Проект нового направления на медико социальную экспертизу: Проект Приказа Минздрава России, Минтруда России «Об утверждении формы направления на медико-социальную экспертизу медицинской организацией и порядка ее заполнения» (по состоянию на 01.09.2020) (подготовлен Минздравом России, Минтрудом России, ID проекта 01/02/08-20/00107311) (Приказ подписан 01.02.2021 N 27н/36н)

Содержание

Новости министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области

 Горячая линия: (3952) 25-33-07 в будние дни 09.00-13.00, 14.00-18.00

Социальный телефон: 8-800-100-22-42, в будние дни 09.00-13.00, 14.00-18.00 звонок бесплатный

Е-mail: [email protected]

Горячая линия по вопросам работы в условиях коронавируса (3952) 21-49-86, по будням с 9.00 до 18.00 

Горячая линия по вопросам организации отдыха и оздоровления детей (3952) 52-75-41, по будням с 9.00 до 18.00

  Телефоны «Горячих линий» подведомственных учреждений   

28.10.2021 Торжественное открытие
В июне Комплексному центру социального обслуживания населения г. Усолье-Сибирское и Усольского района администрацией города было безвозмездно передано помещение площадью 178 кв.
м. 28.10.2021 Иппотерапия в конном клубе «Гармония»
Специалистами отделения реабилитации инвалидов Комплексного центра социального обслуживания населения Шелеховского района были организованы индивидуальные занятия по иппотерапии в конном клубе «Гармония». 28.10.2021 Участие в конкурсах
Одной из приоритетных задач в предоставлении социальных услуг детям-инвалидам является выявление у них творческих способностей, развитие мотивации, формирование стремления к самопознанию. 28.10.2021 День белых журавлей

Нежными и трогательными строчками из стихотворения поэта Расула Гамзатова открылся для ребят Иркутского детского дома-интерната № 1 для умственно отсталых детей праздник белых журавлей, который с 1986 года стал не только Всероссийским, но и международным. 28. 10.2021 Своя жизнь
Трогательный вечер состоялся у участников и специалистов проекта «Своя жизнь». В настоящую самостоятельную жизнь провожали Викторию и Ольгу, которые совсем недавно получили собственные квартиры. 27.10.2021 Любимый край

Выпускник Центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей, Ленинского района г. Иркутска Юра Н. принимает участие в Международном конкурсе искусства и творчества «ROSSиЯ. RU – 2021» в номинации «Любимый край». 27.10.2021 Азбука Жизни
Конечная цель каждого участника проекта Иркутского детского дома-интерната № 1 для умственно отсталых детей «Жизнь как жизнь» – начать жить самостоятельно. 26.10.2021 Посещение специалистов-ортопедов
Специалисты Иркутского филиала ФГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие» посетили Пуляевский психоневрологический интернат.
26.10.2021 Летай со мной
Мы всегда с восхищением смотрим в небо, полет птиц нас завораживает и, согласитесь, заставляет помечтать о крыльях. Немного побыть птицами и ощутить самый настоящий полет предстоит ребятам, вошедшим в программу Общероссийского народного фронта по аэродинамической гимнастике для детей с ДЦП «Летай со мной». 26.10.2021 Общеразвивающая деятельность
В областном государственном бюджетном учреждении социального обслуживания «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних Заларинского района» успешно начата реализация Программы модуля «Общеразвивающая деятельность». 25.10.2021
Предоставление социальных услуг в полустационарной форме

С 18 октября 2021 года областное государственное бюджетное учреждение социального обслуживания «Комплексный центр социального обслуживания населения Усть-Кутского района» начало предоставлять социальные услуги в полустационарной форме гражданам пожилого возраста и инвалидам. 25.10.2021 Амплипульстерапия

В областном государственном бюджетном учреждении социального обслуживания «Реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями «Сосновая горка» большая роль отведена физиотерапевтическим методам.
Новости 1 — 20 из 7346
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец | Все

Медицинско-социальная помощь в вопросах и ответах. Онлайн-консультация ФСС

Могут ли выдать слуховой аппарат бесплатно и как получить коляску с электроприводом?

 

На эти и другие вопросы читателей ответила заместитель руководителя Департамента социальных программ и сводно-аналитической работы Фонда социального страхования Российской Федерации Любовь Борисовна Савина

.

 

 

1. Моему отцу-инвалиду выдают подгузники на размер меньше, чем требуется (нужен L, а дают М). Как можно решить эту проблему? Алексей, г. Орел.

Фонд социального страхования Российской Федерации обеспечивает инвалида техсредствами реабилитации только в соответствии с теми рекомендациями, которые записаны в его индивидуальной программе реабилитации. Если выдаются подгузники размера M, значит, именно они указаны в программе. Чтобы ее изменить и получать те подгузники, которые требуются (это касается и остальных средств), обратитесь в бюро медико-социальной экспертизы по месту жительства. Затем обновленную индивидуальную программу надо предоставить в региональное отделение фонда. После этого ваша проблема будет решена. Обращаю Ваше внимание на то, что при необходимости внесения исправлений в ИПРА инвалида (ИПРА ребенка-инвалида) в связи с изменением антропометрических данных инвалида (ребенка-инвалида), необходимостью уточнения характеристик ранее рекомендованных видов реабилитационных или абилитационных мероприятий инвалиду (ребенку-инвалиду) по его заявлению либо по заявлению законного или уполномоченного представителя инвалида (ребенка-инвалида) взамен ранее выданной составляется и выдается новая ИПРА инвалида (ИПРА ребенка-инвалида) без оформления нового направления на медико-социальную экспертизу.

 

2. Хочу бесплатно получить слуховой аппарат. Как это сделать? Андрей, г. Ростов на Дону.

Рекомендация, какой слуховой аппарат или другое средство необходимо инвалиду, должна быть записана в индивидуальной программе реабилитации или абилитации инвалида.

1. Обратитесь в учреждение медико-социальной экспертизы, чтобы разработать индивидуальную программу реабилитации или абилитации инвалида.

2. Отправляйтесь в отделение фонда с документами:

·         заявление

·         индивидуальная программа реабилитации или абилитации инвалида

·         паспорт

·         СНИЛС

3. Мне выдали протез для руки, но он мне не подходит (тяжелый), не могу им пользоваться.

Мне нужен другой протез, более легкий. Игорь, г. Казань.

Фонд социального страхования Российской Федерации осуществляет обеспечение инвалидов ТСР в соответствии с ИПРА. В процессе изготовления протеза, протезное предприятие приглашает несколько раз инвалида на примерку изделия. Если Вам не подходит протез, Вы можете не получать это изделие и не подписывать акт сдачи-приемки товара. Кроме того, условиями государственного контракта предусматривается гарантийный ремонт изделий. Исполнитель несет ответственность за качество изделий. Исполнитель обязан производить гарантийный ремонт или замену изделий, вышедших из строя до истечения гарантийного срока.

4. Мне нужно кресло-коляска с дополнительными функциями, не такое, как выдает региональное отделение фонда. Ольга, г. Екатеринбург.

Приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 24. 05.2013 № 214н утверждена классификация технических средств реабилитации (далее — Классификация) в рамках федерального перечня реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 30.12.2005 № 2347-р.

Согласно п. 2 Классификации, технические средства реабилитации могут приобретаться инвалидами в различных модификациях, в том числе с дополнительными функциями.

В случае самостоятельного приобретения кресла-коляски с дополнительными функциями инвалиду выплачивается компенсация на основании приказа Минздравсоцразвития России от 31.05.2011 № 57н «Об утверждении Порядка выплаты компенсации за самостоятельно приобретенное инвалидом техническое средство реабилитации и (или) оказанную услугу, включая порядок определения ее размера и порядок информирования граждан о размере указанной компенсации».

5. В новой ИПРА мне прописали кресло-коляску с ручным приводом, я на такой передвигаться не смогу, необходима коляска с электроприводом. Иван, г. Подольск.

Для решения вопроса обеспечения Вас креслом-коляской с электроприводом необходимо внесение изменений в ИПРА. В соответствии с приказом Минтруда России от 13.06.2017 № 486н «Об утверждении Порядка разработки и реализации индивидуальной программы реабилитации или абилитации инвалида, индивидуальной программы реабилитации или абилитации ребенка-инвалида, выдаваемых федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, и их форм», при необходимости внесения дополнений или изменений в ИПРА оформляется новое направление на медико-социальную экспертизу (далее — МСЭ) и составляется новая индивидуальная программа реабилитации или абилитации инвалида.

Право разрабатывать ИПРА и вносить в нее изменения возложено исключительно на МСЭ, к которым относятся главные бюро медико-социальной экспертизы в субъектах Российской Федерации, имеющие филиалы: бюро МСЭ в городах и районах.

6. Как получить ежегодную денежную компенсацию на содержание и ветеринарное обслуживание собаки-поводыря? Наталья, г. Мытищи.

Заявление о выплате компенсации надо подать в региональное отделение фонда по месту жительства.

Потребуются следующие документы:

·         Паспорт (если ваши интересы представляет другое лицо, значит, его паспорт, а также документ, подтверждающий его полномочия).

·         Паспорт на собаку-проводника.

·         Справка установленного образца об осмотре собаки-проводника, выданная государственным ветеринарным учреждением не ранее чем за 30 дней до подачи заявления о выплате ежегодной денежной компенсации.

Выплата компенсации осуществляется почтовым переводом или перечислением средств на банковский счет. Компенсация выплачивается в месяце, следующем за месяцем, в котором было подано заявление. Следующая выплата компенсации производится по истечении 1 года после получения компенсации за предыдущий год, которая выплачивается в фиксированной сумме и индексируется в соответствии с постановлением правительства РФ № 708.

 

7. Скажите, могу ли я заказать протез на том протезно-ортопедическом предприятии, которое сам выбрал? Не уверен, что другие сделают качественно… Сергей, г. Иркутск.

Отбор поставщиков технических средств реабилитации осуществляется только в соответствии с Федеральным законом № 44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в порядке очередности и в пределах средств, поступающих в Фонд из федерального бюджета. Иных вариантов отбора подрядных организаций законодательством не предусмотрено. При этом инвалид вправе сам выбрать протезное предприятие, где ему будет изготовлен протез, рекомендованный в соответствии с его индивидуальной программой реабилитации или абилитации инвалида, и принести в отделение фонда документы на выплату компенсации.

8. Как поменять старую инвалидную коляску на новую? Николай, г. Тула.

Сроки пользования техническими средствами реабилитации установлены в приказе Минтруда России от 24 мая 2013 г. № 215н. Так, для кресел-колясок он составляет от 4 до 6 лет в зависимости от вида изделия. По истечении срока пользования на основании заявления и при наличии действующей ИПРА выдается новое кресло-коляска. Если кресло-коляска сломалось до истечения срока пользования, то необходимо обратиться с заявлением в региональное отделение фонда о проведении медико-технической экспертизы, на которой принимается решение о ремонте или досрочной замене сломавшегося изделия.

9. Нуждаюсь в эндопротезе, все соцорганы отказывают в выдаче. Куда обращаться? Марат, г. Уфа.

Распоряжением правительства Российской Федерации от 10.09.2014 № 1776-р эндопротезы исключены из Федерального перечня реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду в рамках утвержденного распоряжением правительства Российской Федерации от 30. 12.2005 № 2347-р, в связи с чем обеспечение указанным техническим средством реабилитации Фондом социального страхования Российской Федерации в настоящее время не осуществляется.

Обеспечение инвалидов эндопротезами осуществляется за счет средств обязательного медицинского страхования в рамках оказания медицинской помощи инвалидам медицинскими организациями в соответствии с положениями Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Рекомендуем обратиться в орган здравоохранения по месту жительства.

10. Мне жизненно необходим экзоскелет, куда ни обращалась никто мне не выдает. Почему? Вадим, г. Воронеж.

Обеспечение льготных категорий граждан ТСР осуществляется в соответствии с постановлением правительства Российской Федерации от 07.04.2008 № 240 «О порядке обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно ортопедическими изделиями». Классификация ТСР (изделий) в рамках Федерального перечня реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду, утвержденного распоряжением правительства Российской Федерации от 30 декабря 2005 № 2347-р, утверждена приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 24.05.2013 № 214н.

Экзоскелет классификацией ТСР в рамках федерального перечня реабилитационных мероприятий не предусмотрен, в связи с этим обеспечение указанным техническим средством реабилитации Фондом социального страхования Российской Федерации в настоящее время не осуществляется.

11. Самостоятельно купила для мамы-инвалида подгузники, все чеки сохранила. Как получить за них компенсацию? Какие документы для этого нужны? Как действовать? Екатерина, г. Дедовск.

1. Подайте заявление о выплате компенсации за самостоятельно приобретенные технические средства реабилитации в региональное отделение фонда.

2. Предоставьте паспорт.

3. Принесите индивидуальную программу реабилитации, полученную по результатам медико-социальной экспертизы. Фонд социального страхования РФ компенсирует покупку только тех средств, которые в ней записаны. Если программы нет или вы сами решили что-то купить вне ее рамок, фонд не сможет вернуть ваши затраты.

4. СНИЛС.

5. Кассовый чек на покупку.

6. Товарный чек. В нем должна быть подробная расшифровка: сколько куплено средств, каких и т. д. По действующему законодательству компенсацию за самостоятельно приобретенные средства реабилитации должны вернуть в течение 2 месяцев после подачи заявления.

Порядок выплаты компенсации за самостоятельно приобретенное инвалидом ТСР утвержден приказом Минздравсоцразвития России от 31.01.2011 № 57н.

12. Как рассчитывается компенсация за ТСР и когда ее ждать? Ольга, г. Тверь.

Выплата компенсации за самостоятельно приобретенные ТСР производится в соответствии с приказом Минздравсоцразвития России от 31.01.2011 № 57н «Об утверждении Порядка выплаты компенсации за самостоятельно приобретенное инвалидом техническое средство реабилитации и (или) оказанную услугу, включая порядок определения ее размера и порядок информирования граждан о размере указанной компенсации» (далее — Приказ).

Размер компенсации определяется в соответствии с пунктом 4 указанного Приказа: по результатам последней по времени осуществления закупки ТСР и (или) оказания услуги, информация о которой размещена на официальном сайте Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети Интернет для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг, проведенной уполномоченным органом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Таким образом, суммы компенсации за самостоятельно приобретенные ТСР зависят от последнего исполненного в региональном отделении фонда государственного контракта на поставку того или иного ТСР.

Вместе с тем компенсация за самостоятельно приобретенные ТСР выплачивается региональными отделениями фонда в рамках денежных средств, выделенных фонду из федерального бюджета Российской Федерации. Сроки выплаты компенсации предусмотрены пунктами 5, 6 приказа: в течение 30 дней со дня принятия решения о выплате компенсации, решение о выплате компенсации принимается также в течение 30 дней.

13. Почему мне выплатили компенсацию меньше, чем моей знакомой из другого Федерального округа? Валентина, г. Нижний Новгород.

Выплата компенсации за самостоятельно приобретенные ТСР производится в соответствии с приказом Минздравсоцразвития России от 31.01.2011 № 57н «Об утверждении Порядка выплаты компенсации за самостоятельно приобретенное инвалидом техническое средство реабилитации и (или) оказанную услугу, включая порядок определения ее размера и порядок информирования граждан о размере указанной компенсации» (далее — Приказ Минздравсоцразвития России от 31.01.2011 № 57н). Согласно пункту 5 Приказа Минздравсоцразвития России от 31.01.2011 № 57н, компенсация инвалиду выплачивается на основании заявления инвалида либо лица, представляющего его интересы, о возмещении расходов по приобретению технического средства реабилитации и (или) оказанию услуги и документов, подтверждающих расходы по самостоятельному приобретению технического средства реабилитации и (или) оказанию услуги инвалидом за собственный счет, а также предъявления им следующих документов:

·         документа, удостоверяющего личность;

·         индивидуальной программы реабилитации инвалида;

·         страхового свидетельства обязательного пенсионного страхования, содержащего страховой номер индивидуального лицевого счета (СНИЛС).

В соответствии с пунктом 4 приказа Минздравсоцразвития России от 31.01.2011 № 57н, размер компенсации определяется по результатам последней по времени осуществления закупки ТСР и (или) оказания услуги, информация о которой размещена на официальном сайте Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети Интернет для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг, проведенной уполномоченным органом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Таким образом, суммы компенсации за самостоятельно приобретенные ТСР зависят от последнего исполненного в региональном отделении Фонда государственного контракта на поставку того или иного ТСР и могут не совпадать с суммой чеков, подтверждающих их приобретение. Выплата компенсации за самостоятельно приобретенные ТСР осуществляется в пределах финансовых средств, выделяемых на указанные цели региональному отделению из федерального бюджета, которые и определяют пределы возможностей регионального отделения по выплате компенсации за самостоятельно приобретенные ТСР.

14. Подали документы на компенсацию за самостоятельно при обретенные ТСР позже, чем умер инвалид. Елена, г. Саратов.

Выплата компенсации за самостоятельно приобретенные ТСР производится в соответствии с приказом Минздравсоцразвития России от 31.01.2011 № 57н «Об утверждении Порядка выплаты компенсации за самостоятельно приобретенное инвалидом техническое средство реабилитации и (или) оказанную услугу, включая порядок определения ее размера и порядок информирования граждан о размере указанной компенсации» (далее — Порядок). Право на получение компенсации за самостоятельно приобретенные ТСР неразрывно связано с личностью ее получателя, и в случае смерти лица, имеющего право на получение такой компенсации, не может перейти к другому лицу. Сумма компенсации за самостоятельно приобретенные инвалидом ТСР может подлежать наследованию в случае подачи документов на выплату компенсации и принятии региональным отделением Фонда решения о выплате компенсации до смерти инвалида. В таком случае компенсация будет входить в состав наследства, т. к. принадлежала инвалиду на день смерти, т. е. было принято решение о выплате компенсации.

 

15. Выдали коляску, а она сломалась через пару месяцев. Что делать? Роман, г. Рязань.

Условиями государственного контракта предусмотрен гарантийный ремонт изделий. Исполнитель несет ответственность за качество изделий. Исполнитель обязан производить гарантийный ремонт или замену изделий, вышедших из строя до истечения гарантийного срока. За получением гарантийного ремонта ТСР инвалид может обратиться к Исполнителю по адресу, указанному в паспорте на изделие.

Бывает так, что срок гарантийного ремонта уже прошел, тогда замена технического средства (изделия) осуществляется по решению уполномоченного органа на основании поданного инвалидом (ветераном) либо лицом, представляющим его интересы, заявления:

·         по истечении установленного срока пользования;

·         при невозможности осуществления ремонта или необходимости досрочной замены, что подтверждено заключением медико-технической экспертизы.

 

Источник: «Аргументы и Факты» http://www.aif.ru/society/socstrah/medicinsko-socialnaya_pomoshch_v_voprosah_i_otvetah_onlayn-konsultaciya_fss

О временном порядке прохождения МСЭ

12.10.2021  Просмотров: 314

Информируем граждан, что Постановлением Правительства №1580 от 21.09.2021г внесены изменения в п.3 Постановления Правительства Российской Федерации от 16 октября 2020 г. № 1697 «О Временном порядке признания лица инвалидом» и п.3 Постановления Правительства Российской Федерации от 24 октября 2020г. №1730 «О временном порядке установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и разработки программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания» — упрощенный порядок прохождения медико-социальной экспертизы продлён до 1 марта 2022 года. Признание гражданина инвалидом, срок переосвидетельствования которого наступает в период действия настоящего документа, при отсутствии направления на медико-социальную экспертизу гражданина, выданного медицинской организацией, органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, либо органом социальной защиты населения, осуществляется путем продления ранее установленной группы инвалидности (категории «ребенок-инвалид»), причины инвалидности, а также путем разработки новой индивидуальной программы реабилитации или абилитации инвалида (ребенка-инвалида), включающей ранее рекомендованные реабилитационные или абилитационные мероприятия.

Инвалидность продлевается на срок 6 месяцев и устанавливается с даты, до которой была установлена инвалидность при предыдущем освидетельствовании.

Временный порядок признания лица инвалидом предусматривает:

— только заочное освидетельствование в бюро МСЭ всем гражданам в период до 01.03.2022 включительно;

автоматическое (т.е. без оформления нового направления на МСЭ) продление ранее установленной группы инвалидности (категории «ребенок-инвалид»), степени утраты профессиональной трудоспособности сроком на 6 месяцев тем гражданам, у которых срок действия ранее выданной справки установлен до 01.03.2022 включительно.

-Продление инвалидности гражданину, которому при предыдущем освидетельствовании была установлена категория «ребенок-инвалид» до достижения возраста 18 лет и срок переосвидетельствования которого наступает в период действия настоящего документа, осуществляется путем установления 1,2, или 3 группы инвалидности на срок 6 месяцев, в соответствии с заключением бюро медико-социальной экспертизы о степени выраженности стойких расстройств функций организма, возникших в результате заболеваний, последствий травм и дефектов, сведения о которых имеются в протоколе проведения МСЭ при последнем освидетельствовании;

Документы о результатах медико-социальной экспертизы, которые были автоматически продлены – справка, подтверждающая факт установления инвалидности, ИПРА инвалида (ребенка-инвалида), справка, подтверждающая степень утраты профессиональной нетрудоспособности, ПРП, направляются гражданину заказным почтовым отправлением по адресу места жительства с соблюдением требований законодательства Российской Федерации о персональных данных.

Для граждан, МСЭ которым проведено по направлению из лечебных учреждений, напоминаем, что на основании Приказа Минтруда и социальной защиты РФ от 29.05.2020 № 281н «О внесении изменений в некоторые приказы Минтруда и соцзащиты РФ по вопросам разработки и реализации индивидуальной программы реабилитации или абилитации инвалида, индивидуальной программы реабилитации или абилитации ребенка-инвалида» с 1 января 2021 г. ИПРА инвалида (ИПРА ребенка-инвалида) формируется только в форме электронного документа. Ознакомиться с ИПРА можно в личном кабинете на портале Федерального реестра инвалидов (sfri.ru) с использованием данных входа Единого портала государственных и муниципальных услуг (Gosuslugi.ru) или обратиться в бюро МСЭ с заявлением о выдаче бумажной формы ИПРА после установления инвалидности.

В случае обжалования гражданином (его законным или уполномоченным представителем) решения бюро медико-социальной экспертизы, по желанию гражданина (его законного или уполномоченного представителя) медико-социальная экспертиза может проводиться в очном порядке.

По возникающим вопросам обращаться по тел.

8(34643)3-96-94, 8(34643) 3-06-83,

эл.почта: [email protected],

группа ВК: ФКУ «ГБ МСЭ по ХМАО — Югре» Минтруда России

Многоканальный телефон «горячей линии» 8(34673)01-642 доб.103


Дата изменения: 12.10.2021 15:06:17
Количество показов: 314

Выдача гражданам государственными учреждениями здравоохранения направлений на прохождение медико-социальной экспертизы В избранное

Заявители имеют право на досудебное (внесудебное) обжалование решений и действий (бездействия), принятых (осуществляемых) руководителем и работниками государственного учреждения здравоохранения, находящегося в ведении исполнительного органа государственной власти Санкт‑Петербурга, в ходе предоставления услуги. Досудебный (внесудебный) порядок обжалования не исключает возможности обжалования решений и действий (бездействия), принятых (осуществляемых) в ходе предоставления услуги, в судебном порядке. Досудебный (внесудебный) порядок обжалования не является для заявителя обязательным.

Заявитель может обратиться с жалобой в том числе в следующих случаях:

  • нарушение срока регистрации запроса заявителя о предоставлении услуги;
  • нарушение срока предоставления услуги;
  • нарушение срока или порядка выдачи документов по результатам предоставления услуги;
  • приостановление предоставления услуги;
  • требование у заявителя документов, не предусмотренных нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами Санкт‑Петербурга для предоставления услуги;
  • отказ в приеме документов у заявителя, представление которых предусмотрено нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами Санкт‑Петербурга для предоставления услуги;
  • отказ в предоставлении услуги, если основания отказа не предусмотрены федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами Санкт‑Петербурга;
  • требование внесения заявителем при предоставлении услуги платы, не предусмотренной нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами Санкт‑Петербурга;
  • отказ руководителя и работника государственного учреждения здравоохранения, находящегося в ведении исполнительного органа государственной власти Санкт‑Петербурга, в исправлении допущенных опечаток и ошибок в выданных в результате предоставления услуги документах либо нарушение установленного срока таких исправлений.

В случае если жалоба подается через представителя заявителя, также представляется документ, подтверждающий полномочия на осуществление действий от имени заявителя. В качестве документа, подтверждающего полномочия на осуществление действий от имени заявителя, могут быть представлены:

  • оформленная в соответствии с законодательством Российской Федерации доверенность (для физических лиц), договор, содержащий указание на полномочия доверенного лица по представлению заявителя при предоставлении услуги, указание закона либо акта уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления.

Жалоба может быть подана заявителем или представителем заявителя.

  1. При личном приеме заявителя в письменной форме на бумажном носителе в исполнительный орган государственной власти Санкт‑Петербурга, в ведении которого находится государственное медицинское учреждение, в месте предоставления услуги (в месте, где заявитель подавал запрос на получение услуги, нарушение порядка предоставления которой обжалуется, либо в месте, где заявителем получен результат указанной услуги).

    Время приема жалоб должно совпадать со временем предоставления услуги.

    Жалоба в письменной форме может быть также направлена по почте.

    В случае подачи жалобы при личном приеме заявитель представляет документ, удостоверяющий его личность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

  2. В электронной форме в исполнительный орган государственной власти Санкт‑Петербурга (ИОГВ СПб), в чьем ведении находится государственное учреждение здравоохранения, с использованием сети Интернет (в том числе посредством электронной почты), официального сайта исполнительного органа государственной власти Санкт‑Петербурга, в чьем ведении находится государственное медицинское учреждение, федерального Портала, Портала.

    При подаче жалобы через Портал заполнение заявления о рассмотрении жалобы производится заявителем лично при условии авторизации заявителя на Портале.

    Жалоба на работника подведомственного ИОГВ СПб учреждения (организации) либо на порядок оказания услуги подведомственным ИОГВ СПб учреждением (организацией) рассматривается ИОГВ СПб, в ведении которого находится соответствующее учреждение (организация).

    При подаче жалобы в электронной форме документ, подтверждающий полномочия на осуществление действий от имени заявителя, указанный в пункте 5.1 настоящего регламента, может быть представлен в форме электронного документа, подписанного электронной подписью, вид которой предусмотрен законодательством Российской Федерации, при этом документ, удостоверяющий личность заявителя, не требуется.

Жалоба на решения и действия должностных лиц государственного учреждения здравоохранения рассматривается исполнительным органом государственной власти Санкт‑Петербурга, в ведении которого находится государственное учреждение здравоохранения.

Жалобы на решения, принятые руководителем ИОГВ СПб, подаются вице‑губернатору Санкт‑Петербурга, отвечающему за решение вопросов социальной политики Санкт‑Петербурга, социальной защиты и здравоохранения, в соответствии с распоряжением Губернатора Санкт‑Петербурга от 12.11.2014 №14‑рг «О распределении обязанностей между вице‑губернаторами Санкт‑Петербурга» или в Правительство Санкт‑Петербурга.

В случае если жалоба подана заявителем в орган, в компетенцию которого не входит принятие решения по жалобе, в течение трех рабочих дней со дня ее регистрации указанный орган направляет жалобу в уполномоченный на ее рассмотрение орган и в письменной форме информирует заявителя о перенаправлении жалобы.

При этом срок рассмотрения жалобы исчисляется со дня регистрации жалобы в уполномоченном на ее рассмотрение органе.

Жалоба должна содержать:

  • наименование государственного учреждения здравоохранения, фамилию должностного лица, решения и действия (бездействие) которого обжалуются;
  • фамилию, имя, отчество (последнее — при наличии), сведения о месте жительства заявителя — физического лица либо наименование, сведения о месте нахождения заявителя — юридического лица, а также номер (номера) контактного телефона, адрес (адреса) электронной почты (при наличии) и почтовый адрес, по которым должен быть направлен ответ заявителю;
  • сведения об обжалуемых решениях и действиях (бездействии) государственного учреждения здравоохранения;
  • доводы, на основании которых заявитель не согласен с решением и действием (бездействием) государственного учреждения здравоохранения или ИОГВ СПб, в чьем ведении находится государственное учреждение здравоохранения. Заявителем могут быть представлены документы (при наличии), подтверждающие доводы заявителя, либо их копии.

Заявитель имеет право на получение информации и документов, необходимых для обоснования и рассмотрения жалобы.

Жалоба, поступившая в государственное учреждение здравоохранения или ИОГВ СПб, в чьем ведении находится государственное учреждение здравоохранения, подлежит регистрации не позднее следующего рабочего дня со дня ее поступления.

Жалоба подлежит рассмотрению должностным лицом, наделенным полномочиями по рассмотрению жалоб, в течение пятнадцати рабочих дней со дня ее регистрации, если более короткие сроки рассмотрения жалобы не установлены ИОГВ СПб. В случае обжалования отказа ИОГВ СПб, должностного лица ИОГВ СПб в приеме документов у заявителя либо в исправлении допущенных опечаток и ошибок или в случае обжалования нарушения установленного срока таких исправлений жалоба рассматривается в течение пяти рабочих дней со дня ее регистрации.

В случае если законодательством Российской Федерации предусмотрена возможность приостановления рассмотрения жалобы, в указанном пункте указывается также перечень оснований для приостановления рассмотрения жалобы.

По результатам рассмотрения жалобы государственное учреждение здравоохранения или ИОГВ СПб, в ведении которого находится государственное учреждение здравоохранения, принимает одно из следующих решений:

  • удовлетворяет жалобу, в том числе в форме отмены принятого решения, исправления допущенных опечаток и ошибок в выданных в результате предоставления услуги документах, возврата заявителю денежных средств, взимание которых не предусмотрено нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами Санкт‑Петербурга, а также в иных формах;
  • отказывает в удовлетворении жалобы.

При удовлетворении жалобы государственное учреждение здравоохранения или ИОГВ СПб, в чьем ведении находится государственное учреждение здравоохранения, принимает исчерпывающие меры по устранению выявленных нарушений, в том числе по выдаче заявителю результата услуги, не позднее пяти рабочих дней со дня принятия решения, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.

Не позднее дня, следующего за днем принятия решения, заявителю в письменной форме и по желанию заявителя в электронной форме направляется мотивированный ответ о результатах рассмотрения жалобы.

В ответе по результатам рассмотрения жалобы указываются:

  • наименование государственного учреждения здравоохранения или ИОГВ СПб, в ведении которого находится государственное учреждение здравоохранения, должность, фамилия, имя, отчество (при наличии) его должностного лица, принявшего решение по жалобе;
  • номер, дата, место принятия решения, включая сведения о должностном лице, решение или действие (бездействие) которого обжалуется;
  • фамилия, имя, отчество (при наличии) или наименование заявителя;
  • основания для принятия решения по жалобе;
  • принятое по жалобе решение;
  • в случае если жалоба признана обоснованной, сроки устранения выявленных нарушений, в том числе срок предоставления результата услуги;
  • сведения о порядке обжалования принятого по жалобе решения.

Ответ по результатам рассмотрения жалобы подписывается уполномоченным на рассмотрение жалобы должностным лицом государственного учреждения здравоохранения или ИОГВ СПб, в чьем ведении находится государственное учреждение здравоохранение.

По желанию заявителя ответ по результатам рассмотрения жалобы может быть представлен не позднее дня, следующего за днем принятия решения, в форме электронного документа, подписанного электронной подписью уполномоченного на рассмотрение жалобы должностного лица государственного учреждения здравоохранения или ИОГВ СПб, в чьем ведении находится государственное учреждение здравоохранения, вид которого установлен законодательством Российской Федерации.

В случае установления в ходе или по результатам рассмотрения жалобы признаков состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 5.63 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях или признаков состава преступления должностное лицо, уполномоченное на рассмотрение жалоб, незамедлительно направляет имеющиеся материалы в органы прокуратуры.

ИОГВ СПб отказывает в удовлетворении жалобы в следующих случаях:

  • наличие вступившего в законную силу решения суда, арбитражного суда по жалобе о том же предмете и по тем же основаниям;
  • подача жалобы лицом, полномочия которого не подтверждены в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;
  • наличие решения по жалобе, принятого ранее в соответствии с требованиями настоящего регламента в отношении того же заявителя и по тому же предмету жалобы.

Государственное учреждение здравоохранения или ИОГВ СПб, в ведении которого находится государственное учреждение здравоохранения, вправе оставить жалобу без ответа в следующих случаях:

  • наличие в жалобе нецензурных либо оскорбительных выражений, угроз жизни, здоровью и имуществу должностного лица, а также членов его семьи;
  • отсутствие возможности прочитать какую‑либо часть текста жалобы, фамилию, имя, отчество (при наличии) и(или) почтовый адрес заявителя, указанные в жалобе.

В случае оставления жалобы без ответа по основаниям, указанным в абзаце втором настоящего пункта, государственное учреждение здравоохранения или ИОГВ СПб, в ведении которого находится государственное учреждение здравоохранения, сообщает гражданину, направившему жалобу, о недопустимости злоупотребления правом.

В случае оставления жалобы без ответа по основаниям, указанным в абзаце третьем настоящего пункта, государственное учреждение здравоохранения или ИОГВ СПб, в ведении которого находится государственное учреждение здравоохранения, в течение семи дней со дня регистрации жалобы сообщает об этом гражданину, направившему жалобу, если его фамилия и почтовый адрес поддаются прочтению.

Порядок обжалования решения по жалобе

Решение, принятое по результатам рассмотрения жалобы, может быть обжаловано вице‑губернатору Санкт‑Петербурга, отвечающему за решение вопросов социальной политики Санкт‑Петербурга, социальной защиты и здравоохранения, в Правительство Санкт‑Петербурга, а также в суд в порядке и сроки, предусмотренные действующим законодательством.

Информирование заявителей о порядке подачи и рассмотрения жалобы на решения и действия (бездействие) государственного учреждения здравоохранения или ИОГВ СПб, в чьем ведении находится государственное учреждение здравоохранения, осуществляется посредством размещения информации на Портале.

Консультирование заявителей о порядке обжалования решений и действий (бездействия) осуществляется также по телефонам, адресам электронной почты и при личном приеме.

Номера телефонов, по которым можно сообщить о нарушении должностным лицом положений настоящего Регламента или получить информацию о записи на личный прием:

  • в приемной Правительства Санкт‑Петербурга по телефону (812) 576‑60‑94 с 9‑00 часов до 18‑00 часов;
  • в Комитете по здравоохранению по телефону (812) 571‑34‑06; адрес: Малая Садовая, д. 1, e‑mail: [email protected];
  • в администрации соответствующего района Санкт‑Петербурга по телефонам:
    • Адмиралтейский район Санкт‑Петербурга — (812) 251‑03‑94, адрес: Измайловский пр., 10, Санкт‑Петербург, 190005, e‑mail: [email protected];
    • Василеостровский район Санкт‑Петербурга — (812) 573‑93‑27, адрес: Большой ВО пр., 55, Санкт‑Петербург, 199178, e‑mail: [email protected];
    • Выборгский район Санкт‑Петербурга — (812) 576‑52‑91, адрес: Большой Сампсониевский пр., 86, Санкт‑Петербург, 194100, e‑mail: [email protected];
    • Калининский район Санкт‑Петербурга — (812) 291‑46‑14, адрес: Арсенальная наб., 13/1, Санкт‑Петербург, 195009, e‑mail: [email protected];
    • Кировский район Санкт‑Петербурга — (812) 252‑63‑46, адрес: Стачек пр., 18, Санкт‑Петербург, 198095, e‑mail: [email protected];
    • Колпинский район Санкт‑Петербурга — (812) 573‑92‑68, адрес: Урицкого ул., 1/4, г. Колпино, Санкт‑Петербург, 196655, [email protected];
    • Красногвардейский район Санкт‑Петербурга — (812)528‑88‑43, адрес: Среднеохтинский пр., 50, Санкт‑Петербург, 195027, [email protected];
    • Красносельский район Санкт‑Петербурга — (812) 735‑76‑52, адрес: Партизана Германа ул., 3, Санкт‑Петербург, 198329, [email protected];
    • Кронштадтский район Санкт‑Петербурга — (812) 435‑03‑38, адрес: Ленина пр., 36, г. Кронштадт, Санкт‑Петербург, 197760, [email protected];
    • Курортный район Санкт‑Петербурга — (812) 576‑81‑45, адрес: Свободы пл., 1, г. Сестрорецк, Санкт‑Петербург, 197706, [email protected];
    • Московский район Санкт‑Петербурга — (812) 576‑89‑52, адрес: Московский пр., 129, Санкт‑Петербург, 196006, [email protected];
    • Невский район Санкт‑Петербурга — (812) 560‑02‑46, адрес: Обуховской Обороны пр., 163, Санкт‑Петербург, 192131, [email protected];
    • Петроградский район Санкт‑Петербурга — (812) 232‑77‑87, адрес: Большая Монетная ул., 19, Санкт‑Петербург, 197101, [email protected];
    • Петродворцовый район Санкт‑Петербурга — (812) 576‑95‑85, адрес: Калининская ул., 7, г. Петергоф, Санкт‑Петербург, 198510, [email protected];
    • Приморский район Санкт‑Петербурга — (812) 492‑19‑88, адрес: Савушкина ул., 83, Санкт‑Петербург, 197374, [email protected];
    • Пушкинский район Санкт‑Петербурга — (812) 576‑92‑65, адрес: Октябрьский б‑р, 24, г. Пушкин, Санкт‑Петербург, 196600, [email protected];
    • Фрунзенский район Санкт‑Петербурга — (812) 576‑84‑68, адрес: Пражская ул., 46, Санкт‑Петербург, 192241, fru[email protected];
    • Центральный район Санкт‑Петербурга — (812) 717‑24‑16, адрес: Невский пр., 176, Санкт‑Петербург, 191167, [email protected];
  • в Территориальном фонде обязательного медицинского страхования Санкт‑Петербурга — (812) 703‑73‑01;
  • в страховой медицинской организации, являющейся для пациента страховщиком, — телефон указан в полисе обязательного медицинского страхования.

Внесены изменения в порядок проведения медико-социальной экспертизы в целях установления инвалидности — Последние новости — Новости — Главная — Официальный сайт Администрации Полевского городского округа

6 июня 2019

Внесены изменения в порядок проведения медико-социальной экспертизы в целях установления инвалидности

Постановление от 16 мая 2019 года №607. В целях сокращения сроков и упрощения процедуры освидетельствования граждан для установления инвалидности в Правила признания лица инвалидом внесены изменения, согласно которым направление на медико-социальную экспе

 В форме электронного документа с использованием информационных систем медицинских организаций и МСЭ без участия инвалида.

Справка

Правила признания лица инвалидом (далее – Правила) утверждены постановлением Правительства от 20 февраля 2006 года №95.Подготовлено Минтрудом во исполнение поручения Президента России по итогам встречи с инвалидами и представителями общественных организаций и профессиональных сообществ, оказывающих содействие инвалидам, 5 декабря 2017 года (№Пр-50 от 13 января 2018 года, подпункт «а» пункта 2), поручения Правительства по итогам встречи Дмитрия Медведева с представителями общероссийских общественных организаций инвалидов, состоявшейся 21 ноября 2018 года (№ДМ-П12-8409 от 27 ноября 2018 года, пункт 6).

 

Федеральным проектом «Создание единого цифрового контура в здравоохранении на основе единой государственной информационной системы здравоохранения» национального проекта «Здравоохранение» предусмотрено, что до конца 2021 года не менее 90% медицинских организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения субъектов Федерации перейдут на межведомственное электронное взаимодействие, в том числе с учреждениями МСЭ.Согласно действующей редакции Правил, медицинские организации, а также органы, осуществляющие пенсионное обеспечение, и органы социальной защиты населения направляют граждан на медико-социальную экспертизу (далее – МСЭ) для установления инвалидности. При этом процедура освидетельствования проводится по заявлению гражданина, подаваемому им в бюро МСЭ, в письменной форме с приложением направления на МСЭ и других медицинских документов.

 

В целях сокращения сроков и упрощения процедуры освидетельствования граждан для установления инвалидности предусматривается поэтапный переход к обмену необходимыми документами между медицинскими организациями и учреждениями МСЭ в электронном виде без участия инвалидов.

В связи с этим подписанным постановлением в Правила внесены изменения, согласно которым направление на МСЭ будет передаваться медицинской организацией в бюро МСЭ в форме электронного документа с использованием информационных систем медицинских организаций и МСЭ без участия гражданина, а при отсутствии доступа к информационным системам – на бумажном носителе с учётом требований законодательства в области персональных данных и соблюдением врачебной тайны.

Кроме того, внесёнными изменениями устанавливается возможность подачи гражданином через Единый портал государственных и муниципальных услуг запроса в электронном виде на получение копий акта МСЭ и протокола проведения МСЭ, а также заявлений на обжалование решений первичных и главных бюро МСЭ.

Назад к списку

Проект Распоряжения Правительства Российской Федерации от 25 августа 2010 г.

%PDF-1.3 % 128 0 obj > endobj 83 0 obj >stream 2010-08-26T12:44:31+04:00PScript5.dll Version 5.2.22010-08-26T12:45:40+04:002010-08-26T12:45:40+04:00Acrobat Distiller 9.0.0 (Windows)application/pdf

  • Проект Распоряжения Правительства Российской Федерации от 25 августа 2010 г.
  • uuid:a133d44f-c59d-44a5-b658-a0ab04fb3769uuid:0325c0c9-c5e8-49a0-90bb-a24ca4781d7e endstream endobj 163 0 obj > endobj 120 0 obj > endobj 122 0 obj > endobj 123 0 obj > endobj 124 0 obj > endobj 125 0 obj > endobj 58 0 obj >/ExtGState>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/Type/Page>> endobj 61 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/Type/Page>> endobj 64 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/Type/Page>> endobj 67 0 obj >/ExtGState>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/Type/Page>> endobj 70 0 obj >/ExtGState>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/Type/Page>> endobj 73 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/Type/Page>> endobj 171 0 obj >stream HWKo6+

    -P`O=w)[email protected]#曏ׅ}W}^$[dR1ApVh|gO7$?ؓ- Öߙp%I(eA(ނw~O S_Ȣ3

    9ݟY{+n䥸VvW_5^R̸uhU!p#GVx/t,nh*1MtS3BUIJsrBIe{}’_f6 1M 2Pš! yreIɵ\Ti4K» m>n6fΔ1zrЎt\%Äp0C(/Mz*EϓMʹ@#~F=dK8c͊[email protected]|SC5Qq>!~H0Nt)]MT5*[uqWʘcę8E*A’44Pz’7`ߩqi]M8Nc`R O׭z٘L˘}Ed2*@gwͥ#3’+

    Запись на приём к врачу

    Сегодня: 28.10.2021, 16:06


    1. Предварительная запись к врачу осуществляется только при плановом посещении. Если у Вас есть неотложные показания, тогда следует обращаться в регистратуру вашей поликлиники. Также Вы можете записаться к врачу для получения направления на медико-социальную экспертизу.
    2. Предварительная запись на первичный прием к узким специалистам осуществляется только при наличии направления от участкового врача, кроме офтальмолога.
    3. Диспансерные пациенты имеют право записаться на консультацию к узкому специалисту по профилю диспансерного наблюдения, без направления от участкового врача.
    4. Предварительная запись к врачу через интернет осуществляется для участковых врачей до шести недель вперед, для других специалистов до трех недель вперед и возможна только один раз в течение 14 дней. При необходимости повторное посещение назначит сам врач. За формирование расписания отвечает лечебно-профилактическое учреждение.
    5. Для предварительной записи необходимо заполнить два обязательных поля:
      • Номер полиса обязательного медицинского страхования;
      • Фамилия.
    6. Если Вы записались на прием по интернету, то Вам необходимо прийти ЗА 20 МИНУТ ДО НАЧАЛА ПРИЕМА и подтвердить свое намерение, подойдя в регистратуру, предъявив полис и паспорт, получить талон. В противном случае система бронирования снимает Вашу бронь и на указанное время может быть записан другой пациент.
    7. Если Вы записались на прием:
      • Если врач подключен к системе электронной очереди, то в памятке записи на прием появится НОМЕР ОЧЕРЕДИ. Вам необходимо прийти к кабинету врача, минуя регистратуру, и ждать вызова номера очереди на электронном табло над кабинетом врача. Если Вы забыли номер очереди, то талон с Вашим номером можно распечатать через инфомат, найдя запись по Вашему полису ОМС, либо в регистратуре.
      • Если номера очереди нет, то Вам необходимо прийти ЗА 20 МИНУТ ДО НАЧАЛА ПРИЕМА и подтвердить свое намерение, подойдя в регистратуру, предъявив полис и паспорт, получить талон. В противном случае система бронирования снимает Вашу бронь и на указанное время может быть записан другой пациент.
    8. Если, во время заполнения данных на сайте, номер Вашего медицинского полиса не совпал с базой данных программы (при получении нового полиса), то Вы не сможете записаться по интернету. В этом случае Вам необходимо обратиться в регистратуру поликлиники для внесения в электронную карту информации о новом полисе обязательного медицинского страхования.
    9. Если Вы в последнее время не посещали поликлинику (около трех лет), Вы не сможете записаться на прием к врачу через интернет. Чтобы воспользоваться данной услугой, Вам необходимо обратиться в регистратуру поликлиники, предъявив полис и паспорт, для создания электронной амбулаторной карты.
    10. В случае если Вы по каким-либо причинам не сможете прийти на приём к врачу в назначенное время, рекомендуем удалить свою бронь к врачу, нажав соответствующую кнопку в таблице историй бронирования, чтобы освободить время приема для других желающих записаться к врачу.
    11. При желании Вы можете распечатать эту памятку.

    12. Для детских больниц
    13. По вторникам и четвергам проводится запись на прием ТОЛЬКО для здоровых детей

    14. Услуга записи к врачу через интернет бесплатная

      ВНИМАНИЕ! Обращаем Ваше внимание, что на текущий момент нет утвержденного Управлением здравоохранения мобильного приложения для записи на прием к врачу. Приложение находится в стадии разработки. Вы можете использовать любые мобильные приложения, но в этом случае нет гарантии, что Ваши персональные данные не будут использоваться сторонними лицами.

    лауреатов | Отдел исследований

    New Directions Proof of Concept Победители конкурса:

    Поддержка внешнего программирования для людей с нарушениями зрения
    Хуайшу Пэн, CMNS-Computer Science

    Продолжающаяся демократизация вспомогательных технологий привела к новым возможностям трудоустройства для слепых и слабовидящих (БВО). Согласно Stack Overflow, 1,5% разработчиков сообщили о том, что в 2019 году они были на Британских Виргинских островах, что почти на 111% больше по сравнению с 2017 годом.Хотя многие разработчики BVI теперь могут писать коды для выражения логики и алгоритмов, эти коды ограничены только серверной частью компьютерной программы. Программа Frontend, которая требует не только логики, но и понимания дизайна и визуального оформления, не может быть написана разработчиками BVI.
    Конечная цель исследования — поддержать разработку новых инструментов, которые позволят разработчикам BVI самостоятельно создавать визуальные макеты и интерфейсные программы. С помощью New Direction Funds PI стремятся: 1) понять, как люди с Британских Виргинских островов в настоящее время создают и редактировать визуальные макеты, если их попросят, и с какими социально-техническими проблемами они сталкиваются в процессе, и 2) разработать первоначальный прототип доступного визуального макета. инструмент программирования.
    Новое направление исследований, предлагаемое здесь, будет основываться на обширных знаниях PI в области проектирования компьютерных систем и творческих способностей, поддерживающих инструментальные исследования, но с точки зрения групп пользователей, которым часто пренебрегают из-за дизайна и творчества.

    Разработка системы in vitro для одновременного изучения транспорта через слизь, эпителий слизистой оболочки и в лимфатические сосуды желудочно-кишечного тракта
    Катарина Майзель, ENGR-Bioengineering

    Желудочно-кишечный тракт (ЖКТ) является наиболее частой мишенью для системной доставки лекарств.Плохая абсорбция многих лекарств привела к разработке множества пролекарств, включая те, которые имитируют липиды. Липиды упакованы в небольшие пузырьки, известные как хиломикроны, которые перемещаются от эпителия ЖКТ в системный кровоток по лимфатическим сосудам. Этот транспортный путь позволяет липидным пролекарствам избегать разложения в печени. Большая часть этой области «подразумевает» лимфатический транспорт лекарств путем изучения динамики системных уровней лекарств, но не существует хороших моделей, которые позволяли бы изучать всасывание лекарств через желудочно-кишечный тракт и в лимфатические сосуды.В этой работе мы разработаем физиологически полную in vitro модель молочной железы, которая объединяет продуцирующие слизь клетки и энтероциты (эпителий слизистой оболочки) с лимфатическими эндотелиальными клетками. Наша модель предоставит новое понимание процессов лимфатического транспорта, а также может быть использована для изучения изменений барьерных свойств эпителия слизистой оболочки, слизи и лимфатического эндотелия при заболевании, что позволит выявить новые терапевтические цели и патологические механизмы. Разработка систем моделей слизистой оболочки in vitro — это новое направление нашей лаборатории, которое до сих пор в основном сосредоточено на лимфатических моделях и доставке лекарств через слизистые оболочки.

    Обеспечение выгод местного сообщества в округе Принс-Джорджес, штат Мэриленд, посредством моделирования реагирования спроса на использование электроэнергии в зданиях
    Стивен Габриэль, ENGR-Mechanical;
    Цинбинь Цуй, ENGR-Гражданское и экологическое;
    Эндрю Феллос, Информационная программа для сообщества

    На рынках электроэнергии существует потенциально значительная экономия затрат за счет смещения электрической нагрузки с периодов высоких цен на периоды с более низкими ценами.Это смещение нагрузки называется реагированием спроса (DR), и как его оптимально спланировать, как побудить клиентов участвовать и оставаться в программах DR, и как вовлечь сообщества в эти усилия в их интересах, является предметом предлагаемой работы. Было продемонстрировано, что DR экономит потребителям электроэнергии миллиарды долларов в год. Например, независимый мониторинг рынка PJM сообщил, что потребители на территории услуг PJM сэкономили более 11,8 млрд долларов только в 2013 году (Analytics, 2010). Эта экономия стала результатом участия спроса на оптовом форвардном рынке мощности PJM.

    Предлагаемая работа будет сосредоточена на общинах в графстве Принс-Джордж (PG), штат Мэриленд. В этом округе, включая его муниципалитеты, проживает более 900 000 человек, представленных выборными должностными лицами, которые выразили и продемонстрировали большую поддержку устойчивости и устойчивости. Эти сообщества, в том числе Колледж-парк, Юниверсити-парк, Гринбелт, Нью-Кэрролтон, Хяттсвилл, Юниверсити-парк и Бервин-Хайтс, штат Мэриленд, согласились участвовать в предлагаемой работе, и через ряд информационных и исследовательских задач они получат пользу от DR.Концептуальная модель состоит в том, чтобы эти округа PG были частью уже существующей программы DR, в которой принимает участие Университет Мэриленда (UMD). Подразделение UMD по эксплуатации и техническому обслуживанию (F&M) заранее решает отрегулировать настройки термостата, освещение, фильтрацию воздуха и любят снижать общую электрическую нагрузку на кампусе, не жертвуя комфортом пользователей в связанных зданиях кампуса.Когда UMD соглашается и реализует снижение нагрузки на рынке PJM на сутки вперед, они получают плату за эту гибкость нагрузки.Когда округа PG в этом исследовании участвуют в DR через существующую программу UMD, они также получат платежи за разрешение снизить их электрическую нагрузку. Эти платежи затем могут быть использованы для коллективных, общественных благ для таких вещей, как снижение налогов, снижение сборов ассоциации домовладельцев, выплаты индивидуальным домовладельцам и т. Д. Это новое направление для PI Gabriel, поскольку оно сочетает в себе информационно-пропагандистскую деятельность и моделирование энергии.

    Недостающее звено в понимании диспропорциональности в специальном образовании: оценка скрытых расовых предубеждений при принятии академических решений
    Келли Каммингс, EDUC-консультирование, высшее и специальное образование;
    Ричард Шин, EDUC-консультирование, высшее и специальное образование

    Исследователи убедительно продемонстрировали, что учителя по-разному относятся к чернокожим ученикам, что способствует расовому неравенству в успеваемости и другим видам неравенства в школах.Несмотря на убедительные доказательства, исследователи только недавно начали изучать влияние неявных расовых ассоциаций на контексты обучения. В этом проекте мы стремимся оценить влияние неявных предубеждений на решения о специальном образовании, касающиеся размещения учащихся на все более ограничительных уровнях поддержки обучения. Наш проект отчасти является концептуальным воспроизведением исследования, проведенного Оконофуа и Эберхардт (2015), знаменательные выводы которых впервые предоставили конкретные доказательства психологических механизмов, лежащих в основе расового неравенства в дисциплинарных мерах за предполагаемые нарушения поведения.В нашем исследовании мы будем использовать пояснительный смешанный метод, чтобы изучить связь между неявными расовыми предубеждениями и диспропорциональностью в решениях о специальном образовании с выборкой из 290 учителей третьего класса. В качестве продолжения количественной части нашего исследования мы будем целенаправленно отбирать учителей для последующих качественных интервью. Наш план исследования позволит нам понять, как учителя интерпретируют данные об учениках, чтобы принимать решения о зачислении, и в какой степени эти решения могут варьироваться в зависимости от предполагаемой расы учеников.В центре внимания этого исследования представлены новые направления в Drs. Соответствующие исследовательские программы Каммингса и Шина, хотя оба обладают опытом в области предвзятости и социальной справедливости.

    Проект «Следующая глава»: изучение вопросов воспитания и психического здоровья среди молодых семей, пострадавших от травм
    Элизабет Апарисио, SPHL-Поведенческое и общественное здоровье

    В органы по защите детей официально сообщается, что примерно 3,5 миллиона детей в год подвергались жестокому обращению и оставались без присмотра в США.S., однако эту проблему общественного здравоохранения можно значительно уменьшить с помощью специализированных профилактических услуг, основанных на фактических данных, для семей, наиболее подверженных риску. Эффективная профилактика среди наших самых маленьких, наиболее уязвимых детей, в том числе младенцев и детей ясельного возраста от молодых, пострадавших от травм родителей, у которых есть собственная история жестокого обращения с детьми (например, жестокого обращения с молодыми родителями), имеет ключевое значение для общественного здравоохранения, повышая сопротивляемость и давая детям и семьи — сильный старт. Это экспериментальное пилотное исследование, подтверждающее концепцию Фонда новых направлений, преследует три цели.Цель 1: наладить партнерские отношения с местными сообществами в Мэриленде и Вашингтоне, округ Колумбия, в качестве контекста для текущего исследования с участием сообщества, подтверждающего концептуальное исследование, и будущих клинических испытаний с участием сообщества. Цель 2: Разработать теорию процесса и опыта получения и получения поддержки со стороны родителей и поддержки психического здоровья среди молодых матерей с их собственной историей жестокого обращения с детьми, основанную на опыте членов сообщества (N = 30 молодых родителей, подвергшихся жестокому обращению, опекунов). молодых родителей, подвергшихся жестокому обращению, и специалистов социальных служб, обслуживающих молодых родителей, подвергшихся жестокому обращению).Цель 3. Изучить восприимчивость сообщества к участию и разработать стратегии вовлечения и удержания в клинических испытаниях. Будущие испытания будут проверять воспитание детей и психиатрические вмешательства как механизм снижения риска передачи жестокого обращения и пренебрежения детьми из поколения в поколение в молодых семьях.

    В то время как моя предыдущая работа была сосредоточена на понимании этой группы населения в более общем плане, текущее исследование New Directions Fund позволит мне начать выбирать и тестировать конкретные меры по предотвращению передачи жестокого обращения с детьми и пренебрежения ими из поколения в поколение посредством улучшения поддержки родителей и психического здоровья молодежи. жестоко обращались с родителями.

    Метаповерхности как замена драгоценных камней: новые стратегии нелинейной оптики. Материалы
    Одед Рабин, ENGR-Materials Science & Engineering

    Включение материалов нелинейной оптики в миниатюрные интегрированные фотонные устройства для использования в коммуникациях, квантовой оптике или зондировании является сложной задачей. Типичные материалы представляют собой полированные кристаллы, которые невозможно уменьшить или вырастить с помощью стандартных инструментов литейной микроэлектроники и нанооптики.В рамках этого проекта будут изучены спроектированные плазмонные метаматериалы, которые предлагают уникальный и ранее неизведанный метод искусственного создания нелинейного отклика с использованием обычных металлов и диэлектриков, которые можно легко встроить в фотонные платформы. Демонстрация искусственной нелинейности, усиленной плазмонами, которая конкурирует или превосходит нелинейность объемных материалов, была бы революционным и впечатляющим результатом с фундаментальными последствиями и коммерческими приложениями. В долгосрочной перспективе исследования могут найти применение в фототерапии и медицинской визуализации — там, где нужен механизм, который локально генерирует фотоны высокой энергии в среде, непрозрачной для этого излучения.

    Это предложение «Новые направления» сделает возможным новое совместное исследование, основанное на работе профессора Рабина в области плазмоники и работы профессора Мерфи в области нелинейной оптики.

    Исследование перинатального стресса у афроамериканских женщин с низким доходом и их младенцев
    Бренда Джонс Харден, EDUC-Human Development and Quantitative Methodology

    Этот проект основан на данных, свидетельствующих о том, что усилия по сокращению расового / этнического и социально-экономического неравенства выиграют от более глубокого понимания биологических последствий токсического стресса, наблюдаемого у младенцев и матерей в послеродовом периоде.Таким образом, общая цель этого проекта — изучить биологические и поведенческие последствия перинатального стресса среди выборки афроамериканских женщин с низким доходом и их младенцев в возрасте 3–6 месяцев (n = 50).

    Это пилотное исследование расширит существующее исследование афроамериканских женщин с низким доходом, с помощью которого мы получили информацию о социальном окружении матери и ее опыте в перинатальный период. Конкретные цели текущего проекта заключаются в исследовании: 1) связи между пренатальным воздействием хронического стресса матери и реактивностью ребенка на физиологический стресс через кортизол; 2) связь между пренатальным воздействием хронического стресса у матери и длиной теломер у матери и ребенка; 3) связь между пренатальной и послеродовой депрессией матери и регуляцией физиологического и поведенческого стресса младенца; и 4) корреляция между длиной теломер и реактивностью кортизола на стресс у матерей и младенцев.

    Это представляет собой новое направление в моей прикладной эмпирической работе с семьями высокого риска в двух направлениях: включение физиологических вопросов и данных; и акцент на перинатальный период.

    Интеллектуальный машинный перевод с социальной чувствительностью: содействие интеграции на рабочем месте с помощью социально-технических решений
    Марин Карпуат, CMNS-Computer Science Ге Гао, Информационно-информационные исследования

    Инклюзия через языковые границы — серьезная проблема в современных организациях.В Соединенных Штатах 27,4 миллиона домашних работников-мигрантов и 42,3 миллиона сотрудников по всему миру работают в оффшорах. многонациональные организации. Коммуникация на рабочем месте часто предполагает использование нескольких языков, что может исключать людей, не говорящих на используемом языке, приводить к социальной фрагментации между языковыми группами и мешать обмену информацией.

    Этот проект объединяет уникальное сочетание опыта в машинном переводе (MT) и компьютерной совместной работы (CSCW) для разработки интеллектуального машинного переводчика с социальной чувствительностью и содействия интеграции между языками.Умный переводчик будет обрабатывать разговоры на иностранных языках и предоставлять переводы на разных уровнях специфичности в зависимости от потребностей на месте. Фонды New Directions поддерживают экспериментальное исследование Wizard-of-Oz, чтобы подтвердить, что ораторы ценят специфику MT в этих условиях. Проект представляет собой новое направление исследований для обоих ИП. Он расширяет границы исследований в области машинного перевода, создавая ориентированную на человека оценочную матрицу для машинного перевода. Он также информирует о новых направлениях исследований в CSCW, исследуя, как говорящие-люди и MT могут ориентироваться во взаимодействии на рабочем месте в качестве совместной системы.

    Ледниковое время
    Сай Кинер, ARHU-Art

    Glacial Now, предложение о присуждении премии New Directions Fund Proof of Concept от Сай Кинера, доцента кафедры искусств, ищет поддержку в создании приложения виртуальной реальности, которое позволит пользователям испытать ледник Алеч в Швейцарии в прошлом, настоящем и сценарии будущего, основанные на сочетании исторических данных, цифрового захвата, зондирования окружающей среды в реальном времени и программного обеспечения движка видеоигр.В проекте будут использоваться иммерсивные инструменты виртуальной реальности, искусства и технологий, чтобы расширить восприятие и осведомленность об изменении климата в этот решающий момент, подключив владельцев гарнитур виртуальной реальности к реальной удаленной горной среде, которая претерпевает масштабные изменения. Этот проект представляет собой новое направление исследований для ИП: он основывается на его предыдущем опыте использования технологий для интерпретации и представления окружающей среды, но включает новую среду виртуальной реальности, что позволяет проф.Стремится привлечь значительную новую аудиторию за пределами галерейных и музейных систем.

    Экологические неравенства в нейрокогнитивном развитии
    Ричард Пратер, EDUC-Human Development and Quantitative Methodology Девон Пейн-Стерджес, SPHL-Мэрилендский институт прикладной гигиены окружающей среды (MIAEH)

    Цель этого проекта — изучить, как различия в ежедневном воздействии загрязнения воздуха влияют на когнитивные функции и успеваемость детей при выполнении образовательных задач.Хотя существует четкая связь между воздействием загрязнения воздуха и результатами развития детей, большая часть этой работы сосредоточена на долгосрочном воздействии, измеряемом в стационарных местах, и общих результатах, таких как IQ и успеваемость по стандартным тестам. Мы предлагаем детальный анализ нейрокогнитивных процессов, которые лежат в основе способностей детей в классе, и поминутных изменений в индивидуальном воздействии загрязнения воздуха. Предлагаемое нами исследование рассматривает связь между комплексными эффектами ежедневного воздействия загрязнителей воздуха, связанных с горением, и динамическими изменениями в нейрокогнитивном функционировании детей, имеющими отношение к успеваемости в образовательных учреждениях.Мы будем оценивать воздействие на детей в течение нескольких периодов времени и оценивать влияние на когнитивные процессы, необходимые для обучения математике. Детям полезно сосредоточиться на ранних числовых навыках, поскольку они позволяют прогнозировать математические способности в будущем, общую успеваемость и даже результаты трудоустройства.

    Это сотрудничество представляет собой новое направление для обоих основных исследователей. Каждый исследователь привносит определенный опыт, необходимый для этого проекта. Доктор Пратер имеет опыт в развитии у детей математических навыков в раннем возрасте.Доктор Пейн-Стерджес обладает опытом в области расового и экономического неравенства в отношении воздействия загрязнителей окружающей среды, воздействия загрязнения воздуха на здоровье и политики в области гигиены окружающей среды.

    Улучшение показателей брака в странах Африки к югу от Сахары для улучшения здоровья женщин и детей
    Кирстен Штобенау, SPHL-Behavioral & Community Health Сангита Мадхаван, BSOS-афроамериканские исследования Грегори Р. Хэнкок, EDUC — Человеческое развитие и количественная методология

    Страны Африки к югу от Сахары по-прежнему имеют одни из наихудших результатов в отношении здоровья матери и ребенка.Факты свидетельствуют о том, что профсоюзный статус женщины (например, замужем, сожительствует, разведен) влияет на эти результаты. Тем не менее, во многих странах в процессе брака происходят быстрые социальные преобразования. Показатели статуса профсоюзов не поспевают за этим изменением. Для этого пилотного исследования мы разработаем новую меру формализации профсоюзов, которая может быть использована для сосредоточения усилий по вмешательству на женщинах, чей профсоюзный статус подвергает их собственное здоровье и здоровье их детей повышенному риску. Исследование будет проходить в Найроби, Кения, и будет проводиться многопрофильной группой исследователей из Школы общественного здравоохранения (PI, Dr.Кирстен Штобенау), Колледж поведенческих и социальных наук (соисследователь, д-р Сангита Мадхаван) и Педагогический колледж (д-р Грегори Хэнкок). Это пилотное исследование продемонстрирует возможность улучшения показателей брака, которые можно адаптировать к другим условиям в регионе. Это исследование представляет собой новую область исследований П.И. Штобенау, работа которого на сегодняшний день в основном сосредоточена на социальных детерминантах риска заражения ВИЧ для женщин, вовлеченных в сексуальную экономику.

    Победители конкурса LEGO New Directions

    Цифровая съемка монументальных гробниц на Масличной горе Иерусалима
    Мэтью Дж.Суриано, ARHU Центр иудаизма Джозефа и Ребекки Мейерхофф Мин Ху, ARCH-Architecture

    Наш проект представляет собой экспериментальное обследование монументальных гробниц на Елеонской горе в Иерусалиме, относящихся к железному веку (8-7 вв. До н.э.). Монолитные гробницы заметно выделяли восточный горизонт Иерусалима в древности. Тем не менее, сегодня эти гробницы скрыты и недоступны для археологов из-за их расположения в жилом районе восточного Иерусалима.Изучение видимой роли памятника в древнем ландшафте возможно с помощью цифровых средств. В рамках этого проекта будет проведено ненавязчивое цифровое обследование погребальных памятников, организованное с помощью программного обеспечения Building Information Model (BIM), которое будет использоваться для создания и организации виртуальных моделей гробниц. Обзор представляет собой новое направление в наших исследованиях, поскольку мы будем использовать лазерное сканирование (LiDAR), фотограмметрию и отображение с преобразованием отражения (RTI) для анализа монументальной архитектуры и связанных надписей на иврите.

    Цель состоит в том, чтобы собрать достаточно данных для виртуального воссоздания полной архитектурной формы каждой гробницы с неповрежденными надписями и восстановления их первоначальной топографической обстановки, не обремененной современными разработками. Цифровые модели, построенные на платформе BIM, предоставят историкам архитектуры, археологам и эпиграфам возможность сотрудничать и анализировать видимые качества монументальных гробниц способами, ранее недоступными.

    В поисках немецкого урана
    Тимоти Кёт, CMNS-Институт исследований в области электроники и прикладной физики (IREAP) Мириам Хиберт, ENGR-Материаловедение и инженерия

    В конце Второй мировой войны была заказана разведывательная миссия под кодовым названием ALSOS с целью оценки состояния ядерной программы Германии.По прибытии в Хайгерлох, Германия, они обнаружили останки попытки Вернера Гейснеберга построить ядерный реактор в виде 664 маленьких урановых кубиков. Большинство этих кубов с тех пор по большей части потеряно для истории, но в настоящее время мы знаем, что по крайней мере некоторые из них оказались в частных и университетских коллекциях. Мы также определили, что еще 400 кубиков хранились в другом месте в Германии и после войны попали на черный рынок в Европе. Если бы эти кубы вместо этого использовались в реакторном эксперименте в Хайгерлохе, они бы привели к действующему реактору — подвиг, который до сих пор считался недосягаемым для немецких ученых.Этот проект направлен на восполнение пробелов; исследуйте роль этих кубиков в провале немецкой ядерной программы и выясните, сколько кубиков еще осталось, где они сейчас находятся и какие истории они могут раскрыть по ходу дела.

    Резиденция Полярного круга
    Джон Рупперт, ARHU-Art

    Этот запрос LEGO Fund поддержит участие PI в The Arctic Circle Residency, Summer Solstice Expedition. Эта двухнедельная экспедиционная резиденция проходит на специально оборудованном парусном судне, которое отправляется из Лонгйира, Шпицберген, Норвегия.Эта уникальная и своевременная резиденция дает возможность международной группе художников и ученых исследовать арктический архипелаг Шпицберген и Северный Ледовитый океан и испытать меняющийся ландшафт и условия.

    Участие PI в этой резиденции является продолжением его давнего интереса к природным явлениям и взаимодействию человечества с окружающей средой. Находясь в резиденции, ИП будет записывать встречи с помощью различных средств массовой информации: видео, звука, фотографии и рисования.Впоследствии он создаст новый корпус работ в прямом ответе на свой опыт, основанный на существующем объеме работ, и станет кульминацией его произведений на сегодняшний день.

    Справедливость, дружба и счастье: аргумент в пользу республики Платона
    Рэйчел Сингпурвалла, ARHU-Philosophy

    В шедевре Платона «Республика» приводится сложный аргумент в пользу утверждения о том, что быть справедливым человеком имеет решающее значение для счастья. Хотя Республика является постоянным источником вдохновения для философов, психологов и политологов, интересующихся добродетелью и ее ролью в процветании человечества, точная природа аргументов Платона остается неясной.Мой проект «Справедливость, дружба и счастье: аргумент республики Платона» приводит доводы в пользу новой интерпретации Платоновской защиты справедливости. Мой особый вклад состоит в том, чтобы выделить две забытые темы в влиятельной работе Платона: гражданскую дружбу и счастье. Хотя обе темы имеют решающее значение для понимания аргументации текста, ни одна из них не была достаточно освещена и проанализирована, и их роль в главном аргументе Республики не была оценена. Я утверждаю, что (i) Платоновская концепция гражданской дружбы — его учет связей, существующих между членами хорошо управляемого общества — содержит обширный отчет о моральной мотивации и, таким образом, в значительной степени влияет на то, как мы понимаем его концепцию справедливого человека и его или ее мотивация действовать, и (ii) его заявление о том, что справедливость прекрасна и достойна восхищения, дает ресурсы, чтобы показать, что существует важная связь между справедливостью и счастьем.Таким образом, результатом моего исследования является новая интерпретация республики Платона, которая способствует нашему пониманию как самого текста, так и природы справедливости и счастья, а также отношений между ними.

    Изучение психологии старения окружающей среды с помощью фМРТ
    Джереми Уэллс, ARHU-Philosophy Эрика Молинарио, BSOS-Психология Стефани Престон, Мичиганский университет — область психологии, познания и когнитивной неврологии

    В этом пилотном исследовании предлагается выполнить сканирование мозга людей с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), чтобы понять, как «исторические» и «неисторические» места активируют или не активируют определенные части мозга, чтобы сделать практику сохранения исторического наследия более гибкой. к потребностям людей.Историческая среда или места, определяемые их физическим возрастом, являются важной частью среды обитания человека. Однако изучение отношений между людьми и исторической средой недостаточно изучено с психологической точки зрения. Это исследование предлагает фундаментальный вклад в зарождающуюся область психологии исторической среды (т.е., с гниением и / или патиной). Мы считаем, что, демонстрируя правомерность ответов на вопросы о том, как миряне воспринимают «исторические» или более старые места и эмоционально влияют на них, мы можем сделать гораздо более веские аргументы в пользу дополнительных исследований в этой области, особенно связав их с изменениями, необходимыми для того, чтобы сделать исторические места историческими. практика сохранения более ориентирована на человека.

    Цифровая городская история в колониальной Мексике
    Хуан Берк, программа ARCH-Architecture

    Проект под названием «Цифровая городская история в колониальной Мексике» направлен на создание городской и архитектурной документации для мексиканского колониального города Пуэбла с шестнадцатого по восемнадцатый века с использованием комбинации цифровых технологий, таких как данные ГИС и программное обеспечение для архитектурного моделирования. с традиционными историографическими исследованиями, особенно с архивными материалами, такими как городские постановления, официальные городские указы, протоколы городского совета и данные переписи населения.Продукт будет представлять собой каталог городских карт, которые документируют рост города, демографию, управление ресурсами (вода, сельскохозяйственные участки и т. Д.), А также трехмерные модели архитектурных достопримечательностей, которые призваны визуализировать и лучше понять городскую среду. и исторический персонаж. Предлагаемая документация восполнит пробел, учитывая, что в городе отсутствует значительное количество исторических карт и других традиционных источников городского визуального материала, таких как гравюры, топографические исследования или даже письменные описания города, которые помогли бы задокументировать городской городской пейзаж. истории, либо скудны, либо вообще отсутствуют для колониального периода.

    Социальная значимость этого проекта заключается в том, что сегодня города Латинской Америки страдают от таких проблем, как социальная сегрегация, ухудшение состояния окружающей среды, неконтролируемое городское развитие и другие. Лучшее понимание городского прошлого Латинской Америки и его механизмов поможет соединить прошлое с настоящим и, надеюсь, поможет найти решения на будущее.

    Стратегия, которая исправит здравоохранение

    В сфере здравоохранения времена обычной работы закончились.Во всем мире каждая система здравоохранения борется с ростом затрат и неравномерным качеством, несмотря на тяжелую работу хорошо подготовленных клиницистов с благими намерениями. Руководители здравоохранения и политики испробовали бесчисленное количество дополнительных исправлений — противодействие мошенничеству, сокращение количества ошибок, обеспечение соблюдения практических рекомендаций, повышение качества пациентов в качестве «потребителей», внедрение электронных медицинских записей — но ни одно из них не дало особого эффекта.

    Пришло время принципиально новой стратегии.

    В основе своей — максимизация ценности для пациентов: то есть достижение наилучших результатов при минимальных затратах.Мы должны отойти от системы здравоохранения, ориентированной на предложение, организованной вокруг того, что делают врачи, к системе, ориентированной на пациента, организованной вокруг того, что нужно пациентам. Мы должны сместить акцент с объема и прибыльности предоставляемых услуг — визитов к врачу, госпитализации, процедур и тестов — на результаты, достигнутые пациентами. И мы должны заменить сегодняшнюю фрагментированную систему, в которой каждый местный поставщик предлагает полный спектр услуг, на систему, в которой услуги для определенных медицинских состояний сосредоточены в медицинских организациях и в нужных местах для оказания высококачественной помощи.

    Выполнение этой трансформации — не отдельный шаг, а всеобъемлющая стратегия. Мы называем это «повесткой дня ценностей». Это потребует реструктуризации организации, измерения и возмещения расходов на оказание медицинской помощи. В 2006 году Майкл Портер и Элизабет Тейсберг представили программу ценностей в своей книге «Новое определение здравоохранения». С тех пор, благодаря нашим исследованиям и работе тысяч руководителей здравоохранения и академических исследователей по всему миру, были разработаны инструменты для реализации повестки дня, и их внедрение поставщиками и другими организациями быстро распространяется.

    Переход к системе здравоохранения, основанной на ценностях, идет полным ходом. Некоторые организации все еще находятся на стадии пилотных проектов и инициатив в отдельных областях практики. Другие организации, такие как клиника Кливленда и немецкая клиника Schön Klinik, предприняли масштабные изменения, затрагивающие несколько компонентов программы ценностей. Результатом стало поразительное улучшение результатов и эффективности, а также рост доли рынка.

    Больше нет сомнений в том, как повысить ценность ухода.Вопрос в том, какие организации будут лидерами и как быстро другие могут последовать за ними? Не следует недооценивать задачу превращения в организацию, основанную на ценностях, учитывая укоренившиеся интересы и практику многих десятилетий. Это преобразование должно происходить изнутри. Только врачи и организации-поставщики могут внедрить набор взаимозависимых шагов, необходимых для повышения ценности, потому что в конечном итоге ценность определяется тем, как применяется медицина. Тем не менее, все остальные участники системы здравоохранения должны сыграть свою роль.Пациенты, страховые компании, работодатели и поставщики могут ускорить преобразование — и все получат от этого большую пользу.

    Определение цели

    Первым шагом в решении любой проблемы является определение правильной цели. Усилия по реформированию здравоохранения тормозятся отсутствием ясности в отношении цели или даже преследованием неверной цели. Узкие цели, такие как улучшение доступа к медицинской помощи, сдерживание затрат и увеличение прибыли, отвлекали. Доступ к плохому уходу не является целью, и при этом не происходит снижение затрат за счет качества.Сегодня увеличение прибыли несовместимо с интересами пациентов, потому что прибыль зависит от увеличения объема услуг, а не от получения хороших результатов.

    В сфере здравоохранения основной целью для поставщиков, а также для всех других заинтересованных сторон должно быть повышение ценности для пациентов, где ценность определяется как достигнутые результаты в отношении здоровья, которые имеют значение для пациентов, по сравнению с затратами на достижение этих результатов. Повышение ценности требует либо улучшения одного или нескольких результатов без увеличения затрат, либо снижения затрат без ущерба для результатов, либо того и другого.Неспособность улучшить ценность означает, в общем, неудачу.

    Принятие цели создания ценности на уровне высшего руководства и совета директоров имеет важное значение, потому что программа создания ценности требует фундаментального отхода от прошлого. Хотя медицинские организации никогда не улучшали результаты против , их основное внимание было сосредоточено на увеличении объемов и поддержании прибыльности. Несмотря на благородные заявления о миссии, настоящая работа по повышению стоимости остается незавершенной. Унаследованные подходы к доставке и структура платежей, которые оставались в основном неизменными на протяжении десятилетий, усугубили проблему и создали систему с неустойчивым качеством и непосильными затратами.

    Все это сейчас меняется. Столкнувшись с серьезным давлением, требующим сдерживания затрат, плательщики агрессивно сокращают возмещения и, наконец, переходят от платы за услуги к возмещению по результатам. В США все больший процент пациентов покрывается программами Medicare и Medicaid, которые возмещают расходы на небольшую долю от уровня частного плана. Это давление вынуждает все больше независимых больниц присоединяться к системам здравоохранения, а все больше врачей уходят из частной практики и становятся наемными работниками больниц.(Для получения дополнительной информации см. Боковую панель «Зачем менять сейчас?») Переход не будет ни линейным, ни быстрым, и мы вступаем в длительный период, в течение которого провайдеры будут работать по нескольким моделям оплаты с различной степенью подверженности риску.

    В этой среде провайдерам нужна стратегия, выходящая за рамки традиционного снижения затрат и отвечающая новым моделям оплаты. Если поставщики услуг смогут улучшить результаты лечения пациентов, они смогут сохранить или увеличить свою долю на рынке. Если они смогут повысить эффективность оказания превосходной помощи, они будут входить в любое обсуждение контракта с позиции силы.Те поставщики, которые увеличивают ценность, будут наиболее конкурентоспособными. Организации, которым не удается повысить ценность, какими бы престижными и влиятельными они ни казались сегодня, скорее всего, столкнутся с растущим давлением. Точно так же медицинские страховые компании, которые не торопятся принять и поддержать программу ценностей — например, не отдавая предпочтение поставщикам ценных услуг, — потеряют подписчиков перед теми, кто это делает.

    Стратегия трансформации ценностей

    Стратегическая программа перехода к системе оказания высококачественной медицинской помощи состоит из шести компонентов.Они взаимозависимы и подкрепляют друг друга; как мы увидим, прогресс будет легче и быстрее всего, если они будут продвигаться вместе. (См. Экспонат «Программа ценностей».)

    Нынешняя структура оказания медицинской помощи сохраняется на протяжении десятилетий, поскольку опирается на собственный набор взаимоусиливающих элементов: организация по специальности с независимыми частнопрактикующими врачами; измерение «качества», определяемого как соответствие процессу; учет затрат, основанный не на затратах, а на начислениях; оплата услуг по специальностям с повсеместным перекрестным субсидированием; системы доставки с дублированием линий обслуживания и небольшой интеграцией; фрагментация популяций пациентов, так что у большинства поставщиков нет критических масс пациентов с данным заболеванием; разнесенные ИТ-системы по медицинским специальностям; и другие.Эта взаимосвязанная структура объясняет, почему нынешняя система так устойчива к изменениям, почему постепенные шаги не оказали большого влияния (см. Врезку «Никаких волшебных пуль») и почему одновременный прогресс по нескольким компонентам стратегической повестки дня так полезен.

    Компоненты стратегической повестки дня не являются теоретическими или радикальными. Все они уже в той или иной степени внедряются в организациях, от ведущих академических медицинских центров до больниц социальной защиты.Однако ни одна организация еще не разработала полноценную повестку дня для всей своей практики. В каждой организации есть возможности для улучшения ценности для пациентов — и так будет всегда.

    1: Организовать в группы интегрированной практики (IPU)

    В основе трансформации ценностей лежит изменение организации работы клиницистов по оказанию помощи. Первый принцип структурирования любой организации или бизнеса — это организация вокруг клиента и потребностей. В здравоохранении это требует перехода от сегодняшней разрозненной организации по специализированным отделениям и дискретному обслуживанию к организации, ориентированной на состояние здоровья пациента.Мы называем такую ​​структуру интегрированной практикой. В IPU специальная команда, состоящая как из клинического, так и из доклинического персонала, обеспечивает полный цикл лечения состояния пациента.

    IPU лечат не только заболевание, но и связанные с ним состояния, осложнения и обстоятельства, которые обычно возникают вместе с ним, например, заболевания почек и глаз для пациентов с диабетом или паллиативную помощь для пациентов с метастатическим раком. IPU не только обеспечивают лечение, но и берут на себя ответственность за привлечение пациентов и их семей к уходу — например, путем предоставления образования и консультирования, поощрения соблюдения протоколов лечения и профилактики и поддержки необходимых поведенческих изменений, таких как отказ от курения или потеря веса.

    В IPU персонал регулярно работает вместе как одна команда для достижения общей цели: максимизировать общие результаты пациента как можно более эффективно. Они хорошо разбираются в этом состоянии, знают друг друга, доверяют друг другу и легко координируют свои действия, чтобы свести к минимуму потерянное время и ресурсы. Они встречаются часто, формально и неформально, и анализируют данные о своей работе. Вооруженные этими данными, они работают над улучшением ухода, устанавливая новые протоколы и разрабатывая лучшие или более эффективные способы взаимодействия с пациентами, включая групповые посещения и виртуальные взаимодействия.В идеале члены МПС располагаются в одном месте, чтобы облегчить общение, сотрудничество и эффективность для пациентов, но они работают как одна команда, даже если они находятся в разных местах. (См. Врезку «Что такое интегрированное практическое подразделение?»)

    Возьмем, к примеру, уход за пациентами с болью в пояснице — одной из наиболее распространенных и дорогостоящих причин инвалидности. В преобладающем подходе пациенты получают частичную помощь от различных типов врачей, обычно в нескольких разных местах, которые действуют больше как спонтанно собранная «бригада», чем как единое целое.Один пациент может начать лечение с терапевта, а другие — с ортопеда, невролога или ревматолога. Что будет дальше, непредсказуемо. Пациентов могут направить к еще одному врачу или физиотерапевту. Они могут пройти рентгенологическое обследование (это может произойти в любой момент — даже до обращения к врачу). Каждая встреча отделена от других, и никто не координирует уход. Дублирование усилий, задержки и неэффективность почти неизбежны.Поскольку никто не измеряет результаты лечения пациентов, сколько времени занимает этот процесс или сколько стоит лечение, ценность лечения никогда не повышается.

    Влияние на стоимость IPU поразительно. По сравнению со средними показателями по региону, пациенты клиники позвоночника Вирджинии Мейсон пропускают меньше рабочих дней (4,3 против 9 за один эпизод) и нуждаются в меньшем количестве посещений физиотерапевта (4,4 против 8,8).

    Сравните это с подходом, принятым МПС в Медицинском центре Вирджинии Мейсон в Сиэтле. Пациенты с болью в пояснице звонят по одному центральному номеру телефона (206-41-SPINE), и большинство из них можно увидеть в тот же день.«Команда позвоночника» объединяет физиотерапевта с врачом, имеющим сертификаты в области физической медицины и реабилитации, и пациенты обычно обращаются к обоим во время своего первого визита. Те, у кого есть серьезные причины боли в спине (например, злокачественное новообразование или инфекция), быстро выявляются и вводятся в процесс, предназначенный для постановки конкретного диагноза. Другим пациентам потребуется операция, и для этого они будут участвовать в процессе. Однако для большинства пациентов физиотерапия является наиболее эффективным следующим вмешательством, и их лечение часто начинается в тот же день.

    Вирджиния Мейсон не решила проблему хаотической помощи, наняв координаторов, чтобы помочь пациентам ориентироваться в существующей системе — «решение», которое не работает. Скорее, он устранил хаос, создав новую систему, в которой лица, осуществляющие уход, работают вместе интегрированным образом. Влияние на стоимость было поразительным. По сравнению со средними показателями по региону, пациенты клиники позвоночника Вирджинии Мейсон пропускают меньше рабочих дней (4,3 против 9 за один эпизод) и нуждаются в меньшем количестве посещений физиотерапевта (4,4 против 8.8). Кроме того, использование МРТ для оценки боли в пояснице снизилось на 23% с момента открытия клиники в 2005 году, даже несмотря на то, что результаты улучшились. Более качественный уход фактически снизил затраты, и мы вернемся к этому вопросу позже. Вирджиния Мейсон также увеличила доход за счет повышения производительности, вместо того, чтобы полагаться на большее количество платных посещений, чтобы увеличить доход от ненужных или дублирующих тестов и ухода. Клиника принимает около 2300 новых пациентов в год по сравнению с 1404 при старой системе, и это делается в том же помещении и с тем же количеством сотрудников.

    Везде, где существуют IPU, мы находим аналогичные результаты — более быстрое лечение, лучшие результаты, более низкие затраты и, как правило, увеличение доли рынка в этом состоянии. Но таких результатов можно добиться только за счет реструктуризации работы. Простое размещение сотрудников в одном здании или установка вывески с объявлением о Центре передового опыта или институте не окажут большого влияния.

    Изначально

    IPU использовались для лечения определенных заболеваний, таких как рак груди и эндопротезирование суставов.Сегодня IPU, связанные с состоянием, быстро распространяются во многих областях оказания неотложной и хронической помощи, от трансплантации органов до ухода за плечом и психических расстройств, таких как расстройства пищевого поведения.

    Дополнительная литература

    Недавно мы применили модель IPU к первичной медико-санитарной помощи (см. Michael E. Porter, Erika A. Pabo и Thomas H. Lee, «Redesigning Primary Care», Health Affairs, March 2013). По самой своей природе первичная медико-санитарная помощь носит целостный характер и учитывает все состояния здоровья и потребности пациента.Сегодняшняя практика первичной медико-санитарной помощи применяет общую организационную структуру для ведения очень широкого круга пациентов, от здоровых взрослых до слабых пожилых людей. Сложность удовлетворения их разнородных потребностей очень затруднила повышение ценности в первичной медико-санитарной помощи — например, разнородные потребности делают измерение результатов практически невозможным.

    В первичной медико-санитарной помощи IPU представляют собой многопрофильные бригады, организованные для обслуживания групп пациентов с аналогичными потребностями в первичной и профилактической помощи — например, пациентов со сложными хроническими заболеваниями, такими как диабет, или пожилых пациентов с ограниченными возможностями.Разным группам пациентов требуются разные бригады, разные типы услуг и даже разные места оказания помощи. Им также требуются услуги, направленные на непосредственное рассмотрение решающей роли изменения образа жизни и профилактической помощи в результатах и ​​затратах, и эти услуги должны быть адаптированы к общим обстоятельствам пациентов. Внутри каждой группы пациентов может быть создана соответствующая клиническая бригада, профилактические услуги и обучение для повышения ценности, а результаты станут измеримыми.

    Этот подход уже начинает применяться к пациентам из группы высокого риска и с высокими затратами через так называемые медицинские дома, ориентированные на пациента.Но возможность существенно повысить ценность первичной медико-санитарной помощи намного шире. Например, в компании Geisinger Health System в Пенсильвании в уходе за пациентами с хроническими заболеваниями, такими как диабет и болезни сердца, участвуют не только врачи и другие клиницисты, но и фармацевты, которые несут основную ответственность за соблюдение и корректировку лекарств. Включение фармацевтов в бригады привело к меньшему количеству инсультов, ампутаций, посещений отделений неотложной помощи и госпитализаций, а также к повышению эффективности в отношении других результатов, которые важны для пациентов.

    2: Измерение результатов и затрат для каждого пациента

    Для быстрого улучшения в любой области требуется оценка результатов — известный принцип управления. Команды совершенствуются и преуспевают, отслеживая прогресс с течением времени и сравнивая свою производительность с результатами коллег внутри и за пределами своей организации. Действительно, тщательное измерение ценности (результатов и затрат), возможно, является самым важным шагом в улучшении здравоохранения. Где бы мы ни наблюдали систематическое измерение результатов в сфере здравоохранения, независимо от страны, мы видим, что эти результаты улучшаются.

    Однако реальность такова, что подавляющее большинство поставщиков медицинских услуг (и страховщиков) не отслеживают ни результаты, ни затраты по состоянию здоровья для отдельных пациентов. Например, хотя во многих учреждениях есть «центры боли в спине», немногие могут рассказать вам о результатах своих пациентов (например, о времени их возвращения к работе) или о фактических ресурсах, используемых для лечения этих пациентов в течение всего цикла лечения. Эта удивительная правда во многом объясняет, почему десятилетия реформ здравоохранения не изменили траекторию ценностей в системе.

    Когда выполняется измерение результатов , оно редко выходит за рамки отслеживания нескольких областей, таких как смертность и безопасность. Вместо этого «измерение качества» тяготеет к наиболее легко измеряемым и наименее спорным показателям. Большинство показателей качества не измеряют качество; скорее, это меры процесса, которые фиксируют соблюдение практических рекомендаций. Оценки HEDIS (набор данных и информации об эффективности здравоохранения) полностью состоят из показателей процесса, а также простых для измерения клинических показателей, которые не соответствуют фактическим результатам.В случае диабета, например, медработники измеряют надежность своих проверок холестерина ЛПНП и уровней гемоглобина A1c, даже если для пациентов действительно важно то, могут ли они потерять зрение, нуждаться в диализе, перенести инфаркт или инсульт или перенести инсульт. ампутация. Немногие медицинские организации пока оценивают, как их пациенты с диабетом достигают всех важных результатов.

    Неудивительно, что общественность остается безразличной к показателям качества, которые могут определять надежность и репутацию поставщика, но мало говорят о том, как на самом деле делают его пациенты.Единственно верные критерии качества — это результаты, которые важны для пациентов. И когда эти результаты собираются и публикуются, поставщики услуг сталкиваются с огромным давлением — и сильными стимулами — с целью улучшения и внедрения передовых практик, что приведет к улучшению результатов. Возьмем, к примеру, Закон об успешности и сертификации клиник по лечению бесплодия от 1992 года, согласно которому все клиники, выполняющие процедуры вспомогательных репродуктивных технологий, в частности экстракорпоральное оплодотворение, предоставляли в Центры по контролю за заболеваниями свои показатели живорождений и другие показатели.После того, как CDC начал публично сообщать эти данные, в 1997 году были быстро приняты улучшения в этой области, и показатели успешности для всех клиник, больших и малых, неуклонно улучшались. (См. Выставку «Измерение результатов и отчетность по стимулированию улучшения».)

    Измерение результатов, важных для пациентов.

    Результаты следует оценивать по состоянию здоровья (например, диабет), а не по специальности (подиатрия) или вмешательству (обследование глаз). Результаты должны охватывать полный цикл лечения данного состояния и отслеживать состояние здоровья пациента после завершения лечения.Результаты, которые важны для пациентов с определенным заболеванием, делятся на три уровня. (Подробнее см. Статью Майкла Портера «Измерение результатов для здоровья: иерархия результатов», Медицинский журнал Новой Англии, декабрь 2010 г.) Уровень 1 включает в себя достигнутый статус здоровья. Конечно, пациентов волнует уровень смертности, но они также обеспокоены своим функциональным статусом. В случае лечения рака предстательной железы, например, пятилетняя выживаемость обычно составляет 90% или выше, поэтому пациенты больше заинтересованы в эффективности их поставщиков в отношении важных функциональных результатов, таких как недержание мочи и сексуальная функция, где варьируется между поставщиками. намного лучше.

    Результаты уровня 2 связаны с характером цикла ухода и восстановления. Например, высокие показатели повторной госпитализации и частые «приходы в норму» в отделениях неотложной помощи на самом деле не могут ухудшить долгосрочную выживаемость, но они дороги и разочаровывают как медработников, так и пациентов. Уровень дискомфорта во время ухода и время, необходимое для возвращения к нормальной деятельности, также имеют большое значение для пациентов. Значительные задержки перед посещением специалиста по поводу потенциально опасной жалобы могут вызвать ненужное беспокойство, в то время как задержки в начале лечения продлевают возвращение к нормальной жизни.Даже когда функциональные результаты эквивалентны, пациенты, чей процесс лечения является своевременным и свободным от хаоса, путаницы и ненужных неудач, получают гораздо лучший уход, чем те, кто сталкивается с задержками и проблемами на этом пути.

    Результаты Уровня 3 относятся к устойчивости здоровья. Замена тазобедренного сустава на два года хуже, чем на 15 лет, как с точки зрения пациента, так и с точки зрения врача.

    Измерение полного набора важных результатов необходимо для лучшего удовлетворения потребностей пациентов.Это также один из самых мощных средств снижения затрат на здравоохранение. Если функциональные результаты Уровня 1 улучшаются, затраты неизменно снижаются. Если какие-либо результаты Уровня 2 или 3 улучшаются, затраты неизменно снижаются. Немецкое исследование 2011 года, например, показало, что годовые затраты на последующее наблюдение после полной замены тазобедренного сустава были на 15% ниже в больницах с исходами выше среднего, чем в больницах с исходами ниже среднего, и на 24% ниже, чем в очень низких. — объемные больницы, в которых провайдеры имеют относительно небольшой опыт замены тазобедренного сустава.Не имея возможности последовательно измерять важные результаты, мы теряем, пожалуй, самый мощный рычаг снижения затрат.

    За последние полдюжины лет все больше провайдеров начали использовать истинное измерение результатов. В результате улучшилась репутация многих лидеров и их доля на рынке. Появляется желанная конкуренция, чтобы стать наиболее полным и прозрачным поставщиком услуг по измерению результатов.

    Дополнительная литература

    Клиника Кливленда является одним из таких первопроходцев, впервые опубликовавшим данные о смертности при кардиохирургических операциях, а затем обязательным для измерения результатов во всей организации.Сегодня клиника издает 14 различных «книг результатов», в которых отражена эффективность лечения растущего числа заболеваний (например, рака, неврологических и сердечных заболеваний). Диапазон измеряемых результатов остается ограниченным, но клиника расширяет свои усилия, и другие организации следуют ее примеру. На индивидуальном уровне IPU начинают усилия многочисленные провайдеры. В Центре позвоночника Дартмута-Хичкока, например, теперь публикуются оценки пациентов по боли, физическому состоянию и инвалидности для хирургического и нехирургического лечения через три, шесть, 12 и 24 месяца для каждого типа заболевания нижней части спины.

    Провайдеры улучшают свое понимание того, какие результаты следует измерять и как собирать, анализировать и сообщать данные о результатах. Например, некоторые из наших коллег из Partners HealthCare в Бостоне тестируют инновационные технологии, такие как планшетные компьютеры, веб-порталы и телефонные интерактивные системы, для сбора данных о результатах у пациентов после кардиохирургических операций или тех, кто живет с хроническими заболеваниями, такими как диабет. Результаты также начинают учитываться в режиме реального времени в процессе оказания помощи, что позволяет поставщикам услуг отслеживать прогресс, когда они взаимодействуют с пациентами.

    Чтобы ускорить всестороннее и стандартизованное измерение результатов в глобальном масштабе, мы недавно соучредили Международный консорциум по измерению результатов в отношении здоровья. ICHOM разрабатывает минимальные наборы результатов в зависимости от состояния здоровья, опираясь на международные регистры и передовой опыт поставщиков услуг. Он объединяет лидеров клинической практики со всего мира для разработки стандартных наборов результатов, а также для сбора и распространения передового опыта в области сбора, проверки и отчетности данных об исходах.Подобно тому, как железные дороги сошлись на стандартной ширине колеи, а телекоммуникационная отрасль — на стандартах, позволяющих обмениваться данными, поставщики медицинских услуг во всем мире должны последовательно измерять результаты по условиям, чтобы обеспечить универсальное сравнение и стимулировать быстрое улучшение.

    Измерение стоимости лечения.

    Для области, в которой высокая стоимость является всеобъемлющей проблемой, отсутствие точной информации о затратах в сфере здравоохранения просто поразительно. Немногие врачи знают, сколько стоит каждый компонент лечения, не говоря уже о том, как затраты соотносятся с достигнутыми результатами.В большинстве медицинских организаций практически нет точной информации о стоимости полного цикла оказания помощи пациенту с тем или иным заболеванием. Вместо этого большинство систем учета затрат в больницах основаны на отделениях, а не на пациентах, и предназначены для выставления счетов за транзакции, возмещаемые по контрактам с оплатой за услуги. В мире, где комиссии продолжают расти, это имеет смысл. Существующие системы также подходят для общего бюджета отделения, но они предоставляют только приблизительные и вводящие в заблуждение оценки фактических затрат на обслуживание отдельных пациентов и состояний.Например, распределение затрат часто основывается на затратах, а не на фактических затратах. Поскольку поставщики медицинских услуг сталкиваются с растущим давлением с целью снижения затрат и отчетности о результатах, существующие системы совершенно неадекватны.

    Существующие системы калькуляции затрат подходят для общего бюджетирования отделения, но они предоставляют только приблизительные и вводящие в заблуждение оценки фактических затрат на обслуживание отдельных пациентов и состояний.

    Чтобы определить ценность, поставщики медицинских услуг должны измерять затраты на уровне медицинского состояния, отслеживая расходы, связанные с лечением этого состояния в течение полного цикла оказания помощи.Это требует понимания ресурсов, используемых при уходе за пациентом, включая персонал, оборудование и помещения; стоимость мощности поставки каждого ресурса; а также вспомогательные расходы, связанные с уходом, такие как ИТ и администрирование. Затем стоимость лечения заболевания можно сравнить с достигнутыми результатами.

    Лучший метод понимания этих затрат — это расчет затрат на основе операций по времени, TDABC. Хотя на сегодняшний день он редко используется в здравоохранении, он начинает распространяться. Там, где применяется TDABC, он помогает поставщикам найти множество способов существенно снизить затраты без отрицательного влияния на результаты (а иногда даже их улучшения).Поставщики услуг достигают экономии 25% или более, используя такие возможности, как более эффективное использование производственных мощностей, более стандартизованные процессы, лучшее соответствие навыков персонала задачам, размещение медицинской помощи в учреждениях наиболее экономичного типа и многие другие.

    Например, Вирджиния Мейсон обнаружила, что для хирурга-ортопеда или другого процедурного специалиста требуется 4 доллара в минуту для оказания услуги, 2 доллара для терапевта общего профиля и 1 доллар или меньше для практикующей медсестры или физиотерапевта.В свете этих различий в стоимости чрезвычайно важно сосредоточить время самых дорогих сотрудников на работе, в которой используется весь их набор навыков. (Подробнее см. Статью Роберта Каплана и Майкла Портера «Как преодолеть кризис затрат в здравоохранении», HBR, сентябрь 2011 г.)

    Не понимая истинных затрат на лечение состояний пациентов, не говоря уже о том, как затраты связаны с результатами, организации здравоохранения летают вслепую, решая, как улучшить процессы и изменить структуру оказания помощи.Клиницисты и администраторы борются за произвольные сокращения, а не работают вместе над повышением ценности лечения. Поскольку правильные данные о затратах имеют решающее значение для преодоления множества барьеров, связанных с устаревшими процессами и системами, мы часто говорим скептически настроенным клиническим руководителям: «Учет затрат — ваш друг». Понимание истинных затрат, наконец, позволит клиницистам работать с администраторами над повышением ценности медицинской помощи — фундаментальной цели организаций здравоохранения.

    3: Переход на пакетные платежи за циклы ухода

    Ни одна из доминирующих моделей оплаты в здравоохранении — глобальное подушевое регулирование и плата за услуги — напрямую не способствует повышению ценности медицинской помощи.Глобальный подушный платеж, единый платеж для покрытия всех потребностей пациента, вознаграждает поставщиков за меньшие расходы, но не специально для улучшения результатов или ценности. Он также отделяет оплату от того, что поставщики могут напрямую контролировать. Плата за услуги парами оплачивается тем, что поставщики могут контролировать — сколько из своих услуг, таких как МРТ, они предоставляют, — но не в отношении общей стоимости или результатов. Провайдеры получают вознаграждение за увеличение объема, но это не обязательно увеличивает ценность.

    Платежный подход, лучше всего согласованный со стоимостью, представляет собой пакетный платеж, который покрывает полный цикл лечения острых заболеваний, общую помощь при хронических состояниях в течение определенного периода (обычно в течение года) или первичную и профилактическую помощь для определенной группы пациентов ( здоровые дети, например).Хорошо продуманные пакетные платежи напрямую способствуют командной работе и высокому вниманию. Оплата привязана к общему уходу за пациентом с определенным заболеванием, согласовывая оплату с тем, что команда может контролировать. Поставщики получают выгоду от повышения эффективности при сохранении или улучшении результатов.

    Надежные комбинированные модели оплаты должны включать: корректировку степени серьезности или соответствие критериям только для соответствующих критериям пациентов; гарантии ухода, которые возлагают на врача ответственность за предотвратимые осложнения, такие как инфекции после операции; положения о стоп-лоссах, снижающие риск событий с необычно высокой стоимостью; и обязательная отчетность о результатах.

    Правительства, страховые компании и системы здравоохранения во многих странах переходят на использование комплексных подходов к оплате. Например, в 2009 году Совет графства Стокгольм инициировал такую ​​программу для полной замены тазобедренного и коленного суставов у относительно здоровых пациентов. Результатом стали более низкие затраты, более высокая степень удовлетворенности пациентов и улучшение некоторых результатов. В Германии пакетные платежи за стационарное лечение в больнице, объединяющие все гонорары врачей и другие расходы, в отличие от моделей оплаты в США.S. — помогли удержать средний платеж за госпитализацию ниже 5000 долларов (по сравнению с более чем 19000 долларов в США, хотя пребывание в больнице в Германии в среднем на 50% дольше). К особенностям немецкой системы относятся гарантии медицинского обслуживания, в соответствии с которыми больница несет ответственность за расходы на повторную госпитализацию, связанные с первоначальным лечением.

    В США пакетные платежи стали нормой при оказании помощи при трансплантации органов. Здесь обязательная отчетность о результатах сочетается с пакетами для усиления внимания команды, ускорения распространения инноваций и быстрого улучшения результатов.Поставщики, которые использовали пакетные подходы на раннем этапе, получили выгоду. Например, программа UCLA по пересадке почки резко выросла с тех пор, как в 1986 году была впервые предложена комплексная ценовая договоренность с Kaiser Permanente, и вскоре после этого был предложен подход к оплате всем своим плательщикам. Его результаты являются одними из лучших в национальном масштабе, и доля UCLA на рынке трансплантации органов значительно расширилась.

    Работодатели также используют пакетные платежи. В этом году Walmart представил программу, в которой она поощряет сотрудников, которым требуется кардиохирургия, позвоночник и некоторые другие операции, обращаться за помощью к одному из шести поставщиков услуг на национальном уровне, каждый из которых имеет большой объем и послужной список отличных результатов: клиника Кливленда, Гейзингер, клиника Мэйо, больница Милосердия (в Спрингфилде, штат Миссури), Scott & White и Вирджиния Мейсон.Больницам возмещается медицинское обслуживание в виде единого пакета, который включает в себя все расходы на врача и больницы, связанные как с стационарным, так и с амбулаторным до- и послеоперационным уходом. Сотрудники не несут наличных затрат на уход за собой — проезд, проживание и питание пациента и лица, осуществляющего уход, — до тех пор, пока операция проводится в одном из центров передового опыта. Программа находится в зачаточном состоянии, но ожидается, что Walmart и другие крупные работодатели будут расширять такие программы, чтобы повысить ценность для своих сотрудников, и будут стимулировать сотрудников к их использованию.Искушенные работодатели поняли, что они должны выйти за рамки мер по сдерживанию расходов и укреплению здоровья, таких как доплата и наличие на территории медицинских и оздоровительных учреждений, и стать более активными в поощрении ценных поставщиков большим количеством пациентов.

    По мере распространения моделей комплексных платежей способ оказания помощи будет изменен. Подумайте, как поставщики, участвующие в программе Walmart, меняют способы оказания медицинской помощи. По мере того как клинические руководители определяют процессы, связанные с уходом за пациентами, живущими за пределами их непосредственного проживания, они учатся лучше координировать уход со всеми местными врачами для пациентов.Они также подвергают сомнению существующие практики. Например, во многих больницах пациенты обычно возвращаются к кардиохирургу через шесть-восемь недель после операции, но поездки за город трудно оправдать пациентам без очевидных осложнений. Решив отказаться от этих посещений, врачи поняли, что, возможно, местные пациенты также не нуждаются в обычных послеоперационных посещениях.

    Поставщики услуг по-прежнему нервничают по поводу пакетных платежей, ссылаясь на опасения, что неоднородность пациентов может не полностью отражаться в возмещении, и что отсутствие точных данных о затратах на уровне состояния может создать финансовые риски.Эти опасения законны, но они присутствуют в любой модели возмещения расходов. Мы полагаем, что со временем опасения исчезнут, по мере того, как растет изощренность и появляется все больше свидетельств того, что использование платежей, связанных с предоставлением ценности, отвечает экономическим интересам поставщиков. Провайдеры будут использовать пакеты как инструмент для увеличения объема и повышения ценности.

    4: Интеграция систем оказания медицинской помощи

    Большая и постоянно растущая доля медицинских услуг предоставляется многопрофильными организациями здравоохранения.В 2011 году 60% всех больниц США были частью таких систем, по сравнению с 51% в 1999 году. В 2011 году на многопрофильные медицинские организации приходилось 69% всех госпитализаций. Сегодня эти пропорции еще выше. К сожалению, большинство многосайтовых организаций не являются настоящими системами доставки, по крайней мере, пока, а являются свободными конфедерациями в основном автономных подразделений, которые часто дублируют услуги. Существуют огромные возможности для повышения ценности, поскольку поставщики интегрируют системы, чтобы устранить фрагментацию и дублирование помощи, а также оптимизировать типы помощи, предоставляемой в каждом месте.

    Для достижения настоящей системной интеграции организациям необходимо решить четыре связанных набора вариантов: определение объема услуг, сосредоточение объема в меньшем количестве мест, выбор правильного местоположения для каждой линии обслуживания и интеграция ухода за пациентами в разных местах. Политика перераспределения медицинской помощи остается сложной, учитывая инстинкт большинства поставщиков услуг, направленных на сохранение статус-кво и защиту своей территории. Вот несколько сомнительных вопросов, позволяющих оценить аппетит членов правления и руководителей систем здравоохранения к преобразованиям: Готовы ли вы отказаться от линий обслуживания, чтобы повысить ценность ухода за пациентами? Перемещение линий обслуживания на столе?

    Определите объем услуг.

    Отправной точкой для системной интеграции является определение общего объема услуг, которые поставщик может эффективно предоставлять, а также сокращение или устранение линий обслуживания, где они не могут реально достичь высокой ценности. Для местных поставщиков это может означать выход или установление партнерских отношений в рамках сложных направлений обслуживания, таких как кардиохирургия или лечение редких онкологических заболеваний. Для академических медицинских центров, которые имеют более обеспеченные ресурсы и персонал, это может означать минимизацию регулярных линий обслуживания и создание партнерств или связей с более дешевыми поставщиками услуг в этих областях.Хотя ограничение диапазона предлагаемых услуг традиционно было неестественным поступком в сфере здравоохранения — где организации стремятся делать все для всех, — переход к системе предоставления услуг, основанной на ценностях, потребует такого выбора.

    Сконцентрируйте объем в меньшем количестве мест.

    Во-вторых, поставщики должны сконцентрировать уход за каждым из состояний, которые они лечат, в меньшем количестве мест. Заявленное обещание ориентированного на потребителя медицинского обслуживания — «Мы делаем все, что вам нужно, рядом с вашим домом или рабочим местом» — было хорошим маркетинговым ходом, но плохой стратегией создания ценности.Концентрирующий объем важен для формирования интегрированных практических единиц и улучшения показателей.

    Многочисленные исследования подтверждают, что объем при определенном заболевании имеет значение. Поставщики медицинских услуг со значительным опытом лечения того или иного заболевания имеют лучшие результаты, а также уменьшаются затраты. Например, недавнее исследование взаимосвязи между объемом больниц и операционной смертностью при хирургических вмешательствах с высоким риском рака показало, что по мере роста объемов больниц шансы на смерть пациента в результате операции упали на целых 67%. .Таким образом, пациентам часто гораздо лучше путешествовать на большие расстояния, чтобы получить помощь в тех местах, где есть бригады с большим опытом в их состоянии. Это часто означает проезжать мимо ближайших больниц.

    Организации, которые быстро прогрессируют в принятии программы ценностей, получат огромные выгоды, даже если нормативные изменения будут медленными.

    Концентрация объема — один из самых сложных шагов для многих организаций, поскольку он может угрожать как престижу, так и врачебной сфере.Тем не менее, преимущества концентрации могут изменить правила игры. В 2009 году город Лондон поставил перед собой задачу улучшить выживаемость и перспективы для пациентов с инсультом, обеспечив уход за пациентами настоящими IPU — специализированными, современными командами и учреждениями, включая неврологов, которые были экспертами в лечении инсульта. . Их называли отделениями для лечения гиперострого инсульта или HASU. В то время в Лондоне было слишком много больниц, оказывающих помощь в связи с острым инсультом (32 из них), чтобы в какой-либо из них могли работать большие объемы лечения. UCL Partners, система доставки, включающая шесть хорошо известных учебных больниц, обслуживающих центральный север Лондона, имела две больницы, оказывающие помощь при инсульте, — больницу Лондонского университетского колледжа и больницу Royal Free, — расположенных менее чем в трех милях друг от друга.Университетский колледж был выбран для размещения нового инсультного отделения. Неврологи Royal Free начали практиковать в Университетском колледже, а невролог Royal Free был назначен главным руководителем программы лечения инсульта. Позже UCL Partners перевела всю экстренную сосудистую хирургию и сложную операцию на аорте в Royal Free.

    Эти шаги ясно показали, что UCL Partners готова сконцентрировать объемы продаж для повышения стоимости. Число случаев инсульта, пролеченных в Университетском колледже, выросло с 200 в 2008 году до более 1400 в 2011 году.Теперь все пациенты с инсультом могут пройти быструю оценку у высококвалифицированных неврологов и начать выздоровление под наблюдением медсестер, которые являются экспертами в предотвращении осложнений, связанных с инсультом. После сдвига смертность, связанная с инсультами в Университетском колледже, снизилась примерно на 25%, а затраты на пациента снизились на 6%.

    Выберите правильное место для каждой услуги.

    Третий компонент системной интеграции — это предоставление определенных услуг в местах с наибольшей стоимостью.Менее сложные условия и рутинные услуги должны быть переведены из учебных больниц в более дешевые учреждения с соответствующей установкой платы. Существуют огромные возможности повышения ценности, если согласовать сложность и необходимые навыки с ресурсоемкостью места, что не только оптимизирует затраты, но также повысит эффективность использования персонала и производительность. Детская больница Филадельфии, например, решила прекратить выполнение рутинных тимпаностомий (введение трубок в барабанные перепонки детей, чтобы уменьшить скопление жидкости и риск заражения) в своем основном учреждении и переместила эти услуги в пригородные амбулаторные хирургические учреждения.Совсем недавно в больнице применили тот же подход к простому лечению гипоспадии, урологической процедуре. Перемещение таких служб сократило расходы и освободило операционные и персонал учебной больницы для более сложных процедур. По оценке руководства, общее сокращение затрат в результате перехода составило от 30% до 40%.

    Во многих случаях текущие схемы возмещения затрат по-прежнему вознаграждают поставщиков за выполнение услуг в условиях больницы, предлагая даже более высокие платежи, если больница является академическим медицинским центром — еще один пример того, как существующие модели возмещения работают против стоимости.Но времена взимания более высокой платы за рутинные услуги в условиях высокой стоимости быстро подходят к концу. (Снова см. Врезку «Зачем менять сейчас?»)

    Интегрируйте обслуживание в разных местах.

    Последним компонентом интеграции системы здравоохранения является интеграция ухода за отдельными пациентами в разных местах. По мере того, как поставщики услуг распределяют услуги в рамках цикла обслуживания по местам, они должны научиться связывать воедино лечение пациентов на этих участках. Помощь должна направляться IPU, но не обязательно, чтобы повторяющиеся услуги оказывались в одном месте.Например, пациенты с болью в пояснице могут пройти первоначальную оценку и, при необходимости, операцию, от централизованной бригады IPU, занимающейся отделением позвоночника, но могут продолжить физиотерапию ближе к дому. Однако, где бы ни оказывались услуги, МПС управляет полным циклом ухода. Интегрированные механизмы, такие как назначение одного капитана группы врачей для каждого пациента и принятие общего расписания и других протоколов, помогают обеспечить предоставление хорошо скоординированной, многопрофильной помощи экономичным и удобным способом.

    5: Расширение географического охвата

    Медицинское обслуживание остается в основном местным, и даже академические медицинские центры в основном обслуживают свои непосредственные географические районы. Однако, если необходимо существенно увеличить стоимость в больших масштабах, лучшие поставщики услуг для конкретных медицинских состояний должны обслуживать гораздо большее количество пациентов и расширять свой охват за счет стратегического расширения превосходных IPU. Покупка больниц или практик с полным спектром услуг в новых географических регионах — это редко выход.Географическое расширение должно быть направлено на повышение ценности, а не только на увеличение объема.

    Целевое географическое расширение ведущих поставщиков услуг быстро увеличивается, и десятки организаций, таких как Vanderbilt, Texas Children’s, Детская больница Филадельфии, Онкологический центр доктора медицины Андерсона и многие другие, предпринимают смелые шаги для обслуживания пациентов в широком географическом регионе.

    Географическое расширение принимает две основные формы. Первая — это модель со ступицей и спицами. Для каждого МПС созданы вспомогательные средства, которые по крайней мере частично укомплектованы клиницистами и другим персоналом, нанятым головной организацией.В наиболее эффективных моделях некоторые врачи меняются местами, что помогает сотрудникам во всех учреждениях чувствовать себя частью команды. По мере того, как расширение перемещается в совершенно новый регион, строится или приобретается новый хаб IPU.

    Пациенты часто проходят первоначальную оценку и разрабатывают план лечения в центре, но часть или большая часть лечения осуществляется в более удобных (и экономически эффективных) местах. Спутники обеспечивают менее сложную помощь, а сложные случаи передаются в хаб.Если возникают осложнения, эффективное лечение которых выходит за рамки возможностей вспомогательного учреждения, лечение пациента передается в центр. Конечным результатом является существенное увеличение числа пациентов, которых может обслуживать превосходный IPU.

    Эта модель становится все более распространенной среди ведущих онкологических центров. У доктора медицины Андерсона, например, есть четыре вспомогательных центра в районе Большого Хьюстона, где пациенты проходят химиотерапию, лучевую терапию и, в последнее время, операции небольшой сложности под наблюдением центрального IPU.Стоимость лечения в региональных учреждениях оценивается примерно на треть меньше, чем аналогичное лечение в основном учреждении. К 2012 году 22% лучевой терапии и 15% всего химиотерапевтического лечения проводились в региональных центрах, а также около 5% операций. По оценкам высшего руководства, 50% сопоставимых медицинских услуг, которые в настоящее время все еще выполняются в центре, можно было бы перенести на вспомогательные объекты — значительная неиспользованная возможность.

    Вторая развивающаяся модель географического расширения — это клиническая принадлежность, при которой МПС сотрудничает с поставщиками услуг на уровне сообщества или другими местными организациями, используя свои помещения, а не добавляя возможности.МПС обеспечивает управленческий надзор за клинической помощью, и некоторые сотрудники клинического профиля, работающие в филиале, могут быть наняты родительским МПС. MD Anderson использует этот подход в своем партнерстве с Banner Phoenix. Гибридные модели включают подход, принятый MD Anderson в его региональной вспомогательной программе, которая сдает в аренду амбулаторные учреждения, расположенные на территории общественных больниц, и использует операционные в этих больницах, а также другие стационарные и вспомогательные услуги по мере необходимости.

    Местные филиалы получают выгоду от знаний, опыта и репутации материнского МПС — преимуществ, которые часто увеличивают их долю на местном рынке.МПС расширяет свой региональный охват и торговую марку, а также получает выгоду от платы за управление, совместного дохода или дохода от совместного предприятия и направления сложных дел.

    Институт сердца и сосудов клиники Кливленда, новаторский МПС в области кардиологической и сосудистой помощи, имеет 19 филиалов больниц на восточном побережье. Такие успешные клинические ассоциации, как эти, являются надежными — это не просто витрины с новыми вывесками и маркетинговыми кампаниями — и предполагают тщательный надзор со стороны врачей и медсестер головной организации, а также строгое соблюдение ее практических моделей и систем измерения.Со временем результаты стандартных случаев в филиалах клиники стали приближаться к конечным результатам.

    Быстро расширяющаяся партнерская сеть

    Vanderbilt иллюстрирует многочисленные возможности, которые возникают из-за партнерских отношений, которые признают сильные стороны каждого партнера. Например, Вандербильт поощрял филиалов развивать несложные акушерские услуги, которые когда-то могли предоставляться в академическом медицинском центре, в то время как филиалы создали совместные предприятия с Вандербильтом для оказания помощи при некоторых сложных состояниях на своей территории.

    6: Создание платформы информационных технологий

    Предыдущие пять компонентов программы ценностей сильно подкрепляются шестым: вспомогательной платформой информационных технологий. Исторически ИТ-системы здравоохранения были разделены по отделам, местоположению, типу услуг и типу данных (например, изображения). Часто ИТ-системы усложняют, а не поддерживают комплексную междисциплинарную помощь. Это потому, что ИТ — это всего лишь инструмент; автоматизация неработающих процессов предоставления услуг только повышает эффективность неработающих процессов.Но правильный тип ИТ-системы может помочь частям МПС работать друг с другом, обеспечить возможность измерения и новые подходы к возмещению расходов и связать вместе части хорошо структурированной системы предоставления услуг.

    ИТ-платформа, повышающая ценность, состоит из шести основных элементов:

    Он ориентирован на пациентов.

    Система отслеживает пациентов через службы, места и время для полного цикла лечения, включая госпитализацию, амбулаторные визиты, тестирование, физиотерапию и другие вмешательства.Данные собираются по пациентам, а не по отделениям, отделениям или местам.

    Он использует определения общих данных.

    Терминология и поля данных, относящиеся к диагнозу, лабораторным показателям, лечению и другим аспектам лечения, стандартизированы, поэтому все говорят на одном языке, что позволяет понимать данные, обмениваться ими и запрашивать их по всей системе.

    Он включает в себя все типы данных о пациентах.

    Записи врачей, изображения, заказы на химиотерапию, лабораторные анализы и другие данные хранятся в одном месте, так что каждый, кто участвует в лечении пациента, имеет полное представление.

    Медицинская карта доступна для всех сторон, участвующих в оказании помощи.

    Сюда входят лечащие врачи и сами пациенты. Простой вопрос «стресс-теста» для оценки доступности данных в ИТ-системе: могут ли медсестры видеть записи врачей, и наоборот? Сегодня почти для всех систем доставки ответ — «нет». Поскольку различные типы клиницистов становятся настоящими членами команды — например, работая вместе в IPU, — обмен информацией должен стать обычным делом.Правильный вид медицинской карты также должен означать, что пациенты должны предоставлять только один набор информации о пациенте и что у них есть централизованный способ назначать приемы, пополнять рецепты и общаться с клиницистами. И это должно упростить опрос пациентов об определенных типах информации, относящейся к их уходу, например, об их функциональном статусе и уровне боли.

    Система включает шаблоны и экспертные системы для каждого медицинского состояния.

    Шаблоны

    позволяют группам МПС проще и эффективнее вводить и находить данные, выполнять процедуры, использовать стандартные наборы заказов и измерять результаты и затраты.Экспертные системы помогают клиницистам определить необходимые шаги (например, последующее наблюдение за ненормальным тестом) и возможные риски (например, взаимодействия лекарственных средств, которые могут быть упущены, если данные просто записаны в виде произвольного текста).

    Архитектура системы позволяет легко извлекать информацию.

    В системах повышения ценности данные, необходимые для измерения результатов, отслеживания ориентированных на пациента затрат и контроля факторов риска для пациента, могут быть легко извлечены с помощью обработки естественного языка. Такие системы также дают пациентам возможность сообщать о результатах лечения не только после его завершения, но и во время лечения, что позволяет принимать более обоснованные клинические решения.Даже в самых современных системах сегодня критически важные возможности по созданию и извлечению таких данных остаются недостаточно развитыми. В результате стоимость измерения результатов и затрат неоправданно увеличивается.

    Cleveland Clinic — поставщик, который сделал электронные записи важным инструментом своей стратегии «Пациенты превыше всего», преследуя практически все эти цели. Сейчас он движется к тому, чтобы предоставить пациентам полный доступ к записям врача — еще один способ улучшить уход за пациентами.

    Начало работы

    Шесть компонентов программы ценностей различны, но взаимно усиливают друг друга. Объединение в МПС упрощает надлежащее измерение результатов и затрат. Благодаря лучшему измерению результатов и затрат стало проще устанавливать и согласовывать групповые платежи. Общая ИТ-платформа обеспечивает эффективное сотрудничество и координацию внутри групп МПС, а также упрощает извлечение, сравнение и составление отчетов о результатах и ​​данных о затратах. При наличии комплексных цен у МПС есть более сильные стимулы работать в команде и повышать ценность медицинской помощи.И так далее.

    Реализация программы ценностей — это не разовая задача; это бессрочное обязательство. Это путь, в который медики вступают, начиная с принятия ценностной цели, прежде всего культуры пациентов и ожидания постоянного, измеримого улучшения. Путешествие требует сильного лидерства, а также приверженности реализации всех шести компонентов ценностной повестки дня. Для большинства провайдеров создание IPU и измерение результатов и затрат должны стать ведущими.

    Как теперь должно быть ясно, организации, которые быстро продвигаются по внедрению программы ценностей, получат огромные выгоды, даже если нормативные изменения будут медленными.По мере улучшения результатов МПС улучшится их репутация и, следовательно, количество их пациентов. С инструментами для управления и снижения затрат поставщики смогут поддерживать экономическую жизнеспособность даже в период стабилизации и, в конечном итоге, снижения возмещения. Поставщики, которые концентрируют внимание на объемах, будут управлять эффективным циклом, в котором команды с большим опытом и лучшими данными быстрее повышают ценность, привлекая еще больший объем. Превосходные МПС будут рассматриваться как предпочтительные партнеры, позволяющие им расширяться в своих местных регионах и за их пределами.

    Будет сложно сохранить долю рынка поставщикам услуг с неработающими врачами, если их неспособность работать вместе препятствует прогрессу в повышении стоимости. Больницам, в которых работают частнопрактикующие врачи, придется научиться работать в команде, чтобы оставаться жизнеспособными. Измерение результатов, вероятно, станет первым шагом к сосредоточению всеобщего внимания на самом важном. Все заинтересованные стороны в сфере здравоохранения призваны сыграть важную роль. (См. Врезку «Дальнейшие действия: другие роли заинтересованных сторон».) Тем не менее, поставщики услуг должны быть в центре внимания.Их советы директоров и старшие руководители должны обладать видением и смелостью, чтобы придерживаться программы ценностей, а также дисциплиной, чтобы преодолевать неизбежное сопротивление и сбои, которые могут возникнуть. Клиницисты должны отдавать предпочтение потребностям пациентов и их ценностям, а не желанию сохранить свою традиционную автономию и методы работы.

    Провайдеры, которые цепляются за сегодняшнюю сломанную систему, станут динозаврами. Репутация, основанная на восприятии, а не на реальных результатах, исчезнет.Сохранение текущей структуры затрат и цен в условиях большей прозрачности и снижения уровня возмещения затрат будет невозможно. Те организации — большие и малые, общественные и академические — которые могут овладеть программой ценностей, будут вознаграждены финансовой жизнеспособностью и единственной репутацией, которая имеет значение в здравоохранении — превосходными результатами и гордостью за ту ценность, которую они приносят.

    Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за октябрь 2013 г.

    Знания, отношения и практика студентов-медиков в отношении электронного обучения

    Образец цитирования: Алсуфи А., Алсуихили А., Мшерги А., Эльхади А., Атия Х, Ашини А. и др. (2020) Влияние пандемии COVID-19 на медицинское образование: знания, отношение и практика студентов-медиков в отношении электронного обучения. PLoS ONE 15 (11): e0242905. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0242905

    Редактор: Юка Котозаки, Медицинский университет Иватэ, ЯПОНИЯ

    Поступила: 23 июля 2020 г .; Дата принятия: 4 ноября 2020 г .; Опубликовано: 25 ноября 2020 г.

    Авторские права: © 2020 Alsoufi et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в рукописи и вспомогательных информационных файлах.

    Финансирование: Это исследование не получало какого-либо специального гранта от финансирующих агентств в государственном, коммерческом или некоммерческом секторах.Таким образом, спонсоры не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    В декабре 2019 года впервые было зарегистрировано коронавирусное заболевание 2019 года (COVID-19) в Ухане, провинция Хубэй, Китай. Для него характерны симптомы, подобные пневмонии. Вирус распространился по экспоненте, что привело к вспышке болезни по всему Китаю и миру.Впоследствии, 11 марта 2020 г., Всемирная организация здравоохранения объявила это пандемией во всем мире [1]. По состоянию на 2 октября 2020 г. во всем мире было зарегистрировано более 34,3 миллиона подтвержденных случаев COVID-19 и более 1 000 000 связанных смертей в более чем 180 странах [2, 3].

    COVID-19 вызвал беспрецедентный сбой в процессе медицинского образования и в системах здравоохранения во всем мире [4]. Высокая заразность вируса затрудняет продолжение лекций в обычном режиме, что влияет на процесс медицинского образования, который основан на лекциях и обучении пациентов [5].Пандемия COVID-19 подвергает людей риску развития опасных для жизни состояний, что создает серьезные проблемы для медицинского образования, поскольку инструкторы должны безопасно читать лекции, а также обеспечивать целостность и непрерывность процесса медицинского образования. Эти проблемы привели к ограниченному уходу за пациентами из-за сосредоточения внимания на пациентах с COVID-19, что ограничивает доступность возможностей обучения у постели больного для студентов-медиков. Следовательно, они не могут завершить свои клерки [6].Приостановлена ​​медицинская подготовка в клинической ротации [7]. Другие проблемы включают опасение, что студенты-медики могут заразиться вирусом во время обучения и передать его сообществу [8]. Кроме того, учащиеся должны оставаться дома и соблюдать правила социального дистанцирования. Следовательно, мы должны разработать учебную программу медицинского образования, которая предоставляет студентам возможности для непрерывного обучения, а также позволяет избежать задержек из-за пандемии [9].

    Некоторые из наиболее часто предлагаемых методов включают запланированные онлайн-видео-лекции с интерактивными обсуждениями и использование нескольких различных программ или самостоятельное изучение онлайн-записанных лекций, доступных онлайн для студентов-медиков в каждом университете [10, 11].Однако преподаватели должны планировать продолжение предоставления медицинского образования и ухода за пациентами во время пандемии, и эти услуги должны предоставляться в соответствии с этическими принципами, основанными на благотворительности и профессиональных добродетелях мужества и самопожертвования [12]. Виртуальный клинический опыт был еще одним методом, предложенным в ответ на приостановку ротации клинических клерков. Это позволило бы студентам-медикам играть роль медицинских работников, опрашивая пациентов, работая с обслуживающим персоналом для планирования лечения, помогая с оформлением документов и консультируя пациентов об их болезни и прогнозе [13].

    В Ливии большинство медицинских школ было приостановлено во время пандемии, и поэтому многие студенты остаются дома. Это нарушило процесс медицинского образования и увеличило потребность в поиске альтернатив. Однако гражданская война и финансовый кризис в Ливии повлияли на инфраструктуру страны. Следовательно, отключения электроэнергии и плохое подключение к Интернету могут создавать проблемы для платформ онлайн-обучения. Однако, поскольку некоторые факультеты начали проводить онлайн-лекции для студентов-медиков, мы должны оценить их осуществимость и определить, способны ли они помочь студентам-медикам продолжить свое образование.Поэтому в этом исследовании мы стремились представить обзор обстоятельств, в которых оказались студенты-медики во время пандемии, а также определить их знания, отношение и методы, касающиеся цифрового медицинского образования.

    Методы

    Мы провели перекрестное исследование с мая по июнь 2020 года. Опрос включал анкету, которая была распространена в бумажной или онлайн-версии с помощью электронной почты и социальных сетей более чем в 13 медицинских вузах. в Ливии, где обучается более 12 000 студентов-медиков.Студенты, обучающиеся в этих медицинских вузах, были отобраны следующим образом. В онлайн-версии с использованием Google Forms для обеспечения надлежащего отбора без записи идентифицирующих данных использовался конкретный вопрос, связанный со статусом зачисления студентов-медиков и названием школы, которую они посещали. Форма Google, содержащая анкету исследования, была распространена среди определенных групп социальных сетей, включающих студентов-медиков, либо им были отправлены личные электронные письма и сообщения, чтобы обеспечить соответствующий выбор участников исследования.Дружеское напоминание было отправлено потенциальным респондентам, чтобы обеспечить максимально возможное количество ответов. Бумажная версия была распространена среди студентов-медиков через медицинские вузы и их коллег. Заполненные бумажные анкеты были собраны в заранее определенном месте для каждой школы одним из авторов, чтобы обеспечить конфиденциальность и избежать предвзятости в ответах. Невозвращенные анкеты были признаны пропавшими без вести. Участники не знали о цели или результатах исследования, чтобы снизить риск любой возможной предвзятости.В опрос были включены только студенты-медики, которые учились в ливийских медицинских школах. Анкета была заполнена самостоятельно, без вмешательства авторов или какого-либо конкретного лица, и она не содержала никаких идентифицирующих данных участников для обеспечения конфиденциальности. Анкеты с неполной информацией или отсутствующими данными были исключены из анализа.

    Учебный инструмент

    Анкета охватывала основные демографические данные участников, такие как их пол, возраст и семейное положение, а также общие вопросы об их финансовом положении, преподавательском составе, уровне медицинского образования, внутреннем перемещении, истории проблем со здоровьем, психологическом заболевании и нарушения обучаемости, если они есть.В анкете также был рассмотрен их опыт медицинского телеобучения, включая вопросы, связанные с умением пользоваться электронными устройствами, типом и качеством используемого Интернета, статусом образовательной программы медицинского вуза, типом владения электронным устройством, наличием передовых технологий, методом образовательной программы университета, и опыт работы с трехмерными технологиями в медицинском образовании.

    Кроме того, в ходе опроса запрашивалась информация об уровне медицинского образования участников во время пандемии, например об их рабочем статусе, типах проводимых образовательных мероприятий, о том, как COVID-19 повлиял на их карьерный план, о десяти вопросах, касающихся их личного отношения к пандемии, трех пункты об их личном мнении о реакции властей на пандемию и три пункта об их благополучии.Опрос также включал оценку психического здоровья, в ходе которой измерялись уровни тревожности и депрессии. Симптомы депрессии оценивались с помощью анкеты, состоящей из двух пунктов (PHQ-2), которая включает критерии депрессии DSM-IV [14]. Этот инструмент был подтвержден в предыдущем исследовании [15]. Оценка 3 указывает на высокую чувствительность у депрессивного человека [16]. Шкала PHQ-2 имела высокий уровень внутренней согласованности среди участников нашего исследования, что было определено альфа Кронбаха, равным 0.8. Для оценки тревоги мы использовали оценку общего тревожного расстройства-7 (GAD-7) [17]. Считается, что баллы ≥15 указывают на высокую вероятность наличия симптомов, связанных с тревожным расстройством [18]. Шкала GAD-7 имела высокий уровень внутренней согласованности среди исследуемой популяции с альфа Кронбаха 0,91.

    Наконец, опрос включал несколько вопросов, связанных с электронным обучением, методом обучения, использующим электронные ресурсы на основе дистанционного обучения [19, 20]. Этот метод обучения оказался решающим во время пандемии, обеспечивая непрерывность медицинского образования.Эта часть анкеты была разделена на следующие три раздела: шесть вопросов о знаниях респондентов об электронном обучении, 20 вопросов об отношении респондентов к электронному обучению и 12 вопросов о взглядах респондентов на практику и применимость электронного обучения. обучение для медицинского образования.

    Мы разработали анкету путем проведения открытых интервью со студентами-медиками. Затем пункты анкеты были изменены, и были добавлены новые пункты на основе качественных данных, собранных в ходе этих интервью [21].Мы разработали анкету на английском языке и проверили ее внутреннюю непротиворечивость в пилотном исследовании с участием 30 студентов. Мы пересматривали анкету несколько раз, чтобы обеспечить высокую внутреннюю согласованность, которая была определена альфой Кронбаха. Образец из пилотного исследования не был включен в окончательный анализ.

    Мы предоставили анкету на арабском и английском языках, чтобы учесть предпочтения респондентов, хотя официальным языком обучения в медицинских школах Ливии является английский.После разработки английской версии два независимых переводчика перевели анкету отдельно и сравнили две версии, чтобы достичь консенсуса после консультации с лингвистическим экспертом и тремя авторами, чтобы убедиться в том, что предполагаемое значение одинаково. Анкета «знания, отношения и практика» имела высокую внутреннюю согласованность, о чем свидетельствуют значения альфа Кронбаха 0,879 и 0,83 для английской и арабской версий соответственно (файлы S1 и S2).

    Статистический анализ

    Мы использовали описательную статистику для изучения характеристик и ответов респондентов с использованием частот и процентов.Мы описали категориальные переменные как частоты и проценты, а непрерывные переменные как средние (стандартное отклонение) или медианные (диапазон) значения, в зависимости от ситуации. Тест Колмогорова – Смирнова показал, что переменные не подчиняются нормальному распределению. Мы использовали тест хи-квадрат для определения ассоциации переменных на основе гендерных групп или клинических и неклинических лет. Мы провели U-тест Манна-Уитни, чтобы выявить различия между двумя группами непрерывных переменных. Коэффициент ранговой корреляции Спирмена использовался для изучения взаимосвязи между знаниями, отношениями и оценками практики в отношении электронного обучения и исследуемыми переменными.Мы выполнили все статистические анализы с использованием (IBM) SPSS версии 25.0.

    Этическое разрешение

    Этическое одобрение было получено от Комитета по биоэтике Биотехнологического исследовательского центра Министерства высшего образования и научных исследований Ливии. Все участники предоставили письменное информированное согласие до участия в исследовании без идентифицирующих данных.

    Результаты

    Основные демографические характеристики

    Мы собрали 3 348 полных анкет, заполненных студентами-медиками из более чем 13 медицинских вузов Ливии.Расчетный процент ответивших составил 74% на основе 4500 распространенных бумажных вопросников и сообщений. Участниками были преимущественно женщины; в выборку вошли 2390 женщин (71,4%) и 958 (28,6%) мужчин. Средний возраст составлял 21,87 (5,74) года, со значительной средней разницей между участниками мужского и женского пола (p = 0,021). Самый высокий процент ответов получил Университет Триполи — 1199 заполненных анкет (35,8%), за ним следует Университет Бенгази (448 заполненных анкет, 35,8%).Сводка распределения ответов по университетам показана на рис. 1 и в таблице S1.

    Больше всего респондентов составили студенты-медики пятого курса (732; 21,9%), за ними следуют студенты четвертого курса (582; 17,4%). Однако была обнаружена значительная разница в уровне образования и некоторых других характеристиках респондентов мужского и женского пола. Примерно 1357 респондентов (40,5%) сообщили, что испытывали финансовые трудности во время пандемии, а 429 респондентов (12.8%) сообщили, что они были перемещены внутри страны из-за гражданской войны в Ливии. Что касается истории болезни, 463 респондента (13,8%) сообщили о проблемах, связанных со здоровьем, 511 (15,3%) сообщили о психологическом заболевании, а 69 (2,1%) сообщили о физических недостатках или неспособности к обучению. Приблизительно 1048 респондентов (31,3%) показали пороговую оценку PHQ-2 с высокой вероятностью депрессивных симптомов, в то время как 353 (10,5%) сообщили о симптомах тревоги на основе GAD-7. В таблице 1А приведены основные характеристики участников и различия между участниками мужского и женского пола.В таблице 1B представлены различия, наблюдаемые между студентами-медиками в доклинические (подготовительный, первый, второй, третий год) и клинические годы (четвертый, пятый и интернатуру).

    Таблица 1.

    (A) Основные характеристики исследуемой популяции (n = 3348). (В). Основные характеристики исследуемой популяции со сравнениями на основе студентов доклинических или клинических лет (n = 3348).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0242905.t001

    При сравнении клинических и доклинических лет студентов-медиков мы обнаружили статистически значимые различия в возрасте, семейном положении, поле, состоянии здоровья, психологическом, физическом или образовательном. инвалидность / заболевание, различие в источниках новостей о COVID-19, а также наличие / отсутствие симптомов тревоги и депрессии (p <0.05). Интересно, что проблемы, связанные со здоровьем, симптомы тревоги и депрессивные симптомы были выше среди доклинических студентов по сравнению со студентами клинических курсов.

    Оценка доступности и удобства использования технологий среди участников исследования

    Большая часть участников (1589; 47,5%) ответила, что они очень хорошо или хорошо владеют электронными устройствами (637; 19%). Большинство из них (2102; 62,8%) сообщили, что у них есть доступ к Интернету четвертого поколения.Однако только 1174 (35,1%) и 970 участников (29%) сообщили, что у них было хорошее или очень хорошее интернет-соединение, соответственно, по сравнению с примерно одной третью участников, у которых было слабое интернет-соединение. Большинство участников (3117; 93,1%) сообщили, что у них есть смартфон, и только 2536 (75,7%) сообщили, что у них есть компьютер. Большинство участников (2237; 66,8%) зависели от самообучения и различных образовательных источников. Кроме того, 3039 (90,8%) и 2603 участника (77.7%) сообщили, что использовали Интернет в социальных сетях и в целях медицинского образования соответственно. В таблицах 2 и 3 приведены данные о технологическом состоянии студентов-медиков во время пандемии.

    Влияние COVID-19 на медицинское образование

    медицинских вуза приостановили учебный процесс из-за пандемии COVID-19. Однако, когда студентов спросили об их текущем статусе зачисления и приостановили ли они свое обучение по каким-либо другим причинам, мы обнаружили, что большинство студентов не приостанавливали свое обучение и были зачислены официально в начале пандемии (3050; 91.1%), а 8,9% приостановили обучение по нескольким причинам. Однако 3251 (97,1%) участник сообщили о приостановке лекций и образовательных программ из-за вспышки COVID-19, а 2879 (86%) сообщили, что их медицинская школа приостановила клиническую подготовку и обучение лабораторным навыкам. Только 162 (4,8%) участника сообщили, что они проходили обучение, а 274 (8,2%) добровольно вызвались в качестве союзников здравоохранения во время COVID-19.

    Отношение студентов-медиков к COVID-19

    Большинство студентов (59%) согласились помочь в больницах во время пандемии.Более того, большинство из них (75%) считали, что они растрачивают свой учебный потенциал из-за пандемии и, как следствие, закрытия школ. 53,4% согласились с тем, что пандемия повлияла на их личное благополучие, а 51,8% обеспокоены тем, что могут подвергнуться воздействию COVID-19 во время их клинической подготовки. Однако 45,4% респондентов сообщили, что COVID-19 никак не повлиял на их карьеру и будущую профессиональную подготовку. 40,3% студентов считали, что их медицинский факультет оказывал помощь студентам во время пандемии.Кроме того, большинство респондентов (69,6%) сообщили, что пандемия повлияла на график программы обучения, в то время как многие согласились с тем, что COVID-19 повлиял на их физическое (41,3%), социальное (53,4%) и психическое благополучие ( 72,2%), а также их интеллектуальные способности к обучению (53,8%). В таблице 4 показаны ответы студентов на каждый вопрос об их отношении к пандемии COVID-19.

    Оценка понимания студентами-медиками электронного обучения

    Таблица 5 показывает понимание респондентами электронного обучения.Среди респондентов 75,6% имели некоторое представление об электронном обучении, а 71,6% были осведомлены об услугах, предоставляемых с помощью электронного обучения. Большинство респондентов (82,3%) считали электронное обучение частью телеобразования. Для дальнейшего анализа каждый ответ «верно», «ложно» или «я не знаю» оценивался количественно. Оценка 1 была присвоена ответу «верно», а оценка 0 была присвоена ответу «ложь» или «я не знаю». Оценки варьировались от 6 (максимум) до 0 (минимум). Пороговый балл ≥5 считался показателем адекватного понимания, тогда как <5 считался признаком плохого понимания.Среди 3348 участников средний балл (SD) составил 3,6 (1,4) с дисперсией 1,9, в то время как 813 (24,3%) имели адекватное понимание, а 2535 (75,7%) плохо понимали электронное обучение.

    Оценка отношения студентов-медиков к электронному обучению

    Отношение оценивалось с помощью вопросов, посвященных применимости и удобству использования электронного обучения в медицинских школах. Каждый ответ оценивался по шкале Лайкерта (категорически не согласен, не согласен, нейтрален, согласен и полностью согласен).Отношение к электронному обучению оценивалось с помощью 20 вопросов, как показано в Таблице 6. Отношение респондентов к электронному обучению было относительно хорошим. Интересно, что ни один из участников не выразил несогласия по поводу применимости электронного обучения к частным урокам. Большинство респондентов (64,7%) не согласились с тем, что электронное обучение можно легко применить в Ливии. Только 56,3% согласились с тем, что загружаемые видеолекции лучше, чем лекции в прямом эфире. При этом 54,1% согласились с тем, что интерактивные дискуссии достижимы с помощью электронного обучения.Только 21,1% согласились с тем, что электронное обучение можно использовать для клинических аспектов, по сравнению с 54,8%, которые не согласны с этим утверждением, и 24%, которые были нейтральны. При этом 49,7% респондентов согласились с тем, что электронное обучение может охватывать практические уроки. Приблизительно 38,2% согласились с тем, что электронное обучение может заменить традиционные методы обучения, хотя 73,6% не согласились и считали, что качество местного Интернета недостаточно для облегчения платформ электронного обучения. Кроме того, 66,5% считают, что конфликты в Ливии могут создать проблемы для электронного обучения.Более того, 78,3% затруднились участвовать в электронном обучении из-за финансовых затрат, поскольку местное медицинское образование в Ливии является государственным и бесплатным. С другой стороны, 20,2% считают, что медицинские школы могут внедрить электронное обучение на протяжении всей пандемии. Наконец, 60,2% согласились с тем, что электронный сертификат должен быть подтвержден.

    Оценка практики электронного обучения студентов-медиков

    Таблица 7 описывает ответы участников на методы электронного обучения. Большинство участников (70.7%) не проходили онлайн-курсы; только 27,7% участвовали в медицинских образовательных онлайн-программах во время пандемии COVID-19. Однако 86,1% сообщили, что использовали Интернет для целей медицинского образования. В частности, 55,3% делились медицинскими образовательными материалами со своими друзьями или коллегами, а 65% сообщили, что использовали Интернет для участия в учебных группах и дискуссиях. Более того, 67,3% использовали компьютеры для обучения, а 66,5% сообщили, что покупали продукты электронного обучения онлайн вместо бумажных.Кроме того, 54,6% приобрели электронные устройства для доступа к материалам электронного обучения. Для дальнейшего анализа каждый «истинный» или «ложный» ответ оценивался как 1 или 0 соответственно. Оценки варьировались от 12 (максимум) до 0 (минимум). Пороговое значение ≥8 считалось показателем адекватного уровня практики, тогда как <8 считалось показателем неадекватного уровня. Среди 3348 участников 1438 (42,9%) продемонстрировали адекватный уровень практики, тогда как 1 910 (57,1%) попали в диапазон неадекватной практики.

    Обсуждение

    Это исследование было направлено на оценку условий жизни студентов-медиков во время пандемии COVID-19, а также на оценку их знаний, отношения и практики в отношении электронного обучения, которое было предложено в качестве платформы для предоставления медицинского образования во время вспышки. Исследование было сосредоточено примерно на 13 университетских медицинских школах, а выборка включала 3 348 студентов-медиков всех лет. Результаты показали приемлемый уровень знаний, отношения и практики в отношении электронного обучения, что свидетельствует об удобстве использования электронного обучения во время вспышки COVID-19.Результаты также подчеркивают его потенциал для охвата студентов-медиков и преобразования медицинской подготовки. Однако значительный процент респондентов на самом деле сообщили о финансовых или технических трудностях при использовании платформ электронного обучения. Кроме того, они были обеспокоены тем, как можно применить электронное обучение для предоставления клинического опыта, особенно на последнем году обучения в медицинской школе, который во многом зависит от обучения у постели больного.

    студентов-медиков в Ливии сталкиваются с несколькими проблемами; 40.5% сообщили, что столкнулись с финансовыми трудностями, а 12,8% сообщили, что они были вынуждены покинуть свои дома из-за местного конфликта, затронувшего несколько городов. Кроме того, примерно 13% респондентов сообщили о проблемах со здоровьем, а 15,3% — о психических заболеваниях. Эти проблемы вызывают серьезную озабоченность, и для их устранения может потребоваться вмешательство правительства, а также обеспечение срочной поддержки студентам-медикам в это трудное время.

    Высокий уровень тревожности и депрессии был обнаружен среди студентов-медиков, из которых 31,3% демонстрировали высокую вероятность возникновения депрессивных симптомов, а 10,5% могли иметь симптомы тревоги. Предыдущее исследование, проведенное среди ливийских студентов-медиков на ранней стадии пандемии COVID-19, показало, что 11% студентов-медиков имеют симптомы тревоги, 21,6% имеют симптомы тревоги и 22,7% имеют суицидальные мысли, что аналогично нашим текущим результатам. [22]. Среди китайских студентов колледжей 0.9% страдали тяжелой тревогой и 2,7% испытывали симптомы умеренной тревоги во время вспышки COVID-19 [23]. Метаанализ исследований тревожности с участием 69 студентов-медиков показал, что 33,8% из них испытали симптомы тревоги, когда результаты были объединены [24]. Возможные причины более высокой распространенности психических заболеваний включают вспышку COVID-19, изоляцию и гражданскую войну, которые оказали психологическое воздействие на студентов-медиков в Ливии. Кроме того, наше исследование показало статистически значимую разницу в уровнях депрессии и тревожности среди мужчин и женщин, причем у последних проявлялись более депрессивные и тревожные симптомы.Тем не менее, использование социальных сетей было предложено в качестве средства мотивации студентов младших курсов медиков, которых могли бы обучать обученные студенты старших курсов, чтобы уменьшить тревогу и стресс, которые они перенесли во время пандемии COVID-19. Кроме того, студенты могли делиться своими мыслями и опытом под руководством преподавателей, которые оказывали поддержку студентам младших курсов медиков в это трудное время, тем самым сохраняя их психическое здоровье [25]. Большое расхождение между количеством женщин и мужчин, участвовавших в исследовании, может быть связано с тем, что большинство студентов-медиков в Ливии — женщины, без официальных данных или цифр.Вторая причина заключается в том, что студентки с большей вероятностью будут участвовать в исследованиях и волонтерской деятельности, чем студенты мужского пола [26].

    Значительное количество участников (40%) столкнулось с финансовыми трудностями, в то время как 12,8% сообщили, что они стали внутренне перемещенными лицами из-за гражданской войны в Ливии. Что касается платформы электронного обучения, эти проблемы создают проблемы для студентов-медиков, поскольку финансовые и социальные факторы могут препятствовать разработке и эффективному внедрению программ онлайн-обучения [27].Поэтому местные органы власти должны оказывать поддержку ливийскому населению, которое сталкивается с этими угрозами, предоставляя временное жилье, пытаясь поддержать их возвращение в свои прежние дома, и путем усиления мер безопасности в Ливии для борьбы с организованной преступностью и активизации правоохранительных органов.

    Кроме того, студенты-медики сообщили о высоком уровне владения компьютером и информационными технологиями; около 90% респондентов сообщили, что у них хороший, очень хороший или высокий уровень навыков.Большинство из них сообщили, что у них есть доступ к Интернет-сервисам четвертого поколения с приемлемым или хорошим подключением к Интернету. Эти результаты могут подтвердить возможность внедрения программ электронного обучения для студентов-медиков. Кроме того, около 93% студентов сообщили, что у них есть смартфон, а у 75% — персональные компьютеры. Эти результаты подтверждают потребность в приложениях для смартфонов, обеспечивающих доступ к онлайн-обучению и лекциям по медицинскому образованию. Результаты также подчеркивают необходимость проведения интерактивных сессий с помощью оптимизированных инструментов на смартфонах, поскольку большинство участников используют свои телефоны больше, чем компьютеры.Действительно, многие студенты сообщили о наличии поддержки нескольких передовых технологических устройств, таких как дополненная реальность и поддержка Интернета четвертого поколения. Однако мы обнаружили, что 66,5% считают, что конфликты в Ливии могут создать проблемы для электронного обучения. При этом 78,3% участников исследования считали, что будет сложно участвовать в электронном обучении из-за финансовых затрат, особенно из-за гражданской войны и финансового кризиса в Ливии. Эти проблемы затрудняли получение студентами-медиками стабильного доступа к Интернету с возможными трудностями в использовании передовых технологий, которые могут потребоваться в электронном обучении.Эти инструменты и услуги могут быть дорогими для студентов-медиков в Ливии, особенно с учетом того, что медицинское образование бесплатное. Следовательно, жизненно важно решить эти проблемы, оказывая поддержку студентам-медикам через интернет-компании, предоставляя стабильные и надежные интернет-услуги и сокращая расходы для студентов-медиков. Факультеты и медицинские школы могут поддерживать студентов, предоставляя лекции в виде загружаемых и легкодоступных ресурсов. Кроме того, местные органы власти должны облегчить образовательный процесс, оказывая финансовую поддержку учащимся и их семьям, а также пытаясь смягчить негативные последствия гражданской войны.Кроме того, учитывая финансовые последствия гражданской войны в Ливии, которые повлияют на все вышеперечисленные меры, правительства должны предоставить студентам конкретную финансовую и информационную поддержку, чтобы они могли получить доступ к недорогим и простым в использовании платформам электронного обучения.

    Большинство участников (66,8%) сообщили, что они учились в одиночку и использовали различные образовательные источники, в то время как 56,8% сообщили, что они зависели от курсов, проводимых частными учебными заведениями.Интересно, что около трети студентов зависели от университетских лекций. Прогулы студентов на лекциях и частные уроки — серьезная проблема для многих университетов по всему миру. Эти проблемы могут быть объяснены такими причинами, как отсутствие интереса среди студентов и стиль преподавания, особенно традиционный способ обучения, который требует от студентов слушать монотонные лекции, в которых отсутствует визуальная стимуляция, и предоставляет мало возможностей для участия студентов в обсуждениях.Такой способ обучения вызывает чувство скуки во время лекций и снижает мотивацию студентов к посещению будущих уроков [28]. Другие причины включают проблемы с транспортом, с которыми сталкиваются студенты, которые могут жить в другом городе, и доступ к нескольким репетиторам в частных институтах может быть более легким методом обучения.

    Несмотря на трудности, с которыми столкнулись студенты во время пандемии COVID-19 и гражданской войны в Ливии, 91,1% из них не приостановили зачисление в соответствующую медицинскую школу, хотя другие приостановили свое образование из-за финансовых, социальных факторов или факторов переезда.Тем не менее, 97,1% сообщили, что их медицинские школы приостановили учебный процесс, и только 2,9% продолжают свое медицинское образование официально через онлайн-лекции или частные уроки. Эта приостановка работы крупных медицинских школ Ливии без попыток найти альтернативное решение вызывает серьезную озабоченность. Широко признана необходимость поиска альтернативных решений, таких как электронное обучение и видеолекции, для поддержки студентов-медиков в это трудное время и обеспечения того, чтобы их обучение и выпуск не откладывались на несколько месяцев (с марта по июль 2020 г.). особенно в связи с тем, что основные медицинские школы остаются закрытыми и альтернативы не предложено [29, 30].И это несмотря на то, что большинство студентов-медиков смогли продолжить доступ к лекциям, особенно к тем, которые доступны для загрузки. Следовательно, существует острая необходимость в разработке учебной программы для улучшения процесса преподавания и обучения во время пандемии COVID-19 [9]. Преподаватели-медики должны отреагировать на это смягчением последствий пандемии, чтобы студенты-медики могли справиться с этими изменениями и иметь возможность использовать свое время и продолжить учебный процесс [12]. Одним из возможных решений могут быть программы академического коучинга.Могут быть реализованы стратегии по вовлечению студентов в непрерывное онлайн-обучение. Однако эти инициативы требуют институциональной поддержки и интерактивного обучения, поскольку студенты-медики могут быть слабо мотивированы к участию в онлайн-обучении, а некоторые студенты могут сталкиваться с коммуникативными проблемами [31].

    Из-за блокировки и закрытия медицинских школ несколько студентов приняли участие в различных мероприятиях. Однако мы заметили, что только около 52% продолжили обучение посредством самообучения, тогда как около 19.5% занимались исследовательской деятельностью, а 70,5% предпочли расслабиться и отдохнуть. Однако 18,7% студентов-медиков участвовали в волонтерской деятельности. Студенты-медики должны руководить волонтерской деятельностью во время пандемии COVID-19, помогая в обучении пациентов, отслеживании контактов, оценке психического здоровья и поддерживая свое сообщество в это трудное время [32]. Очевидно, что мы должны способствовать лучшему сотрудничеству и лидерским качествам, чтобы подготовить студентов к успешному уходу за пациентами и межпрофессиональной междисциплинарной практике.Кроме того, мы обязаны оказывать помощь студентам-медикам, чтобы помочь им улучшить свои аналитические способности. Следует поощрять волонтерскую деятельность и философию обучения на протяжении всей жизни, а также прилагать усилия для повышения лидерских навыков, которые необходимы для реагирования на пандемию [33].

    Большинство студентов (примерно 59%) согласились, что они могут помочь в больницах во время пандемии. Тем не менее, Ассоциация американских медицинских колледжей и Комитет по связям по медицинскому образованию рекомендовали приостановить ротацию медицинских вузов, поскольку продолжающееся участие студентов-медиков может создать риск передачи инфекции, что может оказать сильное влияние на уход за пациентами, особенно с учетом нехватки медицинских учебных заведений. средства индивидуальной защиты [34].Многие студенты (51,8%) были обеспокоены воздействием SARS-CoV-2 во время их клинической подготовки, в то время как 59,1% беспокоились о передаче вируса в обществе. Поэтому большинство медицинских вузов приостановили ротацию студентов-медиков, чтобы снизить риск передачи инфекции среди студентов-медиков от пациентов с COVID-19 [35]. Соответственно, несколько школ перешли от предоставления обычных классов к внедрению платформы электронного обучения, которая подходит как для студентов, так и для сотрудников [36].Учителя были вовлечены в разработку планов по достижению образовательных целей учебных курсов. Однако существует острая необходимость в программах академического коучинга, которые помогут учащимся продолжать обучение под наблюдением и контролем со стороны своих учителей, поскольку это предотвратит снижение мотивации учащихся и улучшит коммуникативные навыки между учащимися и преподавателями [31 ].

    Значение для политики и практики

    Одно из предложенных решений касалось интерактивных онлайн-обсуждений кейсов.В этом методе студентам сначала предоставляется еженедельная серия иммерсивных онлайн-кейсов для моделирования клинической роли. Затем они используют онлайн-платформу для представления обзора истории болезни пациента, результатов физикального обследования, результатов исследований и предлагаемых планов лечения. Затем эта тема рассматривается во время онлайн-семинара с врачом-преподавателем, и студенты могут задавать вопросы, используя определенную онлайн-платформу. Этот визуальный интерфейс имитирует обучение у постели больного [37].

    Еще один предлагаемый метод решения проблем, связанных с медицинским образованием, — это использование телемедицины, которая существует уже несколько десятилетий.В отличие от личного клинического посещения, телемедицина предполагает виртуальное посещение, и она может играть важную роль в обучении студентов-медиков и помощи им в приобретении клинического опыта путем взаимодействия с реальными пациентами под наблюдением лечащих врачей [4]. Виртуальный клинический опыт может дать преимущества пациентам, поскольку он предоставляется легко и обеспечивает возможность подключения без риска передачи инфекции. Было бы полезно, если бы у клиницистов была возможность лечить людей с тяжелыми и хроническими состояниями, и если бы рабочая нагрузка врачей могла быть уменьшена, особенно во время вспышки [38].В недавнем исследовании, проведенном в области клерков экстренной медицины, студенты дали положительные отзывы о виртуальном клиническом опыте, который предполагал прямое участие в уходе за пациентами под наблюдением клиницистов [13]. Однако этот подход требует дальнейшей оценки, и требуется дополнительная поддержка для его официального внедрения в медицинских школах; только 21,1% участников нашего исследования поддержали использование электронного обучения для клинических аспектов, в то время как 54,8% не согласились с использованием этого подхода.Однако предлагаемые подходы к обучению должны соответствовать систематической учебной программе, разработанной экспертами и включающей в себя постановку целей, образовательные стратегии, методы реализации и процессы оценки, чтобы гарантировать достижение намеченных целей обучения. Кроме того, поскольку учащиеся на разных уровнях обучения имеют разные потребности и цели, такие программы должны учитывать потребности и цели учащихся, а также цели их университета.

    Еще одна проблема для процесса медицинского образования — экзамены.Некоторые школы, такие как Имперский колледж в Лондоне, начали внедрять платформу онлайн-экзаменов во время пандемии COVID-19 для студентов-медиков последнего курса, чтобы предотвратить любые дальнейшие сбои и отсрочки выпуска студентов [39, 40]. Эта форма онлайн-экзамена и оценки была предложена для удовлетворения требований к экзаменам на получение советов и стипендий [41]. Однако это создает несколько технических проблем, таких как наличие определенных технических требований, включая камеры, микрофоны и динамики с определенными функциями, чтобы предотвратить любые сбои и предвзятость.Он также создает этические проблемы, и при его реализации возникает ряд трудностей. Например, могут возникнуть риски, такие как утечка вопросов, которые помешают точной личной оценке.

    Хотя несколько исследований были посвящены влиянию пандемии COVID-19 на студентов-медиков, наше исследование было направлено на оценку нескольких результатов, которые были бы полезны при оценке их текущей ситуации, и на изучение того, как пандемия повлияла на них. Наше исследование предоставило обзор статуса студентов-медиков во время пандемии, а также во время гражданской войны в Ливии.Эти факторы привели к внутреннему перемещению многих студентов, которые также сообщили, что испытывают финансовые трудности. Несмотря на это, студенты-медики продемонстрировали свою универсальность и продемонстрировали приемлемый уровень знаний, отношения и практики в отношении электронного обучения. COVID-19 потребовал от нас изучить все области нашей системы медицинского образования. Это возможность для будущих врачей пересмотреть учебную программу и, в частности, согласовать свои знания и способности, которые они будут использовать в своей профессии.

    Ограничения

    В этом исследовании мы заметили, что большинство студентов-медиков имели доступ к электронным устройствам и могли ими пользоваться. Мы также обнаружили, что студенты-медики демонстрировали разный уровень знаний, отношения и практики в отношении электронного обучения. Однако наше исследование проводилось в одной стране с определенными условиями. Следовательно, результаты не могут быть обобщены для других стран, и они должны быть подтверждены дальнейшими исследованиями в разных странах и центрах, чтобы получить представление о полезности платформы онлайн-обучения как способа обучения.Такие репликационные исследования в различных контекстах могут помочь определить, может ли электронное обучение заменить традиционные медицинские лекции и предоставить решения для нарушения клинической подготовки. Еще одно ограничение — это перекрестный характер дизайна исследования, что ограничивало нашу способность выводить причинно-следственные связи. Это свидетельствует о необходимости проведения лонгитюдных исследований в разных странах. Еще одно ограничение исследования, учитывая особые обстоятельства ливийских студентов-медиков с точки зрения последствий продолжающейся гражданской войны, внутреннего перемещения, социально-экономических проблем и проблем, связанных со здоровьем, было бы трудно разделить отдельные эффекты COVID-19. по исследуемым переменным.Эти переменные могли иметь неоднозначное влияние на влияние пандемии COVID-19 на ливийских студентов-медиков.

    Наши результаты показали, что уровень знаний, отношения и практики электронного обучения был адекватным. Это свидетельствует о применимости этого метода обучения в стране с ограниченными ресурсами, несмотря на существующие технические и социально-экономические проблемы. Студентам-медикам следует оказывать всестороннюю образовательную поддержку, особенно во время пандемии. Мы рекомендуем адаптировать интерактивные обучающие лекции в режиме онлайн, используя сложные технологии и виртуальный клинический опыт, чтобы сочетать клинические сценарии с аналогичным обучением у постели больного на основе обсуждения медицинских случаев.Такие меры помогут студентам адаптироваться к такому способу обучения медицине. Кроме того, необходимо дополнительно оценить ситуацию, чтобы выяснить, могут ли онлайн-экзамены помочь избежать отсрочки выпуска студентов и медицинского обучения. Пандемия COVID-19 продолжается и будет продолжать мешать медицинскому образованию и обучению. COVID-19 перегрузил систему здравоохранения и повлиял на способность поставщиков медицинских услуг предоставлять адекватные медицинские услуги. Поскольку мы сталкиваемся со второй волной этой вспышки, мы должны принять ряд мер и внести изменения, чтобы минимизировать влияние на медицинское образование и прогресс обучения.Для уменьшения этого нарушения необходимы действующие решения, и такие меры могут принимать форму онлайн-обучения и виртуального клинического опыта с последующим практическим опытом в безопасной среде, хотя последнее может занять время, учитывая продолжающееся распространение COVID-19. Наши результаты могут быть использованы в будущих исследованиях для изучения статуса студентов-медиков и возможности использования электронного обучения в качестве альтернативы типичному процессу медицинского образования для облегчения будущего образования студентов-медиков.Расширение прав и возможностей студентов-медиков путем предоставления им всестороннего медицинского образования и достаточного клинического опыта для их карьеры может помочь предотвратить серьезные сбои и задержки в клинической подготовке.

    Что такое социальные навыки? Определение и примеры

    Социальные навыки необходимы для построения как личных, так и профессиональных отношений. Демонстрация сильных навыков межличностного общения может помочь вам в достижении карьерных целей, внести свой вклад в достижения компании, добиться хороших результатов в процессе приема на работу и расширить вашу профессиональную сеть.Понимание и улучшение ваших социальных навыков может принести вам пользу во всех сферах жизни. В этой статье мы обсудим, что такое социальные навыки, почему они важны и как вы можете улучшить их на примерах.

    Что такое социальные навыки?

    Социальные навыки используются для повседневного общения с другими различными способами, включая вербальные, невербальные, письменные и визуальные. Социальные навыки также называют «межличностными» или «мягкими» навыками.

    Вербальные навыки включают разговорный язык, в то время как невербальное общение включает язык тела, мимику и зрительный контакт.Каждый раз, когда вы общаетесь с другим человеком, вы каким-то образом используете социальные навыки. Сильные социальные навыки могут помочь вам построить и поддерживать успешные отношения в профессиональном и личном плане.

    Почему важны социальные навыки

    Социальные навыки важны, потому что они могут помочь вам общаться более эффективно и результативно и, как следствие, помочь вам построить, поддерживать и развивать отношения с коллегами, клиентами и новыми контактами. Эти навыки важно поддерживать и улучшать независимо от вашей должности, отрасли или уровня опыта.

    Преимущества социальных навыков

    Наличие хорошо развитых социальных навыков дает несколько преимуществ как в личных, так и в профессиональных отношениях. Обладая прочными социальными навыками, вы увеличиваете свои возможности:

    Четко и эффективно сообщать о своих потребностях и желаниях
    Улучшать — а возможно и больше — взаимоотношениях
    Разбираться в сложных социальных ситуациях
    Рассматриваться с точки зрения карьерных возможностей
    Чувствовать себя счастливее

    Преимущества для вас карьера

    Развитие социальных навыков приносит пользу вашей карьере.Социальные навыки дают вам возможность:

    • Получать идеи, информацию, методы и взгляды от людей с разными областями знаний
    • Излагать свою точку зрения на благо других
    • Выполнять задачи и сотрудничать с другими для достижения общей цели
    • Обеспечьте взаимную поддержку в сложных или трудных для навигации ситуациях
    • Расширьте свою сеть, чтобы узнавать и использовать новые возможности
    • Получайте индивидуальные отзывы и рекомендации
    • Сделайте рабочее место более приятным

    Связанное: Обучение социальным навыкам и как это может быть полезно для вас

    Шесть примеров важных социальных навыков

    Вот важные социальные навыки, которые вы можете развить для улучшения взаимодействия на рабочем месте:

    1.Эффективное общение

    Способность эффективно общаться с другими — это ключевой социальный навык. Если у вас хорошие коммуникативные навыки, вы сможете ясно делиться своими мыслями и идеями с другими. Из эффективных коммуникаторов получаются хорошие лидеры, потому что они могут объяснять проекты и цели в простой для понимания форме.

    Подробнее: Как стать эффективным коммуникатором

    2. Разрешение конфликтов

    В любой ситуации могут возникнуть разногласия и недовольство.Разрешение конфликта — это способность добраться до источника проблемы и найти работоспособное решение. Хорошие навыки разрешения конфликтов важны на любой работе, но они могут быть особенно хорошо подходящими для должности в отделе кадров, где вы часто будете решать разногласия между сотрудниками или в роли службы поддержки клиентов, где вы разрешаете конфликты для клиентов из-за продуктов компании. , услуги или политики.

    Подробнее: 9 ключевых шагов для разрешения конфликтов на работе

    3.Активное слушание

    Активное слушание — это способность уделять пристальное внимание человеку, который с вами общается. Активных слушателей обычно уважают коллеги из-за внимания и уважения, которое они проявляют к другим.

    Вы можете улучшить свои навыки слушания, сосредоточившись на говорящем, избегая отвлекающих факторов и ожидая ответа только после того, как собеседник закончит (а не пока он говорит).

    Подробнее: Как улучшить свои навыки аудирования

    4.Сочувствие

    Сочувствие — это способность понимать чувства другого человека и идентифицироваться с ними. Если у вас есть сочувствие, другие с большей вероятностью будут доверять вам. Чтобы быть более чутким, нужны сознательные усилия, чтобы тщательно обдумать, что чувствуют другие. Если вы укрепите свое сочувствие и взаимопонимание с другими, вы сможете построить более прочные, более уважительные и открытые отношения.

    Подробнее: Как проявлять чуткость на рабочем месте

    5. Управление отношениями

    Управление отношениями — это способность поддерживать здоровые отношения и строить ключевые связи.Например, если у вас есть работа в сфере обслуживания клиентов, вы можете нести ответственность за развитие отношений между вашей компанией и определенной группой клиентов. Руководители организаций управляют партнерскими отношениями с заинтересованными сторонами и инвесторами. Этот социальный навык позволяет процветать профессиональным отношениям, и это может принести пользу всем вовлеченным сторонам.

    Связано: Навыки построения взаимоотношений: определения и примеры

    6. Уважение

    Ключевым аспектом уважения является знание того, когда и как начинать общение и отвечать.В команде или группе позволять другим говорить без перерыва — необходимый коммуникативный навык, демонстрирующий уважение.

    Уважительное общение может также означать разумное использование своего времени с кем-то другим — оставаться в рамках темы, задавать четкие вопросы и полностью отвечать на любые вопросы, которые вам задают.

    Подробнее: 9 ключевых социальных навыков, которые необходимо развить для карьерного успеха

    Как улучшить свои социальные навыки

    Есть несколько способов улучшить свои социальные навыки.Начните с:

    1. Получение обратной связи

    Попросите доверенных друзей, наставников или менеджеров дать вам честные отзывы о ваших областях, в которых вы можете улучшить.

    Связано: 4 способа обратной связи для повышения производительности на рабочем месте

    2. Постановка целей

    Используйте эту обратную связь, чтобы начать ставить измеримые цели для развития ваших социальных навыков. Цели SMART (конкретные, измеримые, достижимые, актуальные и привязанные ко времени) могут быть полезны для отслеживания вашего прогресса.

    Подробнее: 15 советов по постановке целей

    3. Поиск ресурсов

    Существует несколько классов по развитию социальных навыков, руководств, книг и других инструментов — как платных, так и бесплатных. Вы можете искать уроки общих социальных навыков или курсы конкретных навыков, таких как язык тела или харизма.

    4. Определите области для практики

    После того, как вы изучите тактику и советы по улучшению своих социальных навыков, примените их на практике дома и на работе.Вы также можете поискать возможности волонтерства или внеклассные мероприятия, где вы можете практиковать навыки межличностного общения.

    Связано: 10 способов развить свои социальные навыки (и почему это важно)

    Как продемонстрировать свои социальные навыки при поиске работы

    Также важно продемонстрировать свои социальные навыки в процессе приема на работу. Умение работать и эффективно строить отношения с другими — это важнейшее качество, которое работодатели ищут в кандидатах, и оно может показать вашу пригодность для культуры их компании.

    Чтобы показать социальные навыки в сопроводительном письме, приведите пример времени, когда вы работали с другими для достижения цели, которая привела к успеху вашей команды или организации. В своем резюме перечислите конкретные измеримые достижения, а затем вы сможете подробно рассказать о том, как вы использовали свои социальные навыки для достижения своих целей во время собеседования.

    Используйте метод STAR для вопросов поведенческого интервью, чтобы объяснить, когда вы добивались успеха с помощью социальных навыков.

    Подробнее: 23 навыка социальной работы, которые следует выделить в вашем резюме (с примерами)

    Добро пожаловать в COSO

    15 сентября 2021 г.

    COSO выпускает новое руководство: реализовать весь потенциал искусственного интеллекта

    Признавая В связи с растущей необходимостью эффективного выявления и управления рисками искусственного интеллекта (ИИ) Комитет спонсорских организаций Комиссии Тредуэя (COSO) в сотрудничестве с Deloitte выпустил «Реализуйте весь потенциал искусственного интеллекта».В этом новом руководстве используются принципы из COSO Enterprise Risk Management (ERM) — Интеграция со стратегией и структурой эффективности (2017) и служит руководством, помогающим организациям согласовать управление рисками со стратегией и реализацией своих инициатив в области ИИ. Проект, заказанный COSO и в соавторстве с Deloitte, фокусируется на необходимости для организаций разрабатывать и внедрять стратегии и структуры управления, управления рисками и надзора для реализации потенциала взаимодействия людей с ИИ.

    Пресс-релиз

    Руководство

    28 июля 2021 г.

    COSO выпускает новое руководство: Управление рисками предприятия для облачных вычислений

    Удовлетворяя потребности в удаленной и гибкой работе в результате пандемии, Комитет Организации-спонсоры Комиссии Тредуэя (COSO) в сотрудничестве с Crowe LLP выпускают « Enterprise Risk Management for Cloud Computing ». Это новое руководство представляет собой дорожную карту для создания управления облачными вычислениями с использованием принципов COSO Enterprise Risk Management (ERM) — интеграция со стратегией и производительностью (2017).Проект был заказан COSO, его соавторами выступили Майкл Гроб, директор, и Виктория Ченг, управляющий директор консалтинговой компании Crowe LLP.

    Пресс-релиз

    Руководство

    11 ноября 2020 г.

    Новое руководство: Управление рисками соответствия — применение концепции COSO ERM

    Компании внимательно изучают способы эффективного управления и снижения рисков соответствия, особенно время, когда многие программы соблюдения находятся под микроскопом со стороны регулирующих органов, а также имеют дело с последствиями глобальной пандемии.В этой новой публикации «Управление рисками соответствия: применение концепции COSO ERM» описывается применение системы управления рисками предприятия — интеграция со стратегией и производительностью (концепция ERM) для управления рисками соответствия. Руководство, составленное по заказу COSO и созданное Обществом корпоративного соответствия и этики и Ассоциацией соблюдения нормативных требований в области здравоохранения (SCCE & HCCA), описывает характеристики эффективных программ соответствия и этики (C&E), связанных с каждым из пяти компонентов и 20 основополагающих принципов. структуры COSO ERM.Важным аспектом ERM является его ориентация на создание, сохранение и реализацию ценности. Эффективные программы C&E способствуют достижению каждой из этих целей.

    Пресс-релиз

    Руководство

    4 августа 2020 г.

    Блокчейн и внутренний контроль: перспектива COSO

    По мере того, как блокчейн становится популярным, целесообразно сосредоточить внимание на том, как эта технология пересекается с внутренним контролем организации. При тщательной реализации и интеграции отличительные возможности блокчейна могут быть использованы для создания более надежных средств контроля для организаций.Инструменты, улучшенные блокчейном, также могут способствовать повышению операционной эффективности и результативности, повышению надежности и оперативности финансовой и другой отчетности, а также более строгому соблюдению законов и нормативных актов. Но блокчейн также создает новые риски и необходимость в новых средствах контроля. Комитет спонсорских организаций Комиссии Тредуэя (COSO) Internal Control — Integrated Framework обеспечивает эффективный и действенный подход, который можно использовать для разработки и внедрения средств контроля для устранения уникальных рисков, связанных с блокчейном.

    «Блокчейн и внутренний контроль: перспектива COSO» предоставляет перспективы использования Концепции 2013 года для оценки рисков, связанных с использованием блокчейна в контексте финансовой отчетности, а также для разработки и внедрения средств контроля для устранения таких рисков. Он предназначен для помощи в принятии решений, касающихся надзора, рисков и внутреннего контроля за финансовой отчетностью (ICFR). Документ также должен представлять ценность для различных заинтересованных сторон, участвующих в финансовой отчетности, в контексте их собственной среды.

    Пресс-релиз

    Руководство

    20 мая 2020 г.

    Новое руководство COSO: аппетит к риску — критично для успеха

    Чтобы помочь советам директоров, руководителям и менеджерам понять, как лучше понимать и общаться склонности к риску поможет их организациям добиться успеха, Комитет спонсорских организаций Комиссии Тредуэя (COSO) выпускает новое руководство, «Аппетит к риску — критически важный для успеха», , посвященное тому, как организации могут способствовать развитию склонности к риску в качестве неотъемлемой части принимать решение.Проект был заказан COSO, его соавторами выступили Фрэнк Мартенс из Pacific Rim Risk Management Services Ltd. и доктор Ларри Риттенберг, почетный профессор бухгалтерского учета Ernst & Young в Школе бизнеса Университета Висконсин-Мэдисон. Руководство сосредоточено на увязке аппетита к риску со стратегиями и целями и на применении аппетита как части управления организацией для достижения успеха, учитывая размер риска, который организация желает и должна принять. Как отмечается в документе, аппетит к риску должен быть достаточно гибким, чтобы адаптироваться к меняющимся условиям, помогая организации оставаться актуальной в меняющемся ландшафте.Те, кто предвидят и понимают свой риск, когда происходят изменения, лучше воспринимают изменения и проявляют большую гибкость в сложных условиях.

    Пресс-релиз

    Руководство

    4 февраля 2020 г.

    COSO выпускает новое руководство по ERM: создание и защита стоимости

    В последние несколько десятилетий управлению рисками предприятия (ERM) уделяется повышенное внимание со стороны советов директоров и руководителей, и он продолжает развиваться в своем развитии и использовании.Чтобы еще больше проинформировать организации о своих преимуществах, Комитет спонсорских организаций Комиссии Тредуэя (COSO) выпускает новое руководство «Создание и защита стоимости: понимание и внедрение управления рисками предприятия», предлагающее краткие, осязаемые шаги по внедрению эффективной программы ERM. .

    Проект был заказан COSO, его соавторами выступили Ричард Дж. Андерсон из Университета ДеПола, клинический профессор стратегического управления рисками, и доктор Марк Л. Фриго, соучредитель и почетный директор Инициативы по стратегии, реализации и оценке. Лаборатория стратегического управления рисками в Высшей школе бизнеса Келлштадта / Бизнес-колледже Дрихауса — Школа бухгалтерского учета и MIS.

    Пресс-релиз

    Руководство

    17 декабря 2019 г.

    Адреса с новым руководством COSO Как компании могут использовать структуру ERM для оценки киберрисков

    Даже по мере того, как компании становятся более опытными в цифровых технологиях, они продолжают сталкиваться с новыми и новыми технологиями. возникающие риски, связанные с данными, которые оказывают давление на финансовую и репутационную уязвимость. Чтобы помочь в решении этих проблем, Комитет спонсорских организаций Комиссии Тредуэя (COSO) в сотрудничестве с Deloitte Risk & Financial Advisory выпускает новое руководство «Управление киберрисками в эпоху цифровых технологий».

    В новом руководстве, адресованном советам директоров, членам комитета по аудиту, исполнительному руководству и кибер-практикам, рассматривается, как компании могут применять COSO Enterprise Risk Management — интеграция со стратегией и производительностью ( ERM Framework ), одним из наиболее широко признанные и применяемые в мире системы управления рисками для защиты от кибератак. Руководство дает представление о том, как организации могут использовать пять компонентов и 20 принципов ERM Framework для выявления киберрисков и управления ими.

    Пресс-релиз

    Управление киберрисками в эпоху цифровых технологий

    30 октября 2019 г.

    Совместная работа по согласованию ERM и ESG отмечена наградами ISAR ООН за продвижение устойчивости

    Конференция Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД) чествовала Комитет организаций-спонсоров Комиссии Тредуэя (COSO), спонсором которой является Институт внутренних аудиторов (IIA), Всемирный деловой совет по устойчивому развитию ( WBCSD) и EY за их совместную работу по интеграции экологических, социальных и управленческих аспектов (ESG) в основные методы управления корпоративными рисками компаний.Признание за развитие Применение управления рисками предприятия к руководствам по экологическим, социальным и управленческим рискам и семинарам по ESG-рискам. Руководство было результатом сотрудничества между COSO и WBCSD при поддержке EY и финансировании из Фонда Гордона и Бетти Мур.

    Пресс-релиз

    20 февраля 2019 г.

    Руководство по вопросам COSO для поставщиков медицинских услуг

    В условиях повышенного внимания и постоянно растущей сложности операций и регулирования медицинские организации сталкиваются с уникальными проблемами, связанными с разработкой и функционированием средств внутреннего контроля.В ответ Комитет спонсорских организаций Комиссии Тредуэя (COSO) в сотрудничестве с Crowe LLP и CommonSpirit Health опубликовал новое руководство: «Интегрированная структура COSO 2013: Руководство по внедрению для индустрии поставщиков медицинских услуг». Медицинские организации испытывают проблемы с доступом к системе и ее целостностью, клинической документацией, кодированием и выставлением счетов, которые могут привести к потенциальному несоблюдению федеральных и государственных нормативных требований и дорогостоящим ошибкам.Руководство знакомит медицинские организации с широко используемой COSO «Внутренний контроль — Интегрированная структура» и предоставляет дорожную карту по внедрению, чтобы помочь укрепить их общие структуры управления и внутреннего контроля. Концепция признана ведущим руководством для разработки, внедрения и проведения внутреннего контроля и оценки его эффективности.

    Пресс-релиз

    Руководство по внедрению для поставщиков медицинских услуг (2019)

    23 октября 2018

    COSO объявляет о руководстве по устранению экологических, социальных и управленческих рисков

    Комитет организаций-спонсоров Комиссии Тредуэя (COSO) и Всемирного совета предпринимателей по устойчивому развитию (WBCSD) сегодня выпустил окончательную версию «Руководства по применению» Управление рисками предприятия (ERM) для экологических, социальных и управленческих (ESG) рисков.»Это руководство, которое согласуется с широко принятыми COSO Управление рисками предприятия — интеграция со стратегией и производительностью предназначен для того, чтобы более четко сфокусировать риски и возможности ESG для основного бизнеса и других организаций по всему миру. Он разработан для повышения устойчивости организаций, поскольку они противостоят растущему распространению и серьезности рисков, связанных с ESG, от экстремальных погодных явлений до отзывов о безопасности продукции.

    Пресс-релиз

    Резюме

    Гуида нсе

    11 июня 2018

    COSO выпускает сборник примеров ERM

    Комитет спонсорских организаций Комиссии Тредуэя (COSO) сегодня объявил о выпуске важного дополнения к Управлению рисками предприятия — Интеграция со стратегией и эффективностью, с подробными примерами применения принципов из обновленная концепция ERM для повседневной практики.

    Новый Сборник примеров, созданный PwC под руководством Совета директоров COSO, признает связь между концепциями и приложениями ERM. Каждая иллюстрация в сборнике была разработана на основе отраслевых практик, выявленных в результате обширных исследований, включая интервью и тематические исследования.

    Пресс-релиз

    COSO Enterprise Risk Management — Интеграция со стратегией и производительностью: Сборник примеров

    24 мая 2018 г.

    Спонсоры COSO запускают программу сертификации ERM

    COSO объявляет о выпуске сертификата COSO Enterprise Risk Management.Программа предлагает специалистам в области стратегии, финансов, бухгалтерского учета, аудита, управления рисками и другим бизнес-специалистам возможность получить сертификат в COSO ERM Framework.

    Сертификат COSO ERM предназначен для профессионалов, которые играют роль в управлении рисками в организациях любого размера, консультантов, которые предоставляют консультационные услуги, связанные с управлением рисками предприятия, и членов совета директоров, которые обеспечивают надзор за управлением рисками предприятия.

    Курс предлагается только пятью организациями-спонсорами COSO: Американской ассоциацией бухгалтеров (AAA), Американским институтом сертифицированных бухгалтеров (AICPA), Financial Executives International (FEI), IMA (Институт управленческих бухгалтеров) и The Institute of Internal Аудиторы (ИВА).

    Пресс-релиз
    Программа сертификатов COSO Enterprise Risk Management

    фев. 7, 2018

    COSO, WBCSD выпускают новый проект руководства по экологическим, социальным и управленческим рискам

    COSO и Всемирный деловой совет по устойчивому развитию (WBCSD) выпустили на GreenBiz 2018 проект руководства по применению управления рисками предприятия (ERM) в экологической, Социальные риски и риски, связанные с управлением (ESG).Дополнительный проект Руководства разработан, чтобы помочь организациям во всем мире реагировать на растущую распространенность и серьезность рисков, связанных с ESG, от экстремальных погодных явлений до отзывов о безопасности продукции. COSO и WBCSD добиваются комментариев общественности по проекту Руководства и ранее выпущенному резюме до 30 июня 2018 г. Письма с комментариями могут быть отправлены по адресу риск@wbcsd.org. Консультационный опрос также скоро будет доступен на веб-сайте COSO.

    Пресс-релиз
    Предварительный проект руководства
    Предварительный проект руководства (для печати)
    Проект исполнительного резюме
    Проект исполнительного отчета (для печати)


    фев.1, 2018

    COSO назначает ведущего исполнительного директора по аудиту и управлению рисками Пола Собела своим председателем.

    COSO назначила Пола Собела, вице-президента и главного исполнительного директора по аудиту компании Georgia-Pacific LLC, своим новым председателем. Его назначение на трехлетний срок вступило в силу 1 февраля. Собел, CIA, QIAL, CRMA, признан ведущим экспертом в области корпоративного управления, управления рисками предприятия, соблюдения нормативных требований и внутреннего контроля. Он был избран председателем совета директоров из-за его обширного опыта, а также опыта работы в корпоративной среде и в фирмах, предоставляющих профессиональные услуги.Собел сменил Роберта Б. Хирта-младшего, который занимал пост председателя COSO с 2013 года.

    Пресс-релиз
    Bio

    23 января 2018 г.

    COSO, Проект выпуска WBCSD по экологическим, социальным и управленческим рискам

    COSO в партнерстве со Всемирным советом предпринимателей по устойчивому развитию (WBCSD) выпускает проект резюме нового передового руководства «Применение корпоративных рисков» Управление экологическими, социальными рисками и рисками, связанными с управлением.«Руководство поможет организациям во всем мире реагировать на растущую распространенность и серьезность рисков, связанных с ESG, от экстремальных погодных явлений до отзывов, связанных с безопасностью продукции. Подробная информация о периоде общественного обсуждения проекта исполнительного резюме и проекта полного руководства по применению будет доступно в ближайшие недели.

    News Rel Ease
    Краткое изложение
    Краткое изложение (для печати)


    Сентябрь.20, 2017

    COSO ищет нового председателя совета директоров

    Комитет спонсорских организаций Комиссии Тредуэя (COSO) подает заявки на занятие должности председателя совета директоров. Председатель отвечает за руководство COSO в выполнении своей миссии по обеспечению интеллектуального лидерства в области управления рисками предприятия, внутреннего контроля и предотвращения мошенничества. Кандидаты могут подать письмо о заинтересованности вместе с текущим резюме квалификации до даты закрытия заявки на вакансию октября.27, 2017.

    Пресс-релиз

    6 сентября 2017 г.

    Проблемы COSO Важное обновление ERM Framework

    Комитет спонсорских организаций Комиссии Тредуэя (COSO) выпустил долгожданную концепцию ERM: Управление рисками предприятия Интеграция со стратегией и производительностью .Этот новый документ основан на своем предшественнике, Enterprise Risk Management — Integrated Framework , одна из наиболее широко признанных и применяемых систем управления рисками в мире. Обновленная версия призвана помочь организациям создавать, сохранять и реализовывать ценность, улучшая при этом свой подход к управлению рисками.

    Пресс-релиз

    7 апреля 2017 г.

    COSO и WBCSD подписывают меморандум о взаимопонимании

    Признавая преимущества взаимного сотрудничества для своих членов и для бизнеса в целом, Комитет спонсирующих организаций Комиссии Тредуэя (COSO) и Всемирный деловой совет по устойчивому развитию (WBCSD) ) недавно подписал Меморандум о взаимопонимании (МоВ), направленный на совместную работу, чтобы помочь предприятиям выявлять и определять приоритеты вопросов, связанных с устойчивостью и управлением рисками предприятия.

    News Relea se

    Историк преодолевает пробелы в понимании забытых тропических болезней

    Историк Восточной Африки Мари Вебель преподает в Питте популярные курсы, такие как «Болезни и здоровье в современной Африке» и «История глобального здравоохранения».

    А в прошлом месяце она провела семинар по забытым тропическим болезням (NTD), который привлек исследователей со всего мира, что стало кульминацией ее стипендии для факультета глобальных исследований через Университетский центр международных исследований.

    Ее следующее начинание: обширное обучение в области эпидемиологии инфекционных заболеваний, медицинской паразитологии и борьбы с болезнями в качестве первого в истории стипендиата Фонда Эндрю У. Меллона Питта «Новые направления» — одного из всего 12 в стране.

    Обладая новым набором знаний, она стремится помочь изменить восприятие NTD, напрямую взаимодействуя с исследователями в области общественного здравоохранения и медицины.

    ДНТ, такие как лихорадка денге, проказа и фрамбезия, часто недостаточно изучены и в основном поражают самые бедные люди в мире.По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, они вызывают заболевания более чем у 1 миллиарда человек во всем мире.

    «Этот опыт позволит мне лучше, иначе, более изощренно задуматься об истории NTD», — сказал Уэбел. В идеале, по ее словам, полученные знания позволят ей написать новую историю NTD в глобальном здравоохранении, а затем провести этнографическую работу по программам ликвидации NTD в Восточной Африке.

    Карьера сотрудничества

    Хотя она доцент кафедры истории, а не наук о здоровье, Вебель не новичок в мире медицины.

    Она вспоминает, как в детстве на юге Иллинойса общалась со своим отцом, нефрологом. Ее мать — медсестра.

    О сообществе New Directions

    Стипендия Эндрю У. Меллона «Новые направления» предназначена для «оказания помощи преподавателям гуманитарных и гуманистических социальных наук, которые стремятся получить систематическое обучение за пределами их собственных областей, представляющих особый интерес».

    В рамках стипендии в течение следующих трех лет Уэбел будет записываться на курсы и практикумы в Питте и другом соседнем учреждении, в дополнение к завершению двух интенсивных программ Capstone.Некоторые из ее курсов включают эпидемиологию инфекционных болезней, биостатистику и медицинскую паразитологию.

    «Этот опыт позволит мне лучше, иначе, более изощренно задуматься об истории NTD», — сказал Уэбел. В идеале, по ее словам, полученные знания позволят ей написать новую историю NTD в глобальном здравоохранении, а затем провести этнографическую работу по программам ликвидации NTD в Восточной Африке.

    Стипендия также позволит Вебелу посещать ежегодные собрания Американского общества гигиены и тропической медицины и Стратегической и технической консультативной группы ВОЗ по NTD, чтобы получить представление о приоритетах исследований и о том, как практики понимают NTD как глобальную проблему здравоохранения.

    «Поскольку я вырос в семье врача, размышления о том, как люди переживают свое здоровье и болезнь, всегда были интуитивным способом для меня думать о более широких проблемах общества. Я понимаю опыт врачей и не думаю, что они заблуждаются », — сказал Уэбел. «Но я знаю, что есть место для сотрудничества».

    В начале 2000-х Уэбел работал в Национальном архиве в Вашингтоне, округ Колумбия, после получения степени магистра по истории культуры.

    Затем, по ее словам, на Вашингтон обрушился переносимый комарами вирус Западного Нила, в результате чего столица страны погрузилась в состояние паники. Вебель подключилась к ее исследованиям.

    «Я помню, как подумал, это не первый раз, когда округ Колумбия сталкивался с чем-то подобным; части округа Колумбия в 19 веке были малярийным болотом. «Наша амнезия была настолько сильной», — сказала она.

    «Я хотел найти способ привнести историю, которая, как я знал, актуальна, в современные разговоры о Западном Ниле и других трансмиссивных болезнях, поэтому я решил получить докторскую степень по истории тропической медицины.”

    Уэбел, работающая в Питте с 2014 года, исследовала исторические кампании против новых эпидемий сонной болезни, болезни, также известной как африканский трипаносомоз человека, в Восточной Африке, особенно с 1890-х годов до Первой мировой войны. Борьба с болезнями: сонная болезнь в Восточной Африке, 1890-1920 гг. »- результат этой работы. В нем исследуется, как африканское население повлияло на меры по борьбе с болезнями.

    В 2018 году Вебел применила свой интерес к междисциплинарной работе над проектом вместе с коллегами Майклом Дитрихом, профессором кафедры истории и философии науки Питта, и Матиангай Серлиф, доцентом Pitt Law, для разработки базы данных по исследованиям и тенденциям публикаций в области NTD.

    Цель их проекта, финансируемого Инициативой исследований в области социальных наук, — лучше понять рост глобальных рисков для здоровья и ответить на важные вопросы, например, откуда взялась идея «забытой тропической болезни» и какой цели она служит? Что на самом деле означают NTD с точки зрения влияния исследований и политических последствий — и как принимаются важные решения?

    «Вопросы, которые она задает, чрезвычайно важны для понимания современных событий и противоречий в области, характеризующейся идеалом« каждая болезнь сама по себе »», — сказал Питер Браун, профессор кафедры антропологии Университета Эмори в Атланте, где Уэбел закончил постдокторские исследования.

    И для того, чтобы Уэбел осознала переход от лабораторных исследований к реализации политики, чтобы затем внести свой вклад в глобальную практику здравоохранения, ей пришлось продолжать выходить за рамки своей области.

    «Если я собираюсь взаимодействовать с учеными и политиками по поводу NTD, особенно если я собираюсь повлиять на то, как они понимают различные проблемы, затрагивающие людей в Восточной Африке, и помогу интегрировать историческое понимание в текущие мероприятия… этого не может быть». «черный ящик» для меня больше, — сказал Уэбел.

    Итак, Уэбел решила подать заявку на престижную стипендию New Directions Fellowship, которая позволит ей тренироваться за пределами ее области знаний и налаживать новое сотрудничество. Вебел — первый преподаватель Питта, удостоенный этой чести.

    «Прием Марии на работу в наш отдел был таким захватывающим именно потому, что она обладает таким глубоким опытом как в истории Африки, так и в истории медицины и науки», — сказала Лара Патнэм, заведующая кафедрой истории Питта. «Это две области, где мы увидели много неудовлетворенного студенческого спроса.”

    «Мне больше всего нравится то, что я преподаю, — это то, что я привлекаю студентов со всех специальностей», — сказал Уэбел. «Наши беседы в классе — это действительно увлекательное исследование различных баз знаний».

    границ | Маски для лица во время пандемии COVID-19: простой многозначный инструмент защиты

    Введение

    Пандемия коронавирусного заболевания 2019 года (COVID-19) в настоящее время воспринимается как одна из величайших глобальных угроз не только для здоровья и благополучия населения, но и для глобальной экономической и социальной стабильности.Хотя первые два десятилетия третьего тысячелетия характеризовались кризисом — особенно экономическим спадом 2008 года и надвигающимся изменением климата — распространение вируса тяжелого острого респираторного синдрома коронавируса 2 (SARS-CoV-2), происходящего из Китая, дало вызывают самые резкие социальные и политические реакции. В их число входили столь же суровые меры, как и штатные, запрещающие гражданам покидать свои дома и фактически прекращающие всю социальную и экономическую деятельность (1). В Европе Италия была первой страной, официально обнаружившей присутствие COVID-19 на своей территории, и быстро приняла меры по сдерживанию его распространения (2–4).В течение нескольких недель эпидемия постепенно распространилась по Европе. Из-за новой ситуации и противоречивых мнений экспертов, в том числе представителей научного сообщества и Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), уровень угрозы, вызванной заболеванием, оказался неясным (5). Оценка предполагаемых рисков заболевания варьировалась в общественном дискурсе — некоторые считали его просто «более сильным гриппом»; другие проводили параллели с очень смертоносной вспышкой испанского гриппа в 1918–1920 годах, и многие просто не знали, чему верить.Тем не менее, большинство из них чувствовало новое и неприятное чувство уязвимости перед невидимой угрозой инфекции (то есть быть теми, кто находится в опасности) или быть заразным самим (то есть быть опасным).

    Принятие ряда мер общественного здравоохранения и гигиены; пожалуй, наиболее визуально заметным является ношение масок. Медицинское исследование использования масок в качестве средств индивидуальной защиты (СИЗ) от передачи SARS-CoV-2 было интерпретировано очень осторожно, и первоначальные рекомендации официальных лиц здравоохранения были противоречивыми (6).Совет ВОЗ был разработан, чтобы избежать ненужного патернализма и в то же время быть исчерпывающим при обсуждении различных медицинских аспектов использования масок. Тем не менее, он обновлялся несколько раз, переходя от первоначальных заявлений о том, что маски не должны носить здоровые люди, к постепенному принятию масок для лица как полезных для замедления передачи инфекции в сообществе. В частности, «… ВОЗ обновила свое руководство, сообщив, что для эффективного предотвращения передачи COVID-19 в местах передачи инфекции в общинах правительства должны поощрять широкую общественность носить маски в конкретных ситуациях и условиях в рамках комплексного подхода к подавлению SARS- Трансмиссия CoV-2 »(7).Постепенно использование лицевых масок было признано в научном сообществе подходящей мерой (8–12), по крайней мере, благодаря применению «принципа предосторожности» перед лицом острого кризиса (13, 14). С тех пор это подтверждается эмпирическими наблюдениями (15, 16).

    Различные, обязательные или добровольные, практики и противоречивые указания относительно целесообразности ношения лицевых масок были введены в затронутых странах. Вообще говоря, маски для лица были приняты как одна из мер по сокращению распространения COVID-19 по Европе, несмотря на то, что ношение масок в Европе не является обычным или привычным делом и часто ассоциируется со странами Азии (17).Социальным условностям и личным значениям использования лицевых масок уделялось относительно мало внимания. Его использование глубоко связано с социальными и культурными практиками, а также с политическими, этическими и связанными со здоровьем проблемами, личными и социальными значениями (18, 19).

    В этом исследовании нашей целью было рассмотреть три аспекта ношения лицевых масок: государственную политику, индивидуальное поведение и отношение, а также коллективный опыт затронутых сообществ. Чтобы лучше понять более широкое значение ношения маски для лица, выходящее за рамки (просто) предотвращения распространения инфекции, мы воспользовались опытом научной междисциплинарной сети Navigating Knowledge Landscapes — NKL (http: // knowledge-landscape.hiim.hr/), состоящий преимущественно из ученых из Европы. Сеть посвящена дальнейшим исследованиям по темам, связанным с медициной, здоровьем и обществом, и включает ученых, работающих в различных дисциплинах. В мае 2020 года мы пригласили членов НКЛ высказать свои соображения по этой теме, также основанные на их профессиональном опыте. Их попросили описать использование лицевых масок в их странах и представить свою субъективную точку зрения и / или точку зрения своего социального окружения.Впоследствии эти показания в рамках определенного временного окна (май 2020 г.), содержащие рассказы на лицевых масках от участвующих экспертов, были тематически проанализированы с использованием метода качественного описательного анализа (20, 21).

    Материалы и методы

    Приглашение высказать свое мнение о ношении лицевых масок было отправлено по электронной почте 97 экспертам, всем членам междисциплинарной исследовательской сети Navigating Knowledge Landscapes (NKL; http: //knowledge-landscapes.hiim.ч /). Приглашение было отправлено 11 мая 2020 года, а ответы собирались до 26 мая 2020 года (более 16 дней). Экспертов попросили представить одностраничное повествование, состоящее из четырех частей, оформленных следующим образом:

    • Часть 1: Какие правила приняты в вашей стране в отношении ношения лицевых масок? Каков будет общий подход к использованию масок в вашем районе (правительственные инструкции, доступность, соблюдение гражданами)?

    • Часть 2: Каково ваше личное / личное отношение и практика в отношении масок для лица? Если возможно, начните с хорошей практики и закончите тем, что вы считаете ошибками.

    • Часть 3: Как вы оцениваете поведение людей, с которыми сталкиваетесь? Маски для лица (или без масок) и межличностное взаимодействие. Опять же, начните с положительного и закончите отрицательным.

    • Часть 4 (необязательно): вы можете свободно говорить все, что вы считаете важным для практики вашего сообщества в отношении масок для лица.

    Двадцать девять ученых откликнулись (30% приглашенных), предоставив 27 статей (два из них были соавторами). Они были из 22 стран, 20 из Европы (Албания, Австрия, Босния и Герцеговина, Хорватия, Чехия, Эстония, Венгрия, Италия, Ирландия, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Сербия, Словения, Испания, Швеция, Турция, Украина, и Соединенное Королевство) и два из Азии (Китай и Южная Корея).Авторы представляли следующие академические дисциплины: биология (2), экономика (1), инженерия (2), информационные системы (1), право (1), медицина (6), философия (5), психология (1), и социология (10).

    Все участники в качестве экспертов имеют высшее образование (доктора философии, обладатели или кандидаты наук, студенты), и большинство из них работают в академических учреждениях и проводят исследовательскую деятельность в своих дисциплинах. Авторы этого исследования были среди соавторов.

    Отзывы были основаны на вышеупомянутых открытых вопросах и стиле повествования.«Маска для лица» использовалась как общий термин для всех типов покрытий лица, от хлопковых шарфов, изготовленных на заказ, до одноразовых хирургических масок и респираторов медицинского класса N95. Это было сделано для того, чтобы сохранить достоверность этих рассказов, не вдаваясь в подробности о медицинских или микробиологических особенностях различных типов покрытий для лица. Таким же образом сохранилось грамматическое или словарное использование носителей английского языка, для которых английский не является родным. Полученные материалы были собраны и опубликованы в виде цитируемого набора данных с открытым исходным кодом в репозитории Mendeley Data (22).

    Вклады были тематически проанализированы с использованием качественного описательного подхода (23). Мы выбрали этот метод, потому что он был направлен на «богатое описание явления, о котором мало что известно» [(23), с. 3] и был особенно полезен для поисковых исследований, таких как наше исследование. Для него характерно стремление придерживаться эмпирических данных вместо попыток дать более концептуальную интерпретацию рассматриваемого явления. Более того, открытые вопросы затрагивают различные аспекты одной и той же темы и позволяют сформулировать ответы, которые позволят респондентам определить, носят лицевые маски, в соответствии со своими личными взглядами (24).

    Что касается тематического анализа, мы разделили отзывы на три категории. Первая категория отражала ситуацию в стране респондента; подкатегории, которые нас интересовали, включали нормативно-правовую базу и ситуацию с поставками в каждой соответствующей стране. Вторая категория — это использование масок экспертами. Здесь мы, в частности, сосредоточились на том, сообщали ли они о том, что они носили (или не носили) маски, и в каких ситуациях, какой вид маскировки лица они использовали и какое значение они приписывали маскам (например,g., ношение маски как символа социальной сплоченности). В-третьих, мы классифицировали рассказы участников относительно практики и отношения к ношению масок, которые они наблюдали у других. Мы создали файл MS Excel, в котором собрали утверждения респондентов по этим различным категориям. На следующем этапе мы проанализировали данные на предмет закономерностей и повторяющихся тем. Мы искали различия и сходства в правилах и практиках, характерные для конкретных стран. Более того, мы также уделили пристальное внимание тому, как эксперты осмыслили свой опыт ношения масок и как были выражены затронутые вопросы (например,g., эксперты, ссылающиеся на народные сказки, метафоры или происшествия из прошлого). Представляя результаты нашего исследования, мы сосредоточились на темах, которые мы определили как распространенные в ходе индуктивного анализа, и контекстуализировали их на основе опубликованных исследований.

    Этика

    Повествования, проанализированные в этом исследовании, были предоставлены с полного согласия людей, которые их написали, и были доступны для общего доступа в качестве репозитория с открытым исходным кодом для исследовательских целей (22). Все авторы дали согласие на публикацию описаний в репозитории под их полным именем и принадлежностью, а также на их использование в исследовательских целях.Авторы были процитированы здесь под своими полными именами, в знак признания их авторства повествований и их вклада в сбор данных. Исследование получило этические одобрения от этических комитетов Эдинбургского университета, Шотландия, Великобритания, и Загребского университета, факультета хорватских исследований, Хорватия.

    Результаты

    Маска для лица, носимая из медицинских учреждений в общественные

    Использование лицевых масок — различных спецификаций в соответствии с требуемой степенью защиты / функцией — является частью СИЗ, необходимых в нескольких профессиональных видах деятельности, наиболее заметных в здравоохранении.Одна из участниц этого исследования, которая работает в сфере здравоохранения, рассказала о своем собственном опыте с точки зрения ухода за масками для лица от медицинских до коммунальных.

    « Как акушер-гинеколог, я использую эту маску, я считаю ее частью моей профессиональной жизни, и я пытаюсь убедить людей, что нет никакого способа рассматривать маску как врага, кроме как защиты. как и зонт от дождя, как пальто от холода — и как знак цивилизации, защищающей наши колледжи и людей вокруг.”[Юлиана Чаушу, Румыния]

    Контекстуальный перенос использования лицевых масок из медицинских учреждений в общественные места — это как раз тот аспект, который делает «внешний мир» очень похожим на научный аппарат. Это включает в себя измерение его успеха как характеристики социальной власти, основанной на точности научных прогнозов. Например, Латур (25) специально исследует публичный характер демонстрации Пастером эффективности процесса вакцинации животных, делая «пророчество» о том, что вакцинированный крупный рогатый скот на экспериментальной ферме выживет, в то время как другие инфицированные животные погибнут.Точно так же (анекдотично) очевидный успех использования масок для лица укрепляет веру в их полезность и эффективность:

    « Люди, работающие в магазинах, тоже использовали бы маски… Я вижу знакомые лица сотрудников во время блокировки, хотя они проводят все время в магазине с множеством разных покупателей, очевидно, они не болеют. Для меня это был серьезный обнадеживающий факт, что опасность не так велика, как это можно было увидеть из средств массовой информации ». [Сречко Гайович, Хорватия]

    Здесь стоит вспомнить значительное количество смертей недостаточно защищенных медицинских работников во время эпидемии COVID-19 в различных странах, в основном из-за отсутствия соответствующих средств индивидуальной защиты (26).

    Политика маски для лица

    После первоначальной путаницы вокруг полезности масок для замедления распространения пандемии COVID-19 появляется все больше научных доказательств в пользу ношения гражданами защитных покрытий, хотя рекомендации и законодательство в области общественного здравоохранения различаются от страны к стране. Недавнее исследование, проведенное в Германии, показало, что обязательный подход к ношению лицевой маски обеспечивает лучшее соблюдение требований, чем добровольный, и воспринимается как эффективная, справедливая и социально ответственная мера (27).

    Соответственно, в нашем исследовании политика страны, о которой сообщается, различалась по довольно широкому спектру подходов — от предписанных законом инструкций по прикрытию лица во всех общественных местах, подкрепленных финансовыми штрафами (например, подлежащими уплате штрафами), до только рекомендаций, официального безразличия , или совет против такой практики (Таблица 1). Нас интересовало, как эта политика связана с одновременной ситуацией с COVID-19, выраженной в виде общего количества и увеличения случаев заболевания на миллион человек в этих странах за период, когда эксперты внесли свой вклад.Мы наблюдали очевидную тенденцию, показывающую, что в странах с более строгими правилами эпидемиологическая ситуация лучше, чем в странах, где использование лицевых масок не является обязательным (Таблица 1).

    Таблица 1 . Восприятие официальной политики использования масок в мае 2020 г.

    В некоторых странах не требовалось предписывать политику в отношении масок, поскольку это было частью существующих устоявшихся привычек; Таким же образом не требуется штрафов, чтобы заставить людей мыть руки. В частности, после эпидемии атипичной пневмонии в 2003 году во многих странах Азии маски стали обычным явлением, используемым для защиты от сезонного гриппа и простуды.В Китае и Южной Корее они также используются для защиты граждан от загрязняющих веществ (17, 29).

    « В Южной Корее принято носить маску, чтобы не допустить ухудшения холода зимой и предотвращения распространения холода на других. Кроме того, поскольку желтая пыль из Китая и мелкая пыль стали очень серьезными, многие люди, особенно дети, носили маски даже до коронного кризиса. По этой причине у многих семей до коронного кризиса даже было много масок в своих домах.Лично я знаком с ношением маски, и я хотел бы носить ее, чтобы не причинять вред другим людям, так как я могу быть потенциальным пациентом ». [Дживон Шим, Южная Корея]

    Напротив, на Западе маски для лица редко используются в социальных сетях. Следовательно, из-за публичной видимости использования масок для лица маски для лица стали идеологическим символом в некоторых странах, с различными политическими установками, определяющими их адаптацию или неприятие (17). Политические разделительные линии были особенно очевидны в Соединенных Штатах, где президент отказывался носить маску до последних дней июля 2020 года, когда колеблющиеся числа опросов и рост числа случаев COVID-19 вызвали необходимость рекомендовать это устройство для защиты здоровья. (30).Так, в США и других странах граждане использовали маски для выражения своего мнения публично.

    « В начале пандемии использование масок имело политический подтекст: поскольку правительство не рекомендовало их использовать, их ношение даже считалось формой политических убеждений». [Иньиго де Мигель Бериайн, Испания]

    Публичное заявление, сделанное при ношении (или отсутствии) лицевой маски, не только затрагивало политические точки зрения, но также использовалось для передачи различных социально значимых заявлений, т. Е.д., указав этническую, религиозную или культурную принадлежность (31). Например, многие страны, которые до COVID-19 запрещали закрывать лицо в общественных местах, теперь санкционируют это, поддерживая идею о том, что прошлые запреты были мотивированы религиозными / культурными убеждениями (17).

    « Этические и моральные дилеммы уже возникли, особенно в странах, где проживают мусульманские меньшинства. Если вы запретите носить паранджу, закрывающую лицо, по соображениям безопасности, как бы вы справились с массовым использованием масок для лица? » [Генциан Вышка, Албания]

    Решение надеть лицевую маску — нелегкое.Традиционно маски для лица являются показателем политических убеждений и религиозных убеждений. Я считаю, что широко распространенное закрытие лица на публике является значительным культурным и социальным сдвигом в Ирландии ». [Сиара Хевин, Ирландия]

    «Носить лицевую маску или не носить лицевую маску, вот в чем вопрос…»

    Собранные рассказы показали, что участники имели четкую точку зрения на использование масок для лица и выдвинули аргументы в поддержку своих решений носить или не носить маски для лица.

    « Как только я выхожу из дома и оказываюсь в супермаркете или в общественных местах, я ношу маску. Однако я не ношу маску, когда гуляю по лесу. Я начала носить его еще до того, как это стало обязательным. Я считаю важным носить маски, особенно, чтобы не подвергать опасности других, например пожилых людей. Я считаю невыразимым, когда людей, которые носят маски, высмеивают те, кто их не носит. По крайней мере, это то, что случилось со мной вначале, до службы в масках … Многие думали, что люди в масках хотели бы защитить себя в первую очередь.Очень немногие думали, что люди в масках хотят защитить свою социальную среду ». [Мелике Сахинол, Турция]

    « Я лично считаю, что пока распространение вируса находится под контролем (как сейчас), нет необходимости делать маски обязательными. Лично я маску не носил (тоже не покупал), за исключением тех случаев, когда я посещал лечебное учреждение (предоставленное ими). Я должен также сказать, что никто из членов моей семьи не считается уязвимым населением.Если бы моя бабушка жила с нами, я бы подумал иначе ». [Кадри Симм, Эстония]

    Во многих рассказах был проиллюстрирован пример того, что индивидуальное использование не предназначено преимущественно для самозащиты человека, но решение было основано на отношениях людей с другими. Вопрос граждан «должен ли я защищать себя» превратился в «могу ли я защитить других?»

    « Я ношу одноразовые маски, понимая, что они защищают других от меня больше, чем меня от других.Я ношу их, чтобы продемонстрировать ответственное поведение и отношение к благу общества ». [Предраг Пале, Хорватия]

    Часто упоминался опыт взаимодействия с другими в отношении ношения лицевых масок, что указывает на важность социального контекста индивидуального поведения.

    « У меня были случаи, когда моя просьба держаться на расстоянии или правильно надеть маску рассматривалась оскорбительно или как признак недоверия…» [Кристина Насадюк, Украина]

    « Я надеваю его, когда иду в продуктовый магазин, потому что на ранней стадии пандемии женщина, работающая за прилавком, предупредила меня, что я подвергаю ее жизнь опасности, не ношу маски.«Очевидно, я не хотел снова рисковать с ее жизнью, поэтому купил одну из тех тканевых масок». [Ваня Копилаш, Хорватия]

    Однако многие свидетельства указывают на то, что маски использовались ненадлежащим образом. Риски для здоровья из-за неправильного ношения маски для лица представляют собой важный аргумент против использования масок в качестве меры общественного здравоохранения (32).

    «… 25% носили маски ненадлежащим образом на шее или закрывали только рот, но не носы. … Они не знают, как надевать маску, и когда они снимают маски, они касаются внешней стороны маски, что неуместно и неправильно.”[Изет Машич, Босния и Герцеговина]

    Также можно наблюдать много случаев неполного или мнимого соответствия. Например, люди носят маски, но надевают их на подбородок или полностью снимают, когда разговаривают с кем-то на улице или разговаривают по телефону. И все это спектакль, держать маски где-нибудь в пределах досягаемости на случай внезапного появления полицейских, которые действительно штрафуют за то, что не надели маску ». [Александра Глос, Польша]

    Это еще более усложняется в ситуациях, когда маски для лица были в дефиците (со временем запасы постепенно улучшались во всех исследованных регионах).

    « На ранних стадиях прогрессирования болезни ношение масок не было обычной практикой, в основном из-за полного отсутствия и сильно завышенных цен в магазинах». [Ростислав Белый, Украина]

    « Я не использую маску для лица. На ранней стадии эпидемии COVID-19 в Норвегии я понял, что доступные маски должны быть зарезервированы для людей, работающих в сфере здравоохранения и ухода ». [Анна Лидия Сваластог, Норвегия]

    « Я думаю, что самая большая проблема заключается в том, что маска была в дефиците в течение длительного времени, и что ее торговля не подлежала официальному ценообразованию, поэтому цены были неконтролируемыми … Маска была в дефиците, когда было объявлено о чрезвычайной ситуации. , но теперь он доступен во многих местах и ​​может быть получен на кассе почти в каждом продуктовом магазине, если кто-то начал делать покупки без него.”[Норберт Бузас, Венгрия]

    Нехватка масок вызвала всплеск творчества в производстве самодельных масок, и в Интернете и социальных сетях появилось множество учебных пособий по их изготовлению.

    « Нигде нельзя было подойти к маскам для лица. Типичная ситуация: правительство объявило постановление, но не предоставило средств для его выполнения. С рукоделием масок нам, рядовым гражданам, тоже нужно импровизировать в домашних условиях. Учитывая, что сразу же появились хищные спекулянты на войне, продавая маски, рукоделие масок в домашних условиях было даже не худшим решением.”[Франк Мали, Словения]

    « Хотя в первые недели не хватало масок и респираторов, было здорово, сколько людей проявили свои творческие способности. Это касалось не только текстильных многоразовых масок, но и дизайна и разработки респираторов с более высоким уровнем защиты. В основном они печатались на 3D-принтерах. Позже некоторые из одобренных типов были приняты более крупными производителями, и началось массовое производство ». [Lenka Lhotska, Чехия]

    Маска на стыке личной и социальной ответственности

    Помимо того, что восприятие риска формируется общественным дискурсом и социальными нормами, оно также имеет сильный личностный элемент.Некоторым людям кажется, что им все равно; другие довольно расслаблены, а некоторые более осторожны. Что касается COVID-19, сообщалось о противоречивых взглядах и эмоциях и даже о синдроме психологической ловушки, известном как «кабинная лихорадка» (то есть отсылка к длительной зимней изоляции в маленькой кабине) (33). Здесь ограниченная микросреда и карантин воспринимаются как безопасные места. Дополнительные проблемы были заметны во время перехода от фазы изоляции и начала так называемой «фазы 2» или «повторного открытия», когда людям снова разрешили покинуть свой дом.

    «« Конвивер », то есть« жить вместе с »вирусом — это выражение, используемое экспертами и СМИ для описания фазы 2, но это повествование может привести к весьма печальным результатам: как бы кто-то был рад, живя с субмикроскопическим существом. , что такое опасно? » [Люсия Мартинелли, Италия]

    На этом втором этапе возвращение к жизни с «другими» требует нового социального поведения / этикета в сочетании с усилением мер безопасности. Маски для лица становятся частью новых повседневных ритуалов: здороваться, вместе пить кофе и защищать друг друга.Роль сверстников в формировании поведения других значительна. Люди, не носящие маски, могут почувствовать давление со стороны сверстников, чтобы те подчинялись. Более того, был отмечен «коллапс между статусом , находящимся под угрозой , и , являющимся риском » (34–36).

    Лицевая маска, насколько я понимаю, сигнализирует об обоих положениях, в то же время, поскольку она не дает однозначного ответа: являетесь ли вы объектом риска или объектом риска? Сказав это, мое индивидуальное отношение к маскам для лица невозможно отделить от общественного признания и использования их.Поскольку неприменение масок для лица является нормой, я, скорее всего, буду интерпретировать их использование как отклоняющееся и вызывающее беспокойство. С другой стороны, если бы подавляющее большинство населения Швеции носило бы маски для лица, я бы, скорее всего, тоже стал бы носить маску для лица. Здесь начинается массовый эффект ». [Дженни Олофссон, Швеция]

    « Массовое использование масок среди албанских граждан… стало нормальным, хорошо принятым ритуалом выживания, реализуемым как социальное значение для« недопущения проникновения вируса ».Эта социальная сплоченность внутриличностных взглядов как «напугать вирус» и «страх врага» близка к групповому подходу «контроля и стабильности». Этот ритуал социальной сплоченности по отношению к «страху смерти» или «страху незнания» похож на психологический регресс, когда выживание индивида в значительной степени зависит от стада ». [Генциан Вышка, Албания]

    « Для меня, в отличие от других мер по сдерживанию распространения вируса, ношение масок является преимущественно символом социальной сплоченности и соблюдения правил, а не столько мерой эффективной защиты себя и других от инфекции.Несколько раз я видел, как кто-то без маски входит в супермаркет или метро, ​​мои первые мысли были о социальном отклонении и высокомерии игнорирования общепринятой практики, а не о риске заражения ». [Мирьям Пот и Барбара Прейнзак, Австрия]

    Индивидуальная и коллективная ответственность и доверие к институтам, а также к официальной оценке рисков и рекомендациям в отношении принятых мер имеют решающее значение для достижения определенной степени эпистемического согласия (37).Однако это, возможно, является более сложной задачей в оспариваемой среде «доверия к рекомендациям» (38), которая, вероятно, зависит от уверенности в общении (39), которой во время пандемии COVID-19 наблюдалось очень мало. Следовательно, принятие официальных рекомендаций варьировалось в зависимости от страны, культуры и политического контекста с некоторой степенью противоречия.

    « В целом, рекомендации правительства воспринимаются относительно широко, но очень неоднородно. Хотя совету правительства Шотландии доверяют больше, чем правительству Великобритании, в его реализации можно увидеть значительные различия поколений и культур … в мультикультурном обществе, таком как Шотландия, есть некоторые тонкие различия между людьми с разным культурным происхождением и традициями, которые либо более привыкли следовать более строгим правительственным инструкциям, либо принадлежат к культурам, где ношение лицевых масок является более обычным явлением.”[Матяж Видмар, Шотландия, Великобритания]

    « Наконец, в качестве анекдота, я хотел бы упомянуть недавний случай исключения оппозиционного депутата из Ассамблеи, потому что у него не было маски на лице, хотя премьер-министр, который предупреждал депутата, тоже не имел маски». [Зоран Тодорович, Сербия]

    Пандемия, похоже, также напомнила многим людям об ответственности человечества за сохранение всех живых организмов и, как признают Центры по контролю и профилактике заболеваний (40), что наше здоровье тесно связано со здоровьем всего организма. среда.

    « Мы должны видеть себя наиболее важными участниками и наибольшими бенефициарами общественного здравоохранения, поэтому мы должны прислушаться к советам экспертов — носить маску. Другими словами, в этой особой ситуации нам нужно работать с медицинскими экспертами, правительством, чтобы совместно построить безопасный, гармоничный и упорядоченный мир жизни с концепцией «Единого здоровья», а не сопротивляться ей или презирать ее ». [Би Ин Лонг, Китай]

    Маска для лица: новый барьер, влияющий на социальные отношения?

    Если мы предположим, что в ближайшем будущем мы привыкнем жить с пандемией или даже серией пандемий, в настоящее время мы разрабатываем новые нормы социального взаимодействия.Быть с другими людьми и получать удовольствие от их компании очень важно для нашего психического и физического благополучия. Как эти взаимодействия включают использование маски для лица? Как будет выглядеть общение в эпоху физического дистанцирования (т. Е. «Сохранения безопасного пространства между собой и другими людьми, не принадлежащими к вашему дому») (41)? Эти вопросы признаны особенно сложными.

    « Мы должны усилить идею о том, что маски для лица не устраняют (и даже не уменьшают) потребность в социальном дистанцировании, а также в отличной гигиене рук и дыхательных путей.Нам нужно избегать ситуации, когда маски для лица становятся оружием, которое может негативно повлиять на нашу борьбу с этим невидимым врагом ». [Сиара Хевин, Ирландия]

    « Я считаю, что преимущества масок для лица могут быть переоценены и приводят нас к ложному чувству безопасности, когда мы идем на необоснованный риск — например, прикасаясь к большему количеству предметов и пренебрегая мытьем рук или выходя на улицу при кашле или простуде. Поэтому я бы предпочел уделять больше внимания другим шагам, таким как обеспечение экранов и козырьков для работников, играющих общественные роли, и усиление защитных механизмов вокруг социального дистанцирования.”[Хелена Уэбб и Сью Зибланд, Англия, Великобритания]

    « С тех пор, как использование масок стало широко распространяться, люди, кажется, чувствуют себя в большей безопасности и, к сожалению, подвергаются большему риску, например, не поддерживают физическую дистанцию, назначают встречи с большой семьей и друзьями и т. Д.» [Хелена Мачадо, Португалия]

    Не все свидетельства в поддержку вышеприведенных оценок того, что лицевые маски вызывают (ложное) чувство безопасности. В недавнем исследовании, проведенном в пригороде итальянской Венеции, ношение маски оказалось визуальным фактором, усиливающим физическое дистанцирование в качестве меры общественного здравоохранения (3).В период с 24 февраля по 29 апреля 2020 года расстояния были измерены оператором, наделенным эксклюзивным сенсорным «поясом социального дистанцирования». Они были взаимозаменяемыми: «без маски», «в маске», «в маске сделай сам (сделай сам)», «в маске в очках» и «в маске сделай сам». Результаты показывают, что люди, как правило, держались ближе к человеку без маски, в то время как ношение маски увеличивало физическое расстояние. Этот парадокс объясняется рассмотрением внутренней социальной природы людей, которая отдает предпочтение социальному, а не антисоциальному поведению (3).Таким образом, ношение маски может превратить бессознательное социальное поведение в сознательное антиобщественное поведение.

    « Я считаю, что из-за необычности ношения маскировочных покрытий в общественных местах в Шотландии они не вызывают чрезмерного чувства« безопасности »при их использовании, скорее наоборот. Следовательно, с полным пониманием того, что доказательств защиты этой мерой нет, скорее, я надеюсь, что, надев маску для лица, я смогу напомнить (или даже удержать) других от нарушения правил социального дистанцирования.”[Матяж Видмар, Шотландия, Великобритания]

    Исследование

    Маркиори (3) также предполагает, что расстояние увеличивается с ношением лицевой маски, тем самым подтверждая важность визуальных стимулов как сигнала об опасности. Этот факт напомнил нашему коллеге Би Ин Луну древнюю китайскую сказку «Слепой, который зажигает фонарь во время прогулки в ночи», в которой предлагается «мудрое» толкование действия как взаимодействия альтруизма и собственного «я». -интерес (42). Когда люди спрашивали слепого, почему он нес большой фонарь, когда путешествовал ночью, он ответил, что, хотя день и ночь для него ничем не отличаются, ношение фонаря во время ночной прогулки было на благо всех.Для него фонарь обеспечивал защиту от других людей, позволяя им избежать столкновения с ним. Для других фонарь освещал их светом и позволял им ходить более безопасно.

    « В настоящее время мы должны познать мудрость выживания слепого в этой истории. Активное ношение маски не означает «я заражен вирусом», а скорее для защиты моего собственного здоровья. В то же время это напоминание другим о том, что мы все еще находимся в период кризиса; мы должны очень серьезно относиться к нашему здоровью и безопасности жизни.”[Би Ин Лун, Китай]

    Однако использование маски для лица может также иметь неблагоприятные системные эффекты:

    « Использование маски рассматривается как акт ответственности и альтруизма. Однако я замечаю, что люди в масках склонны избегать личного общения и сокращают время, в течение которого они разговаривают друг с другом. Они избегают смотреть на других ». [Хелена Мачадо, Португалия]

    Синтагматическое социальное дистанцирование проблематично, потому что оно символически трансформирует правило физического расстояния в подрыв или разрушение социальных связей.Маски для лица тесно связаны с этим подразумеваемым значением. Человеческое отчуждение как часть « режима COVID-19 » — причина того, что меня больше раздражают некоторые люди, сильно подчеркивающие необходимость в масках и физическом расстоянии, чем те, кто проявляет отсутствие интереса к личной защите от инфекции. ” [Рената Шрибар, Словения]

    В этих рамках институциональная коммуникация по вопросам здравоохранения играет решающую роль в мотивации граждан носить маски для лица и правильно их использовать (т.е., как с этим справиться и как прикрыть рот и нос), а также соблюдать физическое дистанцирование и гигиенические процедуры. Здесь решающую роль играет выбор рассказов должностных лиц системы общественного здравоохранения. Соответственно, в настоящее время часто избегают выражения «социальная дистанция». ВОЗ приняла «физическое дистанцирование», которое они определяют как соблюдение дистанции и избегание проведения времени в людных местах или в группах (43). В некоторых официальных советах используются более тревожные выражения, такие как «избегать всех ненужных контактов» и «ненужных контактов с другими» (44).Эти сообщения могут казаться авторитарными, вторгаясь в личное пространство того, что «ненужно» и о том, кто такие «другие» при рассмотрении социальных контактов и человеческих отношений.

    И наоборот, интересным примером мотивации правильного использования масок для лица является коммуникационная кампания «Per tornare tutti insieme a sorridere» [Чтобы снова улыбаться вместе], проводимая Министерством здравоохранения Италии (45). Это сообщение призвано вызвать чувство взаимной защиты и солидарности как среди родственников, так и среди незнакомцев.Мотивация имеет решающее значение, потому что, как мы продемонстрировали, маска для лица может восприниматься как физический и психологический барьер, особенно в странах, где закрывать лицо не является обычной привычкой.

    На самом деле, ношение маски затрудняет распознавание улыбки на вас и подтверждение невербального общения и эмоций, присущих выражению лица. Это ограничение было замечено при взаимодействии с пожилыми, хрупкими и когнитивными людьми / пациентами, общение с которыми во многом зависит от языка тела (46).Не только в этих контекстах, но и в отношении повседневной деятельности, особенно с незнакомцами, необходимы новые коммуникативные навыки, такие как прямой зрительный контакт (47) и телодвижения. Кроме того, для общения с людьми с потерей слуха были предложены специальные прозрачные маски (48). Поскольку страх заражения заставляет нас больше недоверчиво относиться к незнакомцам и даже к друзьям и членам семьи, для достижения того социального взаимодействия, к которому мы привыкли до пандемии, следует задуматься о новой демонстрации заботы и привязанности.

    « Когда я хожу и никого нет вокруг меня, у меня нет маски на рту и носу; однако, когда я подхожу к людям, я ставлю это правильно и улыбаюсь (глазами): я считаю это своего рода «приветствием и любезным кивком», способом сказать: «Я забочусь о вашем здоровье, не бойся меня, мы поможем друг другу ». Я считаю это посланием солидарности ». [Люсия Мартинелли, Италия]

    Обсуждение

    Хотя «простая» маска для лица не может считаться сама по себе сложным технологическим артефактом, ее системное использование в учреждениях здравоохранения, ее прошлое принятое использование в определенных социальных контекстах и ​​текущее значительное расширение ее применения к мерам общественного здравоохранения ( как подтверждается свидетельствами и литературой, изложенными выше), его можно рассматривать как грань серьезного научно-технического проекта.Важно отметить, что использование маски для лица в случае COVID-19 имеет очевидную медицинскую коннотацию, хотя маски для лица используются во многих профессиях для защиты рабочих от вдыхания пыли или вредных веществ. Фактически, многие типы масок, которые носят во время пандемии, поступают из немедицинских материалов (стандартная «фильтрующая маска» или модели FFP1 и FFP2). Однако именно маски медицинского уровня служат ориентиром для всех других (разновидностей) покрытий для лица.

    Ношение лицевых масок можно рассматривать в рамках практики распространения медицинской науки на «внешний мир», сделав поведение и ритуалы общества / культуры более похожими на научные (лабораторные) практики (25).Однако используемые при этом идеологические репертуары в значительной степени зависят от культурных различий между обществами, которые таким образом трансформируются, и их понимание может помочь контекстуализировать политические и социальные аспекты реализации этой меры общественного здравоохранения. Такое понимание может также служить ресурсом для введения других мер, а также распространения использования лицевых масок в средах, где это еще не принято. Короче говоря, маски для лица признаются как пограничные объекты, являющиеся посредниками между различными индивидуальными и коллективными идеологиями (31), и как таковые артефакты с четко выраженной политикой (49).

    Целью этого исследовательского исследования было понимание ношения лицевых масок с точки зрения государственной политики, индивидуального поведения и отношения, а также коллективного опыта затронутых сообществ. Основные результаты нашего исследования подчеркивают, что общественная и личная практика ношения (или не ношения) масок зависит от (1) индивидуального восприятия риска заражения, (2) личного понимания ответственности и солидарности, (3) культурных традиций и религиозный импринтинг и (4) необходимость выражения самоидентификации.

    Во-первых, даже для людей, которые могут не беспокоиться о своем здоровье и безопасности, ношение лицевой маски часто указывает на уровень заботы и уважения по отношению к другим. Решение о ношении лицевой маски опосредовано точкой зрения на полезность лицевых масок, основанной на научных знаниях и / или при отсутствии научного консенсуса также на политических убеждениях (17).

    Во-вторых, в собранных свидетельствах поведение других описывалось с точки зрения социальной ответственности и ритуалов социального взаимодействия, подчеркивая роль сверстников в формировании индивидуального поведения.Рассказы проливают свет на предполагаемый баланс между защитой себя и социальной ответственностью, подтверждая идею: «Если люди в масках защищают вас, разве не правильно, что вы должны защищать их в ответ?» (17). Однако это ведет к внутренним противоречиям в требуемых поведенческих изменениях. Взаимозаменяемость подвергается риску и представляют опасность особенно поразительна (34–36), что делает ношение лицевой маски одновременно актом личного интереса и альтруизма (42).Аналогичным образом, то, что раньше могло восприниматься как антиобщественное поведение, теперь может быть полезным для общественного благополучия (защита от пандемии) и, по сути, предпочтительным (3).

    В-третьих, наш анализ выявил, что многие страны, особенно в Европе, которые ранее запрещали закрывать лицо в общественных местах, теперь требуют их. Ношение лицевых масок пользуется разным уровнем признания в различных культурных, государственных и религиозных средах; однако даже в нашем исследовании мы смогли показать, что строгие правила соответствуют лучшей эпидемиологической ситуации (50).Более того, добровольная политика и недостаточное соблюдение могут быть восприняты как менее справедливые, позволяющие людям компрометировать эпидемиологические меры, в то время как обязательная политика кажется эффективной, справедливой и социально ответственной (27). Хотя маска может стать символом борьбы с вирусом или пренебрежения, остается спорным, кто и когда должен иметь контроль над использованием символа (51).

    В-четвертых, использование лицевых масок, предотвращающих распространение вируса, дополняется или даже улучшается за счет использования лицевых масок в качестве средства визуальной коммуникации во время изоляции и изоляции, обеспечивая новый способ общения во время пандемии.Это касается как политических заявлений в отношении государственных мер общественного здравоохранения, так и личного выражения повышения осведомленности, коллективной солидарности или просто как часть новой эстетики, связанной с пандемией.

    Мы надеемся, что это исследование поможет разработать новые подходы к более целостному подходу к пониманию и реализации поведенческих изменений среди граждан, а также предоставит новые модели невербального общения с учетом конкретных проблем, таких как инвалидность (46, 48).В недавних статьях подчеркивается необходимость разработки новых способов общения при ношении масок с помощью языка тела, особенно с точки зрения использования зрительного контакта для передачи эмоций (52, 53). Кроме того, есть возможность разработать новые этические основы для принятия коллективных и индивидуальных решений в отношении маскировки лица. Для лиц, определяющих политику в области здравоохранения, наше исследование подчеркивает, что публичные сообщения играют решающую роль в институциональной коммуникации по вопросам здоровья и что глубокие знания различных культур и этических норм, касающихся привычек в отношении здоровья, важны для информирования и разработки надежных информационных ресурсов и политики для граждан в условиях глобального здравоохранения. пандемия.

    Однако это исследование не было без ограничений. Мы признаем, что наша выборка все же является репрезентативной для группы интеллектуалов с более высоким уровнем образования, и поэтому данные не могут быть обобщены на все общество. Однако методы, которые мы применяли для сбора и анализа данных, соответствуют цели нашего исследования: изучить широкий спектр личных и социальных значений ношения масок в разных странах. Кроме того, наша выборка объединяет профессиональные и личные наблюдения экспертов в области здравоохранения и других экспертов, обеспечивая уникальный междисциплинарный взгляд на маски для лица.Хотя мы задавали стандартные вопросы, мы позволяли людям отвечать на них вольным стилем. Мы не просили наших авторов каким-либо образом изменять, объяснять или исправлять их повествования.

    Как показывают рассказы, во время кризиса COVID-19 противоречивая информация может повлиять на уровень воспринимаемого риска гражданами, что приведет к чрезмерному страху или отрицанию реальности пандемии (54). Достоверность и источник информации могут иметь решающее значение для содействия соблюдению гражданами правил и передовой практики ношения лицевых масок.В этом случае необходимость лучше информировать о сложностях (не) уверенности (39) может быть полезным уроком для должностных лиц общественного здравоохранения и экспертов, укрепляющих «рекомендательное доверие» к своим советам (38).

    С чисто медицинской точки зрения эффективность мер по сдерживанию распространения вируса не зависит от географического региона, в котором эти меры принимаются. Однако с точки зрения социальных наук индивидуальное и общественное здоровье всегда является неотъемлемой частью конкретного социального, культурного и политического контекста.Из-за этих влияющих факторов меры по охране здоровья и устройства имеют определенные значения, которые различаются в разных странах. Конкретное значение устройства, такого как маска, также влияет на то, как люди обращаются с ним и как они интегрируют его (или нет) в свои повседневные дела (55). В конечном итоге это означает, что изучение личного и социального значения ношения масок в различных контекстах также необходимо для оценки эффективности масок как меры общественного здравоохранения.

    В заключение, наше исследование указывает на необходимость глубокого понимания различных социальных, культурных, религиозных и этических соображений, касающихся привычек и отношения к здоровью во время пандемий. Дополнительные знания о разнообразных личных и коллективных представлениях о ношении лицевых масок имеют важное значение для разработки более эффективной коммуникации в области здравоохранения во время и после пандемии COVID-19.

    Заявление о доступности данных

    Наборы данных, представленные в этом исследовании, можно найти в онлайн-репозиториях.Имена репозитория / репозиториев и номера доступа можно найти ниже: http://dx.doi.org/10.17632/9s6fm7vdbc.1 (22).

    Заявление об этике

    Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены этическими комитетами Эдинбургского университета, Шотландия, Великобритания, и Загребского университета, факультет хорватских исследований, Хорватия. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании. Письменное информированное согласие было получено от человека (лиц) на публикацию любых потенциально идентифицируемых изображений или данных, включенных в эту статью.

    Взносы авторов

    LM, VK, SG, CH, HM, NB, MP и BP: разработали исследование. LM, VK и SG: выполнили сбор, систематизацию и анализ данных и написали первую версию рукописи. VK, MV, CH, HM, ZT, NB, MP и BP: внесли свой вклад в интерпретацию результатов и критически отредактировали рукопись. Все авторы одобрили отправку в журнал.

    Финансирование

    SG и VK выражают признательность Европейскому фонду регионального развития ЕС, конкурентоспособности и сплоченности оперативной программы, грантовому соглашению No.KK.01.1.1.01.0007, CoRE — Neuro, и присуждается Школе медицины Загребского университета за финансовую поддержку.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы благодарны факультету хорватских исследований Загребского университета за защиту докторской степени. плата за обучение в ВК. Мы благодарим Navigating Knowledge Landscapes Network за основу для исследования.

    Список литературы

    1. Никола М., Алсафи З., Сохраби С., Керван А., Аль-Джабир А., Иосифидис С. и др. Социально-экономические последствия пандемии коронавируса (COVID-19): обзор. Int J Surg. (2020) 78: 185–93. DOI: 10.1016 / j.ijsu.2020.04.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3. Маркиори, М. COVID-19 и парадокс социального дистанцирования: опасности и решения. arXiv: 2005.12446. arXiv [препринт] (2020).

    Google Scholar

    4. Мотта Занин Г., Джентиле Э., Паризи А., Спасиано Д. Предварительная оценка общественного восприятия риска, связанного с чрезвычайной ситуацией в области здравоохранения, связанной с COVID-19, в Италии. Int J Environ Res Public Health . (2020) 17: 3024. DOI: 10.3390 / ijerph27093024

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6. Chan KH, Yuen KY. Эпидемия COVID-19: развенчание вновь возникающих споров о медицинских масках с эпидемиологической точки зрения. Int J Epidemiol . (2020) 49: dyaa044. DOI: 10.1093 / ije / dyaa189

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Чу Д.К., Акл Э.А., Дуда С., Соло К., Яакуб и Шунеманн Х. Физическое дистанцирование, маски для лица и защита глаз для предотвращения передачи SARS-CoV-2 и COVID-19 от человека к человеку: a систематический обзор и метаанализ. Ланцет . (2020) 395: 1973–87. DOI: 10.1016 / j.jvs.2020.07.040

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9.Eikenberry SE, Mancuso M, Iboi E, Phan T, Eikenberry K, Kuang Y и др. Маскировать или не маскировать: моделирование возможности использования масок широкой публикой для сокращения пандемии COVID-19. Infect Dis Model . (2020) 5: 293–308. DOI: 10.1016 / j.idm.2020.04.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10. Ховард Дж., Хуанг А., Ли З., Туфекчи З., Здимал В., ван дер Вестхуизен Х. и др. Маски для лица против COVID-19: обзор доказательств. Препринты .(2020) 2020040203. DOI: 10.20944 / препринты202004.0203.v1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Кай Д., Гольдштейн Г.П., Моргунов А., Нангалия В., Роткирх А. Универсальная маскировка актуальна при пандемии COVID-19: модели, основанные на личностях и агентах, эмпирическая проверка, рекомендации по политике. arXiv: 2004.13553. arXiv [препринт]. (2020).

    Google Scholar

    12. Виола И.М., Петерсон Б., Писетта Г., Павар Г., Ахтар Х., Менолоаскина Ф. и др. Маски для лица, распыление аэрозолей и снижение риска передачи вируса. arXiv: 2005.10720. arXiv [препринт]. (2020).

    Google Scholar

    15. Лю В., Вехби Г.Л. Общественное использование масок и COVID-19: свидетельство естественного эксперимента с государственными мандатами в США. Health Aff. (2020) 39: 1419–25. DOI: 10.1377 / hlthaff.2020.00818

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18. Bavel JJV, Baicker K, Boggio PS, Capraro V, Cichocka A, Cikara M, et al. Использование социальных и поведенческих наук для поддержки ответных мер на пандемию COVID-19. Nat Hum Behav. (2020) 4: 460–71. DOI: 10.1038 / s41562-020-0884-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

    20. Дойл Л., МакКейб С., Кио Б., Макканн М. Обзор качественного описательного дизайна в исследованиях медсестер. J Res Nurs. (2020) 25: 443–55. DOI: 10.1177 / 1744987119880234

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21. ван дер Вестхуйзен, Х.М., Коце К., Тонкин-Крин С., Гобат Н., Гринхалг Т. Защитные маски для лица от covid-19: от медицинского вмешательства к социальной практике. BMJ . (2020) 370: m3021. DOI: 10.1136 / bmj.m3021

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. Мартинелли Л., Белый Р., Бузас Н., Чаусу И., Глос А., Хевин С. и др. Сборник рассказов о ношении лицевой маски, написанный членами научной ассоциации Navigating Knowledge Landscapes Network в мае 2020 года. Mendeley Data . (2020) V1. DOI: 10.17632 / 9s6fm7vdbc.1

    CrossRef Полный текст

    23. Брэдшоу К., Аткинсон С., Дуди О.Использование качественного описания подхода в исследованиях здравоохранения. Glob Qual Nurs Res . (2017) 4: 2333393617742282. DOI: 10.1177 / 2333393617742282

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Павоне В., Мартинелли Л. Цисгеника как новые биообъекты: биообъективация и биоидентификация в агробиотехнических инновациях. New Genet Soc. (2015) 34: 52–71. DOI: 10.1080 / 14636778.2014.998816

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25.Латур Б. Дайте мне лабораторию, и я подниму мир. В: Knorr K, Mulkay, M, editors. Под наблюдением науки . Лондон: Сейдж (1983). п. 141–74.

    Google Scholar

    27. Бетч С., Корн Л., Шпренгхольц П., Фельгендрефф Л., Эйтце С., Шмид П. и др. Социальные и поведенческие последствия политики масок во время пандемии COVID-19. Proc Natl Acad Sci USA . (2020) 117: 21851–3. DOI: 10.1073 / pnas.2011674117

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29.Ханстейн Ф.В., Эчегарай Ф. Изучение мотивов использования масок для загрязнения на выборке молодых людей в городских районах Китая. Глобальное здравоохранение . (2018) 14: 122. DOI: 10.1186 / s12992-018-0441-y

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31. Тамамото К.А., Руссланг Н.Д., Ан Х.Дж., Беттер Х.Э., Хонг РА. Общественное согласие с использованием масок для лица в гонолулу и региональных вариантах. Hawaii J Health Soc Welf . (2020) 79: 268–71.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    34.Хилгартнер С. (1992). Социальное конструирование объектов риска: или как вскрывать сети риска. В: Short JF, Clarke L, editors. Организации, неопределенности и риски. Боулдер, Колорадо: Westview Press (1992). п. 39–53.

    37. Кутроватц Г. 2 Доверие к экспертам: контекстные модели обоснованной эпистемической зависимости. Balkan J Philo. (2010) 2: 57–68. DOI: 10.5840 / bjp20102116

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39. van Harreveld F, Rutjens, BT.Влияние угрозы личному контролю на доверие к экспертам и неспециалистам, сообщающим о рисках. PsyArXiv [Препринт]. (2020). DOI: 10.31234 / osf.io / 8nq47

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    42. Де Доминичис С., Шульц П. В., Бонайуто М. Защита окружающей среды из корыстных соображений: альтруизм — не единственный путь к устойчивости. Front Psychol. (2017) 8: 1065. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.01065

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    49.Победитель, Л. Есть ли у артефактов политика? Дедал. (1980) 109: 121–36.

    Google Scholar

    50. Сью Фоджо Дж. Н., Пенгпид С., Фариа Е., Тханг В. В., Ахмед М., Дитекемена Дж. И др. Массовое маскирование как способ сдерживания COVID-19 и выхода из карантина в странах с низким и средним уровнем доходов. J Infect. (2020) 81: E1–5. DOI: 10.1016 / j.jinf.2020.07.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Штайер В. Маска-ловушка: от символа подготовки к символу небрежности — понимание неоднозначных отношений между лицевыми масками и лицами, принимающими общественные решения во Франции. Sociol Health Illn. (2020) 42: e19–24. DOI: 10.1111 / 1467-9566.13201

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54. Королевское общество. Маски и покрытия для лица для широкой публики: знания о поведении, эффективность тканевых покрытий и общественные сообщения . (2020). Доступно в Интернете по адресу: https://royalsociety.org/-/media/policy/projects/set-c/set-c facemasks.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.