которых потребители не знали, что им нужны. Именно этот двигатель изменил шесть отраслей за последние три десятилетия — персональные компьютеры, анимационные фильмы, музыку, телефоны, планшетные компьютеры и цифровые публикации. Это делает историю Джобса рассказом об инновациях за последние 30 лет или около того.

Взросление в Силиконовой долине в 1960-х и 1970-х годах было захватывающим, с новыми разработками, такими как появление микропроцессора, который мог сделать компьютер персональным устройством, в отличие от мейнфреймов, продаваемых такими компаниями, как IBM.Джобс рано узнал, что он приемный ребенок и что его биологические родители бросили его. Его вдохновил фольклор о технологических компаниях, вырастающих из гаражей, и он хотел стать частью этой истории.

Это заставило его погрузиться в то, что в книге описывается как «контркультура рок-наркотиков-повстанцев в районе залива», которая в конечном итоге помогла создать индустрию персональных компьютеров. Название Apple, компании, соучредителем которой был Джобс, было связано с тем, что он был «фруктоводом».Еще одна причина выбора имени заключалась в том, что «оно позволит нам опередить Atari в телефонной книге»! Раньше Джобс работал по ночам в компании Atari, занимающейся видеоиграми. Название Macintosh также произошло от сорта яблок под названием McIntosh.

Джобс считал себя мятежником против крупных компаний, таких как IBM, и всегда хотел создать отряд пиратов, чтобы сразиться с врагом. На протяжении всей своей карьеры, как отмечает автор, Джобс любил видеть себя «просвещенным мятежником, выступающим против империй зла, воином-джедаем или буддийским самураем, сражающимся с силами тьмы».

Он хотел, чтобы на него работали увлеченные люди, и одним из его любимых афоризмов было: «Лучше быть пиратом, чем служить на флоте». Он отводил потенциальных кандидатов в комнату, где прототип Mac оставался накрытым тканью, а затем демонстративно демонстрировал его и наблюдал. Если у них загорались глаза, они хватались за мышь и начинали щелкать, он их нанимал.

Он был безжалостным менеджером, который видел людей двояко — либо они были «просвещенными» и лучшими, либо совершенно бесполезными.Сложность заключалась в том, что он мог быстро развернуться. Его вспыльчивое поведение было вызвано его перфекционизмом и нетерпением по отношению к людям, которые идут на компромисс, чтобы выпустить продукт вовремя и в рамках бюджета.

У Джобса было чутье на то, чтобы сделать «технологии удобными в использовании и интерфейсы удобными». Именно эта философия заставила Джобса предвидеть на рубеже тысячелетий, что ПК должен стать «цифровым центром», управляющим музыкой, изображениями, текстом, видео и всеми другими аспектами «цифровой жизни».Именно это видение привело к появлению iTunes, iPod, iPhone и iPad.

Исааксон откровенно рассказал историю Джобса и клинически проанализировал каждый аспект его жизни — детство, любовные связи, семью, детей и так далее — и работу. Несмотря на то, что это книга о технологиях и Силиконовой долине, она не читается как биография бизнесмена.

Ключевые аспекты творческой деятельности Джобса, такие как проектирование продуктов, создание инженерных групп и рекламные кампании, были подробно рассмотрены в аккуратно организованных главах.Именно Джобс хотел, чтобы биография была написана, и полностью сотрудничал с автором, но у автора была свобода обсуждать аспекты своей жизни, которые Джобс не хотел бы обсуждать, или людей, которые ему не нравились. Это, конечно, не агиография. Это обязательная книга для всех, кто интересуется технологиями, лидерством и жизнью.

Стив Джобс: Хиппи на миллиард долларов

Я думаю, что все это должно происходить из-за того, что у него когда-то были длинные волосы, когда он жил в районе Сан-Франциско, вероятно, так обозначали стареющие остатки Великого Безмолвного Большинства Трикки Д*ка или что-то в этом роде.В любом случае… да! Пока результаты отображаются на их банковских счетах, это единственный важный итог, верно? Это просто высший разум и Капитализм Верховного Бога, и любой, кто отрицает это, явно просто завидует тому, кто лучше… Кто в здравом уме не хочет, чтобы его жизнь вращалась вокруг потребления и конкуренции? Уклоняться от этого современного предписания — это просто ОПРЕДЕЛЕНИЕ безумия!

Я не возражаю покупать вещи, в определенных пределах… и у меня нет каких-либо проблем с тем, что люди становятся богатыми, как таковые.Но, в самом деле, куда денутся такие целеустремленные люди, как Джобс, в (не слишком отдаленном?) будущем, когда они не могут вполне заниматься обычными делами, которые ВСЕ сводятся к перекачиванию денег наверх, без малейшего остатка. заботиться о каких-либо подлинно альтруистических целях, не заботясь о судьбе планеты и тем более о нанятых ими работниках? (Я так устал от всего этого запланированного устаревания, к черту закон Мура.) Где одаренные люди, которые собираются спасти планету от этого ЗАРАЖЕНИЯ необузданного капитализма? Где министры умеренности? Где Форды и Гейтсы, которые достаточно умны, чтобы понять, как разрабатывать и использовать технологии в пределах возможностей планеты для их поддержки?

Где эти блестящие люди в этой системе?

Где ИНВЕСТОРЫ для поддержки их работы, когда они появятся?

Это зависит от нас, не так ли? Пока в людях и их установках не произойдет (и останется) настоящий сдвиг парадигмы, законы не изменятся; пока законы не сделают, капиталистов не будет.Честными средствами или нечестными, я убежден, что мир, созданный безудержной жадностью, должен скоро рухнуть росчерком пера или сгореть. Но НИКТО не может сказать мне, что доступные электромобили не могут производиться серийно ПРЯМО СЕЙЧАС. НИКТО не может сказать мне, что солнечную энергию и энергию ветра нельзя использовать с экономической точки зрения ПРЯМО СЕЙЧАС. НИКТО не может убедить массы в необходимости радикальных перемен ПРЯМО СЕЙЧАС. Пусть какие-нибудь мутафуки заработают по 20 миллиардов за такие достижения, и я буду иметь честь вспахать все их огороды!

Что единственное препятствует тому, чтобы подобные вещи происходили ПРЯМО СЕЙЧАС?

Жадность и соучастие.

Джобс, интеллект которого я уважал (хотя я никогда не покупал НИ ОДНОЙ из его продуктов), ЯВЛЯЕТСЯ прекрасным примером человека, который нам нужен с этого момента, хотя и с «небольшой корректировкой» его методов, целей, и мотивации.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ХИППИ СТИВА ДЖОБСА

Стив Джобс известен во всем мире как лицо Apple, парень, который произвел революцию в технологической индустрии и навсегда изменил парадигмы технологий. Он был создателем Mac, iPod, iPhone и iPad.А ведь было время задолго до того, как у него было столько звездных перьев в шапке, и тогда он не мылся!


Живя в Калифорнии, ему было всего около 15 лет в начале 1970-х, когда культура хиппи расправляла свои крылья и медленно просачивалась в повседневную культуру. Между вторым и младшим классом он начал курить марихуану и поссорился со своим отцом. Он не слушал отца, неоднократно просил бросить курить и стоял на своем, говоря, что это его решение.Затем он бросил колледж после первого семестра (и не имел ученой степени, когда умер) и начал экспериментировать со всевозможными вещами, которые по большей части были типичными «хиппи».

Он и его друг Даниэль Коттке перестали есть мясо и стали убежденными вегетарианцами. Они начали практиковать медитацию и читать книги о дзен-буддизме, духовности, просветлении и повышении сознания. Он и Коттке вместе тусовались с парнем по имени Роберт Фридланд, который уже отсидел два года в тюрьме за хранение и распространение ЛСД.Тем не менее, это не помешало ему поделиться этим со Стивом Джобсом, и позже он положительно отозвался об этом опыте, сказав, что «принятие ЛСД было одним из двух или трех самых важных вещей, которые я сделал в своей жизни. » Далее он также сказал, что в то время «был постоянный поток интеллектуальных вопросов об истине жизни».

 Это еще не все. Джобс перестал носить тапочки и перестал принимать душ. Из-за диеты, которую он принял, он чувствовал, что ему не нужно принимать душ, так как все его внутренние токсины выводились за счет употребления в пищу «чистых» продуктов, таких как фрукты и овощи.На самом деле, в какой-то момент он съел так много моркови, что стал цвета «раннего заката», как позже сказали некоторые друзья.

 Он спал на полу в комнатах своих друзей (поскольку у него не было своей комнаты в общежитии) и собирал бутылки с безалкогольными напитками для депозита никеля, с помощью которых он зарабатывал достаточно денег, чтобы купить любую еду, которую он съел. Хотя ему часто было холодно, а с деньгами было туго, ему очень нравилось учиться в колледже.

 Однако к 1974 году он захотел уехать в Индию.Вдохновением для этого послужила книга Ричарда Альперта, ставшего Рамом Дассом, под названием «Будь здесь и сейчас», в которой рассказывалось о профессоре Гарварда, ставшего йогом, и его опыте на этом пути. Рам Дасс сам проделал весь путь до Индии и нашел там своего духовного гуру, и Стив Джобс хотел испытать нечто подобное.

 Однако его знакомство с Индией было совсем другим. Как только он добрался до Индии, он сразу же заболел дизентерией, у него поднялась высокая температура и он похудел.После выздоровления, когда он ел во время религиозного праздника, к нему подошел святой человек и, смеясь, сел рядом. Затем он потянул Джобса за руки и повел к пруду. Там он окунул голову в воду и сбрил волосы, сказав, что это для его здоровья.

 Джобс искал свой внутренний голос и глубокое духовное сознание, но больше всего его поразило то, как крайняя нищета и религиозная святость идут рука об руку. Позже в своем путешествии он также заболел чесоткой и был убежден, что не найдет места, где можно было бы получить просветление.Вернувшись из поездки, он навсегда останется под влиянием индийского образа мыслей, с точки зрения религии и ее опоры на опыт, а не на интеллект.

 Годы спустя Джобс упомянул, что поездка в Индию научила его «силе интуиции и эмпирической мудрости».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.