Выписка росстат: Коды статистики и ОКПО по инн онлайн

Содержание

МО Поселок Левашово — «Росстат гарантирует конфиденциальность персональных данных всех участников общенациональной бизнес-переписи»

Сплошное федеральное статистическое наблюдение представляет собой полномасштабное исследование уровня развития сектора малого (в том числе микро) и среднего предпринимательства в России. Руководителям предприятий и индивидуальным предпринимателям понадобится заполнить форму наблюдения с вопросами, касающимися их хозяйственной деятельности, на условиях полной конфиденциальности и гарантий защиты информации. «Бизнес может быть спокоен, – подтвердила заместитель руководителя Федеральной службы государственной статистики Ирина Масакова, – Росстат гарантирует полную конфиденциальность данных, защиту информации, предоставленной участниками Сплошного наблюдения, отсутствие фискального характера Сплошного наблюдения. Исключается передача сведений в налоговые и иные государственные органы и контролирующие организации». В этой связи следует напомнить, что в случае, если должностные лица, а также лица, которые в силу своего служебного положения или рода осуществляемой деятельности имели доступ к содержащимся в формах федерального статистического наблюдения первичным статистическим данным, допустили их утрату, незаконное разглашение или распространение либо фальсифицировали эти данные или содействовали их фальсификации, указанные лица несут дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Как известно, «Сплошное статистическое наблюдение субъектов малого и среднего предпринимательства» пройдет по всей стране в первом квартале 2016 года по итогам 2015-го и участие в нем обязательно. По предварительным данным, на сегодняшний день в списках респондентов значится около 16 тысяч средних предприятий, 2,8 миллиона малых и 3,5 миллиона индивидуальных предпринимателей. Это уже вторая после 2010 года подобная перепись, уточнила Ирина Масакова. И Росстат традиционно строго охраняет персональные данные участников бизнес-переписи. И это при том что попытки получить доступ к ним время от времени предпринимаются. «Конечно, запросы есть. И со стороны губернаторов, федеральных органов исполнительной власти, со стороны бизнеса, прокуратуры, судебных органов. Но существует закон, который обязывает Росстат соблюдать конфиденциальность данных. Кстати, по индивидуальным предпринимателям они деперсонифицируются уже при вводе информации в нашу систему…» Исключение, по словам Ирины Масаковой, возможно лишь в случае, когда респондент сам письменно дал разрешение запрашивающей стороне получить такую информацию о себе. Однако статистики все же вправе отклонить подобный запрос, если при этом могут быть раскрыты персональные данные других респондентов. Итоги «Сплошного статистического наблюдения субъектов малого и среднего предпринимательства» Росстат выложит на своем сайте www.gks.ru. Все данные в ходе проведения Сплошного наблюдения предполагается получить от субъектов малого предпринимательства до 1-го апреля 2016 года. Предварительные итоги всей этой работы будут подведены, оформлены и опубликованы в декабре 2016-го, а окончательные – с подробными данными по всей стране – в июне 2017-го. Пресс-центр Сплошного федерального статистического наблюдения

Тульская область и Росстат будут проводить эксперимент по «потоковому» сбору данных

06.08.2021 10:35:00

Тульская область и Росстат будут проводить эксперимент по «потоковому» сбору данных

В Тульской области положено начало эксперименту по «потоковому» сбору статистических данных предприятий и интеграции бухгалтерских систем с Цифровой аналитической платформой.

Трехсторонние соглашения об этом подписали первый заместитель губернатора Тульской области Вячеслав Федорищев, руководитель Федеральной службы государственной статистики (Росстат) Павел Малков и представители пяти пилотных предприятий (ООО «Воловский бройлер», ООО «ЭСТМ», ООО ПП «Мехмаш», ГБУ ТО «МФЦ», ГУ ТО «Управление противопожарной службы»).

В их рамках в Тульской области будет проводиться эксперимент по «потоковому» сбору статистических данных предприятий и интеграции бухгалтерских систем с Цифровой аналитической платформой.

Вячеслав Федорищев отметил, что правительство активно взаимодействует с Туластатом, который корректно и грамотно предоставляет данные. Губернатор Алексей Дюмин уделяет большое внимание социально-экономическому развитию региона, подчеркивая необходимость работы в этом направлении на основе корректных и актуальных данных.

В Тульской области проделана серьёзная работа с базами муниципальной статистики и показателей пяти пилотных предприятий – участников эксперимента. Определены формы отчётности для «потокового» сбора информации. Направлены в Росстат предложения по корректировке показателей муниципальной статистики. В ближайшем будущем начнется настройка программных продуктов и механизма интеграции «потоковых» данных.

«Точные и актуальные данные необходимы для принятия важных решений. Тульская область стала пилотным регионом в новых начинаниях Росстата. Уверен, что это только первый шаг по внедрению новых управленческих практик», — отметил Вячеслав Федорищев.

Павел Малков отметил, что уменьшение административной нагрузки на предприятия, повышение качества собираемых данных и новые механизмы для анализа экономической ситуации в регионе – вот лишь некоторые возможности, которые предоставляют современные технологии.

«Регион твердо стал на ноги и служит примером для федеральной власти в том, как можно и нужно производить качественные изменения. В последние годы многое делается для формирования государства, ориентированного на человека, на бизнес: получать госуслуги становится легче и удобнее, упрощается отчетность, внедряются цифровые технологии», – отметил Павел Малков.

В ходе визита руководителя Росстата также обсуждались вопросы, связанные с проведением микросельхозпереписи в августе этого года и Всероссийской переписи населения в октябре. Павел Малков отметил, что каждый из этих статистических проектов важен для страны в целом, а собранные данные помогут формировать программы социально-экономического развития на федеральном и региональном уровне.

Открытый реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации

1 Оцените востребованность набора

3.9

2 Идентификационный номер 7730176088-tz
3 Наименование набора данных Открытый реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации
4 Описание набора данных Сведения из открытого реестра товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации
5 Владелец набора данных Федеральный институт промышленной собственности
6 Ответственное лицо Бирюков Сергей Евгеньевич
7 Телефон ответственного лица +7 (495) 531-63-12
8 Адрес электронной почты ответственного лица
[email protected]
9 Гиперсылка (URL) на набор data-20220201-structure-20180828.csv
10 Формат данных csv
11 Описание структуры набора данных structure-20180828.csv
12 Дата первой публикации набора данных 19.10.2017
13 Дата последнего внесения изменений 02.02.2022
14
Периодичность обновления Актуализация данных ежемесячно
15 Содержание последнего изменения Включены сведения о записях, внесенных в Государственный реестр с момента подготовки предыдущей версии набора данных
16 Дата актуальности набора данных 01.02.2022
17 Ключевые слова, соответствующие содержанию набора данных открытый реестр, товарный знак, знак обслуживания, федеральный институт промышленной собственности
18 Гиперссылки (URL) на версии набора данных data-20220101-structure-20180828.csv data-20211201-structure-20180828.csv data-20211101-structure-20180828.csv data-20210901-structure-20180828.csv data-20210801-structure-20180828.csv data-20210701-structure-20180828.csv data-20210601-structure-20180828.csv data-20210429-structure-20180828.csv data-20210301-structure-20180828.csv data-20210201-structure-20180828.csv data-20210101-structure-20180828.csv data-20201201-structure-20180828.csv data-20201101-structure-20180828.csv data-20200901-structure-20180828.csv data-20200801-structure-20180828.csv data-20200701-structure-20180828.csv data-20200601-structure-20180828.csv data-20200501-structure-20180828.csv data-20200401-structure-20180828.csv data-20200301-structure-20180828.csv data-20200201-structure-20180828.csv data-20191226-structure-20180828.csv data-20191101-structure-20180828.csv data-20191001-structure-20180828.csv data-20190901-structure-20180828.csv data-20190701-structure-20180828.csv data-20190301-structure-20180828.csv data-20181228-structure-20180828.csv data-20180116-structure-20180828.csv data-20171019-structure-20180828.csv
19 Гиперссылки (URL) на версии структуры набора данных
20 Версия методических рекомендаций 3.0

Росстат обещает открываться, но не забесплатно / Хабр

Поскольку я вхожу в Совет по открытым данным при Правительственной комиссии я регулярно присутствую на большом числе мероприятий по открытости данных и открытости вообще.

Не могу похвастаться что там бывает много интересного, чаще всего это много разговоров на языке далеком от простого человека, однако такая работа по «лоббированию открытости» тоже нужна.

И вот сегодняшний день был буквально заполнен такими мероприятиями. Мне довелось побывать утром на Общественном совете при Росстате на заседание которого меня позвали сотрудники Росстата. А вечером на Совете по открытым данным.

Про Совет я ещё напишу отдельно, а вот про Росстат прямо сейчас.

Как всегда есть две новости — хорошая и плохая.

Итак, хорошая новость.

В Росстате лучше всех понимают что такое открытые данные и данные вообще они тоже очень хорошо понимают. Они сразу поняли что такое Semantic Web, SPARQL, Linked Data и другие термины пугающие остальных чиновников. Они очень хорошо понимают что надо сделать чтобы данные преобразовать в машиночитаемые и довести до связанных данных.

В плане понимания — они безусловные лидеры. Вот просто они первые кто понимает так хорошо, на удивление.

Но есть и плохая новость.

Она заключается в том что они готовы предпринимать какие-либо усилия только если будет финансирование. При этом обещают открыть все свои базы, показатели муниципальных образований и всё-всё-всё. Но только так чтобы это всё финансировалось из бюджета.


Что будем делать — пока непонятно. Их позиция по крайней мере честнее тех ведомств которые просто упрямо сопротивляются публикации чего бы то ни было, например, МВД, но все равно никак не хороша.

Поскольку меня, зачем-то, позвали войти в Общественный совет при Росстате — я буду добиваться чтобы данные открывались вне зависимости от того дадут им финансирование или нет.

У меня нет их презентаций, но есть документ с планом публикации данных для тех кто интересуется.

Covid-19: Россия призналась в занижении смертности более чем на две трети Голикова уступила на пресс-конференции.

Заявления России о чрезвычайно низкой смертности в течение нескольких месяцев широко отвергались как неправдоподобными как иностранными наблюдателями, так и российскими врачами. Все остальные показатели, от переполненных больниц с длинными очередями к машинам скорой помощи до смертности среди работников здравоохранения, задокументированной их собственными ассоциациями, рисовали картину страны, сильно пострадавшей от пандемии, и ни одна из них не пощадила чудом.

Эти подозрения подтвердились, когда 28 декабря Росстат сообщил, что число смертей от всех причин, зарегистрированных с января по ноябрь, на 229 700 выше, чем в 2019 году. «Более 81% этого прироста смертности за этот период приходится на из-за ковида», — сказала Голикова. Это будет означать, что более 186 000 россиян умерли от covid-19.

Цифры означают, что Россия занимает третье место в мире по смертности от covid-19, уступая только США и Бразилии.Это также поставило бы Россию на четвертое место по уровню смертности на душу населения, около 1273 смертей на миллион населения, уступая только Сан-Марино, Бельгии и Словении.

Но более высокие цифры, рассчитанные на основе числа избыточных смертей, могут никогда не попасть в официальную статистику пандемии. Директор мексиканского Национального центра профилактических программ и контроля заболеваний сделал аналогичное заявление в октябре, сообщив на пресс-конференции, что в стране занижено количество смертей более чем на 50 000 человек.В этом случае новая оценка была основана на индивидуальном просмотре свидетельств о смерти, однако дополнительные случаи смерти никогда не добавлялись к официальному подсчету Мексики.1

Большое расхождение между точными данными о смертях от всех -19 цифры смертности были очевидны с начала пандемии.2 Низкая официальная цифра была получена за счет сообщения только о случаях смерти, у которых новая коронавирусная инфекция была выявлена ​​при вскрытии.

С самого начала официальные цифры вызвали всеобщее презрение со стороны российских врачей, которые в социальных сетях рисовали гораздо более мрачную картину, часто оплакивая погибших в своих рядах из-за отсутствия средств индивидуальной защиты.В частный список российских медицинских работников, погибших в борьбе с пандемией, в настоящее время входит более 1000 имен3.

Три врача, которые выразили озабоченность по поводу ответных мер страны, загадочным образом выпали из окон в первые месяцы пандемии4. Анастасия Васильева, глава союза врачей «Альянс Врачей» (Альянс врачей), связанной с оппозицией группы, которая критиковала подготовку к пандемии, была арестована и избита полицией, когда она пыталась доставить средства индивидуальной защиты в больницу под Новгородом.5

Признание вице-премьера поставит в неловкое положение президента Владимира Путина, который выгодно сравнил реакцию России с реакцией других стран на основании предполагаемого низкого уровня смертности. Позже Путин, похоже, несколько смягчился, сказав губернаторам регионов на одном из телевизионных совещаний в мае, что «нам особо хвастаться нечем».

Но неизбежная перспектива массовой иммунизации с помощью российской вакцины «Спутник» недавно заставила Путина снова расхваливать ответ своей страны, хотя лично он занимает осторожное отношение к вирусу.Большую часть прошлого года он провел уединенно на своей подмосковной даче, и посетители президента должны сначала пройти по специально устроенному коридору, в котором их со всех сторон обрызгивают дезинфицирующим средством.

Эта статья находится в свободном доступе для использования в соответствии с положениями и условиями веб-сайта BMJ на время пандемии covid-19 или до тех пор, пока BMJ не определит иное. Вы можете использовать, загружать и распечатывать статью для любых законных некоммерческих целей (включая интеллектуальный анализ текста и данных) при условии сохранения всех уведомлений об авторских правах и товарных знаков.

https://bmj.com/coronavirus/usage

Активность в России замедлилась в 3-м квартале, в 4-м квартале ожидается больше встречных ветров | Статья

Covid
бросит вызов тенденциям 4 квартала 2021 года

По предварительным оценкам правительства, рост ВВП России замедлился с 3,7% г/г в августе до 3,4% г/г в сентябре, составив 4,0% г/г в 3К21 и 4,6% за 9М21. Хотя окончательная оценка за 3 кв. 2021 г. может по-прежнему соответствовать нашим ожиданиям в 4,5% в годовом исчислении, результат за 4 кв. 2021 г. и 2022 г. будет ниже по причинам статистической базы и фундаментальных показателей.

Самой последней проблемой является повторное введение ограничений на деловую активность с конца октября в ответ на рекордно высокие новые случаи заражения Covid и смертность на фоне вялой вакцинации. Ограничения варьируются в зависимости от региона, но в основном ограничивают второстепенную офлайн-розничную торговлю и услуги, которые, по нашим оценкам, обходятся экономике примерно в 0,1 процентного пункта годового ВВП за неделю карантина. Пока негатив меньше, чем во время первого локдауна апреля-мая 2020 года (сбил 0.25 ppt в неделю), но окончательный эффект может быть выше, если эта изоляция будет продлена во времени и в географии. Первоначальные ограничения должны закончиться через 1,5-2,0 недели, но есть риск их продления. Самые строгие меры применяются в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге, которые являются торгово-сервисными.

Помимо Covid, ограничения экономической деятельности включают

  • ускорение инфляции, которое, вероятно, подорвет рост реальных доходов и вынуждает центральный банк сохранять ястребиный подход
  • Опасения Банка России относительно быстрого роста неипотечного кредитования, макропруденциального и количественного ужесточения в сегменте
  • осторожная бюджетная политика сигнализирует о консолидации.Согласно проекту бюджета, рост расходов должен замедлиться с нынешних 16% в годовом исчислении (рис. 5) до 5 % в 2021 году, тогда как проект на 2022 год предполагает сокращение на 2 % в номинальном выражении. Хотя мы полагаем, что фактическая консолидация вряд ли будет такой резкой, общее нежелание использовать инструменты фискальной поддержки сохранится.
  • возвращение занятости, доходов и общей активности на доковидный уровень на фоне отсутствия новых драйверов роста.

В то же время конъюнктура на товарных рынках, в том числе высокий спрос на энергоносители, металлы, сельхозпродукцию и химию, как минимум в ближайшей перспективе должна оказывать благоприятное воздействие.Мы ожидаем, что добыча нефти и газа продолжит восстанавливаться на фоне ослабления ограничений ОПЕК+ и повышения мирового спроса на газ. Кроме того, планы ежегодно инвестировать до 12 млрд долларов США в 2022–2024 годах в местные инфраструктурные проекты из суверенного фонда должны послужить положительным сигналом для секторов строительства и инвестиций, ориентированных на государство.

Анализ ежемесячных рядов за 2020 год

Резюме

Предыстория

СМИ изображают Россию как страну с одним из самых высоких показателей смертности от пандемии COVID-19 в мире.Однако точные масштабы избыточной смертности до сих пор неясны. Приведены первые оценки избыточной смертности в России в целом и ее регионах в 2020 г. в международном контексте.

Методы

Мы использовали месячные показатели смертности для России и 83 регионов плюс эквивалент для 36 стран сравнения. Ожидаемая смертность была получена двумя способами с использованием средних значений за те же месяцы в предыдущие годы и тех же средних значений, скорректированных с учетом вековых тенденций. Избыточные показатели смертности оценивались за весь год и за последние 3 квартала.Мы также оценили взаимосвязь между избыточной смертностью и зарегистрированными случаями COVID-19 и летальными исходами по странам и регионам России.

Результаты

При оценке показателей избыточной смертности на основе среднего скорректированного по тренду показателя избыточная смертность в России была самой высокой среди всех 37 рассматриваемых стран. Используя простое среднее, Россия заняла третье место. Большая часть избыточной смертности была зафиксирована в 4 квартале 2020 г., а уровень и траектория избыточной смертности в России и большинстве стран Восточной Европы отличались от таковых в странах Запада.В то время как кумулятивное число случаев COVID-19 и смертей показали положительную корреляцию с избыточной смертностью по странам (r = 0,65 и r = 0,75, p < 0,001), связь между регионами России, к удивлению, была отрицательной для случаев (r = -0,34, p<0,01) и смертность (r=-0,09, p=0,42). Когда мы заменили зарегистрированные случаи смерти окончательными данными из свидетельств о смерти, корреляция была положительной (r=0,38, p<0,001).

Заключение

В 2020 г. Россия имеет одно из крупнейших абсолютных значений избыточной смертности, но существует противоречивая отрицательная связь между избыточной смертностью и кумулятивной заболеваемостью на региональном уровне.Неполная регистрация случаев COVID-19, по-видимому, является проблемой в некоторых регионах.

Ключевые слова: ЦВЕ, Центральная и Восточная Европа

1. Введение

Прошедшее столетие было отмечено впечатляющим прогрессом в увеличении продолжительности жизни во всем мире (Oeppen & Vaupel, 2002; Omran, 1971). Были некоторые неудачи (McMichael et al., 2004), в том числе две мировые войны, испанский грипп 1918 года (Patterson & Pyle, 1991), пандемия ВИЧ/СПИДа, которая особенно опустошила страны Африки к югу от Сахары (Piot et al. ., 2001), и кризис смертности в странах бывшего Советского Союза (БСС), начавшийся в 1970-х годах и продолжавшийся до начала быстрого снижения смертности в странах бывшего СССР в конце 1990-х – начале 2000-х годов (Андреев и др., 2003; Григорьев и др., 2014; Леон, 2011; Месле, 2004; Школьников и др., 2013; Тимонин и др., 2016).

Наряду с этими общими положительными тенденциями эксперты по инфекционным заболеваниям неоднократно предупреждали о риске, связанном с пандемиями (Garrett, 1994; Jasilionis, 2018).Действительно, теперь ясно, что мир не был готов к вирусу SARS-CoV-2, появившемуся в Китае в конце 2019 года, который к концу 2020 года стал причиной более 1,8 миллиона смертей, непосредственно связанных с COVID-19 (Информационный центр по коронавирусу Джона Хопкинса). , 2021).

Точное влияние пандемии COVID-19 на Россию остается неясным, не в последнюю очередь из-за несоответствия между официальными источниками данных. Российский центр реагирования на вирусы сообщил, что совокупное число смертей от COVID-19 на конец 2020 года составило 57 015 (Российский центр реагирования на вирусы, 2021).Тем не менее, Федеральная служба государственной статистики (Росстат) сообщила о более чем в 3 раза большем числе смертей (163 325) на основании предварительных свидетельств о смерти, где COVID-19 указан в качестве основной (104 826 смертей) или способствующей (58 499 смертей) причины смерти (Росстат, 2021а). На начало июня 2021 года Росстат сообщил об окончательном количестве смертей, основной причиной которых является COVID-19, в размере 144 691 (+38% от цифры, полученной из предварительных свидетельств о смерти, и в 2,5 раза больше, чем сообщалось российскими ответными мерами на вирусы). центр) (Росстат, 2021в).Величина этого несоответствия вызвала много вопросов о том, каково истинное число погибших в России (Dyer, 2021).

Во всем мире и почти во всех странах необходимость отслеживать развитие и воздействие пандемии стимулировала беспрецедентные усилия по сбору и обобщению данных практически в режиме реального времени. Однако с самого начала возникали вопросы относительно точности и международной сопоставимости представляемых данных. Качество этих данных зависело от наличия тестов, которых в начале пандемии было очень мало, от регистрации смертей, которая, как известно, во многих местах была неоднородной, от способности статистических управлений своевременно сопоставлять информацию и от прозрачности правительства с некоторые страны утаивают данные (Данилова, 2020).

Концепция «избыточной смертности» широко использовалась для сравнения смертности, прямо или косвенно связанной с SARS-CoV-2, и широко считается золотым стандартом (Beaney et al., 2020; Leon et al., 2020). ). Он измеряет дополнительное количество смертей от всех причин в любом географическом районе по сравнению с тем, что можно было бы ожидать, исходя из опыта смертности в предыдущие годы. У него как минимум три преимущества. Во-первых, он не чувствителен к различиям в методах кодирования причин смерти.Во-вторых, он охватывает не только те случаи смерти, вызванные заражением вирусом, но и те, которые либо вызваны, либо отсрочены в результате немедикаментозных вмешательств общественного здравоохранения (таких как карантин), направленных на снижение уровня контактов/инфицирования среди населения. В-третьих, он получен из данных регистрации актов гражданского состояния, которые повсеместно собираются и сопоставляются в странах с высоким уровнем дохода. В настоящее время избыточная смертность используется в качестве ключевого показателя многими национальными статистическими управлениями (Евростат, 2021a; Управление национальной статистики, 2021; Statistisches Bundesamt, 2021), исследовательскими организациями (Jdanov et al., 2021; Németh et al., 2021), международные организации (Morgan et al., 2020; EuroMOMO, 2021), аналитические агентства (Karlinsky & Kobak, 2021; Our World in Data 2021) и ведущие СМИ (Financial Times, 2021).

Использование гармонизированных данных о смертности с разбивкой по возрасту и полу из серии данных о краткосрочных колебаниях смертности (STMF), Islam et al. подсчитали, что в 2020 году в 29 странах с высоким уровнем дохода было около одного миллиона избыточных смертей (Islam et al., 2021). Самые высокие показатели избыточной смертности на 100 000 человек были в Литве, Польше, Испании, Венгрии, Словении, Бельгии и Италии.В другом исследовании были представлены оценки сокращения ожидаемой продолжительности жизни в 2020 г. по сравнению с 2019 г. для многих из тех же стран (Aburto et al., 2021). Выяснилось, что ожидаемая продолжительность жизни при рождении снизилась в 25 из 27 включенных стран, причем наибольшее падение произошло в США, Болгарии, Польше, Испании и Литве.

Ни одно из этих сравнительных исследований не включает Россию 1 . В основном это связано с тем, что Федеральная служба государственной статистики России (Росстат) не публиковала данных о смертности в разбивке по полу и возрасту по месяцам или неделям за 2020 г. (Росстат, 2021а).Карлинский и Кобак исправляют эту ситуацию, предоставив оценки избыточной смертности для России и других 93 стран и территорий с разным качеством демографических данных (Карлинский и Кобак, 2021). В их последнем выпуске (4 апреля 2021 г.) Россия занимает четвертое место по показателю избыточной смертности на 100 000 человек после Перу, Мексики и Болгарии. Однако сравнения ограничены различиями в задержках отчетности. В этой статье мы приводим оценки избыточной смертности для России в целом и для ее 83 регионов, сравнивая ее с 36 странами с высоким уровнем дохода, которые предоставляют высококачественные демографические данные.Для этого мы применяем два метода оценки ожидаемой (исходной) смертности: первый основан на усреднении показателей смертности за предшествующие пять лет, а второй — на корректировке этого среднего значения с учетом вековых тенденций. Во-первых, мы оцениваем абсолютную и относительную избыточную смертность по странам и регионам России за 2020 год. Во-вторых, мы разбиваем наши оценки на три квартала года, чтобы отслеживать распределение избыточной смертности по России и другим странам. В-третьих, мы исследуем связь между избыточной смертностью и кумулятивным числом зарегистрированных случаев COVID-19 и смертей на 100 000 населения для регионов России и других стран.Насколько нам известно, это первое исследование, рассматривающее избыточную смертность в России на региональном уровне и рассматривающее ее в международной перспективе.

2. Методы

2.1. Источник данных

Наш анализ сосредоточен на России, ее регионах (N = 83) (мы исключили два, Крым и город Севастополь, из-за отсутствия данных за предыдущие годы) и 36 2 странах с высоким уровнем дохода. Для России и 24 стран сравнения мы получили ежемесячные данные о смертности от национальных статистических управлений.В других 12 странах мы использовали еженедельные подсчеты смертей, полученные из серии данных 3 краткосрочных колебаний смертности (STMF) (База данных человеческой смертности, 2021 г.), и преобразовали их для получения ежемесячных данных. 4 Облучение населения взято из Базы данных человеческой смертности (БДС) по странам и Росстата (Росстат, 2021а) по регионам России. 5

В более поздней части нашего анализа мы использовали данные о зарегистрированных случаях COVID-19 и смертях, полученные из Центра ресурсов по коронавирусу Джона Хопкинса для стран, включая Россию (Центр ресурсов по коронавирусу Джона Хопкинса, 2021 г.), а также из официальных отчетов за регионы России (Российский ресурсный центр по коронавирусу Джона Хопкинса, 2021 г.).Определение зарегистрированных случаев и смертей от COVID-19 действительно различается в разных странах и менялось с течением времени, поэтому к нему следует относиться с осторожностью (мы обсуждаем этот вопрос далее в документе). В России «зарегистрированные случаи» — это случаи, выявленные при положительном результате ПЦР-теста, зарегистрированные Роспотребнадзором (главным гигиеническим и эпидемиологическим центром в России), а затем переданные региональными властями в Российский центр реагирования на вирусы. Смерти, непосредственно связанные с COVID-19, о которых региональные министерства здравоохранения ежедневно сообщают в Российский центр реагирования на вирусы, в России описываются как «зарегистрированные смерти».

В анализе чувствительности дополнительно использовались следующие данные, которые стали доступны только недавно по регионам России: кумулятивный коэффициент заболеваемости (количество уникальных пациентов с диагнозом COVID-19 и пролеченных в медицинских учреждениях в 2020 г.) 6 и летальных исходов показатели, рассчитанные на основе окончательных данных регистрации актов гражданского состояния с COVID-19 в качестве основной причины смерти (Российская база данных рождаемости и смертности, 2021).

2.2. Вычисление показателей избыточной смертности

Мы использовали общий коэффициент смертности (CDR) в качестве меры смертности.Это было рассчитано для каждой страны/региона, года и месяца путем деления количества смертей за конкретный месяц, скорректированного с учетом различий в продолжительности календарных месяцев 7 , на ежемесячное облучение населения:

CDRy,m,a=Dy,m ,a*Py,a/12,

(1)

где y – год, m – месяц, a – страна/регион, D* ​​ – скорректированное число смертей, P – облучение населения.

Для оценки ожидаемых показателей смертности (базовая смертность) в 2020 г. использовались два метода.Первый (обозначенный как «Метод А») соответствовал наиболее распространенному подходу, широко используемому многими организациями (Управление национальной статистики Англии и Уэльса, Евростат, ОЭСР и т. д.) и группами СМИ (The Financial Times, The New York Times). , The Economist и др.) и основывается на средних показателях за те же месяцы за N предшествующих лет. Это эквивалентно месячной модели фиксированных эффектов:

, где оценки фиксированных эффектов получены из модели CDR(t,m)=αm+εt,m, где m обозначают месяцы, а t обозначают годы: 2020- N t ≤ 2019.

Второй подход (обозначенный как «Метод B») скорректировал первый метод с учетом изменений годовых общих коэффициентов смертности, связанных со снижением смертности и/или старением населения. Это эквивалентно модели с фиксированными эффектами в методе А с дополнительной поправкой на линейный тренд:

, где оценки фиксированных эффектов и наклона получены из модели CDR(t,m)=αm+β∙t+εt , м.

Мы использовали данные за 5 предшествующих лет, т.е. 2015-2019 гг., для оценки ожидаемых показателей смертности по странам и регионам России.Для Чили, Греции и Германии мы были ограничены 4 годами из-за наличия данных.

В качестве анализа чувствительности мы сравнили ожидаемые национальные коэффициенты смертности, полученные с помощью метода B, с ожидаемыми коэффициентами смертности, предсказанными с помощью модели Ли-Картера (Lee & Carter, 1992), которая считается «золотым стандартом» для проверки надежности наши оценки получены по методу B. Были рассчитаны

абсолютные и относительные показатели избыточной смертности за 2020 г. в целом и за три 8 кварталов года.Первый определяется как разница между наблюдаемым и ожидаемым уровнем смертности на 100 000 населения в год; второй — отношение абсолютной избыточной смертности к ожидаемой смертности. Однако в нашем анализе мы в основном полагаемся на абсолютные показатели, поскольку они отражают масштаб бремени избыточной смертности. Мы изучаем модели избыточной смертности в конкретных странах в течение года, изображая показатели избыточной смертности во втором квартале (1-я волна пандемии) по сравнению с четвертым кварталом (2-я волна).

Мы использовали методы начальной загрузки, чтобы получить 95% доверительные интервалы для годовых ожидаемых и избыточных коэффициентов смертности.

2.3. Оценка связи между избыточной смертностью и случаями и смертями от COVID-19

Для изучения согласованности и достоверности данных о COVID-19 в России мы сначала изучили связи между избыточной смертностью и официально зарегистрированными случаями COVID-19 и смертями в регионах России и по странам. Для этого мы регрессировали (модели OLS) избыточные показатели смертности по совокупному числу случаев и по количеству смертей от COVID-19 (на 100 000 человек) отдельно по регионам и странам.Затем в качестве анализа чувствительности мы регрессировали избыточные показатели смертности по кумулятивным показателям заболеваемости (количество пациентов с COVID, посещающих медицинские учреждения) и по показателям смертности, где COVID-19 был основной причиной смерти в окончательном медицинском свидетельстве о смерти.

Географические карты были созданы в ArcGIS, Esri (10.4). Мы построили картограммы и кластерные карты на основе статистики Anselin Moral I (Anselin, 1995) за три квартала 2020 г. и за весь год. Статистический анализ проводился в R Studio (4.0,3).

3. Результаты

3.1. Рейтинг стран по показателям избыточной смертности

Показатели избыточной смертности для России и других стран в 2020 г. представлены в и Таблице А1 в Приложении. Абсолютная избыточная смертность в России, оцененная с помощью методов А и Б, составляет 189 (95% ДИ: 188, 190) и 244 (95% ДИ: 242, 246) на 100 000 соответственно. В зависимости от метода Россия занимает третье место после Болгарии и Польши (метод А) или первое место (метод Б) среди 37 стран сравнения, ранжированных по общей избыточной смертности на 100 000 населения в 2020 г. ().Другими странами с высоким бременем избыточной смертности в 2020 г. являются государства Центральной и Восточной Европы (Болгария, Польша, Литва, Словения и Чехия), за которыми следуют несколько стран Южной и Западной Европы (Италия, Испания и Бельгия) и США. Страны Восточной Азии и Тихоокеанского региона (Япония, Тайвань, Южная Корея и Новая Зеландия), а также страны Скандинавии (Норвегия, Финляндия и Дания) не имели повышенной смертности в 2020 году. Эстония и Латвия также входят в число стран с очень низким превышением смертность в 2020 г. (и Таблица A1 в Приложении).

Избыточная смертность в 2020 г., рассчитанная двумя методами, на 100 000 населения.

Примечание: Метод А – средние значения за те же месяцы в предыдущие годы; Метод B – средние значения, скорректированные с учетом вековых тенденций.

По методу Б за 2020 г. в целом по России наблюдалась самая высокая относительная избыточная смертность из всех анализируемых нами стран (20,1% (95%ДИ: 19,9, 20,3)). Относительное положение других стран примерно соответствует рейтингу стран по абсолютному коэффициенту избыточной смертности (таблица A1 в Приложении).

Корректировка на вековой тренд (метод B) делает особенно важные отличия от средних оценок (метод A) для групп населения, которые испытали резкое снижение общего коэффициента смертности (Россия и некоторые другие страны ЦВЕ) или увеличение общего коэффициента смертности из-за быстрого старения населения (например, в Японии) до 2020 года. Учитывая, что метод B дает более международно сопоставимые результаты, остальные наши анализы основаны на оценках, полученных с использованием только этого метода.

3.2. Избыточная смертность по кварталам 2020 г.

Наибольший прирост смертности от всех причин в России зафиксирован в четвертом квартале 2020 г. – 636 (95%ДИ: 634, 639) избыточных смертей на 100 000 населения. Это сопоставимо с меньшей, но все же высокой относительной избыточной смертностью в России во втором и третьем кварталах года: 82 (95% ДИ: 79, 84) и 236 (95% ДИ: 234, 238) на 100 000 соответственно. .

показывает кластеризацию стран в зависимости от того, когда их население испытало наибольшую избыточную опасность смерти в 2020 году.Большинство стран ЦВЕ расположены в верхней левой части графика, с одними из самых высоких уровней избыточной смертности в 4-м квартале года, но с отрицательным или лишь незначительно повышенным уровнем избыточной смертности во 2-м квартале. Эта картина отличается от той, что наблюдается в большинстве западных стран. Части Великобритании, Испании, Бельгии, Италии, Нидерландов, США и Швеции резко контрастируют со странами ЦВЕ, где большая часть избыточной смертности сконцентрирована во 2-м квартале.

Связь избыточной смертности во втором и четвертом кварталах 2020 г.

Примечания: * второй квартал включает 4 месяца – март–июнь 2020 г.

3.3. Географические закономерности избыточной смертности в России

Пространственно-временные закономерности избыточной смертности по регионам России представлены на рис. А1 и в Приложении. Рост смертности начался с двух агломераций (города Москвы и Московской области и Санкт-Петербурга и Ленинградской области).Во втором квартале 2020 года у всех были очень похожие показатели избыточной смертности (левый верхний угол). В третьем квартале список регионов с повышенной смертностью расширился, образовав крупный пространственный кластер на юге Поволжья и Урала (и рис. А1, правый верхний угол). Интересно, что Московской и Санкт-Петербургской областям удалось сдержать и даже снизить избыточную смертность в третьем квартале. В четвертом квартале пандемия COVID-19 охватила все регионы России (левый нижний угол).Наиболее высокие показатели абсолютной избыточной смертности в 2020 г. наблюдались в большом кластере территорий, расположенных к юго-востоку от Москвы (рис. П1 в Приложении), особенно в некоторых регионах Поволжья, Юга Урала и Центра европейской части России (см. табл. А2 в Приложении). Больше подробностей). Однако самые высокие показатели относительной избыточной смертности наблюдались в республиках Северного Кавказа (Чечня, Дагестан и Ингушетия), где исходные уровни смертности были самыми низкими.

Показатели избыточной смертности по регионам России по кварталам 2020 г. и за весь год.

Примечание: данные по Крыму и г. Севастополю отсутствуют.

3.4. Корреляция со случаями COVID и смертями

(левая панель) показывает интригующую связь между кумулятивным числом зарегистрированных случаев COVID-19 на 100 000 и избыточной смертностью по странам и регионам России. При использовании стран в качестве единицы анализа ожидается положительная корреляция между этими показателями, при этом коэффициент корреляции Пирсона равен 0,65 (p < 0,001).Россия и Болгария, однако, являются исключениями, где показатели избыточной смертности намного выше, чем можно было бы ожидать, учитывая количество случаев заболевания.

Связь между избыточной смертностью и кумулятивным числом а) зарегистрированных случаев COVID (левая панель) и б) зарегистрированных случаев смерти от COVID (правая панель) в 2020 г. по странам (верхняя панель) и регионам России (нижняя панель).

Примечание: на графиках изображены линии линейной регрессии для стран и регионов.

Корреляция по регионам России, наоборот, отрицательная (r = -0.34, p < 0,001), что кажется нелогичным. 9 Мы также проводим отдельный анализ данных за последние три квартала 2020 года. Это дает положительную связь во втором квартале (r = 0,39, p < 0,001) и отрицательную связь как в третьем (r = -0,24, p <0,05) и четвертой (r=-0,30, p<0,01) четверти. Корреляция между зарегистрированными случаями смерти от COVID-19 (на 100 000 человек) и избыточной смертностью также является положительной для стран (r = 0,75, p < 0,001), но снова отрицательной (r = -0.09, р = 0,42) для регионов России (правая панель).

Рисунок A3 (левая панель) показывает результаты анализа чувствительности, где мы дополнительно регрессируем избыточные показатели смертности по кумулятивному уровню заболеваемости, т.е. количеству пациентов (r = -0,27, p = 0,014). Как данные о зарегистрированных случаях, так и об уникальных пациентах с диагнозом COVID-19 в амбулаторных или стационарных условиях показывают отрицательную корреляцию с избыточной смертностью на региональном уровне в России. Когда мы используем окончательные данные о смертях от COVID из медицинских свидетельств о смерти вместо ежедневных зарегистрированных смертей, связь с избыточной смертностью становится положительной с коэффициентом корреляции Пирсона, равным 0.38 (р<0,001).

4. Обсуждение

4.1. Резюме основных выводов

По сравнению с группой стран с высоким уровнем дохода и надежной демографической статистикой в ​​2020 г. в России наблюдался один из самых высоких уровней избыточной смертности. После первого пика в конце весны/начале лета, сконцентрированном в двух крупнейших городах (Москва и Санкт-Петербург), избыточная смертность в России снизилась благодаря введению строгих карантинных мер и мобилизации системы здравоохранения на национальном и региональном уровнях.Сентябрь ознаменовал собой начало всплеска избыточной смертности в России до уровня, который сохранялся до конца года. Во время второй волны избыточная смертность распространилась на все регионы России, особенно на юго-восток от Москвы. Наиболее сильно пострадали в течение 2020 года регионы Приволжского федерального округа и юга Урала, а также некоторые регионы центра Европейской России и Сибирского федеральных округов. Город Москва, ставший эпицентром пандемии COVID-19 во время первой волны удалось противостоять пандемии во второй половине года лишь с умеренной избыточной смертностью (на 30% ниже, чем в среднем по России).

Модели избыточной смертности в России и большинстве стран Центральной и Восточной Европы весьма отличаются от наблюдаемых в западных странах. В странах ЦВЕ наблюдалась отрицательная или слегка повышенная избыточная смертность во время первой волны пандемии, но одни из самых высоких показателей избыточной смертности во время второй волны. Это сильно отличалось от того, что наблюдалось во многих западных странах, которые сильно пострадали весной, но сумели избежать значительного роста осенью/зимой 2020 года.Вероятно, здесь задействовано множество факторов. Первоначальное распространение из Китая было в северную Италию, прибыв в середине лыжного сезона, когда этот регион привлекал туристов, особенно из Западной Европы, которые забрали инфекцию обратно в свои родные страны. Также было раннее распространение в Испанию, связанное с футбольным матчем (Sassano et al., 2020), а затем случаи распространились на другие страны Северной Европы. Тем не менее, распространение в Центральной и Восточной Европе было меньше, что, вероятно, частично отражает меньший объем поездок из Италии и Испании, а также быстрое введение строгих ограничений, как правило, до того, как возникло множество случаев, включая введение масок и широко распространенное соблюдение масок. носить (Walker & Smith, 2020).Это, вероятно, имело дополнительное преимущество в снижении распространения других сезонных респираторных вирусов.

Отрицательная корреляция между кумулятивным числом заболевших и избыточной смертностью по регионам России в отличие от положительной связи между странами (и в некоторых других странах, таких как США и Франция) является неожиданным и интересным выводом этого исследования. С одной стороны, высокая избыточная смертность в регионах с низким зарегистрированным числом случаев заболевания может быть объяснена их недостаточными возможностями для тестирования и, таким образом, выявления новых случаев заболеваний.С другой стороны, отчетность о новых случаях также может значительно различаться в зависимости от региона. Сохранение отрицательной корреляции между избыточной смертностью и заболеваемостью, т. е. числом уникальных пациентов с диагнозом COVID и пролеченных в медицинских учреждениях, по регионам России еще больше подтверждает сделанное нами предположение о том, что в среднем регионы с самым низким уровнем зарегистрированные случаи имели наименьшее количество пролеченных пациентов и самую высокую избыточную смертность.

Наблюдаемая отрицательная корреляция между избыточной смертностью и зарегистрированной смертностью от COVID-19 в регионах России является неожиданной и может быть объяснена только проблемами с посмертной диагностикой, практиками кодирования и отчетности о смертях от COVID-19 в ответ на вирус России центр.Окончательная статистика причин смерти 2020 года показала, что корреляция становится положительной (но все еще не очень высокой).

4.2. Существуют ли альтернативные подходы к измерению человеческих потерь, связанных с COVID?

Воздействие пандемии COVID-19 можно также оценить с помощью снижения ожидаемой продолжительности жизни или других связанных показателей. Предварительные оценки ожидаемой продолжительности жизни при рождении по России и ее регионам были недавно опубликованы Росстатом (Росстат, 2021b), но они имеют ряд недостатков.Во-первых, коэффициенты смертности по возрасту и полу, используемые для построения таблиц смертности, не были доступны на момент написания этой статьи. Во-вторых, показатель ожидаемой продолжительности жизни нельзя использовать для оценки человеческих потерь по кварталам года. Тем не менее снижение ожидаемой продолжительности жизни в России на 1,8 года (по сравнению с 2019 г.) выше, чем в любой из стран-членов ЕС (Eurostat, 2021b), но может быть несколько ниже, чем в США (Aburto et al., 2021). Самое большое снижение ожидаемой продолжительности жизни в ЕС было зафиксировано в Болгарии (-1.7 лет), что соответствует нашему ранжированию стран по общей избыточной смертности.

4.3. Какой подход следует использовать для оценки базовой смертности?

Величина избыточной смертности и, следовательно, их сравнительный рейтинг зависят от методов, используемых для оценки исходной смертности. В этом исследовании мы применяем два широко используемых подхода к определению избыточной смертности. Метод А, основанный на простом усреднении по предыдущим годам, является наиболее популярным подходом, позволяющим проводить прямые сравнения с более ранними отчетами, хотя число предыдущих лет, используемых для усреднения, может быть другим.Этот метод хорошо работает, если уровень смертности колеблется примерно на одном уровне в течение отчетного периода. Однако этот метод неоптимален, когда смертность резко снижается (как в России или некоторых других странах Восточной Европы) или увеличивается (как в стареющем населении Японии). В первых примерах избыточная смертность будет занижена, а во втором – завышена. Метод B с дополнительной поправкой на линейный тренд позволяет нам лучше отражать недавние изменения в смертности и старении и, таким образом, лучше согласовывать наблюдаемую динамику во многих странах.

4.4. Сравнение с предыдущими результатами

Высокая избыточная смертность, связанная с пандемией COVID-19 в России, ранее освещалась в СМИ (Financial Times, 2021) и может быть найдена в наборе данных о смертности в мире (Karlinsky & Kobak, 2021). Тем не менее, он не подвергался систематическому изучению и не сообщался в рецензируемых журналах. В этих других отчетах отмечается, что в России один из самых высоких показателей избыточной смертности в мире (после некоторых стран Латинской Америки), а в Болгарии — среди стран ЦВЕ.Эти результаты в целом соответствуют нашим оценкам. Тем не менее ни в одном из исследований избыточная смертность в России и ее регионах в 2020 году не рассматривается с международной точки зрения и в связи с зарегистрированными случаями COVID и смертями.

4.5. Чем объясняется ситуация в России?

Россия, как и многие другие страны, внедрила различные немедикаментозные вмешательства (НФВ), направленные на снижение передачи вируса SARS-CoV-2. Однако они были относительно слабыми по сравнению со многими другими странами.Национальные ограничения начались в феврале 2020 года с запрета полетов из нескольких стран, таких как Китай, Республика Корея и Иран. Весной 2020 г. был введен общенациональный карантин, то есть закрытие офисов и заводов, сопровождаемое строгими ограничениями на поездки (с 30 марта, когда среднее число новых случаев за 7 дней составляло 200, до 8 мая 2020 г., когда оно выросло до 10 490, почти, но не на пике первой волны). Региональные власти уже стали играть все более активную роль во введении дополнительных ограничений (Распоряжение президента, 2020 г.).Начиная с Москвы, все остальные регионы ввели так называемый режим «повышенной готовности», что позволяет им вводить ограничения в соответствии с текущей эпидемиологической обстановкой в ​​каждом конкретном регионе (Москва сделала это 5 марта 2020 года). Фактически большинство региональных властей взяли на вооружение те НКО, которые впервые были реализованы в городе Москве.

Крупномасштабные региональные вмешательства, такие как рекомендации или обязательства работать и оставаться дома (особенно для лиц старше 65 лет), специальные проездные билеты, отмена массовых мероприятий, закрытие школ, музеев, ресторанов и фитнес-центров были введены в конце Март/начало апреля 2020 года.Летом большинство этих мер постепенно отменялись по мере снижения числа новых случаев заболевания и смертности. Хотя принятые меры были более или менее одинаковыми по регионам России, продолжительность и строгость их реализации различались.

Однако вторая волна не побудила российские власти повторно ввести осенью те же НФУ. С середины осени 2020 года до середины зимы 2021 года региональные правительства реализовали лишь некоторые меры, направленные на сдерживание контактов между людьми.Большинство из них — это дистанционное обучение студентов в школах и вузах, очень мягкие ограничения на работу ресторанов в ночное время, рекомендации пожилым людям оставаться дома, а работодателям перевести часть сотрудников на удаленную работу (Плаксин и др., 2021).

Сроки действия НКО в России и странах сравнения в течение года можно увидеть в Индексе строгости реагирования правительства (SI) Блаватник — объективной мере общей интенсивности ограничений в диапазоне от 0 (нет ограничений) до 100 (самые строгие ограничения). ) (Школа государственного управления Блаватника, 2021 г.).Рисунок A2 в Приложении подтверждает, что самые строгие ограничения в России (SI = 81–85) применялись в апреле–мае 2020 года. В последнем квартале года, когда число новых зарегистрированных ежедневных случаев и смертей росло, индекс строгости составлял около 47 В то же время в большинстве европейских стран SI значительно вырос с сентября по декабрь 2020 г., как показано на рисунке A2 в Приложении.

Система здравоохранения России мобилизована. Ее возглавляют региональные власти, работающие в рамках руководства (Министерство здравоохранения Российской Федерации, 2021а) и при финансовой поддержке федерального правительства.Министерство финансов сообщает, что федеральные расходы на здравоохранение в 2020 г. выросли в 1,9 раза по сравнению с 2019 г. и составили 5,8% всех федеральных расходов по сравнению с 3,9% в 2019 г. (Министерство финансов Российской Федерации, 2021). Дополнительные суммы в основном представляли собой перечисления в регионы для оказания медицинской помощи больным COVID-19 и стимулирующие выплаты медицинским работникам, работающим с этими больными.

По сообщению Минздрава, медицинскую помощь пациентам с COVID-19 оказывали 2450 больниц, в том числе 40 вновь построенных временных больниц.Для лечения больных мобилизовано более 40 тысяч коек в инфекционных больницах и 235 тысяч коек в перепрофилированных медицинских учреждениях. Врачи были направлены на лечение пациентов с COVID-19 по краткосрочным программам обучения независимо от их основной специализации (Министерство здравоохранения Российской Федерации, 2021b). Однако у нас нет подробной информации о том, что произошло в отдельных регионах.

В августе 2020 года в России зарегистрирована первая в мире вакцина на основе платформы аденовирусного вектора человека Спутник В.После третьей фазы клинических испытаний эффективность вакцины составила 91,6% (95% ДИ: 85,6, 95,2) (Логунов и др., 2021). Массовая вакцинация в России стартовала в январе 2021 года. 23 апреля вице-премьер Татьяна Голикова на встрече с Владимиром Путиным сообщила, что более 11,1 млн россиян получили как минимум одну дозу вакцины от коронавируса, обе дозы получили 6,8 млн ( 4,7% всего населения).

4.6. Ограничения исследования

Это исследование имеет ограничения.Самое главное, что нам пришлось использовать агрегированные грубые коэффициенты смертности, которые зависят от возрастных коэффициентов смертности и возрастной структуры населения. На момент написания статьи данные о смертности в разбивке по возрасту и полу не были доступны для России и некоторых других сопоставимых стран. Было бы интересно провести анализ структуры смертности по возрасту и полу, как только будут получены необходимые данные.

Второе ограничение касается линейных корректировок, используемых в методе B. Из-за того, что изменения общих коэффициентов смертности представляют собой взаимодействие изменения смертности и старения населения, довольно сложно смоделировать их с помощью линейного тренда.Чтобы уточнить этот вопрос, мы провели анализ чувствительности с использованием «золотого стандарта» метода Ли-Картера для прогнозирования общего уровня смертности для всех стран, включая Россию. Коэффициенты избыточной смертности, полученные с помощью метода B и его модификации с предсказанием Ли-Картера, показывают очень похожие результаты с r = 0,97 Спирмена (95% ДИ: 0,96, 0,98) и τ Кендалла = 0,87 (95% ДИ: 0,84, 0,90).

Наконец, мы использовали только страны с надежной демографической статистикой (те, которые включены в базу данных человеческой смертности) в качестве сравнения в нашем исследовании.У нас нет надежных оценок избыточной смертности в 2020 г., как предполагает набор данных Word Mortality Dataset (Karlinsky & Kobak, 2021), в некоторых странах Латинской Америки и других странах уровень избыточной смертности мог быть выше, чем в России в 2020 г.

Сноски

1 Новое сравнительное исследование было опубликовано на момент принятия этой статьи к публикации (Islam et al., 2021). Из него видно, что наибольшее сокращение ожидаемой продолжительности жизни среди 37 стран мира наблюдалось в России в 2020 году (-2,0.33 и -2,14 года для мужчин и женщин соответственно).

2 Список стран для сравнения содержит те страны, которые включены в базу данных о смертности людей и, таким образом, отвечают требованиям наличия высококачественных статистических систем. Точный список стран можно найти в Таблице A1 в Приложении.

3 STMF — это новый ресурс с открытым доступом, который был запущен в мае 2020 года командой базы данных человеческой смертности в ответ на пандемию COVID-19 и предоставляет сопоставимые и согласованные еженедельные данные о смертности (База данных человеческой смертности, 2021; Жданов и др., 2021).

4 Основано на предположении, что число смертей в течение недели распределяется равномерно.

5 Мы применили метод Ли-Картера для прогнозирования подверженности населения рискам для самых последних страновых лет, которые не были доступны в HMD (Lee & Carter, 1992).

6 Эти данные включены в статистическую форму № 12 «Сведения о количестве заболеваний, зарегистрированных у больных, проживающих в зоне обслуживания медицинской организации», и получены из ФГБУ «Федеральный научно-исследовательский институт организации здравоохранения и информатики Российской Федерации». Министерство здравоохранения Российской Федерации по запросу.По состоянию на 27 сентября 2021 г.

7 Наблюдаемое количество смертей в каждом месяце было умножено на продолжительность стандартного месяца, т. е. 30,4375 дней, и разделено на продолжительность каждого месяца в днях. Для февраля использовалось значение 28,25 дней.

8 Мы не включаем в наш анализ январь и февраль, так как за этот период почти не было избыточной смертности от COVID-19, но увеличим второй квартал, добавив март.

9 Наши дополнительные расчеты на основе общедоступных данных (данные Национального центра статистики здравоохранения США; Eurostat, INED и data.gouv.fr для Франции) также обнаруживают положительную корреляцию между избыточной смертностью и совокупным числом случаев COVID-19 в 2020 г. в 50 штатах и ​​округе Колумбия США (r = 0,44, p < 0,001) и 13 регионах Франция (r = 0,82, p < 0,001).

ВВП России за 2 кв. 2019 г.

Во втором квартале 2019 г. рост ВВП увеличился до 0,9% в годовом исчислении, согласно второй оценке Росстата, опубликованной 9 сентября. Это почти в два раза больше, чем в первом квартале, на 0,5%, и соответствует предварительным цифрам, хотя в целом результат для российской экономики все еще слабый.

Рост в секторе услуг во многом способствовал улучшению во втором квартале. Финансовая и страховая деятельность увеличилась на 7,9% в годовом исчислении во втором квартале, опережая рост на 7,6% в первом квартале. Более того, активность в подсекторе недвижимости восстановилась со снижения на 3,5% в первом квартале до роста на 1,3% во втором квартале. Наконец, спад в подсекторе оптовой и торговой деятельности заметно смягчился во втором квартале (2 кв.: -0,6% в годовом исчислении; 1 кв.: -3,0% г/г), сигнализируя о возможном восстановлении потребительского спроса.При этом информационная и коммуникационная активность снизилась на 2,0% во 2 кв. (1 кв.: +1,2% г/г).

Однако картина в важнейшем промышленном секторе была более мрачной. Горнодобывающая промышленность росла более умеренными темпами во втором квартале, в основном из-за падения мировых цен на нефть (2 квартал: +3,0% г/г; 1 кв: +4,6% г/г). Кроме того, рост в производственном секторе оставался сдержанным (2 кв.: +0,6% г/г; 1 кв.: +0,6% г/г), а в строительном секторе второй квартал подряд зафиксирован нулевой рост. Что касается более позитивного момента, рост производства электроэнергии, газа и пара, а также производства кондиционеров восстановился (2 квартал: +2.3% г/г; Q1: -1,0% г/г), что несколько смягчило общий спад в промышленном секторе.

В то же время активность в сельском, лесном и рыбном хозяйстве выросла на 0,1% по сравнению с падением на 1,2% в первом квартале. Небольшой рост был в основном связан с более ранним сбором урожая.

Забегая вперед, ожидается, что рост ускорится во второй половине 2019 года, поскольку как денежно-кредитная, так и фискальная политика становятся более благоприятными. Тем не менее, экономика еще не вышла из леса, как отмечает Дмитрий Долгин, главный экономист ING Россия:

«Российский ВВП несколько ускорился во 2К19 на фоне нормализации роста бюджетных расходов, и ожидается некоторое дальнейшее ускорение. на картах.Тем не менее, структура роста предполагает мало оптимизма за пределами государственных секторов. […] Слабость в секторах, связанных с потреблением, и снижение поддержки со стороны добычи сырья, вероятно, ограничат восстановление [h3]. Дальнейшее ускорение в 2020 году возможно в зависимости от динамики национальных проектов и настроений в потребительских секторах».

Эксперты FocusEconomics Consensus Forecast прогнозируют, что ВВП России вырастет на 1,2% в 2019 году. Эксперты прогнозируют рост экономики 1.8% в 2020 году, что не изменилось по сравнению с прогнозом прошлого месяца.

Затраты на добычу нефти в России достигли 10-летнего максимума

Затраты на добычу сырой нефти в России достигли 10-летнего максимума во втором квартале 2021 года, поскольку за последнее десятилетие налоговое бремя в стране значительно увеличилось, а добыча запасов стала более сложной. По данным Федеральной службы государственной статистики (Росстат), себестоимость добычи нефти в апреле-июне составила 20 379 руб./т, что почти в три раза выше, чем 7 195 руб./т за аналогичный период 2012 года десять лет назад.В долларовом выражении себестоимость добычи выросла на 18,4% за период до $37,47 за баррель во втором квартале 2021 года. В Energy Intelligence понимают, что Росстат имеет в виду предельную себестоимость добычи для российских нефтяных компаний, включая как операционные, так и капитальные затраты, а также налоги. и другие расходы. Представитель Росстата сообщил Energy Intelligence, что данные о производственных затратах включают все затраты, включая налоги, но не предоставил более подробной информации. Данные Росстата — еще одна иллюстрация того, что правительству придется изменить свою налоговую систему, если оно хочет видеть устойчивое производство.15’21). Для сравнения, предельные издержки Саудовской Аравии составляют около 20 долларов за баррель, по данным исследовательского и консультационного подразделения Energy Intelligence. Статистика Росстата также показывает, что девальвация рубля, снижавшая затраты с конца 2014 г., перестала оказывать такое влияние уже в 2018 г. (таблица). Эксперты отмечают, что рост затрат за последние 10 лет в основном связан с налоговыми изменениями, с которыми столкнулась российская нефтяная отрасль за этот период. Действительно, финансовый отчет, опубликованный «Роснефтью» на прошлой неделе, показывает, что налоговая нагрузка государственной компании без учета налога на прибыль составила 2.12 трлн руб. в 2020 г., что в три раза превышает 645 млрд руб. в 2012 г. Налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), уплаченный «Роснефтью» в 2020 г., составил 1,315 трлн руб. против всего 527 млрд руб. в 2012 г. В 2019 г., когда добыча «Роснефти» не в рамках соглашений ОПЕК-плюс платежи по НДПИ были еще выше – 2,185 трлн руб. Другие факторы, способствующие росту расходов, включают более высокие затраты на материалы и постоянно растущую сложность запасов, поскольку нефтяные компании идут дальше и глубже, чтобы компенсировать снижение добычи на традиционных месторождениях.Разработка более сложных запасов в приграничных регионах вынуждает российские компании искать более дорогие технологии, в то время как усилия по поддержанию добычи на существующих участках требуют дополнительных затрат на бурение и инвестиций в технологии повышения нефтеотдачи. По данным Росстата, добыча нефти из пластов, где применяются методы искусственного воздействия, выросла почти в десять раз с 43 млн тонн в 2012 году до 380 млн тонн в 2020 году. тот же период 2020 года.Это в основном объясняется соглашением о добыче ОПЕК-плюс, вступившим в силу в мае 2020 года, что побудило нефтяные компании сократить инвестиции в разведку и добычу. Начиная с 2021 года российские производители увеличивают добычу в соответствии с соглашениями между странами-членами ОПЕК-плюс, что привело к увеличению затрат в апреле-июне 2021 года. Например, «Роснефть» заявила, что ее капитальные затраты выросли на 25,9% в рублевом выражении, а 15,1% в долларах США в первом полугодии благодаря инвестициям в мегапроект «Восток Ойл» на суше Российской Арктики и увеличению объемов бурения дочерней компанией «Юганскнефтегаз».Затраты на Восток подскочили до 122 млрд рублей за первые шесть месяцев по сравнению с 30 млрд рублей за тот же период 2020 года. Капитальные затраты Юганска выросли до 117 млрд рублей с 78 млрд рублей в первой половине 2020 года. Юганск управляет гигантским Приобским месторождением. которые получили налоговые льготы от правительства в обмен на более крупные инвестиции (NC 11 февраля 2021 г.). Лукойл также заявил, что решил увеличить свои запланированные капиталовложения на этот год с примерно 450 миллиардов рублей до 460-490 миллиардов рублей (NC Jun.3’21). Похожие планы у «Газпром нефти» и «Татнефти». Надежда Сладкова и Нелли Шарушкина, Москва Затраты на добычу сырой нефти в России, 2012-2021 гг., 2012 г. (руб./т) Биржа

Экономические проблемы, стоящие перед следующим президентом России

Ожидаемое возвращение Путина на пост президента в начале 2012 года приходится на период большой экономической неопределенности. Хотя в настоящее время экономика России стабильна, России придется провести модернизацию, чтобы оставаться стабильной и конкурентоспособной в долгосрочной перспективе.Карнеги принял Сергея Алексашенко из Московского отделения Карнеги, бывшего заместителя министра финансов России и бывшего заместителя председателя Центрального банка России, на круглый стол, посвященный проблемам, стоящим перед российской экономикой. Мэтью Рожански из Карнеги модерировал дискуссию.

Предупреждающие знаки

  • Хрупкая экономика: Мировой финансовый кризис 2008 года выявил уязвимость и нездоровый рост российской экономики, сказал Алексашенко. Россия по-прежнему сильно зависит от экспорта нефти и природного газа, а ее рабочей силе не хватает производственного и технологического опыта.Более 85 процентов российского экспорта составляют сырье и сырьевые товары. Он заключил, что среди элит широко распространено мнение о том, что экономический статус-кво неустойчив.
  • Дорогостоящая нефтяная промышленность: Алексашенко отметил, что российские нефтяные компании были вынуждены искать новые источники нефти в отдаленных районах северной и восточной Сибири, где первоначальные затраты на добычу значительно выше. Поскольку добыча нефти становится все более сложной и дорогостоящей, России придется искать другие альтернативы, чтобы сохранить свою экономику на плаву.
  • Демография: Сокращение населения представляет собой еще одну серьезную угрозу для экономики России, заявил Алексашенко. В 2015–2025 годах сокращение (и старение) населения и рабочей силы, вероятно, может привести к «демографической ловушке», которая затормозит экономический рост. Он добавил, что увеличение притока рабочих-мигрантов из Центральной Азии — основы промышленной рабочей силы России — не решит проблему.
  • Пенсии: Старение населения увеличило «пенсионную нагрузку» на российскую экономику, отметил Алексашенко.Росстат прогнозирует, что к 2030 году в России появится 9 миллионов пенсионеров, а население трудоспособного возраста сократится на 11 миллионов. По его словам, обсуждение пенсионной реформы, скорее всего, последует за выборами 2012 года, и в долгосрочной перспективе она останется серьезной проблемой.

Необходимость реформ

  • Плохой инвестиционный климат: Инвестиционный климат в России стал намного менее привлекательным, поскольку инвестиционный капитал продолжает покидать страну, сказал Алексашенко. В развивающихся странах инвестиции обычно составляют 25-30% ВВП, а в России инвестиции составляют лишь 21-22% ВВП.Он утверждал, что политическая реформа и экономическая модернизация являются ключом к улучшению инвестиционного климата в России.
  • Демократизация: Государственный рэкет, коррупция и слабое верховенство закона являются основными препятствиями для экономического развития России, считает Алексашенко. Несмотря на то, что в России есть то, что он назвал «целеустремленным предприимчивым населением», многие чувствуют себя незащищенными в соответствии с действующим законодательством. Он отметил, что России нужны более эффективные правоохранительные органы, независимая судебная система, защита прав собственности и больше иностранных инвестиций, чтобы преобразовать свою экономику, но Путин не хочет проводить такие серьезные политические реформы.«Рост — это не экономическая, а политическая проблема в России», — заключил он.

Добыча нефти в России — одна из самых дорогих в мире

Россия является одним из самых дорогих мест в мире для добычи нефти, показал новый анализ, проведенный для государственного нефтяного гиганта Саудовской Аравии Saudi Aramco.

По оценкам IHS Markit, стоимость добычи одного барреля сырой нефти марки Brent составила около 42 долларов для российских наземных проектов и 44 доллара для морских проектов.Это более чем вдвое превышало 17 долларов за баррель в Саудовской Аравии — самой дешевой нефти в мире.

Нефть марки

Brent в настоящее время торгуется на мировых рынках по 62,40 доллара за баррель.

Анализ, проведенный IHS Markit и опубликованный вместе с проспектом первичного публичного размещения (IPO) Saudi Aramco, показал, что шельфовые проекты в Венесуэле имеют самую высокую в мире цену безубыточности — 63 доллара за баррель, за ней следует Китай — 55–60 долларов.

Добыча нефти в России была дороже, чем в Саудовской Аравии, Ираке, Кувейте, Иране, Нигерии, ОАЭ, США.К., Мексиканский залив и Норвегия. Среди других самых дорогих мест добычи нефти были Азербайджан, Ангола, Таиланд и Индия.

Различия в производственных затратах зависят не только от простоты добычи и местоположения проекта, но и от налогов, взимаемых правительствами в разных юрисдикциях. По оценкам Росстата, стоимость добычи без учета налогов в России составит около 32 долларов за баррель, сообщает новостной сайт РБК.

Аналитики рассказали РБК, что в России одна из самых высоких налоговых нагрузок на нефтяные компании в мире.Однако для более сложных проектов российское правительство предлагает компаниям значительные налоговые льготы для стимулирования производства. Совсем недавно налоговая льгота на триллион рублей была предоставлена ​​поддерживаемому государством проекту «Роснефть» «Восток Ойл» в российской Арктике.

В проспекте IPO, опубликованном на прошлой неделе, Saudi Aramco указала, что подверженность санкциям США и ЕС против России является риском для компании.

Из-за «возможностей инвестирования и создания совместных предприятий в нефтегазовых… проектах, расположенных в России и с российскими контрагентами», компания заявила, что уязвима для «замораживания активов, ограничений на торговлю ценными бумагами для инвесторов [и] существенных гражданских или уголовных санкций».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.