Венчурных инвестиций это: Что такое венчурные инвестиции? — Инновационный портал Ростовской Области

Содержание

Что такое венчурные инвестиции? — Инновационный портал Ростовской Области

Что такое инновация

Внедрённое или внедряемое новшество, обеспечивающее повышение эффективности процессов и (или) улучшение качества продукции, востребованное рынком. Вместе с тем, для своего внедрения инновация должна соответствовать актуальным социально-экономическим и культурным потребностям. Примером инновации является выведение на рынок продукции (товаров и услуг) с новыми потребительскими свойствами или повышение эффективности производства той или иной продукции.

Введённый в употребление новый или значительно улучшенный продукт (товар, услуга) или процесс, новый метод продаж или новый организационный метод в деловой практике, организации рабочих мест или во внешних связях.

 

Что такое венчурный фонд?

Это инвестиционный фонд, ориентированный на управление денежными ресурсами частных инвесторов, стремящихся вложить свои активы в перспективные стартапы, малые и средние предприятия, обладающие высоким потенциалом роста.

Эти инвестиции характеризуются, как высокорискованные и высокодоходные.

 

Какова роль государства в инновациях?

Совокупность мер, принимаемых органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ в соответствии с законодательством РФ и законодательством субъектов РФ в целях создания необходимых правовых, экономических и организационных условий, а также стимулов для юридических и физических лиц, осуществляющих инновационную деятельность.

 

Как минэкономразвития помогает инноваторам?

Минэкономразвития России с 2010 года реализует проект по стимулированию инновационной деятельности компаний с государственным участием через разработку и реализацию среднесрочных (на пятилетний период) программ инновационного развития (далее — ПИР).

ПИР является комплексным инструментом развития инноваций в компаниях, в их структуру входят мероприятия по следующим направлениям

— Разработка и реализация инновационных проектов.

— Совершенствование механизмов управления инновациями в компаниях, в том числе в сфере интеллектуальной собственности.

— Развитие экосистемы «открытых инноваций» за счет взаимодействия с малыми и средними компаниями, организациями науки, высшего образования и объектами инновационной инфраструктуры (инновационные кластеры и технологические платформы), развития механизмов финансирования и инвестирования в инновационной сфере (включая венчурные фонды).

— Организована независимая экспертная оценка ПИР и отчетов о реализации ПИР.

Перечень компаний, реализующих ПИР, утвержденный решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России от 24 июня 2016 г., включает 56 государственных корпораций, акционерных обществ и ФГУП, на которых проходится более 60% ВВП России. Реализация действующих ПИР планируется до конца 2020 г.

 

Как зарегистрировать патент на изобретение?

Согласно российскому законодательству объектами патентования могут быть: полезная модель, изобретение и промышленный образец. Полезная модель — это техническое решение, которое может быть использовано в каких-либо устройствах. Патентное право в России регулируется главой 72 Гражданского кодекса РФ. Срок действия патента зависит от объекта патентования и составляет от 5-ти до 25-ти лет. В России выдачей патентов занимается соответствующий государственный орган — Роспатент. Срок регистрации патента зависит от объекта патентования и необходимости выполнения сопутствующих процедур.

 

Где обучают работе с инновационными продуктами?

Высшие учебные заведения страны разрабатывают программы повышения квалификации и корпоративные программы в области управления инновациями, инновационной инфраструктурой и инновационного предпринимательства.

 

Что такое инновационный процесс?

ИП связан с созданием, освоением и распространением инноваций. Различают 3 логические формы ИП простой внутриорганизационный (натуральный), простой межорганизационный (товарный), расширенный.

Простой ИП предполагает создание и использование новшества внутри одной и той же организации. При простом межорганизационном новшество выступает как предмет купли-продажи. Расширенный проявляется в создании все новых и новых производителей нововведения, нарушении монополии производителя-пионера, что способствует ч/з взаимную конкуренцию совершенствованию потребительских свойств выпускаемого товара. По мере превращении ИП в товарный выделяют 2 его органические фазы – создание и распространение.

Первая включает последовательные этапы научных исследований, ОКР, организацию опытного производства и сбыта, организацию коммерческого производства. На 1 фазе еще не реализуется полезный эффект нововведения, а только создаются предпосылки такой реализации. На 2 фазе общественно-полезный эффект перераспределяется м/у производителями, а также м/у производителями и потребителями. В результате диффузии не просто возрастает число, но и изменяются кач-е характеристики как производителей, так и потребителей.

 

Что общего и в чем различие новшества и инновации?

Инновации, нововведения – конечный результат инновационной деятельности, получивший воплощение в виде продукт-инновации, технологической инновации, процесс-инновации, кадровых нововведениях, финансовой инновации, организационной инновации, экономической инновации, социальной инновации. С другой стороны инновация – это процесс, в котором изобретение или идея приобретают экономическое содержание, который ч/з практическое использование идей и изобретений приводит к созданию лучших по своим свойствам изделий, технологий, и в случае, если она ориентируется на экономическую выгоду, прибыль, появление инновации может привести добавочный доход. Инновация интерпретируется как превращение потенциального научно-технического прогресса в реальный, воплощающийся в новых продуктах и технологиях. Инновационная деятельность начинается с новшества.

Новшество — научное знание, обладающее новыми или существенно отличающимися от существующих решениями.

 

Как меняется экономика государства под влиянием нововведения?

Стратегия инноваторов направлена на то, чтобы превзойти конкурентов, создав новшество, которое будет признано уникальным в определенной области. В общественном процессе внедрения нововведений принимает участие большое число людей, в результате чего изменяются факторы экономики. Процесс внедрения нововведений не протекает равномерно, он характеризуется рывками и скачками.

 

Что представляет собой инновационная среда страны?

Для макроэкономического уровня новшеством явл создание инновационной среды, котор представлена совокупностью:

-промышленных округов

— федеральных особых экономических зон(ограниченная территория с особым юридическим статусом по отношению к остальной территории и льготными экономическими условиями для национальных и/или иностранных предпринимателей. Главная цель создания таких зон — решение стратегических задач развития государства в целом или отдельной территории: внешнеторговых, общеэкономических, социальных, региональных и научно-технических задач)

— региональных особых экономических зон

-муниципальных научно-промышленных зон

-технопарков (субъект инновационной инфраструктуры, осуществляющий формирование условий, благоприятных для развития предпринимательства в научно-технической сфере при наличии оснащенной информационной и экспериментальной базы и высокой концентрации квалифицированных кадров.

ТП является формой территориальной интеграции науки, образования и производства в виде объединения научных организаций, проектно-конструкторских бюро, учебных заведений, производственных предприятий или их подразделений. Часто технопаркам предоставляется льготное налогообложение)

-региональной инновационной инфраструктурой (Инновационная инфраструктура — совокупность юридических лиц, ресурсов и средств, обеспечивающих материально-техническое, финансовое, организационно-методическое, информационное, консультационное и иное обслуживание инновационной деятельности)

-региональными промышленными и научно-техническими кластерами (Технологический кластер — совокупность предприятий, расположенных на одной ограниченной территории и связанных производственными связями)

Обновлено: июль 2021

Финансирование проектов — Венчурные инвестиции

Фонд предоставляет льготное финансирование в высокотехнологические проекты ранних стадий, которые привлекают инвестиции от аккредитованных инвесторов Фонда.

Основная цель данной инициативы направлена на поддержку уже имеющихся и увеличение числа инвесторов в городе Москве, входящих в инновационные проекты на самых ранних стадиях, и поддержку стартапов, получающих венчурные инвестиции.

Всех аккредитованных в Фонде на текущий момент инвесторов можно найти на странице Наши инвесторы.

Шаг 1. Заявка на аккредитацию инвестора

Для работы с Фондом инвестору необходимо пройти процедуру аккредитации, целью которой является демонстрация опыта и желания инвестирования в проекты ранней стадии. Длительность процедуры аккредитации может составит от двух недель до 3 месяцев, зависит от графика проведения заседаний Экспертного и Управляющего советов Фонда.

Заявку на аккредитацию подает лицо, желающее стать партнером Фонда для совместных инвестиций (аккредитованным инвестором).

Заявка на аккредитацию рассматривается Экспертным советом Фонда на очередном заседании. Инвестор приглашается на очное заседания для знакомства и ответов на вопросы.

Заявка на аккредитацию рассматривается Управляющим советом Фонда на очередном заочном заседании (без присутствия инвестора).

Фонд и Инвестор подписывают Соглашение о сотрудничестве, которое фиксирует лимит средств, выделяемый Фондом на проекты Инвестора.

Шаг 2+. Заявка на софинансирование проекта

Аккредитованные инвесторы могут запрашивать дополнительное финансирование со стороны Фонда для проектов, в которые они инвестируют. Процедура привлечения софинансирования (от момента подачи заявки до получения транша) занимает обычно от 1 до 3 месяцев и зависит от готовности документов инновационного предприятия.

Заявку на софинансирование подает аккредитованный инвестор.

Заявка рассматривается Экспертным советом Фонда на очередном очном заседании. Инвестор и предприниматель приглашаются на заседания для рассказа о проекте и ответов на вопросы.

Фонд, Инвестор и Инновационное предприятие подписывают документы для получения финансирования.

Инновационное предприятие совместно с инвестором заполняют заявку на перечисление инвестиционного займа, на основании которой Фонд перечисляет средства займа на расчетный счет предприятия.

Документы для скачивания:

Венчурные инвестиции — это… Что такое Венчурные инвестиции?

Венчурные инвестиции

Венчурные инвестиции

Венчурные инвестиции — инвестиции, как правило, в виде акционерного капитала, в быстрорастущие высокотехнологичные предприятия. Этот вид инвестирования характерен для коммерциализации результатов научных исследований в наукоемких и высокотехнологических областях, где перспективы высокотехнологичного предприятия не гарантированы и имеется значительная доля риска для инвестора.

Цель венчурного капитала — получение инвесторами высокого дохода от инвестиций, которые им в большинстве своём возвращаются в виде надбавки на вложенные инвестиции при продаже доли после нескольких лет успешного развития компании, например, партнёрам по бизнесу, либо крупной компании той же отрасли, либо на открытом рынке ценных бумаг.

См. также

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Венчик (православие)
  • Венчик мотылькового типа

Смотреть что такое «Венчурные инвестиции» в других словарях:

  • Инвестиции — (Investment) Инвестиции это капитальные вложения для получения прибыли Виды инвестиций, инвестиционные проекты, инвестиции в фондовый рынок, инвестиции в России, инвестиции в мире, во что инвестировать? Содержание >>>>>>>>>> …   Энциклопедия инвестора

  • ИНВЕСТИЦИИ ПОРТФЕЛЬНЫЕ — (англ. portfolio investments) – вложение средств юридического или физического лица в одну, несколько или множество видов ценных бумаг и других финансовых инструментов, образующих единую совокупность для данного лица (портфель ценных бумаг). Лицо …   Финансово-кредитный энциклопедический словарь

  • Венчурные фонды — Венчур (англ. venture)  инвестиционная компания, работающая исключительно с инновационными предприятиями и проектами (стартапами). Венчурные фонды осуществляют инвестиции в ценные бумаги или предприятия с высокой или относительно высокой степенью …   Википедия

  • Частные инвестиции — Частные инвестиции, частный капитал, частное инвестирование, частное капиталовложения (ЧК) (англ. Private Equity)  вид активов, под которым понимается доля в капитале, пай или акции компании, не размещённые на фондовой бирже (бирже ценных бумаг) …   Википедия

  • Синдицированные инвестиции — рисковое финансирование специализированных кредитных институтов, осуществляемое синдикатом инвесторов. По английски: Syndicated investment См. также: Проектное финансирование Венчурные операции Финансовый словарь Финам …   Финансовый словарь

  • Доденежная оценка (до поступления инвестиции) — (premoney valuation) оценка компании до начала нового раунда инвестиций от внешних инвесторов акционеров. Для ее определения применяются разные расчетные модели и сравнительный анализ публичных и частных компаний. Инвесторы в акционерный капитал …   Экономико-математический словарь

  • Венчурный капитал — (англ. Venture Capital)  капитал инвесторов, предназначенный для финансирования новых, растущих или борющихся за место на рынке предприятий и фирм (стартапов) и поэтому сопряжённый с высокой или относительно высокой степенью риска;… …   Википедия

  • Капитал — (Capital) Капитал это совокупность материальных, интеллектуальных и финансовых средств, используемых для получения дополнительных благ Определение понятия капитала, виды капитала, рынок капитала, кругооборот капитала, проблема оттока… …   Энциклопедия инвестора

  • орви — острая респираторная вирусная инфекция Словарь: Словарь сокращений и аббревиатур армии и спецслужб. Сост. А. А. Щелоков. М.: ООО «Издательство АСТ», ЗАО «Издательский дом Гелеос», 2003. 318 с. ОРВИ особо рискованные венчурные инвестиции; особо… …   Словарь сокращений и аббревиатур

  • Частные капиталовложения — Частные инвестиции, частный капитал, частное инвестирование, частные капиталовложения (ЧК) (англ. Private Equity)  вид активов, под которым понимается доля в капитале, пай или акции компании, не размещённые на фондовой бирже (бирже… …   Википедия


Венчурный инвестор | Кто такой венчурный инвестор | Как стать

Содержание статьи:
  1. Венчурный инвестор, кто это
  2. Отличительные признаки
  3. Способы участия в инвестиционных проектах
  4. Способы получения дохода
  5. Ситуация в России
Лучший инвестиционный брокер в мире! 
Советник по сбору инвестиционного портфеля! 
Индивидуальный инвестиционный счет!
Мгновенный вывод средств на карту!
Минимальные комииссии за сделку и многое другое!

Английское слово venture переводится как «рисковое предприятие». Венчурные инвесторы — это вкладчики, которые идут на большой риск, внося средства в проекты, которые могут не принести прибыли совсем, а могут буквально озолотить инвестора в отдаленном будущем.

Рейтинг венчурных инвестиций

Именно в повышенном уровне инвестиционных рисков и заключается основное отличие венчурных от других типов инвесторов.

Как правило, одной из основных характеристик инвестиционной деятельности эксперты называют надежность. Однако в венчурном инвестировании данная характеристика играет далеко не основную роль и не является значимым критерием отбора инвестиционных проектов.

При выборе актива для вложений венчурный инвестор готов принять на себя повышенный уровень риска ради достижения быстрой и высокой прибыли.

Венчурным капиталом в России и не только принято называть средства инвесторов, вложенные в стартапы, реализация которых сопряжена с высокой степенью риска. Также к венчурному капиталу относят вложения в высокорисковые финансовые инструменты, например, в ценные бумаги или предприятия, которые должны принести скорую высокую прибыль. Также венчурным можно назвать капитал, который вкладывается в предприятия-банкроты.

История успеха венчурного капитала

История успеха венчурных инвесторов берет свое начало в США. В 50-е годы прошлого века первой корпорацией, в которую вложили венчурный капитал, стала Американская научно-исследовательская корпорация (АНИК), которая прославилась благодаря своему подразделению Диджитал Эквипмент Корпорейшн. В 1959 году в подразделение были вложены средства, и уже в 1968 году акции компании стоили в десятки раз больше. Инвестированные $70 000 превратились в $37 млн, а акции компании обеспечили головной корпорации невероятную рентабельность в 101% в год.

Такие инвесторы в 60—70-х гг. XX века инвестировали в области медицины и IT. Даже знаменитый крах фондовой биржи не привел к упадку отрасли, и совокупные доходы от инвестирования венчурного капитала составляли порядка $750 млн.

Каждый тип инвесторов обладает собственным набором характеристик и признаков, присущих только ему одному. В свою очередь отличительными признаками венчурных инвесторов будут:

  • повышенный уровень риска и ожидаемой прибыли от вложений
  • объект инвестиций – инновационное производство, стартапы, новые компании
  • долгосрочный характер финансирования
  • являются катализатором развития новых технологий
  • используют методы, как частного, так и коллективного инвестирования
  • активно участвуют в управлении и функционировании предприятия на всём её жизненном цикле.

Давайте рассмотрим более пристально, какими способами венчурные инвесторы принимают участие в реализации инвестиционных проектов.

В большинстве случаев для того чтобы определенная бизнес идея получила венчурное финансирование она должна иметь оригинальный характер, быть чем-то новым на рынке, предлагать новую нигде ранее не виданную и не востребованную услугу, товар и т. д. Такие проекты, зачастую, способны обеспечить сотни, а иногда и тысячи процентов прибыли. Но из-за того что услуга/товар нигде ещё не производились, рынок не знает как на неё отреагируют потребители.

Это несет огромные риски для тех кто данный проект реализует. Именно в такой момент появляются венчурные инвесторы готовые предложить собственный капитал и взять на себя сопутствующие инвестиционные риски.

В большинстве случаев венчурный инвестор входит в инвестиционный проект как акционер, другими словами совладелец вновь созданной компании, а не кредитор как обычные инвесторы.

Именно поэтому венчурные инвесторы очень тщательно отбирают предлагаемые им инвестиционные идеи, досконально знакомятся с бизнес планами и стратегией развития и реализации будущего проекта. А после начала финансирования лично участвуют в управлении компанией, организации её управленческих и производственных процессов, помогают в сбыте продукции. Другими словами венчурные инвесторы самостоятельно влияют на повышение стоимости компании, что в будущем сулит им прибыль.

Чаще всего для удобства управления капиталом венчурные инвесторы создают венчурные фонды, средства которых далее инвестируют в привлекательные идеи. Делается это по целому ряду причин. Как мы сказали это гораздо удобнее, ведь капитал складывается не только из средств группы инвесторов, это могут быть и другие внешние источники (банковские кредиты, средства страховых компаний, благотворительность, средства частных лиц и т.п.).

Также венчурные фонды готовы предоставить целый ряд услуг вновь созданному проекту по финансовой и юридической консультации, а также опыт и знания в составлении стратегии и политики развития компании, услуги квалифицированных специалистов. Иногда венчурный фонд берет на себя обязанности по составлению стратегии развития компании и помогает выйти на рынок.

Способы участия венчурных инвесторов в проектах

Венчурные инвесторы — группа лиц, которая управляет капиталом венчурного фонда. В структуре фонда есть главные партнеры, управляющие фондом; венчурные инвесторы, обладающие ограниченной ответственностью; венчурные партнеры, исполняющие обязанности по закрытию сделок и получающие строго оговоренные проценты или зарплаты. Фонды создаются с целью минимизации всех рисков при развитии предприятия.

Венчурные инвесторы могут помочь в слиянии и поглощении с другими компаниями, чтобы удержать на плаву неликвидную в настоящем, но прибыльную в будущем компанию.

Как уже было выяснено, максимальная доходность при венчурных инвестициях достигается в случае, когда начальные вложения были произведены на раннем этапе реализации проекта. Также, существует практика участия венчурных инвесторов в проектах на этапе роста или расширения. Это тоже способно дать достаточно ощутимую прибыль.

Венчурные инвесторы могут инвестировать средства не только в стартапы, но и в предприятие на любой стадии его развития. Есть энтузиасты, которые не являются представителями фондов. Как правило, это частные инвесторы, обладающие достаточно высокими доходами, преследующие собственные интересы в той или иной сфере бизнеса.

Поиск таких инвесторов может привести к нахождению «золотой жилы» для создателя бизнес-идеи. Но для этого инвестору должен быть предельно интересен представленный проект стартапа.

В большинстве своём финансирование выделяется на:
  • разработку идеи и бизнес концепции
  • доработку существующей идеи и первоначальных маркетинговых исследований
  • запуск производства и начало реализации продукции/услуги.

В целом, если брать весь инвестиционный путь от и до, то общий порядок действий современных венчурных инвесторов выглядит следующим образом:

  1. поиск новых предложений на рынке
  2. анализ, оценка и выбор наиболее оригинальных и перспективных идей (оценивается профессионализм людей являющихся авторами бизнес идеи, оценивается перспективность идеи)
  3. разработка инвестиционной стратегии
  4. деловые переговоры с авторами идеи (наиболее важным для венчурного инвестора на данном этапе является согласование стоимости его участия в проекте)
  5. заключение сделки и подписание договора
  6. помощь в запуске проекта, помощь в управлении и выходе на рынок (венчурный инвестор может, как самостоятельно управлять проектом, так и передать управление в руки автора идеи, если позволяет его профессионализм и квалификация. Также возможен смешанный вид управления)
  7. выход из проекта (венчурные инвесторы входят в проект, когда он стоит незначительных средств по сравнению со стоимостью проекта после его успешной реализации. Именно разница в цене и дает венчурному инвестору прибыль. Купив свою долю по одной цене, он продает ее по другой, более высокой, так прибыль и формируется).

Также нужно знать какими способами венчурный инвестор может получить прибыль, рассмотрим подробнее:

  • дивиденды (в среднем от 20 процентов годовых)
  • ссудный процент (в среднем на пять, десять процентов выше банковской ставки по кредитам)
  • продажа собственной доли другим инвесторам либо собственниками бизнеса
  • публичная продажа акций компании.

Венчурные инвесторы в России

Так сложилось, что рынок венчурных инвестиций в России до 2000х годов совсем не был развит. В то время как в западном мире его активное развитие начинается в 1960х.

Активное появление венчурных инвесторов в России началось с 2005 года. По началу, структура инвестиций была слабо развита и отраслями, получающими финансирование, по большому счёту, были информационные и мобильные технологии. Также интересен тот факт, что Российские венчурные инвесторы уделяют мало внимания проектам, находящимся на этапе разработки или запуска. А ведь такие проекты наиболее перспективны.

Однако ситуация постепенно меняется и исправляется к лучшему. Роль и возможности венчурных фондов и инвесторов оценивается всё выше со стороны руководства страны. Данная сфера начала регулироваться законодательно, что также несёт предпосылки для её дальнейшего развития.

На сегодняшний день крупнейшими венчурными инвесторами в России являются:
  • Российская венчурная компания
  • ВТБ венчурный фонд
  • ФИНАМ Информационные технологии
  • Intel Capital
  • Фонд развития интернет инициатив (ФРИИ).

Эксперты прогнозируют всплеск активности венчурного инвестирования в России в ближайшие годы, а многие сходятся во мнении, что он уже наступил.

Как принимают решения венчурные капиталисты

Стартапы
Илья Стребулаев , Пол Гомперс , Стивен Каплан , Уилл Горналл
Pablo Boneu

Вот уже 30 лет венчурный капитал (ВК) — главный источник финансирования быстрорастущих стартапов. Отчасти благодаря инвестициям и советам венчурных капиталистов быстро пришли к успеху Amazon, Apple, Facebook, Gilead Sciences, Google, Intel, Microsoft, Whole Foods и еще многие ИТ-компании. ВК стал важнейшим драйвером экономической ценности: в 2015 году на долю публичных компаний, получивших от него финансирование, приходилось 20% рыночной капитализации и 44% объема инвестиций в исследования и разработки публичных компаний США.

И все же мы почти ничего не знаем о том, как действуют венчурные капиталисты и благодаря чему увеличивают ценность. Все слышали о том, что они сводят предпринимателя, обладающего идеей, с инвестором, у которого есть деньги, но нет идей, и тем самым удовлетворяют важнейшие потребности обоих рынков. Иногда компании, получившие инвестиции от ВК, изменяют целую отрасль и попадают на первые полосы газет. Однако сами венчурные капиталисты не спешат выходить на авансцену.

Мы решили приоткрыть завесу тайны и опросили почти все ведущие венчурные фирмы. В частности, мы предложили им рассказать, как они ищут подходящие стартапы для сделок, отбирают и структурируют инвестиции, управляют компаниями, в которые вложились, организуют свою работу и регулируют отношения с партнерами с ограниченной ответственностью (которые и предоставляют капитал для инвестиций). Пока не было исследования обширнее нашего: в опросе поучаствовали почти 900 венчурных капиталистов, после чего мы провели несколько десятков интервью (см. врезку «Об исследовании»).

ИДЕЯ КОРОТКО

Загадка
Венчурные капиталисты — важнейший источник финансирования быстрорастущих стартапов, однако мы все еще слишком мало знаем о том, как они действуют и благодаря чему наращивают ценность. Чтобы разобраться в этом, авторы провели самый масштабный в истории опрос среди ведущих ВК-фирм.
Выводы
Венчурные капиталисты ищут объекты инвестиций, просматривая в среднем по 100 вариантов на каждую реальную покупку. Вложив деньги, они становятся активными советниками. В целом они считают, что сильные стороны команды основателей важнее, чем стратегия или бизнес-модель стартапа.
Уроки
Предпринимателям без связей в секторе венчурного капитала приходится трудно. Однако, разобравшись в том, как работают ВК, они с большей вероятностью привлекут их внимание и инвестиции в любых условиях.

Наши выводы полезны не только предпринимателям, которые хотят привлечь инвестиции. Они важны для профессоров, обучающих следующее поколение основателей и инвесторов; для руководителей компаний, желающих перенять методы ВК; для политиков, ставящих перед собой цель построить экосистему стартапов; и для университетов, которые хотят коммерциализировать разработки своих ученых.

ОХОТА ЗА СДЕЛКАМИ

Первая задача венчурного капиталиста — наладить контакты со стартапами, которым нужно финансирование. Это называют «генерацией потока сделок». По мнению Джима Брейера, основателя Breyer Capital и первого венчурного инвестора Facebook, качественный поток сделок — необходимое условие высокой прибыли. Где его истоки? «Я заметил, что к лучшим сделкам меня обычно приводят знакомые инвесторы, предприниматели и профессора, — рассказал он. — Коллеги и партнеры помогают мне быстро отсеять малоперспективные стартапы и выделить заслуживающие серьезного изучения. Эксперты помогают и набрать количество объектов, и перевести его в качество».

Такой подход встречается часто. Согласно нашему опросу, более 30% сделок венчурные капиталисты заключают через бывших коллег или знакомых по работе. Свою роль играют и прочие связи: 20% сделок приходят от других инвесторов, 8% — от портфельных компаний. Только 10% обязаны своим появлением на свет «холодным» рассылкам стартапов, зато почти 30% заключается после того, как венчурные инвесторы сами выходят на предпринимателей. Как сказал нам Рик Хайцманн из FirstMark: «Не всегда лучшие варианты приходят к нам сами. Мы выявляем и исследуем глобальные тенденции и оперативно устанавливаем контакты с предпринимателями, которые разделяют наше видение будущего».

Наши данные показывают, насколько трудно получить финансирование предпринимателям, если у них нет связей в нужных социальных и профессиональных кругах. Если ты не белый мужчина, то можешь оказаться в невыгодном положении из-за того, что не вращаешься в соответствующих кругах. Эту суровую реальность признают руководители венчурных фондов, причем многие считают, что ситуация улучшается. Вот, к примеру, слова Терезии Гоу, одной из первых инвесторов Trulia, партнера и основателя Acrew Capital: «Раньше женщинам и непривилегированным меньшинствам было очень трудно проникнуть в эти сферы, но потом отрасль ВК начала осознавать, что упускает возможности и таланты. Теперь ВК-фирмы предпочитают, чтобы состав их партнеров был разнообразным в расовом и гендерном отношении, и благодаря новым партнерам возникают и новые связи среди стартаперов».

ВОРОНКА СУЖАЕТСЯ

Даже если предпринимателю удалось наладить контакт с венчурным фондом, его шанс получить финансирование минимален. Наш опрос показал, что на каждую заключенную венчурной фирмой сделку приходится в среднем 101 претендент. На встречу с управленцами фонда пробиваются 28 из 100, к партнерам допускают 10 из 100, и в среднем 4,8 из них дойдут до стадии аудита, а 1,7 — до переговоров об условиях контракта. И только один действительно получит финансирование. На заключение типичной сделки обычно уходит 83 дня, причем аудит занимает в среднем 118 часов и включает обзвон около 10 рекомендателей.

Большинству претендентов венчурные капиталисты отказывают. Зато если компания им нравится, они могут быть очень напористыми. По словам сооснователя Sun Microsystems и основателя Khosla Ventures Винода Хослы, приоритеты могут резко сдвинуться, если какой-либо стартап воодушевит венчурных капиталистов, и особенно — если к нему присматриваются и другие фирмы. «За возможность инвестировать в лучшие стартапы разворачивается настоящая борьба, — объясняет Хосла. — И выигрывает тот, кто даст твердые гарантии, окажет реальную помощь и поддержит смелую идею предпринимателей. Победы в таких схватках обычно резко увеличивают доходность фонда».

По каким признакам ВК отсеивает кандидатов? Считается, что он делает ставку либо на «жокея» (команду предпринимателей), либо на «лошадь» (стратегию и бизнес-модель стартапа). Наш опрос показал, что фонды пристально оценивают и то, и другое, но бóльшая их часть считает, что команда важнее идеи. Как сказал легендарный венчурный инвестор Питер Тиль, «мы живем и умираем вместе с нашими фаундерами».

В нашем опросе и правда чаще всего — в 95% случаев — венчурные инвесторы упоминали основателей стартапов как важный фактор при решении о сделке. Бизнес-модель была названа важным фактором в 74% ответов, рынок — в 68%, отрасль — в 31%.

Интересно, что рыночная оценка компании — лишь пятый по упоминаемости фактор при отборе сделок. Финансовые директора крупных компаний обычно оценивают инвестиционную привлекательность поглощений через дисконтированный денежный поток (DCF), но в венчурной отрасли DCF и другие стандартные методы оценки используют редко. Самый ходовой критерий — это чистый доход, либо его эквивалент — мультипликатор возврата на инвестированный капитал. Следующий по популярности — годовая внутренняя норма доходности (IRR) сделки. Очень редко ВК-фирмы корректируют целевую доходность с учетом системного, или рыночного риска, хотя учебники MBA считают это обязательным. Поразительно, но 9% респондентов в оценке сделок вообще не использовали количественные показатели. А 20% всех фирм ВК (и 31% тех, кто инвестирует в компании на ранней стадии развития) рассказали, что в принципе не прогнозируют финансовые результаты компаний, которым они оказывают поддержку.

Почему венчурные капиталисты пренебрегают традиционной процедурой финансовой оценки? Они понимают: настоящую прибыль приносят только лучшие сделки по слиянию и поглощению, а также продажа доли в рамках IPO. От большинства инвестиций прибыль невелика, зато успешная продажа доли компании может принести стократный доход. Из-за такого принципиального разрыва венчурные капиталисты уделяют больше внимания поиску компаний с потенциалом продажи доли, а не оценке краткосрочных денежных потоков. Как нам поведал Джи Пи Ган из INCE Capital, «удачные сделки занимают много времени: они развиваются, зреют, а потом приносят прибыль от продажи доли. Мы уделяем много внимания мультипликатору потенциального дохода, а не чистой текущей стоимости или внутренней норме доходности на момент инвестирования. Последняя рассчитывается только постфактум, когда наши партнеры с ограниченной ответственностью уже продают свою долю».

ВЕНЧУРНЫЙ КАПИТАЛ: ГЛОССАРИЙ

Права на защиту от размывания доли позволяют инвестору скорректировать количество акций, которым он владеет, если в будущих раундах финансирования стоимость акций будет ниже, чем в текущем.
Ликвидационные права обеспечивают в случае продажи компании выплату инвестору до выплаты основателям. Обычно они гарантируют сумму инвестиции или кратную ей сумму (например, двойную).
Пул опционов — это количество акций, отложенных для передачи нынешним и будущим сотрудникам стартапа. Обычно это какой-то процент от полной стоимости компании.
Право на участие в прибылях позволяет венчурным капиталистам получить обратно номинальную стоимость их инвестиции (или нескольких), а затем участвовать в прибыли сверх того уровня, когда они продают долю в компании.
Пропорциональное распределение инвестиционных прав дает венчурному капиталисту право инвестировать в компанию во время вторичных раундов инвестиций и сохранять изначальную долю.
Право обратного выкупа дает венчурному капиталисту возможность вернуть свою долю компании, то есть принудить ее выплатить сумму инвестиции обратно.

ПОСЛЕ РУКОПОЖАТИЯ

Для начинающих предпринимателей инвестиционный контракт ВК как будто написан на незнакомом языке. Смысл этого документа следующий: если предприниматель справляется, ему гарантирован финансовый успех, в обратном же случае контроль над бизнесом может перейти к инвесторам. Условия сделок с венчурными фондами изучались и раньше. Исследования показали, что при заключении сделок ВК-фирмы тщательно определяют права на потоки денежных средств (чтобы у основателей был стимул улучшать финансовые показатели), получают контроль (право на представительство в совете директоров и голоса, которые при необходимости позволят ВК вмешаться), резервируют ликвидационные права (распределение выплат, если компания оказалась в тяжелом положении и должна быть продана) и фиксируют условия наделения акциями (мотивируя предпринимателя не только работать результативно, но и оставаться в компании). В целом сделки структурированы так, что предприниматель при достижении определенных контрольных точек сохраняет контроль над компанией и получает денежное вознаграждение. Но если ему не удается выполнить план, венчурный капиталист может назначить новое руководство и изменить курс компании.

Меньше известно о том, какие условия инвестирования венчурным капиталистам важнее всего и как они находят их оптимальное соотношение. Поэтому мы включили в наше исследование и эти вопросы.

Полная версия статьи доступна подписчикам

Венчурный рынок умрет без прямых инвестиций

За 2008–2014 гг. в России появился набор пилотных инструментов, необходимых для функционирования рынка венчурных инвестиций и технологического предпринимательства. Статистика и прогноз развития венчурного рынка демонстрировали до начала 2014 г. интенсивный рост объема привлекаемого капитала, что признается главным измерителем развитости рынка. Сохранение такого положения позволило бы государству в краткосрочной перспективе сосредоточиться на корректировке рыночных диспропорций и ориентации на долгосрочные (10 и более лет) приоритеты развития рынка. Геополитический и последовавший за ним финансовый кризис (вместе с дефицитом доверия к российской экосистеме со стороны иностранных игроков и со стороны внутренних держателей капитала) привели к ситуации, которая требует реанимационных мероприятий.

Одной из главных проблем российского венчурного рынка является методологический подход к границам воздействия на рынок и его размерам. В отличие от глобальной практики усилия институтов развития и органов исполнительной власти сконцентрированы на сегменте «венчурные инвестиции и предпринимательство», при этом искусственно отсекается сегмент «прямых инвестиций». В практике инвесторов Европы и Азии рынки прямых инвестиций и венчурного капитала (PE&VC) являются естественными продолжениями друг друга, обеспечивая миграцию стратегий, компетенций и капитала, и позволяют эффективно выводить компании на рынок, не замораживая в «венчурной стадии».

В России за пять лет, к сожалению, искусственно сформировалась стена между двумя сегментами одного рынка, в результате профессиональные управляющие, источники капитала и каналы сбыта технологий, продуктов, компаний были разобщены. Хотя именно сегмент прямых инвестиций был и остается наиболее доступным для вовлечения в стимулирование технологического прорыва и рыночного преимущества российского рынка. Рынок прямых инвестиций и рынок публичных размещений являются основным и неминуемым этапом жизни компаний, рассчитывающих на успех.

Несбалансированное сосредоточение внимания на самых ранних этапах инвестиционной цепи – грантовое финансирование, предпосев – приведут к закреплению положения в «пищевой цепи» глобального рынка: наши команды и технологии ранних стадий, не имея инвестиционных перспектив в России, мигрируют в иные экосистемы за финансированием и компетенциями для последующего развития. Тезис не следует воспринимать как сигнал к необходимости сворачивания грантовых программ и инструментов поддержки ранних стадий, однако без понимания реалий такие программы будут иметь низкую эффективность.

Рынок был молод

Российский рынок прямых инвестиций, созданный «варягами», до сих пор считается одним из самых привлекательных с точки зрения доходности среди экономик развивающихся стран (БРИКС, Центральная и Восточная Европа, Вьетнам, Африка). Именно иностранным профессиональным инвесторам мы должны быть благодарны за то, что 20 лет назад российская экономика с нуля получила доступ к глобальному smart-капиталу. Одним из главных игроков долгое время выступал ЕБРР, служивший маркером качества инвестиционных стратегий фондов и проектов, на который ориентировались ведущие глобальные инвесторы. До 30% инвестиционного бюджета ЕБРР до III квартала 2014 г. было ориентировано на Россию.

Размер рынка PE&VC оценивается в диапазоне от $12 млрд до $30 млрд (в объеме ежегодных сделок). При этом сегмент VC – с объемом до $2 млрд – представляется более прозрачным по сравнению с сегментом PE. Степень зависимости российского рынка PE от иностранного капитала, по разным оценкам, достигает 80%. В сегменте VC наблюдается дефицит иностранного капитала, а уровень профессионализма капитала «российского происхождения» в основном определяется «эмоциональными ангелами» и игроками, не накопившими опыта бизнес-ошибок и успехов.

В условиях роста токсичности российских активов в портфелях международных инвесторов перед российским PE&VC-сектором встает задача замещения выбывающего капитала в объеме более $10 млрд ежегодно. В пересчете на долгосрочные инвестиционные обязательства это означает задачу привлечения на российский рынок свыше $50 млрд в интервале пяти лет.

Только во второй половине 2014 г. около 3 млрд евро для инвестиционного рынка России были быстро переориентированы на Африку – регион, до тех пор по потенциалу и соотношению риск/доходность слабо сравнимый с Россией.

Очевидно, что усилия по привлечению капитала из альтернативных источников (Ближний Восток, Азия) не смогут принести быстрые плоды. Инвестиционный бизнес требует доверия и расчета высоких степеней, а накопленного опыта взаимодействия с новыми партнерами у российских управляющих и компаний нет. «Тонкое дело Востока» требует колоссального терпения в выстраивании отношений. К сожалению, много игроков, пытающихся привлечь капитал из Китая и с Ближнего Востока, совершенно не учитывают интересы иностранных партнеров, продавая проекты без понимания инвестиционного фокуса и реальных приоритетов инвестора.

Российское предпринимательское сообщество в своей массе еще не успело себя зарекомендовать надежным партнером. А сейчас и внешнеэкономическому корпусу, и представителям профессионального инвестиционного сообщества даже приходится ретушировать неаккуратные действия наших игроков на Ближнем и Дальнем Востоке.

Рынок был слаб

Все это означает, что сегодня необходимо принимать меры не просто для развития PE&VC-рынка, а для его сохранения в принципе. Иллюзии о стагнации рынка или о наличии «определенной зрелости» могут привести к последствиям, аналогичным раннему выводу младенца из кувеза.

Еще одним фундаментальным заблуждением является то, что в российской экосистеме создано всё необходимое для ее функционирования и воспроизводства. За 7–10 лет с момента спурта VC-рынка создано многое, но «система» как цикл экономического воспроизводства не сформировалась.

Российский PE&VC-рынок не соответствуют мировым бенчмаркам по объему выходов, числу инвестиционных компаний; числу управляющих вторыми и третьими фондами; объему рынка публичных размещений и числу эмитентов. Нет целых классов инструментов (капитал и компетенции частных и государственных корпораций, суверенные фонды, пенсионные и страховые компании, фонды фондов, фонды заемного капитала).

Критично отсутствие зрелой системы рециркуляции капитала: инвесторы всех уровней (от суверенного или пенсионного фонда до профессионального управляющего) должны иметь варианты возврата вложенного капитала и перехода к следующему инвестиционному циклу. Вопреки стереотипу, что бизнес РЕ&VC определяется интеллектуальным потенциалом среды или экосистемой знаний, этот бизнес полностью зависит от объема и качества развития финансовой системы и качества среды .

Инвестиционный цикл «подъем капитала – инвестиции – выходы – суммарный положительный эффект – возврат капитала инвестора – подъем следующего инвестиционного капитала» пройден только в сегменте прямых инвестиций и единичными управляющими в секторе венчурного капитала. А на уровне предпринимателей, создавших успешную компанию и создающих следующую, такие воспроизводственные циклы – редкость. Рынок можно считать стабильным только при накоплении критической массы таких завершенных циклов.

Ситуация усугубляется и тем, что в 2014–2015 гг. значимое число венчурных управляющих подошли к этапу подъема очередных фондов. В негативных условиях они разделились на тех, кому это не удалось, и тех, кто принял решение следующий фонд поднимать не ориентированным исключительно на Россию. Такой выбор свидетельствует не только о незрелости системы, но и о сигналах ее недружественности.

Реанимационные меры

В течение 2015–2017 гг. рынок столкнется с проблемой отсутствия капитала и инструментов для компаний, получивших финансирование в период 2008–2013 гг. При этом дефицит будет чувствителен на всех стадиях. Так же и для инвестиционных инструментов – от малых посевных фондов до фондов поздних стадий. Острейшей проблемой станет отсутствие локальных институциональных инвесторов. Суверенных фондов, пенсионных и страховых фондов, банков, семейных офисов, готовых серийно предоставлять длинные (7–12 лет) инвестиционные коммитменты, в стране нет. Это делает невозможной органичную жизнь рынка прямых инвестиций.

Сжатие рынка может привести к массовому замораживанию деятельности профессиональных участников. Первые сигналы уже наблюдаются – фонды продлевают инвестиционные периоды, снижают темп инвестиций и откладывают фандрайзинг; а предприниматели рассматривают варианты перевода проектов ближе к альтернативным источникам финансирования.

В условиях, когда большая часть иностранных инвесторов не могут работать в России в силу санкционных запретов, а иные рассматривают Россию как рынок с возросшими рисками и задумываются об изменении географических приоритетов портфелей, необходимо делать всё для удержания инвесторов. К сожалению, не только иностранных, но и локальных.

Существует только два принципиальных фактора, влияющих на принятие экономического решения: доходность и комфорт. Доходность пока остается конкурентоспособной по сравнению с иными рынками, а с комфортностью ведения бизнеса всё не радужно. Максимальная близость рыночных практик и режима регулирования к международным стандартам, отсутствие негативных сигналов в отношении сектора со стороны государства – это условие минимально необходимое, но критичное в текущей действительности.

Какие могут быть меры из реанимационного набора для стабилизации «пациента»? Базовых две.

1) Позитивный фон – т. е. осознание важности для государства этого сегмента и отсутствие «пугающих» и непродуманных действий. Психология инвестора идентична обычной человеческой – для купирования стрессового фактора у человека нужно не менее пяти соизмеримых положительных сигналов.

2) Длинные локальные инвестиционные деньги – по сути формирование локального класса институциональных инвесторов. Появление средств пенсионных и страховых фондов, корпоративных структур должно производиться только в соответствии с международными стандартами. Таким игрокам должны быть доступны для размещения капитала инструменты мирового уровня, которые в России отсутствуют.

История взлета PE&VC-рынка Европы (двукратный рост за 2012–2014 гг.) должна стать предметом подробного изучения. Там на фоне долгового кризиса 2008–2009 гг. было принято важнейшее решение о необходимости интенсивного развития рынка как основы экономического роста и конкуренции с рынками США и Азии. Серьезное участие в лоббировании такого шага принимала European Venture Capital Association как проводник интересов инвестиционного сообщества. Уровень текущей финансовой поддержки со стороны ЕС рынка PE&VC составляет 250 млн евро в год (без учета инвестиций государственных суверенных фондов и институтов), а общий объем инвестиций на рынке – более 65 млрд евро в год.

Прогрессивные экономики признают, что PE&VC-рынок является естественным драйвером рынка технологий и глобальной конкурентоспособности. Но успех участников этого сегмента зависит не только от желания финансировать новые технологии, аппетита к риску и доступности капитала, но и от зрелости среды, делающей ставку на компетенции. Дилетантизм сегодня – роскошь.

Автор – директор по инвестиционным программам, член правления ОАО «РВК»

Нотариус для бизнеса: новый законопроект о регулировании механизма венчурных инвестиций — Общество

Нотариус в корпоративной сфере

В течение последних лет роль нотариуса в регулировании правоотношений в корпоративном сегменте заметно возросла. Законодатель доверяет нотариату все большее число полномочий в этой сфере, а юрлица все чаще идут к нотариусу даже в тех случаях, когда нотариальная форма не обязательна. Такой выбор дает участникам корпоративной сферы гарантии безопасности и законности сделок и иных юридически значимых решений, которые они принимают, защищает бизнес и его активы от мошеннических действий.

Прежде чем удостоверить любую сделку, нотариус обязательно установит личности сторон соглашения, проверит их реальную волю и понимание юридической сути совершаемых действий, разъяснит правовые последствия подписываемого договора. Нотариус также проверяет, учтены ли интересы не присутствующих на сделке, но заинтересованных в силу закона третьих лиц, а также миноритариев. Это особенно важно, когда речь идет, к примеру, об удостоверении решений органов управления компании.

Важным аргументом в пользу обращения к нотариусу выступает и его полная имущественная ответственность за качество своей работы. Если окажется, что нотариус допустил ошибку, и его клиент из-за этого понес убытки, они будут возмещены в полном объеме за счет многоступенчатой системы страхования нотариальной деятельности. Еще один плюс нотариальной формы — повышенная доказательственная сила любого документа с печатью нотариуса, что добавляет очков при защите прав в суде.

Нотариальные гарантии для сделок с венчурными инвестициями

Новый законопроект предполагает привлечение нотариуса к регулированию корпоративных отношений в части венчурного инвестирования. Речь идет об обязательном нотариальном удостоверении договоров конвертируемого займа, когда одной из сторон соглашения выступает общество с ограниченной ответственностью. Именно в таком договоре прописываются обязательства компании-заемщика перед инвестором, будь то возврат денег с процентами к оговоренному сторонами сроку или передача инвестору доли в капитале компании.

Привлечение нотариата в качестве гаранта подобных сделок позволит надежно защитить права и интересы их сторон. Более того, нотариальное удостоверение договора конвертируемого займа с ООО уже соответствует существующему законодательству, ведь одобрение договора такого типа равносильно решению об увеличении уставного капитала ООО, а его нужно обязательно удостоверять у нотариуса.

Благодаря налаженному электронному взаимодействию с налоговыми органами, нотариус также возьмет на себя функцию по своевременному направлению необходимой информации в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ). Удостоверенный договор будет направлен в Федеральную налоговую службу (ФНС) вместе с заявлением о внесении в ЕГРЮЛ сведений о договоре — в том числе об инвесторе и о размере доли в уставном капитале, которую он может получить. Когда инвестор потребует передать ему или увеличить доли в уставном капитале ООО, нотариус направит заявление об увеличении уставного капитала в ФНС — в том случае, если со стороны ООО не поступили своевременные возражения.

Честные правила игры

Венчурные инвестиции — это зачастую рискованное вложение капитала. Именно с их помощью чаще всего финансируются технологические стартапы. В обмен на финансирование инвесторам обычно предлагают долю в молодой компании, но точно спрогнозировать успех инновационного проекта получается далеко не всегда. И если продукт в итоге окажется невостребованным на рынке, инвестор просто потеряет деньги.

Договор конвертируемого займа, который заключается между инвестором и компанией — это хорошо известный и один из самых распространенных способов венчурного инвестирования на сегодняшний день. Вместе с тем, четких требований к содержанию такого рода соглашений и норм их регулирования на сегодня в законе нет. Поэтому нередко подобные договоры заключаются по тем правилам, которые сами определяют для себя их участники. К примеру, договор могут заключить не с хозяйственным обществом, а с его участником или заключают дополнительный корпоративный договор с юрлицом, которое реализует венчурный проект.  Как результат, договор конвертируемого займа перестает отвечать своим прямым задачам и вместо того, чтобы защищать интересы игроков сферы венчурных инвестиций, создает для них дополнительные риски. Зачастую из-за этого сегодня огромное количество таких сделок оформляется не в российской, а в иностранной юрисдикции. Разработчики нового законопроекта о механизме реализации венчурных инвестиций — комитет Госдумы по финансовому рынку и Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ) — уверены, что предложенные ими изменения в законодательстве поспособствуют общему росту инвестиций в малый и средний бизнес и сделают этот механизм более прозрачным.

Так, в законопроекте понятие договора конвертируемого займа подразумевает, что инвестор вместо возврата денег и процентов может потребовать от компании разместить ему дополнительные акции или передать ему их в соответствии с договором, увеличив номинальную стоимость.

При таком механизме практически любой стартап или инновационный проект имеет шансы получить заемный капитал от инвестора еще на стадии разработки. А инвестор, который вложился в проект на первых этапах, может получить долю в капитале компании, соразмерную принятым рискам, или — при негативном развитии событий — потребовать вернуть инвестированные деньги.

В законопроекте также прописаны условия и порядок заключения договора конвертируемого займа. Отмечается, что заключение должно быть единогласно одобрено участниками компании, а одобрение, в свою очередь, равносильно решению об увеличении уставного капитала. Вместе с тем, договоры конвертируемого займа нельзя будет заключать с публичными хозяйственными обществами, а также кредитными или страховыми организациями.

Договор вступает в силу после регистрации выпуска акций — это исключает недобросовестные действия со стороны компании-заемщика. Выпущенные акции зачисляются на счет инвестора. Если у заемщика возникнут возражения, размещение акций будет выполнено по решению суда в пользу инвестора — согласно заключенному договору конвертируемого займа.

Таким образом, механизм, предложенный в законопроекте, призван обеспечить защиту интересов и инвесторов, и начинающих бизнесменов, повысить шансы конвертации долга в капитал, а также — минимизировать риски, которые существуют в настоящее время. Венчурные инвестиции активно стимулируют появление и развитие высокотехнологичных производств, а функция удостоверения договоров конвертируемого займа, закрепленная за нотариатом, обеспечит надежность таких договоров и защитит права его сторон.

Венчурное инвестирование — Обзор, этапы, характеристики

Что такое венчурное инвестирование?

Венчурное инвестирование — это вид частного инвестирования, который включает в себя инвестиции в бизнес, требующий капитала. Бизнесу часто требуется капитал для первоначальной настройки (или расширения). Венчурное инвестирование может осуществляться на более ранней стадии, известной как «фаза идеи». Венчурный капиталист может предоставить ресурсы предпринимателю Предприниматель Предприниматель — это человек, который начинает, разрабатывает, запускает и ведет новый бизнес.Вместо того, чтобы быть сотрудником и подчиняться руководителю, потому что первый считает, что последний может предложить отличную бизнес-идею.

Что такое венчурное инвестирование?

Инвестиции в частные инвестиции — это вложения в акции, которые не торгуются на публичных биржах (таких как Нью-Йоркская фондовая биржа, Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE) Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE), крупнейшая биржа ценных бумаг в мире, на которой размещается 82% ценных бумаг). S&P 500, а также 70 крупнейших).Институциональные и индивидуальные инвесторы обычно инвестируют в частный капитал через соглашения о партнерстве с ограниченной ответственностью, которые позволяют инвесторам инвестировать в различные проекты венчурного капитала, сохраняя при этом ограниченную ответственность (в отношении первоначальных инвестиций).

Проекты венчурного инвестирования обычно управляются фондами прямых инвестиций Фонды частного капитала Фонды частного капитала — это пулы капитала, которые следует инвестировать в компании, которые предоставляют возможность для получения высокой нормы прибыли. Они поставляются с фиксированным набором для каждого фонда PE, в котором работает портфель проектов, на которых он специализируется.Например, фонд прямых инвестиций, специализирующийся на искусственном интеллекте, может инвестировать в портфель из десяти проектов венчурного капитала на полностью интеллектуальных транспортных средствах.

Этапы венчурного инвестирования

1. Капитал на начальном этапе

Капитал на начальном этапе — это капитал, предоставляемый, чтобы помочь предпринимателю (или потенциальному предпринимателю) разработать идею. Капитал на начальном этапе обычно финансирует исследования и разработки (R&D) Исследования и разработки (R&D) Исследования и разработки (R&D) — это процесс, с помощью которого компания получает новые знания и использует их для улучшения существующих продуктов и внедрения новых продуктов и услуг, а также исследований. на перспективные рынки.

2. Капитал на ранней стадии

Капитал на ранней стадии — это венчурное инвестирование, предоставляемое для организации начальной эксплуатации и основного производства. Капитал на ранней стадии поддерживает разработку продукта, маркетинг, коммерческое производство и продажи.

3. Капитал на более поздней стадии

Капитал на более поздней стадии — это венчурное инвестирование, предоставляемое после того, как бизнес приносит доход, но до первичного публичного предложения (IPO). Первичное публичное предложение (IPO). первая продажа акций, выпущенных компанией для общественности.До IPO компания считается частной компанией, обычно с небольшим количеством инвесторов (учредителей, друзей, родственников и бизнес-инвесторов, таких как венчурные капиталисты или бизнес-ангелы). Узнайте, что такое IPO. Он включает капитал, необходимый для первоначального расширения (капитал второй стадии), капитал, необходимый для крупного расширения, улучшения продукта, крупных маркетинговых кампаний, слияний и поглощений (капитал третьей стадии) и капитал, необходимый для выхода на биржу (мезонинный или промежуточный капитал).

Характеристики венчурного инвестирования

1.Неликвидные

Венчурные инвестиции обычно являются долгосрочными и довольно неликвидными по сравнению с рыночными инвестиционными инструментами. В отличие от публично торгуемых инвестиционных инструментов, венчурные инвестиции не предлагают возможности краткосрочной выплаты. Долгосрочная прибыль от венчурного инвестирования во многом зависит от успеха IPO.

2. Долгосрочный инвестиционный горизонт

Венчурные инвестиции характеризуются структурным временным лагом между первоначальной инвестицией и окончательной выплатой.Структурная задержка во времени увеличивает риск ликвидности. Следовательно, венчурные инвестиции, как правило, предлагают очень высокую доходность, чтобы компенсировать этот более высокий, чем обычно, риск ликвидности.

3. Большое расхождение между частной оценкой и публичной оценкой (рыночной оценкой)

В отличие от стандартных инвестиционных инструментов, которые торгуются на некоторых организованных биржах, венчурные инвестиции принадлежат частным фондам. Таким образом, ни один индивидуальный инвестор на рынке не может определить стоимость своих инвестиций.Венчурный капиталист также не знает, как рынок оценивает его вложения. Это приводит к тому, что IPO становятся предметом широко распространенных спекуляций как со стороны покупателя, так и со стороны продавца.

4. Предприниматели не имеют полной информации о рынке

Большинство венчурных инвестиций направлено на инновационные проекты, цель которых — подорвать рынок. Такие проекты предлагают потенциально очень высокую доходность, но также сопряжены с очень высокими рисками. Таким образом, предприниматели и венчурные инвесторы часто работают в темноте, потому что никто другой не сделал того, что они пытаются сделать.

5. Несоответствие между предпринимателями и инвесторами венчурного капитала

Предприниматель и инвестор могут иметь очень разные цели в отношении проекта. Предпринимателя может интересовать процесс (т. Е. Средства), тогда как инвестора может интересовать только прибыль (т. Е. Цель).

6. Несоответствие между венчурными инвесторами и управляющими фондами

Инвестор и управляющий фондом могут иметь разные цели в отношении конкретного проекта.Разница в процентах во многом зависит от контракта, подписанного управляющим фондом. Например, многим управляющим фондами платят в зависимости от размера фонда венчурного капитала, а не на основе полученной прибыли. Такие управляющие фондами склонны брать на себя чрезмерный риск в отношении инвестиций.

Дополнительные ресурсы

Спасибо за то, что прочитали руководство CFI по венчурному инвестированию. CFI является официальным поставщиком услуг по финансовому моделированию и оценке (FMVA) ™. Стать сертифицированным аналитиком финансового моделирования и оценки (FMVA) ® Сертификация CFI по финансовому моделированию и оценке (FMVA) ® поможет вам обрести необходимую уверенность в своих финансах. карьера.Запишитесь сегодня! программа сертификации, призванная превратить любого в финансового аналитика мирового уровня.

Чтобы продолжить изучение и развитие своих знаний в области финансового анализа, мы настоятельно рекомендуем следующие дополнительные ресурсы:

  • Частный капитал против венчурного капитала, бизнес-ангел / посевной инвестор Частный капитал против венчурного капитала, бизнес-ангел / посевной инвестор Сравните частный капитал с венчурным капиталом и ангелом и посевных инвесторов с точки зрения риска, стадии бизнеса, размера и типа инвестиций, показателей, менеджмента.В этом руководстве приводится подробное сравнение частного капитала с венчурным капиталом и бизнес-ангелами и посевными инвесторами. Легко спутать три класса инвесторов.
  • Посевное финансирование Посевное финансирование Посевное финансирование (также известное как посевной капитал, посевное финансирование или посевное финансирование) — это самый ранний этап процесса привлечения капитала для стартапа. Посевное финансирование — это вид долевого финансирования. Другими словами, инвесторы вкладывают свой капитал в обмен на долю в капитале компании.
  • Венчурный долг Венчурный долг Венчурный долг — это вид долгового финансирования, получаемый компаниями и стартапами на ранних стадиях развития.Такой вид заемного финансирования обычно используется в качестве дополнительного метода к долевому венчурному финансированию. Венчурный долг может быть предоставлен как банками, специализирующимися на венчурном кредитовании, так и небанковскими кредиторами.
  • UnicornUnicorn В сфере финансов термин «единорог» описывает частный стартап с оценкой более 1 миллиарда долларов. Этот термин был введен венчурным инвестором Эйлин Ли в 2013 году для обозначения редких технологических стартапов, которые оценивались более чем в 1 миллиард долларов.

Как работает венчурный капитал — NerdWallet

Америка известна своим предпринимательским духом и лидерством в инновациях, но преобразовать новую бизнес-концепцию в жизнеспособный бизнес непросто.Многие стартапы полагаются на венчурный капитал как на финансирование, так и на экспертизу, надеясь получить солидную финансовую прибыль, если и когда бизнес начнет развиваться.

Давайте погрузимся в мир венчурного капитала и его принципы работы.

Что такое венчурный капитал?

Венчурный капитал — это вид частного инвестирования, при котором инвесторы финансируют стартапы в обмен на долю владения в бизнесе и потенциал будущего роста.

Бизнес-ангелы часто запускают стартапы на ранней стадии до того, как в них вовлекаются венчурные капиталисты.

После того, как компания начинает приносить доход и требует дополнительных инвестиций, на сцену выходят венчурные капиталисты, чтобы помочь компании еще больше расшириться. По мере роста доходов и увеличения прибыли венчурные капиталисты обычно уходят и уступают место частным инвесторам.

Венчурный капитал — важный инструмент финансирования стартапов. Новые, непроверенные бизнес-концепции обычно не имеют доступа к традиционным источникам финансирования, которые часто требуют доказательств прибыльности бизнеса, послужного списка, залогового обеспечения и кредитного рейтинга — квалификации, которой молодые предприятия обычно не обладают.

Как работает венчурный капитал

Процесс венчурного капитала включает несколько сторон:

  • Предприниматели: учредители или владельцы бизнеса, нуждающиеся в капитале и опыте для продвижения своей бизнес-концепции.

  • Партнеры с ограниченной ответственностью: частные инвесторы (обычно такие учреждения, как пенсионные фонды, фонды и целевые фонды, семейные офисы и инвесторы с высоким уровнем собственного капитала), желающие инвестировать в стартапы с более высоким уровнем риска, чтобы получить чрезмерную прибыль и диверсифицировать свой инвестиционный портфель.

  • Венчурные капиталисты или фирмы венчурного капитала: физическое лицо или фирма, которые предоставляют ресурсы (капитал, ноу-хау, создание сетей) для начинающих компаний и привлекают финансирование, предлагая инвестиционные возможности партнерам с ограниченной ответственностью.

  • Инвестиционные банкиры: лица, ведущие сделки, которые ищут компании для продажи посредством слияний и поглощений или других видов привлечения капитала, таких как первичное публичное размещение акций.

Фирмы ВК соединяют все стороны вместе.Они проводят время, проверяя предпринимателей и начинающие компании, чтобы найти многообещающие сделки. Затем эти сделки объединяются в фонд венчурного капитала, который венчурные фирмы продают партнерам с ограниченной ответственностью для привлечения капитальных обязательств. Фирмы ВК предоставляют финансирование и рекомендации предпринимателям, чтобы помочь их бизнесу добиться успеха. Они также поддерживают связь с инвестиционными банкирами, чтобы оценить потенциальные варианты выхода.

Этапы венчурного капитала

Во время процесса венчурного капитала многие стартапы проходят через несколько этапов или раундов финансирования, в том числе:

  • Начальная стадия: На этой самой ранней стадии развития предприниматели конкретизируют свой бизнес-план и часто используют начальный капитал для исследований и разработок, чтобы определить ассортимент своей продукции, целевой рынок и бизнес-стратегию.Бизнес-ангелы, как правило, принимают здесь более активное участие.

  • Ранний: по мере того, как бизнес переходит к масштабированию производства, операций и маркетинга, он может увеличить свой первый раунд финансирования, называемый серией А. По мере роста и расширения бизнеса могут последовать последовательные раунды (серии B, C).

  • Поздно: когда бизнес готовится к M&A или IPO, он может выпустить дополнительные раунды финансирования (серии D, E), чтобы создать идеальные рыночные условия для венчурных инвесторов для выхода из стартапа.

В то время как венчурные фирмы конкурируют за доступ к лучшим сделкам, они также поддерживают друг друга, инвестируя вместе. Как правило, в каждом раунде инвестирования участвуют несколько венчурных фирм, при этом одна фирма выступает в качестве ведущего инвестора, а другие — в качестве вторичных инвесторов. Это помогает повысить доверие к начинающему бизнесу, а также распределяет работу и риски между различными фирмами.

Как инвестировать в венчурный капитал

Обычно ограниченными партнерами венчурных фирм являются институциональные инвесторы, такие как фонды и фонды, страховые компании, пенсионные фонды или семейные офисы.Тем не менее, состоятельные люди, которые являются аккредитованными инвесторами, то есть ваш собственный капитал в одиночку или с супругом превышает 1 миллион долларов, или ваш заработанный доход превышает 200000 долларов за последние два года (300000 долларов с супругом), также могут участвовать в фондах венчурного капитала и прямые инвестиции.

Требуемые минимальные инвестиции и квалификация различаются в зависимости от предложения фонда венчурного капитала. Вы можете узнать у своей брокерской фирмы или финансового консультанта, какие варианты венчурного капитала доступны на их платформе.

С ростом популярности венчурного инвестирования открылись и другие возможности, такие как краудфандинговые платформы, которые позволяют как аккредитованным, так и неаккредитованным инвесторам получить доступ к венчурным фондам и инвестициям.

Зачем инвестировать в венчурный капитал

По данным Pitchbook.com, в 2020 году в стартапы США было инвестировано 156,2 миллиарда долларов, что на 13% больше, чем в 2019 году. Инвесторов привлекает индустрия венчурного капитала по многим причинам.

Как и во многих других инвестициях, чем выше риск, тем выше награда.Когда речь идет о венчурном капитале, это звучит правдоподобно. Хотя многие компании, поддерживаемые венчурным капиталом, терпят неудачу, нахождение «единорога» — частной стартап-компании стоимостью 1 миллиард долларов и более — в вашем портфеле может с лихвой компенсировать остальных.

Чем раньше этап инвестирования, тем выше риск и доход. Институт корпоративных финансов, поставщик онлайн-финансового образования и сертификации, сообщает, что успешные начальные инвестиции могут окупиться в 100 и более раз, в то время как венчурные инвестиции на более поздних этапах обычно возвращаются примерно в 10 раз.

Помимо потенциального финансового вознаграждения, инвестирование в частные компании увеличивает диверсификацию портфеля за счет включения класса активов, который имеет другой профиль риска и доходности, чем у традиционных акций и облигаций.

Многим инвесторам также нравится воодушевление, связанное с участием в стартапе на ранней стадии: часто эти компании стремятся подорвать конкретную отрасль и предоставлять инновационные продукты и услуги, и участие в этой эволюции может быть привлекательным.

Реклама

Рейтинг NerdWallet Рейтинг NerdWallet определяется нашей редакционной командой. Формула подсчета очков для онлайн-брокеров и робо-консультантов учитывает более 15 факторов, включая комиссию и минимальные суммы, инвестиционный выбор, поддержку клиентов и возможности мобильных приложений. Рейтинг NerdWallet Рейтинги NerdWallet определяются нашей редакционной группой. Формула подсчета очков для онлайн-брокеров и робо-консультантов учитывает более 15 факторов, включая комиссию и минимальные суммы, инвестиционный выбор, поддержку клиентов и возможности мобильных приложений. Рейтинг NerdWallet Рейтинги NerdWallet определяются нашей редакционной группой. Формула подсчета очков для онлайн-брокеров и робо-консультантов учитывает более 15 факторов, включая комиссию и минимальные суммы, инвестиционный выбор, поддержку клиентов и возможности мобильных приложений.
Сборы

150 долларов США и выше

в месяц (бесплатная первичная консультация)

923
923

При инвестировании в венчурный капитал необходимо учитывать риски.

Неликвидность: вкладывая средства в венчурный капитал, вы, как правило, привязаны к долгосрочным неликвидным инвестициям. Поскольку многим стартапам требуется от пяти до десяти лет для созревания, венчурные фонды часто работают в течение 10 лет. Это означает, что прибыль может быть возвращена инвесторам только через 10 лет после закрытия фонда и прекращения принятия новых капитальных обязательств.

Прозрачность: публичные компании постоянно отслеживаются и оцениваются аналитиками; частные компании нет.Кроме того, у стартапов с новыми бизнес-концепциями, вероятно, не будет сопоставимых компаний, которые часто используются для оценки стоимости компании. Эти факторы усложняют понимание того, стоит ли то, во что вы вкладываете деньги.

Стоимость: участие в венчурном капитале может быть дорогостоящим по сравнению с традиционными инвестициями. Обычно фирмы венчурного капитала взимают комиссию за управление в размере около 2% активов под управлением вместе с дополнительными комиссиями за результативность (или «перенос») в размере около 20%. Этот перенос означает, что венчурная фирма получает 20% прибыли, получаемой ее инвестиционными фондами.

Этапы венчурного капитала | Банк Силиконовой Долины

Фирмы венчурного капитала объединяют деньги от нескольких инвесторов, чтобы помочь финансировать компании с высоким потенциалом роста. В обмен на инвестиции венчурные фирмы приобретают долю в вашей компании.

Помимо венчурных фирм, в стартапы инвестируют корпоративные венчурные фонды и, чаще, состоятельные семейные офисы.

Венчурные капиталисты позволяют перспективным предпринимателям, у некоторых из которых мало или совсем нет опыта работы, получить капитал для открытия своего дела.


Венчурные капиталисты и другие инвесторы позволяют многообещающим предпринимателям, у некоторых из которых мало или совсем нет опыта работы, получить капитал для открытия своего дела. Взамен на риск инвестирования в неизвестные и непроверенные стартапы инвесторы берут долю в капитале в надежде на значительную прибыль, если компании добьются успеха.

При выборе компаний, венчурных капиталистов и других инвесторов учитывайте:

венчурных фирм, как правило, могут покрыть несколько убытков, если они время от времени инвестируют в безудержный успех, чтобы распределять прибыль среди инвесторов.Чтобы повысить шансы на успех, если вы возьмете венчурное финансирование, вы, скорее всего, получите рекомендации от опытных инвесторов и предпринимателей. Часто эти фирмы также ожидают, что кто-то скажет свое слово при принятии решений, включая место в совете директоров.

Существует пять основных этапов венчурного капитала. Прежде чем получить доступ к венчурному капиталу, необходимо пройти предварительную стадию или этап начальной загрузки. Это время, которое вы тратите на то, чтобы приступить к работе.

Предпосевная стадия

Это когда вы начинаете создавать прототип своего продукта или услуги, чтобы оценить жизнеспособность вашей идеи, и предшествует этапам венчурного капитала.На данный момент маловероятно, что венчурные капиталисты предоставят финансирование в обмен на капитал, поэтому вам нужно полагаться на свои личные ресурсы и контакты, чтобы запустить свой стартап.

… вы можете приступить к разработке успешной бизнес-модели и плана по созданию жизнеспособной компании.


На предпосевной стадии многие предприниматели обращаются за советом к основателям, у которых был подобный опыт. С помощью этого совета вы можете начать разработку успешной бизнес-модели и плана по созданию жизнеспособной компании.Это также время для обсуждения любых соглашений о партнерстве, авторских прав или других юридических вопросов, которые имеют решающее значение для вашего успеха. Позже эти проблемы могут стать непреодолимыми, и ни один инвестор не будет предоставлять средства стартапу с открытыми юридическими вопросами.

Наиболее частые инвесторы на данном этапе:

Частые фонды предпосевной стадии:


1. Посевной этап

Теперь ваша компания имеет определенный опыт и может продемонстрировать потенциал для развития в динамичную компанию.Теперь вам нужна презентация, чтобы продемонстрировать венчурным капиталистам, что ваша идея представляет собой жизнеспособную инвестиционную возможность. Большинство скромных сумм, которые вы собираете на начальном этапе, предназначаются для конкретных видов деятельности, таких как исследование рынка, разработка бизнес-плана, создание управленческой команды и разработка продукта. Цель состоит в том, чтобы обеспечить достаточное финансирование сейчас, чтобы доказать будущим инвесторам, что вы способны расти и масштабироваться.

Часто венчурные капиталисты, находящиеся на начальном этапе, одновременно участвуют в дополнительных инвестиционных раундах, чтобы помочь вам продемонстрировать доверие.А человек из венчурной компании, вероятно, займет место в совете директоров, чтобы контролировать операции и обеспечивать, чтобы деятельность осуществлялась в соответствии с планом.

Поскольку венчурные капиталисты берут на себя такой большой риск на данном этапе, это, возможно, самое дорогое финансирование, которое вы можете получить с точки зрения собственного капитала, от которого вам придется отказаться, чтобы обезопасить свои вложения.

Наиболее распространенные инвесторы на данном этапе:

  • Владелец стартапа

  • Друзья и семья

  • Бизнес-ангелы

  • Ранний венчурный капитал

Фонды частой посевной стадии:


2.Стадия серии A

Series A обычно представляет собой первый раунд венчурного финансирования. На этом этапе ваша компания обычно завершает свой бизнес-план и имеет презентацию, подчеркивающую соответствие продукта рынку. Вы оттачиваете продукт и создаете клиентскую базу, наращиваете маркетинг и рекламу и можете продемонстрировать стабильный поток доходов.


Пришло время показать стабильный поток доходов


Теперь вам необходимо настроить свой продукт или услугу, расширить штат сотрудников, провести дополнительные исследования, необходимые для поддержки вашего запуска, и собрать средства, необходимые для выполнения вашего плана и привлечения дополнительных инвесторов.


…. вам нужно продемонстрировать, как вы собираетесь монетизировать свой продукт в долгосрочной перспективе.


В раунде серии A вам необходимо иметь план, который будет приносить долгосрочную прибыль. Несмотря на то, сколько у вас может быть энтузиазма пользователей, вам необходимо продемонстрировать, как вы собираетесь монетизировать свой продукт в долгосрочной перспективе.

Большая часть финансирования серии A поступает от бизнес-ангелов и традиционных венчурных компаний. Но семейные офисы и корпоративные венчурные фонды в вашем секторе являются доступными источниками финансирования.Эти инвесторы заинтересованы в стартапах с твердой бизнес-стратегией и лидерами, готовыми к ее реализации, чтобы снизить риск неудачных инвестиций с их стороны.

Наиболее частые инвесторы на данном этапе:

Частые инвесторы серии A:


3. Стадия серии B

Теперь ваша компания готова к расширению. Этот этап венчурного капитала поддерживает фактические операции по производству, маркетингу и продаже продукции.Для расширения вам, вероятно, потребуются гораздо более крупные капитальные вложения, чем ранее. Финансирование серии B отличается от серии A. В то время как инвесторы серии A будут измерять ваш потенциал, для серии B они хотят видеть фактические результаты и свидетельства коммерчески жизнеспособного продукта или услуги для поддержки будущего сбора средств. Показатели эффективности вселяют в инвесторов уверенность в том, что вы и ваша команда сможете добиться успеха в более крупном масштабе.


Серия B доказывает свою эффективность.


Венчурные, корпоративные венчурные капиталисты и семейные офисы, предоставляющие финансирование серии B, специализируются на финансировании хорошо зарекомендовавших себя стартапов.Они предоставляют средства, необходимые для расширения рынков и формирования операционных групп, таких как маркетинг, продажи и обслуживание клиентов. Финансирование серии B позволяет вам расширять свою деятельность, удовлетворять потребности клиентов, выходить на новые рынки и более успешно конкурировать.

Наиболее частые инвесторы на данном этапе:

Частые инвесторы серии B:


4. Ступень расширения (серия C и выше)

Когда вы достигнете этапа финансирования серии C, вы встанете на путь роста.Вы добились успеха, и дополнительное финансирование поможет вам создавать новые продукты, выходить на новые рынки и даже приобретать другие стартапы. Обычно требуется 2-3 года, чтобы быстро достичь этой фазы, и вы обеспечиваете экспоненциальный рост и стабильную прибыльность.


Чтобы получить Серию C и последующее финансирование, вы должны иметь хорошую репутацию с сильной клиентской базой.


Чтобы получить Серию C и последующее финансирование, вы должны иметь хорошую репутацию с сильной клиентской базой.Вам также нужен стабильный поток доходов, история роста и желание расширяться в глобальном масштабе.

Инвесторы хотят участвовать в серии C и далее, потому что ваш доказанный успех означает, что они несут меньший риск. Хедж-фонды, инвестиционные банки, частные инвестиционные компании и другие, помимо традиционных венчурных фирм, более охотно вкладывают средства на этом этапе.

Наиболее частые инвесторы на данном этапе:

Частые инвесторы серии C:


5.Мезонин

Заключительный этап венчурного капитала знаменует ваш переход к событию ликвидности, будь то выход через M&A или выход на биржу. Вы достигли зрелости и теперь нуждаетесь в финансировании для поддержки крупных мероприятий.

Переход на мезонинную стадию — ее часто также называют стадией бриджа или пре-публичной стадией — означает, что вы — полноценный и жизнеспособный бизнес. Многие инвесторы, которые помогли вам достичь этого уровня успеха, теперь, вероятно, предпочтут продать свои акции и получить значительную прибыль от своих инвестиций.

И с уходом первоначальных инвесторов это открывает дверь для инвесторов на поздних стадиях, надеющихся получить прибыль от продажи или IPO.


Публикация — IPO

IPO или первичное публичное размещение — это процесс публичного размещения вашей частной компании путем предложения корпоративных акций на открытом рынке. Это может быть очень эффективным способом для растущего стартапа с проверенным потенциалом или давно существующей компании для получения средств и вознаграждения более ранних инвесторов, включая основателя и команду.

У вас есть варианты выхода на биржу. Вы можете оставаться конфиденциальным и продолжать принимать деньги венчурного капитала для масштабирования. Вы можете рассчитывать на то, что вас купят, или в последнее время стали популярными компании по приобретению специального назначения (SPAC). Они существуют уже несколько десятилетий, но в наших текущих рыночных условиях они — способ привлечь капитал быстрее и с меньшими препятствиями, чем обычное IPO. SPAC могут предложить вам больше уверенности в цене и дать более четкое представление о том, кто будет инвестором. Это поможет вам взвесить ценность краткосрочных инвесторов, стремящихся к быстрой отдаче — посредством обычного IPO — по сравнению с инвесторами, чья долгосрочная цель — помочь вам расти с течением времени.

Чтобы стать публичным, вам необходимо:
  • Сформировать внешнюю команду по публичному размещению акций, состоящую из андеррайтеров, юристов, сертифицированных бухгалтеров и экспертов SEC

  • Соберите всю информацию о финансовых показателях и спланируйте будущие операции

  • Поручите аудит вашей финансовой отчетности третьей стороне, которая также составит мнение о ценности вашего публичного предложения.

  • Подайте свой проспект в SEC и определите конкретную дату выхода на биржу

В число государственных пособий входят:
  • Эффективный способ привлечения значительного капитала

  • Вторичные предложения позволят вам генерировать дополнительные средства, обычно используемые для выплаты первоначальным инвесторам и ранним руководителям

  • Государственные акции могут быть более привлекательными как часть вознаграждения руководителей и как вознаграждение работникам

  • Слияния проще, потому что вы можете использовать публичные акции для приобретения другой компании


Венчурный капитал делает возможным масштабирование

Для успешного стартапа требуется гораздо больше, чем просто отличная идея.Ему нужен регулярный поток финансирования, предоставляемый инвесторами, которые верят в вашу компанию. А чтобы определить, на каком этапе венчурного капитала находится ваша компания, пройдите нашу викторину.


Венчурный капитал — неотъемлемая часть экосистемы сбора средств на инновации. Лучшие инвесторы заключают не одну сделку. Как правило, они будут реинвестировать снова и снова в каждый новый цикл стартапов, подпитывая развитие инноваций на десятилетия вперед.

Трудно запустить запуск. Посетите наш раздел «Статистика стартапов», чтобы узнать больше о том, что вам нужно знать на разных этапах становления вашего стартапа.

Что происходит с принятием риска в венчурном капитале? — TechCrunch

Навин Чадда Автор

Навин Чадда — управляющий партнер Mayfield, начальный и начальный инвестор с более чем 50-летней философией инвестирования, ориентированной на людей. Другие сообщения этого автора
  • Что происходит с принятием риска в венчурном капитале?
  • Биология как технология переосмыслит отрасли с оборотом в триллион долларов

Сообщение Сэма Лессина в The Information «Конец венчурного капитала в том виде, в каком мы его знаем», вызвало жаркие споры в Кремниевой долине.Он утверждал, что появление новых игроков с большим капиталом меняет ландшафт поздних стадий инвестирования для венчурных капиталистов и вынуждает венчурных капиталистов «заходить в большой пруд как довольно маленькая рыба или искать другой маленький пруд».

Но есть еще одна важная тенденция, развивающаяся в венчурном капитале, которая имеет даже более серьезные последствия, чем то, что венчурные капиталисты вынуждены бороться с большими и глубокими карманами за возможности для инвестиций на поздних стадиях. И это отход от того, что всегда определяло венчурный капитал: принятие риска на ранних стадиях развития компаний.

Индустрия венчурного капитала в целом, вместо того чтобы идти на риск на начальном этапе и на ранних стадиях, инвестирует в компании более поздних стадий, где концепция проверена и у компаний есть импульс.

Данные показывают, что инвестиции в компании на ранней стадии быстро сокращаются. Согласно данным PitchBook и Национальной ассоциации венчурного капитала, процентная доля от общего объема вложенных в венчурный капитал долларов США, стадия «ангел / посев» снизилась с 10,6% до 4,9% за последние три года, а на ранней стадии — с 36.От 5% до 26,1% за тот же период времени, тогда как на поздних стадиях резко выросла с 52,9% до 69% за счет (как указал Лессин) новых игроков, таких как хедж-фонды и паевые инвестиционные фонды.

Это происходит в то время, когда наблюдается рекордная скорость создания новых предприятий. По данным Бюро переписи населения США, ежемесячные бизнес-приложения с сезонной корректировкой составляли около 500000 в месяц со второй половины 2020 года по июнь 2021 года по сравнению с 300000 в месяц в год, предшествующий пандемии.

Эти данные должны быть красным флажком. Венчурный капитал — это инвестирование в риск, чтобы помочь самым инновационным, трансформирующим идеям превратиться из концепции в процветающее предприятие. Но индустрия венчурного капитала в целом, вместо того чтобы идти на риск на начальном этапе и на ранних стадиях, инвестирует в компании более поздних стадий, где концепция проверена и у компаний есть импульс.

Здесь навык больше связан с финансами, чтобы определить, сколько вложить и по какой оценке достичь определенного порога доходности, а не иметь возможность найти многообещающего основателя с прорывной идеей.Инвестиции на поздних стадиях играют важную роль, но если именно здесь будет уделяться слишком много внимания отрасли, мы задушим инновации и ограничим поток компаний, которые будут инвестировать в Серию B и далее в будущем.

Ирония заключается в том, что сейчас самое лучшее время для начинающего инвестора, учитывая меньшие потребности в капитале для перехода от идеи к этапам серии А. Затраты на запуск были снижены благодаря доступу к облачным, социальным, мобильным технологиям и технологиям с открытым исходным кодом, что позволяет предпринимателям проверять идеи и набирать обороты с небольшими пулами капитала.

Это положило начало золотому веку инноваций и появлению множества новых тенденций, в результате чего образовался большой пул компаний, которым нужны деньги и поддержка, чтобы воплотить идею и превратить ее в процветающий бизнес.

Также парадоксально, что, когда нас оценивают за наше мастерство как венчурных инвесторов, единственный вопрос, который когда-либо имеет значение, — это кто был первым инвестором, у кого хватило гения распознать блестящую идею. Дело не в том, кто возглавлял последний раунд (а) перед IPO.

Это не какой-то эзотерический аргумент о венчурном капитале; будут реальные последствия для нашей способности вводить новшества и инвестировать в такие области, как возрождение кремния, биология как технология, ориентированный на человека искусственный интеллект, раскрытие возможностей данных, экологически безопасное инвестирование, спасение жизней, повторная гуманизация социальных сетей. , блокчейн и квантовые вычисления.

Индустрия венчурного капитала не может забыть своих корней. Вначале он послужил катализатором успеха таких знаковых компаний, как Genentech, Apple, Microsoft, Netscape, Google, Salesforce, Amazon и Facebook. Без этих компаний у нас не было бы биотехнологической индустрии, Интернета, облака, социальных сетей и мобильных вычислений, которые кардинально изменили бы то, как мы живем, играем и работаем.

Мы не можем знать будущее, но с ИИ, машинным обучением и новым поколением полупроводников и материалов мы определенно знаем, что впереди нас ждут глубокие перемены.Но этого не произойдет, если венчурный капитал не будет играть важную роль при создании компании. Мы должны сделать больше, чтобы изменить приведенную выше разочаровывающую статистику.

И дело не только в славе отдельных фирм: если мы хотим, чтобы США сохраняли свое лидерство в качестве мирового двигателя инноваций, венчурная индустрия должна делать больше для поддержки смелых идей на самых ранних этапах, чтобы дать им шанс на успех. Возможно, пора, как предлагал Лессин, венчурным капиталистам «найти еще один маленький пруд» или, скорее, поплавать глубже в том, в котором уже находятся некоторые из нас: в том, где полно компаний на начальной стадии, которые ищут инвесторов, которые будут с ними сотрудничать. на протяжении всего путешествия.

Некоторые гипотезы о риске венчурного инвестирования

Венчурное инвестирование во многом отличается от инвестиционных решений, связанных с ценными бумагами компаний из списка Fortune 500, или решений о покупке известных компаний, которые обычно принимаются в соответствии с широко признанными финансовыми моделями. Инвестирование в новые предприятия сопряжено с высокой степенью неопределенности, а также с высоким риском неудачи. Венчурное инвестирование характеризуется высокой вариативностью результатов новых предприятий и показателей портфелей венчурного капитала.

Решения об инвестировании венчурного капитала осложняются общим отсутствием поддающихся количественной оценке финансовых и рыночных данных для предприятий на ранней стадии, а инвестиционные решения остаются заложником непредвиденных конкурентов, рыночных сдвигов и финансовых циклов. Некоторые наблюдатели полагают, что решения о венчурных инвестициях являются в первую очередь субъективными оценками. Хотя вопрос о риске при инвестировании венчурного капитала рассматривался на разовой основе в нескольких эмпирических исследованиях, было приложено мало усилий для разработки теоретической основы восприятия рисков и стратегий снижения рисков.Несмотря на различия в опыте инвесторов, инвестиционных предпочтениях и терпимости к риску, менеджеры венчурного капитала разделяют многие общие представления о рисках, связанных с инвестированием в новые предприятия, и о распределении этих рисков на стадии развития, финансируемой венчурным капиталом. Менеджеры венчурного капитала также используют многие общие модели поведения и стратегии для адаптации к этим рискам. Эти представления и реакции на риск при инвестировании, а также стратегии управления риском теоретически могут быть использованы для построения поведенческой структуры, которая может предсказать, как менеджеры венчурного капитала будут вести себя при выборе между различными инвестиционными возможностями, чтобы минимизировать риск и максимизировать потенциал. возвращается.

Пытаясь определить различные элементы такой поведенческой структуры реакции венчурного капитала на риск, авторы использовали теорию психологического риска при принятии решений в условиях неопределенности, в том числе классическую теорию ожидаемой полезности, а также более поздние модификации этой теории. Канеман и Тверски (1979). и «портфельный подход» Кумбса и Хуанга (1970) к риску, применимый к венчурному инвестированию. Это ожидаемое поведение по отношению к риску использовалось в сочетании с эмпирическими исследованиями венчурных инвестиций и результатов портфелей, распределения инвестиций внутри портфелей и восприятия риска венчурными капиталистами, чтобы предложить девять гипотез о том, как менеджеры венчурного капитала ведут себя при принятии инвестиционных решений.Эти гипотезы включают различия в вариациях и величине прибыли для предприятий на ранней и более поздних стадиях, объяснения того, как меняется распределение рисков по мере поэтапного развития новых предприятий, различия в поведении «агрессивных» и «консервативных» инвесторов при проверке инвестиций. перспективы и стратегии, использующие более низкий «идеальный уровень риска» для снижения шансов на достижение отрицательной или субнормальной конечной доходности портфеля.

Что такое венчурное инвестирование?

Чтобы быть инвестором Rule Breaker , вы должны мыслить как венчурный капиталист.Но что такое венчурный капиталист? Рад, что ты спросил! В этом выпуске Rule Breaker Investing Оллен Дуглас из Motley Fool Ventures здесь, чтобы объяснить, что это такое, что он делает и как вы можете окунуться в пул венчурных капиталистов.

Чтобы посмотреть полные выпуски всех бесплатных подкастов The Motley Fool, посетите наш центр подкастов. Чтобы начать инвестировать, ознакомьтесь с нашим кратким руководством по инвестированию в акции. Полный текст следует за видео.

Это видео было записано 21 июля 2021 года.

Дэвид Гарднер: Венчурный капитал. С одной стороны, в этой фразе есть очарование. Капитал, который вы вкладываете, а не просто инвестируете. Конечно, это может закончиться хорошо или плохо, потому что это приключение. С другой стороны, сама фраза и то, что она собой представляет, для многих из нас довольно непонятны. Вы когда-нибудь инвестировали в венчурный капитал, являетесь ли вы венчурным капиталом? Вы хотите быть одним из них? Как это работает? Действительно ли возможно покупать акции такой компании, как Zoom , не только перед IPO, но и годами ранее вместе с другими так называемыми венчурными капиталистами? Сегодня у меня в гостях не только один из моих любимых людей, но и настоящий венчурный капиталист, и он сделал меня одним из них.Но все началось не так для Оллена Дугласа, долгое время бывшего финансовым директором The Motley Fool, нет. Он превратился в это, и сегодня он поделится с вами частью своего путешествия, но он возьмет вас с собой в поездку. Не только в его путешествии, но и в нашем совместном путешествии, цель которого — сделать вас к концу этого часа умнее, счастливее, богаче. По мере того, как вы получаете общее представление о том, как работает венчурный капитал и в какой степени вы можете или должны или не должны участвовать, а также множество других глупых идей.Мудрость от дурака, только на этой неделе в разделе «Инвестиции, нарушающие правила» .

Добро пожаловать обратно на страницу Rule Breaker Investing , которая в некотором смысле и есть венчурное инвестирование. Венчурные капиталисты намеренно берут на себя риск. Они знают, что сильно рискуют. Они часто смотрят в глаза какому-то молодому человеку или команде и спрашивают, может ли все это закончиться хорошо? Должен ли я вкладывать в ту или иную стадию не только свои деньги, но и деньги моих ограниченных партнеров? Для меня это очень Rule Breaker- y.Есть много совпадений между Rule Breaker Investing, , я думаю, и венчурным инвестированием, но с моим другом Олленом Дугласом, который вскоре присоединится ко мне, это будет одним из моих вопросов. Мне любопытно, например, наши шесть характеристик акций Rule Breakers , работают ли они в венчурном капитале, когда и когда нет? Мы действительно собираемся затронуть эту тему, о чем я говорил Олену перед тем, как мы начали запись сегодня, я не могу поверить, что мы не говорили об этом раньше. Мы закончили седьмой год этого подкаста, на этой неделе наша последняя.

Я думаю, что наконец-то повезло семерке. Я подумал, что попросил одного из моих лучших друзей Дурака и кого-то, кто занимается венчурным капиталом, поделится с вами своими мыслями о своих мыслях о венчурном инвестировании. Теперь, прежде чем на меня появится Олен, я хочу сразу упомянуть две вещи. Первый — это почтовый ящик на следующей неделе, а прошел уже целый месяц. Это июль 2021 года для этого подкаста на прошлой неделе. Я надеюсь, что многим из вас действительно понравился главный тренер Indianapolis Colts Фрэнк Райх, все его жизненные уроки и идеи, не только как товарищ по жизни для очень успешного профессионала в спорте, но и как глупый инвестор. и как приятно было поделиться с тобой Фрэнком.Я видел так много замечательных вещей в социальных сетях, в частности в Твиттере, где я тусуюсь, @DavidGFool, этот подкаст, конечно же, @RBIPodcast, и если у вас есть какие-либо мысли для нас о том, что сказал Фрэнк или как вы изменились в результате подкаста на прошлой неделе. Приятно слышать их снова. Наш адрес электронной почты — [email protected], и на следующей неделе в почтовом ящике мы опубликуем некоторые из лучших вещей, которые мы слышим. Но не только о Фрэнке, но и о Review-a-palooza. Мы рассмотрели три пяти пробоотборника акций: Five Stocks For America, Five Stocks Passing the Snap Test, и Five Stocks в честь чемпионата мира по футболу 2018 года .Мы сделали это всего пару недель назад. Было интересно наблюдать за тем, как дела у этих компаний. Тогда, конечно, сегодняшний подкаст и наши обсуждения венчурного инвестирования могут вызвать некоторые вопросы, которые являются вашими размышлениями. Если вы хотите поделиться ими с нами, адрес электронной почты — [email protected]

Тогда еще один дальновидный комментарий не имеет ничего общего с инвестированием в этом случае, но он имеет отношение к следующему месяцу, который каждый год для этого подкаста в последние годы писали авторы в августе, и я действительно счастлив сказать наш первый автор и первая книга, которую вы должны прочитать до августа.Мы делаем это в августе, потому что люди часто ходят на пляж, по крайней мере, в Северном полушарии по всему миру. Если вы все-таки пойдете на пляж, возможно, вам понравится что-нибудь почитать на пляже. «Позитивный интеллект» будет нашей первой книгой 3 августа. Автор появился один раз, прежде чем он впечатляюще вышел на сцену для инвесторов Rule Breaker , когда он присоединился к Ширзаду Чамине, чтобы поговорить о Positive Intelligence. На этот раз я полностью прочитал его книгу, и мы обсудим Positive Intelligence .Я настоятельно рекомендую вам прочитать эту книгу, а на следующей неделе я упомяну две другие книги, которые выйдут позже в августе. Хорошо, сметите все это со сцены, а теперь позвольте мне осветить моего друга и сообщника здесь, в The Motley Fool, Оллена Дугласа. Олен, рад быть с тобой на этой неделе.

Олен Дуглас: Дэвид, большое спасибо за то, что пригласили меня на звонок. Рад сообщить, что я выиграл пари с Томом Гарднером. У нас была семилетняя ставка на то, когда я буду участвовать в этой программе.Может быть, толчок, так как это случилось в семь лет.

Gardner: Я надеюсь, что вы выиграли много денег у нашего хорошего друга Тома на этом. Олен, я очень рад видеть вас, и действительно, я думаю, что Motley Fool Ventures, первая попытка The Motley Fool инвестировать в венчурный капитал — мы поговорим об этом чуть позже — но я думаю, что это весело началось, Олен, это было года три назад? Мы не могли даже говорить об этом. Не думаю, что это было семь лет назад.Но часть забавной истории заключается в том, что от нашего имени мы инвестируем только банковский счет Motley Fool в частные компании до того, как когда-либо создадим фонд.

Дуглас: Это правда. Фонд официально запущен в июле. Наша годовщина была два дня назад, 18 июля. В 2018 году, три года назад, мы запустили Венчурный фонд, но я считаю, что мы сделали наши первые инвестиции в частную компанию как компания, это было в 2012 или 2013 годах. Мы немного экспериментировали и тестировали внутри дома с нашими собственные деньги, и я думаю, что многие читатели-дураки не удивятся, узнав, что мы просто не придумывали что-то и не навязывали им это.

Gardner: Это действительно отличный подход, и мы часто говорим об этом только для инвесторов, особенно тех, кто начинает инвестировать в этом случае, а не инвестировать венчурный капитал, а просто инвестировать на фондовом рынке. Необязательно вкладывать сразу все деньги. Не стоит класть все в одну стопку. Вы должны попробовать и изучить, купить трети, у нас есть всевозможные подходы. Но, Оллен, одно можно сказать наверняка, это все, если ты играешь в долгую игру. Если вы играете в долгую игру, имеет смысл изучить ее со временем и стать лучше.Одна из интересных особенностей венчурного капитала заключается в том, что структура фондов традиционно устанавливается так, что у них есть дата окончания. Думаю, у нас есть это для нашего первого фонда в Motley Fool Ventures. Но я собираюсь припарковать это. Я думаю, что наш фонд рассчитан на 10 лет, но мы вернемся к этому позже, потому что, если я задам вам все вопросы, которые мне бы хотелось, на этот раз мы потратим больше часа. Но, Олен, я хотел вернуться в 2001 год. Ты приходил в Motley Fool, и у тебя были потрясающие первые 10 дней или около того.Может быть, вы могли бы просто рассказать нашей аудитории, как все началось для вас в 2001 году в The Motley Fool.

Дуглас: Спасибо, Дэвид. Начну свой рассказ о Пестрых Дураках. Когда я впервые встретил вас и Тома, я подал заявку на работу в The Motley Fool и хотел лично взглянуть на вас, ребята. Забавно, что мы ведем подкаст, потому что в те дни, в 2000 году, вы делали радио-шоу, делали его вживую, и я пришел на мероприятие, которое вы, ребята, устраивали в Балтиморе. Вы проводили последнее занятие в последний день конференции.

Gardner: Это означает, что мы были действительно важны или действительно не важны.

Дуглас: Я не знаю, какой именно, но знаю, что пришел именно для этого. К тому времени, как я приехал, они уже собирали вещи. Так что я даже шел, не заплатив, вошел, и там был Рик. Я считаю, что он был там вместе со Стивом Бройдо или, может быть, вы […].

Гарднер: Мой талантливый продюсер Рик Энгдал и да, Стив Бройдо, вероятно, Мак Грир, и многие люди, которые годами распространяли видео и аудио Motley Fool среди наших участников.

Дуглас: Я встретился там с Дураком, и что действительно интересно в этой истории, это было, вероятно, в сентябре или октябре, и мы обсуждали, и я помню, как разговаривал с женщиной, которая собиралась стать моим начальником. Да, она предложила мне работу. Я рад присоединиться, но у меня небольшая проблема. У нас есть годовой бонус в моей компании, которой я сейчас являюсь. Я был бы счастлив приехать сейчас, но это повлияет на мой бонусный год, о чем я, конечно, сказал им, но они знали, что происходит.

Гарднер: Сейчас 2000 год. Это осень 2000 года, время было интересным, но продолжайте.

Дуглас: Интересное время, это определенно было, и я сказал: «Я могу приехать в октябре, если вы, ребята, захотите получить часть бонуса, или я могу начать в январе», и мой босс взял около одного второй и сказал: «Увидимся в январе». Потом прихожу. Несмотря на то, что я не был официальным сотрудником, компании пришлось многое рассказать мне о том, что происходило, поговорить с нами и действительно укрепить меня в компании.Итак, на второй день после того, как мы были там, у нас было собрание всей компании, и мне пришлось войти и представиться: «Привет, я Оллен Дуглас, короче говоря, у нас слишком много людей».

Гарднер: Я помню. Я не думаю, что мы пытались настроить тебя на что-то подобное, Олен. Думаю, у нас бы это заняло несколько месяцев раньше, вы бы были к этому немного готовы. Но, к сожалению, на этом этапе наша компания и рынок распродавались, и все могло пойти по-настоящему ужасно, нам пришлось провести серию увольнений.На второй день твоего путешествия Пестрого Дурака ты был тем парнем, который встал и сказал это, о боже мой.

Дуглас: Ага. Но было интересно. Но, честно говоря, я думаю, как отреагировала компания, как отреагировали сотрудники, как все отреагировали, чтобы мы пережили этот период. Это, вероятно, легло в основу и почему я все еще здесь 20+ лет спустя. Я просто никогда не видел такой активности. Я собираюсь поставить Рика в ловушку. Его жена на самом деле рассказала мне о здоровье компании на праздничной вечеринке и настояла на том, чтобы я рассказал ей правду о том, что происходит.

Гарднер: Вау. Любить это. Рик хорошо женился, но мы этого ожидали.

Рик Энгдал: Я почти уверен, что видел, как в тот день Оллен вычеркнул мое имя из одного списка и записал его в другой. Я отдаю должное Одри за то, что я все еще здесь.

Дуглас: Да, она была довольно убедительной. Было ясно, что она хотела услышать ответ, так что.

Gardner: Ну, и просто чтобы заполнить историю, мы были поддержаны разговорами о венчурном капитале.Мы рискнули опереться на время, а это значит, что мы тратили средства по плану. Проблема заключалась в том, что фондовый рынок готовился к драматической распродаже. Олен знает лучше, чем кто-либо, многих наших рекламодателей, которые тогда занимались продажей нашего бизнеса, внезапно сказал: «Мы не размещаем рекламу на вашем сайте в этом квартале или в этом году. Вы знаете, насколько плохи дела? Люди даже не раскрывают свои отчеты 401. Мы не рекламируем нашу брокерскую фирму на вашем сайте в этом квартале.У нас самих нет денег «. Боже, это поставило нас в затруднительное положение.

Дуглас: Ага.

Гарднер: Отчасти это и происходило. Олен, ты ушел из тяжелого 2001 года, ты выдержал бурю. Мы уволили 1,3 четверти сотрудников. За девять месяцев мы выросли с 435 человек до 85 человек. 2001 год, единственный плохой год в истории Motley Fool, был ужасным. Но несколько лет спустя какой-то мудрый человек из «Дураков» сказал: «Эй, знаешь что, я думаю, Оллен действительно разбирается в этом, он знает этот бизнес, давайте сделаем их финансовым директором.»Оллен, ты занимал эту должность, я думаю, ты занимал эту должность 14 лет.

Дуглас: Да, знал. Я занимался этим примерно с 2004 по 2018 год в должности финансового директора и многому научился. Я многому научился с точки зрения венчурной компании. Все эти истории, которые мы рассказываем, имеют отношение к вам. К некоторым вещам, к которым нужно быть готовым, если вы собираетесь стать венчурным инвестором. Как сказал Дэвид в своем превью, на самом деле речь идет о попытке найти этот Rule Breaker до того, как он станет Rule Breaker. Это рискованное предприятие.

Гарднер: Мы поговорим об этом позже, но давайте просто подведем нас к нюханию. На самом деле, я просто не думаю, что знаю причину, по которой вы ушли с поста финансового директора The Motley Fool, потому что у вас в голове была другая мечта. На самом деле я рассказал часть истории в книге My Road Less Traveled in 10 с половиной глав , Оллен. Вы были одной из тех глав, и я рассказал эту историю, поэтому многие слушатели уже это знают.Но это была глава о гравитации. Не могли бы вы просто пересказать свою историю? Я, вероятно, ошибся в нескольких вещах, когда сделал это в своем подкасте, но о чем вы думали где-то в 2017 году?

Дуглас: Примерно в то время я как раз думал об этом и какое-то время был главным финансовым директором. Как мы говорили ранее, мы инвестировали в частные компании. Я действительно начал думать о том, чем я хочу заниматься в The Fool в будущем. У нас есть замечательная программа под названием «творческий отпуск», в которой вы можете взять отпуск и провести время, делая то, что вы хотите.Для меня это был двухмесячный творческий отпуск, плюс я взял еще один месяц отпуска.

Гарднер: Ницца. Между прочим, мы обманули так много слов в терминах и понятиях. Я не могу поверить, что мы не называем это Foolbatical, но на самом деле, похоже, мы просто называем это творческим отпуском.

Дуглас: Я не уверен, что такое Foolbatical. Я думал, что меня это ударит. Ударь его головой глупца.

Гарднер: Ударил его по голове.

Дуглас: Но что было интересно в этом слайдере финансового директора, у меня было много вещей, и я отдаю должное Тому. Когда мы говорили о том, как это сделать. Он попросил меня составить список всего, что у меня было на тарелке. То, что мне не очень нравилось делать, но то, что мне приходилось делать, потому что мы все взрослые и делаем это. Затем о том, что я люблю делать, и я принес ему этот список. Он сказал: «Почему бы нам не сделать это? Просто делайте то, что вы любите делать.«Я такой:« Ты собираешься мне заплатить? »Он сказал:« Да ». Я подумал, что это круто. Давай попробуем. Я ушел в творческий отпуск и поделился вещами, как мы и говорили. В тот момент, когда я сидел и оглядывался назад, на то, что я выбрал, что мне нравится делать, и на что я на самом деле тратил время, когда меня не было. Единственное, за чем я постоянно следил, — это венчурный капитал инвестирование.

Когда я вернулся на работу и поговорил с Томом о том, что нам делать дальше, я подумал: «Не знаю, Том, мне очень понравилась эта затея с венчурным капиталом, и, может быть, я просто уйду на пенсию и буду бизнес-ангел или что-то в этом роде.Я бы сказал, что это точные слова Тома, что означает, что это не так, но давайте представим, что это были слова, он сказал: «Все это глупая идея». Он сказал: «Ну, но если это то, что ты хочешь делать, почему бы тебе не остаться здесь? Мы позволим тебе нанять кого-нибудь, кто сделает это, чтобы он работал на тебя, и тогда ты сможешь продолжать делать великие дела со мной, и я». сделаю это, и вы сможете наблюдать за всем этим венчурным капиталом ». Я пошел искать повсюду кого-нибудь, кто бы управлял венчурным фондом, а затем вернулся к Томасу и сказал: «Том, я нашел этого человека.«Он сказал:« Кто это? »« Это я, детка, это я ». Я смог нанять и уволить себя. Я уволился, снова нанял и продолжил финансирование венчурного предприятия. В некотором смысле это работа, которая Я делаю это на пенсии, если хотите, у него нет срока годности. Я занимаюсь тем, что мне действительно нравится. С уверенностью, что если бы я не делал это для The Motley Fool, я бы все равно делал это. Я думаю, это ставит меня в отличное положение.

Гарднер: Хорошо сказано. Это напоминает мне, что я сказал в том подкасте и в той главе, что вы отвлеклись на некоторое время.Вы дали себе время, вы дали себе пространство, и ваш вопрос к себе, насколько я помню, был таким: к чему я постоянно возвращаюсь? Когда вы дадите себе время и пространство, где же сила тяжести? Ответом для вас было венчурное инвестирование, и именно поэтому Motley Fool Ventures существуют сегодня. Я считаю это вдохновляющей историей. Я сказал это, потому что хочу, чтобы все это слышали и думали об этом сами. У всех нас не будет творческого отпуска в этом или следующем году, мы все находимся в разных местах нашей жизни.Но когда вы можете найти время и пространство, а затем увидеть, куда вы тяготеете, это часто может помочь вам прийти туда, куда вам следует идти дальше. Что ж, мы поговорим еще о Motley Fool Ventures чуть позже, Олен. Но есть ли еще что-нибудь, что вы хотели бы сказать только с точки зрения биографии? Почему тебе это нравится? Вам это нравилось в детстве? Что еще нам следует знать об Олене Дугласе, прежде чем мы перейдем к разговору о привлекательности венчурного капитала?

Дуглас: Дэвид, когда я рос, я понятия не имел, существует ли венчурный капитал.Я понятия не имел, что существует инвестирование. Так продолжалось до просмотра эпизодов, вы, возможно, слышали этого парня, This Week с Луи Рукейзером.

Гарднер: Это правда? Ага. Вы говорите, что многие слушатели этого не заметят, но моя единственная работа до The Motley Fool — писать для информационного бюллетеня Луи Рукейзера, руководителя шоу PBS, Wall Street Week .

Дуглас: Да.

Gardner: Какое шоу на PBS было самым продолжительным за несколько десятилетий на тот момент.Вот как это началось для тебя, Олен.

Дуглас: Так начался мой интерес к инвестированию.

Gardner: Я действительно отдаю должное Рукейзеру за демократизацию и популяризацию инвестирования на фондовом рынке для многих американцев.

Дуглас: Да.

Гарднер: Приятно слышать эту связь.

Дуглас: Мне кажется, именно с этого началась любовь к инвестированию, и действительно зародился венчурный капитал.Я действительно не узнал об этом, пока не писал зубрежку для интервью в The Motley Fool. Когда я это понял, я должен немного узнать об этой штуке с венчурным капиталом, вы бы рискнули вернуться, но на самом деле мы стали почти случайными венчурными капиталистами, если хотите, в какой-то момент в начале нашей истории Motley Fool, в середине 2000-х. , 2007, 2008. У нас была дочерняя компания в Великобритании, и мы выкупили ее у руководства. Они хотели следовать другой бизнес-модели, и мы хотели их поддержать. Мы продали их и оставили за собой 20% компании.

Gardner: Теперь мы венчурные капиталисты.

Дуглас: Да, мы были венчурными капиталистами. Мы оглянулись и сказали: «Эй, посмотри на нас, разве это не круто?» Это оказалось отличным вложением. Было действительно интересно. Он действительно представил основы того фонда, который у нас есть прямо сейчас. Потому что, когда мы структурировали эту сделку, на самом деле речь шла о пересечении цели и прибыли. Мы пытались поступить правильно, пытаясь настроить всех на то, чтобы это был успешный бизнес и успешная сделка.Мы действительно смогли это сделать. Мы создали новый бренд, сделали спин-аут. Эта компания продолжала расти и в течение нескольких лет была приобретена публичной компанией. Это оказалось очень успешным, «Пестрый дурак» вырос. Это действительно заставило меня задуматься о том, что такое планирование C, интересно, сможем ли мы когда-нибудь сделать это как бизнес.

Гарднер: Это отличный рассказ. Я даже не связывал эту часть нашей истории, но вы абсолютно правы. Мы узнали, как управлять внешними инвестициями, не связанными с акциями.Это была частная компания. Увидеть это насквозь, отличный способ научиться чему-то, тренировочные колеса, которые мы даже не собирались иметь на нашем велосипеде. Тем не менее, как это было. Оллен, давай теперь сдвинемся. Я просто хотел потратить около пяти минут на то, что я считаю привлекательным для венчурного капитала. Слово, которое я использовал ранее в этом подкасте. Что обычно интересует и волнует людей в мире, особенно людей, которые становятся партнерами с ограниченной ответственностью, что, я думаю, является термином, который мы использовали для описания кого-то, кто работает в фонде венчурного капитала.Что их интересует и волнует?

Дуглас: Я думаю, что многих людей привлекает роль LP и венчурных фондов из-за их потенциальной прибыли. Я приведу вам отличный пример, WeWork явно фигурировал в новостях, и не в хорошем смысле.

Гарднер: Да. WeWork, поставщик офисных помещений.

Дуглас: Да, поставщик офисных помещений, где они были на грани выхода на биржу, и произошел небольшой взрыв.

Гарднер: Пару лет назад.

Дуглас: Пару лет назад. Многие подразделения указали свой путь, но люди не осознают, что даже после их спада те инвесторы, которые были ранними инвесторами в WeWork, должны были найти способ согласовать тот факт, что они все еще опережали в 100 раз инвестиции. Для людей, которые являются инвесторами на ранней стадии, и они в конечном итоге вкладывают средства в компанию, которая полностью становится публичной, прибыль просто невероятна, и я думаю, что многих людей привлекает потенциальная прибыль.Часть нашей работы — убедиться, что они понимают вероятность этого и связанный с этим риск. Но что действительно волнует меня, и для меня привлекательность Венчурного капитала заключается в том, что, Дэвид, назовите мне любимую акцию Rule Breaker . Не любимый, а просто любимый.

Гарднер: Конечно. Фаворит, я привел его в качестве примера ранее, Zoom , довольно хорошая компания. Эту компанию мой брат Том впервые рекомендовал в Stock Advisor . Затем я попробовал это сделать, и Rule Breakers , многие, многие участники Motley Fool, многие люди, слушающие прямо сейчас, вполне могут владеть каким-то тикерным символом ZM.Многие из нас сегодня знают бренд и бизнес, поэтому Zoom. Оллен, а что насчет Zoom?

Дуглас: Вопрос будет в том, что меня действительно волнует в венчурном капитале, а генеральным директором Zoom является Эрик Юань, верно?

Гарднер: Да, именно так, Эрик Юань.

Дуглас: Что меня действительно волнует в венчурном капитале? Мы реализуем некоторые из более ранних компаний, в Venture Capital, эту идею встретить с Эриком, и он сказал, что у меня есть идея Zoom, у меня есть 10 компаний, которые используют это, и я верю, что собирается поменяться ролями.Вы послушаете этих основателей, а затем скажете, можете ли вы увидеть будущее до того, как оно наступит, и сыграть роль в том, чтобы помочь этому будущему ожить — вот что действительно волнует меня, когда я инвестирую в венчурный капитал. Я думаю, что это тоже может быть очарованием.

Гарднер: Это действительно хорошо описано. Я думаю, мы все можем представить себе, что были в этой комнате. Сначала Стив Джобс объяснил, чем может быть Apple. Или иногда говорят о Джеке Дорси, которому на данный момент принадлежит пара успешных компаний.Но особенно в том, что касается первого объяснения Твиттера, 140 символов, которые, вероятно, казались просто сумасшедшими, и, тем не менее, он получил поддержку, и сегодня он создал что-то стоимостью в десятки миллиардов долларов. Оллен, я думаю, что многие из нас как инвесторы публичного рынка, мы видим публичную компанию. Именно тогда мы можем стать инвесторами в компании, и мы рады возможности получить 10-кратную или 100-кратную прибыль с этого момента. Но Venture Capitalist — это когда компания становится публичной, скажем, с рыночной капитализацией в 15 миллиардов долларов, это означает, что кто-то там был, вероятно, с ценой около 1 или 15 миллионов долларов.Они уже получили существенную прибыль. Он запускает эти сложные часы по более низкой цене еще раньше. Кажется, это большая часть очарования.

Дуглас: Да, это так. Я думаю ты прав. Кроме того, я думаю, что эти вещи просто находятся на переднем крае истории, и потенциальная отдача от побед — это то, что в значительной степени воодушевляет людей.

Gardner: Самое смешное в этом, Олен, то, что мы видим, — это успехи, потому что на публичных рынках, даже если акции не так хороши, а у некоторых нет, по крайней мере, они добрались до стать достоянием общественности, что очень сложно сделать.Даже чтобы добраться до этой точки, нужно много крови, пота и слез. Но мы склонны видеть предвзятость выживаемости. Как инвесторы, мы склонны видеть все, что появляется. У нас действительно нет осознания, многие из нас. Сколько компаний пытаются и никогда не доходят до этого? Когда мы перейдем к следующему разделу нашего разговора, Олен, который я называю миром венчурного капитала, просто сделайте здесь крупно. Я хочу, чтобы мы поговорили о том, как работает венчурный капитал и как выглядит мир в целом.Я думал о том, чтобы спросить вас, примерно какой процент венчурных компаний преуспеет, став публичной компанией? Если вам нужно было догадаться по их ранним стадиям посева.

Дуглас: Я предполагаю, что это, вероятно, менее 1%. Где-то около этого числа. Это то, что вы слышите время от времени, может быть, один% компании. Вы инвестируете в 100 компаний, возможно, одна из них станет публичной, и, как правило, люди говорят, что, может быть, один% ваших огромных победителей. Они могут стать публичными или кем-то вроде Instagram, который так и не стал публичным, но был куплен Facebook за миллиард долларов.Я думаю, что это тоже победа, потому что в нем было всего 19 сотрудников.

Гарднер: Вау. Публикация — не единственный путь к успеху. На самом деле, я думаю, что то, что вы предлагаете нам, Оллен, когда вы говорите «один из 100», достигните цели. Снаружи есть несколько победителей. Это не похоже на проигрыш 99 других, в этом есть масса побед. Я не уверен. Может быть, вы можете помочь нам с некоторой большой картиной, размышляя снова о% возрастов, какой% возраст из 100 стартапов в вашем уме дает выход, может быть, это было куплено кем-то другим, что желательно и радует людей за столом , примерно какой процент стартапов этого достигают?

Дуглас: Я думаю, что большинство венчурных фондов смотрят на свои портфели и говорят, что 10% компании или 20% компании.Это похоже на правило 80-20%, 90-10%. Огромные победы приносит небольшое количество компаний. Вообще говоря, примерно половина будет приносить некоторую прибыль, а половина не принесет никакой прибыли.

Гарднер: Возврата нет.

Дуглас: Вы потеряете как минимум половину. Есть еще 40%, которые принесут некоторую прибыль, и это нормально. Тогда эти последние 10% — вот где все большие победы. Но что интересно в этом Дэвиде, я добавлю еще одну вещь, которую большинство людей не осознают, если вы посмотрите на то, что происходит с частными компаниями, возможно, это самый большой выход на сегодняшний день, возможно, половина компаний, у которых есть положительные результаты. выход или негативный покупаются либо другими компаниями, либо другими частными акциями.Слияния и поглощения на сегодняшний день являются результатом инвестиций №1 в частную компанию.

Gardner: Слияния и поглощения.

Дуглас: Другая компания приходит и покупает эту компанию. В нашем фонде, который у нас есть сегодня, у нас есть три компании за три года, у которых было то, что мы называем X, что является просто событием ликвидности, что означает, что деньги возвращаются в компанию. Все три из них были приобретены публичными компаниями. Ни один из них сам не стал публичным.Но они нашли дома как подразделения внутри более крупных корпораций.

Gardner: Motley Fool Ventures расскажет об этом чуть позже, но у них около 30 холдингов. Вы говорите о 10% всего за три года в 10-летнем фонде, и примерно 10% из них уже вышли. Они продали свой бизнес кому-то другому, как правило, на выгодных условиях.

Дуглас: Да.

Гарднер: Да, точка, точка, точка. Олен только что назвал действительно важное число, друзья-дураки.Он сказал, что 50% инвестиций, которые вы делаете в венчурный фонд, приносят нулевой доход. Когда мы говорим об инвестировании Rule Breaker и говорим об открытых рынках, где мы знаем, что потеряем много, мы не очень часто опускаемся до нуля. Даже некоторые из моих худших акций, я еще не достигла нуля. Это хороший пример того, насколько различаются эти формы инвестирования, или, по крайней мере, образ мышления, который у вас должен быть, когда вы начинаете инвестировать в венчурный капитал. Подбросьте монетку, эта вещь может запылиться в течение недель или месяцев, или вы можете ударить ее большим.

Дуглас: Справа. То, что делает это действительно сложным, Дэвид, заключается в том, что часто требуется много времени, прежде чем ты узнаешь. Вы знаете, что бизнес не растет по прямой линии, и, вероятно, в каждом успешном бизнесе, включая The Motley Fool, есть история о том, когда они были на грани смерти и должны были это преодолеть, и часть венчурного капитала проявляет это терпение и действительно пытается выяснить, какие признаки успеха можно увидеть даже в самые мрачные дни.

Гарднер: Хорошо сказано.Давайте пройдемся по азбуке, немного о венчурном капитале. Я буквально думаю о сериях A, B и C. Опять же, у многих наших слушателей нет опыта в венчурном капитале, Оллен. Здесь мы собираемся сломать некоторые из наших терминов. Во всяком случае, я думаю об этом так, что у какого-то яркого человека есть идея, им нужны деньги, чтобы это произошло. Часто первое, что они делают, — это ищут так называемый, я думаю, начальный капитал, и ищут так называемого ангела. Это может быть член семьи, может быть друг, чей-то богатый дядя.Им нужен кто-то, кто выпишет им первый чек. Это начальный раунд, и с этого ли все начинается?

Дуглас: Да, это так. На складе, правда, даже чуть раньше. Сейчас у нас есть то, что называется предварительным посевом. Обычно люди начинают с идей, и есть множество вещей или человек, которого вы знаете, который может в это вложиться. Существуют группы, называемые инкубаторами и акселераторами, которые собирают людей, у которых есть идеи, и работают с ними, чтобы превратить их в бизнес и структуру.Но это самый первый этап, когда вы начинаете работу, а затем эти бизнес-ангелы, которые обычно являются физическими лицами, выписывают чеки на сумму от 5000 до 250 000 долларов. Если вы выше этого, вы как супер-ангел. Но придут ваши ангелы-инвесторы. Они берут на себя гораздо больший риск. Они действительно делают ставку на человека. Обычно у них есть какие-то ассоциации, будь то эксперты в этой области, или они знают этого человека, или что-то в этом роде, чтобы поддержать их. Но это рискованная и в некоторой степени специализированная вещь, это ваша посевная стадия.

Гарднер: Хорошо. Ангелы-инвесторы, и, например, в районе Вашингтона, округ Колумбия, существуют их группы. Они встречаются вместе, и люди приходят и рассказывают им. Обычно это люди с более высоким состоянием, которые могут выписывать такие чеки. Что ж, я всегда думал о посевных раундах, но теперь, поскольку я знаю нужных людей и делюсь им с вами на этой неделе, теперь я знаю, что есть предварительные посевные раунды. У нас есть предварительные посевные раунды, посевные раунды, но затем идет то, что на языке называется серией А.Я знаю, что это твоя специальность, Оллен, потому что именно здесь сосредоточены усилия Motley Fool Ventures. Но есть серия A, которая немного больше, чем seed, а затем B, немного больше, чем A, иногда намного больше, чем A, а затем C, которая может быть довольно большой. Это последовательные, все более и более масштабные раунды на соответствующих этапах роста этих компаний.

Дуглас: Да, и это правильно. Я думаю, что, как вы можете себе представить, названия этикеток не совсем ясны, и нет, есть еще серия А западного побережья и серия Восточного побережья.

Гарднер: Это похоже на футбол и преступления.

Дуглас: Совершенно верно. Очень похоже на это. Западное побережье А не сильно отличается от офиса Западного побережья. Это высокая игра во всех смыслах. Но, вообще говоря, эту серию А можно примерно считать качественно вашим первым уровнем профессионального инвестирования. Когда у вас есть несколько треков и есть клиенты, вы за пределами проверки концепции. У вас есть кое-что, что вы действительно начинаете масштабировать.На каждом уровне у каждой компании есть результаты и потенциал. На каждом этапе они действительно ищут ваш потенциал, чтобы становиться все яснее и яснее на каждом этапе, но ожидается, что ваша производительность будет расти на каждом этапе.

Gardner: Вы не можете просто продолжать продавать людям свою песню, если достаточно углубитесь в тексты песен. Тебе действительно нужно начать петь. Давайте на секунду вернемся назад и дадим нашим слушателям круглые цифры, Олен.Инвестиции серии А, как правило, сколько денег поступает в компанию из серии А и каков примерно размер этого бизнеса? Я понимаю, что это очень субъективно. Это все равно что говорить об акциях с малой капитализацией. Многие люди думают о разных цифрах, когда думают о средней капитализации. Давайте сделаем ставку на это. Что такое серия А компании?

Дуглас: Понял. Я скажу, что это число переместилось, и все увеличивается, старый A теперь является C, а старый C теперь является предварительным посевом.

Гарднер: Так верно.

Дуглас: В наши дни, я думаю, большинство людей смотрят сериал. Компания кого-то, которая генерирует как минимум на траектории роста 1-3 миллионов долларов в год. Затем те компании, которые делают это, обычно имеют оценку от 10 до 30 миллионов долларов, 40 миллионов долларов, 50 миллионов долларов, это зависит от того, насколько вырастет этот доход. Очень похоже на Rule Breakers , Дэвид, эти компании, ключевой показатель для них, то, что мы называем ранней стадией, когда мы говорим о тех компаниях с доходом менее 10 миллионов долларов или что-то в этом роде, эти ранние стадии являются мультипликаторами выручки, где мы посмотрите на стоимость компании, посмотрите на структуру и примените коэффициент к этой прибыли.В венчурном капитале вы, как правило, не получаете венчурных инвестиций, если кто-то не готов платить, по крайней мере, в пять раз больше вашего дохода, может в четыре раза меньше, но люди могут платить до 20 раз в зависимости от того, как быстро вы » повторно растет. На другом маленьком рынке, Дэвид, просто подумайте о типах компаний, обычно это компании, в которые мы инвестируем, мы ожидаем, что они будут расти как минимум на 100% в год. Тогда это тот бар, который мы ищем.

Gardner: Выручка от 1 до 3 миллионов долларов быстро выросла до 5%, 10%, 15%.По крайней мере, для Motley Fool Ventures, я уверен, что есть несколько более медленных производителей, и есть разные стили. Обобщать сложно. Я несправедливо по отношению к Олену, прося его назвать реальные числа A, B и C, но именно поэтому у меня есть Оллен, потому что я могу быть несправедливым по отношению к нему, и он может быть несправедливым в ответ. Оллен, перед этим подкастом я ответил на вопросы некоторых наших слушателей. @DavidJ_Vance в Твиттере задал несколько вопросов, и теперь они актуальны для этой части нашего разговора. Дэвид спросил: «Как работают раунды финансирования, посевной раунд финансирования серии А? Когда компания проводит новый раунд?» Например, вы только что дали нам цифры для A, в какой момент главный финансовый директор, если он у них еще есть, этой компании думает о серии B? Каковы масштабы и численные ожидания от этого перехода от A к B?

Дуглас: Отличный вопрос.Мне это нравится, потому что это действительно подчеркивает то, о чем нам, вероятно, следовало поговорить. Самая большая разница между инвестированием в публичные компании и инвестированием в частные компании состоит в том, что в публичном мире вы находите компанию, проводите исследования и решаете инвестировать, и это действительно индивидуальное упражнение. Что касается инвестирования в частные компании, вы можете провести свое исследование, вы можете найти компанию, и это только начало, потому что в той или иной форме или моде вы должны связаться с этим основателем, получить его разрешение инвестировать в них, а затем в зависимости от в зависимости от того, какую роль вы играете, обсудите условия и цену этих инвестиций.Это все отношения, все согласовывается, и это делает их действительно трудными. Например, однажды я владел Apple и Microsoft, и, ни для кого не удивительно, мне не пришлось спрашивать Билла Гейтса или Стива Джобса, нормально ли это. Мне не приходилось объяснять им, когда я продавал, потому что в публичном мире у вас есть такая гибкость, чтобы думать только о себе. В частном секторе было бы проблематично инвестировать в Apple , особенно на той ранней стадии, когда нужно инвестировать в прямых конкурентов.Например, для нашего фонда мы действуем в качестве политики: если мы думаем, что есть конкурентоспособные инвестиции, мы разговариваем с обоими генеральными директорами, и они оба должны сказать, что все в порядке, или мы не будем этого делать, потому что есть какие-то отношения.

Gardner: Это большая разница между этим и индивидуальным инвестированием в публичные акции, вы абсолютно правы.

Дуглас: Это подводит к тому, что обычно происходит, когда вы инвестируете и договариваетесь об этой цене, кто-то рассказывает вам историю своего бизнеса, и они говорят, что я хочу достичь этой цели.У меня есть важная веха, которую я пытаюсь достичь. Если вы вложите X долларов, этого будет достаточно для меня, чтобы достичь этого рубежа, и это повысит мою ценность. Ответ на вопрос на этом фоне, и он проходит через все этапы, основатели устанавливают вехи. Они привлекают капитал, обещая выполнить эти вехи. Когда они выполняют эти вехи или когда у них есть четкое представление об этих вехах, они пытаются собрать деньги, или когда они потратили деньги и все еще не достигли жернова, но им понадобится больше денег, они возвращаются и попробуйте поднять с пересмотренными ожиданиями.

Гарднер: Это достаточно четкое двоичное различие, которое вы бы сделали? Я понимаю, что в Motley Fool Ventures мы больше сосредоточены на серии A, поэтому я не задаю парню серии A вопрос серии B. Но будет ли это, как правило, следующим этапом, когда вы либо достигнете цели, и у вас есть представление, которое нужно показать людям, либо вы конкретно этого не сделали, и они оба хотят денег, но, может быть, по несколько разным причинам?

Дуглас: Да.

Гарднер: Хорошо.

Douglass: Это не зависит от сцены, но в целом компании хотят достичь долгосрочной цели, они должны разбить ее на куски и выращивать их, проживая эти куски, но жизнь происходит между каждым из них. Я бы сказал, что большинство компаний, как я уже сказал, не растут без перерывов вправо и вверх. Жизнь случается, случается COVID, и большинство бизнес-планов на 2020 год было выброшено в окно, но у вас все еще есть сотрудники, и у вас все еще есть расходы, и вы все еще пытаетесь заниматься продажами, и поэтому компании иногда, и это не является необычным, получают у них мало денег, и, возможно, потребуется их поднять, прежде чем они будут готовы, и вот тут-то и начинаются переговоры, и цена может снизиться.

Гарднер: Вот где я хочу ответить на вопрос Дэвида Вэнса, более подробно его вопрос. Потому что, Оллен, он спрашивает: «Как частная компания оценивается венчурными инвесторами, и как частная компания решает, сколько акций одобрить или выпустить и их стоимость каждой?» По сути, многие из нас уже привыкли знать, сколько акций находится в обращении у публичной компании, и есть коэффициенты, которые мы можем запустить на компьютерах, которые помогают нам анализировать данные, но в этих случаях время, когда вы поднимаете Деньги звучат как огромное влияние на оценку, которую вы собираетесь получить.Время имеет большое значение при инвестировании венчурного капитала.

Дуглас: Совершенно верно. Это огромный компонент, да и показатели немного другие. Идея процента возраста компании, которой вы владеете, очень актуальна для инвестирования в частные компании, но я думал о том, как на днях, когда у меня было обсуждение, мы назовем это, где, если кто-то из нас, кто владеет частные акции, мы открываем наше заявление, два числа, которые мы видим, — это количество акций, которыми мы владеем, и цена за акцию.Если вы хотите узнать, какой процент компании вы владеете, это исследовательское упражнение.

Гарднер: Это большая разница.

Дуглас: Это огромная разница, но при инвестировании в частную компанию основатели думают об этом как о пироге. У меня есть 100% пирог, и каждый раз, когда я зарабатываю деньги, я в основном продаю кусок этого пирога.

Gardner: Но остальные части пирога не обязательно обладают особым вниманием или знанием о нем.

Дуглас: Да, но в частных компаниях, учредителях и других инвесторах мы знаем, какой процент. Забавно, у меня больше шансов угадать процент компании, которой я владею, чем количество акций, которыми я владею, потому что мы действительно стремимся повысить стоимость всей компании и думаем, каков наш процент от этого а количество акций — это просто математическое упражнение, точно так же, как и в другом мире, процентное соотношение компании — это упражнение.Для нас важен процент владения, потому что для той компании, которая стоит 10 миллионов долларов, и я покупаю 10%, я хочу, чтобы эта компания пошла, в этом математика работает не так, но я хочу, чтобы это компания должна пойти на 1 миллиард долларов, чтобы мои 10% теперь стоили 100 миллионов долларов. Вот как мы на это смотрим. Вы смотрите на доллары, которые я инвестирую, и на то, сколько будут стоить эти доллары, когда эта компания достигнет той точки продаж или станет публичной.

Gardner: Ну, безусловно, публичные компании действительно используют публичные рынки для запуска вторичных предложений и привлечения денег таким образом, но от компаний на ранних стадиях постоянно ожидают, что вы будете разбавлены.Что они собираются собирать все больше и больше денег, и иногда, если у них будет действительно большой захватывающий раунд, позже это может показаться отличным. Но если для этого потребуется 1 миллион долларов, который вы ввели, что было важно для вас на ранней стадии, они достигли такого огромного успеха, что у вас нет ничего лучше 100-кратной прибыли, потому что постоянное разбавление, а иногда и большие накопления денег, серии B, C и даже D, я не знаю, до IPO действительно может изменить правила игры.

Douglass: Эти буквы идут вверх, и обычно они говорят о A и B на ранней стадии, затем у вас есть C, D и E на поздней стадии, а затем у вас есть после этого, у вас есть рост.Pre-IPO — это часть роста, или иногда люди называют это прямо сейчас. Но это общие категории. Вы правы, разбавление действительно важно, и именно это в какой-то степени превращает венчурный капитал из искусства в науку, потому что эта часть венчурного капитала во многом определяется цифрами, а вы должны понимать математику и механику. У нас был инвестор в The Motley Fool из компании Mayfield. Его звали Аллен Морган. Я считаю его наставником, и я помню, как Аллен Морган однажды сказал: «Оллен, дай мне цену или условия, и я могу заключить любую сделку.«Это говорит о том, что в инвестициях так много силы, что, например, если у вас есть компания, которая, по вашему мнению, стоит миллион, и вы хотите, чтобы я заплатил за нее 10 миллионов долларов. Это может быть неразумным. Что я могу вам сказать, так это то, что я инвестирую в эту компанию, но в терминах я скажу, что получаю первые 10 миллионов долларов, которые от этого выйдут. В принципе, вы можете принять условия и получить всю прибыль. компании и не указывать в цене.

Gardner: Одна вещь, которую я уловил от вас, Оллен, заключается в том, что, опять же, в отличие от того, что я делаю, а именно покупки акций на публичных рынках, есть несколько ключевых навыков, которые мне никогда не нужно использовать, делая то, что я делаю. вы должны иметь, и это меня поражает.Один из них — это что-то вроде эмоционального интеллекта и, вероятно, некоторая мудрость, потому что я мог разговаривать со своими акциями Zoom в течение всего дня, и они не слушали меня и меня не волновали, и они будут продолжать двигаться, и цена будет реальной, и он будет жидким каждую минуту. Но с другой стороны, эмоциональный интеллект для работы с учредителями, прежде всего, чтобы выяснить, кто из них будет хорошим или нет, а затем и ваших коллег-инвесторов, потому что обычно фонды венчурного капитала не единственные. источник.Они накапливают свои деньги для каждого из этих раундов, так что вы работаете со своими сверстниками, и поэтому эмоциональный интеллект помогает в этом, но также кажется, что переговоры являются важной частью того, что вы делаете, Олен. Я не думаю, что у меня это вообще хорошо получается. Я рад, что вы это делаете, но точно ли я выделил пару атрибутов, которые важны для кого-то в вашем положении, о которых многие из нас должны знать?

Дуглас: Да, это эмоциональный интеллект, умение вести переговоры.Как любит говорить вице-президент команды Брендан Мэтью, средние венчурные инвестиции длится дольше, чем средний брак.

Гарднер: Вау.

Дуглас: Вы вступаете в долгосрочные отношения, и важно, с кем вы вступаете в эти отношения, и важно, чтобы вы могли общаться, потому что будут взлеты и падения, и многое из этого на самом деле просто ясное понимание вашей роли. Роль, которую вы собираетесь играть для этой компании.Как вы можете себе представить, в какой-то момент, может быть, не совсем, но в какой-то момент все хотели инвестировать в Zoom как частную компанию, и у генерального директора был выбор, кому он позволит инвестировать в свою компанию.

Гарднер: Отличное положение.

Дуглас: Все рассказывают ему о чудесных вещах, на которые они способны, и он должен решить, кто из этих людей делает то, что ему нужно, и что он ценит от инвестора, и кто имеет репутацию способного чтобы доставить то, что они обещают.

Гарднер: Оллен, раньше мы говорили оффлайн, а теперь перейдем к венчурным инвестициям. Просто несколько советов и уловок и немного мудрости от вас в этом разделе нашего разговора на несколько минут. Вы говорили, что венчурное инвестирование по своей сути, теперь, когда вы делаете это успешно, позвольте мне добавить, что уже три года есть только три вопроса. Каковы ваши три вопроса, которые обобщают венчурное инвестирование по сути?

Douglass: Я возьму это с точки зрения Rule Breaker и подробно остановлюсь на нем, но на самом деле есть три вопроса, которые венчурный капиталист хочет знать.Вы не увидите, чтобы это было сформулировано таким образом во многих местах, но по сути это то, что происходит. Три точки, Дэвид, таковы; № 1, ты мне нравишься? № 2, ты знаешь, что делаешь? № 3, могу ли я зарабатывать деньги? Мы найдем тысячу способов получить ответы на эти три вопроса. Вы можете дважды щелкнуть и любить ли вы меня — это не просто личное общение, хотя это важно, потому что, опять же, мы собираемся в профессиональный брак, и поэтому я действительно должен любить вас, и есть люди, которые так не думают .Кроме того, совместимы ли наши основные ценности? Вероятно, это больше то, что вы пытаетесь сделать, пытаетесь ли вы достичь чего-то, что согласуется с тем, к чему я хочу присоединиться. За этим «нравишься ли ты мне» стоит то, что ты пытаешься сделать в соответствии с тем, что пытаюсь сделать я.

Гарднер: Люблю это, и я получаю «Ты мне нравишься». Мы кратко рассмотрим шесть характеристик акций инвесторов Rule Breaker и проведем некоторые сравнения. Давайте пока припаркуем это: «Ты мне нравишься?» Но я определенно понимаю человеческий фактор, о котором вы говорите.Олен, ты знаешь, что делаешь? Ваш второй вопрос, который раньше меня рассмешил. Что вы имеете в виду, когда спрашиваете: «Вы знаете, что делаете?»

Дуглас: То есть можете ли вы убедить венчурного инвестора в том, что у вас есть определенный опыт? Самое смешное, Дэвид, что иногда возникает реальный вопрос: знаю ли я, что ты делаешь?

Gardner: Да, потому что если кто-то говорит о каком-то машинном обучении, а вы на самом деле не разбираетесь в машинном обучении AI, это не обязательно на них, хотя я надеюсь, что хороший коммуникатор может сделать это для вас общедоступным, но на самом деле это частично на тебе, я полагаю.

Дуглас: Давайте сделаем его немного скромнее. № 2: «Достаточно ли я умен, чтобы понять, что вы делаете?»

Гарднер: Как насчет «Знаем ли мы, что делают друг друга?»

Дуглас: Да, мы оба знаем, что вы пытаетесь сделать?

Гарднер: Справа. Это кажется особенно уместным, но, по крайней мере, суть дела на начальном этапе, если вернуться к чуть более серьезному ракурсу, заключается в том, что вы пытаетесь выяснить, есть ли у этого человека, у него, отличная идея, могут ли они действовать? Смогут ли они создать команду, которая сможет это сделать? Потому что это не будет один человек, который придумывает и управляет им.Вы должны быть лидером среди людей, которых вдохновляет видение, которое может быть технологически обусловлено и не так легко реализовать, поэтому они просят капитал.

Дуглас: Справа. Это похоже на то, какие у тебя отбивные казни? Как вы собираетесь воплотить эту идею в жизнь? Потому что печальная реальность, Дэвид, заключается в том, что существует миллион отличных идей. На самом деле люди склонны переоценивать ценность одной идеи. Что действительно отличает эту идею от инвестиционного бизнеса, так это человек, который может реализовать идею и готов пойти на этот риск и эти усилия.

Gardner: У этого так много аспектов, от истинного знания вашего рынка до создания хорошего продукта или услуги, отслеживания ваших финансов и всего того, что должно происходить в целом хорошо для того, чтобы что-то процветало, а это не так. тривиально. Это то, что я глубоко уважаю. Одна из причин, по которой я люблю инвестировать, — это нахождение таких людей и возможностей, когда они действительно могут приносить пользу. Сет Годин, который был на этом подкасте несколько лет назад, я большой поклонник Сета Година, бизнес-автор.Он согласен с вами. Он говорил, что миру не нужна еще одна прекрасная идея. У вас есть отличная идея, отлично, у вас есть отличная идея. Так много прекрасных идей, это не то, что нам нужно. Нам нужны люди, которые действительно могут воплотить в жизнь прекрасную идею и превратить ее в великую реальность. Похоже, это школа мышления Оллена Дугласа, когда дело касается того, что действительно нужно.

Дуглас: Именно так, Дэвид. Третий момент, к которому мы приближаемся, — это вопрос: «Могу ли я заработать на этом бизнесе?»

Гарднер: Который отдельный.Вы можете правильно понять первые два и по-прежнему не сможете сказать «да» третьему.

Дуглас: Совершенно верно. Я думаю о некоторых из них, мы находимся в старом городе Александрии, где много маленьких магазинчиков. У них есть много мест, куда можно пойти и вкусно пообедать. Я помню небольшой ресторанчик под названием […], и у них был просто потрясающий бутерброд с курицей.

Gardner: Прямо возле штаб-квартиры Fool в Александрии, Вирджиния, здесь, в США. У них отличный куриный салат, как вы сказали?

Дуглас: Отличный бутерброд с курицей и салатом.Мне он понравился, я бы пошел и купил один, и это было потрясающе. Я бы ни за что не стал инвестировать в это как в бизнес. То, что они сделали, было великолепно, но для того, чтобы этот венчурный капитал приносил прибыль, он должен приносить прибыль, в которой я нуждаюсь. Он должен масштабироваться до огромных размеров. Есть много выдающихся и замечательных предприятий, но они просто не подходят для венчурного капитала. Я иногда думаю о нашем венчурном фонде, мы обычно не вкладываем меньше 500 000 долларов в компанию.Если вы занимаетесь бизнесом и думаете, что 500000 долларов — это много, вы, вероятно, не готовы к венчурному капиталу, потому что это компании, которые к концу дня легко могли бы вложить в них 100 миллионов долларов, чтобы получить ту прибыль, которую мы ищем. для.

Gardner: Это действительно совсем другой масштаб, и о нем стоит помнить. Да, в Америке так много отличных малых предприятий и так много людей с сердцем и характером, которые каждый день доставляют прекрасный продукт или услугу из своего фургона с едой, или они работают в сфере ухода за больными, или так много побочных выступлений и много проделанной большой работы.Но разреженное пространство реальных масштабов — это то место, где венчурный капитал, который каучуковый завод открывает дорогу для отрасли. Олен, давайте перейдем к завершению нашего разговора с Motley Fool Ventures. Мы ссылались на него несколько раз, но не могли бы вы привести некоторые статистические данные о размере фонда, которые вы видели за первые три года. Сделайте краткий обзор. Это не рекламный ход, люди, потому что это уже фонд, он уже профинансирован. Это обучающее упражнение, в котором учится у кого-то, кто уже четвертый год строит этот самолет, пока он летает на нем, и он делится своими мыслями о пилотах с вами и мной.

Дуглас: Спасибо за это, Дэвид, и это правильно. Сейчас мы не привлекаем капитал, поэтому, пожалуйста, не рассматривайте это как ходатайство, потому что это не так. В Motley Fool Ventures мы считаем себя фондом ранней стадии, что означает, что мы инвестируем в ту серию А, о которой вы говорили несколько раз, что является обоснованным уровнем. Иногда мы делаем немного меньше, иногда мы делаем немного больше, но это наша золотая середина. Мы ориентируемся на компании, которые ищем, это не столько исключительно следующий Rule Breaker как таковой, но и здесь не так много аналогий.Мы ищем компании, которые пытаются решать большие проблемы. Мы, как и компания The Motley Fool, дочерней компанией которой являемся, находим большую привлекательность в компаниях, которые используют технологии инновационными способами, и поэтому многие компании, в которые мы инвестируем, мы называем их технологичными, что означает, что они используют технологии для увеличения масштабов, эффективности или доступа к тому, что мы называем действительно крупными рынками. Это означает, что мы видим возможности для нескольких компаний стать на этих рынках компаниями с доходом в миллиарды долларов.

Gardner: Приведя несколько примеров, вы можете назвать имена, если хотите или нет, но каковы несколько примеров компаний, которые выглядят так?

Дуглас: Конечно.Мы совсем недавно, и вы можете посмотреть в новостях, я думаю, что вокруг этого было много публикаций. Мы только что инвестировали на прошлой неделе в компанию под названием Esusu, E-S-U-S-U.

Гарднер: Итак, здесь не Джо Исузу. Нет никаких Z или Is, это E-S-U-S-U, это Esusu.

Дуглас: Справа. Вы увидите множество заголовков. Вместе с нами инвестировала Серена Уильямс, звезда тенниса.

Гарднер: Я видел историю, и все было о том, как Серена инвестировала в Эсусу.Но подождите, разве мы не были ведущим инвестором в этом?

Дуглас: Да, мы были ведущим инвестором. Я не осознавал этого, но оказалось, что Серена более известна, чем я, Дэвид.

Гарднер: Что ж, ничего страшного. Скажем так, хорошо быть в ее команде. Но что делает Эсусу?

Douglass: Они пытаются решить проблему людей в Америке, у которых нет кредитных отчетов или кредитных файлов.Без них 45 миллионов американцев. Когда вы слышите истории о том, что средний американец не в состоянии покрыть свои сбережения на 400 долларов или 1000 долларов, скорее всего, вы говорите о людях, у которых нет доступа к кредитам. Хотя все мы знаем об опасности кредита, если у вас его нет, вы в конечном итоге либо будете получать ссуды до зарплаты, либо жить за счет наличных денег, что только ограничивает вашу способность создавать богатство и достигать его. финансовая стабильность, которой мы все хотим.Итак, когда вы думаете о компании, пытающейся решить проблему, которую решают 45 миллионов американцев.

Гарднер: Эта шкала.

Дуглас: Эти масштабы. Вот о чем мы говорим. Они делают это благодаря уникальному способу работы с собственниками. Поэтому вместо того, чтобы пытаться решить эту проблему по отдельности, они решают ее по одному многоквартирному дому, по одному собственнику за раз. Они делают это очень эффективно. Работа на недостаточно обслуживаемом рынке.Это такой доступ. Они действительно отмечают все пункты того, что, по нашему мнению, должна делать компания, чтобы иметь возможность расти, и действительно решают проблему, которая, если они ее решат, в их случае, что нам очень нравится, является добавкой к экономике. . Вы говорите о людях, которые остаются в стороне, и поскольку мы создаем ситуации, когда они могут получить финансовую безопасность и начать создавать богатство самостоятельно, это приносит пользу всем нам.

Gardner: Итак, это звучит как отличная идея. Я очень надеюсь, что это сработает для нас с Сереной.Мне любопытно, Олен, когда ты впервые услышал об этой компании? Как долго мы проводим комплексную проверку? Каковы типичные временные рамки между объявлением на прошлой неделе и моментом, когда мы впервые о нем узнали?

Дуглас: Это рекорд для нас, Дэвид. Меня представили генеральному директору, его зовут Эбби Вемимо, два года назад, и мы поладили, и я неофициально консультировал его, выстраивая эти отношения в течение нескольких лет. Это настоящие отношения. Мне искренне нравятся он и его соучредитель Самир, и они были для нас слишком рано, когда пришло время инвестировать.Они не достигли тех целей, которые были у нас, но мы поддерживали связь. Я им помог. Они познакомили меня. Когда пришло время провести этот раунд, у нас сложились такие отношения. Мы встречались.

Гарднер: Два года?

Дуглас: Два года. Но, как правило, это примерно что-то, измеряемое месяцами. Между тем, когда вы встречаетесь с кем-то, и временем, которое вы вкладываете, от трех до шести месяцев. Тогда сам процесс инвестирования, вместо того, чтобы идти к своему дисконтному брокеру, находить его и нажимать «купить», просто транзакционная часть может легко составлять месяц, сам по себе.

Гарднер: Оллен, дайте нам краткий обзор, сколько денег в Motley Fool Ventures? Сколько компаний? Что там худого?

Douglass: Вкратце, у нас есть 150 миллионов долларов, которые являются обязательствами, которые являются суммой того, что наши LP дали нам для инвестирования от их имени. У нас есть планы инвестировать в 40-50 компаний, это тот диапазон, о котором мы говорили. Нам сейчас 30 лет, мы можем оказаться немного за пределами этого диапазона. Наверное, может быть, во всяком случае, в нижней части этого.Как вы упомянули, Дэвид, это обычно венчурный капитал, вы вкладываете деньги и зацикливаетесь на этом, и это нужно понимать. Я думаю, что это важно из-за нестабильности, легко выйти из строя, если вы не были заблокированы. Но это 10-летний фонд с идеей, что деньги, вложенные в The Motley Fool, поступают в течение определенного периода. времени, обычно первые пять лет и эти вторые пять лет, компания росла и развивалась, а затем находила свой выход.Независимо от того, выкупается ли он кем-то, выходит ли он на биржу, или это похоже на то, как The Motley Fool решает, что маршрут IPO не подходит им прямо сейчас, и они выкупают инвесторов обратно, или для тех компаний, которые не добились успеха.

Что меня всегда забавляет в венчурном капитале, Дэвид, так это то, что в большинстве описаний того, что происходит с компаниями, в которые инвестируют венчурные капиталисты, они используют термин «неудача» для описания значительной части этих компаний. С технической точки зрения, The Motley Fool будет считаться провалом в том смысле, что мы не стали публичными, и мы не были куплены кем-то, и мы вернули нашим инвесторам, и это не было в 100 раз больше, чем вы смотрите. для даже при 10X.Как ни странно, для нашей когорты это было неплохим вложением, учитывая, что эти люди приехали в 2001 году или что-то в этом роде. Но неудача с точки зрения венчурного капитала часто означает, что фонд венчурного капитала не получил желаемой прибыли, что во многих нюансах отличается от того, как мы описываем неудачу. Нам нравится говорить, что мы не получили свои доходы.

Гарднер: Конечно. Я часто просто пытаюсь обыграть рынок, когда выбираю акцию, сэмплер из пяти акций или целый портфель, я надеюсь, что он превзойдет рынок.Я не обязательно нацеливаюсь на конкретную отдачу и говорю, что думаю, что это должно быть именно так. Но понятно, что часто именно так задуманы венчурные инвестиции, и поэтому у них есть процент успешных или неудачных результатов в зависимости от их ожиданий, не обязательно от того, было ли это хорошо в конечном итоге или нет.

Дуглас: Потому что со стороны портфеля есть ожидания доходности. В общем, они хотят получить 20% годовых на свои деньги.

Гарднер: Большие деньги.Это большое число.

Дуглас: Это большое число, и оно оправдывает риск.

Гарднер: Ну, я знаю, что цифры не всегда общедоступны. В конце концов, это частное рыночное инвестирование, Олен, но вы упомянули Motley Fool Ventures, фонд на 150 миллионов долларов. Давайте просто притворимся, что Эсусу — ваше самое любимое вложение, а я не говорю, что это так. Я вообще-то не знаю. Я не в команде. Но какую часть своего портфеля в 150 миллионов долларов вы могли бы вложить в свои самые любимые инвестиции?

Дуглас: Очень хорошо.Что ж, если Эсусу слушает этот подкаст, да, ты моя любимая инвестиция. Если другие мои компании слушают, вы тоже мои любимые инвестиции. Итак, Дэвид, вы здесь говорите о построении портфолио, чтобы я мог немного абстрагироваться от Эсусу и мог говорить более свободно. В документах нашего фонда мы можем вложить до 10% этих денег в одну компанию, так что мы можем вложить до 15 миллионов долларов в одну компанию. Как я уже говорил ранее, мы не вкладываем меньше 500 000 в любую компанию.Когда вы думаете о 150 миллионах долларов, я не могу инвестировать этот миллион или я не могу инвестировать эти 10 тысяч долларов за раз, я умру, прежде чем все заработает. Итак, в общем, опять же, с этими 40-50 компаниями, как бы то ни было, мы склонны выписывать этот типичный чек на миллион долларов. Компании с лучшими показателями будут в диапазоне 10-15 миллионов долларов, компании, которые этого не сделают, вероятно, немного меньше. Мы смотрим на это как на долгосрочные отношения, поэтому наша первая проверка — не единственная проверка работоспособности компаний.Строим со временем.

Gardner: Итак, фонд серии A, когда компания преуспевает, и они фактически достигли своих показателей, и они готовы к серии B, вас приглашают игроки с большим плечом B, которые говорят: «Давайте бросим им кость там, они были там в серии А. » Это обычно так?

Дуглас: Нет, хуже, но лучше.

Гарднер: Скажите.

Douglass: Обычно в ваших терминах, о которых мы говорили ранее, если мы инвестор серии А, и мы имеем право инвестировать во второй раунд, который мы называем пропорциональным.Мы владеем 10% компании. Мы имеем право инвестировать не менее 10% в следующий раунд, чтобы сохранить нашу долю владения. Вот как мы справились с разбавлением. Причина, по которой я смеялся, заключается в том, что, когда приходит этот крупный заемный инвестор серии B, в зависимости от того, сколько он вкладывает и насколько он хочет оценить компанию, он может прийти и сказать: «Вы знаете, что я собираюсь сделать. Увеличьте стоимость компании в четыре раза, и я заберу ваши пропорциональные права, «как мы их называем». Я собираюсь превратить их в шар в свете большего количества огня и отбросить их на задний план.«

Gardner: Сделайте это для нас реальностью. Я думаю, что это могло случиться с нами, если вы не собираетесь называть имена или номера, но что именно происходит? Я думал, что у нас была пропорциональная оценка, но в таком случае они взвинтили оценку до такой степени, что мы не можем участвовать сейчас?

Дуглас: Да, в зависимости от ситуации, в которой находится компания, в основном это приглашение прийти и инвестировать. Так бывает всегда. Когда это происходит впервые, вас приглашают только генеральный директор.Но по ходу дела каждый раз, когда кто-то добавляется к таблице, этот инвестор, который уже является фанатиком части A. Например, когда входит Эсусу, а кто-то входит и говорит: «Эй, Оллен, следующий раунд, чтобы это сработало для меня, потому что у меня есть фронт в триллион долларов, а они хотят собрать только 50 миллионов долларов, мне нужно вложить все 50 миллионов долларов ». Я такой: «Ну, я не хочу этого, потому что я думаю, что они будут продолжать», а они такие: «Ну, а что, если я ценю компанию так, что ваш X будет стоить 5X за один год. когда вы позволите этим глупым пропорциональным ставкам уйти.«

Гарднер: Верно, неважно, что вы думаете. Многие из нас, как индивидуальные инвесторы в компании публичного рынка, хотят выбирать правильные акции. Я думаю об этом очень важном. Я хочу владеть этим, а не другими. Это первый шаг. Шаг второй: какого размера будет эта позиция для моего портфеля? Вы, как венчурный капиталист, упомянули о построении портфеля, Оллен. Но есть третий шаг, который вам нужно сделать, чего я на самом деле не делаю, а именно попытаться сохранить паритет.Или, опять же, с помощью некоторой комбинации переговоров и эмоционального интеллекта вы на самом деле боретесь за положение, о чем остальным из нас обычно не приходится думать.

Дуглас: Я скажу, Дэвид, в этом преимущество венчурного фонда. Не так много людей, у которых есть 150 миллионов долларов, чтобы инвестировать в них. Когда вы инвестируете через фонд, вы теряете некоторый контроль над тем, что выбираете, потому что это похоже на пул вслепую. Вы даете нам деньги и не знаете, в какую компанию инвестировать.Но у вас есть уверенность, что у вас есть профессионалы.

Гарднер: Вы делаете ставку.

Douglass: Инвестирование от вашего имени в использование вашего коллективного капитала, чтобы быть уверенным, что, если вас собираются подтолкнуть, кто-то пытается получить кучу денег. Это возится […] глупо.

Гарднер: Ага. Хорошо сказано. Оллен, я обещал ранее и хочу выполнить это обещание здесь, в конце, что я повторно расскажу о шести чертах инвестирования Rule Breaker , о которых я говорил и писал до тошноты.Мне любопытно, как они оцениваются с точки зрения того, насколько хорошо они работают или имеют значение для вас, как целенаправленный управляющий директор по венчурному капиталу. Ты сыграешь со мной в эту игру?

Дуглас: Я бы хотел сыграть в эту игру, Дэвид.

Гарднер: Может быть, по минуте на каждого. Первый ищет акции, компанию, которая является лидером и первопроходцем в важной развивающейся отрасли. Насколько хорошо вам эта оценка?

Douglass: Я бы сказал, что если бы я поставил их на высокий, средний и низкий, я бы сказал, что это средний.Вы, безусловно, ищете компании, которые имеют преимущество перед конкурентами. Но они настолько ранние, что действительно трудно однозначно сказать, кто главный, потому что есть много компаний, которые пытаются что-то делать, выбирая разные подходы для решения схожих проблем. Я действительно больше ищу абсолютного успеха в относительном.

Gardner: Да, это действительно становится более очевидным по мере того, как компании становятся более зрелыми, а промышленность начинает развиваться. Кто на самом деле лидер? На этом раннем этапе, когда у 23 разных людей есть свои идеи о том, как добавить машинное обучение в кофе, это просто не те усилия.Потому что все дело в идеях. У кого угодно может быть идея.

Дуглас: Да.

Гарднер: Хорошо. Это здорово, так что это средний показатель для №1. №2, это устойчивое конкурентное преимущество, конечно, которое можно измерить разными способами, например, наличие дальновидного основателя может служить примером. Иногда неумелая конкуренция, иногда патенты, есть множество форм преимуществ, но мы ищем устойчивое конкурентное преимущество. Как это оценивается?

Gardner: Я думаю, что один высокий, и это соответствует той идее, о которой мы говорили ранее; ты знаешь что делаешь? Сможете ли вы сформулировать мышеловку, которая действительно звучит так, будто она лучше, чем то, что мы делаем? Можете ли вы описать эту мышеловку таким образом, чтобы она не могла быть воспроизведена следующей компанией? Это действительно важно, и я думаю, что у него много общего.

Гарднер: Черта № 3 из нарушителей правил Акции демонстрируют сильное прошлое повышение цен. Это очень легко увидеть, когда у вас есть публичные рыночные компании с прививками в реальном времени и историческими данными о том, как обстоят дела с их акциями. Вы знаете, как это важно, я часто это говорил. На прошлой неделе Фрэнк Райх сказал это снова, даже дал мне немного за это, но победители побеждают. Очевидно, что когда мы говорим о серии A, там не так уж много истории, но видите ли вы что-то, прокси или аналог сильного обесценивания цен в прошлом, которое хорошо или плохо для вас?

Дуглас: Да, я бы поставил это выше, если бы мы могли использовать прокси, и это было бы сильным прошлым ростом доходов, на что мы и смотрим, если у вас есть история роста вашего дохода.Как я уже сказал, те уровни, которые мы делаем в Motley Fool Ventures, не являются чем-то необычным. Люди смотрят на рост на 50%, мы начинаем чесать в затылке и спрашивать, что не так, да? Сильный рост выручки в прошлом действительно важен.

Гарднер: Отлично. Черта №4, хороший менеджмент и умная поддержка. Все дело в человечности, я не могу себе представить, что это плохие оценки. Это должно быть, по крайней мере, медиумом для вас, Олен и я тоже вас туда бросили, потому что вы поддерживаете и часто, когда люди смотрят на черту No.4 of Rule Breakers акций, они просто думают о генеральном директоре и говорят: «Я верю в это дальновидное предприятие?» Но нет, меня также волнует, кто их поддерживает, чему мы можем у них поучиться. Ты же не собираешься ставить себе бессмысленную оценку, да ты Оллен?

Douglass: Я бы сказал, что для большинства венчурных капиталистов, если бы мы разбили это на две части, это был бы высокий-высокий. Честно говоря, Дэвид для Motley Fool Ventures это высокая-низкая. Нам нужны умные, замечательные люди.Венчурный капитал как отрасль не очень хорошо работает с населением предпринимателей. В частности, Митч Капор, с которым мы являемся соинвесторами, и я сказал ему, что он мой герой. Он входит в венчурный фонд Kapor Capital, но также является одним из основателей Lotus 1-2-3.

Гарднер: Назад в день.

Дуглас: Да. […] предшественник Microsoft Excel и имел решающее значение в моей карьере, но у него есть цитата, в которой говорится: «Гений распределяется равномерно, а доступ к капиталу — нет.»Это было основано на исследовании одной из школ Лиги плюща: если вы посмотрите на всех людей, получивших патенты, и посмотрите на них по почтовому индексу, вы не сможете ничего отличить от Калифорнии, Нью-Йорка, Среднего Запада. , все они имеют одинаковые возможности получения грантов на душу населения, но у венчурного капитала не было. 80% венчурного капитала поступает в Кремниевую долину, штат Нью-Йорк, штат Массачусетс. Итак, для нас умная поддержка означает следование за людьми, которых мы не знаем, выполнение вещи, которые мы не понимаем в очень узких географических регионах.Именные бренды не имеют для нас большого значения, но если этим руководит Дэвид Гарднер, которого мы знаем, и у нас есть представление о том, что он делает, каков его стиль и каков его послужной список, тогда мы положите на него вес. Но то, что вы принадлежите к кому-то, о чем мы слышали, само по себе не дает вам лишнего доверия, и я думаю, что это открывает возможности для нас, для инвесторов, которые могут быть упущены из виду.

Гарднер: Но, боже, важно ли найти талантливого генерального директора или команду вокруг этого человека.Когда я думал об этом мире, одним из моих первых наставников был бывший член правления Motley Fool Фред Сингер, инвестор Yahoo! и проделал огромную работу, и он часто говорил: «Нет идеальных людей, есть только идеальные команды». Он должен быть высоким, и я рад, что вы сказали, что это высокий уровень для управленческой части, но это не обязательно связано с одной звездой Илоном Маском. Часто это может быть больше синергиста к ракетному термину от Леса Маккеуна, предыдущего автора, ранее дававшего интервью в этом подкасте, где вы ищете кого-то, у кого нет эгоизма, но который отлично подходит для создания команды и обеспечения того, чтобы это могло быть , мы не идеальные люди, но это могла бы быть идеальная команда.

Дуглас: Да. Я помню это, я не могу вспомнить его имя, сказал мне, что не будет инвестировать в компании с одним основателем, потому что он хочет убедиться, что вы можете убедить еще одного человека, кроме него, инвестировать в компанию. Пойдите, убедите кого-нибудь бросить то, что они делают, и поработать на вас, а затем я расскажу вам об инвестировании, потому что вы правы, об этом качестве лидерства, и это одна из причин, почему мы находимся на том уровне, на котором мы есть, потому что мы этого хотим. доказательства того, что они могут привлекать качественных людей.

Гарднер: Да, так важно. Признак № 5 акции Rule Breakers Акция — сильный потребительский бренд. Как вам эта оценка?

Douglass: Я бы сказал высоко, Дэвид, и это требует от нас вдаваться в подробности того, что вы говорите о потребительском бренде, потому что есть компании, которые не ориентированы на потребителя. Но нам нужны компании с хорошей репутацией в тех областях, в которых они работают. Вы смотрите на это в основном со стороны клиентов, которых они привлекают.Когда вы начинаете, мы действительно смотрим на то, чтобы компания работала с вами как с бизнесом, и одним из наших любимых критериев, Дэвид, является наличие компании, которая является клиентом The Motley Fool, то есть Мы твердо подтверждаем, что это отличный бизнес.

Gardner: Как насчет того, чтобы назвать здесь одно или два имени, не обязательно специально для покупателя-дурака, но я вас слышу. Если мы покупаем у них, это, вероятно, многое говорит о нашем уважении к их технологиям, продуктам или услугам.Но, Оллен, какие у вас в голове примеры компаний, которые, вы правы, не все являются потребительскими брендами, но у каждого продукта и услуги есть покупатель? Они могут быть покупателями B2B, B2B. Какая пара компаний, входящих в фонд Motley Fool Ventures на ранней стадии развития, по вашему мнению, хорошо работает с брендом?

Дуглас: Их несколько, есть компания под названием Hungry Marketplace, я думаю, у нее есть отличный бренд.Они обычно доставляют приготовленную еду в офисы или в другие места, и, очевидно, они затронуты пандемией, но проделали большую работу, чтобы обойти это, и у них все хорошо. Есть такая компания UrbanStems, которая занимается доставкой цветов.

Гарднер: Готов поспорить, я люблю UrbanStems.

Дуглас: Я думаю, у них отличный бренд. Есть компания MotoRefi, которая помогает людям рефинансировать автокредиты. Мы считаем, что это отличный бренд.

Gardner: Это все отличные примеры. Так что на данный момент ни один из этих брендов не является общеизвестным, но мы говорим об инвестициях серии A, которые мы сделали в эти компании. Иногда они расширяются, и у них, вероятно, есть кто-то, кто действительно понимает, как построить бренд, что, безусловно, является хорошим трюком, если вы можете его реализовать. Имея свой набор хитростей как деловой человек, настоящее понимание того, как построить бренд.

Douglass: Я думаю, что самые известные компании в нашем портфеле, мы инвестируем в компанию под названием Madison Reed, и поэтому, если вы знакомы с цветом волос, вы можете знать бренд Madison Reed.Мы инвесторы в компанию под названием Carta, которая помогает компаниям управлять своими опционами на акции в таблицах капитализации, как мы их называем. Я думаю, что это два достаточно хорошо известных. Есть компания под названием Republic, Republic интересна тем, что для людей, которые заинтересованы в экспериментах с инвестированием в частные компании, Republic — это краудфандинговая платформа, в которую инвестировал The Motley Fool. Мы очень взволнованы тем, что они делают. и есть место, куда вы можете пойти, возможно, поэкспериментировать с инвестированием в частные компании.

Гарднер: Отлично. Последняя черта, о которой вам будет интересно услышать, — это моя специальная сделка соуса на Rule Breaker Investing, , то есть мы хотим, чтобы люди называли акции, на которые мы смотрим, переоцененные. Мы хотим, чтобы у людей сложилось общее представление о том, что люди никогда не станут покупать или вкладывать в него деньги, потому что он слишком переоценен. Как это оценивается?

Douglass: Это довольно распространено, и это почти […] поэтому, когда у вас неэффективный разрозненный рынок, многие люди ищут компании, которые, как выясняется, будут лучше всех, как серия A инвестору было буквально невозможно переплатить за Zoom.

Гарднер: Не так ли? Точно.

Дуглас: Мы ищем эти компании. В оценках вы часто слышите их в частных компаниях, люди не понимают, почему люди платят так много, но трудно понять, что значит расти на 100% в год и что это означает для дохода в 10 миллионов долларов при 100%. % в год на пять лет. Например, […] это от 10 до 320 миллионов долларов за пять лет, это просто невероятный рост.

Гарднер: Большой вопрос, который, я думаю, у многих моих слушателей, на данном этапе, и вы только что упомянули Республику, Олен, так что это кажется актуальным, могу ли я участвовать? Мне очень нравится то, что вы сделали для Motley Fool Ventures для нашего первого фонда, я узнал об этом от вас, Олен, большинство венчурных фондов хотят работать с как можно меньшим количеством партнеров с ограниченной ответственностью, которые выписывают как можно больший чек. .Многие венчурные фонды — это всего лишь пять разных венчурных фирм, которые выписывают крупный чек другой, и теперь им очень весело. У них просто есть несколько человек, с которыми нужно иметь дело, проверять, сообщать финансовые отчеты и проверять их по телефону, и такова отрасль. Вы хотите минимизировать количество инвесторов, которые у вас есть, и получать как можно больше денег от каждого из них. Когда вы основали Motley Fool Ventures, вы сделали прямо противоположное. Не могли бы вы объяснить это через минуту или меньше?

Дуглас: Да.Инвесторы в большинстве венчурных фондов — это семейные офисы, учреждения, корпорации, крупные организации. Мы решили, что хотим, как вы сказали, Дэвид, перевернуть это вверх дном, привлечь как можно больше людей с относительно небольшими проверками. У них еще были требования к аккредитации, о чем мы можем говорить. Но в итоге мы получили 800 партнеров с ограниченной ответственностью в нашем фонде, что, я не знаю, в 20-40 раз больше, чем ваше обычное финансирование, и в несколько раз больше, чем кто-либо, кто когда-либо говорил нам, что они видели.Это было захватывающе.

Гарднер: Это потрясающая история. Это всего Rule Breaker -й подход к венчурному капиталу. Мне нравится, что у тебя возникла эта идея и что ты ее реализовал, Оллен. Это означает, что у нас намного больше удовольствия на наших собраниях, чем у других на их собраниях, потому что их собрания — это просто поверхностное управление, основанное на открытом и общении […]. Как только мы снова вернемся к личной встрече, у нас появятся сотни и сотни людей, которые инвестируют в нас. Но это подводит меня к вопросу, Олен, а как насчет остальных? Я думаю, что минимальный чек, который мы можем принять, составляет 100 000 долларов.Что ж, я уверен, что есть кто-то, кто прослушал подкасты на этой неделе и думает, что это захватывающе, но у них нет 100 000 долларов. У них может быть от 5000 до 15000 долларов. Не могли бы вы вкратце рассказать о том, как устроен мир венчурного капитала, включая всех или нет.

Дуглас: Ага. Венчурный капитал на самом деле нет, но есть несколько вещей, и, как вы упомянули ранее, Дэвид, есть компания Republic, в которую мы инвестировали. Они демократизируют инвестирование частных компаний.У них есть возможности для краудфандинга, которые не имеют значительного минимального требования для участия в краудфандинге. У них действительно есть возможности для аккредитованных инвесторов, а это значит, что вам нужно иметь пару 100000 долларов дохода или какой-то другой. Но они проводят проверку, чтобы убедиться, что компании на их платформе имеют определенное качество и стандарты. Я бы сказал, Дэвид, очень похоже на инвестирование в публичные компании. Очень часто лучшее, что вы можете сделать, чтобы добиться успеха, — это просто начать.Когда мы все оглядываемся на наши первые акции, оглядываясь назад, мы понимаем, что вступить в игру и начать учиться — это действительно способ действительно начать. Образование от ваших первых инвестиций почти невыносимо превзойдет финансовую отдачу от них. Те люди, которые думали о краудфандинге, могут не думать, что это безопасно. Я думаю, с точки зрения безопасности, мы, безусловно, можем сказать, что у Republic есть уважаемая платформа, не говоря уже о том, что инвестирование через платформу Republic — отличный способ заработать деньги.Мы не гарантируем, что вы не потеряете деньги. Фактически, вы, вероятно, будете, потому что это природа инвестирования частных компаний, но вы узнаете так много, что, когда вы дойдете до точки, когда вы можете выделить более значительные суммы денег, вы готовы, вы готовы, и вы сможете принимать более обоснованные решения.

Gardner: Я рад, что вы сказали это, Оллен, потому что здесь, в заключение, очень много людей увлечены криптовалютами и различными биржами.Мы определенно здесь не для того, чтобы сказать, что мы тоже находим там определенный интерес. Я думаю, что большинству из нас будет лучше всего, если вы собираетесь проводить время с таким вниманием на платформе краудфандинга. Я думаю, глядя на реальные компании и идеи, продукты и услуги, а не на чью-то следующую идею о том, как использовать блокчейн, который сам по себе является действительно крутой технологией, на которую стоит обратить внимание. Но я думаю, что многие из нас смещают акцент на такие компании на ранней стадии развития. Я гораздо больше разбираюсь в том, как это сделать, и преуспеваю в этом, чем я мог бы предположить чью-то еще криптовалюту в наши дни.Немного редакционной статьи от меня. Что ж, Олен, это было так весело. Вы так щедро уделили время. Вы рассказали нам о многих странах мира. Я чувствую, что мы только начали. Фактически, одна из моих любимых линий, чем больше остров знаний, тем длиннее береговая линия тайн. Вы немного помогли нам накапливать наши знания, но у меня осталось, вероятно, еще больше вопросов и знаний, которые мы никогда не сможем обсудить в одном подкасте. Но я действительно хочу поблагодарить тебя, Олен, потому что я думаю, что на этой неделе мы получим несколько хороших вопросов по почте.Опять же, наша электронная почта, [email protected], напишите нам в Твиттере @RBIPodcast. Олен, если я смогу оттащить тебя назад, я мог бы попросить тебя немного поговорить на следующей неделе, чтобы ответить на некоторые вопросы, которые мы неизбежно вызывали в подкасте этой недели. Но прежде чем я вас отпущу, мы раньше делали одно, что вы знаете из нашего радио-шоу, потому что когда-то слушали его, — мы спрашивали людей: покупайте, продавайте или держите, но мы бы не стали спрашивать их об акциях. Мы спрашивали их о том, что происходит в мире, о продукте или услуге, моде, тенденции, и мы бы сказали, если бы это были акции, вы бы купили, продали или держали бы?

Дуглас: Понял.Я помню ту игру. Я хорошо это помню, и мне это понравилось, Дэвид.

Гарднер: Я знаю, что ты собираешься сыграть со мной в игру, Оллен, у меня для тебя есть три. Первый, ну, мы только что говорили об этом, криптовалюты. Купить, продать или удержать капитал C, криптовалюту?

Дуглас: Дэвид, я собираюсь купить там. Это было интересно. На самом деле у меня есть Биткойн , потому что я открыл крипто-счет просто в качестве эксперимента. Как тостер, они дали мне биткойн на 5 долларов.

Гарднер: Вау, когда это было?

Дуглас: К сожалению, это было тогда, когда цена была 40 000 долларов.

Гарднер: Понятно, я надеялся, что это было около восьми лет назад.

Дуглас: Нет, я думаю, это около восьми недель назад. Я держу криптовалюту, потому что открыл счет.

Гарднер: Ага. Но это о чем-то говорит само по себе. У вас есть интерес, и мы любим, мы всегда хотим, чтобы вы исследовали новые миры, так что это здорово.Оллен купи, продай или держи, HelloFresh . HelloFresh — одна из таких служб доставки еды. Я просто думаю об этом, потому что люди в моей семье любят эту вещь. Мне любопытно, используете ли вы HelloFresh или нет. Я даже не знаю, публичные они или нет? Blue Apron , похоже, не очень хорошо себя чувствовала в качестве публичной компании: покупать, продавать или удерживать; HelloFresh?

Дуглас: Я продаю HelloFresh, Дэвид, потому что в нашем портфолио есть компания под названием Territory Foods, которая, как мне кажется, является конкурентом, и поэтому я ненавижу HelloFresh.

Гарднер: HelloFresh, кстати, немец. Это публично торгуемый. Они добились огромных успехов в США, но это немецкая компания. Последний.

Дуглас: Я друг, Дэйв.

Гарднер: Я слышу твой последний вопрос, Оллен. Работа из дома, гибкость, покупка, продажа или удержание?

Дуглас: Я покупаю на это, Дэвид. Я думаю, что гибкость будет иметь первостепенное значение, и работа из дома станет частью того, что мы делаем, как мы всегда смотрим на бизнес.Мы не вернемся.

Gardner: Я уверен, что это уже часть нашего портфеля Motley Fool Ventures. Ну, мы немного потянулись, потому что я думаю, что это такая увлекательная тема. Как я сказал Олену, Олен, нам не следовало ждать до седьмого года, чтобы начать этот разговор. У меня такое чувство, что мы снова услышим от вас здесь в 2021 году. Такая интересная тема, я знаю, что многие дураки и будущие дураки заинтересованы в этом. Я рад узнать, что с каждым днем ​​он становится все более демократичным.Оллен, и продолжай в том же духе.

Дуглас: Большое спасибо, Дэвид. Если бы я мог задать вам один быстрый вопрос. Покупай, продавай, держись, пройдет ли семь лет, прежде чем я вернусь?

Гарднер: Я собираюсь продать это. Не пройдет еще семь лет, прежде чем вы вернетесь к этому подкасту. Большое вам спасибо за ваш вклад. Я надеюсь, что у всех будет глупая неделя. На следующей неделе, конечно же, наш почтовый ящик, [email protected], как я уже упоминал несколько раз, с нетерпением жду ваших вопросов, комментариев, рассказов, стихов, всего, что у вас есть для нас здесь в конце июля.А пока продолжайте дурачиться.

Эта статья представляет собой мнение автора, который может не согласиться с «официальной» рекомендательной позицией премиальной консультационной службы Motley Fool. Мы разношерстные! Ставка под сомнение по поводу инвестиционного тезиса — даже нашего собственного — помогает нам всем критически относиться к инвестированию и принимать решения, которые помогают нам стать умнее, счастливее и богаче.

Конкурс венчурных инвестиций | Фостерская школа бизнеса

MBA + стартапы + венчурные капиталы = VCIC

Global VCIC — это крупнейшее в мире соревнование венчурного капитала среди лучших студентов MBA из более чем 70 престижных бизнес-школ из 13 стран на 3 континентах.В основе мероприятия — творческий поворот столов. В отличие от конкурсов бизнес-планов, в которых студенты представляют свои собственные идеи инвесторам, в VCIC студенты являются инвесторами , а им предлагают настоящие предприниматели. Это очень мощный обучающий опыт для обеих сторон. Добавьте к этому дюжину судей VC, и вы получите то, что веб-сайт VCIC описывает как «беспроигрышный вариант». Студенты учатся (и зарабатывают деньги), предприниматели связываются с инвесторами, а венчурные капиталисты заранее узнают о некоторых жизнеспособных сделках.Программа завершается каждый апрель в Чапел-Хилл, Северная Каролина, финалом Global Finals, где команды-победители забирают домой призовые в размере 10 000 долларов США.

ENTRE 542 Практика венчурных инвестиций — только MBA и TEC

Практика венчурного инвестирования дает обзор мира венчурного капитала. Хотя краеугольным камнем класса является Конкурс венчурных инвестиций (VCIC), учебная программа разработана в более широком смысле, чтобы предоставить студентам необходимые инструменты для оценки инвестиционных возможностей на ранней стадии.Класс интерактивный и интегрирующий, в нем участвуют спикеры, которые являются предпринимателями, венчурными капиталистами, юристами на начальном этапе и предыдущими конкурентами VCIC. VCIC — это национальное соревнование по стратегии для аспирантов, стремящихся к риску и предпринимательству. Студенческие команды берут на себя роль фирмы венчурного капитала и получают гипотетический фонд для инвестирования, а также 48 часов на оценку добросовестных бизнес-планов перед принятием инвестиционных решений. Затем команды защищают свои решения о распределении перед жюри, состоящим из венчурных капиталистов от фирм.Кульминацией класса является очное соревнование в январе, которое определяет, какую команду мы отправим на региональные соревнования, чтобы они представляли Foster School.

Фостер Победы

2020 2-е место в горных регионах
2018 2-е место и Выбор предпринимателя на Западе (Колорадо) региональные
2017 2 -е место в регионах Силиконовой долины
2016 2 -е место в Западных (Колорадо) регионах
2015 2 и место в глобальном финале
выиграно в 2011 году в регионах Силиконовой долины
в 2010 году 2 на месте в региональных соревнованиях в Силиконовой долине
в 2009 году выиграно в регионах в Силиконовой долине
в 2008 году выиграно в регионах Силиконовой долины, 2 на месте в глобальных финалах
в 2006 году в глобальном финале
в 2004 году в глобальном финале Финал

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.