Своё хозяйство в деревне: ОПЫТНЫЕ КРЕСТЬЯНЕ СОВЕТУЮТ, С ЧЕГО НАЧАТЬ СТРОИТЬ НОВУЮ ЖИЗНЬ В ДЕРЕВНЕ

Содержание

Как городскому жителю создать в деревне свое хозяйство

С Оксаной Кавериной многие наши читатели уже знакомы. Для тех, кто не знаком, короткая справка: Оксана — хозяйка «Кузнецовского подворья», уже шестой год живет в Череповецком районе, в деревне Кузнецово. На зимовку там остаются всего шесть дворов, вместе с Оксаниным хозяйством. А хозяйство впечатляет! 3 овцы, которые скоро должны ягниться, коза, гуси, утки, индюки, цыплят заложено в инкубатор   84 штуки, 5 котов, собака, кроликов 20 штук и говорящий ворон Вася… Как молодая женщина стала хозяйкой такого подворья и как справляется с ним? Мы беседовали с Оксаной долго и обо всем: о деревне, о философии жизни в ней, о страхах и новых возможностях.

«Просто хорошо»Дом Оксаны Кавериной был достроен 22 августа 2014 года, и в сентябре молодая женщина отметила новоселье.Маленькая деревня полюбилась с первого взгляда, и Оксана поняла, что хочет там жить. Изначально была задумана баня, но позже стало ясно, что будет уютный дом, под стать деревне, в которой он находится.

— Переехала и поняла, что уехать не могу. Мне здесь просто хорошо. Переезд был таким: осталась на несколько дней, потом еще на недельку, потом морозы начались — ну ничего, думаю, останусь. Так и живу, — рассказывает Оксана.

Основной деятельностью Оксаны долгое время была фотография. Сейчас фотодело перешло в другое русло — проводится очень много фотосессий в самом подворье. Начался просто поток фотосессий, особенно семейных, несмотря на расстояние: Кузнецово находится в 50 км от Череповца. И это удивительно, что люди едут.— Везут детей жизнь в деревне посмотреть. В студии все искусственно — натянут фон, постановочные кадры. А здесь целый дом, я живу в этом пространстве. И эти эмоции — от цыплят, крольчат, — их только успевай снимай.

«В деревне не бросят»«Почему люди не переезжают в деревню, что останавливает?» — задаю свой традиционный вопрос.— Это только страхи. Страх остаться невостребованными. Страх остаться без денег. Хотя в деревне можно при желании найти возможность заработать, — рассуждает Оксана. — Приехать в чистое поле может далеко не каждый. Люди привыкли жить в городе, на всем готовеньком, можно лениться — общество потребления. В деревне ты должен пахать ежедневно. Постоянно нужно включать голову и сообразительность, где взять, как отремонтировать. В городе этого ничего не надо делать: пошел в магазин и купил все, что нужно. Получается замкнутый круг — дом, работа.— Тянется народ в деревню?— Сейчас идет пробуждение, у людей открываются глаза. Нужно больше освещать эту тему, давать информацию о переездах. Что это не страшно. В деревне тебя никогда не бросят — придут соседи, помогут, притащат тебе этой рассады, каких-нибудь вещей, животных отдадут бесплатно. Я сама отдаю цыплят, кроликов раздавала. В городе человек вечно взбудоражен, все бегом. Чем дольше ты живешь в деревне, тем крепче становится связь с природой, она сама тебе выстраивает график. Начинаешь жить по природным правилам, ты все равно откроешь глаза, когда встало солнце. С течением времени ты понимаешь мудрость природы, чувствуешь ее законы уже на интуитивном уровне. Поэтому, если даже чего-то не знаешь, все равно сделаешь верно, когда делаешь с душой: тебе все поможет — и природа, и высшие силы. И деньги сами придут.

Чем живет подворье?Сейчас Оксана занимается доставкой фермерских продуктов — квашеной капусты, пельменей, вареников. Все делает сама, своими руками.— Оксана, какой была реакция местных жителей на горожанку, поселившуюся в их деревне?— Думали, что я неадекватная, что у меня в жизни что-то случилось, а потом все пошли здороваться и знакомиться. Есть и зависть, потому что у меня много что получается. Но я всем говорю: радуйтесь! Гуси гуляют — радуйтесь! Где вы их еще увидите? Коз кто держит в деревнях? Единицы. А у детей сколько восторга от того, что видят настоящее, живое животное. Не все, к сожалению, это понимают…— Какие планы у «Кузнецовского подворья»?— Ведется строительство бани. Хочется возродить исконно русскую традицию бани. Не то, что сейчас принято: сауны финские или бани, когда пришел, помылся и все. А именно целебная баня, со всеми традициями, баня по-черному.В деревне уже проводилось много праздников, реализовано много проектов. Отмечали и Масленицу, и праздник Ивана Купалы, были и колядки в Сочельник.

На лето у Оксаны и ее единомышленников много планов.— Мне кажется, что моя миссия и задача — заниматься пропагандой деревни. Есть понятие «подобное к подобному» — ко мне ни разу не приезжали люди агрессивные, злые, негативно настроенные. Приезжают душевные люди, с которыми всегда есть общие темы для разговоров.Запланированы курсы по иллюстрации, люди будут на закате рисовать с мольбертами. Но главное приключение лета-2020 в «Кузнецовском подворье» — трехдневный семинар по изготовлению деревянных игрушек и украшений. Приготовления к нему начались уже сейчас, мастера разрабатывают программу. На семинаре можно будет узнать историю деревянных игрушек, самим изготовить серьги, кулоны, подвески. И конечно же, будет вся романтика деревенской жизни — подъем с петухами, умывание росой, ночевка на сеновале!

Анна Белая, газета «Голос Череповца»

Звёзды интернета из тамбовской глубинки

Марию и Евгения Комнатных из Сосновского района можно было бы назвать типичными сельскими жителями — добротный дом, отделанный своими руками, крепкое хозяйство с коровами, свинками и курами. Но есть одно но. Они видеоблогеры, причём довольно успешные. На их ютуб-канале уже 32 тысячи подписчиков. Семья снимает видео о жизни в селе, делится советами ведения хозяйства, рассказывает о хлопотах и простых радостях жизни в деревне. А ведь совсем недавно Комнатные были городскими. Но пять лет назад семья переехала жить из Тамбова в Атманов Угол. Очень уж хотелось своё хозяйство завести.

«ЭТО БЫЛ СВОЕОБРАЗНЫЙ СИМВОЛ»

Мария и Евгений познакомились в Сочи. Она родом из приморского города, а вот её будущий муж приехал из Тамбова только на сезон — работать шашлычником.

«Полюбились, поженились, прожили в Сочи три года, да и уехали в Тамбов. Какое-то время пожили здесь и решили переезжать в деревню», — вспоминают Комнатные.

Деревенский дом искали недолго. Семья вспоминает, как очертили круг радиусом 100 км от Тамбова. Нашли за две недели.

«Поехали смотреть дом по объявлению, а по дороге остановились в лесу и нашли два ведра белых грибов. Это был своеобразный символ для нас. Село очень красивое, но жилище нас совершенно не устроило. Тогда пошли в местный продуктовый и сельсовет, чтобы спросить, что ещё продаётся. В итоге нам дали список из семи домов», — рассказывают блогеры.

Дом, в котором сейчас живут Комнатные, поначалу их сильно напугал. Во дворе поросль, в доме не было пола, обои оторваны. Здесь никто не жил пять лет, внутри сырость.

«Но этот дом нам понравился. Тем же вечером мы позвонили хозяйке и отдали задаток. Уже через два месяца переехали в новое жилище», — говорит Мария.

Мария Комнатная рассказывает, что до переезда в деревню выращивала на даче лук, морковь и картофель. А вот животными никогда не занималась.

«Смотрела ролики и думала, что это страшно. А теперь могу и сама руками в корову залезть, — смеётся Мария. — Мы планировали снимать отёл коровы. Только телёнок пошёл неправильно, съёмку пришлось прекратить, а мне залезть внутрь коровы рукой, чтобы понять, как далеко копыта. Тут либо залезешь, либо потеряешь корову. Голову нащупала, а копыт нет. Надо было переворачивать теленка, в итоге вызывали ветеринара».

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К БЛОГУ

В 2016 году семья Комнатных впервые купила 20 гусей, индюков, бройлеров, кур-несушек, уток — в общей сложности 100 штук, а ещё двух поросят. Первый опыт был признан удачным и Мария с Евгением продолжили искать себя в сельском хозяйстве. В следующем году решили взять цыплят-бройлеров, чтобы продавать птицу. Всё было хорошо, пока не попались инфекционные.

Птица, увы, передохла, а Комнатным даже пришлось ненадолго уехать из деревни. Спустя 10 месяцев семья подкорректировала планы и вернулась, чтобы продолжить заниматься хозяйством дальше. Решили разводить породистую птицу.

Хозяйство постепенно развивалось. Со всеми трудностями с самого начала помогал справляться ютуб. Там были каналы опытных фермеров, с советами на любой случай. Кроме того, Мария заметила, что с помощью ютуба фермеры успешно реализуют продукцию своим подписчикам. Тут и пришла мысль перенять передовой опыт.

«Мы долго выбирали открывать канал на ютубе или создавать сайт. В техническом плане создать сайт оказалось сложнее. Поэтому решили открыть канал, — делится Мария. — Муж изначально был против и не понимал, зачем нам это. Тем более что на это тратится много времени. Я же быстро научилась монтировать. Первые ролики снимали на фотоаппарат дочери, тогда скромно рассказывали про птиц. Потом уже купила себе телефон за 18 тысяч, с тех пор на него и снимаю».

«…ПОДХОДИТ К КОРОВЕ, А ТА ЕЁ НАЧИНАЕТ ЦЕЛОВАТЬ»

Назвали канал жизнерадостно — «Деревня на позитиве». Комнатные публикуют ролики через день. Телефон всегда с собой, семья привыкла снимать на ходу. В роли оператора выступают все. А монтажом занимается исключительно сама Мария.

«Один ролик я гружу пять-шесть часов. Интернет у нас в деревне работает очень медленно. Монтаж занимает от трёх до четырёх часов, — говорит Мария. — Сначала я стеснялась камеры, просила снимать дочь только сверху, чтобы не было второго подбородка. Тогда мне был очень важен ракурс. А сейчас у меня только растёт самооценка. Я приняла себя такой, какая я есть, перестала кого-то изображать из себя. Иногда выгляжу отвратительно, зато животное сделало что-то прикольное. Конечно, я это выложу».

Семья Комнатных гордится тем, что они делают.

«Когда проходят Атмановские кулачки, я зазываю гостей: «Посмотрите, какие у нас птички». Если бы мне кто-то пять лет назад сказал, что у нас всё это будет, я бы не поверил, — смеётся Евгений. — Снимать, монтировать, публиковать — это большой труд, а ведь ещё и хозяйство вести надо. Но нас вдохновляют животные. Иногда Маша подходит к корове, а та её начинает целовать. Одну погладила, а другая обиделась — ревнует. Все мы — большая и дружная семья».

«ВСЕ ЗНАЮТ, ЧТО МЫ СЕМЬЯ БЛОГЕРОВ»

У Комнатных две дочери. Старшая Олеся уже самостоятельна: ей 21 год, и она живёт отдельно от родителей в Тамбове. Младшая, 15-летняя Ангелина, ходит в местную школу Сосновского района.

«В её школе все знают, что мы семья блогеров. Дочь поначалу снималась охотнее, а сейчас не любит. Говорит, что тогда нас никто не знал, а теперь у всех на слуху, — говорит Мария. — Соседи часто приходят ко мне за советами. А недавно люди из соседней деревни попросили снять ролик про бычков и лошадь, чтобы их продать. Нам было интересно попробовать такой формат. Сняли бесплатно, а через два дня лошадь купили».

На спор с дочерью Мария открыла и тик-ток. Сейчас в аккаунте 15 тысяч подписчиков, которых удалось набрать за три месяца. Правда эту платформу пришлось пока забросить — времени не хватает.

«НЕ СЧИТАЮ, ЧТО МЫ ЗВЁЗДЫ»

Первый покупатель с ютуба пришёл, когда было 100 подписчиков, спустя два месяца с момента создания канала. В раскрутку канала Комнатные деньги не вкладывали.

«Никаких цифр, к которым мы стремимся, нет. У нас 32 тысячи подписчиков, но мы, наверное, не осознаём этого», — говорит Евгений.

Резкий скачок произошёл, когда снимали ролик про покупку второй коровы.

«Я тогда боялась, что подписчики меня не поймут, скажут: «Зачем ты купила такую плохую корову?» В итоге ролик выстрелил и набрал почти 38 тысяч просмотров. Это произошло спустя полгода с начала создания канала», — делится Маша.

Благодаря блогу уже не страшно не продать молоко, люди по всей России ждут, когда по почте придёт свежий сыр.

«Однажды мы зашли в ветаптеку в Рассказовском районе, и я начинаю рассказывать, такая, мол, ситуация: у нас две коровы и… Меня перебивают и говорят: «А мы знаем, мы смотрим». Это всегда как-то неловко, я ведь не считаю, что мы звёзды, а люди узнают», — рассказывает Мария.

Евгений признаётся, что идея завести свой канал оказалась удачной.

«Хотелось вдохновить людей и показать, что не стоит сдаваться. У нас, изначально городских жителей, было много ошибок и неудач, но мы продолжаем пробовать себя в сельском хозяйстве и идти к своей цели — зарабатывать в селе, не выезжая в город», — говорит глава семейства.

​Личные подсобные хозяйства

​Личные подсобные хозяйства ENG

Если Вы хотите открыть английскую версию официального портала Правительства Ростовской области, пожалуйста, подтвердите, что Вы являетесь реальным человеком, а не роботом. Спасибо.

If you want to open the English version of the official portal Of the government of the Rostov region, please confirm that you are a human and not a robot. Thanks.

Сайты органов власти

Ведение гражданами личного подсобного хозяйства, регулируются Федеральным законом от 07.07.2003 № 112-ФЗ «О личном подсобном хозяйстве» (далее – Федеральный закон о ЛПХ).

Согласно статье 2 Федерального закона о ЛПХ личное подсобное хозяйство — форма непредпринимательской деятельности по производству, переработке и реализации гражданами сельскохозяйственной продукции в целях удовлетворения личных потребностей семьи.

Статьей 3 Федерального закона от 29.12.2006 № 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства» граждане, ведущие личное подсобное хозяйство,

отнесены к сельскохозяйственным товаропроизводителям.

В соответствии со статей 217 Налогового Кодекса РФ от 05.08.2000 № 117-ФЗ, доходы, получаемые от продажи выращенной в личных подсобных хозяйствах, освобождаются от налогообложения при одновременном соблюдении условий:

общая площадь земельного участка (участков), который (которые) находится (одновременно находятся) на праве собственности и (или) ином праве физических лиц, не превышает максимального размера, установленного в соответствии с пунктом 5 статьи 4 Федерального закона от 7 июля 2003 года № 112-ФЗ «О личном подсобном хозяйстве»;

ведение налогоплательщиком личного подсобного хозяйства на указанных участках осуществляется без привлечения в соответствии с трудовым законодательством наемных работников.

По состоянию на 01.01.2021 по данным Управления Росреестра на территории Ростовской области расположено 565 341 участков для ведения личного подсобного хозяйства (ЛПХ) общей площадью 152,9 тыс.га.

Размещено: 30 янв. 2019 11:52

Изменено: 18 фев. 2022 14:28

Количество просмотров: 17241

Поиск по разделу производится только по той форме слова, которая задана, без учета изменения окончания.


Например, если задан поиск по словам Ростовская область, то поиск будет производиться именно по этой фразе, и страницы, где встречается фраза Ростовской области, в результаты поиска не попадут.

Если ввести в поиск запрос Ростов, то в результаты поиска будут попадать тексты, в которых будут слова, начинающиеся с Ростов, например: Ростовская, Ростовской, Ростов.

Лучше задавать ОДНО ключевое слово для поиска и БЕЗ окончания

Для более точного поиска воспользуйтесь поисковой системой сайта

деревня Дуброво. В 81 версте от столицы

18 дек. 2021 г., 12:00

Цикл материалов в рамках проекта «Глубинка», основанного на публикациях журналиста газеты «Орехово-Зуевская правда» Геннадия Красуленкова и фотографиях фотокорреспондента Александра Каблева, продолжает рассказ о деревне Дуброво, добраться до которой из районного центра можно на автобусах маршрутов «Орехово — Язвищи» и «Орехово — Дорохове» минут за 40. Первые особенности — стоящие на левой стороне коттеджи, построенные в 80-е годы в бытность совхоза «Память Ильича», год 2002-й…

По данным 1823 года, Дуброво — деревня 1-го стана, имущества государственного, в 81 версте от столицы. Она входила в Богородский уезд Московской губернии, имела 39 дворов, 118 душ мужского и 135 душ женского пола. От уездного центра в 40 верстах.

Близость к Дулеву, где М. С. Смирнов активно развивал фарфоровое производство, и деревне Ликино, ставшей усилиями фабриканта А. В. Смирнова крупным центром текстильной промышленности, создала для Дуброва хорошие условия роста. По данным 1925 года, здесь было уже 78 крестьянских дворов и 426 жителей обоего пола. Имелось свое мелиоративное товарищество. В настоящее время деревня входит в состав Язвищенского сельского округа. Здесь свыше 100 хозяйств, из которых в 58 люди живут постоянно, а всего таких 158 человек.

К счастью, деревня эта не вошла в число неперспективных. И хотя бывшая ферма бывшего совхоза уже давно развалена, от нее остались только бетонные конструкции, которые по причине огромной тяжести нельзя утащить, жители Дуброва держат скотину, только коров свыше 30. Люди работают, стараются держаться своего родного места. О них и о деревне наш рассказ.

ДОРОГОЕ ДЛЯ МЕНЯ МЕСТО…

Николай Трофимович Никонов — один из деревни, которому в свое время удалось получить высшее образование. Он окончил химический факультет МГУ. Судьба увела его на многие годы из Дуброва, но не могла увести от любви к родному краю. Накануне нашей поездки в деревню я встретился с ним, и вот что он поведал.

— Соседней деревне Стенинской уже семь веков. Я думаю, что и Дуброво стоит на этом месте не меньше. Два ряда домов некогда прямо выходили к Дубровскому озеру, большому и богатому рыбой. Если я приезжаю в деревню, то часто вначале захожу на кладбище, где лежат мои предки, родные, односельчане.

До революции Дуброво было зажиточной деревней. Не редкость здесь были дворы, в которых держали лошадей, по 5-6 коров. Мужчины, особенно в зимнее время, занимались извозом в Москве. Подрабатывал извозчиком и мой дедушка Лазарь Михайлович Никонов 1875 года рождения. С ним был связан один случай, о котором мне рассказал отец. Это было в начале 1900-х годов. Однажды у Курского вокзала к его двуколке подошел прилично одетый господин и попросил подвезти. На вопрос дедушки: «Куда?» — он ответил: «Я сам вам буду говорить, куда поворачивать и на какую улицу». По ходу маршрута, петляя то туда, то сюда, дедушка понял, что они направляются к Кремлю. И действительно, вскоре въехали в Кремль. Господин слез с двуколки, сказал извозчику, чтобы он пока отдыхал, а о лошади позаботятся. Три дня дедушка жил в Кремле, кормили его исправно. Затем он отвез этого господина обратно к Курскому вокзалу. Что это был за человек, дед так и не узнал. Вполне вероятно, что по причине тогдашних волнений, убийств политических деятелей, массового бунта господин пожелал сохранить тайну.

Дед с бабушкой, ее звали Натальей Антоновной, прожили нелегкую жизнь. В апреле 1941 года их родовой дом сгорел. Они и мои родители оказались без крова. Правление колхоза предложило им использовать разобранную в то время местную церковь для постройки дома. Но, как глубоковерующие старообрядцы, они отказались сделать это, посчитав за кощунство. Дом был построен за счет полученной страховки и пожертвований земляков. По сути дела, все им пришлось начинать, как сейчас говорят, с нуля, потому что вместе со старым домом тогда сгорела и вся живность.

Работу в колхозе в 30-е и 40-е годы можно было назвать советской барщиной. Люди с утра и до вечера находились в поле, выматывались до некуда. Детям тоже доставалось. Я учился еще в начальной школе, а меня мама летом устраивала пастухом, поднимала в 6 часов утра выгонять телят. В памяти о детстве остались ведра горячей и холодной воды, которые я носил в телятник, где работала мама. Я был смышленым и жилистым пареньком, взрослые меня часто звали Николкой-паровозиком. Ни от какой работы не отказывался, видел и понимал, как трудно дается деревенским хлеб насущный. Моя бабушка, например, работала в колхозе со дня его основания и почти до самой смерти в 1967 году. И все же, кроме всего этого, запомнились мне из детства душистый сеновал, дождь, стучащий по крыше, золотые поля пшеницы вокруг деревни и еще кино, которое показывали прямо на улице, протянув полотно экрана от дома Федота Звонарева до правления колхоза. Кино было немое. Звуковое же появилось только в конце 40-х годов. Мы его смотрели впервые в клубе деревни Стенинской.

Человек жив не только днем сегодняшним, но и памятью. Каждое возвращение туда светло и прекрасно. В такие минуты чувствуешь себя счастливым и нужным людям.

На снимке из архива Н. Никонова: Николай Никонов во время 10-дневного солдатского отпуска у крыльца своего родного дома (апрель 1961 г.)

ПО СТРАНИЦАМ СТАРЫХ ГАЗЕТ

ВСКРОЕМ КУЛАЦКИЕ МАХИНАЦИИ

Кулачество, чувствуя свою гибель как класса, ищет все лазейки, чтобы подорвать наше социалистическое строительство. Кулаки открыто и тайно ведут подрывательскую работу. Сейчас нужно еще зорче следить за всеми махинациями кулаков и давать им беспощадный отпор…

В деревне Дуброво Куровского района вопрос об организации коллектива стоял на расширенном заседании сельсовета еще в октябре. Присутствующие выбрали организационную пятерку. Эта комиссия в течение двух месяцев ничего не сделала. Очевидно, потому, что в комиссии был церковный староста Стрельцов Герасим. Конечно, начались слухи не об организации, а о роспуске коллектива… Надо выявить, откуда пошли слухи, не от Стрельцова ли Г., который в комиссию был введен по рекомендации своего приятеля, члена сельсовета, тоже Стрельцова.

«Колотушка», 1930 год.

«Я МНОГО ЧЕГО ПОМНЮ…»

Прямо в центре деревни у магазина мы встретили пожилого мужчину. Во всей его фигуре и аккуратном внешнем виде чувствовалась какая-то особенная подтянутость. Дядя Петя, как его звали стоявшие на улице люди, оказался старожилом деревни Петром Макаровичем Лариным. День выдался на редкость солнечным, в воздухе чувствовалась весна. Мы разговорились.

— Я много чего помню, — начал он. — Мне пошел 85-й год. Родители мои здесь крестьянствовали. До колхоза, который назывался именем Карла Маркса, в Дуброве было мелиоративное товарищество. Болот вокруг много, торф добывали кусковой. Путной дороги в деревне не было. Мужики почти каждый год мостили ее бревнами, а затем забивали дерном. В 30-е годы здесь многих раскулачили и сослали, в том числе Герасима Стрельцова, который имел в деревне магазин.

Сам я учился в здешней начальной школе, а семилетку окончил в Ликино-Дулеве, после чего устроился там на фабрику. В мае 1938 года меня призвали в армию. Служил в танковой части, которая находилась в Нарофоминске. Пять раз пришлось участвовать в военных парадах в Москве. Во время финской войны я был командиром танкового взвода. В 1940 году наши танки находились в Литве, Латвии и Эстонии, которые были присоединены к СССР. Начало войны застало меня в том же Нарофоминске. В воскресенье 22 июня я был начальником внутреннего караула. В это время ко мне приехал отец, однако повидать его мне так и не удалось. На КПП ему ответили, что я уехал вместе с полком в Гороховец на учения. Позже выяснилось, что туда уехал Ларин, но только не я, а мой однофамилец.

В первый день войны нас срочно собрали на плацу, объявили скорые сборы, и вскоре через Кубинку мы направились в сторону Белоруссии. В Витебске колонна остановилась около аэродрома, где находилось несколько наших самолетов. Во время одного налета их разбомбили немцы. Это было на наших глазах. Первый бой мы приняли на реке Березине. В моем взводе было пять танков. Бои были тяжелыми, перевес немцев в технике чувствовался сильно. Нам пришлось отступать. Таким образом мы оказались снова в Нарофоминске, где формировалась новая дивизия. Мы потеряли много машин, нужна была замена. За ними и поехал с группой офицеров. Сначала мы попали в Ульяновск, боевых машин там еще не было, только со временем мы получили один танк КВ и три Т-34. В это время в Ульяновске был организован 26-й учебный танковый полк, преподавателем которого я и стал. В течение шести месяцев мы подготовили первые танковые экипажи. Я обучал офицеров стрелковому делу и материальной части танка.

— А что было после войны? — спрашиваю я Петра Макаровича.

— После войны я вернулся в деревню, устроился на работу помощником мастера в ровничный цех Ликинской фабрики. Оттуда и ушел на пенсию.

Как и все в Дуброве, Ларины ведут свое хозяйство. Его жена Анна Ивановна и дочь Нина, которая живет в Ликино-Дулеве, скоро встретят очередную весну с ее непременными огородными заботами. А куда от них денешься? Деревня есть деревня. А Петром Ларина назвали потому, что родился 12 июля в Петров день.

На снимке: П. М. Ларин.

ПОСТОИМ У ПАМЯТНИКА

У входа на местное кладбище со стороны деревни несколько лет тому назад был поставлен памятник дубровцам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. На мраморной плите фамилии 35 воинов, простых деревенских парней, которым не суждено было вернуться на свою малую родину, они защищали ту, которая пишется с большой буквы.

Звонаревы, Никоновы, Бакины, Лазаревы, Шурцовы, Ледовы — коренные фамилии Дуброва. В день Победы здесь всегда людно. Поклониться их памяти сюда приходят земляки, сыновья, внуки и правнуки.

В эти февральские дни на сельском кладбище тихо, только шумят под ветром вековые сосны.

На снимке: памятник павшим воинам.

УРАЛЬСКИЕ ДУБРОВЦЫ

Судьбу семьи Гусевых, которые проживают в одном из бывших совхозных коттеджей, можно кратко охарактеризовать поговоркой: «Рыба ищет где глубже, а человек — где лучше».

Александр Аркадьевич и его жена Валентина Николаевна родом с Урала. Снялись с родных мест и поехали искать лучшей доли. Вначале пристроились в Ростовской области, поработали, пожили, а потом решили поехать в подмосковную Шатуру. Только на пути оказалось Дуброво, а там прекрасная ферма. Сам же Александр был технарем, трактора и машины — дело его жизни. Так и закрепились здесь. Было это в 1983 году.

Его коттедж с многочисленными хозяйственными постройками с другим не спутаешь. В сарае целый стог сена. Самого хозяина мы застали за ремонтом своего «жигуленка». А нужен он семье Гусевых позарез, потому как держат они пять коров. В руках молоко до Ликино-Дулева не донести. Тем и живут.

Но не только хозяйством, в котором есть свой трактор, навесные приспособления, богаты Гусевы. Сын Владимир сейчас служит в армии,

Дмитрий учится в Ликино-Дулевском автомеханическом техникуме, а средний Илья окончил училище в Орехово-Зуеве, работает в железнодорожном депо и скоро будет помощником машиниста. Дочь Татьяна учится в школе.

Все в этом уютном доме сделано руками хозяина и его детей. Валентину Николаевну застали на кухне, она радушно встретила нас и сказала: «Мы ничего не покупаем, только хлеб да сахар. Из молока сбиваем сливки, масло, делаем творог. У нас свое мясо, свои овощные консервы. Не надо лениться, не зря говорят: как потопаешь, так и полопаешь»…

По дороге к калитке в сарае мы увидели десяток кур. Хозяйственными оказались уральцы и пришлись ко двору в деревне. Кстати говоря, сам Александр Аркадьевич помогает Дуброву во всем: есть силы, есть знание техники, а это всегда нужно.

 

На снимках: А. А. Гусев; его жена Валентина Николаевна.

ЭХ, ФЕРМА!

Начиная с 60-х годов все будущее деревни, ее рост связывались с совхозом «Память Ильича». Хозяйство было крепкое, перспективное. В начале 80-х годов близ Дуброва на месте старой фермы встала новая, с железобетонными конструкциями, силосными ямами. Размах большой. Рядом — водонапорная башня. Все капитально. Одних коров на ферме было четыре сотни, большое стадо нетелей. Это радовало, но…

Как и по всей России, заниматься производством стало нерентабельно. Вот и пошел скот под нож, а потом и саму ферму развалили. С горечью говорят об этом дубровцы. Вспоминают историю. Но воспоминаниями сыт не будешь. Держат в деревне коров. Их здесь три десятка да еще 48 коз. В частных руках сейчас 6 тракторов, так что с пахотой у жителей проблем нет, как и с заготовкой сена на зиму. Живет деревня рядом с погибшей фермой.

На снимке: бывшая Дубровская ферма.

ХЛЕБ ПРИВЕЗЛИ

Дубровский сельский магазин в полдень принимал хлеб. Батоны и буханки из Куровского уже ждали люди. Очередь небольшая.

Торговое помещение довольно просторное, и на витринах товарного изобилия, как в других магазинах, не наблюдалось. Впрочем, были молоко и кефир, колбасы, консервы, крупы, что привычно для покупателей, не избалованных импортными деликатесами.

Хозяйка магазина Н. В. Абрашина принимала товар и говорила: «Скоро начнутся горячие деньки. Дачники приедут. Вот тогда только поворачивайся…»

Да, зима и лето для сельских магазинов разного цвета. Когда отгружали хлеб, женщины в очереди отметили, что черный из Орехова хороший, а белый из Куровского не ахти, не вкусный…

На снимках: Н. В. Абрашина принимает хлеб.

«МЫ ИМ ВЕРИМ…»

По деревне мы прошли с главой сельского округа А. Б. Александровым и его заместителем О. В. Пашковым. Их хорошо знают в деревне. Они сумели объединить людей в решении многих проблем, а значит, общими стараниями сделать их жизнь лучше.

В Дуброве работают Дом культуры, библиотека, магазин, фельдшерский пункт. В поселке, так называют здесь бывшие совхозные дома, есть водопровод. Он тоже был отремонтирован и пущен стараниями сельской администрации и жителей. На водонапорной башне заменили вышедший из строя глубинный насос, поменяли старые трубы на новые, и вода пришла в дома.

В настоящее время Дуброво является одной из самых телефонизированных деревень нашего района. В 58 домах, где люди живут постоянно, работает 48 телефонов с прямым выходом в город. И помогла этому приобретенная АТС. Программа «Народный телефон» для жителей деревни стоила, конечно, недешево, но люди откликнулись, администрация выделила помещение, районный узел связи отремонтировал его и произвел установку оборудования. Без тесной связи между руководителями и жителями сделать это было бы просто невозможно.

Помогает решению проблем и внедренное здесь самообложение. За счет собственных средств в деревне налажено освещение, за которое отвечает З. И. Худова, ремонтируются колодцы. Вот почему, когда мы шли по деревне, к Александру Борисовичу и Олегу Викторовичу подходили люди. Они советовались, о чем-то спрашивали. Как говорится, есть контакт.

На снимке: встреча на улице.

В СЕЛЬСКОЙ ШКОЛЕ

Первая школа появилась в Дуброве в начале 30-х годов. Она находилась в одном из домов, хозяева которого были раскулачены. Но вскоре ее подожгли. В новое деревянное здание местные ребятишки пришли в 1936 году. Сколько их проучилось здесь, сказать трудно. Одним словом, все жители получили в ее классах первые знания.

Когда мы открыли дверь школы, то удивились тишине. В двух классах шли уроки. В одном из них с ребятами занималась директор школы Л. А. Богатова.

— Я здесь работаю 10 лет, — говорит Лидия Александровна. — Когда пришла, в школе было 12 учеников. В последние годы их от семи до девяти. У нас тепло, сельская администрация всегда обеспечивает нас дровами. Есть необходимые наглядные пособия, мебель. Ремонт школы мы делаем сами, привлекаем для этого и родителей. Учебников достаточно, дети получают в школе бесплатные завтраки. Мы сами готовим им чай. Школа сельская, поэтому здесь все по-домашнему…

С детьми первого и второго классов в это время занималась Е. В. Кулькова. Она недавно окончила Орехово-Зуевский педагогический институт и очень довольна, что попала в сельскую школу. В ее классе много детских поделок из пластилина, природного материала, аппликаций. Она работает с детьми по экспериментальной программе «Школа-2100», а это значит, нужны фантазия и поиск.

А дети? А дети были рады неожиданным гостям. И не только им. В классах много света от яркого солнца за окнами…

На снимке: в школе идет урок.

КОРОТКОЙ СТРОКОЙ

• Исстари места около деревни были богаты торфом. До революции большая часть из них принадлежала М. С. Кузнецову, владельцу фарфорового завода. На добыче кускового, а затем фрезерного торфа в основном работали вначале местные жители, а с 30-х годов на летние заработки сюда приезжала молодежь со многих областей.

• По словам старожилов, в Дуброве было две церкви. Одна из них — старообрядческая с престолом Покрова. Последним священником ее был о. Василий. Когда перед войной церковь закрыли, его вместе с матушкой выслали. Матушка после войны вернулась, в деревне и померла. Отца Василия никто из дубровцев не видел. Во время войны в церкви был склад зерна. Потом за ненадобностью его разобрали, перенесли бревна в центр деревни и сделали магазин, который стоит до сих пор.

• Радио провели в деревню в 1944 году, а электричество появилось в 1947-м. Н. Т. Никонов помнит и сейчас, как на быках возили столбы для электропередач. В 1970 году через Дуброво прошла асфальтовая дорога из районного центра до деревни Язвищи.

#Glubinka-Krasulenkov

Продолжение следует…

Источник: http://inorehovo.ru/novosti/tematicheskie_stranicy/glubinka-derevnya-dubrovo-v-81-verste-ot-stolicy

Переехать жить в село и помирить «городских» с «местными» — Strelka Mag

В конце июня в Благовещенске на Дне «Стрелки» выступила Надежда Артес — основательница проекта «Село оно моё». Уже несколько лет Надежда пытается наладить коммуникацию между городом и деревней, подружить их жителей и развеять возможные стереотипы. Strelka Mag поговорил с Надеждой о том, каково это — переехать жить в деревню.

 

КАК ОСТАВИТЬ ГОРОД

Фотографии: Виктор Юльев для Strelka Mag

«Я родилась в маленьком селе Придорожное в Казахстане, где жили не больше двухсот человек. Я прожила там до 12 лет, потом переехала в Калининградскую область в город Черняховск и окончила там школу. В Петербурге я оказалась только на первом курсе университета. На протяжении всей моей жизни в деревне мне очень хотелось поскорее оттуда сбежать. До 25 лет сельская жизнь меня не привлекала, я боролась с комплексом «деревенской девчонки» и была уверена, что село — это точно не то место, куда я когда-либо вернусь.

Переехав в Петербург, я получила все те впечатления и навыки, которых мне так не хватало в моём детстве и юношестве. Сначала я работала в производственных и строительных компаниях, занимаясь маркетингом, стратегией и развитием, затем у меня появилось своё рекламное агентство LAMA. Немного позднее я стала аккаунт-директором архитектурного бюро Rhizome.

В Петербурге у меня появилось множество друзей, с которыми мы ходили в модные заведения и на вечеринки. Мегаполис дал мне очень ценную вещь — нетворкинг, с которым в дальнейшем открылись двери для любых коллабораций и новых проектов.

Надя Артес в деревне Пеники.

В один момент я начала понимать, что мне не хватает чего-то в моей жизни. Всё вокруг находилось в постоянном быстром движении, но в этом будто бы не было смысла. Я чувствовала, что бесконечно потребляю, удовлетворяю свои желания, но не создаю ничего стоящего. Тогда я начала вспоминать, когда вообще в моей жизни вокруг меня было что-то настоящее. Я вспомнила детство, деревню, всех коров, кроликов, свиней и петухов, за которыми мы с родителями ухаживали. Именно тогда я и чувствовала, что занимаюсь настоящим делом, нахожусь среди всего живого. В этот момент мне захотелось вновь увидеть сельскую жизнь. Мне стало очень интересно узнать больше о сёлах, и я стала искать людей, которые могли бы мне с этим помочь.

 

КАК ПОЛЮБИТЬ СЕЛО

Друзья несерьёзно отнеслись к моим новым сельским увлечениям. И однажды в баре один из них в шутку сказал: «У моего знакомого Серёги есть триста быков, хочешь на них посмотреть?» Уже через неделю я ехала по трассе Санкт-Петербург — Вологда вместе со своими городскими друзьями к быкам. Среди сотни брошенных домов в деревне был только один жилой, а по остальной территории, по словам его жителей, ночами бродили волки.

Сергей посадил нас в телегу, прицепил её к трактору и повёз по ближайшим сёлам. Мы проезжали одну за одной заброшенные деревни, и меня мучил вопрос: куда делись все люди и как это случилось? И было странно осознать, что даже в таких опустошённых деревнях кто-то всё же остаётся.

Деревня Пеники

Это было лучшее путешествие в моей жизни, поскольку я смогла увидеть то, о чём обычно стесняются говорить, создавая видимость, что всё хорошо. Эта привычка у нас с давних времён. Мне хочется изменить такую парадигму хотя бы в своём кругу.

Тогда я поняла, что мне не хватает информации о том, что происходит в стране и как на это можно повлиять. В один момент Вадим Дымов позвал меня работать над проектами села Туртино во Владимирской области — тогда я переехала в Суздаль. Вместе с командой Rhizome мы придумали новую программу для местного дома культуры и разработали проекты пожарной части, столовой, медпункта.

Я много работала с местными жителями и узнала ещё больше откровений. Меня поразило, например, то, что строители ищут нужные материалы по объявлениям в районной газете. Они просто звонят по напечатанному номеру телефона и приезжают к продавцу домой забрать всё необходимое. Я увидела, что методы работы сохранились прежние, но среда вокруг кардинально изменилась, а люди в сёлах этого разрыва не замечали. Тогда я поняла, что нужно обучать людей, показывать им, что сейчас всё работает по-другому.

 

как «ГОРОДСКИМ» ПОМОГАТЬ ДЕРЕВНЕ

Мои светские друзья не скрывали непонимания моего стремления вернуться в деревню. Это стало своего рода провокацией для меня.

Тогда же я случайно узнала о том, что в селе Пеники в Ленинградской области находится стихийная свалка. И подумала, что было бы здорово привлечь модные городские бренды в деревню и организовать вместе с ними уборку. Я поговорила с петербургскими кафе Co-op Garage и TigerLily и предложила им поддержать событие. Я хотела собрать вместе блогеров, городских жителей и местных сельчан за одним благим делом — сбором мусора. К петербургским кафе присоединились Fazer, локальный бизнес «Балтийский берег», проект No Plastic it’s Fantastic, банный блог Nudeblog и местная администрация.

Так я соединила бизнес, готовый помогать людям, и городских блогеров с местными жителями. Эти люди все вместе убирались в деревне, знакомились и общались. Сельская уборка превратилась в настоящую тусовку, на которой люди разного круга отлично проводили время вместе. Это событие стало очень важным для местных жителей, и они до сих пор просят его повторить. Таким образом сформировалась модель того, как подружить бизнес, местные власти, городских и сельских жителей. Теперь эту схему можно масштабировать на любой другой регион.

 

ПОЧЕМУ СПАСАТЬ ЛЮДЕЙ В СёЛАХ НЕ НУЖНО

При создании таких проектов нужно понимать, что люди в деревне в целом счастливы. Они просто живут так, как жили их отцы и деды. Я для себя приняла такую позицию: мы не спасаем, а решаем острые проблемы. Есть ситуации, на которые мы можем повлиять, а также развернуть жителей деревень и расширить их кругозор. Мы можем показать, что бывает по-другому, заинтересовать их и тем самым заставить самих сельчан понемногу менять свой уклад жизни.

Конечно, когда «городские» приезжают на уборку в модной одежде и белых кроссовках, сельские жители над ними посмеиваются. Но потом, когда все пятьдесят человек стоят в своих испачканных уже серых кроссовках с мешками мусора, местные всё же видят, что эти люди на что-то способны.

Тут важна системность. Сначала ты стучишь в закрытую дверь, но затем люди понимают: ты пришёл не на пять минут, а хочешь планомерно развивать деревню. Поэтому в Пениках я провожу мероприятия уже второй год. В этом году мы запустили здесь сельский лекторий, в рамках которого городские спикеры общаются с местным населением на актуальные темы. Все они приезжают, и никого не пугает старый дом культуры с советским ремонтом. У спикеров другая цель — поговорить с людьми, которых они никогда не встретили бы в городе.

Местных жителей обижает слово «сельский», поскольку зачастую для них это означает «плохой», «необразованный». Я же стараюсь объяснить людям, что произношу это слово в другом контексте: поскольку молодёжь сегодня хочет быть связана с сельской жизнью, стремится понять её и прочувствовать.

Сегодня желающих ходить на лекции уже достаточно. Большинство из них приходят не ради новых знаний, а ради знакомств. Другие говорят: «У меня каждый день одно и то же: хозяйство, огород и скот. Я хочу посмотреть на что-то новое». В сёлах есть запрос на подобные проекты, нужно только правильно и чутко провести работу с местными жителями.

 

КАК ПОНЯть СЕБЯ В ДЕРЕВНЕ

Этим летом я решила остаться жить в Пениках и занимаюсь не только культурными проектами, но и огородом. За это время картина моего мира сильно изменилась. Беспощадное потребление заменилось вдумчивыми покупками у малых фермеров, а что-то я вообще выращиваю сама. Мои городские друзья теперь часто приезжают, едят фермерскую сметану ложками и говорят, что жизнь в деревне — их мечта.

При этом такой образ жизни зачастую романтизируют, и я точно знаю, что не хочу терять связь с городом. Среда, в которой находишься, сильно на тебя влияет. Я поняла это ещё тогда, когда жила в Суздале. Ежедневно ты видишь не более десяти человек, разруху вокруг, и грань между тем, как есть и как должно быть, размывается. Нужно всегда сохранять свежий взгляд и ни в коем случае не предаваться аскетизму. Нужно постоянно коммуницировать с городом и, более того, подтягивать людей оттуда.

В деревне определённо есть вещи, которые доставляют мне радость. Это домашние продукты, природа и возможность смотреть на что-то ещё, помимо серых коробок зданий. Я намного лучше ощущаю себя здесь. Но, конечно, переехав в деревню, я стала более грустной — об этом мне говорят друзья. И я понимаю, почему. Здесь я увидела и прочувствовала суровые вещи, из-за чего переосмыслила свои взгляды.

Такое ощущение, что некоторые ситуации неисправимы, либо на это потребуется много десятков лет. Процессы в деревнях проистекают намного медленнее, чем в городе. Сейчас я понимаю, что вряд ли увижу результаты моей работы при своей жизни, но хочется верить, что их смогут увидеть следующие поколения. Мотивацию мне дают те самые малые дела, от которых можно видеть только локальный эффект. Такой вот тактический урбанизм в действии.

как я сменил коворкинг на дом в деревне / Хабр

От редакции блога: наверняка многие помнят историю про поселок программистов в Кировской области — начинание экс-разработчика из Яндекса впечатлило многих. А наш разработчик решил создать свое поселение в братской стране. Передаем ему слово.

Привет, меня зовут Георгий Новик, я работаю бэкенд-разработчиком в Skyeng. В основном реализую хотелки операторов, менеджеров и других заинтересованных лиц в отношении нашей большой CRM, а еще подключаю всякие новомодные вещи для customer service — ботов для техподдержки, сервисов автоматического прозвона и пр.

Как и многие разработчики, я не привязан к офису. Что делает человек, который не обязан ежедневно ездить в контору? Один отправится жить на Бали. Другой осядет в коворкинге или на родном диване. Я же выбрал совсем другое направление и переехал на хутор в белорусских лесах. И теперь от меня до ближайшего приличного коворкинга 130 километров.

Что я забыл в деревне?

Вообще я сам по себе деревенский хлопец: родился и рос на селе, со школы всерьез занимался физикой — ну и поступил на физтех в Гродно. Программировал для удовольствия на JavaScript, потом под win32, потом на PHP.


Я институтских времен — в центре

В один момент даже все бросил, вернулся обучать верховой езде и водить походы в деревню. Но потом все-таки решил получить диплом и снова поехал в город. Заодно пришел в контору ScienceSoft, где мне предложили в 10 раз больше, чем я зарабатывал на своих походах.

За год-другой я понял, что большой город, съемная квартира и еда из супермаркета — это не мое. День расписан по минутам, гибкости – никакой, особенно если ходишь в офис. Да и человек – собственник по своей природе. У нас, в Беларуси, да и у вас в России постоянно возникают какие-то инициативы, когда люди уезжают в деревню и организуют эко-поселения. И это не блажь. Это рационализация.


А это я сегодняшний

В общем, все сошлось. Жена мечтала иметь свою лошадь, я мечтал перебраться куда-нибудь подальше от мегаполиса — мы поставили цель собрать денег на авто и стройку, а заодно начали искать место и единомышленников.

Как мы искали место для переезда

Мы хотели, чтобы наш будущий деревенский дом стоял в лесу, а рядом было несколько свободных гектаров для выпаса лошадей. Также нужны были участки для будущих соседей. Плюс условие — земля вдали от крупных трасс и прочих техногенных факторов. Найти место, которое им соответствовало, оказалось трудно. То не было одного, то другого, то с экологией беда, то с оформлением земли: многие деревни потихоньку пустеют, а местные власти переводят земли поселений в другие юридические формы, делающие их недоступной для простых людей.

В итоге, потратив несколько лет на поиски, мы наткнулись на объявление о продаже дома в восточной Беларуси и поняли, что это — шанс. Маленькая деревня Улесье в двух часах езды от Минска, как и многие другие, находилась на стадии вымирания.


Впервые мы приехали в Улесье в феврале. Тишина, снег…

Рядом замерзшее озерцо. Вокруг на много километров лес, а рядом с деревней зарастающие бурьяном поля. Лучше не придумаешь. Познакомились с пожилым соседом, рассказали про свои планы, и он уверил нас, что место отличное и мы нормально впишемся.


Вот так выглядит наш поселок в более теплое время

Мы приобрели участок земли со старым домиком — домик был маленький, но подкупал размер бревен сруба. Поначалу я хотел просто снять с них краску и сделать косметический ремонт, но увлекся и разобрал почти весь дом.


Наш дом: бревно, джутовая пакля и глина

А через несколько месяцев после оформления всего этого добра в собственность мы загрузили в машину пожитки и кота, да и переехали. Правда, первые месяцы жить пришлось в палатке, поставленной прямо в доме — чтобы отгородиться от ремонта. А вскоре я купил пять лошадей и построил конюшню, как и мечтали с женой. Огромных денег для этого не потребовалось – деревня далеко от города: финансово, да и бюрократически тут все проще.

Рабочее место, спутниковая тарелка и рабочий день

В идеале я просыпаюсь в 5-6 утра, примерно часа четыре работаю за компьютером, а потом иду заниматься с лошадьми или вожусь со строительством. Но летом иногда предпочитаю поработать днем, в самый солнцепек, а утро и вечер оставить для хозяйственных дел.


Летом люблю работать во дворе

Поскольку я работаю в распределенной команде, первым делом привинтил на крышу огромную спутниковую тарелку для интернета. Так в месте, где с телефона можно было словить GPRS/EDGE, я получил необходимые 3-4 Мбит/с на прием и около 1 Мбит/с на передачу. Этого внатяг хватало на созвоны с командой и я переживал, что долгие пинги станут проблемой в работе.


Благодаря этой конструкции у нас стабильный интернет

Немного изучив тему, я решил применить зеркало для усиления сигнала. Некоторые помещают в фокус зеркала 3G-модемы, но это не очень надежный вариант, — поэтому я нашел специально сделанный облучатель для спутниковой тарелки, работающий в 3G диапазоне. Такие делают в Екатеринбурге, пришлось повозиться с доставкой, но это того стоило. Скорость поднялась процентов на 25 и достигла потолка оборудования соты, но связь стала стабильной и перестала зависеть от погоды. Позже я настраивал интернет некоторым друзьям в разных точках страны — и кажется, с помощью зеркала его можно поймать почти везде.

А спустя два года Velcom проапгрейдил оборудование соты до DC-HSPA+ –– это стандарт связи, предваряющий LTE. При хороших условиях он даёт нам 30 Мбит/с на приём и 4 на передачу. Больше ничего не жмет в плане работы и тяжелый медиа-контент скачивается за минуты.


Мой чердачный кабинет

А основным рабочим местом я оборудовал себе кабинет в отдельной комнате на чердаке. Там гораздо проще концентрироваться на задачах, ничего вокруг не отвлекает.

Новый роутер из коробки покрывает примерно полгектара вокруг дома, поэтому под настроение я могу поработать на улице под навесом, и отойти куда-то на природу. Это удобно: если я занят в конюшне или на стройках, то все равно на связи, — телефон в кармане, интернет дотягивается.

Новые соседи и инфраструктура

В нашей деревеньке есть местные, но нам с женой хотелось найти компанию людей нашего круга, единомышленников. Поэтому мы заявили о себе – разместили объявление в каталоге эко-поселений. Так начался наш эко-поселок “Улесье”.

Первые соседи появились через год, а сейчас тут живет пять семей с ребятишками.

В основном к нам присоединяются люди, у которых есть какой-то бизнес в большом городе. Я единственный, кто работает удаленно. Все сообщество пока еще на этапе обустройства, но у всех уже есть какие-то идеи освоения деревни. Мы же не дачники. Например, мы производим свои продукты – собираем ягоды, сушим грибы.

Тут со всех сторон лес, дикие ягоды, всякие травы вроде иван-чая. И мы решили, что будет рационально наладить их переработку. Пока что все это мы делаем для себя. Но в ближайшее время планируем построить сушилку и заготавливать это все в промышленных масштабах, чтобы продавать в магазины здорового питания в городе.


Это мы сушим клубнику на зиму. Пока в маленькой домашней сушилке

Хотя мы живем далеко от крупных городов, мы не в изоляции. В Беларуси в любом месте доступны медицина, автолавка, почта и милиция.

  • Школы в нашей деревеньке нет, но есть школьный автобус, который собирает ребят по-деревням в ближайшую крупную школу, говорят, вполне достойную. Некоторые родители возят детей в школу сами. Другие дети на домашнем обучении и сдают экзамены экстерном, но мамы и папы их все равно возят в какие-то кружки.
  • Почта работает как часы, не надо стоять в очередях –– просто позвонил и к тебе приезжают, чтобы забрать твою посылку, или сами привозят домой письма, газеты, переводы. Стоит это очень дешево.
  • В автолавке, конечно, ассортимент не такой, как в супермаркете –– только самые необходимые, простые продукты. Но когда хочется чего-то особенного –– садишься за руль и катишь в город.


Часть “бытовой химии” мы производим сами — например, жена научилась делать зубной порошок с местными травами
  • С медпомощью сложностей нет. Наш сын родился уже тут, и пока он был совсем маленький, врачи приезжали раз в неделю. Потом начали проведывать нас раз в месяц, теперь, когда сыну 3,5 года, еще реже заглядывают. Мы их еле как уговорили не навещать нас так часто, но они настойчивые — есть стандарты, по которым они обязаны патронировать детей и пожилых.

Если что-то простое и срочное, то врачи готовы помочь очень оперативно. Однажды одного парня покусали осы, так доктора моментально приехали и оказали бедняге помощь.

Как мы запустили летний лагерь для ребятишек

В детстве у меня было все, чего лишена городская ребятня — конные прогулки, походы и ночевки в лесу. По мере взросления я все больше думал о том, что именно этому бэкграунду я обязан всем хорошим, что во мне есть. И я захотел сделать что-то подобное для современных ребятишек. Поэтому мы решили организовать летний детский лагерь с конной секцией.

Этим летом мы провели первую смену:


Обучали ребят верховой езде


Учились уходу за лошадьми и сбруей


Занимались всяким творчеством на свежем воздухе – лепили из глины, плели из лозы и так далее

А еще ходили в походы. Недалеко от Улесья расположен Березинский биосферный заповедник и мы возили наших гостей туда на экскурсию.

Все было очень по-домашнему: мы сами готовили для детей, все вместе присматривали за ними, каждый вечер всей компанией собирались за одним столом.
Надеюсь, эта история станет системной, и мы будем устраивать такие смены или секции постоянно.

Чем себя занять и куда тратить за городом?

У меня очень хорошая зарплата, даже для Минска. И уж тем более для хутора, где на 100 километров в любую сторону раскинулись леса. Мы не ходим по ресторанам, на 40% сами обеспечиваем себя продуктами, так что деньги в основном уходят на строительство.


Например, регулярно вкладываемся в покупку техники, материалов

Так как строятся все, у нас есть банк времени – мы можем собраться и целый день помогать соседу, а потом я попрошу его — и он целый день будут помогать мне. Техника тоже может быть общей: познакомились недавно с местным батюшкой, он нам даже трактор одолжил.


Тот самый трактор “от батюшки”

Общественными инициативами тоже занимаемся все вместе: когда делали летний лагерь, всей деревней обустраивали инфраструктуру.


Вот так готовили помещение к летнему лагерю

Еще раньше вместе высаживали сад – несколько сотен деревьев. Когда они начнут плодоносить, урожай тоже будет общий.


Лайфхак: посадили кусты крыжовника вокруг яблони. Подмечено, что зайцы такие посадки обходят стороной

Для местных мы, конечно, чудики — но они к нам относятся нормально, а мы им помогаем подзаработать – лишние руки требуются часто. Этим летом, например, вместе с ними заготавливали сено для лошадок. Очень много деревенских откликнулось.

Семейная жизнь в деревне – реальный челлендж

Сразу хочу предупредить — кризисы в отношениях очень даже возможны. В городе вы с утра разошлись по офисам и встретились только вечером. От любых шероховатостей можно прятаться – ходить на работу, в рестораны, в клубы, в гости. У каждого свои дела. Здесь такого нет, вы постоянно вместе, приходится учиться сотрудничать на совсем ином уровне. Это как проверка – если ты не можешь проводить время с человеком 24/7, то, наверное, надо искать другого человека.


Вот как-то так

p.s. В нашей деревеньке свободной земли уже не осталось, поэтому мы постепенно стали “колонизировать” соседнюю –– там уже три семьи осваивают землю. И я хочу, чтобы к нам приезжали новые люди. Если интересно, то у нас есть группа ВКонтакте.

Или просто приезжайте в гости — научу ездить на лошади.

Официальный сайт Администрации Алеховщинского поселения

Алеховщинское сельское поселение является частью Лодейнопольского района наиболее экологически чистого в Ленинградской области, отсутствие в поселении крупных и вредных производств, обеспечивает минимальный выброс в атмосферу загрязненных веществ.Чистоте воздуха способствует значительная лесистость территории, большое количество озер и рек


Алеховщинское сельское поселение образовано с 1 января 2006 года путём объединения четырёх волостей: Алеховщинская волость, Тервеническая волость, Яровщинская волость, Андреевщинская волость.

Центр поселения – село Алёховщина

История Алёховщины 80-тые годы: это крупное село, в нём насчитывается около трёх тысяч населения. Самые крупные организации расположенные на территории села – совхоз «Алёховщина», Оятский комплексный леспромхоз, цех народных промыслов – малое предприятие « Оятская Керамика», мастерские по ремонту сельскохозяйственной техники. К услугам жителей села предоставлены: дом быта, баня, прачечная; приветливо встречают их в Доме культуры и библиотеке. У детей есть возможность получить не только среднее общее, но и музыкальное образование, для самых маленьких построен ясли – сад. На территории Алёховщинского сельского совета 7 магазинов и 2 столовых. С каждым годом растёт количество современных многоэтажных домов. Всё больше молодёжи остаётся в родном селе после окончания средней школы, и возвращаются в него молодые специалисты после окончания учёбы. Люди живут в этих местах с незапамятных времен, следы уходят в глубину веков. Об этом свидетельствуют материалы археологических раскопок, проводившихся на берегах Ладожского и Онежского озёр. Во время этих раскопок были найдены каменные орудия труда человека, относящиеся ко второму тысячелетию до нашего летоисчисления. Ближайшими же предками русских людей, живущих в этом крае, являются славянские племена, переселившиеся сюда из юго–западных степей. Древние славяне сохранили ещё черты первобытно-родового строя, занимались примитивным земледелием, скотоводством, охотой, рыбной ловлей, применяли самые простейшие орудия труда. Но уже в VII – IХ в.в. у них появился железный сошник, стала применяться конная тяга, возникло пашенное земледелие. Стала распадаться старая патриархальная община, на смену ей пришла территориальная сельская община. По своим религиозным верованиям древние славяне были язычниками, обожествляли силы природы. Сознание их было в плену ложных представлений и понятий о злых и добрых силах природы. Они верили в возможность воздействия человека на природу путём заговоров, заклинаний, умилостительных жертв, ритуала магических действий. В IХ – ХII в.в. некоторые славянские племена продвигались на северо – восток, туда где жили финно – угорские племена, селившись по берегам рек и озёр, создавали небольшие деревни, поблизости одна от другой, С местными племенами, например, карелами, вепсами, чудью заволжской, славяне устанавливали добрососедские отношения, не истребляли и не вытесняли их, наоборот, защищали их от иностранных захватчиков и поработителей. По своему техническому и культурному уровню славяне стояли выше местных племен, передавали им всё ценное, передовое из области экономики и культуры, поэтому сыграли по отношению к ним прогрессивную роль. О хозяйстве и быте славян, поселившихся на северо – востоке Новгородской земли в IХ – ХII в.в., дают возможность судить материалы археологических раскопок, проведенных учёными на территории нынешних районов Тихвинского, Лодейнопольского, Волховского и Подпорожского Ленинградской области. Здесь сохраняются несколько сотен славянских захоронений того времени в виде курганов. Есть такие курганы и в окрестностях села Алёховщина. Тогда у славян почитался культ предков, связанный с родовым строем, обычай сожжения трупов людей, возведения над погребальными кострами больших земельных насыпей – курганов. Вера в загробный мир сказывалась в том, что вместе с остатками покойников, родственники клали в могилу их вещи: оружие, пищу, одежду, обувь и прочее, полагая, что всё это пригодится умершим в загробном мире. Во время раскопок некоторых курганов были найдены кости домашних животных, орудия земледелия, куски кожи и холста. Эти находки свидетельствуют о том, что люди тех времен занимались не только земледелием и животноводством, но также и некоторыми видами ремесла. Мы знаем, с конца Х века на Руси вводилась христианская религия, заимствованная у Византии, которую усиленно насаждали среди трудящихся господствующие классы, так как то религия обожествляла угнетение и эксплуатацию человека человеком. Несмотря на это христианизация затянулась на несколько веков, так как народ встречал новую религию и её проповедников враждебно. Введение христианства на Руси было прогрессом в том смысле, что вместе с религией славяне получили некоторые элементы более развитой византийской культуры. Центром племенных восточных славян уже в IХ – ХII в.в. был город Новгород. Владения Новгорода простиралось далеко на север и восток, вплоть до Урала и Северного Ледовитого океана. Он владел берегами Невы и Финского залива Балтийского моря, не пострадал от татарского нашествия и благодаря этому в течение веков хранил культурное наследство Древней Руси, развивался как ремесленный и торговый центр, был главным сторожевым оплотом на северо – западных рубежах русской земли. Осваивая Обонежские земли в ХII – ХV в.в., новгородские славяне основали на них монастыри и погосты. Начиная с ХV века Новгородская земля делилась на пять частей, пятины: Бежецкую, Деревскую, Шелонскую, Воцкую и Обонежскую. Обонежская пятина занимала территорию, тянущуюся сравнительно узкой полосой от озера Ильмень до Белого моря. Западная её граница пролегала по реке Волхов по Ладожскому озеру и по Карелии. Далее от Онежского озера до Белого моря. Восточная граница этой пятины проходила по территории нынешних Архангельской, Вологодской и Калининской областей. В ХII веке Обонежская пятина была разведена на две половины: Заонежскую и Нагорную. Алёховщина входила в состав Нагорной половины. Все новгородские пятины в свою очередь делились на погосты, являвшиеся административно-хозяйственными и территориальными единицами. В Обонежской пятине таких погостов было около 80-ти, и среди них Гедевической погост, в который и входила деревня Алёховщина. Погосты располагались по берегам рек: Свири, Ояти, Паши, Тихвинки и др., а также вокруг озёр. На берегах Ояти были погосты: Винницкий, Ярославский, Соцкий, Тервенский, Гедевический, Яровщинский, Доможировский. Каждому погосту было присвоено ещё имя какого – нибудь святого. Гедевический погост назывался Михайловским в честь Архангела Михаила. Самым древним из этих погостов был Михайловский в Тервеничах.Он упоминается в летописи – Уставе Новгородского князя Святослава Ольговича, относящегося к 1137году. Большинство новгородских земель в период существования Новгородской феодальной республики, до присоединения Новгорода к централизованному Русскому государству в 1478 году, принадлежало Новгородскому вече, а также крупным духовным и светским феодалам. Крестьяне были оброчными. После окончания присоединения Новгорода к Москве, царь Иван – III-й взял большинство новгородской земли себе и « испоместил по своему государеву указу», передал её своим служилым людям, сделав их помещиками, владельцами пока ещё ненаследованных поместий. Позднее, в ХVI веке царь Иван Грозный раздавал многие новгородские земли своим опричникам также на правах ненаследственных помещиков. Крестьяне, жившие в поместьях, платили помещикам оброк и выполняли барщинные работы. Все помещики того времени делились на две категории: старые и новые. Старые, получившие земли при Иване III, новые – бывшие опричники. Значительная часть земли в Обонежской пятине по – прежнему принадлежала старым вотчинникам (наследственным владельцам) – новгородскому архимандриту и монастырям. Им же принадлежали и жившие на этих землях крестьяне. Территория в этих местах была мало населенной, в большинстве своем покрытой лесами и болотами. Много здесь было также озер и мелких рек. Деревни были совсем небольшими по 1 -3 двора, редко 4,5-7 дворов. Много раз они полностью разорялись. Часто случались неурожайные годы, голодовки и связанные с голодом эпидемии – « моры ». Неурожаи, как правило повторялись через каждые 6 – 7 лет. В Новгородской летописи, например, говорится, что в 1446 году во всём крае был большой голод, скорбь, плач и рыдания. Люди питались мякиной, древесной корой, соломой, падали от голода. Правительственные власти неоднократно проводили переписи населения для выявления ещё уцелевших жителей и обложения их налогами. Одна из них была проведена на Новгородской земле в 1496 году, следующая в 1563 – 1566 г.г. Документы этих переписей сохранились лишь частично. Переписаны были все погосты Обонежской пятины. Сохранившиеся материалы 9 погостов переписи 1496 г. и 19 погостов переписи 1563-1566 г.г. опубликованы отдельной книгой в 1930 году в г. Ленинграде, но материалов по Гедевическому, Тервинскому и большинству других погостов нет. Они безвозвратно утрачены. Полностью сохранились материалы переписи погостов Обонежской пятины, проводившиеся в 1582 – 1583 г.г., после окончания Ливонской войны. Они хранятся в Центральном государственном архиве древних актов в Москве ( фонд 1209. Поместный приказ, кн. 8546 ) Эта перепись была проведена по распоряжению Поместного приказа правительственного учреждения Русского государства, который занимался вопросами поместных войск, ведал поместными и вотчинными землями, проводил переписи земель, занимался сыском беглых крестьян. Цель этой переписи, как и предыдущих, выяснение степени разорения, установление более строго, соответствующего реальному положению дел на местах налогообложения. Эта перепись сопровождалась перераспределением поместий и раздачей пустующих земель новым помещикам, а также припиской за ними крестьян. Практическую работу по переписи провели переписчики Андрей Плещеев и Семен Кузьмин, объединив в течении двух лет все 81 погост. Материалы этой переписи до сего времени не опубликованы, если не считать Временника Московского общества истории и древностей российских 1850 г., в котором содержится описание Нагорной половины Обонежской пятины 1583 г. И. Беляевым. Но далеко не полностью. С помощью работников ЦГаГа автору этого очерка удалось снять копии переписных материалов Тервинского и Гедевического погостов из переписи 1582-1583 г.г. Из этих материалов видно какие деревни и другие населенные пункты в то далёкое время существовали в этих погостах. В центрах погостов в то время строились церкви с подсобными помещениями для трапез и торговли. Вблизи церкви были общие кладбища, проводились религиозные празднества. Погосты, как административно – территориальные единицы сохранились дольше всех на севере Российского государства, до установления волостного деления в уездах. Судя по материалам переписи 1582 – 1583 г.г. территория Гедевического погоста (центр деревня Сторожово, часть села Алёховщина), была довольно обширной. Часть его деревень располагалось по берегам Ояти, другая – в нижнем течении реки Капши и некоторых озёр нынешнего Лодейнопольского района. В подлинном экземпляре переписных листов Гедевического погоста говорится: « Погост Михайловский в Гедевичах, а на погосте церковь Бориса и Глеба тёплая с трапезою. Да место церковное, что была церковь Архангела Михаила, сгорела в семьдесят седьмом году. На погосте ж поп Филипп Яковлев, дьячок церковный Офоня Нестерев, пономарь Нечайко Омельянов. Пашни под ними десять четей, а два по тому . сена пятьдесят копен, а сошного письма трет мошка». « В Михайловском же погосте в Гедевичах села, деревни, Починки и Пустоши за детьми боярскими и в поместьях: за Дмитрием за Борисовым, сыном Третьякова, что было за Иваном за Нестеровым сына Скобельцина сельцо в Валданицах, а в нем помещиков двор, да деревни: Турчицы, Валданицы, Игнатова под горою, у часовни Горка, Аруева Гора, пустошь, что была деревня Гашковская, деревня в Кашницах у часовни, деревня Брызгаловщина, пустошь, что была деревня в углу Брызгаловщины; Деревня угол за озером, за оврагом; деревня Невлигорье, деревня Максимов Двор, деревня Горка в Люговичах. За Елизаровом за Семеновым сыном Корсакова яковлевское поместье Лагина: деревня Пилотовичи на Горке, пустошь, что было деревня Карпова Гора: пустошь, что была в углу Савин починок; Деревня Кашленичка, деревня Городок на Ояти, пустошь, что была деревня Луковщина; деревня Мамонтовская, деревня, что была Усадище Наволок – хорома перенесена на двор, деревня Заполье в Выгокиничах, деревня в Шагиничах Макова Гора, сельцо Шагиничи, деревня Чадова в Няповичах на горе, деревня Новинка, деревня Шахтиполье, деревня над Пирозером и др.« За Павлом Третьяковым сыном Скобельцина: деревня Судково на горе над Капшою рекою, деревня Пирозеро над той же рекой, да пустошь Терковская, в Пирозере ж деревня Максимки Трофимова» и т д. Всего за помещиком Третьяковым числилось 7 деревень и пустошей. « За вдовою за Марьей, за Ондеевой женою Скобельцина, да за её дочерьми также 7 деревень и пустошей… За Ильей Филатовым, сыном Карсакова Ондреево поместье Скобельщина, в нем деревни пустые в Пилотовичах, да село Суббочиницы на Тикше…» Всего же за этим помещиком числилось 9 деревень и одна пустошь. « За Василием Семеновым, сыном Аврамова: его отца Семеновское поместье, а в нем; пустошь, что была деревня Ляговичи, пустошь, чио была деревня Подгорье, пустошь, что была деревня Ляговичи на горе, да пустошь, что была деревня Нобовщина. « За кн. Семеном Никитиным сыном Кропоткина – Петровское поместье, а в нём деревня Засорье в устье Сары, деревня Устьсара, да пустошь, что была Деревня Любоченицы у часовни. За Микифором за Никитиным, сыном Велеутова деревни: Кучкова, Любеничи, Подгорье на Ояти… За Василием за Булатовым сыном Левского: пустошь, что была деревня Алёховщина, да деревня в Любеничах против устья Савина. За Степаном за Замятиным сыном Опалева старое отца ето поместье, а внём пустоши; что были деревни:Козлюково, Кальшеницы у часовни, в Валданицах, в наволоке Кокоронда, Млеково,Кудино, Говново и Пойкимо… За Степаном за Замятиным же из порожних земель Семеновского поместья Сумарокова, что осталось после раздела за сыном Елизарием: деревня Борова за горой, пустошь, что была деревня у погоста, да пустошь, что была деревня Невреевское за Оятью.» Часть деревень и пустошей Гедевического погода числилась за помещиками: Дружинкой Дмитриевым, Дмитрием Ивановым сыном Красулина, Антоном Благиным « которого убили на Ругодиве», Семеном Путиловым сыном Скобельцина и Тихоном Абрамовым. Все названные помещики получили землю вместе с живущими на ней крестьянами в награду за государственную службу и не были ещё наследственными владельцами. Наследственными были тогда вотчины, принадлежавшие боярам и их детям. Далее в материалах переписи было сказано: « В Михайловском ж погостье в Геденичах села, деревни, починки и пустоши владычны: ( т.е. принадлежавшие Новгородскомй архиепископу). Суббочиница, Перино, Медвежья Гора, Гришковичи, деревня за Ручьем, деревня против Кяргино, Ивана Лебедева, деревня Устье за Савинкой, деревня Носткина на кряжу, деревня Новопрописная за болотом, деревня Любеницы…» Кроме этих деревень за новгородским архиепископом числилось ещё 12 пустошей. В переписных материалах также говорится: « В Михайловском погосте в Гедевичах монастырские вотчины Онтонового монастыря: волостка Пилотовичи, деревня Зуево, деревня Тереховская, деревня Юхновская в Визикиничах, деревня Пойкимо, что был починок в Вязикиничах, деревня Осомовщина в Шахтиницах, деревня Кистино, деревня в Шахтиницах Прокашевская». Антониево – Сийскому монастырю в Гедевическом погосте принадлежало 19 деревень и 18 пустошей, разбросанных на значительных расстояниях друг от друга. Всего же в составе Гедевического погоста по переписи 1582-1583 г.г. значилось 100 деревень и 89 пустошей. Некоторые деревни, зарегистрированные в переписи были пустыми, в них ещё сохранились избы и хозяйственные постройки, но не было людей. Пустоши же – это бывшие деревни, в которых не было ни людей, ни построек, от них оставалось лишь одно название. Часть пустошей впоследствии возрождалась, другие не были восстановлены и оказались забытыми. Любопытно, что название погоста Гедевичи в Алёховщине уже никто не слышал и не знает. Только 86-летняя старушка Маланья Тихоновна Михайлова на вопрос « Как называлось раньше кладбище у деревни Сторожово?- ответила: « Гедовское». Что касается названия деревни Алёховщина, то оно несомненно произошло от имени первоселенца – Алёхи. Среди крестьян Новгородской земли многие мужчины назывались Алёхами, Олексейками, Олешками. Вплотную к Алёховщине прилегала деревня Власовщина, названная также по имени первопоселенца Власа. Поэтому же правилу названы многие другие деревни нынешнего Лодейнопольского района, например: Антоновщина, Ефремково, Федотовичи, Мариничи, Яшкино, Силкино, Федорково, Никифорково и другие. В момент переписи 1582-1583 г.г. часть деревень вообще не имела названий и зарегистрирована переписчиками, как например деревня у часовни, деревня на горе и т. д. Автор книги : Знаете ли вы? Словарь географических названий Ленинградской области», изданной в 1968 году в Ленинграде С.В.Кисловский утверждает, что название села Алёховщина произошло от дерева ольха диалектико –фонетических вариантов елох, алех. Он даже пишет, что будто-бы дерево ольха занимает значительную часть лесов, окружающих Алёховщину. Однако, всё это совершенно не соответствует действительности. Такое дерево здесь встречается весьма редко. Это край хвойных лесов. А из лиственных здесь растут берёза, осина, да по берегам Ояти – ива. В Лодейнопольском районе и соседних с ним районах сохраняются названия деревень, которые имеют славянские окончания с суффиксами6 « ичи» и « ицы ». Например: Расловичи, Лавиничи, Веченицы, Ребовичи, Явшеницы, Люговичи, Кальшиницы, Чаиницы, Янгиничи, Пилотовичи, Вязикиничи, Маягиничи и другие. Это, несомненно, Славянские названия, а вовсе не финские и не шведские, как посему – то считают некоторые местные люди. Невольно возникает вопрос: почему в переписи 1582-1983 г.г. значится такое большое количество разорившихся деревень? Чем было вызвано их разорение? Причинам этого были: во-первых, Ливонская война, длившаяся 25 лет, с 1558 по 1583 г.г.. и во-вторых, опричнина Ивана Грозного. Во время Ливонской войны на крестьян были установлены новые непосильные налоги – пищальные деньги на содержание войска, половичные – на выкуп военнопленных и другие. В то же время старые налоги и повинности были резко увеличены. Война России с Ливонией велась за возвращение России её прибалтийских земель. Шла она с переменными успехами сторон, но не принесла России положительных результатов, если не считать того, что было покончено с владычеством Ливонского ордена, главного орудия немецкой агрессии на Востоке, да укрепления связей эстонского и латвийского народа с русским народом. Однако тогда Россия не смогла ещё вернуть своих исконных прибалтийских земель и выйти к Балтийскому морю. Во вторых, не малые бедствия населению Новгорода и всей Новгородской земли принесла опричнина Ивана Грозного. Хотя она была направлена против княжско-боярской оппозиции центральной власти царя, но фактически оказалась против народных масс, особенно крестьянства. Опричники, набираемые из мелкопоместного дворянства, устраивали карательные экспедиции и убивали ни в чем неповинных людей. Именно поэтому большинство деревень, в том числе и Гедевического погоста разорились, обезлюдели. Поля не обрабатывались, заросли кустарниками и лесом, покосы заболотились, оставшиеся в живых люди бежали на юг, скрывались в лесах, скитались, прося подаяние. После прекращения опричнины, в 90-х г.г. ХVII века на территорию России вторглись польские, а за ними в 1611 году – шведские интервенты. Шведы захватили Новгород и оккупировали весь Новгородский уезд. В 1613 году они захватили Тихвин, бесчинствовали во всем Тихвинском крае. Вместе со шведами участвовали в интервенции немецкие, даже английские и французские наёмники. Поляки даже некоторое время находились в Москве, но затем усилиями народных ополченцев были с позором изгнаны из неё. В 1616-1617 г.г. шайки польских и шведских наёмников, в т.ч. шайка польских изменников, так называемые « черкасы» разбрелись по северному краю России, грабили, уничтожали на своём пути всё живое. Вся территория Нагорной половины Обонежской пятины от Тихвина до Устюжны и Каргополья была этими бандами начисто опустошена. После изгнания польских и шведских интервентов из пределов России вновь началось восстановление, в том числе хозяйств Новгородских погостов. Крестьяне Гедевического и соседних с ним погостов восстанавливали поля и покосы, везли на продажу в Тихвин, на ярмарку в Александро – Свирский монастырь продукты своего производства, покупали там необходимые изделия кустарного ремесла, простейшие сельскохозяйственные орудия. Но не успели наши несчастные предки несколько поднять своё сельское хозяйство, как пришли новые бедствия и невзгоды. Началась новая война России со Шведами, Северная война, длившая 21 год, с 1700 по 1721 г.г.. Со стороны России эта война была исторически оправданной. Она велась за возвращение России прибалтийских земель, являющихся для неё выходом к морю, прямой дорогой на запад, без которой невозможно было ликвидировать хозяйственную и политическую отсталось страны. В результате этой войны Россия получила Финляндию, Эстонию, Ингерманландию и часть Карелии с Выборгом. России были возвращены её старинные земли на берегах Балтийского моря. Но во время этой длительной войны крестьяне платили повышенные налоги и выполняли различные натуральные повинности, рекрутские наборы в регулярную армию и проч. Здоровых мужчин власти отправляли на строительство Петербурга, Шлиссенбурга и Кронштада. Указом Петра I крестьяне Гедевического и Тервенического погостов, входящих во владение Антониево – сийского монастыря, были на время войны приписаны к Олонецким железоделательным заводам. Но после окончания войны вновь возвращались во владение монастыря. Тяготы жизни в монастырской вотчине были настолько невыносимыми, что крестьяне не хотели этого возвращения, сопротивлялись платить монастырю оброк, самовольно рубили монастырский лес, явочным порядком косили на монастырских лугах сено и убирали его для своего скота. Дело доходило до избиения представителей монастырской администрации, пытавших сломить сопротивление крестьян. Монастырские власти, не сумели справиться с непокорными крестьянами, обратились за помощью к представителям государственной власти. На место был прислан вооруженный правительственный отряд, который подавил этот крестьянский бунт. Виновники были жестоко наказаны. Их принудили также уплатить монастырю за «причиненные убытки». Монастырское землевладение возникло и расширилось на Руси с середины ХIV века. Монастыри обосновывались чаще всего в отдаленных районах, но уже на обжитых землях. Крестьяне как могли сопротивлялись этому. Сохранилась миниатюра из жизни Антония Сийского. Список 1648 г., на котором изображена картина «Крестьянин изгоняет монахов с захваченной ими земли». Миниатюра воспроизведена в 3 –ем томе «Всемирной истории » стр. 776. монастырь имел над крестьянами судебную и административную власть, управляя крестьянами через своих приказчиков, которые получали от настоятеля подробные инструкции, вплоть до мелочей, регламентировавшие хозяйственную деятельность и быт каждой крестьянской семьи. Оброки и другие повинности крестьянам, налагаемые на них монастырем, не знали границ. Доведенные до крайности угнетения и насилия монастырскими властями крестьяне выражали свой протест в открытой форме. Например, известно, что ещё в конце ХVI в. крестьяне отказались выполнять монастырские распоряжения, платить ему оброк. Это стихийное возмущение крестьян Антониево – Сийскому монастырю носило упорный характер и продолжалось длительное время. Духовные пастыри старались держать крестьян в темноте и невежестве. На словах призывали их к соблюдению божественных заповедей, а сами являли образец морального разложения, алчности, разврата, проявляли самые низменные чувства. В монастырях царило беспробудное пьянство, постоянные скандалы и кровавые драки. Порой, даже в религиозные праздники, ссоры пьяных старцев принимали грандиозные размеры. Дрались кольями, поленьями, дрались в церквах, и даже в алтарях, во время крестных ходов и т.п. Белое духовенство было не лучше монастырского. Попы пьянствовали и постоянно скандалили между собой, избивали причетников и прихожан. Например, кондушский дьячок жаловался в 1654 г. благочинному, что поп Яков постоянно избивает его в алтаре во время богослужения, а попов сын в алтаре покушался на его жизнь. Миряне, приходившие на богослужение и молебны,также получали трепки от своих пастырей, Так поп Автоном в деревне Рандоге избил поленом мужика, которой подошел приложиться к кресту. Феодальные права монастырей продолжались до 1764 г. Лишь в том году была проведена так называемая секуляризация монастырских и церковных земель, передача этих земель в собственность государства, а затем в значительной части раздавалась российскими монархами помещикам – крепостникам вместе с живущими на этих землях крестьянами. Оставшиеся « свободными « крестьяне, в том числе в Гедевическом погосте образовали особую категорию «государственных крестьян». Первоначально этими крестьянами управляла коллегия экономии, находившаяся при правительстве в Москве, отсюда и произошло название « экономические крестьяне». Позднее, в конце ХVIII начало ХIХ в.в. экономические крестьяне слились с общей массой государственных крестьян. В деревнях Гедевического погоста, позднее в Суббочинской волости Новоладожского уезда в части деревень, до отмены крепостного права в 1861 году. крестьяне оставались государственными, другая часть деревень, переданная в собственность крепостникам – помещикам, крестьяне были крепостными. В 1708 году российское государство было разделено на 8 больших губерний, затем на 50 провинций. Провинции делились на дисткриты. Во время царствования Екатерины II Российская империя делилась уже на 50 губерний. В каждой губернии были образованы уезды, среди них – Новгородский уезд, к которому относилась Алёховщина. В 1797 году, уже во время царствования Павла I, было произведено переименование погостов в волости, Тогда же была образована Суббочинская волость с волостным центром в Алёховщине. Деревни бывшего Гедевического погоста вошли в состав Олонецкой губернии, позднее Петроградской губернии. Село Алёховщина оказалось на границах трёх губерний: Новгородской, Петроградской и Олонецкой. В нескольких километрах от Алёховщины была деревня Нюбиничи, жители которой могли слушать пение петухов и мычание коров одновременно с трёх губерний. Алёховщина постепенно превратилась в торговое село. Этому способствовало ряд обстоятельств: во – первых, оно было волостным центром, во вторых, находилось на берегу Ояти, в том месте, где проходила дорога на Лодейное Поле, ставшего городом, а также к Александро – Свирскому монастырю, где ежегодно проводились крупные ярмарки. Моста через Оять тогда не было, вся переправа велась на лодках. Местные жители имели лодки и занимались переправой через реку пешеходов, а также подвод с лошадьми, разумеется за плату, таким образом имели небольшой доход. Но основным занятием абсолютного большинства государственных крестьян по – прежнему было земледелие и скотоводство. Земля в этих местах малоплодородная. Урожаи на крестьянских полях получались мизерные. Своего хлеба не хватало и на половину зимы. Поэтому многие крестьяне занимались различными кустарными промыслами или уходили на побочные заработки, главным образом на заготовку и вывозку леса, нанимались к богатым лесопромышленникам. Крестьяне сеяли рожь, ячмень, очень редко и в малых количествах горох, пшеницу. В огородах выращивали капусту, брюкву, свеклу, редьку, лук, в ХVIII в. стали садить картофель. Определенным подспорьем в питании был сбор грибов и ягод, заготовка их в запас на зиму. В местных лесах и на болотах собирали бруснику, клюкву, чернику; на берегах реки и в оврагах – малину, красную и черную смородину, всё, что годилось в пищу. Но вся беда заключалась в том, что лучшие земли (луга, пашни, пастбища) принадлежали помещикам, доступ крестьянам туда был строжайше запрещен. В распоряжении крестьян были в основном горки, да песочки, самая плохая земля. Помещики, главным образом однодворцы, в этих местах – бывшем Гедевическом, Тервеническом и других соседних погостах имели уже наследственные владения. Такие помещики, как Илимов, Неёловы, Литвиновы, Сафоновы и прочие получили дарственную землю от царицы Екатерины II, её сына Павла I. Им принадлежали лучшие участки земли по берегам Ояти, Вилеги, Шадьмы и другим местам Суббоченской волости. Они же владели большими участками лесов. Недалеко от Алёховщины вверх по Ояти обосновался немецкий богач Фок. Ему принадлежали не только большие площади полей, покосов и леса, но также крупная гончарная мастерская, в которой работали наемные гончары. Изделия их Фок продавал не только в ближайших городах: Лодейное Поле, Тихвине, Новой Ладоге, Петрозаводске, но также и в Петербурге. Крестьяне из Алёховщины и соседних деревень нанимались на работу по заготовке и вывозке леса к богатым лесопромышленникам Столяровым и Громову. Последние нещадно эксплуатировали лесорубов и сплавщиков. Заготовленный лес вывозился на берега Ояти и молевым сплавом транспортировался до Сермаксы, где из него делались плоты и по Неве доставлялись в столицу на дрова, на строительство и т.п. Дело было выгодное, но все доходы шли в карманы богатых владельцев этих промыслов, да собственников леса. Накануне Великой Октябрьской Социалистической революции в Алёховщине проживало 180 человек, 32 домохозяина. Кроме крестьянских изб в деревне на берегу Ояти было два дома купцов Кузьминых, кабак и церковь, большая изба, в которой располагалось волостное правление. Непосредственно к Алеховщине примыкала дер. Сторожово, в которой и поныне сохраняется интересный архитектурный памятник ХVIII века – церковь Михаила Архангела. Ниже по Ояти, вблизи деревни Акулова Гора, в середине ХIХ века была усадьба, в которой жил художник В.Д. Поленов. Здесь им было написано несколько великолепных оятских пейзажей. К Алёховщине также примыкали деревни: Власовщина, Новосёлок, Зуево, Вязикиничи, Игокиничи, Стоговые, Гайгово, Городок. Теперь все эти деревни соединились с Алёховщиной. Накануне первой мировой войны в Алёховщине была открыта Городковская начальная земская школа. До этого при церкви существовала церковно – приходская школа, где небольшое число детей служащие церковного притча обучали письму, чтению, арифметике и закону божьему, воспитывали их в духе покорности царю и богу, предержавным властям. Абсолютное большинство крестьян было из покон веков неграмотным. В открывшейся земской начальной школе, вскоре преобразованной в высшее начальное училище Министерство народного образования, училось всего 3 – 4 десятка мальчиков и девочек, преимущественно из богатых семей. Первыми учителями в этой школе были Николай Иванович Бобрук, его жена Мария Никитична и Иван Павлович Садовский, а также, разумеется, и местный священник, преподававший закон божий. О широте кругозора и грамотности жителей Алёховщины тех лет можно судить хотя бы по количеству выписываемых всем селом газет и журналов. Всего в Алёховщине и окружающих её деревнях выписывалось в 1913 году три газеты: « Биржевые ведомости», которую получали старшина волостного правления и священник, да ещё газета «Копейка», получаемая урядником. О состоянии народного здравоохранения в Алёховщине и во всей Суббоченской волости можно судить по тому факту, что всю волость был один фельдшер – Николай Ефимович Лебедев, проживавший в деревне Яровщина, в двух десятках верст от Алёховщины, была ещё акушерка Мария Федоровна Кучко, да ветеринарный фельдшер Степан Андреевич Кучко. Алёховщина сообщалась с городом Лодейное Поле грунтовой проселочной дорогой, которая весной и осенью была почти непроезжей. Колёса телег тонули в непролазной грязи. Единственными орудиями обработки полей были соха и деревянная борона, жали хлеб серпами, молотили цепами. В длинные зимние вечера крестьянки пряли льняную куделю, в ручную ткали полотна. Все нательное бельё и в большинстве своём верхняя одежда были домоткаными. Постельного белья, если не считать матрацев из грубой домотканины, набитых соломой да лоскутных одеял вообще не было. Даже подушка из пера с домотканой наволочкой была далеко не у всех. Спали обычно на полу в повалку, кровати были большой редкостью. Избы в вечернее время освещались маленькими керосиновыми лампами, а у бедноты – сплошь и рядом лучиной. Много горя и невзгод населению приносили войны, в частности первая Мировая империалистическая война. Всё трудоспособное мужское население было призвано в царскую армию. Вся основная тяжесть крестьянского труда легла на плечи женщин, стариков и подростков. После февральской и октябрьской революций 1917 года советская власть установилась в Алёховщине не сразу, так как этому активно противодействовали местные богачи, однако тон всей жизни всё более и более стали определять демобилизованные солдаты Н.И.Петров, П.А. Иванов и другие. Первый съезд Советов в Суббочинской волости был созван в 1918 году. Он работал в помещении бывшего волостного правления в деревне Алёховщина. Съезд избрал Волостной Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и образовал Исполнительный комитет районного Совета. Первым председателем Волостного Совета был избран петроградский рабочий Пётр Антович Иванов, уроженец деревни Кальшиницы Суббочинской волости. Сразу после этого в деревнях волости стали устанавливаться советские порядки. Земля помещиков была конфискована без всякого выкупа и разделена между крестьянами. Были образованы сельские Советы. Первым председателем Алеховщинского сельского Совета был Иван Борышев из деревни Вязикиничи. Первым военным комиссаром Суббочинской волости был Григорий Шипуло, погибший в боях с Юденичем. В конце 1918 года была создана Суббочинская волостная партийная организация. Организаторами её были учитель Николай Иванович Бобров и председатель исполкома Пётр Антонович Иванов. В декабре 1919 года в Алёховщине была создана первая комсомольская ячейка. Первыми комсомольцами здесь были: В.А Никитин, В.Т. Федотов, П.Н. Васильев, А.Ф.Никитина, Н.Я. Давыдов, Ф.Я. Яковлев, Н.О. Хвальковский, Н.А.Иванов, Е.Ланцова. В 1924 году в Алёховщине открылась изба – читальня и пионерский клуб. В 1925 году было создано кредитное товарищества, которое оказывало помощь крестьянам в приобретении сельскохозяйственных орудий, изб и хозяйственных построек. В 1929 году был образован колхоз «Ленинский путь». Большую активность в организации колхоза проявил Иван Яковлевич Совинков. Он же был и первым председателем колхоза. После проведения районирования был создан Оятский район и с 1927 года Алёховщина стала районным центром, и была им 30 лет до 1957 года. Первым секретарём райкома партии был Захар Игнатьевич Игнатьев, уроженец деревни Кургино. Первым председателем Оятского райисполкома был Степан Степанович Талашинов. Оятский район первоначально входил в состав Лодейнопольского округа Северо – Западной области, а после ликвидации округов, вошёл в состав Ленинградской области. В 1930 году в Алёховщине впервые за всю историю был построен мост через реку Оять. В районе было более 90 мелких колхозов. В октябре 1936 года в центре района была создана Оятская машинно – тракторная станция. первым директором МТС был Алексей Павлович Самсонов. В 1941 году он погиб на фронте под Гатчиной. При МТС были организованы курсы трактористов, первоначально на них занимались и окончили 25 человек. Есть смысл назвать имена первых оятских трактористов: В.Митрофанов, А.Кузнецов, И.Адамов, В.Филичев, В. Мамонтова, Н. Корнышева, Д.Черников, В. Аксёнов и другие. Многие из них в начале Великой Отечественной войны ушли на фронт. Часть из них длительное время работали в колхозах и совхозах района. Заседание военного совета 7 Армии (эта картина находится в краеведческом музее г.Лодейное Поле) С 1941 по 1944 г.г. Алёховщина была прифронтовым селом. В ней размещался штаб 7 – ой армии. Фронтовые дороги связывали Алёховщину с Лодейным Полем, железнодорожной станцией Оять и Волховским фронтом. В райцентре Алёховщина из партийного и советского актива был создан на случай вражеской оккупации истребительный батальон, готовый в любой момент превратиться в партизанский отряд. В первой половине ноября 1941 года он вместе с такими же отрядами соседних районов, вошёл в стрелковый батальон, сформированный в поселке Ефимовский, и принял участие в боях за город Тихвин. Трудящиеся Оятского района оказывали посильную помощь сражающей Советской армии и блокадному Ленинграду, Все взрослое мужское население ушло на фронт и сражалось с врагом, отстаивая свободу и независимость Родины. Оставшиеся в тылу старики, женщины и дети самоотверженно трудились в колхозах. Они оказывали всемерную помощь в устройстве эвакуированных советских людей из фронтовых городов и сёл Тихвинского, Волховского, Подпорожского и Лодейнопольского районов. Колхозы Оятского района отдавали в воинские части и блокадному Ленинграду не только зерно и другие сельскохозяйственные продукты, но и весь скот из колхозных животноводческих ферм из личных хозяйств колхозников. В деревнях были оставлены коровы лишь из расчёта по одной голове на 2 – 3 семьи. Многие мужчины и даже девушки, сражавшиеся на фронтах Великой Отечественной войны, погибли или вернулись инвалидами. На окраине села Алёховщина есть братское кладбище и памятник погибшим воинам. Ежегодно в День Победы сюда приходят жители Алёховщины и ближайших деревень – почтить память погибших. 21 июня 1944 года войска Карельского фронта прорвали оборону противника, начав победоносное наступление через реку Свирь. Штаб 7-ой армии переместился из Алёховщины ближе к передовым позициям. Алёховщина перестала быть прифронтовым селом. После победоносного окончания Великой Отечественной войны наступила мирная жизнь в районном центре Оятского района – Алёховщине в послевоенное время многое изменилось к лучшему. Современная Алёховщина – большое село, насчитывающее около 3 тысяч населения, оно связано асфальтированными дорогами не только с соседними городами, но и с деревнями бывшими «медвежьими углами». С каждым годом всё больше жителей справляют новоселья, переезжая в благоустроенные дома в центре села. Почти каждая семья имеет телевизоры, телефоны, домашние библиотеки, всю современную бытовую технику. У многих появились легковые автомобили. Комфортабельные автобусы доставляют алеховщинцев в Санкт-Петербург, Тихвин, Лодейное Поле. Есть у жителей села свои: больница, средняя школа, музыкальная школа, детский сад, баня и прачечная, дом быта, магазины и столовые, дом культуры и библиотека. Каждая семья выписывает газеты и журналы. В 1965 году из бывших мелких колхозов Оятского района создан совхоз, в который вошёл и Алеховщинский колхоз «Ленинский путь», совхоз назван именем села Алёховщина. По началу он был создан на угодьях 93-х мелких колхозов. Несколько позднее из него выделились в самостоятельный совхоз «Тервеничи» – 42 бывших колхоза. В совхозе «Алёховщина» остались 53 бывших колхоза. Оятский район после укрупнения районов вошел в состав Лодейнополского района с центром в г. Лодейное Поле.( Взято из воспоминаний А.В.Вахмистрова и по его исследованиям истории с. Алёховщина и записанных в 1984 году). Жизнь не стоит на месте, и дальнейшую историю нашего села запишут очевидцы, наши современники и даже может быть мы сами. И ещё немного из истории: В книге Кочкуркиной С.И. и Линевского А.М. «Курганы летописной веси Х – начала ХIII века» изданной в Петрозаводском издательстве «Карелия» в 1985 году, помещены результаты раскопок курганов на реке Ояти. В конце 20 – х г.г. нашего века археолог В.И.Равдонико раскопал один из семи курганов, расположенных позади Алёховщины в д. Суббочиницы в 150 метрах от левого берега реки Ояти: « Курган 1 (диаметр 8 метров, высота 0,5 метра ) круглой формы с плоской вершиной с трупоположением и трупосожжением. Во 2 – ом к северу от центра на 0,25 метра выше нуля погребен умерший, ориентированный на восток, лицом к северу» Далее следует описание предметов, бывших на погребенном и рядом с ним: различные украшения, кольца и серьги из бронзы, ожерелье из пяти синих стеклянных бусин с остатками окислившегося железа, четыре монеты относящиеся к ХI веку. « В 0,75 метрах к востоку от черепа на нуль было скопление углей площадью 0,5 кв. метра село АЛЁХОВЩИНА -центр бывшего Оятского района: Вид с Лысой горы с.Алеховщина (1966г.) Материал из Википедии — свободной энциклопедии Оятский район : Страна СССР Статус: район Входил в Ленинградскую область Административный центр: посёлок Алёховщина Дата образования: 1927—1955 Официальный язык: русский Население (1926) 19198 человек Плотность 8,1 чел./км2 Национальный состав: русские — 87,77 %, вепсы — 12,01 % Площадь : 2365 км2 Часовой пояс: MSK (UTC+3, летом UTC+4) Оятский район — административно-территориальная единица в составе Ленинградской области, существовавшая с 1927 по 1955 годы. Здание милиции Оятского района,позднее: детский сад, начальня школа, до наших дней узел связи Образование района: Оятский район был образован 1 августа 1927 года одновременно с образованием Ленинградской области. Первоначально именовался Гонгиничским районом, а его центром являлась деревня Гонгиничи. Однако уже 14 ноября 1927 года постановлением Президиума ВЦИК район был переименован в Оятский, а его центр перенесён в Алёховщину В состав района были включены следующие административные единицы: * из Шапшинской волости Лодейнопольского уезда Ленинградской губернии – 18 сельсоветов; * Красноборская волость Тихвинского уезда Череповецкой губернии (11 сельсоветов) Первоначально Оятский район был включён в состав Лодейнопольского округа. После ликвидации округов (постановление ЦИК и СНК СССР от 23 июля 1930 года) район был подчинён непосредственно областным органам. Административное деление На момент образования в состав района входило 29 сельсоветов. После проведённого в 1928 году укрупнения сельсоветов число их в Оятском районе сократилось до двадцати: сельсовет Алёховщинский, центр- д.Алёховщина, 2150чел. сельсовет Валданский , центр- д.Заозерье, 379чел. сельсовет Вонозерский, (вепсский),центр- д.Большое Вонозеро, 696чел. сельсовет Красноборский, центр- д.Силкино, 376чел. сельсовет Куркинский, центр- д.Большие Коковичи, 859чел. сельсовет Мергинский, центр- д.Мергино, 525чел. сельсовет МустинскийЮ центр- д.Мустиничи, 479чел. сельсовет Надпорожский(вепсский), центр- д.Надпорожье, 706чел. сельсовет Новинский , центр-д.Новинка, 449чел. сельсовет Нюбинский, центр- д.Нюбиничи, 445чел. сельсовет Ольховский, центр- д.Наволок, 894чел. сельсовет Пирозерский, центр- д.Веченицы, 798чел. сельсовет Подборский, центр- д.Ефремково, 706чел. сельсоветРатигорский(вепсский), центр- д.Ратигора, 572чел. сельсовет Русскодинский, центр- д.Руссконицы, 367чел. сельсовет Тервиничский, центр- д.Средний Двор, 1092чел. сельсовет Хмелёзерский, центр- д.Хмелёзеро, 674чел. сельсовет Шапшинский, центр- д.Шапша, 726чел. сельсовет Явшинский, центр- д.Кальшиницы, 833чел. сельсовет Яровщинский, центр- д.Яровщина, 908чел. В рамках мероприятий по ликвидации на территории СССР национальных районов и сельсоветов постановлением Президиума Леноблисполкома от 14 апреля 1939 года Надпорожский, Ратигорский и Вонозерский вепсские национальные сельсоветы Оятского района были упразднены. Территория Надпорожского и Ратигорского сельсоветов вошла в состав Подборского сельсовета, территория Вонозерского сельсовета – в состав Хмелёзерского сельсовета Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 16 июня 1954 года в Оятском районе были упразднены сельсоветы: Чукинский (присоединён к Шапшинскому сельсовету) Новинский (присоединён к Яровщинскому сельсовету) Упразднение района: Оятский район был упразднён в 1955 году, его территория передана в состав Лодейнопольского района. В настоящее время большая часть территории бывшего Оятского района входит в состав Алёховщинского сельского поселения.( все вышеуказанные сельсоветы, кроме Шапшинского) Решением исполнительного комитета Ленинградского областного Совета депутатов трудящихся от 22.12.1970г. №573 “О некоторых изменених в административно-территориальном делении Ленинградской области” по Лодейнопольскому району: Алеховщинский сельсовет: -село Алёховщина, д.Новый посёлок, д.Сторожово, д.Стрелка, д.Стоговые, д.Новосёлок,д.Зуёво,п.Медгородок объединены в один населённый пункт село Алёховщина (С тех пор образовались в селе Алёховщина улицы: Новопоселковская,Сторожовская,Стрелковская,Стоговская,Новосельская,Зуёвская,Парковая) – сняты с учёта деревни: -д.Мириничи,д.Луковщина,п.Кондосельга,п.Стройка Пирозерский сельсовет: -д.Пирозеро и д.Алексеевщина объединены в один населённый пункт д.Пирозеро -д.Нижние Колокольницы и д.Комовщина объединены в один населённый пункт д.Колокольницы – сняты с учёта деревни: -д.Веченицы, д.Пелдуши, д.Пергуши, д.Федотова Гора, д.Верхние Колокольницы Имоченский сельсовет: -д.Богдановщина и д.Бор объединены в один населённый пункт д.Имоченицы -д.Кадыевщина и д.Акулова Гора объединены в один населённый пункт д.Акулова Гора – сняты с учёта деревни: -д.Сюрьга, д.Комбаково, п.Рябиновщина Хмелезерский сельсовет: -д.Большое Вонозеро и д.Малое Вонозеро объединены в один населённый пункт д.Вонозеро Ребовический сельсовет: -п.Ребовичи-1 и п.Ребовичи-2 объединены в один населённый пункт п.Ребовичи -д.Ваньково и д.Чидово объединены в один населённый пункт д.Чидово -д.Малая Падала и д.Большая Падала объединены в один населённый пункт д.Падала -сняты с учёта деревни: -д.Палгуши, д.Тернигора Тервенический сельсовет: -сняты с учёта деревни: -д.Ондров Конец, д.Барково, д.Лавиничи, д.Пилотовичи, д.Федотовичи Яровщинский сельсовет: – cняты с учёта деревни: -д.Потакарово, д.Каменка, д.Третьякова Гора, д.Туричиницы Решением исполнительного комитета Ленинградского областного Совета депутатов трудящихся от 07.06.1976г. №231 “О некоторых изменених в административно-территориальном делении Ленинградской области” по Лодейнопольскому району: в Алеховщинский сельсовет из Яровщинского сельсовета переданы деревни:Новинка, Кидебра, Валданицы и Суббоченицы. центр Яровщинского сельсовета из д.Лопотово перенесён в посёлок Мехбаза. cняты с учёта деревни: д.Кордино Подборского сельсовета д.Расловичи Тервенического сельсовета д.Габордуса Хмелезерского сельсовета д.Пальгино Яровщинского сельсовета Решением исполнительного комитета Ленинградского областного Совета народных депутатов от 15.12.1986г. № 479 “О некоторых изменениях административно-территориального деления Ленинградской области” по Лодейнопольчкому району сняты с учёта деревни: -д.Нюбиничи Алеховщинского сельсовета -д.Ляшозеро Алеховщинского сельсовета -д.Липка Тервенического сельсовета -д.Сара Тервенического сельсовета -д.Карпина Гора Подборского сельсовета -д.Подборье Подборского сельсовета Постановлением главы Администрации Ленинградской области от 18 января 1994г. № 10 «Об ИЗМЕНЕНИЯХ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО УСТРОЙСТВА РАЙОНОВ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ»(в ред. ПОСТАНОВЛЕНИЙ Правительства Ленобласти от 02.03.1994г. №25, от 19.04.1994г. №91) изменены названия административно-территориальной единицы районов Ленинградской области “сельсовет” на исторически традиционное наименование административно-территориальной единицы России “волость”. Лодейнопольский район: 1.Алеховщинская волость -Алеховщинский сельсовет (центр – село Алеховщина) -Подборский сельсовет 2.Андреевщинская волость Андреевщинский сельсовет 3.Доможировская волость Доможировский сельсовет 4.Имоченская волость Имоченский сельсовет 5.Тервеническая волость -Тервенический сельсовет (центр – деревня Тервеничи) -Ребовический сельсовет -Хмелезерский сельсовет 6.Шамокшинская волость Заостровский сельсовет 7.Ягенская волость Первомайский сельсовет 8.Яровщинская волость Яровщинский сельсовет Во время Великой Отечественной войны с октября 1941 г. по май 1944г. в селе Алёховщина,1-й погранполк, автомобильный батальон, миномётный полк, полк связи и редакция газеты «Во славу Родины». На подступах к Алёховщине находились зенитные части и прожекторный полк,на лысой горе стояли «катюши». Также в с.Алёховщина находился госпиталь. Со времен войны осталось братское кладбище, где покоятся останки более 400 солдат,старшин, офицеров. в этом здании во время войны с октября 1941 г. по май 1944г. в селе Алёховщина размещался штаб 7 армии Карельского фронта во главе с командующим К.А.Мерецковым, до 1955 года -исполком Оятского района, до 1990 года – Алеховщинская участковая больница, в 2011 году на этом месте построен новый 3-х этажный 39- квартирный дом.

Happy Farms / Почитание земли

Интервью с Миком Макэвоем, менеджером Happy Farm в Верхнем Гамлете, о проблемах осознанности в сельском хозяйстве, волшебстве выращивания собственной еды и планах на будущее по экологическому исцелению посредством восстановления дикой природы.

Не могли бы вы немного рассказать мне о целях и стремлениях Счастливых Ферм в Сливовой Деревне?
Мик МакЭвой

Мы часто говорим о трех столпах Счастливой Фермы. Один из них — выращивание продуктов питания: очень питательных продуктов, органических, сезонных, явно местных, потому что мы здесь менее чем в километре от столовой Верхнего Гамлета.Мы производим много сельскохозяйственных культур, которые высоко ценятся с точки зрения того, что мы можем закупить за счет собственного бюджета. Сейчас, например, собираем килограммы и килограммы спаржи, купить которую очень дорого. Самая качественная пища, которую вы можете есть, — это та, которую вы выращиваете дома сами.

Какое значение имеет органическая пища?

Мы знаем, что современное сельское хозяйство, которое кормит мир, к сожалению, является индустриальной системой. Есть много дополнительных элементов, которые действительно ненужны и не так хороши для нашего здоровья, а также не так хороши для Матери-Земли и всей жизни, которая живет на земле и в почве, где производится пища.Мы знаем о бедственном положении пчел и насекомых-опылителей из-за химических веществ, таких как инсектициды, пестициды и гербициды, которые добавляются в наши крупные системы земледелия.

Мы очень озабочены концепцией и применением межбытия, как учит Тик Нат Хан. Мы заботимся о жизни «больше, чем просто человеческая жизнь», которая существует здесь, на суше. Почва суперживая, мы стараемся уважать и благоговеть перед ней, а также уважать и благоговеть перед людьми, которые едят продукты, которые мы производим.Вот почему мы выходим за рамки органики.

Как выйти за рамки органических продуктов?

Пять лет назад мы приняли решение прекратить ежегодный процесс вспашки или ротации почвы весной, чтобы подготовить почву к посадке. Теперь мы практикуем метод культивации, известный как без обработки или без копания. Этот метод позволяет восстановить структуру почвы и предотвращает разрушение многочисленных почвенных организмов и почвенной жизни. В результате мы год за годом строим глубокие и здоровые почвы. Процесс обработки почвы каждый год является причиной огромного количества выбросов углерода во всем мире.Наши почвы теперь становятся поглотителями углерода. Они улавливают углерод. Для меня это за пределами органики.

Счастливая ферма Аппер-Гамлет на закате и собрание на ферме в 2019 году.
Возвращаясь к столбам, какие еще есть?

Первое — производство красивой еды, второе — жизнь в обществе. У нас есть основная команда, которая живет как семья Happy Farm в монастыре, а также является частью более широкого сообщества. Кроме того, в разное время года мы приветствуем добровольцев на более короткий срок.Жить в сообществе — это умение и вызов, потому что есть много радостей, но есть и много проблем. Для всех, кто работал с командой, мы знаем, что это много полезного и полезного для обучения. Мы так много говорим о гармонии и общности в Plum Village. Это грязный, но прекрасный путь совместной работы и жизни. Это вторая опора.

Третье образование. Проект существует также для того, чтобы вдохновлять и обучать людей очень педагогическим путем, с обучением на практике, а не с более теоретической или аудиторной формой обучения.Люди, которые приезжают на ферму по годовой программе, проходят весь цикл сезонов от семени до тарелки и далее. Они уходят через год с навыками, чтобы начать выращивать что-то для себя или создавать свои собственные проекты, что многие люди сделали в разных частях мира. Когда Plum Village открыт для гостей, во время некоторых ретритов люди могут присоединиться к нам на более короткие периоды и испытать это конкретное время года.

Другим элементом, который входит в основу образования, является практика осознанности, и это действительно ключ ко всему в Plum Village.Образование также учит внимательности в рабочей среде. Это супер сложное испытание. Мы обнаружили эту цитату из Рам Даса, которая говорит о служении, что если вы заканчиваете свое служение и не чувствуете себя легче, чище, выше и счастливее, то вы делаете это неправильно.

Эта идея Счастливой Фермы и счастливых фермеров не означает, что мы должны быть фундаменталистами в счастье: все эмоции приветствуются, любой человеческий опыт приветствуется в нашем внутреннем ландшафте.Речь идет о переносе этого на землю, переносе его в рабочую среду, со стрессами и давлением, которые мы все испытываем, переносе его в динамику команды, динамику семьи и обучение общению и прислушиванию к потребностям других. Делать нашу внутреннюю работу и наше собственное исцеление, но также и быть там для работы, которая должна быть сделана для производства продуктов питания. Это идея осознанной жизни в повседневной жизни.

Интеграция осознанности в работу — это большой вызов. У вас есть несколько лет опыта в Plum Village.Могу я поставить вас на место и спросить, что вы узнали больше всего в связи с этим?

Думаю, для меня это борьба со страхом перед конфликтом. В моей роли лидера или управляющего командой у меня есть глубокое стремление и стремление к тому, чтобы каждый, кто переступит порог фермы, получил значимый и положительный опыт. Иногда я пытаюсь «угодить людям», я стараюсь сделать так, чтобы все были счастливы на Счастливой Ферме. Было ценно осознавать, что я на самом деле не могу брать на себя ответственность за эмоциональный опыт других людей или за то, как они ведут себя в повседневной жизни.Они пришли со всей своей историей и всей своей жизнью. Обучение для меня состоит в том, чтобы встречать их там, где они есть, и помогать им, например, держать их за руку, когда мы вместе идем вперед в течение того короткого времени, которое мы проводим вместе на ферме, а не пытаться их исправить. А также быть в порядке со всеми теми эмоциями, которые внутри меня.

Другое дело, что даже здесь, в штаб-квартире Engaged Buddhism, в этом монастыре, созданном Тик Нат Ханом, всемирно известным своей внимательностью, я каждый день чувствую давление и стресс.Я сужу себя и сужу других внутри коллектива во время нашей работы, во время нашей службы. Итак, все те энергии старых привычек, которые я испытывал в своей трудовой жизни раньше, также здесь, не то чтобы их не было, потому что я нахожусь здесь в каком-то поле Будды. Они есть, и мне все еще нужно излучать немного света внимательности, осознанности и сострадания к себе и часто к другим. Это большая борьба, но это вызов, к которому нужно возвращаться от момента к моменту, изо дня в день.

Молодые растения (Фото Дирка Ролантса)
Если люди вдохновлены заниматься выращиванием продуктов питания, роя руки в землю и, возможно, многие люди живут в городе, а квартира в квартире, есть ли у вас какие-либо советы о том, что люди могли бы сделать, с чего они могли бы начать?

Если вы похожи на нас и живете в Северном полушарии, то у нас середина весны, лето не за горами, и в данный момент здесь, на ферме, все наши маленькие политоннели заполнены нашей рассадой, ожидающей посадки. высаживать на улицу после последних заморозков.Мы готовы, начинаем сажать. Сейчас самое время подумать об этом, если вы хотите что-то вырастить. Живете ли вы в квартире и имеете балкон, или живете в загородном доме с небольшим садом, или если вам посчастливилось иметь земельный участок или небольшой участок в сельской местности, я думаю, что лучше всего начать с малого. . Что-то происходит, и это очень красиво, когда мы начинаем расти, это может быть редька, это может быть салат, это может быть помидор. Просто опыт выращивания этого растения, а затем употребления пищи, которую вы вырастили сами, особенный.

В нашем обществе у нас может быть настоящая апатия к еде, когда мы можем пойти в супермаркет и сделать покупки или даже сделать покупки в Интернете, щелкнуть мышью, и она будет доставлена. Мы не видим процессов, мы не связаны с почвой, семенами и временами года. Есть апатия, когда еда доступна 24/7 каждый день в году, но в волшебстве, которое происходит с выращиванием небольшого количества нашей еды, я думаю, что апатия может трансформироваться и стать сочувствием. Мы можем перейти от пищевой апатии к пищевой эмпатии, которую несет этот путь роста.Это действительно ощутимо. Это действительно реально для всех, кто начал немного расти. Вам не нужно быть самодостаточным, мы не самодостаточны в этом сообществе, когда наша еда растет.

Итак, начните с малого, выберите то, что вам нравится выращивать! (Моя сестра начала выращивать что-то, что ей не нравилось. Она вырастила эту прекрасную цветную капусту, что довольно сложно, а потом она сказала мне, что не любит есть цветную капусту!) Если вы любите есть немного салата со своим еда время от времени, немного смешанный салат действительно легко.Это может быть так же просто, как небольшой контейнер с небольшим количеством компоста, который вы можете легко получить в садовом центре, а затем посыпать семена, как если бы вы солили свой обед. Поливайте его, вам нужно немного света, немного воды и совсем немного любви и заботы. Вы можете выращивать немного еды для себя, поэтому выращивайте то, что хотите есть, начинайте с малого, а затем увеличивайте масштабы.

Не могли бы вы немного рассказать нам о будущих планах Счастливой Фермы?

Во время пандемии мы не могли принимать гостей, и это дало мне и всему сообществу Happy Farm возможность сделать шаг назад и по-настоящему задуматься о том, что является настоящим смыслом, какова настоящая цель фермы. .Мы ушли от захвата, желая возделывать еще немного, предлагать немного больше еды. Мы пришли к пониманию, что дело не в пряниках, а в коллективном пробуждении. Это возвращение к духу привнесения нашей практики осознанности, нашей духовной практики, нашей практики семьи, братьев и сестер, проявления радости, проявления гармонии и веселья — элемента игры на ферме.

Теперь, когда ферма взрослеет, все больше и больше становится ясно, что мы находимся в такой прекрасной обстановке; у нас есть зрелый дубовый лес с одной стороны и красивое болото с другой.Нам очень повезло. У нас также есть очень богатые видами пастбища, луга с полевыми цветами. Существующая экология, как я упоминал ранее, «больше, чем люди», с которыми мы делим землю, проявляет себя каждый год по мере развития участка и, возможно, на самом деле немного восстановилась после того, как мы впервые вмешались в землю. как фермеры.

Пастбище диких цветов (Фото Дирка Ролантса)

Община в Верхней Гамлете приобрела больше земли, которая представляет собой старые сельскохозяйственные угодья, примыкающие к ферме, и участки зрелого естественного леса.Вместе с монашеской общиной и жилой общиной у нас есть план того, что мы называем восстановлением дикой природы на части этой земли. Эти поля, которые возделывались каждый год, которые вспахивались, которые давали обильное количество пшеницы, подсолнечника и других культур, сейчас просто заживают. Почва лечит. Он подходит к концу, и в первые несколько лет он переходит от цветочных лугов к первым нескольким дубам и вязам, полевым кленам, шиповникам, ежевике, все они вновь проявляются на этих полях.

Вместе с сообществом у нас есть план по восстановлению леса на значительной части этой земли.Большая часть этого будет осуществляться за счет естественной регенерации, полагаясь на способность Земли исцелять себя. Этот лес фактически возникнет из существующих участков леса и самих семян. Это происходит. Дикие животные, как я уже сказал, «больше, чем люди», которые делят землю, такие как многочисленные дикие кабаны, являются для нас инженерами-экологами, они используют свои бивни и нос, чтобы взламывать почву и оставлять голые участки почвы. где укореняются семена многих из этих первых видов деревьев.Мы помогаем природе, например, мы помогаем исключить оленей, которые поедают часть этого возрождения, но мы делаем это в партнерстве и в значительной степени позволяем природе, Матери-природе, вести за собой. Наша роль как людей состоит в том, чтобы не мешать Матери-Природе и помогать только тогда, когда это необходимо.

Когда Plum Village снова откроется, в наше время климатических и экологических чрезвычайных ситуаций появятся возможности для привлечения наших посетителей и вовлечения нашего сообщества в экологические ретриты, где мы сможем выйти на эти земли и провести там нашу практику осознанности. .Гости смогут помочь посадить еще несколько местных деревьев, чтобы восстановить экосистему и экологию и стать частью этого исцеления.

В дальнейшем у нас может появиться потенциал для освоения небольшого, но значительного участка земли для того, что мы называем агролесомелиорацией. Это старый стиль ведения лесного хозяйства, который традиционно существует в таких местах, как Испания, где на аллеях между деревьями растут зерновые культуры, такие как грецкие орехи, фундук, абрикосы или яблоки и многие другие комбинации. Так что они сосуществуют.Возможно, мы будем работать с фермерами-партнерами в регионе. Опять же, все в духе органического выращивания. Это будет небольшое производство. Мы могли бы также выращивать сою, мы делаем тофу здесь, но это из соевых бобов, которые выращивают в других местах во Франции. Мы можем выращивать пшеницу, мы можем выращивать свою собственную полбу, нашу собственную рожь, поскольку у нас есть дровяная печь для хлеба. Мы хотим начать немного замыкать круг и производить больше здесь для нашего сообщества в нашем сообществе. Это долгосрочный проект, но очень многое сделано с духом привнесения этого почтения к тем существам, с которыми мы делим землю, не то чтобы этого почтения не было раньше, но чтобы действительно внести этот дух в наше коллективное сознание на ферме и в обществе.


Вы можете узнать больше о Happy Farms на их веб-сайте.

Существует недавно сформированный ежемесячный онлайн-сообщество Happy Farmers Sangha. Это онлайн-пространство для практики для друзей, которые выращивают еду или стремятся выращивать еду, чтобы собраться вместе, чтобы общаться и поддерживать друг друга. Вы можете получить приглашения на сеансы, подписавшись на список рассылки здесь.

Крестьянские и фермерские деревни | Encyclopedia.com

Палле Ове Кристиансен

Крестьяне и деревни являются одними из наиболее изучаемых тем в социальной истории, но исследователям всегда было трудно найти общие определения, способные охватить формы во времени и пространстве, в которых аграрная люди организовались и локализовались в политических условиях и данных природой.

ЧТО ТАКОЕ ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕРЕВНЯ?

Европейская деревня обычно состоит из объединений небольшой консолидированной сельскохозяйственной общины, при старом режиме иногда состоящей всего из нескольких ферм. Но особенно в центральной и южной Европе деревни могли появиться как застроенные районы с населением от пяти до десяти тысяч человек. Основное различие между деревней и городом до повсеместной отмены городских и коммерческих привилегий в 1800-х годах редко выражалось в площади или населении, а носило скорее юридический и культурный характер.Обычно скромные постройки, построенные для укрытия пастухов, производства сыра и т. д., в различных системах отгонного животноводства из европейских горных регионов, обычно не считаются независимыми деревнями, поскольку пастбища, которые используются таким образом, обычно принадлежат деревням в низинах. . То же самое относится и к так называемым деревням-спутникам, используемым, например, для сезонного проживания или производства вина. Понятие деревни никогда не относится только к постоянному, густонаселенному сельскому поселению, а ко всей окружающей территории, доступной на законных основаниях, независимо от того, насколько она эксплуатируется.Большие территории с разбросанными фермами также могут составлять деревни.

Деревня была наиболее распространенной формой жилья для большей части населения Европы вплоть до 1800-х годов, а как организованная единица производства продуктов питания восходит примерно к 7000 г. до н.э. для юго-восточной Европы и около 500 г. до н.э. для северо-западной Европы. Деревня всегда характеризовалась скотоводством и земледелием в самом широком смысле, а с позднего средневековья — отношением к группам населения, которые сами не принимали участия в основном производстве продуктов питания.Такие исследователи, как Эрик Вольф, Теодор Шанин и Фрэнк Эллис, говорили о крестьянах как о традиционных земледельцах, которые управляют своими семейными фермами, организованными в деревнях или других кооперативных единицах, для удовлетворения собственного потребления, но которые также за счет производства излишков доминируют аутсайдеры и, таким образом, являются частью более крупных политических и экономических систем.

ОТНОШЕНИЕ К ПОМЕСТЬЯМ И ГОРОДАМ

Большинство европейских крестьянских деревень от Средневековья до 1800-х и 1900-х годов лучше всего рассматривать по отношению к поместьям и торговым городам соответственно.Взаимоотношения между деревней и господским поместьем, между деревней и городом составляют основные условия, формирующие деревню и деревенскую жизнь, которые нельзя объяснить только путем тщательного изучения отдельной деревни.

Отношение к поместьям. Практику крестьянина в деревне в исторической Европе следует понимать в свете требования, с одной стороны, увековечить собственное хозяйство и семью, а с другой — прокормить другие сословия, такие как сеньоры, церковь и король .Жорж Дюби (1968) указал, что отношения между деревней и сословием существовали как до, так и после европейского феодализма, и что тесная защита крестьянина со стороны сеньора и внешняя защита короля продолжались в различных конфигурациях вплоть до 1800-х годов.

В средневековом общественном строе сельский помещик через свое право на крестьянские или деревенские повинности наделял крестьян или деревню землей. Так было в этом случае, независимо от того, были ли отношения между лордом и крестьянином отношениями издольщины, аренды, ренты или пожизненной faeste (скандинавская форма полуфеодальной зависимой аренды) в сочетании с различными типами личных правовых связей с землей. поместье или само крестьянское занятие.В некоторых местах частные поместья также взимали налог с верховного князя и десятину с церкви.

Чтобы получить деревенские ресурсы, необходимые для экономического существования, несвободный крестьянин должен был платить дань помещику, который отвечал за управление крестьянами как социальной категорией. Именно в сборе податей в виде продуктов, денег или барщины (трудовой повинности) сеньору поместье оказывало влияние на внутренние дела деревни.Там, где повинности включали барщину, значительная часть рабочей силы села использовалась за пределами своей территории, как правило, в непосредственной обработке вотчинных земель. С 1400-х и 1500-х до 1800-х годов этот спрос был наиболее заметен в крупных зерновых регионах Центральной и Восточной Европы и странах Балтии. Поместные налоги сеньору принимали самые разные формы в зависимости от природных условий и местных традиций. В средиземноморском регионе сборы оливок и фруктов не были редкостью.В пастбищных и горных районах налог часто платили коровами, козами, овцами и шерстью. На атлантическом побережье пошлины часто оплачивались рыбой. Также использовались специальные продукты почти всех видов, такие как птица, мед, шкуры и текстиль. Наиболее известны, однако, хлебные пошлины в виде ржи, ячменя и пшеницы (на хлеб, кашу и пиво). Взносы обычно взимались на индивидуальной ферме, но особенно рано и в восточно-центральной Европе существовали коллективные взносы, например, в виде поголовья скота, уплачиваемого крестьянами деревни среднего размера.

Точно так же, как женатый крестьянин во главе своего хозяйства был ядром деревенской организации, при старом режиме ему отводилось место вместе с односельчанами в иерархической структуре общества в качестве производителя продуктов питания и налогоплательщика. Именно это положение деревни и крестьян в иерархическом обществе фиксированных сословий, отношение, отсутствовавшее в так называемых первобытных обществах и обществах без сеньориализма, сделало крестьянские и деревенские общества особыми историческими категориями в Европе.

Отношение к торговым городам. Если сеньор мог требовать дань в денежной форме или если король, герцог или феодал требовали уплаты налогов наличными, крестьянин был вынужден превращать часть своих продуктов в деньги на рынке. В районах с большими расстояниями между торговыми городами периодически устраивались сельские базары для мелких товаропроизводителей для обмена продукцией. Там, где города располагались близко друг к другу, как в северо-западной Европе, крестьянам часто приходилось продавать свои самые важные товары в рыночных городах или продавать их городским купцам.За исключением Польши как наиболее известного исключения, рыночные города часто находились вне юрисдикции сеньоров и вместо этого находились под защитой князя страны. В районах, где крестьянин не имел естественного доступа к соли и железу, эти основные потребности также вынуждали его контактировать с товарным рынком, т. е. с городом. Однако эта стабильная рыночная торговля не означала, что производственная деятельность в старой деревне регулировалась рыночными принципами спроса и предложения.

Несмотря на то, что зависимость от рынка в количественном отношении увеличилась примерно с 1500, отношения деревни и города существуют уже давно.Эта связь важна для понимания региональных различий в домашней утвари, одежде, красителях и мелких металлических изделиях, которые в различном количестве и составе составляли постоянный элемент образа жизни европейских крестьянских деревень и которые, вероятно, достигли своего наибольшего разнообразия. в 1800-х годах. Исследования Бёрье Ханссена региона Эстерлен на юге Швеции (1952) описывают деревни 1600-х и 1700-х годов как часть сложной сети, включающей как рыночные города, так и сельские ярмарки.Ханссен также показывает, что частые контакты с городом не обязательно приводят к изменениям в крестьянской или народной культуре. Это подразумевалось в критикуемой, но, тем не менее, широко используемой континуумной модели социальных изменений Роберта Редфилда (1941), основанной на его ранних исследованиях Центральной Америки. Хотя изолированный крестьянин и самодостаточная деревня в целом никогда не существовали в Европе, пространственный контакт не привел автоматически к культурной адаптации.

Классическая дихотомия Фердинанда Тонниса между Gemeinschaft (сообщество) и Gesellschaft (общество) сильно повлияла на стереотипное представление современной публики о городе и деревне (деревне).Все конкретные исследования показывают, однако, что маленькая деревня не является исключительно однородной, а большой город — дифференцированной. Исследования также показали, что в городах всегда существовали довольно большие контингенты сельских жителей, таких как слуги, мелкие торговцы, возчики, рыбаки и рабочие, некоторые из которых возвращались в свои деревни через несколько лет. В то же время многие деревни были домом для культурных городских жителей, таких как священнослужители, чиновники поместья и региональные техники, такие как геодезисты и офицеры.

РАЗНООБРАЗИЕ И СЛОЖНОСТЬ ДЕРЕВНЕЙ ПО ЕВРОПЕ

В пределах Европы можно найти бесчисленные формы, в которых жили и живут деревенские крестьяне, которые из-за их разнообразия почти невозможно обсуждать в общих чертах. Это разнообразие обусловлено различными факторами, от геополитических обстоятельств, государственного управления и политики арендодателей до доступа к рынкам и местных экологических условий. Делались попытки говорить о различиях на основе различных форм европейских сословных систем, топографической адаптации структуры крестьянской деревни и различий в системах обработки земли в старой деревне, т. е. в деревне до земельных реформ.

Многие черты современной европейской деревенской структуры уходят корнями в более раннюю зависимость от близлежащих поместий и даже в структуры поместий и схемы поселений, которые возникли в 1500-х годах, периоде роста населения и роста цен. В европейской сословной организации часто проводится различие между косвенным земледелием, при котором сеньор живет за счет податей в виде продовольствия или денег, поступающих от крестьян с подаренных земель, и прямым земледелием, при котором сам сеньор занимается крупной хозяйственной деятельностью. производства на своей вотчинной земле.При опосредованной обработке расстояние между собственными жилищами крестьян и поместьем не имеет особого значения. До 1500-х и 1600-х годов этот тип сословной организации встречался особенно в малонаселенных районах на востоке, а на западе на разрозненных участках, таких как коронные земли, в районах с рассредоточенными крестьянскими поселениями и внутренними землями, а также в районах, где раннефеодальные поместьям после 1500-х годов не удалось восстановить эффективное прямое земледелие, основанное на крепостных или тяжелой барщине.

При непосредственной обработке земли расстояние от вотчины до батраков или крестьян, обрабатывающих эту землю за счет своих трудовых повинностей, должно было быть как можно короче, что, как правило, требовало более тесной группировки хозяйств. Это также облегчило лорду надзор за рабочей силой. Из-за найма деревенского населения на барщину это усадебное хозяйство в северо-восточной Европе могло привести к значительной плотности деревень в регионах, которые ранее были более рассеянными.В этих в остальном аграрных районах поместья также производили товары на экспорт в Западную Европу, в основном за счет обязательных трудовых сборов. В некоторых местах вплоть до 1900-х годов эксплуатация поместий приводила к обнищанию деревенских обществ. Исследования показали, что, хотя давление помещиков на крестьян усилилось в Мекленбурге, Шведской Померании, Восточной Пруссии, Польше, странах Балтии и русских областях, по сравнению с большинством мест Западной Европы, различия были гораздо более значительными как в восточных, так и в восточных областях. и западнее, чем предполагалось до сих пор.

У ученых давно возникло искушение обнаружить закономерность в бесчисленных типологиях европейских деревенских форм. Историки, географы и лингвисты изучили географическое распределение моделей расселения, системы преемственности, названия деревень и количество ферм в каждой деревне. Некоторые проводят различие между уличными деревнями, деревнями на местности, круглыми деревнями и рассредоточенными поселениями. Особенно важной целью было создание рамок, описывающих создание и физическую структуру деревень, но было трудно найти закономерности.Тем не менее исследования выявили некоторые закономерности; например, люди селились, чтобы сформировать деревни, где есть плодородная почва, достаточное количество воды и леса, возможность расчистки земли и линии связи.

Деревни, т. е. небольшие скопления домов без реальной исторической деревенской организации, встречаются повсюду в Европе. Есть также агрогородки и деревни, окружающие Кирхенбурген, или укрепленные церкви. Агрогорода развивались со Средневековья вплоть до 1800-х годов в Южной Италии, Сицилии, Андалусии и на юго-востоке Венгрии.Имеются примеры очень крупных деревень такого рода, иногда с числом жителей более 30 тысяч, которые, кроме своего крестьянского и батракового населения, включают в себя городские социальные разряды и имеют городские учреждения. В районе Средиземноморья жители агрогородков предпочитают культурно ассоциироваться с городским этосом, тогда как агрогорода на Великой Венгерской равнине всегда имели более сельский характер. Укрепленная церковь — это прежде всего явление восточной и центральной Европы.Наиболее известны саксонские деревни в Трансильвании (Румыния), где с 1400-х годов многие церкви были укреплены и окружены валами и кольцевыми стенами для защиты от турок и бродячих вандалов, что придавало деревням поразительный внешний вид.

Особенно до механизации после Второй мировой войны климатические и почвенные различия также привели к большим различиям в условиях между средиземноморским и трансальпийским сельским хозяйством и, следовательно, в конфигурации и организации деревень в этих двух регионах по сравнению с доступными ресурсами.Некоторые исследователи говорят о трансальпийском экотипе по сравнению со средиземноморским, и Линн Уайт (1962), расширяя теории Марка Блока, представленные в его «Французской сельской истории » (первоначально опубликованной в 1931 г.), попыталась обобщить некоторые из основных характеристик деревни и деревенское производство и их эволюция в южной и северной Европе соответственно. Со времен средневековья средиземноморские крестьянские методы ведения сельского хозяйства адаптировались к сухому климату и легкой почве, в отличие от североевропейских практик, адаптированных к тяжелой почве во влажном климате.Согласно Уайту и другим исследователям, соответствующие условия определяли, селились ли люди в маленьких или больших деревнях, использовали легкие или тяжелые плуги и обрабатывали равносторонние или длинные поля; они также объясняли различия в организации и расположении деревень.

Несмотря на то, что даже в конце двадцатого века между двумя частями Европы существовали большие различия, различия, существовавшие в любой период, нельзя объяснить исключительно на основе экологической адаптации или технологической диффузии.До механизации, и особенно в ранней открытой деревне, именно деревня, а не единоличное хозяйство, является подходящей единицей для анализа общей эксплуатации природы и отношения крестьян и их скота к исторически обусловленным скудным ресурсам. Однако в современном сельском хозяйстве как на юге, так и на севере именно ферма является стержневой единицей.


ДЕРЕВЕНСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В АНТИЧНОМ РЕЖИМЕ

Согласно Джерому Блюму, европейская деревенская община возникла в Средние века как юридическое лицо, распоряжающееся общественными ресурсами, руководящее некоторыми общими видами деятельности и контролирующее определенные аспекты общественной жизни, и оно сохранилось до тех пор, пока существовала деревня с открытым полем и что касается определенных общественных интересов, таких как эксплуатация торфяных болот, вплоть до современной эпохи.Формально сельская община управлялась сельским собранием во главе с сельским старостой. Кое-где эта должность чередовалась между хозяйствами в деревне, а в некоторых районах сеньор должен был утвердить выбор нового старосты. Деревенское собрание решало важные внутренние дела в деревне и часто выступало в качестве посредника между отдельной фермой или жителем и сеньором, церковью и государством, особенно в районах Центральной и Восточной Европы, где подати оценивались коллективно. деревня в целом.

Обычно деревня обладала значительной степенью независимой власти, которая могла, особенно в районах Швейцарии, Австрии и Южной Германии, включать в себя собственный местный суд. Деревенское собрание на некоторых участках собственности также могло продавать, покупать, сдавать в аренду и сдавать в аренду общинную землю. Даже в тех частях Европы, где сеньор мог продать или перераспределить как крестьян, так и деревенскую землю и, таким образом, вмешаться во все внутренние отношения деревни, он часто предоставлял деревне заботиться о себе до тех пор, пока он своевременно получал свои взносы.

Деревенское собрание дало указания, как следует использовать общинные территории с пастбищами, лесами, болотами, лугами или озерами, а также как следует содержать заборы и дороги. Решалось, когда начинать или заканчивать сев и уборку, какую из двух обрабатываемых территорий при широко распространенном трехпольном севообороте заложить в следующем году и какими посевами и какую зону открыть для выпаса скота. Кроме того, деревенское собрание могло нанимать деревенских пастухов, решать, кто из крестьян должен ежегодно кормить общего быка, помогать в тушении пожаров и налагать мелкие штрафы за нарушение общественного порядка.

Формальные отношения между фермой и деревней функционировали на основе так называемого деревенского права, восходящего к Средневековью, но действовавшего на основе устной традиции до 1800-х годов или даже дольше. Возможно, все дворы или, во всяком случае, все дворы, имеющие землю, первоначально имели право голоса в деревенском собрании, но в 1600-х и 1700-х годах во многих местах было представлено менее одной трети дворов в деревне, а наиболее зажиточные жители деревни были приняты законы, лишившие безземельных или имеющих ограниченную землю влияния.Это явление часто интерпретируется в связи с общим ростом населения с 1500-х и особенно 1700-х годов, когда конкуренция за ресурсы деревни усилилась. Как правило, в деревенском собрании могли заседать только представители мужского пола, но в некоторых районах России право голоса имели и вдовы, а в некоторых местностях Франции в собраниях сельского собрания принимали участие и женщины, и мужчины. В этих районах членами мог быть местный священник и даже сеньор, но в остальном деревенское собрание предназначалось исключительно для крестьянского сословия.В 1800-х годах представительная демократия в некоторых странах привела к созданию в качестве низшей административной единицы приходских советов, в которые могли входить лица из всех социальных слоев.

Во многих местах прежнее довольно суверенное положение деревенского собрания было подорвано еще до того, как отмена системы открытого поля устранила его наиболее важные функции. В частности, на северо-востоке Центральной Европы, когда с 1500-х до начала 1800-х годов большая часть крестьянских земель была включена в состав вотчинных земель, а жители превратились в дачников или поденщиков (процесс, называемый Bauernlegen на немецком языке), деревенские собрания были истощены. своих традиционных функций и полномочий.В условиях интенсивного крупномасштабного производства как на востоке, так и на западе сеньорам во многих местах удалось ликвидировать некоторые функции деревенского старосты. Они могли заменить старост так называемыми крестьянскими приставами или старостами, которые также были чем-то вроде сословных чиновников, так как они, кроме ведения собственных дел деревни, должны были созывать односельчан на барщину на вотчинный хутор. Однако в Западной и Центральной Европе в эпоху Просвещения 1700-х годов государство стремилось защитить некоторые права крестьян по отношению к сеньорам, возможно, не только ради крестьян, но и для того, чтобы обеспечить нации более платежеспособное положение. налоговая база, большее количество жителей и больше — и более верных — солдат.Это вмешательство государства в сельские дела не могло не стандартизировать функции сельских сходов.

Самый известный пример регулирующей функции сельского собрания или общины, при которой община выступала фактическим собственником крестьянской земли, можно найти в России 1700-х и 1800-х годов. При этой системе крестьяне имели постоянное право только на свой дом и хозяйственные постройки, на общественные территории, такие как общины и леса, и лишь на небольшую часть обрабатываемой земли. Взамен сельский сход ( mir ) через равные промежутки времени распределял доли деревенской земли между отдельными крестьянскими дворами, обычно в зависимости от того, сколько ртов оно должно было кормить или сколько в нем взрослых рабочих.Если в большинстве крестьянских общин домохозяйство должно было приспосабливать свой внутренний размер и потребление к количеству земли, то в России именно сельский сход перераспределял деревенскую землю между дворами в соответствии с их размером и потребностями. Эта система известна в различных вариантах в ряде районов как восточной, так и западной Европы.

Корпоративные организации различных форм существовали в европейских деревнях до ХХ века. Наиболее известны южнославянские братства, где опасность изоляции делала необходимым сотрудничество между сельскими жителями, и несемейные гильдии в Германии, скандинавских странах и Англии, которые играли роль в организации крупных рабочих проектов в деревне. .

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ГРУППЫ, СТРАТИФИКАЦИЯ И ОБРАЗ ЖИЗНИ

Старая деревня часто — в национальной этнографии с конца 1800-х годов и в дискуссиях о равенстве и национальном характере — представлялась как демократическая единица, которой нужно подражать. Однако недавние исследования показали, что доиндустриальная деревня часто была сильно дифференцирована в социальном отношении, часто отклонялась от общинного этоса с его нормами взаимного сотрудничества, подсказанными ее формальной организацией.

Деревня почти всегда состояла из большего количества профессиональных групп, чем из крестьян, хотя крестьяне изначально преобладали.С 1600-х годов внутри категории старых крестьян преобладало большое неравенство ресурсов и достатка, рядом с которыми часто жили мелкие землевладельцы, крестьяне, ремесленники и мелкие торговцы, безземельные рабочие, слуги и наемные рабочие. Последние элементы населения заметно увеличились в 1800-х годах. Часто они не имели независимых представителей в деревенском собрании, хотя по численности могли составлять большинство населения деревни. Профессиональные обозначения не обязательно были навсегда привязаны к отдельному лицу или семье; молодая пара могла начать с поденщиков, позже стать крестьянами на двадцать-двадцать пять лет и закончить котарами или жильцами.Работа слуги в континентальной Европе также не была постоянным занятием, а скорее этапом в жизненном цикле молодых людей, прежде чем они поженятся и, возможно, займут независимый коттедж или ферму. Для мелких землевладельцев и скотоводов сочетание сельского хозяйства и наемного труда очень старо, но в 1900-х годах оно стало широко распространенным среди рядов мелких фермеров, поскольку нижняя граница жизнеспособного земледелия была смещена вверх.

В случае юго-западной Германии историко-антропологические исследования Ганса Медика (1996) и Давида Сабеана (1990) показали, какое разнообразие социальных и культурных форм существовало в деревнях 1600-х, 1700-х и 1800-х годов, и как вели себя женщины и мужчины, озабоченные материальными интересами, социальным положением и религиозными нормами.В областях с раздельным наследованием, где наследниками были и сыновья, и дочери, как показал Сабеан в своей книге о Неккархаузене в Вюртемберге, столкновения между родителями и взрослыми детьми, между отцами и зятьями и между шуринами по поводу наследования участков земли может быть непосредственной частью повседневной жизни в деревне. В этих условиях родственные и кровные связи имели, по-видимому, в деревне гораздо большее значение, чем это часто предполагалось.

В исследовании деревень восточной Дании Палле О.Кристиансен показал, как в 1700-х годах различные интересы сельских жителей и экономическая политика сословия по отношению к деревням как плательщикам налогов приводили к почти постоянным конфликтам в сословных деревнях, даже если крестьяне в противном случае имели большие прилегающие земли. Повседневная жизнь селян была далека от обыденных представлений о корпоративном сообществе. Деревенскую жизнь следовало скорее воспринимать как конфликтное сосуществование двух по существу разных крестьянских стилей жизни, один из которых жил зачастую довольно весело, повседневно, а другой — более амбициозно и предусмотрительно.Таким образом, деревню можно понимать как своего рода единство противоположностей, в котором два образа жизни, основанные на усадебной практике, взаимно воспроизводят друг друга. Баланс между двумя образами жизни мог варьироваться в зависимости от административной практики поместья и ресурсов деревни, особенно леса, но эта двойственность была обнаружена во всех деревнях, принадлежащих поместью.

Различия в поведении сельчан ощущаются даже в двадцать первом веке.Эти различия являются результатом современного разделения труда и нового присутствия в деревне культурных городских жителей, а также полиэтнического состава многих деревень, корни которого часто уходят как в позднесредневековую колонизацию в восточной части Центральной Европы, так и в управляемое государством население. движений 1700-х и 1900-х годов. В Венгрии и Румынии, особенно до 1945 года, было много немецких (швабских или саксонских) меньшинств, которые жили в тех же деревнях, что и мадьяры, румыны и рома (цыгане), каждый из которых говорил на своем языке.В балканских странах разнообразие национальностей, языков и религий могло бы быть еще больше, и оно сохранилось в двадцать первом веке.

АГРАРНЫЕ РЕФОРМЫ: КОНСОЛИДАЦИЯ СЕЛ И ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ ФЕРМ Текст недоступен

освободить крестьянские семьи как отдельных и самостоятельных граждан путем отмены крепостного права, обращения барщины и перехода в крестьянское владение.Самые ранние примеры происходят из небольших стран, таких как Савойя, Швейцария и Дания. Важнейшие физические изменения в деревне связаны с так называемыми техническими реформами, т. е. с превращением открытых полей, разделенных на разрозненные полосы, в сводные, огороженные владения и децентрализацию единоличных хозяйств. Эти реформы бесповоротно нарушили классические крестьянско-деревенские отношения, хотя в большинстве случаев и не устранили неравенства, возникшего между крупными и мелкими крестьянами.

В некоторых районах Франции и Южной Германии с 1500-х годов деревни сами осуществляли консолидацию разрозненных полос, и аналогичные консолидации произошли в восточной части земли Шлезвиг-Гольштейн. Первая и наиболее систематическая централизованно санкционированная консолидация, английские ограждения общих пастбищ и общих полей, были организованы в 1500-х и 1600-х годах. Однако самые масштабные государственные ограждения деревень произошли в следующем столетии, в основном в Мидлендсе.Самыми значительными визуальными изменениями стали заборы между основными участками владельцев участков, которые также позволили соединить более мелкие обрабатываемые полосы, особенно конца 1700-х годов. Во многих имениях закрепленные земли, которые не сдавались в аренду, традиционно оставлялись для овцеводства и охоты.

На континенте консолидация происходила вообще гораздо позже, чем в Англии. За исключением нескольких предшественников в 1600-х и начале 1700-х годов, в целом большинство объединений в Шлезвиг-Гольштейне, Северной Германии и Дании началось в середине 1700-х годов, а в течение следующего столетия — в других частях Европы.В значительной части России, Польши и территории, которая позже стала Чехословакией, а также в районах Швейцарии и южной Германии консолидация не набирала обороты до 1900-х годов.

Объединение, как правило, распределяло общинные земли деревни, такие как общины и леса, между отдельными фермами и объединяло часто бесчисленные небольшие поля каждой фермы в один большой участок или несколько более крупных участков, которые крестьянин сам мог решать, когда и как обрабатывать . Это привело к большему упору на отдельного крестьянина в деревне.Ему больше не нужно было ждать своего соседа в коммунальных проектах, и он экономил время на дороге и прогулке до своих полей и обратно. Крестьянин мог получить гораздо более чистую и лучше удобренную почву, а с помощью эффективного личного ограждения не пускать соседей и их скот на свои поля и избежать опасности заражения, которая возникла при более раннем совместном выпасе скота. Несмотря на большие затраты на консолидацию, правительства и собственники были склонны считать, что отдельный крестьянин, благодаря своей, как мы надеемся, большей инициативе, станет более платежеспособным и что он будет менее безжалостно эксплуатировать такие ресурсы, как леса и пастбища.Они также надеялись, что деревня сможет лучше поддерживать увеличенное и более богатое население.

Во многих местах за консолидацией последовало перемещение усадеб из старого ядра деревни на новое поле, отведенное крестьянину. Один большой четырехугольный участок с фермой посередине считался наиболее эффективной установкой, но не всегда был возможен как из-за естественных контуров земли, так и из-за затрат, связанных с переносом многих ферм на поля.

Вряд ли можно сомневаться в том, что консолидация в сочетании с постепенным введением более эффективного севооборота повысила производительность, хотя старая деревня была далеко не такой неэффективной, как утверждают некоторые ее современные критики. Повышение урожайности консолидированных земель — особенно при производстве сена — не происходило до тех пор, пока старые границы и канавы не были медленно приспособлены к новым контурам поля, а в противном случае безымянные земли были обработаны, что заняло несколько лет.После этого производительность и товарное производство на ферму могли быть увеличены, что отражалось в увеличении взносов, увеличении количества коров и увеличении продаж. Наиболее важным, пожалуй, было то, что новое индивидуальное и сосредоточенное на ферме производство имело очень большой потенциал в том смысле, что четко определенные, собранные участки, часто довольно большие и более эффективно использующие землю, чем разрозненные полосы, в течение многих лет отныне допускались до сих пор. невозделанные участки должны быть отданы под вспашку. Так было, например, в Дании и на юге Швеции, а также в северо-западной Германии и Франции.

Однако описанная выше модель трансформации деревни не была универсальной. В некоторых районах крестьяне всегда жили на своих полевых участках, а не в центрах деревень, хотя обработка этих полей с течением времени не всегда приводила к контурам полей, подходящим для современного моторизованного производства. Это верно для юго-западной Англии, Ирландии, всей юго-западной Франции, Голландии, Бельгии и района к западу от Бремена в Германии, а также в Латвии и Сербии. И наоборот, существуют места, особенно в южной Европе, где крестьяне не желают уезжать из центра деревни либо для того, чтобы не сокращать свои и без того крохотные наделы, либо потому, что считается более городским и, следовательно, лучше жить в центре деревни, чем жить в центре деревни. на открытой земле.

СОВРЕМЕННЫЙ КРЕСТЬЯН-ФЕРМЕР И ДЕРЕВНЯ

В объединенной деревне основная деятельность сельского собрания была упразднена, но во многих местах организация осталась, но с меньшим количеством задач и другими задачами в своей компетенции. Удаление многих ферм из центра деревни может также изменить физическую конфигурацию деревни. Старая деревня изменила свой характер, а не просто распалась. Несмотря на то, что большие коллективные проекты исчезли и многие семьи, особенно в трансальпийской Европе, перебрались на поля, семейные, соседские и кооперативные отношения продолжали существовать.Более того, многие деревни в 1800-х и особенно в 1900-х годах стали небольшими центрами обслуживания с ремесленниками и магазинами предметов первой необходимости.

Современный крестьянин-фермер на своем отдельном участке размером, способным как минимум прокормить семью, немыслим без локальной сети обслуживания и выхода на более крупный рынок как для закупок, так и для продаж. На самом деле только в его современной форме можно говорить о ферме как об экономической единице и как о доме (см.13). Хотя некоторые европейские крестьянские хозяйства имеют очень низкую производительность, у семейных ферм одновременно оказался гораздо больший потенциал, чем предполагали реформаторы. Часто предсказывалось исчезновение европейских семейных ферм, но не их исчезновение. Несмотря на то, что семейные фермы сталкиваются с проблемами, и хотя многие из них были объединены, сама структура продолжает воспроизводиться.

Сила крупной семейной фермы, по-видимому, связана с тем, что в континентальной Европе она никогда не становилась мелким капиталистическим предприятием.Другими словами, земледелец часто не вел себя как английский фермер-арендатор и не выполнял сельскохозяйственных работ, даже несмотря на то, что современное сельское хозяйство связано с крупным товарным производством и также зависит от текущих инвестиций и займов. Независимая крестьянская собственность 1800-х и 1900-х годов позволила семейной ферме в конце двадцатого века инвестировать и участвовать в рынке, и в то же время ферма не всегда должна была платить проценты на свои деньги. собственный капитал или включить труд семьи в расчет цены производства по отношению к рыночной заработной плате.Как и в случае с небольшими хозяйствами ранее, члены семьи часто пополняли свой доход за счет домашнего производства или наемного труда с целью сохранить нетронутыми ферму и дом. Это ядро ​​сельскохозяйственной деятельности способствовало дальнейшему функционированию многих деревень. В то же время некоторые правительства и Европейский союз также субсидировали семейное производство и услуги в деревнях, чтобы поддерживать определенный уровень активности в маргинальных районах.

ДВИЖЕНИЯ ЗА ЗЕМЕЛЬНУЮ РЕФОРМУ И НОВЫЕ ДЕРЕВНИ ПОСЛЕ 1918 И 1945 ГГ. конец 1800-х годов.Земельные реформы после 1-й мировой войны в Чехословакии, Пруссии, Финляндии и части Дании, а после 2-й мировой войны в Югославии и Италии имели прямую цель уменьшить размеры и мощь еще существовавших крупных поместий, в то же время время, удовлетворяющее спрос сельского, но безземельного населения на землю. Правительства также стремились предотвратить крупномасштабный приток населения в города, которые редко могли обеспечить работой как растущее население, так и мужчин, возвращающихся с войны. Государственная земельная реформа и размещение приусадебных участков в новых, так называемых, рационально спланированных деревнях часто сопровождались появлением общественных движений народнического характера, которые, выступая против как поместного производства, так и городской пролетаризации, выступали за здоровый сельский труд и мелкие независимые крестьяне. семейная ферма.Часто указывалось, что производительность на единицу площади в этих мелких хозяйствах была выше, чем в поместьях, тогда как производительность на единицу времени не принималась во внимание, поскольку лишнее время в деревне редко можно было продуктивно использовать для других целей.

Многие из мелких приусадебных участков, которые были разделены в результате централизованной земельной реформы в 1900-х годах, были настолько локализованы, что о часто обширных сельских поселениях можно говорить как о деревнях. Эти новые деревни во многих местах начали функционировать, как предполагалось, но в других возникли проблемы разного рода.В Южной и Центральной Европе наделы никогда не заселялись и не обрабатывались, потому что они были слишком малы или нецелесообразны с самого начала, дороги и водопроводы никогда не прокладывались, люди не отваживались переселяться из старых деревень, множились кражи скота. Эти поселения, наряду с заброшенными деревнями, сегодня стоят как города-призраки. Другие мелкие владения были объединены, и новые семьи переселились в дома, но особенно до 1960 года эти новые мелкие деревни имели символическую прогрессивную и антифеодальную ауру в тех частях Европы, которые исторически характеризовались обширными сеньориальными поместьями.

КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ И ДЕКОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ В 1900-х годах

Земельная реформа совсем другого рода имела место в некоторых частях Восточной Европы в двадцатом веке. Коллективизация сельских крестьян, проводившаяся с 1929 по 1938 г. в Советском Союзе и во всех социалистических странах после 1948 г., за исключением Польши и Югославии, коренным образом изменила положение в сельской местности в этой части Европы. В социалистическом сельском хозяйстве необходимо различать условия собственно колхозов и совхозов, которые больше напоминают крупное имение с наемной рабочей силой.Коллективизация больших количеств деревенских земель означала крупномасштабное комбинированное производство в бывших крестьянских хозяйствах, которые, таким образом, не были преобразованы в индивидуальные семейные предприятия. В то же время крестьяне получили право личного ведения хозяйства на так называемых приусадебных участках. Несмотря на то, что эти приусадебные участки зачастую составляли всего треть с половиной гектаров, благодаря интенсивной обработке их хозяевами они давали очень большой урожай. Механизация происходила прежде всего в часто очень крупных совхозах и на коллективных полях, тогда как в мелких личных подсобных хозяйствах производство интенсифицирулось в основном за счет комплексного размещения семейного труда и низкотехнологичной техники.Таким образом, на большей части востока Центральной Европы социалистический эксперимент часто не только сохранял, но и развивал классическую крестьянскую культуру, которая была характерна для деревенской жизни в сильно индустриализированных обществах.

Социалистическое сельскохозяйственное и промышленное планирование имело и другие заметные последствия. В Румынии в 1970-х и 1980-х годах многие деревни в равнинных районах полностью обезлюдели, и крестьяне переселились в крупные центральные города, занятые либо крупным сельским хозяйством, либо приоритетными для государства отраслями.

После антикоммунистических потрясений 1989–1991 годов в центрально-восточной Европе произошла деколлективизация. Крестьяне разделили бывшие коллективные поля, часто в соответствии с разделом земли, существовавшим до принудительной коллективизации. Таким образом, в деревнях были восстановлены многие мелкие семейные фермы. Результатом стала большая разница в формах эксплуатации и владения в рассматриваемых странах. Кое-где финансовые магнаты попытались скупить землю для объединения в крупные частные хозяйства, а одновременно мелкие крестьяне коллективно продали большие машины бывших колхозов, бесполезные для своих мелких хозяйств, а взамен купили лошадь и лошадь. пара коров.В таких деревнях можно увидеть, как крестьяне строят небольшие деревянные конюшни для вновь приобретенного скота в том же стиле, что и в начале ХХ века. Восстановленное сельскохозяйственное предприятие семьи дополняет другие источники дохода, такие как наемный труд и другое мелкое производство.

ДЕПУЛЯЦИЯ И ПРИЕЗЖАЮЩИЕ В ГОРОДЫ

В большей части Европы, особенно в 1900-х годах, происходила миграция из сельской местности в города, постепенно истощавшая многие деревни молодых людей.Часто земли были настолько малы и труднодоступны, а престиж жизни в сельской местности настолько низок, что семьи не могли продать свое имущество в деревнях, которые поэтому постепенно обезлюдели. После 1991 года то же самое произошло и в деревнях бывших социалистических стран, где этнические немцы перебрались в Германию. Остаются только старики и пустующие дома, владение которыми в некоторых случаях в конечном итоге переходит к цыганам.

Частичная депопуляция — явление не новое, хотя предысторию опустевших деревень всегда приходится рассматривать в конкретном историческом контексте.Сельская депопуляция была известна в средние века (из-за эпидемий), в Тридцатилетнюю войну в 1600-х годах, в 1800-х годах из-за больших волн эмиграции, а после двух мировых войн и в Советском Союзе и Румынии из-за депортации и вынужденные переселения. Проблемы многих деревень в начале ХХI века связаны не только с отъездом молодежи в городские центры для получения образования и работы. Сокращение базы населения усугубляется тем фактом, что многим мелким торговцам приходится закрывать магазины, а школы объединяются; кроме того, депопуляции может способствовать государственная политика, плохо приспособленная к сельским условиям.

В то же время, начиная с 1960-х гг., особенно в Северо-Западной Европе, произошли изменения в характере миграции, когда многие люди уезжают из крупных городов, чтобы поселиться в деревнях и небольших сельских городках. Это не только результат антииндустриального настроя позднего модерна среди хорошо образованных групп населения, но также связано с лучшими транспортными возможностями (дороги и частные автомобили), более дешевыми домами в сельской местности и новыми формами электронной связи.Повышенный спрос на сельские дома (включая дома для отдыха) в таких районах, часто вблизи крупных хорошо функционирующих центров, также привел к запланированному расширению многих старых фермерских деревень. Эти деревни демонстрируют совершенно новую форму дискурса, характеризующуюся как традиционными аграрными взглядами, так и сильными культурными городскими интересами.

См. также другие статьи в этом разделе.

БИБЛИОГРАФИЯ

Блох, Марк. Французская сельская история: очерк основных характеристик. Лондон, 1966 год.

Блюм, Джером. Конец старого порядка в сельской Европе. Принстон, Нью-Джерси, 1978.

Блюм, Джером. «Европейская деревня как сообщество: происхождение и функции». История сельского хозяйства 45 (1971): 157–178.

Блюм, Джером. «Внутренняя структура и политика европейского деревенского сообщества с пятнадцатого по девятнадцатый век». Журнал современной истории 43 (1971): 541–576.

Брант, Лодевийк.«Социальные изменения в голландской деревне». В Вне сообщества: Социальный процесс в Европе. Под редакцией Джереми Буассевена и Джона Фридла. Гаага, Нидерланды, 1975.

Кристиансен, Палле О. «Культура и контрасты в североевропейской деревне: образ жизни поместных крестьян». Журнал социальной истории 29 (1995): 275–294.

Кристиансен, Палле О. «Домашнее хозяйство в местных условиях: исследование стратификации крестьян». В г. Случайность и изменение: социально-экономические исследования исторической демографии в Балтийском регионе. Под редакцией Sune Åkerman et al. Оденсе, Дания, 1978.

Кристиансен, Палле О. Поместный мир: лорд, крестьяне и культурные особенности в датском поместье, 1750–1980. Осло, 1996.

Дуби, Жорж. «Поместное хозяйство». В Международной энциклопедии социальных наук. Нью-Йорк, 1968 год.

Эллис, Фрэнк. Крестьянская экономика: фермерские хозяйства и аграрное развитие. Кембридж, Великобритания, 1988 г.

Франклин, С.H. Европейское крестьянство: заключительная фаза. Лондон, 1969.

Галески, Богуслав. Основные понятия сельской социологии. Манчестер, Великобритания, 1972 г.

Ханссен, Бёрье. «Поля социальной активности и их динамика». В Трудах Общества Вестермарка. Том. 2. Копенгаген и Або, 1948. Страницы 99–133.

Ханссен, Борье. Østerlen: En studie över social-antropologiska sammanhang под 1600 – оч. 1700 – Talen i sydöstra Skåne. Стокгольм, 1952. Базовое исследование отношений между деревнями, ярмарками и городами на шведском языке.

Хофер, Тамаш. «Агрогородские регионы периферийной Европы». Ethnologia Europaea 17 (1987): 69–95.

Koefoed, CA «Udskiftningens gang gennem de europæiske lande…» Tidsskrift для ландокономи (1933): 566–595; 629–665; 705–722. Важная презентация на датском языке объединения деревень (с картами) во всех европейских странах.

Кофоед, К.А. Моя доля в столыпинских аграрных реформах. Оденсе, Дания, 1985 г.

Медик, Ганс. Weben und Überleben in Laichingen 1650–1900: Lokalgeschichte als Allgemeine Geschichte. Геттинген, Германия, 1996 г.

Редфилд, Роберт. Народная культура Юкатана. Чикаго, 1941 год.

Сабин, Дэвид. Собственность, производство и семья в Неккархаузене, 1700–1870 гг. Кембридж, Великобритания, 1990.

Сэмпсон, Стивен Л. Национальная интеграция через социалистическое планирование: антропологическое исследование румынского Нового города. Боулдер, Колорадо, 1984.

Шанин, Теодор, изд. Крестьянин и крестьянские общества: Избранные чтения. 2-е изд. Лондон, 1988.

Тай, ХК «Политический процесс земельной реформы: сравнительное исследование». Цивилизации 18 (1968).

Тернер, Майкл. Ограждения в Великобритании 1750–1830 гг. Лондон, 1984.

Тоннис, Фердинанд. Сообщество и общество. Отредактировано и переведено Чарльзом Прайсом Лумисом. Нью-Йорк, 1957 (1887).

Вердери, Кэтрин. Жители Трансильвании: три века политических, экономических и этнических изменений. Беркли, Калифорния, 1983.

Уайт, Линн, мл. Средневековые технологии и социальные изменения. Оксфорд, 1962.

Вольф, Эрик Р. Крестьяне. Englewood Cliffs, NJ, 1966.

Хотите открыть ферму? Удачи в поиске земли

Для людей, которые хотят начать свои собственные фермы, нет никаких гарантий, что они найдут землю.Это главный барьер для новичков в сельскохозяйственной отрасли.

  • Ан-Ли Херринг/WESA

    Ан-Ли стала репортером, когда получила юридическое образование в Стэнфорде. В юридической школе она писала о доступности жилья, уголовном правосудии и экономическом развитии, среди прочего. Она также работала стажером у корреспондента NPR по юридическим вопросам Нины Тотенберг в Вашингтоне, округ Колумбия, помогая г-жеТотенберга для освещения Верховного суда США и других юридических вопросов. Родом из Питтсбурга, Ан-Ли проходил стажировку в следственной группе в Pittsburgh Post-Gazette, прежде чем присоединиться к 90.5 WESA в августе 9000 года.

(Питтсбург) — Стефани и Тейлор Рикерт всегда хотели иметь ферму. Они выросли в фермерских семьях, но большая часть земли была распродана, когда они были еще детьми.

Итак, несколько лет назад, когда им было немного за двадцать, пара начала искать собственное жилье.Это была сложная задача, граничащая с невыполнимой.

«[Мы] ничего не смогли найти», — сказал Тейлор. «На самом деле мы пошли и сделали карточки для заметок, в которых говорилось: «Пожалуйста, перезвоните нам. Мы молоды и ищем ферму с нашим именем и номером. И мы на самом деле ходили и стучали в двери людей».

Для людей, которые хотят начать свои собственные фермы, нет никакой гарантии, что они найдут землю. Это главный барьер для новичков в сельскохозяйственной отрасли.

Никто не хотел продавать Риккертам, или они хотели слишком много денег, сказала пара.Другие владения были раскуплены до того, как Риккерты смогли добраться до них.

Но затем родственница возле McConnells Mill сообщила паре, что ее соседи переезжают в дом престарелых и собираются выставить свою ферму площадью 20 акров на аукцион.

An-Li Herring / WESA

Тейлор (слева) и Стефани Рикерт купили свою ферму площадью 20 акров в деревне Принстон в августе 2020 года. Они искали ее несколько лет, и найти недвижимость было так трудно, что они прибегли к ходил от двери к двери, чтобы просить помещиков продать.

Риккерты не были уверены, что смогут конкурировать — застройщики, вероятно, тоже будут участвовать в торгах, а аукционы требуют огромных первоначальных взносов.

Но тут паре позвонили из семьи, которая владела фермой.

«И они такие: «Ребята, вы действительно заинтересованы в покупке этого места?» — вспоминает Стефани.

«Мы такие: «Да, мы действительно этого хотим. Мы делаем все, что в наших силах». А потом они говорят: «Ну, тогда мы просто продадим его вам сразу», что изменило всю игру.

Риккерты купили ферму в прошлом году по несколько сниженной цене. Теперь они разводят кур, коров и свиней и продают достаточно мяса и яиц, чтобы поддерживать свой бизнес.

Они приписывают свой успех упорному упорству и огромной удаче.

«И, в конце концов, потребовалась только одна особенная семья, такая как люди, у которых мы купили это [место], чтобы сказать: «Знаете что? Отложите все деньги. … Наши родители хотят, чтобы это осталось фермой. Стоит ли это того для них?» И оно того стоило», — сказал Тейлор.

Аренда Шаки

Риккерты по-прежнему работают полный рабочий день вне фермы — Тейлор в муниципальной дорожной бригаде, а Стефани — стоматологом-гигиенистом. Для мелких фермеров характерно иметь работу вне фермы, чтобы увеличить свой доход.

Фермеры в первом поколении, такие как Риккерты, у которых еще нет земли, часто не могут приобрести достаточно площадей для ведения сельского хозяйства в масштабах, необходимых для существования.

«Чрезвычайно сложно построить что-либо значимое при традиционной аренде фермы», — говорит Маргарет Шласс, тоже фермер в первом поколении, которая завела собственную ферму в 2009 году, когда ей было 23 года.

В то время она могла позволить себе только арендную плату, и после многих лет поисков она заключила сделку по рукопожатию на покупку двух объектов недвижимости в городке Ричленд и одного в городке Миддлсекс.

«Руководство по аренде очень распространено в [сельском хозяйстве]», — сказал Шласс. «Когда вы начинаете просить людей изложить что-то в письменной форме, они начинают хотеть просто отступить».

С самого начала она знала, что не иметь письменного договора аренды рискованно. Но за первые пять лет своей работы казалось, что она сделала хорошую ставку: у нее были сотни клиентов, включая местные рестораны, и на ее ферме площадью около 50 акров работало до дюжины человек.

Но на шестом курсе ее крупнейший арендодатель отключил ее, и Шласс был вынужден закрыть бизнес.

«Это доказывает, [что] ты можешь работать так же усердно, как и все остальные. … У вас могут быть замечательные клиенты. И достаточно, чтобы один землевладелец сказал: «Я вас здесь больше не вижу». И весь ваш бизнес рушится», — сказал Шласс.

AP Photo/Bradley C Bowe

ФАЙЛ: Стадо голштинских коров на молочной ферме в Пенсильвании.

«Мой единственный вариант»

Теперь промышленный механик, Шласс не жалеет о риске, на который она пошла со своей фермой.

«Я хотел жить своей мечтой. Это был мой единственный вариант», — сказала она. «У меня не было ресурсов, чтобы пойти и купить идеальную ферму для меня. … У меня нет наследуемой земли, ничего наследуемого».

Карен Гарднер, менеджер Национальной коалиции молодых фермеров в Пенсильвании, сказала, что ситуация Шласса не уникальна.

«Доступ к земле — это проблема номер один, с которой сталкиваются фермеры, — сказал Гарднер. «Это также причина номер один, по которой молодые фермеры уходят из сельского хозяйства.

Новичкам в сельском хозяйстве часто трудно конкурировать с застройщиками при покупке земли. Это давление особенно заметно вблизи городских центров, что может затруднить доступ к районам с высокой концентрацией потребителей.

Учитывая высокую стоимость земли, многие начинающие фермеры вынуждены заключать годовые договоры аренды или рукопожатия.

Эта динамика еще больше напрягает стареющую отрасль, которая, , по прогнозам, столкнется с острой нехваткой рабочей силы в ближайшие годы .

Исследование, проведенное в 2018 году по заказу Министерства сельского хозяйства Пенсильвании , прогнозирует  к 2027 году в штате будет 75 000 незанятых рабочих мест в сельском хозяйстве. Эта оценка составляет около четверти существующей рабочей силы в этом секторе.

Кроме того, согласно федеральным данным, в период с 2012 по 2017 год штат потерял 6% своих сельскохозяйственных угодий.

An-Li Herring / WESA

После закрытия фермы в 2015 году Маргарет Шласс стала промышленным механиком.

Размытое будущее

Гарднер сказал, что начинающим фермерам нужна дополнительная поддержка, чтобы выжить в сельском хозяйстве.Например, ее организация рекомендует законодателям штата принять налоговые льготы для начинающих фермеров, а также программы по сохранению работающих ферм.

Охрана природы Западной Пенсильвании приняла участие в этих усилиях около пяти лет назад, хотя исторически она была сосредоточена на охране государственных парков и природных территорий. В 2019 году земельный фонд объявил о запуске программы под названием «Инициатива доступа к сельскохозяйственным угодьям».

«Мы решили… мы попробуем сами купить недвижимость, а затем сдать ее в аренду фермерам по действительно субсидируемым ставкам и действительно помочь им, просто дав им шанс по-настоящему развить свой бизнес», — сказал Шон Фенлон, заместитель природоохранной организации. президент по охране земель.

Теперь некоммерческая организация владеет тремя фермерскими хозяйствами за пределами Питтсбурга. Фенлон сказал, что небольшие фермы, участвующие в программе, как правило, не приносят дохода своим арендаторам, и что природоохранная организация не планирует получать больше сельскохозяйственных угодий.

Таким образом, высокая стоимость земли, вероятно, останется препятствием для новых фермеров.

Тем не менее, Маргарет Шласс сказала, что не исключает возможности еще одной попытки заниматься сельским хозяйством. Но подходящая возможность должна была появиться.

«Это вся ваша жизнь, поэтому, как фермеру, вам это нужно для удовлетворения ваших потребностей: вам нужно, чтобы у него было нужное количество акров, [и] это должна быть подходящая ферма для вас.… Это должно дать вам то, что вам нужно для успеха», — сказала она.

 

Рейтинги и данные магазинов для приложения

Farm Offline Games : Village Happy Farming

Farm Offline Games : Village Happy Farming — новая игра — симулятор .

Вы хотите иметь сельскохозяйственные угодья? Ты хотите выращивать и продавать урожай, как фермер? Тогда Farm Offline Games: Village Happy Farming — это лучшее игра, чтобы выполнить свой выбор.

Испытайте тихое очарование сельской жизни в красивом семейном сарае и маленькой деревне опыт ведения сельского хозяйства с видом на реку ждет вас.

Переезжай на деревенскую ферму и стань мастером фермерской игры! Выращивайте разнообразные культуры на своих приусадебных участках рядом с поселком: сено, кукурузу, овощи, цветы, фрукты и ягоды.

Присоединиться одна из лучших игр-симуляторов фермы для мобильных устройств. И, прежде всего, играть БЕСПЛАТНО!

В этой игре вам предстоит управляйте сельскохозяйственными угодьями самостоятельно и станьте самым удивительным фермером и создайте собственную ферму в деревне, городе и город!

Выращивайте урожай, разводите животных и домашний скот, продавайте свои свежие запасы на рынке и становитесь богатый.

Откройте для себя новую приключенческую фермерскую игру на этой новой ферме в автономном режиме. Разводите животных и выращивайте сельскохозяйственные угодья с помощью соседские фермеры! Готовьте, зарабатывайте, транспортируйте и выращивайте зелень в игре и станьте лучшим бизнесменом в деревне. жизнь фермерского городка. Играйте бесплатно и управляйте посевами и фермой, чтобы развивать бизнес. Постройте свою ферму в счастливой деревне, готовьте и ухаживайте за коровами, козами, свиньями и курами вместе с другими животными в этой лучшей игре. Проведите дни с сельскохозяйственными животными и сумейте построить лучшие сельскохозяйственные угодья для сбора урожая и выращивания.Управляйте землей с самыми здоровыми животными в сельской местности, чтобы стройте, выращивайте и собирайте урожай, чтобы превратить свои сельскохозяйственные угодья в лучшее хозяйство.
Вы будете сажать красивые цветы и собрать их в яркие букеты. Выращивайте разнообразные культуры на своей земле рядом с поселком: сено, кукурузу, овощи, цветы, фрукты и ягоды. Собирайте вкусные урожаи каждый день в игре Farm Offline Game.

Вы унаследовали эту старую ферму от ваш дядя, но вы должны справиться с этим, принять вызов и возобновить славу вашего фермы

Особенности of Farm Offline Games: Village Happy Farming:

• Сажайте все больше и больше свежих и ценных культур
• Выбирайте из более 10 сортов сельскохозяйственных культур
• Повысьте продуктивность своих сельскохозяйственных угодий и превратите их в более крупный фермерский дом с помогите животноводству и птицеводству и даже с легкостью украсьте свое ранчо
• Вы можете продать свои запасы и инвентарь на рынке
• Простое и удобное управление в игре
• Стройте, украшайте и расширяйте свою ферму с помощью сельскохозяйственных угодий, домашней птицы, коров и Сарай для коз
• Разводите милых животных и домашний скот
• Кормите милых домашних животных и животных
• Выполняйте задания Миссии
• Играть БЕСПЛАТНО

В эту супер фермерскую игру можно играть совершенно БЕСПЛАТНО.

Мы надеемся, что вы Наслаждайтесь этой «Ферма Offline Games: Village Happy Farming».

Есть ли веские причины быть фермером?

Земледелие было одним из самых ранних занятий цивилизованного человека и было главной экономической основой каждой цивилизации вплоть до сравнительно недавнего времени. У древних народов землевладелец считался, наряду с воином, самым уважаемым и почитаемым человеком.

Наша собственная американская цивилизация основана на идеалах простого сельскохозяйственного общества.Многие отцы нашей страны, такие как Вашингтон и Джефферсон, были фермерами, и их взгляды на жизнь во многом сформировали дух нашей Конституции и правительства.

Пожалуй, первый вопрос, который задает себе каждый, кто думает о том, чтобы заняться фермерством, звучит так: нравится ли мне фермерство как образ жизни?

По словам его приверженцев, сельское хозяйство приносит удовлетворение, которое редко можно найти в других занятиях. Министр сельского хозяйства Клод Р. Викард, сам фермер, сказал на собрании «Фермеры будущего Америки» 10 октября 1944 года: «Мне нравится заниматься сельским хозяйством.Это хорошая жизнь. Спустя более 30 лет я все еще предпочитаю заниматься сельским хозяйством, чем чем-либо еще. Я завидую вам, будущим фермерам, у которых впереди такие великие дела».

Около десяти лет назад доктор О. Э. Бейкер, долгое время изучавший сельское хозяйство, выступил на конференции сельской молодежи в Университете Иллинойса о преимуществах жизни на ферме. Доктор Бейкер, которого можно считать представителем школы энтузиастов земледелия, сказал: «У меня есть сын, которому сейчас меньше 5 лет, и я надеюсь, что когда он вырастет, он решит стать фермером.Причины, по которым д-р Бейкер хотел, чтобы его сын стал фермером:

  1. У фермера больше и лучше еды, чем у большинства людей, живущих в городах.
  2. Он здоровее и живет дольше.
  3. Скорее всего, он получает от своей работы больше удовольствия, чем большинство горожан.
  4. У него больше шансов создать семью и тем самым способствовать будущему благосостоянию нации.

Кратко рассмотрим каждый из этих пунктов.

Фермеры лучше питаются?

Что касается диеты, д-р.Бейкер основывал свое утверждение на (1) исследовании министерства сельского хозяйства Соединенных Штатов, проведенном в довольно благополучные времена, о 2400 фермерских семьях и (2) исследовании Бюро статистики труда Соединенных Штатов о 12 000 семей рабочих в городах. Выяснилось, что фермерские семьи получали гораздо больше белка, кальция, фосфора и железа, чем это было необходимо для полноценного питания. С другой стороны, городские семьи едва получали достаточно белка и не хватало кальция, фосфора и железа.

Крестьяне ели гораздо больше мяса, яиц, молока и овощей, которые они часто производили сами, чем горожане, которые больше зависели от злаков.Конечно, городские семьи с большими доходами получают более адекватное питание, чем семьи рабочих, но многие крестьяне, переехав в город, несомненно попали бы в последний класс.

Конечно, есть фермерские семьи, которые не получают богатого и разнообразного питания даже в такое благополучное время, как настоящее. В некоторых сельскохозяйственных районах есть фермеры, у которых нет огородов и скота. Некоторым не хватает наличных денег, чтобы купить достаточное количество здоровой пищи.

У фермеров лучше здоровье?

Часто говорят, что стариков в деревне гораздо больше, чем в городе.Означает ли это, что сельские жители живут дольше, несмотря на плохие санитарные условия, отсутствие врачей и больниц?

Согласно переписи населения, основанной на данных 1920 года, новорожденный городской ребенок, если он мальчик, мог рассчитывать дожить в среднем до 52 лет. Однако если он родился на ферме и остался там, скорее всего, он проживет от 56 до 60 лет. Для женщин ожидаемая продолжительность жизни составляла 55 лет в городах и от 60 до 62 лет на фермах. В 1940 г. смертность в сельской местности была на 10% ниже, чем в городской.

Однако эти цифры не являются убедительным доказательством того, что фермер живет в более здоровой среде, чем средний горожанин. Другие исследования показывают, что крестьяне, вероятно, болеют чаще, чем горожане. По мнению некоторых авторитетов, фермер реже, чем горожане, заболевает определенными заболеваниями, такими как болезни кровеносной, дыхательной и пищеварительной систем. Но у него больше шансов заразиться болезнями, связанными с плохими санитарными условиями и неадекватным медицинским обслуживанием, такими как брюшной тиф, малярия, корь, коклюш, грипп и дизентерия.По мере улучшения санитарии и медицинского обслуживания в сельской местности неблагоприятное положение фермера в отношении таких болезней, несомненно, уменьшится.

Фермерам больше нравится их работа?

Независимо от того, работаете ли вы в поле, в саду или в саду или заботитесь о домашнем скоте, сельское хозяйство включает в себя множество задач и навыков. Кроме того, фермер обычно должен содержать свое оборудование в хорошем состоянии; делать ремонтные работы вокруг дома, амбара и сараев; расчистить кустарник и нарубить дрова; по возможности держать дренажные канавы открытыми или ремонтировать дороги; и сделать сто и одну случайную работу.

Те, кто предпочитает работу в деревне работе в городе, противопоставляют эти разнообразные задачи монотонной работе фабричного рабочего, который выполняет одну и ту же операцию с высокой скоростью, час за часом и день за днем; или с конторским рабочим, сидящим весь день за письменным столом, часто при искусственном освещении и в жарком, душном помещении.

Промышленная жизнь, говорят энтузиасты сельского хозяйства, является относительно новым опытом для человека. Фабрика современного типа и многолюдный и грязный промышленный город существуют всего около века.Это правда, что большая часть нашего населения — и населения других индустриальных стран — приспособилась к быстрому темпу и жесткой рутине. Некоторым это даже нравится, но многим нет, и они бы сбежали из города, если бы могли.

Это правда, что почти все мы чувствуем глубокое родство с природой, но фермер живет с ней. Он тесно связан с циклом жизни. Многие завидуют ему и мечтают о маленьком участке почвы, где можно хотя бы сажать и выращивать цветы и овощи.

Есть, конечно, старая поговорка: «День фермера никогда не заканчивается». Работы на ферме много, а денежное вознаграждение часто ограничено. Но многие фермеры не думают о своей работе исключительно с точки зрения наличных денег.

Возделывать землю, сажать семена и смотреть, как они растут, видеть, как молодые побеги созревают под летним солнцем, а затем собирать урожай для многих людей являются глубоким и полезным удовольствием. Такова же тесная связь с животными — крупным рогатым скотом, лошадьми или мулами, курами, свиньями или овцами — бессловесными созданиями, которые хорошо служат человеку, но о которых нужно нежно и терпеливо заботиться.

Эти и другие выгоды от земледелия часто компенсируют скудный денежный доход, отсутствие бытовых удобств и постоянное беспокойство о засухе, морозе, наводнении или других неблагоприятных поворотах погоды, которые могут повредить урожай или испортить поля.

У тех, кто предпочитает город деревне, есть свои ответы на эти аргументы. Они говорят, что работа на фабрике и в офисе может быть менее здоровой и более нервной, чем работа на ферме. Города могут быть шумными и многолюдными по сравнению с тишиной и безмятежностью сельской жизни.Но городская среда больше стимулирует умственно. Его социальная жизнь богаче. Он предлагает больше возможностей для развлечения, организованного спорта, кино, а в некоторых крупных городах — законных театров, симфонических оркестров, опер, балетов, лекций, музеев и тому подобного.

Городские энтузиасты любят цитировать Роберта Браунинга: «Если бы у меня было много денег, достаточно денег и излишеств, Дом для меня, без сомнения, был бы домом на городской площади; Ах, какая жизнь, какая жизнь, как ведут туда в окно!

«Есть что посмотреть, клянусь Вакхом, хоть что послушать! Там целый день жизнь — сплошной праздник.

Семейная жизнь на ферме лучше?

Некоторые социологи говорят, что фермер, как правило, живет более счастливой семейной жизнью, чем горожанин.

Фермерство, как правило, семейное. Муж, жена и дети делят труд, каждый делает то, что позволяют его силы и способности. Благодаря такой совместной работе семья сплачивается в крепкую и гармоничную единицу.

Поскольку они работают вместе, а также живут вместе, фермерские семьи, как правило, более стабильны, чем городские семьи.Это утверждение подтверждается данными переписи 1930 года, которые показывают, что в городах распалось 19% семейных групп против 14,7% в деревне и лишь 8,1% в крестьянских хозяйствах. По мнению энтузиастов земледелия, семейная жизнь и все, что с ней связано, кажется, больше ценится в сельской местности, чем в городах, где люди в обычное время не так много сидят дома, а внешние отвлекающие факторы делают членов некоторых семей почти чужими друг другу. разное.

В ответ на это городские энтузиасты говорят, что у некоторых фермеров больше детей, чем они могут должным образом обеспечить, и что причина, по которой фермерские семьи имеют тенденцию быть более стабильными, чем городские семьи, заключается в том, что они не знают, как уйти от каждого. разное.

Крестьяне зарабатывают меньше горожан?

Те, кто предпочитает городскую жизнь, часто используют в качестве последнего и якобы решающего аргумента тот факт, что сельское хозяйство обычно приносит относительно небольшой доход в денежной форме.

То, что фермеры заработали в прошлом, не является верным ориентиром в будущем, но проливает некоторый свет на этот вопрос. Согласно переписи фермеров 1940 года, более половины из 6 миллионов фермерских семей страны имели валовой доход менее 1000 долларов. Эта цифра включает в себя как деньги, полученные от продажи урожая, так и стоимость продуктов питания, произведенных на ферме для домашнего использования.Одна треть из более чем 3 миллионов фермерских семей с валовым доходом менее 1000 долларов имели дополнительный заработок, обычно потому, что один или несколько членов работали вне фермы часть года. Но у двух третей такого дополнительного дохода не было.

Конечно, за последние четыре года фермеры жили лучше, чем в переписном 1940 году. Тем не менее, высокие доходы, обычно получаемые в других видах бизнеса, относительно редки в сельском хозяйстве, за исключением небольшого процента фермеров, которые работают несколько раз. сто акров, держать большие молочные фермы или фермы на ранчо, управлять огромными фруктовыми фермами и тому подобное.

Те, кто предпочитает сельскую жизнь, отвечают на этот аргумент тем, что, хотя горожане обычно зарабатывают больше, чем фермеры, они должны больше тратить. Стоимость жизни выше в городах, чем в сельской местности. Аренда больше; еда стоит дороже; необходимо иметь больше одежды; и прочие расходы, несомненно, больше.

Но, спросите сторонники земледелия, есть ли такое же твердое удовлетворение в таких расходах? Разве большая часть этого не посвящена тому, чтобы «идти в ногу с Джонсами»?

Некоторые экономисты даже утверждают, что средний фермер накапливает за свою жизнь больше богатства, чем средний горожанин, и что, следовательно, реальный доход фермера выше, чем у горожанина.

Таким образом, аргументы ходят взад и вперед, аргументы, которые, несомненно, были услышаны с тех пор, как впервые возникли города, и привлекательность городской жизни начала уводить людей от тихих, простых, деревенских убежищ.

Из EM 35: Должен ли я заняться сельским хозяйством? (1945)

О нас – Деревенская ферма

Мы начали здесь заниматься сельским хозяйством в 2015 году. В настоящее время у нас в обработке почти два акра земли. Мы выращиваем самые разные овощные культуры, у нас есть большой ягодный участок, много однолетних цветов для букетов, небольшая теплица для выращивания растений и большой туннельный дом для продления вегетационного периода.В нашем фермерском магазине вы найдете собственные свежие, сертифицированные овощи и яйца, выращенные в естественных условиях, сыр местного производства, выпечку, изделия местных мастеров и многое другое.

Все наши культуры выращиваются с использованием всех естественных методов. Мы не используем химические пестициды и гербициды. Наша почва пополняется компостом, который мы делаем, покровными культурами и большой помощью нашей стаи кур! Мы считаем, что беспахотное земледелие намного лучше влияет на структуру почвы, чем традиционная вспашка или ротационная обработка почвы.Вот почему, хотя у нас есть трактор для многих других работ, вы никогда не увидите, как он вспахивает наше поле.

Наша цель как фермеров состоит в том, чтобы повысить плодородие нашей почвы и уменьшить нашу зависимость от ископаемого топлива, обеспечивая при этом чистую, питательную пищу для нашего сообщества. Каждый год мы берем на себя обязательство NOFA (Северо-восточная ассоциация органического земледелия).

Лиза любит поесть! Выпускница ЦРУ (Кулинарный институт Америки), она более 20 лет проработала на кухнях ресторанов.Она и ее партнер Стив открыли «Пищу для размышлений» в Нью-Милфорде в 1986 году, возможно, первый местный ресторан, где подают экологически чистые продукты! Совсем недавно Лиз стала главным садовником, получила сертификат в области ландшафтного дизайна и в течение 20 лет владела компанией по ландшафтному дизайну. Кулинария и садоводство — это естественное сочетание, и Лиз всегда рада поговорить о еде и поделиться рецептами, когда ее нет в поле.

Брайан вырос в большой семье в небольшой усадьбе на севере штата Мэн.Когда он рос, его обязанности включали посадку и выкапывание большого количества картофеля, доение коровы, кормление кур и прополку в саду (хм, для Брайана все не сильно изменилось!). Набравшись опыта в других областях, Брайан вернулся к своим корням здесь, на ферме. Дом его детства был наполнен жизнью, любовью и смехом, и Брайан приносит все это вместе с полным набором ноу-хау на ферму.

Мелисса, Джейк и Кэти проводили дни, занимаясь ландшафтным дизайном и работая с нами на ферме.Хотя они больше не живут по соседству, все они принимают участие, когда находятся дома. Ведь яблоко от яблони далеко не падает!

Сэмми имеет четыре ноги и работает в магазине в качестве официального встречающего и талисмана фермы. Его можно увидеть ежедневно на парковке, когда магазин открыт, он приветствует посетителей и составляет им компанию, пока они ходят по магазину.

Оби был нашей первой фермерской собакой. Он был довольно дружелюбным, и многие из наших клиентов хорошо его знали.В последующие годы Оби ушел с полей, и его часто видели «присматривающим за магазином» вместо нас. Он скончался в 2018 году, и всем его очень не хватает.

Занятость молодежи — фермы Mill Village Farms

Мы набираем 10 членов экипажа для их первого профессионального обучения и опыта этим летом! Кандидаты (в возрасте 14–18 лет, в идеале 5 мужчин и 5 женщин), прошедшие наш курс Powered for Life и/или живущие в соседнем районе фабрики, с большей вероятностью будут приняты на работу.

Обязанности включают:

  • Работа на ферме : прополка, посадка, сбор урожая и уборка на одной из наших городских ферм.

  • Распределение продуктов FoodShare : упаковка и раздача продуктов населению раз в две недели

  • Всплывающие рынки: Продажа свежих продуктов с фермы покупателям в Западном Гринвилле.

Преимущества работы:

  • Личное развитие : Каждую неделю изучайте и применяйте новые навыки на курсах нашей курируемой учебной программы, включая здоровую кулинарию и личные финансы

  • 2 Полевые поездки новые впечатления, бросайте вызов себе и заводите крепкие дружеские отношения каждую неделю благодаря таким мероприятиям, как катание на байдарках, катание на велосипедах, кемпинг, общественные работы, музеи, художественные галереи, шоу, бейсбольные игры и многое другое!

  • Компенсация: Заработай $ 9 / час заработной платы с возможностями для повышения и продолжения работы

Чтобы подать заявку на поступление:

  • Отправить молодежное приложение экипажа

  • имеют несемейный взрослый заполните бланк запроса от вашего имени

  • Интервью в субботу, 14 или 21 мая 2022 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.